• Новости
  • Заметки
  • Картинки
  • Видео
  • Переводы
  • Опергеймер
  • Проекты
  • Магазин

Разведопрос: Клим Жуков о власти в Киевской Руси

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Радио | Разведопрос - Клим Жуков | Разное | Семья Сопрано | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот

17.05.16




Ждёшь новых лекций Клима Жукова? Поддержи проект!

Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Клим Саныч, добрый день!

Клим Жуков. Добрый!

Д.Ю. В какие глубины исторической науки ты нас сегодня погрузишь?

Клим Жуков. Предлагаю хронологически. Вот мы закончили на начале феодальной раздробленности, теперь нужно поговорить, что на что феодально раздробилось.

Д.Ю. Так...

Клим Жуков. Ну и начать, как мне кажется, надо с нашего главного средневекового княжества – Киевской Руси. Соответственно, в узком смысле слова – Киев и то, что вокруг ему принадлежало непосредственно. И что там происходило.

А происходило там много интересного.

Д.Ю. Итак...

Клим Жуков. Во-первых, про историографию, кто что об этом писал. Писалось об этом очень много. Поэтому, не то что подробно, совсем не буду останавливаться. Об этом, если будет желание, нужно совсем отдельно поговорить.

Но тут есть одна важная черта. Потому что наша историография, начиная с Николая Михайловича Карамзина и Василия Осиповича Ключевского и заканчивая, наверное, Борисом Александровичем Рыбаковым, рассматривали и историю Киева, и вообще всю нашу историю с предельно москвоцентричных позиций или, если угодно, с петербургоцентричных. Потому что имелось постзнание, как исторический процесс развивался в итоге.

То есть сначала было призвание варягов на Северо-Западную Русь, оттуда варяжская династия переселилась в Киев, из Киева постепенно центр силы переместился во Владимир, внутри Владимирского княжества выкристаллизировалась Москва, ну а из Москвы уже выросли все мы – на 1/6 части суши. Именно в таком виде – абсолютно правильно.

Но. Когда мы рассматриваем процессы развитого Средневековья, то есть XII-XIII веков изнутри (и даже XIV-го, сейчас поговорим о более ранних временах – XII-XIII веках), то нужно понимать, что всё было, мягко говоря, совсем не так очевидно. Потому что центров притяжения на территории Руси и, соответственно, моделей социального развития (и экономического в том числе), существовало, наверное, 5 типов. И было совершенно непонятно, какой из этих типов в конце концов на нашей территории восторжествует.

Д.Ю. Что это были за типы?

Клим Жуков. Во-первых, самое вкусное – Киев, касательно сегодняшнего разговора, прибережём его на последок. Он номер один, но оставим его в конце.

Начнём со второго. Юго-западная модель, это, соответственно Галицко-Волынская Русь, Галичья Волынь. Которая характеризовалась постоянной борьбой очень сильных боярских кланов, которые были там в самом деле мощные, против князей, причём князья очень часто опирались на города. Ну и конечно бояре боролись и друг с другом тоже. При этом вся эта система была под постоянным внешним воздействием со стороны Венгрии и Польши. Соответственно, Венгрия и Польша были под ответным воздействием Галичьей Волыни, потому что юго-западные земли были, наверное, сильнее всего включены в европейскую политику, на южных и восточных границах Европы.

Третье – это без сомнения Полоцк и Смоленск. Потому что Полоцк — это вообще княжество, которое первым выделилось из состава русского государства. Там правила династия, как её звали в летописях и видимо, как они звали сами себя, Рогволодовы Внуки. Мы помним, что Рогволод, прибывший из-за моря, видимо, из Скандинавии, у него была дочь Рогнеда, на которой женился Владимир Ясно Солнышко. У него был сын от этого брака – Изяслав Владимирович, который стал первым полоцким князем. Причём, папа его не очень любил из-за внутрисемейных недоразумений и поэтому он его там оставил наместником, не дав хода по дальнейшей карьерной княжеской лестнице.

И полоцкая династия очень сильно выделилась сразу же. Потому что понятно, что первый князь был не Рюрикович, это был другой варяг – Рогволод, который таким образом, через свою дочь положил начало новой династии. Они всё время чувствовали себя несколько в стороне.

Плюс конечно – это самое западное положение, на границе с литовскими лесами, с Латгалией. И в общем на них не очень удобно было элементарно нападать физически и поэтому Полоцк существовал несколько отдельно. И вот Полоцк и потом Смоленск рядом сложили такую федеративную систему, потому что из-за литовского присутствия, Латгалии, верховная власть – князья, вынуждены были постоянно учитывать интересы всех: самых маленьких бояр, испомещённых на землю дружинников, дворян, всех городов...

Поэтому это федеративное устройство из очень мощного Полоцка и весьма мощного Смоленска, начало очень быстро дробиться. Выделилось Минское княжество, Витебское княжество и потом это всё вместе вошло надолго в состав Великого княжества Литовского.

Четвёртая модель и четвёртый тип развития – это конечно Новгород и Псков, Северо-Западная Русь. Где напрямую сложилась республика. Причём, республика — это конечно в нашем современном понимании, потому что нам так привычнее обозначать. Новгородцы сами себя без князя не мыслили никогда вообще, у них князь был всегда, им князь нужен был князь обязательно, потому что это был единственный гарант, который мог разрешить внутриновгородские споры. Новгород это была самая большая территория из всех русских княжеств и самая низкая плотность населения, потому что – очень суровые земли.

Мы все в данный момент находимся на территории Новгородского княжества.

Новгород назывался Господин Великий Новгород, это не красивость, это очень чёткая юридическая терминология, потому что "господином" называться мог только князь, а тут город называл себя "господином". Таким образом город брал на себя высшую легитимацию власти, он сам был князем. И поэтому город приглашал князя к себе, по своему желанию, то есть по желанию Вече – по собранию наиболее ответственных мужчин на селе.

Д.Ю. Наиболее ответственных, то есть сюда пускали не кого попало?

Клим Жуков. Если представить себе Новгородское Вече, точнее, все места, где оно могло бы происходить, туда население Новгорода, даже взрослое мужское, физически не умять. Поэтому понятно, что туда не то что допускали не всех, понятно, что это только лучшие люди, всегда.

Д.Ю. А кто такие лучшие люди? У кого деньги есть, я надеюсь?

Клим Жуков. В первую очередь, конечно, у кого есть власть – это выше денег.

Д.Ю. Войска и деньги.

Клим Жуков. Это войска, а отсюда – деньги. Понятно, что поначалу, пока Новгород был маленький, он же всё-таки рос, он не сразу стал таким огромным каким он стал в XIII веке, в конце XII века. Мужское вооружённое население в раннем Средневековье, в X веке, когда Новгород собственно появляется – в 930-ые года, в первой половине XI века, конечно свободное вооружённое население обязательно оказывало сильнейшее влияние на решения Вече, где естественно так или иначе первую скрипку правили бояре – самые лучшие люди.

Но потом Новгород разрастался, процент вооружённого населения в связи с феодализацией падал неминуемо, власть и сила переходила к профессиональным военным, которые естественно концентрировались вокруг военной аристократии, то есть вокруг бояр. Потом бояре, пользуясь опять же тем, что у них много мощи скопилось в руках, постепенно прибрали к рукам финансовую систему, торговлю и естественно уже в XIV веке говорили о Вече как о «собрании трёхсот золотых поясов».

Д.Ю. Ну то есть, всё как у нормальных людей – только авторитетные граждане имеют право вообще собираться и решения принимают тоже они.

Отвлекаясь ещё дальше, а как сам-то процесс проходил? Они что-то орали или голосовали?

Клим Жуков. Про Новгород мы отдельно поговорим.

Д.Ю. В двух словах.

Клим Жуков. В двух словах это выглядело, как в том анекдоте, когда царь Пётр рассказывает про иностранное диво дивное. Бояре бьют друг друга по шапке, кричат "Коньяку давай!", а царь Пётр говорит, что есть такое диво дивное европейское – голосование.

Вот там было настоящее голосование – кто голосистее орёт.

Причём, во многих случаях, у меня есть такое подозрение не только у меня), что уже до начала Вече было понятно, кто будет громче орать и за что. И что степень (это ступень, на которой находились высшие иерархии Новгорода, то есть это посадник, тысяцкий, архиепископ и так далее), к какому они прислушаются решению. Потому что понятно, что внутрибоярские кружки решали все вопросы заранее и потом просто на Вече выносили это в качестве системы легитимации их тех или иных постановлений.

Д.Ю. Зачастую выборы были фальсифицированы что ли?

Клим Жуков. С выборами там всё было довольно просто. Потому что кого бы ни выбрали в Новгороде, всегда выбирали богатого, очень богатого или супербогатого боярина. И иногда просто он менялся.

Д.Ю. На другого супербогатого.

Клим Жуков. Тот, кто становился на место посадника или тысяцкого, понятно что у него и его родственников карьера немедленно шла в гору.

Д.Ю. Взлёт ракетой.

Клим Жуков. Да. Там сразу оказывалась масса успешных бизнесменов, эффективных менеджеров...

Д.Ю. Собственников.

Клим Жуков. И не менее эффективных собственников. Конечно.

Д.Ю. Отвлеклись. Новгородская модель.

Клим Жуков. Пятая модель – северо-восток. Северо-восток Руси – это Владимиро-Суздальские земли. Опять же, так они называются довольно условно, потому что там большую роль играл Ростов Великий, потом собственно Суздаль, потом уже и Владимир. Там так или иначе столица была условная и по большому счёту – номадная, то есть перемещающаяся.

Вот тут совершенно специфическая форма устройства, потому что вторая по размерам территория после Новгорода, опять же, всё рядом. (Кстати, Рязань мы забыли, там же Рязань.) Очень суровый климат при этом. Очень много леса. То есть чтобы заниматься земледелием его нужно вырубать, для чего требуется в общем известная концентрация людских ресурсов, чтобы собраться и расчистить какую-то большую поляну под засев. Отсюда, когда требуется высокая концентрация людских ресурсов, неминуемо возникает субординация, потому что иначе ничего не выйдет.

Выгодным местом, в смысле земледелия, было так называемое Суздальское ополье, это такой внезапный регион лесостепи, где просто было весьма много плодородной незалешенной земли, там хорошие урожаи были всегда (и до сих пор неплохие урожаи). Вот там да, там было выгодно заниматься земледелием.

Плюс туда массово бежали люди с юга, из Галичьей Волыни, Черниговщины, Новгород-Северского княжества и Киева.

Д.Ю. Зачем?

Клим Жуков. От половцев. Да, и конечно от безостановочных стычек горячих родственников Рюриковичей, которые всё время делили там власть.

Д.Ю. Задрали уже всех, кого только могли, да?

Клим Жуков. Если мы посмотрим даже на название, на топонимику Владимиро-Суздальского княжества, мы обнаружим там, например, город Переславль-Залесский. А в южных землях мы обнаружим Переславль-Южный или Русский, который возник значительно раньше, чем Переславль-Залесский. Понятно, что люди, которые переселились на северо-запад из Переславля-Южного основали там ещё один Переславль. И таких совпадений довольно много. Это прослеживается и собственно в топонимике и в преемственности археологической культуры, которую мы видим.

Поэтому, когда нам наши друзья из независимой Украины и не менее независимой братской Белоруссии начинают нам рассказывать, что мы, москали, это такие сильно метисированные монголами финно-угры, монголоидный финно-угры всякие...

Д.Ю. Жидо-монголы, блин!

Клим Жуков. Жидо-монголы, чуваши всякие, мордва омерзительная.

Д.Ю. Это, как известно, с точки зрения укров, не люди, это очевидно.

Клим Жуков. Нельзя забывать, что самое горячее участие в метисации местных жидо-мордвин московских принимали собственно укры, которые от собственных правителей бежали в панике почему-то сюда.

Так вот, в связи с массовым переселением, ну как массовым, оно было в самом деле широко представлено – движение на северо-запад просто можно называть второй колонизацией, как сначала, помнишь, мы говорили давно о переселении и о расселении вообще славян, мы тоже имели первую волну славян, которые уходили на север. Казалось бы, тут плохо. А оказывается, тут просто можно жить. Не шикарно, но просто – жить. Потому что там на юге очень много горячих и злых людей. И если ты не хочешь находиться постоянно в состоянии какой-то войны, то тут у нас в лесах оказывается, в общем, оказывается нормально.

Д.Ю. Ключевое слово – жить. Потому что там можно и не жить.

Клим Жуков. Да, справедливо.

Так вот. Нормально устроиться при довольно суровом климате, при бедности пахотных земель можно было одним способом – при помощи центральной власти. Естественно, центральная власть так просто никого устраивать не будет. У нас население, которое поступало на северо-восток в силу миграции, в силу прямых захватов, потому что князья Владимира и Суздаля постоянно воевали, оно переходило в более низкое социальное состояние – из людей, людинов, русинов, славен в смердов.

Мы помним по Русской правде жизнь человека, людина, т.е. свободного общинника оценивалась в виру 40 гривен, а смерда – в 5 гривен. То есть в 8 раз.

Д.Ю. Серьёзное понижение.

Клим Жуков. Очень серьёзное понижение. Но, судя по всему, потому что не прекращался этот поток, в общем оказаться смердом во Владимире было не так плохо. Потому что свободным общинником где-то под Киевом можно было запросто отбросить копыта, под половецкими саблями или ещё хуже – оказаться где-то в Крыму на невольничьем рынке.

Поэтому, опять же, отсюда возникает что. Традиционный патернализм, упование на помощь центра, на то что князь поможет. В общем, все коренные черты, которые мы так или иначе видим в последствии в…

Д.Ю. Во всех нас.

Клим Жуков. Во всех нас. Да, совершенно справедливо.

И там конечно было относительно слабое боярство. Просто потому что очень мало пахотной земли, невозможно никуда сбежать от князя, чтобы зажить своим хутором, шикарным, и отлично существовать без него. Поэтому так или иначе, это конечно упрощённо, но приходилось концентрироваться возле князя и вместе с ним что-то делать.

И князь, вообще первый на Руси, именно владимиро-суздальский князь стал именовать себя государем. А государь — это тоже очень точный термин, именно юридический, потому что «государь» — это именно то, как именовали холопы своего господина, то есть – рабы. Он требовал, чтобы его называли государем.

Д.Ю. А этимологически, это что такое «государь»?

Клим Жуков. Господарь, господин только именно в такой форме. Потому что «господин» — это обращение более низкого звена, государь – это уже дистанция почти максимальная.

Д.Ю. Напрашивается аналогия. На украинском языке (который меня в детстве заставляли принудительно учить в рамках борьбы с украинством в советской школе) он называется «господарь», а хозяйство называется «господарство». То есть речь идёт про хозяина… и тут мы тоже видим отголоски… В известных местах у нас «хозяин» …

Клим Жуков. Первым такое обращение ввёл Андрей Юрьевич Боголюбский, наш знаменитый персонаж русской истории. И вообще он оказался очень похож на Ивана Грозного.

Д.Ю. Вот ведь.

Клим Жуков. Причём, если сличить их реконструированные Герасимовым, нашим знаменитым антропологом, портеры, оказывается, что они похожи не только делами, но и лицами очень похожи.

Д.Ю. Я надеюсь, Фоменке это не показывали?

Клим Жуков. Ой, нет.

Д.Ю. Он ведь может подкрасться, блин. Клим Жуков. Мда.

И вот, Киев. У нас модель номер один. Это Южная Русь – собственно, Киев, Чернигов, Новгород-Северский, Переславль Русский. Там очень специфическое конечно было устройство.

Во-первых, это очень мощное боярство, которые по сути были такими князьями в миниатюре, а иногда и не очень-то и в миниатюре. Причём, оно было, судя по всему, и местным, славянским, то есть древней родоплеменной аристократией, и собственно, пришлой аристократией, которая двинулась сюда с севера, вместе с потомками Рюрика – с Олегом, с Игорем и так далее. Так как там очень хорошая земля.

Д.Ю. То есть картина противоположная, там как раз наоборот.

Клим Жуков. Совершенно противоположная картина.

Д.Ю. Можно было пухнуть сидеть, да.

Клим Жуков. Да. И более того, это было на какой-то момент напрямую выгодно князю, потому что чем больше людей ты притянешь к себе на территорию, тем больше элементарно у тебя будет запахиваться земли, тем больше тебе лично будет с земли дань. Соответственно, в твои личные княжеские земли потечёт больше людей, в качестве смердов или напрямую холопов и твой личный княжеский домен будет богаче.

В этой связи князь очень зависел от бояр. Потому что бояре представляли собой, как старшая дружина, в данном случае не просто офицерство, как например где-нибудь в Новгороде или во Владимире, но и основных поставщиков воинских контингентов, видимо. Как это происходило, расскажу потом, но просто нужно пока это отметить.

И что важно. Киев, как мы знаем, в начале феодальной раздробленности, то есть в 1097 году, во время Любечского съезда князей не получил собственной княжеской династии. Оставаясь таким образом ценным призом для всех желающих.

Понятно, что была установлена довольно чёткая лествичная система наследования, принцип сеньората, когда старшему переходит в роду, не старшему сыну, но к старшему в роду. Но опять же, как мы уже говорили, вся эта система трещала по швам под ударами булав и мечей. Опять же, как это происходило скоро поговорим.

И при том, что князь постоянно сменялся и с ним естественно сменялась его дружина, с пришлыми боярами. Понятно, что у каждого князя были ещё и свои бояре, которые лично от него зависели. Но местное-то боярство оставалось. Они никуда не сменялись, они вот тут сидели, и сидели дальше. Новый князь приходят, они на него смотрят и говорят, давай-давай, ты тут ненадолго. И кстати, имели все основания так считать.

Поэтому в Киеве было очень сильное Вече, конечно не такое сильное, как в Новгороде, далеко не такое. Но всё равно – это была одна из мощнейших вечевых систем вообще на Руси.

Киевляне, как мы знаем по летописям, умудрялись князей изгонять и даже убивать периодически. Опять же, какие это были киевляне. Это были далеко не все киевляне. Потому что, когда несколько начётнически понимаемый марксизм, проповедуемый некоторыми представителями советской историографии, представлял любое восстание в Киеве, как классовую борьбу, нужно понимать, что далеко не всегда это было так. Это очень часто была внутриверхушечная борьба.

Так вот, необходимо сегодня остановиться подробно на Киеве. Потому что повторяюсь, Киев это был мать городов русских, метрополия, значимость которого не падала ниже определённого предела никогда, вплоть до пришествия монгол. Это самый большой и самый богатый город Руси, вокруг которого концентрировалась земля с максимальной плотностью населения и максимальной плотностью городской застройки, то есть укрепленных поселений.

И сначала нужно поговорить, в общем о довольно занудной вещи на первый взгляд, это о смене князей на киевском престоле. Их там сменилось за то время, о котором мы будем говорить, то есть до первого знакомства с монголами на реке Калке в 1223 году, сменилось там много. Сразу говорю, что, наверное, все эти самые Святославичи, Вячеславичи, Ярополчичи и прочие, наверное, навязнут на ухе как лапша, но просто постарайтесь понять, почему это важно.

Потому что Киев, ещё раз повторяю, это главный город Руси, на который претендуют все основные персонажи, которые вообще есть в истории того времени, и просто смотря на то, кто сидит на киевском престоле, это как такой срез общества всей Руси: кто куда двигается, почему, кто с кем в ссоре, кто с кем в союзе. Наконец, кто сильнее всех. Это всё мы видим просто, изучая тех князей, которые оказались на киевском престоле, как надолго они оказались, и кто кому был родственник.

Поэтому начнём мы со смерти Мстислава Великого, как говорили, в 1132 году. Мстислав Владимирович Великий, он же Харальд скандинавских хроник, скончался и именно с этого момента начинается условная дата феодальной раздробленности Руси, потому что именно Мстислав Великий был последним князем, который смог надолго, на всё время своего великого княжения, собрать почти всю Русь под собой, не допуская её развала. Вот как только он исчез, наступило то, о чём мы сейчас конспективно поговорим.

Сразу говорю – строго конспективно, потому что иначе мы будем говорить об этом неделями. Мне хотелось бы, конечно, но у нас впереди ещё очень много интересного.

Д.Ю. То есть это что же получается – опять вождь помер, наследника не подготовил…

Клим Жуков. Тут дело не в этом. Наследников он подготовил много. Но тут дело, в первую очередь, в экономической ситуации, которая не позволяла и для которой напрямую была вредна максимальная консолидация земель. Почему, тоже объясню. То есть, казалось бы, всё раздробилось и вот на этом этапе исторического развития это было несомненное благо.

Д.Ю. Двинем дальше. Так…

Клим Жуков. Итак.

Номер один – Ярополк Владимирович (1132-1139). Сын Владимира Мономаха, как несложно догадаться, младший брат Мстислава Великого. С 1114 года княжил в Переславле Русском и после смерти брата, без всякой борьбы оказался на великокняжеском столе. Что удивительно, умер своей смертью в 1139 году.

Номер два – ему наследовал Вячеслав Владимирович, тоже брат Мстислава Великого и сын Мономаха. После того, как отец его в Киеве вокняжился в 1113 году, он сам оказался в Смоленске. К 1127 году во время правления Мстислава – в Турове. Потом уже Ярополк Владимирович перевёл его в Переславль, на своё место. Потом он вернулся снова в Туров, где подрался со своим племянником Изяславом и выгнал его оттуда. А после смерти Ярополка в 1139 году оказался на киевском столе. Но просидел он там очень недолго – всего месяц. Откуда его выкинул черниговский князь – Всеволод Ольгович. Ему пришлось снова бежать в Туров.

Ольгович – это представитель династии Ольговичей, это черниговская новгород-северская династия, ещё одни важные претенденты на великое княжение киевское. Они буквально там рядом находились. Просто Чернигов и Киев – это совсем неподалёку. И вот они-то как раз и будут одни из основных соперников за великое княжество киевское.

Итак, сын Олега Святославича, внук великого князя киевского – Святослава Ярославича, собственно, сына Ярослава Мудрого. С 1127 года княжил в Чернигове и в марте 1139 года, после того как умер Ярополк Владимирович, выгнал из Киева его брата Вячеслава и занял княжеский престол. Умер, опять же, своей смертью в 1146 году. Относительно долгое княжение получилось – 7 лет.

Четвёртый – Игорь Ольгович. Это опять же, внук Святослава Ярославича и брат Всеволода. После Всеволода он по лествичному праву переместился в 1146 году на трон, но его сверг князь Переславля Русского – Изяслав Мстиславич. Его поддержали активно киевляне, как раз на Вече.

Несчастному Игорю Ольговичу вообще очень не повезло, потому что ему пришлось бежать, скрываться на болотах, но его схватили, привезли в Киев и бросили в поруб. (Кстати, один поруб найден археологически. Когда будем говорить о Новгороде, я даже покажу картинку. Очень страшная штука.) Так вот, его бросили в поруб, он там заболел, через некоторое время его освободили, но потом его опять киевляне достали и убили.

Вот так было опасно быть великим князем.

Пятый – Изяслав Мстиславич (1146-1149). Опять же, сын Мстислава Владимировича Великого. Сперва был князем Полоцким, потом Туровским, потом княжил во Владимире-Волынском, потом в Переславле. И после смерти Всеволода Ольговича в 1146 году сверг своего брата – Игоря Ольговича, как раз именно он его сверг, после чего тот вынужден был бежать на болота. Но в 49 году XII века был разбит под Переславлем Юрием Долгоруким, известным нашим князем, памятник которому стоит в Москве теперь.

Собственно, Юрий Долгорукий. В первый раз (подчёркиваю – в первый раз) сел на великое княжение киевское в 1149 году. Он был также сыном Владимира Мономаха, братом Мстислава Великого. Был долго Ростово-Суздальским князем, потом оказался, как я уже говорил, после войны на киевском престоле, но в 1150 году, ровно через год после описываемых событий узнал, что Изяслав собирается вернуться в Киев с войском и просто сбежал оттуда.

Вячеслав Владимирович в 1150 году оказался на киевском престоле второй раз. После того, как Всеволод Ольгович был свергнут в 1139 году, как мы помним, оказался Вячеслав Владимирович в городе Турове, потом недолго княжил в Переславле, потом снова в Турове и в 1149 году объединился с Юрием Долгоруким, как мы уже видели, изгнал с его помощью Изяслава из Киева и Юрий, хотел уступить Киев Вячеславу, но бояре настояли на том, чтобы Вячеслав сел в Вышгороде. А Вышгород — это очень важный город для Киева, это его северные ворота. То есть любое вторжение, которое происходило на киевскую землю, рано или поздно приводило именно в Вышгород, после чего собственно, после удачи или неудачи, было понятно, пойдут дальше на Киев или нет.

Когда в 1150 году Изяслав объявил мобилизацию и вместе со своими «погаными», т.е. – степняками-язычниками, которые находились на службе у Киева, пошёл на столицу и Юрий Долгорукий бежал, о чём мы как раз говорили немного выше.

Д.Ю. Многие не в курсе, что по латыни «поган» – язычник.

Клим Жуков. Поган – это собственно, язычник. Да. И «свои поганые» – это «свои язычники» значит. Они же «чёрные клобуки» русских летописей. Видимо, там кто-то любил чёрные плащи. Бог его знает.

Д.Ю. «Ужас, летящий на крыльях ночи».

Клим Жуков. Но, кстати говоря, чёрные клобуки это был очень мощный фактор внутренней киевской политики, потому что они держали очень серьёзный город Торческ, один из самых больших в Киеве, постоянно находились на южном порубежье Киева, прикрывали город от половцев и играли важнейшую роль в поставлении или свержении князей зачастую.

Номер восемь – Изяслав Мстиславич оказывается на киевском столе во второй раз.

Д.Ю. Карусель какая-то безумная просто…

Клим Жуков. Это только начало.

В 1150 году оказался он в городе Киеве, как мы уже поняли, Юрий Долгорукий бежал из города, но княжеский престол-то занял Вячеслав Владимирович. В том же году Юрий Долгорукий объединился с Давыдовичами и Ольговичами, пошёл на Киев, с другой стороны двигался его галицкий союзник – Владимир Володаревич. И Изяслав срочно позвал дядю – Вячеслава Владимировича из Вышгорода, на помощь.

Двигался он против галичских войск, собираясь сначала разбить одних, потом – Юрия Долгорукого с коалицией. Но ничего не получилось, его разгромили в битве на реке Ольшаница, он отступил в Киев. Ну и вскоре бежал во Владимир, а Вячеслав – в Вышгород опять, откуда собственно начал. У него сработал save видимо – откатил версию…

Юрий Долгорукий – на престоле киевском во второй раз, в 1150-1151 году. После того как он сбежал из Киева в первый раз, оказался он вместе с Давыдовичами, Ольговичами и Володаревичами на киевском столе, но Изяслав Мстиславич, которого только что буквально выкинули, заручился помощью венгров, короля Геза II. И в 1151 году выкинул из Киева уже Юрия Долгорукого.,

И номер десять – это сразу дуэтом правили, сладкая парочка: Изяслав Мстиславич и Вячеслав Владимирович – оба в третий раз. Как соправители он правили, было у них двоевластие. Изяслав княжил, причём, до своей смерти – до 1154 года.

После этого была попытка из Чернигова. Изяслав Давыдович, это одна из ветвей династии Ольговичей, о которых мы говорили – чернигово-новгород-северских князей. Но Вячеслав Владимирович не дал занять ему престол, пригласил сам на сокняжение смоленского князя – Ростислава Мстиславича и также они некоторое время вместе правили. Некоторое время – это было тоже, по-моему, полтора месяца, потому что Вячеслав тоже умер. Непонятно, сам или как-нибудь ещё…

Д.Ю. Могилки есть, нет?

Клим Жуков. Там сложно всё с могилками. Некоторых князей могилы обнаруживают, немедленно сдают, вернее, сдавали Герасимову, потом его ученикам, их немедленно восстанавливают, как они выглядели. Физиономии были, доложу я вам, те ещё…

Д.Ю. А там чего-нибудь пилят на ДНК, чтобы родство установить – кто там чей кум, брат, сват?

Клим Жуков. Боюсь сейчас соврать.

Номер одиннадцать – Ростислав Мстиславич. Это сын Мстислава Великого. К тому времени уже очень возрастной мужчина. Как раз основатель смоленских Ростиславичей, его дети и родственники потом дали одну из мощнейших династий вообще всего древа Рюриковичей.

После того, как Вячеслав Владимирович скончался, стал единоличным хозяином княжества. Но сразу же против него выступил Юрий Долгорукий.

Д.Ю. Не растерялся.

Клим Жуков. Вместе с черниговским князем Изяславом Давыдовичем, который был его многолетним союзником.

Под Черниговым Ростислава били, он бежал в Смоленск, а Киев вместо Юрия занял Изяслав Давыдович. Потому что, союзник-то он был союзник, но не упускал выгоды. И в 1154-1155 году правит Изяслав Давыдович. Он правил довольно мирно, не то, что мирно – его убить не смогли, он сам умер.

И после этого, в третий раз на престол Киева взошёл Юрий Долгорукий. После смерти Изяслава Мстиславича, Вячеслава Владимировича, после неудачной войны (неудачной для Юрия) с Ростиславом Мстиславичем, оказался он вне Киева. Но Изяслав Давыдович, зная, что Юрий Долгорукий — это очень непростой человек, Киев ему отдал сам и ушёл в Чернигов. Где, собственно, как я говорил, умер своей смертью.

И вот в третий раз Юрий Долгорукий оказывается на киевском престоле, 1155-1157 годы. Это собственно, была его последняя попытка, три года он правил и скончался в Киеве своей смертью.

После чего, второй раз на киевском престоле оказывается Изяслав Давыдович. Собственно, после смерти Юрия Долгорукого захватил великокняжеский престол. Началась междоусобная война против волынского князя Мстислава Изяславича и галицкого князя Ярослава Осмомысла (ещё одного знаменитого князя русских летописей, он тоже прямо скажем, со школьной скамьи у многих на слуху).

Д.Ю. Хочется задать вопрос – в ходе смены этой власти, там друг друга напряжённо резали всё время, нет? Это ж военным путём захватывалось?

Клим Жуков. Иногда военным, иногда – мирно. Как мы видели. Иногда вполне мирно, и, если мирно – я не думаю, что там кто-то кого-то резал. А во время военных столкновений (которые проходили как правило вне Киева), вот они все выезжали, это абсолютно была такая рыцарская война, усилиями кавалерийских дружин решали, кто будет править в Киеве, приезжали в Киев, садились на престол и там правили. И в общем, местного населения, конкретно эти вот разборки, очень мало касались.

Другое дело, что периодически они, князья, приводили с собой половцев, вот тогда это касалось всех, прям очень сильно. Но долгое время, повторюсь, это были нормальные внутрифеодальные войны, которые никак вообще не касались никого. Ну если вдруг у тебя, вот эта конная лава, прям в деревню твою не врежется, что тоже нельзя исключать, что тоже могло такое быть. И там затопчут каких-нибудь трёх гусей и одну свинью и бабку Пелагею, не дай бог, тогда – конечно, тогда трагедия.

Итак, Изяслав Давыдович в ходе начавшейся междоусобной войны против волынян, галичан и пересолницкого князя Владимира Андреевича потерпел поражение под Белгородом. И Мстислав Изяславич, ещё один из представителей династии Мстиславичей, оказался в 1158 году на киевском столе. Понимая, что сам он полноценно править Киевом не сможет, пригласил старшего родственника в роду – Ростислава Мстиславича, и после переговоров сам уступил ему престол. Вот так тоже бывало. Как-то понял, что штанга слишком большого веса, не взять вес ему…

И Ростислав Мстиславич второй раз оказался на киевском престоле, где правил довольно долго – 1159-1161 годы. Это для киевского престола вообще результат серьёзный. После того как Изяслав потерпел поражение под Белгородом и бежал из Киева, Ростислав оказался на престоле, но в 1161 году Изяслав снова собрал войско и двинулся к Киеву, после чего Ростислав бежал прочь из Киева.

И Изяслав в третий раз оказался на киевском престоле, в 1161 году.

Д.Ю. Кличка – «Настырный» …

Клим Жуков. Это не он настырный. Я потом расскажу, кто настырный… он так… довольно средний результат показал в настырности.

Ростислав сбежал в Белгород. А Белгород – это второй по значимости город киевской земли. И по значимости, и по размерам второй, это как раз южные ворота в киевские земли, самый мощный город вообще киевской земли с той стороны. То есть «сбежал» – сразу нужно понимать, не просто так далеко, это сейчас Белгород относительно какого-нибудь столичного города – его почти не видно, а тогда Белгород был чуть меньше Киева, по факту.

Д.Ю. Вашингтон.

Клим Жуков. Ну, Вашингтон – это Киев, а он тогда сбежал в Нью-Йорк таким образом. И там замутил что-то с местной мафией.

И Изяслав осадил Ростислава в Белгороде и там осаждал его буквально месяц, а в это время к Киеву подошло войско противников под командованием Мстислава Изяславича, Рюрика Ростиславича, Владимира Андреевича и Василько Юрьевича. И Изяслав попытался сбежать, но его настигли чёрные клобуки, состоялся бой, его смертельно ранили, и он умер. То есть не получилось так сказать надолго осесть в Киеве, потому что понятно, что, не освободив Белгород, ничего не выйдет, а блокада Белгорода ему собственно не удалась – погиб в это время.

И в третий раз на киевском столе оказался Ростислав Мстиславич, в 1161 году и правил он до своей смерти наконец – до 1167 года, 6 лет. И наследовал ему Владимир Мстиславич, тоже сын Мстислава Великого, брат Изяслава Мстиславича и Ростислава Мстиславича. Сначала, до 1167 года княжил в Триполье – это тоже южный киевский город, и после смерти брата оказался последним старшим Мономаховичем. Это такие прям мамонты политического процесса того времени были.

Но тут, прямо скажем, очень сомнительно. Потому что Лаврентьевская летопись упоминает о его правлении, Софийская первая летопись упоминает, даже Ян Длугош (Jan Długosz) упоминает, а собственно южнорусское летописание – Ипатьевская летопись, вообще его не упоминает. Правил он, не правил… В любом случае, правил он меньше года.

А вот кто правил точно – это второй раз на киевский престол взошёл Мстислав Изяславич. Не взирая на то, что Владимир Мстиславич был старшим в роду, всё равно именно Мстислав Изяславич оказался на киевском престоле.

А в 1169 году, очень внимательно посмотрев на эти телодвижения, из Владимира Андрей Боголюбский двинул коалиционные войска на Киев. И в 1169 году Андрей Боголюбский Киев разграбил, сжёг и там три дня его войны бесчинствовали. Это был первый, как я уже говорил в прошлый раз, случай, когда Киев не просто взяли, а учинили там погром. После чего сам Андрей Боголюбский не остался в Киеве, а оставил там своего наместника.

А именно – Глеба Юрьевича. Это младший брат Андрея Боголюбского, тоже сын Юрия Долгорукого. Правил он в Киеве в 1169-1170 годах.

Собственно, в 1170 году Мстислав Ростиславич вместе с братом Ярославом, с галицкими, туровскими и гродненскими полками, опять же, с чёрными клобуками, дошёл до Киева (а в это время Глеб находился в отъезде – в Переславле-Южном) и город взяли без всякого боя. Сообщив таким образом, методом явки, Глебу Юрьевичу, что он тут как бы не очень и нужен.

И таким образом, Мстислав Ростиславич в третий раз оказался на киевском престоле.

Д.Ю. Слушай, по сравнению с этим, фильм «Свадьба в Малиновке» уже выглядит размеренной политической жизнью, осознанной.

Клим Жуков. Представляешь, им там нужно было не из кармана кепку, фуражку или будёновку доставать, а просто чтобы у тебя была полка, шлем с нужной кокардой, чтоб только успевать голову вставлять.

Так вот, взял в 1170 году Мстислав Ростиславич Киев, в третий раз там вокняжился и осадил в Вышгороде Давыда Ростиславича – собственно, одного из союзников Андрея Боголюбского. Осадил неудачно. Вышгород – место такое… там не всё просто. И союзные князья Мстислава Ростиславича стали покидать, потому что там долго сидел, видимо, начался мор в войсках и люди стали разбегаться. Он вынужден был уйти к Киеву и занять оборону. А в это время, посланный, видимо очень обрадовавшимся князем Андреем Боголюбским, Глеб Юрьевич, вернулся в Киев с войсками и, что важно, с половцами.

И тут-то Мстислав Ростиславич конечно перепугался, сбежал из Киева на Волынь, где собственно и скончался. А на киевском престоле второй раз оказался Глеб Юрьевич. Где правил очередные 2 года, у него такими отрезками всё было, 1170-1171 годы. Собственно, правил он там до своей смерти, до 1171 года, но существует версия, что его, как и Юрия Долгорукого отравили киевляне, бояре. Но это, опять же, не факт, просто версия. Впрочем, возможно.

И вот, номер двадцать четыре – Владимир Ростиславич, второй раз оказывается на престоле после смерти Глеба Юрьевича. Причём занял он Киев не просто так, а в результате заговора. Потому что в тайне от Андрея Боголюбского, по договору со своими племянниками – Мстиславом Ростиславичем и Давыдом Ростиславичем, он вошёл в Киев. Это было оформлено как спецоперация.

Но Андрей Боголюбский об этом естественно узнал, как-то странно было бы предположить, чтобы он не заметил, что как-то вдруг поменялся великий князь в Киеве. Он об этом узнал и потребовал покинуть великий престол. И в общем, Владимир поступил разумно – он просто помер.

Д.Ю. Со словами «Не очень-то и хотелось» …

Клим Жуков. Что-то ему там выпало, по-моему, месяца три поправить. Опять же, не очень понятно, сам ли он умер. Потому что это Средневековье, там могли отравить буквально по щелчку.

Д.Ю. Техники были отработаны, да?

Клим Жуков. Техники были отработаны. И в общем, видимо, киевские бояре, которые там оставались жить во всей этой чехарде, им не очень-то было нужно, чтобы Андрей Боголюбский снова припёрся со всем своим войском и снова Киев сжёг, кому это надо в конце концов.

И в 1171 году, наконец новое лицо – в первый раз на киевском престоле оказался Михалко Юрьевич. Также сын Юрия Долгорукого и брат Андрея Боголюбского. После смерти Владимира Мстиславича занял киевский престол, но очень ненадолго, потому что Андрей Боголюбский его сместил и заменил на смоленского князя – Романа Ростиславича.

Роман Ростиславич, тоже новое лицо, правил с 1171 по 1173 год. Как не трудно догадаться по отчеству – Ростиславич – представитель смоленской династии. С 1167 года, собственно, смоленский князь. И в 1173 году поступил крайне неразумно – поспорил с Андреем Боголюбским и отказался выдать бояр, которых подозревали в отравлении Глеба Юрьевича. После чего, поняв, что хватил лишку, самостоятельно убежал в Смоленск.

И в 1173 году Михалко Юрьевич во второй раз оказывается в Киеве, по назначению Андрея Боголюбского. Ну Андрей Боголюбский очень крепко стоял – он, приняв великое княжение, менял своих наместников как хотел.

После изгнания Романа Ростиславича, Михалко понимает, что Андрей Боголюбский Андреем Боголюбским, но лично ему придётся разбираться с Ростиславичами, которые ближе, чем Андрей Боголюбский. И очень может быть, что Большой Папа не успеет помочь, а может не захочет. Может он вообще просто подставляет под удар, чтобы дать себе повод потом расправиться со смолянами. И собственно, по факту, в 1173 году, Михалко Юрьевич, хоть он получил престол киевский, но сам он в город не поехал, а направил вместо себя своего брата Всеволода и племянника Ярополка Ростиславича.

Д.Ю. Стратежно, да…

Клим Жуков. Да…

Кто такой Всеволод? Это Всеволод Юрьевич, больше известный по кличке Большое Гнездо, тоже знаменитый персонаж русской истории. Правил он в 1173 году, после того как выгнали из Киева Романа Ростиславича, после всей истории с Михалко Юрьевичем, правил он 5 недель. Просто очень-очень долго.

И естественно на его месте оказались братья Ростиславичи – Рюрик, Давыд и Мстислав, которые просто въехали в Киев, захватили Всеволода и Ярополка, и посадили в Киеве своего брата – Рюрика Ростиславича.

Рюрик Ростиславич правил в 1173 году тоже очень недолго, потому что Андрей Боголюбский пошёл опять на Киев. Он собственно узнал, что приближается войско Андрея Боголюбского, под командованием его сына – Юрия Андреевича, и стратегически отступил в Белгород, где и сел в осаду.

Ему наследовал таким образом на киевском столе Ярослав Изяславич. Это, опять же как не трудно догадаться по отчеству, представитель рода Мстиславичей.

Итак, после изгнания из Киева Рюрик оказался в Белгороде, а Мстислав в это время сидел в Вышгороде, Давыд оказался в Волыни, запросил помощи у Ярослава, а возглавивший войско союзников Андрея Боголюбского черниговский князь Святослав Всеволодович осадил Вышгород и, собственно, запер там Мстислава.

И вот когда к Киеву подошло волынское войско, командовал им Ярослав, после переговоров со смоленскими Ростиславичами и черниговскими Ольговичами, Ярослав перешёл на сторону Ростиславичей, которые пообещали ему киевское княжение. Таким образом вдруг оказалось, что войско Андрея Боголюбского как-то оказалось в меньшинстве, коалиция развалилась, поэтому войско было вынуждено отступить. Но черниговский князь Святослав Всеволодович внезапно сам напал на Киев и Ярослав был вынужден убежать в Луцк.

И наконец – Святослав Всеволодович, тоже свежее лицо. Из династии Ольговичей, из Чернигова. Сын великого князя Всеволода Ольговича. Правил опять же очень недолго, в 1174 году он покинул Киев, потому что в это время на его вотчину – на Чернигов, нападает его двоюродный брат – Олег Северский. А в это время было кончено уже понятно, что Киев – это конечно очень хорошо, но нужно иметь какой-то прочный базис, потому что, оказавшись в Киеве можно лишиться головы или оказаться просто на улице, а в это время твою вотчину кто-нибудь ещё приберёт, поэтому он убежал.

И тридцать второй – Ярослав Изяславич, второй раз оказывается на киевском престоле. Как только выяснилось, что Святослав Всеволодович отправился воевать с Олегом Северским, Ярослав Изяславич без боя, спокойно занял Киев, безо всяких кровопролитий.

И как раз в это время в результате заговора убивают Андрея Боголюбского. То есть центр силы опять разрушился. С Андреем Боголюбским трудно было прямо скажем соревноваться. Это был такой очень мощный правитель, который держал в кулаке если не всех, то по крайней мере все вынуждены были с ним считаться.

Д.Ю. Практически все, да.

Клим Жуков. Как считается, он до двенадцати княжеств привёл к покорности, заставляя их князей считать себя или как за старшего брата или как отца, то есть это максимальная степень подчинения. Но его собственный двор, не какие-то внешние силы, а собственный двор прибил. Можно сказать, на расцвете могущества. Об этом поговорим, когда будем рассуждать о великом княжестве Владимирском, но там летописец очень мягко сказал, «его своевластие погубило» …

Итак, Боголюбский погиб и узнав о подходе на помощь Ростиславичам смоленского князя Романа Ростиславича, Ярослав Изяславич опять оставил Киев и уехал в Луцк, по привычке. Где умер в 1180 году.

И второй раз на киевском престоле оказался Роман Ростиславич, в 1174-1176 годах. Потом после поражения, которое нанесли ему половцы (потому что понятно, что это было одно из важнейших направлений киевской политики – половецкое. Просто им деваться было некуда – дикое поле, которое постоянно исторгало кочевые орды из себя, нужно было с ними как-то сосуществовать.) из-за действий его брата, Давыда Ростиславича, он отказался наказать его по требованию черниговского князя Святослава Всеволодовича. В ответ братья Святослав – Ярослав и Олег форсировали Днепр, принудили перейти на свою сторону трипольского удельного князя Мстислава Владимировича, ну и Роман Ростиславич поняв, что у него очень хреновая ситуация, по привычке уехал в Белгород.

И на престоле второй раз оказался Святослав Всеволодович. Который правил на этот раз с 1176 аж по 1181 год. В 1180 году он сцепился с Давыдом Ростиславичем и опасаясь за свою безопасность (прямо скажем, она была под вопросом) вознамерился собрать силы для окончательного решения Ростиславичей на киевской земле и уехал в Чернигов. А в это время второй раз забрался Рюрик Ростиславич, в 1181 году

После северного похода Святослав Всеволодович в Киев вернулся и Рюрик по привычке уехал в Белгород. (Нужно его было поймать и прибить в конце концов, чтобы он так часто не бегал.)

Д.Ю. Сумасшедший дом какой-то.

Клим Жуков. Святослав Всеволодович в третий раз оказывается в Киеве, с 1181 по 1194 год. На этот раз он правил до своей смерти. Это как раз тот самый великий князь, при котором его родственник Игорь Черниговский очень неудачно ходил на половцев, о чём нам рассказывает «Слово о полку Игореве», которое как раз было создано в эти годы в Киеве.

И вот, Рюрик Ростиславич в третий раз припёрся в Киев, 1194-1202 годы. Тут он заручился согласием великого князя Владимирского Всеволода Большое Гнездо, который оказался на престоле после Андрея Боголюбского.

Но в 1196 году случилась ссора Рюрика и волынянина Романа Мстиславича из-за земель в Поросье (откуда видимо Порошенко происходит). Очень долго длилась эта распря – с 1196 года по 1202-ой. И вот тут-то Роман собрал против Рюрика полки, в том числе, самое главное, перетянул на свою сторону чёрных клобуков, которые просто рейдом с юга оказались прямо под Киевом. (Нужно понимать, чёрные клобуки – это два дня марша от Киева. Два дня марша. И их там на самом деле немало.) Они оказались под Киевом, заняли Подол и Рюрик, понятное дело, заперся в кремле, вступил в переговоры и вынужден был Киев покинуть.

И вот на престоле оказался Роман Мстиславич Галицкий. Тот самый, о котором Алексей Константинович Толстой в романтической поэме «Роман Галицкий» писал, что «коль Папа силён так духовным мечом, то он и хвалить его волен, а я и вот этим, железным своим, доволен». Это имея в виду, что Папа пытался Романа перевести в католичество, а Роман так гордо отказался.

На самом деле, там всё было не так просто: не очень понятно, кто кого пытался уломать – Папа Романа или Роман Папу, потому что Роман Мстиславич Галицкий был очень не против принять католичество, но он хотел вместе с католичеством вполне зримых материальных преференций, которые Папа ему не предоставил. Таким образом, он остался вполне православным.

Д.Ю. Такого парня упустили…

Клим Жуков. Да. Они потом упустили и его сына – Даниила, заодно.

Итак, в 1202 году этот по-настоящему великий деятель русского Средневековья занял Киев, но сам там княжить надолго не остался и выдвинул на престол своего племянника Ингвара Ярославича. Впрочем, Лаврентьевская летопись сообщает, что посадили Ингвара одновременно и Всеволод Большое Гнездо и Роман, видимо, по обоюдному согласию. Таким образом, две мощнейшие группировки Руси – Владимир и Волынь соединились ненадолго в едином порыве на киевском престоле.

Ингвар Ярославич несмотря на такую очень мощную поддержку правил очень недолго – по 1203 год. Сам он представитель ветви Мстиславичей, сын великого князя киевского Ярослава Изяславича, о котором мы чуть выше упоминали.

Но 2 января 1203 года Рюрик Ростиславич вступил в союз с черниговскими Ольговичами и половцами, который всех привёл на киевщину и взял город второй раз, разграбив столицу. Ингвар, понятное дело, бежал. Только непонятно – до осады или после осады, или был разбит в прямом столкновении, об этом нам источники молчат. И вот в четвёртый раз Рюрик Ростиславич оказывается на киевском престоле, 1203-1204 год.

Д.Ю. И особенно приятно, наверное, противникам норманнской теории наблюдать, как там эти Рюрики с Ингварами…

Клим Жуков. Тут сразу скажут, что это всё после Мстислава Великого

Д.Ю. Не важно, не важно…

Клим Жуков. Но они правда одно забывают – мы сейчас говорим слово «Игорь», а «Игорь» в X веке и в IX веке звучало как «Ингвар». В строгом прочтении по правилам старославянского языка того времени он был Ингвар, он не был Игорь никогда в это время. Поэтому собственно византийские источники, когда пишут об Ингваре они не коверкают русское славянское имя Игорь, они читают так, как оно звучало тогда. Вот и всё.

Тут видимо просто привели к модной фонетике.

Итак, Рюрик Ростиславич в четвёртый раз на киевском столе. В 1203 году Рюрик принимает участие в общем южнорусском походе на половцев, который, собственно, организовывал Роман Галицкий. На обратном пути Роман и Рюрик останавливаются в Триполье, тоже, как я уже говорил, южно-киевский город, и начинают думать, а кому же в конце концов что достанется, потому что только что вместе побили половцев. Ну и Роман, недолго думая, арестовал Рюрика и заодно его сыновей. Это очень так модно было – во время переговоров кого-нибудь арестовать. Роман был гуманным человеком, Рюрика он просто постриг в монахи, а его сыновей уволок в качестве заложников в Галич.

Но тут в политический процесс включился Всеволод Большое Гнездо, пришлось сыновей отпускать. При этом старший, Ростислав Рюрикович, женатый на дочери Всеволода Большое Гнездо, оказался на киевском престоле.

Итак, Ростислав Рюрикович, 1204-1205 год. Тоже представитель смоленских Ростиславичей, вступивший на киевский престол в четвёртом году XIII века. А в 1205 году узнаёт, что Роман Галицкий убит в Польше, потому что мы знаем, что Галич постоянно воевал в Польше и Венгрии. И вот, Роман Галицкий погиб, узнав об этом отец Ростислава – Рюрик, немедленно расстригся из монахов. Просто немедленно. И сказал, сынок, ты ещё подожди, а я буду ещё раз княжить.

Д.Ю. Что-то про такое никогда не слышал…

Клим Жуков. и вот, Рюрик Ростиславич в пятый раз (ты говоришь, тот был упорный – вот кто упорный) оказывается на киевском престоле .

Д.Ю. С криком: «Не ждали?!»

Клим Жуков. «А вот и я!»…

1205-1206 год. Он немедленно поссорился с черниговскими Ольговичами из-за Галича. Ну потому что нужно понимать, что наследство Романа нужно было срочно делить. Поблизости сильные смоляне, собственно говоря, Киев, и как-то там у них интересы сильно столкнулись.

В 1206 году, поссорившись с черниговскими Ольговичами из-за галицкого наследства, пришлось вступить в конфликт с черниговским князем Всеволодом Святославичем Красным или как его правильно называть – Чёрмным. И поссорился в крайне неудачной политической конфигурации Рюрик и поэтому в очередной раз эмигрировал из Киева в Овруч, на этот раз.

И вот на престоле номер сорок три – Всеволод Святославич Чёрмный, 1206 год. Также черниговско-новгород-северский Ольгович. Правил он там очень недолго, потому что Рюрик Ростиславич в Овруче, в эмиграции, сидел не так просто – как положено настоящему политическому эмигранту собирал там силы.

Д.Ю. Оппозицию.

Клим Жуков. Да, собрал оппозицию и выгнал Всеволода Святославича Чёрмного из Киева и оказался на киевском престоле в шестой раз. На этот раз по 1207 год. Потому что Всеволод Чёрмный не согласился с существующим положением дел. Собрал братьев, и при звал половцев, по старой традиции. Вернулся в два приёма: в 1206 году у него ничего не получилось, а вот уже в 1207 году - вместе с Святополчичами Туровскими, с Владимиром Игоревичем Галицким и с половцами выбил Рюрика из Киева и Рюрик снова эмигрировал в Овруч.

И во второй раз на престоле оказался Всеволод Святославич Чёрмный. 1207 год собственно говоря его правление продлилось. Потому что в том же году Рюрик опять выехал из Овруча и выбил войска Чёрмного из Киева. Ну просто потому что у него уехали союзники к тому времени, он остался в Киеве один с дружиной. Киевляне на всё это благосклонно взирали – кто там, очередной, уже голова кружится…

Д.Ю. Опять власть меняется.

Клим Жуков. И в седьмой раз оказывается на престоле Рюрик Ростиславич.

Д.Ю. Чемпион…

Клим Жуков. Абсолютный чемпион.

С 1207 года по 1210 год на этот раз. Но тут подключился в конце концов Всеволод Большое Гнездо из Владимира, который во время состоявшихся трёхсторонних переговоров, видимо, сказал Рюрику Ростиславовичу, сколько уже можно, оставь ты это безобразие для молодых. И Рюрик уступил Киев Всеволоду Святославичу Чёрмному, а сам уехал в Чернигов, доживать, где и умер через два года.

И вот, в третий раз на престоле оказывается Всеволод Святославич Чёрмный, 1210-1214 год. Как мы знаем, в 1212, а может и в 1214 году (это не очень понятно из источников), скончался в Чернигове упорный Рюрик Ростиславич (Die Hard практически…) и тут-то Всеволод Большое Гнездо собрался смоленских князей повыкидывать из их уделов в южной Руси. Потому что ну а в самом деле, что они там делают. Они же смоляне, а во время всей этой чехарды безостановочной, они там себе прибрали много чего к рукам ну, и Всеволод как-то решил всё это вернуть за линию Керзона, по имеющимся международным договорам к тому времени.

Но тут всё оказалось не так просто, потому что смоляне обратились за помощью к Мстиславу Мстиславичу Удатному (удалому), который в то время княжил в Новгороде. Это один из величайших воинов, таких, князей-рыцарей конца XII – конца XIII века. В общем, по-настоящему знаменитый человек, знакомый всем, кто занимается или хотя бы увлекается историей русского Средневековья.

Мстислав Удатный взял Вышгород. И тут понимая, что северные ворота киевской земли открыты, Всеволод Чёрмный сбежал из Киева в Чернигов. И Мстислав, на некоторое время захватив киевский престол, усадил Ингвара Ярославича на престол во второй раз.

Собственно, в 1212 году Ингвар Ярославич оказывается в Киеве, но после того, как заключён мир с Черниговым, его сменяет на киевском престоле Мстислав Романович Старый.

Мстислав Романович правил очень долго, просто удивительно, с 1212 по 1223 год. Происходит он также из смоленских Ростиславичей, сын великого князя Романа Ростиславича. Оказался на киевском престоле при посредстве Мстислава Мстиславича Удатного и вместе с ним выступил на Калку, на встречу монголам в 1223 году. Оттуда он уже не вернулся.

Вот на этом закончим перечисление того, как сменялась власть в Киеве, можно сказать, упорядоченно, планомерно и с чем там был полный порядок в самом деле, так это со сменяемостью власти. Видимо, все интеллигенты того времени выли от восторга, как у нас всё хорошо устроено.

Д.Ю. Сумасшедший дом. Видимо, там традиции-то глубокие…

Клим Жуков. Да, но как мы видим, Вече, то есть собственно киевляне (понятно, знатные киевляне), всё реже и реже включаются в политический процесс. Если в начале они выступали довольно часто, то потом – всё реже и реже.

Статистика у нас такая. С 1132 года по 1223 год (это всего 91 год) сменилось: 50 княжений, 14 раз князья правили по два раза, 7 раз – по три раза, и 1 раз – по четыре, пять, шесть и семь раз, абсолютный чемпион – Рюрик Ростиславич, одолел семь подходов к Киеву.

Д.Ю. Да, монстр…

Клим Жуков. Вот почему это было в том числе хорошо, я с твоего позволения скажу позже. Но это и в самом деле оказалось в том числе и хорошо. Весь этот бардак, который нам воспринимать по-другому, иначе как бардак, невозможно. Постоянно какие-то драки, войны, отравления, убийства… Конечно, безумно интересно. Если с каждым в отдельности разбираться, это можно написать 50-титомный роман или как минимум снять 50-тисерийный сериал. Это как минимум.

Д.Ю. «Песнь льда и пламени».

Клим Жуков. Там наверное не так. Там, наверное, «Песнь песка и ковыля» …

Внешняя политика Киева в чём заключалась. Как я уже говорил и как не трудно догадаться из вышеизложенного это в первую очередь конечно южное направление – это половцы.

Половцы — это конгломерат разных племён. То есть разные орды во главе с разными ханами. Которые регулярно поставляли нам невест. Собственно, многие князья напрямую происходят от половецких княжон. При этом это была постоянная угроза. Хотя конечно после того как Мономах разбил неоднократно половцев, они уже той смертельной угрозы для государства не представляли, но угроза беспорядка от них была всегда.

Это мы сейчас говорим – беспорядок, а для простого населения, да и даже для княжеских дружинников, бояр это была настоящая смертельная угроза. Если уж не для государства, то для них, точно. Собственно, против половцев вынуждены держать массу профессиональных воинов, настоящей воинской аристократии в укреплённых замках-усадьбах по южной границе.

И половцы оказываются постоянными участниками внутрикняжеских усобиц во второй половине XII века, их просто постоянно приволакивают с собой. И если в «слове о полку Игореве» постоянно об этом говорится, доколе всё это будет продолжаться, очень непонятно, кто был автор «Слова о полку Игореве», но абсолютно созвучно потом такие же слова прозвучат уже в Батыево время, когда раз за разом будут приходить монголы на Русь и русские князья будут выступать на их стороне, в том числе и Александр Невский. Это в общем был такой крик души – мы режем друг друга, а ещё приходят нас поганые из степи резать и вместо того, чтобы вместе объединиться, помогаем им резать самих себя. В общем, это такой рефрен.

Киев постоянно координировал оборонительные мероприятия с Переславлем-Южным и где-то такая более или менее устойчивая антиполовецкая линия соприкосновения находилась по стратегическому направлению река Рось – река Сула.

Кстати, как-то раз мы с тобой об этом говорили, когда ругались на Задорнова или каких-то других этих, лингофриков…

Д.Ю. Рось?

Клим Жуков. Да, река Рось. Что это тот самый гидроним, который дал потом имя народу русскому. Ну, во-первых, на порог этой самой Роси народ русский вышел только в XI веке…

Д.Ю. Уже вышел русским, да?..

Клим Жуков. Да. А, во-вторых, это была граница со степью, т.е. это никогда не была какая-то сердцевина земли, из которой могло произойти имя. Но это так, к слову.

Ну и в связи с этим было очень высокое значение оборонительных сооружений, то есть помимо небольших, иногда возможно даже не оборонительных, а дозорных маленьких городищ, были мощные крепости – Белгород, Канев и так далее.

Ну и второе направление, опять же, как мы видим, это – постоянная горячая дружба с Владимиром, Ростово-Владимиро-Суздальской землей. И оказываясь на киевском престоле, представители не владимирской династии знали, что рано или поздно им придётся так или иначе общаться с владимирцами. Потому что в это время конечно, несмотря на то, что, казалось бы, Киев богаче, гуще населён, но оказывается так, что именно владимирцы могут сконцентрировать в нужное время в нужном месте больше военных сил. Почему-то…

Насчёт внутренней политики Киева, что мы видим. Образуются уделы, как например двадцать пять раз упомянутый Вышгород или, например, Туров, Белгород, Овруч (где любил бывать Рюрик Ростиславич в отпуске), Торческ (где как раз видимо находилась условная столица чёрных клобуков, от слова «торки» – одно из племён, которое собственно составляло союз чёрных клобуков, то есть Торческ – это город торков буквально).

И, казалось бы, как я уже говорил, князю это напрямую выгодно. Потому что, во-первых, у тебя на территории возникают натурально города. А что такое город – мало того, что крепость, на которую можно если что опереться в тех или иных полевых мероприятий, это ещё обязательно и центр торговли и ремесла. Потому что под защитой стен можно развить то или иное направление доиндустриальной промышленности, прости меня за такой каламбур. А ремесло – это, понятно, высокотехнологичные по тому времени изделия, которые можно использовать в личном обиходе или выставлять на продажу, потому что это уже не сырьё, это продукт высокого передела с большой добавленной стоимостью. То есть это напрямую выгодно. И конечно, город – это всегда концентрация в самом городе и вокруг него профессиональных военных, то есть у тебя растёт войско, это напрямую выгодно.

Но тут же оказывается, что в каждом городе оказывается удельный князь со своей дружиной и преданными уже лично ему, удельному князю, боярами. И вдруг опять же выясняется, что удельный князь в первую очередь будет отстаивать свои собственные интересы, которые могут вообще не совпадать с интересами великого князя Киевского.

Д.Ю. Ну как положено феодалу…

Клим Жуков. Разумеется.

И если, например, эти интересы совпадают, да конечно, тут оказывается, что у тебя и много войска, и тебе продовольствие поставят, когда надо, и через землю пропустят, проведут, обеспечат проводниками, понтонами, тягловым скотом – лошадьми и волами, которые отволокут твой обоз куда надо, построят осадные машины и всё будет хорошо. Но вдруг окажется, что кто-то там напал на твой удельный Вышгород или угрожает напасть на Вышгород и у тебя есть войско, а вышгородский князь уедет вместе со всеми своими людьми, оставив тебе записку, что у них освобождение от физкультуры…

И уже к началу XIII века начинается планомерный развал Киевской Руси, вот этой концентрированной Киевской Руси, в узком смысле слова. Потому что выделяются (это, правда, не в XIII веке, чуть раньше) Туров и Пинск – Турово-Пинское княжество выходит из состава Киева. Оказываются полусамостоятельными Болховские князья – с центром в городе Болхов, Губин, Городец, Дятьков и так далее, в верховьях Южного Буга. Эти болховские князья начинают балансировать между галицко-волынскими князьями, потому что это собственно пограничье, и собственно киевскими, с кем быть выгоднее.

Вот таким образом всё это и происходило.

Почему это было в том числе и хорошо. Это касается, наверное, не только Киева, а вообще всей Руси средневековой, времён классического Средневековья и собственно той самой феодальной раздробленности.

Как только началась раздробленность, начался взлёт собственно русской культуры. Потому что вместо двух центров летописания – в Новгороде и Киеве, оказывается пятнадцать центров летописания. Теперь мы имеем довольно приличный корпус источников, которые можно сличая выявлять более или менее объективную истину.

Начинается расцвет архитектуры, ремёсел. Собственно, это время, когда у нас самое, наверное, до XVI-XVII века, красивое военное снаряжение. Потому что ничего более высокотехнологичного и в самом деле эстетически привлекательного, чем уполовиненный шлем с полумаской (так называемый тип IV по Анатолию Николаевичу Кирпичникову) у нас в русском Средневековье ничего и не было. Это самые высокотехнологичные и красивые шлемы своего времени. Я говорю про «своё время» не только на Руси, но и вообще. Потому что в Европе в то время ничего похожего создать не могли, даже приблизительно.

Д.Ю. Почему?

Клим Жуков. Потому что, как мы видим, все эти драки – это удел исключительно профессиональных военных. Причём, очень немногочисленных военных. Всё, что мы описываем – войска оттуда, полки отсюда, это всё дружины, это всё задачи, которые решались силами пятисот, двух-трёх тысяч человек, не больше. И понятно, что не все они были вооружены одинаково здорово, но элиту этого войска можно было обеспечить самым хорошим вооружением, которое только можно было придумать.

При этом, на этой земле сходились традиции ремесленников Южной Европы, Византии, Кавказа. И вот тут родился совершенно фантастический сплав, который дал очень недолгий, но предельно яркий всплеск культуры. И воинской культуры в том числе.

В частности, например, у нас первыми появляются (это конечно не так ярко, как шлем типа IV, но колоссально важно для военного дела) шпоры с подвижным колёсиком, то есть – со звёздочкой. Потому что до этого в Европе все шпоры имеют шип, просто шип, которым щекочут бок лошади. У нас догадываются изобрести колесовую шпору, которая в Европе оказывается во всеобщем употреблении только к началу XIV века.

Д.Ю. Ничего себе.

Клим Жуков. К сожалению, побочным эффектом всех этих прекрасных мероприятий являлись постоянные пожары, поэтому мы не знаем, как это выражалось в литературе. Мы имеем 2слово о полку Игореве». Ну это потрясающее произведение, прямо скажем. Это одна из жемчужин мирового фонда литературы вообще. И не только средневековой, а в принципе. К сожалению, больше до нас ничего не дошло и есть только призрачный шанс, что археологи может быть в тайном сундуке выкопают. Видимо, учитывая уровень словесности этого «Слова о полку Игореве», ещё и светская литература шагнула очень сильно. Потому что на пустом месте такого уровня произведение возникнуть не могло – обязательно были предшественники и сопутствующий контекст какой-то.

Почему стал возможен – такой расцвет?

Д.Ю. Деньги. Земля хорошая.

Клим Жуков. Дело не только в этом. Деньги и земля были и раньше. При том, когда функционировал в полную мощь путь «из варяг в греки» денег было больше, несомненно. Потому что всё, что я описал, это вообще безмонетный период. Потому что если у нас при Владимире Ясно Солнышко и Святополке Окаянном, например, чеканили свои серебряные монеты в византийском стиле, причём, в совершенно византийском стиле – там князья изображались как византийские кесари, в настоящих мономаховых венцах, а не то, что у нас называется мономаховой шапкой, со свесами с пропендулиями. То есть вот такие, да, были монеты. В это время монет уже нет. И в целом благосостояние сильно уменьшилось.

Д.Ю. В чём же дело тогда?

Клим Жуков. В том, что Киев, пока он объединял всю эту землю, он выступал воронкой, которая концентрировала все ресурсы внутри себя. Просто потому что это столица. Через Киев так или иначе сплавлялись все эти ладьи, которые ходили «из варяг в греки» и обратно – «из греков в варяги». И в Киеве оседало всё, что могло только осесть. Поэтому Киев не давал таким образом развиваться периферии. За редким исключением типа Новгорода, который понятно, как ворота со своей стороны имел возможности кое-что себе оставить.

Хорошо, путь «из варяг в греки», это здорово, но при этом в экономике царствует ещё натуральное хозяйство. Потому что основная часть населения занята в сельском хозяйстве, которая производит ровно то, что само съедает. Может быть что-нибудь там сверх того оказывается.

Д.Ю. Чуть-чуть.

Клим Жуков. Так точно. И как только пропадает постоянный сверхдоход в виде пути «из варяг в греки», оказывается, что Киев выходит лишним звеном в системе. Он начинает насиловать своим присутствием всю остальную землю. И как только это всё разваливается, каждая отдельная земля вдруг очень неплохо живёт. Кроме того, она вынуждена сопротивляться или, как минимум, на равных партнёрствовать в политическом процессе со своими соседями, поэтому она строит города, в городах развиваются ремёсла, местные ресурсы концентрируются вот в этих местностях и конкретно каждая местность – расцветает.

Д.Ю. Хватит кормить Киев!

Клим Жуков. В этот момент было именно так, что хватит кормить Киев. Они все разбежались, как только это перестало быть экономически обосновано.

Поэтому, всем властителям надо помнить – надо территорию кормить всю и экономически обоснованным должно быть существование, а не только идеологически обоснованным. Потому что, как известно, холодильник – он сильнее телевизора.

Д.Ю. Да.

Клим Жуков. Это всем нужно помнить. На примере Киева.

Д.Ю. А если холодильники показывают, то же самое, что в телевизоре, то они вообще непобедимые.

Клим Жуков. Такого наверное даже в Америке не бывает…

И собственно вот в этой раздробленности, в этом вот кошмаре, когда за 91 год сменилось 50 княжений, некоторые из которых длились по три недели, собственно родилась Русь. Та самая, которую потом сконцентрировала в своих руках Москва. Потому что, если бы не всё это, Москве нечего было бы концентрировать. Оно же понятно, что само ниоткуда не возьмётся. А взялось оно именно отсюда – из состояния феодальной раздробленности.

Не нужно думать, что это что-то такое специфически русское. Ни в коем случае. Все значимые раннефеодальные державы делали точно также. Например – империя франков. Которая сначала была королевством франков, которое очень быстро развалилось на три части – Нейстрию, Австразию и Бургундию. Потом это всё объединил железной рукой Карл Великий, начиная со своего деда – Карла Мартелла и потом, собственно говоря, до Карла Великого это всё соединилось в очень мощную державу, которая фактически объединила всю Европу, от Италии до северной Германии. Там только Англия осталась, как обычно, незатронутой на своём островке.

Ну и что, она развалилась точно также. Буквально по тем же самым принципам.

Д.Ю. Кто бы мог подумать, да.

Клим Жуков. И в общем-то с теми же самыми результатами. Потому что после Карла, при Людовике, когда всё начинает рассыпаться, начинается очень недолгий каролингский ренессанс. Потому что вместо постоянных внешних походов Карла Великого, все эти ресурсы начинают оказываться задействованными на конкретных местах.

И там возникает совершенно потрясающая архитектура, которая строится везде, это расцвет ранней романской архитектуры. Это расцвет великолепная книжная миниатюра. (Кому интересно, посмотрите просто, что тогда рисовали. Это конечно предельно примитивно по своей фигуристике, по композиции. Это всё плоские двухмерные картинки без композиции, без перспективы, но это потрясающая колористика. Просто потрясающая. Наверное, это одна из самых мощных школ колористики своего времени. Это в самом деле очень красиво, посмотрите, как это выглядело.)

Ну и опять же, до определённого момента это приносит несомненную пользу. Но если это всё так и существовало – без соседей, так бы можно было существовать просто вечно. Когда особо буйные профессиональные военные где-то там друг с другом разбираются, тебе, как обывателю, никакого дела нет вообще. Ты сидишь там, клепаешь им свои шлемы, например, и за деньги из продаёшь.

Д.Ю. Дуракам…

Клим Жуков. А они друг друга по этим шлемам стучат. Причём, чем больше их сменяется, в силу опасной профессии, тем больше шлемов у тебя купят, это же просто выгодно.

Но есть соседи, всегда. И раздробленность ресурсов, в том числе и людских ресурсов, которые каждый местный владетель, начиная с уровня великого князя, потом удельного князя и потом уровня боярина, на себя просто утягивает, развивая каждый свою деляночку. Вдруг оказывается. Что если кто-то из соседей способен выставить в поле одновременно не две-три тысячи человек, для чего нужно напряжение просто всего княжества, а тысяч 10-15, то сопротивляться ты, вместе со своими этими великолепными шлемами, золочёнными кольчугами и клеймёнными мечами, не сможешь. Просто потому что народу не хватит, устанешь сопротивляться. Ничем хорошим это в принципе закончиться не может.

Ну, на что намекает сменяемость власти. Регулярная сменяемость власти – 50 раз за 91 год. Ну уже это понятно в чисто обывательском здравом смысле, что это конечно при первом серьёзном толчке снаружи развалится просто как карточный домик.

А что же собственно являла из себя сама киевская земля? Из-за чего был весь сыр-бор?

Как я уже говорил, это самая населённая местность вообще на Руси. Об этом нам говорит совершенно незатейливо археология, которая указывает. Сколько гектаров занимал тот или иной город киевской земли. Собственно, сам Киев состоял из: Верхнего Города – около 80 гектар; Подола – 180 гектар; Копырёва Конца – 40 гектар; трёх гор – Замковой, Лысой и Щекавицы, приблизительно по 30 гектар каждая и Посады – около 30-35 гектар. Итого – около 400 гектар. Это очень много, просто гигантская территория.

Д.Ю. Мегаполис по тем временам.

Клим Жуков. Это самый большой город Руси. Просто для сравнения – в период своего расцвета, столичный Владимир — это около 145-150 гектар, фактически, почти в три раза меньше. Даже Новгород, очень серьёзно меньше – около 250-270 гектар, в два раза.

Второй, это – Белгород, на правобережье реки Ирпень. К описываемым событиям, ко второй половине XII века – началу XIII века, около 100 гектар. Причём, у него отдельно детинец – кремль, 12,5 гектар. Такая многоуровневая система укреплений.

Вышгород – северные ворота киевщины. Вот, сравните, Окольный город – 6 гектар и детинец – 7,5 гектар, то есть всего 13,5 гектар. Как-то чуть-чуть меньше Белгорода, прямо скажем.

Д.Ю. Очень скромно.

Клим Жуков. Тумочи – южное предполье Киева, всё вместе – 8 гектар, вместе с детинцем – 2,5 гектара. Чичен – правобережье Днепра, огромный город в 3 гектара.

И тут же на реке Гороховатка – Торческ, 90 гектар. Просто титанических размеров.

Д.Ю. Серьёзный, да.

Клим Жуков. Витечев – 10 гектар. Заруба – 5 гектар. Звенигород – 2 гектара. Клеческ –4,6 гектара. Родня – 1,5 гектара и плюс Окольный город – 2,5 гектара, всего 4 гектара. Ну и Юрьев – 2,5 гектара.

И знаменитое городище Хмельницкое, возможно правильно ассоциируемое с летописным Изяславлем, кремль – 0,63 гектара и город – 3 гектара.

Д.Ю. Скромно.

Клим Жуков. То есть мы видим, всего располагается 66 городов, вместе с городищами, совсем маленькими – около 200 на киевщине их.

Андрей Васильевич Куза, знаменитый исследователь русских поселений, русских городищ, в своей фундаментальной монографии, которая вышла к сожалению, уже после его смерти, в серии «Свод археологических источников», насчитывает 1397 городищ вместе с городами всего.

Летописно мы знаем 340 городов и городищ. Из них, 66 больших и вместе с малыми – 200, находились в Киеве.

Д.Ю. Немало.

Клим Жуков. Прямо скажем.

Собственно, из трёхсот летописных городов, если взять вообще Южную Русь, это – Киев, Чернигов, Владимир-Волынский, Галич, Переславль-Южный, это пять княжеств, вот там находится 242 города из 340. Всё остальное распределено на всю остальную Русь.

Именно поэтому Киев всегда оставался важнейшим городом Руси вплоть до батыева погрома и в общем после него тоже это был прямо скажем далеко не последний город.

Как жили люди. Как говорил Владимир Ильич Ленин, разница между городом и деревней должна быть уничтожена. Вот тогда разница между городом и деревней была просто феерическая. Во-первых, в городе жило всего 5% населения, все остальные жили на селе. Что такое село в это время. Это 1-3 двора, то есть хутора фактически. Очень редко, когда 5-6-7-8 дворов, это просто не часто…

Д.Ю. Поразительно. Одни со всем справлялись, что ли?

Клим Жуков. Это ж натуральное хозяйство как правило. Им просто ничего не надо. Ты сам себе хлеба сам вырастишь и тебе никого кормить не надо при этом. У тебя есть твоя семья, сам всё что тебе нужно выращиваешь. При этом на селе конечно очень распространены ещё примитивные старославянские полуземляночные жилища.

А когда смотрим в город, мы сразу видим срубные избы-пятистенки, которые просто абсолютно господствуют. Это – сени, собственно жилое помещение (около 60 квадратных метров из них, наверное, 20% занимает печь в любом случае, хоть и Киев, а зимой там бывает весьма холодно). При этом, средний двор в городе это около 400 квадратных метров. Это рядовой житель. Боярин, понятно, жил во дворе до 2 тысяч квадратных метров.

Д.Ю. Рублёвка была своя…

Клим Жуков. Да, обязательно.

Каковы были семьи. Мы так привыкли думать, что Средневековье, традиционное общество, там, наверное, у каждого по 12-15 было детей. Ничего похожего. В общем, демографический взрыв в крестьянских семьях начался строго в 1861 году, когда община была вынуждена распределять землю по едокам и чем больше у тебя было детей, тем больше тебе нарезали земли. Вот тогда у крестьян оказалось вдруг очень много детей.

А если посмотреть даже на максимально богатые, а значит и хорошо благополучные семьи того времени, на княжеские, есть выборка из 100 князей того времени, о которых есть точные данные о жёнах, детях и прочее. К примеру, возьмём конец XII века – начало XIII века. Что мы имеем: 100 князей. 2 князя – 15 детей, у каждого от двух браков; 1 князь – 14 детей; 3 князя – 9 детей; 1 князь – 8 детей; 4 князя – 7 детей; 3 князя – по 6 детей; 3 князя – 5 детей; 7 князей – 4 ребёнка; 13 князей – по 3 ребёнка; 11 князей – по 2 ребёнка; 15 князей – по 1 ребёнку и 37 князей – вообще бездетные.

Таким образом, на сто князей, понятно, что это фактические и потенциальные родители – 244 ребёнка и в среднем княжеская семья получается – 4,4 человека. Ну то есть понятно – 4-5 человек.

Д.Ю. Немного.

Клим Жуков. То есть примерно вот так выглядела благополучная семья своего времени. Понятно, что те, кто победнее жили хуже, соответственно, возможностей завести детей у них было меньше. Я уж молчу о том, что в то время детская смертность составляла чудовищные показатели, за возраст в один год переваливали далеко не все, в лучшем случае, ¾.

Д.Ю. В общем-то предохраняться не надо было – и так все умрут.

Клим Жуков. Да. Точно совершенно, и так все умрут.

Если мы перенесём, так сказать экстраполируем княжеские данные на все остальные социальные слои… Это, в общем, волюнтаризм, но по крайней мере это такие хорошие опорные данные. По крайней мере для выставления рамочных показателей.

Получается, что каждая семья это 4,5 человека. Значит, выходит, что если мы имеем 400 квадратных метров средний двор в городе, то на гектар у нас приходится таким образом 25 дворов. Каждый двор – это у нас одна семья из 4,4 человека. То есть получается, что у нас на гектар плотность населения – примерно 110 человек.

Но, если мы посчитаем, например, четырёхсот гектарный Киев, нужно учесть, что примерно 2/3 города нежилые, это, понятное дело, места общественного пользования, храмы, оборонительные укрепления, улицы, где, понятно, жить невозможно, торжища, площади, то есть получается у нас где-то 300 гектар заселено. И если помножить 300 гектар на 110, это получится 33 тысячи человек проживало в Киеве, возможно, 35, бог его знает.

Д.Ю. Небогато, да.

Клим Жуков. Это сейчас небогато, в каком-нибудь Красногвардейском районе больше проживает, а тогда это – очень много.

Ну если мы возьмём собственно Киев и ещё 12 перечисленных мной хорошо археологически исследованных города и городища, получаем общую площадь примерно в 545 гектар, это получается, что где-то около 60 тысяч человек проживало в городах в это время.

И остальные города, о которых я не говорил, ну как города – городища и города. Потому что городище, как нам показали исследования Кузы, Раппопорта, Рыбакова, Кирпичникова, это примерно 0,2 гектара. То есть такая усадьба в городе, только вне города. Также обнесённая стенами, короче говоря, это небольшой замок, укреплённая усадьба. Вот их, от 0,2 гектара до 1 гектара, их примерно 40% от общего числа. То есть совсем крошечные поселения, где могло жить ну человек 30, не больше.

Вот примерно если посмотреть на остальные города и городища Киевского княжества, там получается могло проживать 18-20 тысяч человек приблизительно.

Итого вместе с большими городами, это примерно около 78-80 тысяч человек – в городах Киевского княжества. Если мы принимаем фон – 5% в городах и 95% на селе, то получается общая цифра – 1 миллион 600 тысяч человек проживало в это время в киевщине. Что очень и очень много. У нас вся Русь состояла приблизительно из 7-8 миллионов человек, а из них более полутора миллионов проживало в Киеве. Что естественно давало определённые выгоды и напрямую с этим связанные трудности, о которых я сказал выше.

Таким образом, всё что знал про Киев – рассказал. Д.Ю. Караул. «Игру престолов» явно не про то снимают.

Клим Жуков. Я же говорил, Джордж Мартин, к сожалению, по-русски не разговаривает… Он брал за основу приключения англичан в Англии во время войны Алой и Белой розы совершенно не прикрыто, у нас в период феодальной раздробленности было гораздо круче. Просто по всем параметрам.

Д.Ю. И никаких драконов не надо…

Клим Жуков. Драконы прилетели, в ужасе свалили бы отсюда…

Д.Ю. С воем…

Клим Жуков. С воем обратно в Семь королевств или где они там…

Потому что понятно, что как только будешь драконствовать, тебя или отравят, или на нож поставят или на лыжи, или ещё куда-нибудь.

Д.Ю. В общем, делом заняты постоянно.

Клим Жуков. Да…

Д.Ю. Ну спасибо, Клим Саныч, опять интересно, как всегда. Спасибо!

Вконтакте
Одноклассники
Google+


В новостях

16.05.16 23:32 Разведопрос: Клим Жуков о власти в Киевской Руси, комментарии: 71


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

разделы

Главная страница

Tynu40k Goblina

Синий Фил

Опергеймер

Светосила

За бугром

English

Победа!

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Комментарии

Поисковые запросы

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Google+

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Гоблин в ivi

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в Google+

Новости в ЖЖ

Группа в Контакте

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк