• Новости
  • Заметки
  • Картинки
  • Видео
  • Переводы
  • Опергеймер
  • Проекты
  • Магазин

Разведопрос: Клим Жуков про монгольское нашествие на Русь, часть вторая

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Радио | Разведопрос - Клим Жуков | Разное | Семья Сопрано | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот

10.08.16




Ждёшь новых лекций Клима Жукова? Поддержи проект!

Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Клим Саныч, здравствуй!

Клим Жуков. Добрый вечер! Всем привет!

Д.Ю. В прошлый раз разобрали сколько якобы было монгол…

Клим Жуков. 500 тысяч.

Д.Ю. Да. Сколько их могло быть на самом деле…

Клим Жуков. Максимум тысяч 40.

Д.Ю. Сколько умерло от поноса, боевого. Замёрзло на наших бескрайних просторах. И в общем-то в некотором приближении выглядит, я конечно книжки читаю, но совсем не так. Я как-то всё время по-другому думаю. Вот твои, наверное, не твои, но всё равно, слышу от тебя, поэтому – твои…

Клим Жуков. И мои в том числе. Я очень люблю высчитывать. Просто подойти к лошади, размером с монгольскую, взять рулетку и посмотреть, сколько она места занимает.

Д.Ю. Не стесняйтесь, да.

Клим Жуков. Да. Соответственно, узнать у хозяина, сколько она ест, сколько она пьёт, сколько она ест зимой, кстати, это сильно всё по-разному, сколько она пьёт зимой, сколько она пьёт, когда работает. Соответственно, можно прикинуть, сколько она места займёт на водопое у ближайшей реки. Пойти на эту самую реку, у которой, как у нас обычно бывает, один берег обрывистый, а другой берег – пологий, то есть со стороны обрыва не подойти на водопой, а с пологой стороны – можно, но там тоже кусты, деревья. Посмотреть, сколько можно элементарно поставить вот тут, в пройме…

Д.Ю. Можно ли сто тысяч лошадей поставить.

Клим Жуков. И да, сколько десятков километров реки потребуется для того, чтобы стотысячную орду напоить. Даже десять тысяч с одной реки напоить очень трудно.

Д.Ю. Выгнали казаки…

Клим Жуков. Сотню тысяч лошадей… Да. Совсем выгнали…

Д.Ю. Отдельно очень понравилось то, что всё-таки можно и желательно присмотреться к временам, например, Наполеона, когда уже писали бумаги и всем всё было понятно, чего хочет лошадь, сколько её и сколько умерло от поноса у Наполеона, что самое важное. Очень интересно. Очень познавательно. Никогда с такой стороны не смотрел. Про обоз в 128 километров – это вообще песня, блин.

Клим Жуков. Которого не было на самом деле. Который был в четыре раза короче.

Д.Ю. Про что же сегодня?

Клим Жуков. Надо, как я и обещал, поговорить про то, как наконец монголы уже приехали на Русь, что тут устроили, как это происходило. Как с монголами познакомились сначала, потом как с ними вынуждены были жить, по крайней мере в начале этого самого процесса. О коллаборационистах. И о значении для Руси такого феномена, как монгольское иго, вообще, было/не было…

Д.Ю. Это важно. Давайте приступим.

Клим Жуков. А вообще, сначала я предлагал бы кратко описать, что из себя представляла русская земля, когда приехали монголы, вот к 1237-му приблизительно году (ну к 1220-1230 годам). Буквально двумя штрихами. Опять исходя из моих любимых километров и килограммов, то есть то, что просто можно померить, потому что от этого колоссально важно всё играет совсем другими красками.

Вот мы представляем себе Киев, сразу представляем себе – Киев, это как сейчас, ну может немножко поменьше. Но всё было совсем по-другому. И когда мы вычисляемые проверяемые данные археологии вываливаем массово в одном месте, то представление об истории совсем другими красками играет…

Начнём с Юго-Востока. Там находилось Муромское княжество. Это крайний юго-восток Руси, известно с начала XI века и до 1127 года это была волость то киевских, то черниговских князей. После 1097 года, когда Владимир Мономах отчаянно воевал со своими родственниками, когда все эти родственники собрались в 1097 году на съезде в Любече, там утвердилась династия черниговских Ольговичей. А потом её сменили (в 1127 году) близкие родственники Святославичи от Ярослава Святославича, сына Святослава Ярославича.

С 1159 года приблизительно, это почти постоянные союзники Владимирского княжества против Рязани, потому что владимирцы, как ты помнишь из предыдущих разговоров, всё время пытались Рязань подвести к себе к ногтю, так сказать лишить их политической самостоятельности, рязанцы естественно сопротивлялись, а муромцы помогали своим бывшим соседям по одному и тому же княжеству. Почему одному и тому же. Потому что из этого общего княжества выделилось Рязанское княжество с центром в старой Рязани. Вот та новая Рязань, которая теперь Рязань, это раньше был Переяславль-Рязанский. Представляешь, сколько там Переяславлей? Это: Переяславль-Южный, Переяславль-Залесский, Переяславль-Рязанский… а это всё конечно называлось из-за того, что переселенцы с юга, например, из того самого Переяславля-Южного (Русского) переселялись на север и просто основывали там ещё один Переяславль.

Д.Ю. Свой.

Клим Жуков. Свой, да.

Понятно, располагается в среднем течении Оки – к правому притоку Оки и реки Прони, ну и на западе примерно до Москвы-реки доходило. И в южном течении, на востоке, до устья Пры. Там же, собственно, находился город Пронск, который к 1237 году уже был удельным княжеством, правда, принадлежащим на основании вассальной зависимости княжеству Рязанскому, но там был свой стол. Также там правили Святославичи, родственники Ольговичей. К приходу монгол на троне сидел Юрий Игоревич, погиб при обороне города 21 декабря 1237 года.

Было всего в Рязанском княжестве, судя по письменным источникам и археологии, 14 городов, которые собственно были городами, а не просто укреплёнными пунктами. Это – Белгород-Рязанский (кстати, ещё одна), Борисоглебов, Добрый Сот, Коломна (тогда ещё не московская), Изяславль (кстати, ещё один Изяславль находился еще и на юге в Волховских землях), Ростиславль, Пронск, Переяславль-Рязанский, Ожск и так далее. Шесть городов исследованы археологически и установлено, что Рязань занимала территорию около 53 гектар к тому времени.

Д.Ю. Немного.

Клим Жуков. Да. Если представить максимальную плотность населения 200 человек на гектар, то нетрудно посчитать, учитывая, что вся территория не могла быть заселена, потому что улицы, хозяйственные постройки, крепостные сооружения, где-то около 70%, то есть там проживало меньше 10 тысяч человек, в самом городе.

Д.Ю. Совсем немного.

Клим Жуков. Мягко говоря. У нас квартал городской больше бывает.

Д.Ю. У нас на одного участкового столько положено, если я правильно помню.

Клим Жуков. Вот там примерно один участковый и проживал.

Д.Ю. Окормлял.

Клим Жуков. Да, с ближайшими подручными.

С севера естественно примыкало к Муромско-Рязанскому княжеству, а потом – Муромскому и Рязанскому княжеству, Великое княжество Владимирское, гигантский сосед, о котором мы говорили несколько раз подряд, которое доставило столько хлопот рязанцам и собственно которые только прихода монгол смогли получить относительную независимость.

Во Владимирское великое княжество входили удельные княжества: Юрьевское, Переяславль-Залесское, Ростовское, Ярославское, Угличское, это всё земли Юрия Долгорукого, как мы помним, первого независимого князя этих земель. К приходу монгол там княжил, как мы помним, Юрий Всеволодович, сын Всеволода Большое Гнездо, потомок Юрия Долгорукого. Погиб в сражении на реке Сите, после него правил Ярослав Всеволодович, его младший брат.

На северо-запад – Новгород, где не было своей династии, там постоянно раз за разом менялись князья, как мы помним. Это самое большое княжество территориально и самое слабо освоенное с хозяйственной точки зрения.

Вторым по размерам после Новгорода был конечно же Псков, который то откладывался, то присоединялся к метрополии. Также Старая Руса (тогда просто Руса), Торжок, Великие Луки, Олонец, Бежецк (тогда Городец он назывался), Вологда, Волок Ламский (который в последствии стали делить с москвичами, кому достанется), Изборск, Копорье, Моравин, Юрьев (теперь Тарту), немцы его отняли в XIII веке, и естественно Ладога.

Д.Ю. А Псков? Я прослушал?

Клим Жуков. Я сказал. Он постоянно с конца XII века пытался отложиться и у него это в общем получалось очень неплохо. Ну а Новгород сам с семи примерно гектар X века разросся до 270-280 гектар к XIII веку.

Д.Ю. Большой

Клим Жуков. Очень большой город, примерно с тридцатитысячным населением, в три раза больше Рязани, так, чуть-чуть всего.

Для сравнения: Псков вместе с посадами и Окольным городом – не больше 150 гектар. Руса, очень большая к XV веку (но это к XV веку, мы не знаем, насколько он была большой в XIII веке), к XV веку 200 гектар занимала. Ну и Торжок – 8,5 гектар всего, вместе с кремлём, то есть детинцем. К моменту прихода монгол там правил Александр Ярославич, будущий Невский.

Д.Ю. О, как.

Клим Жуков. Да. Фактически, по малому возрасту являлся представителем своего великого папы – Ярослава Всеволодовича, большого смутьяна, интригана, великого воина и вообще хорошего человека.

На юг пойдём дальше. Владимирское и Переяславльское княжество, там дальше южнее княжество Смоленское. Помимо столичного Смоленска там был Васильев, Дорогобуж, Ельня, Жижец, ещё один Изяславль, всего около 20 городов. Да, и Торопец, который к 30-ым годам XIII века был отдельным уездом и там правили довольно самостоятельные князья, которые даже приглашались в Новгород на княжение.

Правили там естественно смоленские Ростиславичи и конкретно князь Святослав Мстиславич. По сообщению довольно позднего жития святого Меркурия Смоленского, в 1238 году смоляне разбили отступающих монголов, потому что чего бы не разбить в конце концов, смоленские парни очень суровые. Больше, правда, нигде об этом не говорится.

Смоленцы были настолько тесно вовлечены в западную политику русской земли, что они как раз накануне оттяпали себе Полоцк и собственно Мстиславичи вернулись в Смоленск после битвы на реке Калке (в Смоленске их не хотели принимать после полоцкой авантюры), но в общем они вернулись обратно в Смоленск, перебили всех несогласных и у них получилось сразу и Полоцкое и Смоленское княжество под рукой на некоторое время. Естественно, всё закончилось плохо, потому что рядом была Литва и рано или поздно оба города попали теснейшим образом в сферу влияния литовской политики.

На запад, северо-запад от Смоленска – Витебск. Не очень понятно, был ли Витебск самостоятельным княжеством в первой трети XIII века. есть упоминание, что возможно был, мы точно ничего не знаем.

Вот, например, владимирский князь Всеволод Большое Гнездо, как сообщает нам летопись:


«Всеволод оженился другою женой, поя за ся Васильковну, Князя Витебскаго дщерь.»


То есть какой-то князь был в это время в Витебске, княжеский стол был, но был ли он независимый – не очень понятно.

Кроме того, в 1245 году уже Александр Невский (понятно, уже в самом разгаре монгольское нашествие), он сражался в это время с литовцами, «…и пойма сына своего из Витебска», то есть естественно, сына Василия. Собственно, больше он ни с какими сыновьями своими не ссорился и ловить их было не надо.

Полоцкое княжество. Самая древняя династия Рюриковичей, кроме, собственно, династии Рюриковичей, потому что Рогволжьи внуцы – не прерывалась эта династия до XIII века, когда эти самые смоляне эту династию прервали. Во время расцвета Полоцкое княжество включало около 21 города, очень тесно взаимодействовало с литовцами и вынуждено было сожительствовать с Немецким орденом и немецкими городами, что доставляло массу проблем, потому что экспансия со стороны Запада была серьёзнейшая. Для сравнения, Полоцк – это было 58 гектар, а, например, Минск – около трёх гектар в это время, тоже в составе Полоцкого княжества.

С юга Смоленска находилось княжество Черниговское, тоже одно из выдающихся мест Древней Руси. После Киева долгое время одно из главных княжеств Руси вообще. Всего там находилось около 60 городов. Какая разница: гигантский Новгород – 20 городов и в общем сильно более маленький Чернигов – 60 городов, это только те, что известны по летописям, потому что на самом деле археологически их больше, просто мы не знаем некоторые городища, которые полгектара размером, какое у них было название и было ли вообще, может, они назывались просто Городец и ещё один Городец, Старый Городец, Новый Городец, Средний Городец, Гнилой Городец...

Д.Ю. Верхний, Нижний…

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Великий, Малый.

Клим Жуков. Да. Там такие поселения, огороженные по полгектара, по гектару, по два гектара, в общем это на полноценный город тянет не всегда. А с другой стороны, состояние письменных источников такое, что мы не знаем всех названий. Но вот, 60 городов, это очень много.

В Черниговское княжество входил Брянск, который сейчас совсем не черниговская территория. Вот, например, Брянск, был большой город, около 6 гектар. Любич, тот самый, где князья любили собираться на съезды, 4,5 гектара, хотя, Любич был не столько город, сколько замок, по-другому не назвать. Это мощнейшее укрепление, на слиянии двух рек, почти на острове, на полуострове, выдающемся в воду. Там очень развитая система укреплений, в него даже въехать было сложно, потому что там тебя встречает один обвод стен, второй обвод стен, потом нужно заехать по круговой дорожке в детинец и в тебя постоянно, если что, будут стрелять. Вот такая сверхукреплённая княжеская резиденция. Впрочем, её всё равно взяли потом…

Д.Ю. В городе Пскове, мне очень понравилось при осмотре, что там при входе построен так называемый захап – ворота пали, а там такой коридор, достаточно длинный, а дальше ещё одни ворота и пока вы их ломать будете, тут-то вас всех…

Клим Жуков. Да, и причём в Ладоге, что характерно, то же самое, если ты обратил внимание, поворачиваешься под правую сторону всегда, то есть не сможешь закрыться щитом если что, а там тебя будут караулить благодарные партнёры по политическому процессу.

Д.Ю. Встречающие.

Клим Жуков. Да, встречающая делегация. Только поворачиваешь, а ты, уже можно сказать, на небесах.

А собственно сам Чернигов, исследовано территории где-то около 160 гектар и, например, Путивль – 25 гектар, то есть вот такие города – от очень большого Чернигова до совсем небольших. Правили там естественно Ольговичи. В 1223 году из Чернигова поехал несчастный князь Мстислав Святославич воевать с монголами, не вернулся. Потом с 1235 года правил Мстислав Глебович, собственно говоря он монгол-то там и встретил в итоге.

С юга от Чернигова располагался Переяславль-Южный, он же Переяславль-Русский, современный Переяславль-Хмельницкий братской дружественной нам Украины. Всего 19 городов было в Переяславле-Русском, довольно большое княжество, но не первостатейное по южнорусским меркам. Там же, кстати, находился и Городец-Остёрский, это такое место, куда постоянно лезли владимиро-суздальские князья, куда постоянно сажали своих наместников, это была такая точка влияния владимирцев на юге. Они оттуда постоянно совершали какие-нибудь, например, военные экспедиции, с опорой на этот Городец-Остёрский, который был всего 0,75 гектар, но там, правда посады были около 5 гектар, но тем не менее небольшой. А сам Переяславль был около 80 гектар, то есть тоже легко подсчитать, что там если тысяч 6-7 жило – это много.

Д.Ю. В целом, небольшие конечно образования.

Клим Жуков. Нет, конечно.

Ну и естественно на запад от Переяславля и Чернигова лежал Киев. О нём мы специально говорить не будем, о нём уже всё сказано, мы на нём останавливались подробно. И правил там в это время с 1236 по 1238 год, как раз к самым монголам, Ярослав Всеволодович, который был предпоследним великим князем киевским из Великого княжества Владимирского. Ещё тогда ему это зачем-то было надо, видимо, лез туда очень упорно.

И Киев, ещё раз нужно отметить, сразу уже в X веке стал распадаться на уделы. Первый, например, Вышгород – это удельное княжество, которое получало всё больше и больше самостоятельности. Собственно, из Киевского княжества выделилось Турово-Пинское княжество, которое потом развалилось на Туров и Пинск. Причём, там такого размера города, что если тысяча человек проживало, то это очень хорошо. А если взять территорию всего княжества и прикинуть отношение населения городского к населению сельскому, то там если 5 тысяч человек было во всём княжестве, то это тоже хорошо. 5-6, ну может быть 10, но всё равно – это на всё княжество.

Д.Ю. Небогато.

Клим Жуков. Прямо скажем. Но эти такие маленькие князья, они как лимитрофы выступали, постоянно перемётываясь то к этому, то к этому, прикидывали, кто сильнее, с кем надо дружить. Не всегда это получалось, как мы помним…

Ну и рядом, Владимиро-Волынское княжество – к западу от Киева. Там как раз к моменту прихода монгол правил сначала Роман Галицкий, потом Данила Романович Галицкий…

Д.Ю. Сын.

Клим Жуков. Сын, да. Он, правда, начинал свою карьеру с Волыни, потом оказался в Галиче, потому что Галич, это неподалёку и там было очень интересно и постоянно происходили какие-то пертурбации. Это очень богатое было княжество, самое западное княжество Древней Руси и вместе с Галичем самое интегрированное в западноевропейскую политику. В итоге мы имеем, что имеем, потому что оно оказалось настолько сильно интегрировано, что с XIV века вся эта земля попала в прямую сферу влияния Великого княжества Литовского и вернулось очень нескоро. Люди там на русском продолжали разговаривать, но собственно русских, кроме друг друга, очень долго не видели, вообще.

Галич. Примыкает к Владимиро-Волынску с юга.

А, да, во Владимире было 53 города – большое княжество.

Д.Ю. Большое, да.

Клим Жуков. Галич то объединялся с Владимиром-Волынским, то разъединялся. Там всего было около 32 городов. И ещё я не сказал о болховских князьях – такая очень маленькая была территория на стыке Владимира, Волыни и западной территории киевской земли. Болховские князья – это такие маленькие лимитрофы. Ну и собственно, Турово-Пинское княжество.

Таким образом, накануне Батыева нашествия у нас на Руси насчитывалось 19 крупных государственных образований. А если с мелкими – то все 25.

Д.Ю. Которые, естественно, друг с другом не дружили…

Клим Жуков. Да, они друг с другом дружили не очень, постоянно основывали какие-то временные коалиции, которые очень быстро разваливались, потому что по феодальным меркам предать союзника – это было нормально, в общем, даже не считалось каким-то предательством. Это делали все. В Западной Европе это просто было постоянно, потому что в это время союз заключается всегда как правило очень ненадолго. Союз надолго может быть только в одном случае, как например делал Андрей Боголюбский – силой привести скажем Рязань к себе к покорности так, чтобы они тебя просто боятся до смерти. Сжечь город, стольный – тогда конечно да, у тебя будут прочные союзнические отношения.

Д.Ю. Постольку поскольку все познания об истории у большинства граждан из школьного курса, мне всё время казалось, что это чисто русская черта – все перегрызлись, какие-то удельные княжества, все друг друга ненавидят. В то время, как другие могли объединиться. Потому что вот если бы объединились перед лицом монголо-татарского нашествия… но нет, князья были туповатые – объединиться не могли.

Клим Жуков. Ну конечно же князья были туповатые, это же наши князья! Кто же сомневается. У нас же генетическое уродство! Что же делать… Уже тогда все были ватники и сепаратюги.

На самом деле, конечно в этом есть небольшая доля истины, потому что к моменту прихода монгол конечно во многих основных странах Западной Европы процессы централизации зашли куда дальше, чем на Руси. Просто они эти процессы начали сильно раньше.

Д.Ю. На самом-то деле это говорит о том, что в Европе живут люди умные, цивилизованные, а тут – тупые совки.

Клим Жуков. Да, но просто нужно понимать, что умным цивилизованным людям досталось наследство Римской империи, которое дало неплохой старт. У нас точки старта были разные. Грубо говоря, мы стартовали с двадцатого места в лесу, они – с поул-позишн в Монако.

И естественно, нам нужно что делать? Нам нужно проклинать вятичей, древлян, северян, радимичей и прочих полочан, которые вместо того, чтобы в III-IV веке нашей эры вместо того, чтобы заняться строительством единого государства, занимались тем, что бегали по лесам и убивали друг друга иногда даже. Вот, надо проклинать предков… знаете, проклинать Сталина – это уже не интересно, надо вот так, я считаю, зайти…

Д.Ю. Корень не там, да?

Клим Жуков. Корень гораздо глубже. Тем более, Сталин – грузин, ну что вы, господи… случайная же фигура. Проклинать надо вон там. Вон там лежат все паразиты, из-за которых мы отстали от развитых европейцев на 300 лет, и до сих пор ещё не все вполне уверенно завязываем себе штаны, как говорил профессор Преображенский.

Так вот. 25 княжеств, считая с мелкими, все «дружат» друг с другом, как положено в феодальное время, около 340 городов известно по письменным источникам и, исходя из различных методов подсчёта, о которых я говорил в одном из предыдущих докладов о Владимирской Руси, реальные подсчёты дают нам общее население Руси не более 3 миллионов человек.

Д.Ю. Всё равно много.

Клим Жуков. В три раза больше, чем в самой Монголии, но при этом в Англии в это врем проживало около пяти. Вот в такой вот Англии (не считая Шотландии, естественно) проживало около пяти миллионов. А на всей Руси – около трёх. То есть размытость населения была просто чудовищная.

Ну и конечно, вот мы сейчас говорили о князьях, боярах, как они друг с другом дружили, какие войны устраивали, мы всегда забываем, что главным героем вообще всей русской истории, главным двигателем, причём абсолютно безымянным и немым в источниках, это конечно являлся русский народ, крестьянин. Потому что это то самое сельское население, которого было сильно больше 90% (где-то около 3-4% проживало всего в городах).

Вот эти люди на хуторах, размером в один-два-три, реже пять домов, осваивали все эти гигантские бесконечные леса с риском для жизни безо всяких монголов и половцев, потому что там можно было не выжить просто элементарно при первом же неурожае. Мы себе с трудом представляем, как это вообще выглядело, потому что эти первые делянки… Вот как мы представляем себе поле хлебное? Мы все видим, что хлебное поле, золотые колосья за горизонт…

Д.Ю. Рука, как в фильме «Гладиатор».

Клим Жуков. Такого размера зёрна.

Д.Ю. Да, да. По пояс пшеница.

Клим Жуков. Да, практически по плечо.

А вот как тебе лес, между деревьями которого посажен хлеб? А ведь это была реальность русского средневековья. Вот так всё начиналось. И вот спрашивается, откуда у нас могли взяться центростремительные процессы при таком уровне развитости экономики, который просто другой быть не мог. Не потому, что у нас предки были какие-то болваны или идиоты. Просто условия низкого старта, крайне низкая агрокультура, обусловленная, что у нас вся почти земля с редким исключением южных чернозёмов и владимиро-суздальского Ополья, является зоной страшно рискованного земледелия.

И вот эти люди, они вытаскивали на себе всё – колонизацию незаселённых земель, обеспечение продовольствием своих княжеств, обеспечение военных походов продовольствием, тягловой силой и в конце концов инженерно-сапёрными контингентами, которые набирались из крестьян (которые рыли канавы и прочее, прочее, прочее), которые обеспечивали княжескую верхушку прибавочным продуктом своим скудным, с которых собирали всю дань, которые платили дань в конце концов монголам со своего этого несчастного надела. И вот эти люди – они вывезли всю русскую историю. Не князья. Князья просто нам видны, а они – нет. Но нужно помнить, что базисом были именно они – русские крестьяне.

Так вот, после взятия Ургенча в 1221 году Чингисхан отправил своего сына – Джучи Темучжиновича Борджигинова в Восточную Европу. А Джучи не поехал.

Д.Ю. На минуточку перебью. Вот они взяли Ургенч, а в тех местах, где Ургенч тамошние историки, они как, в курсе, что было монголо-татарское нашествие?

Клим Жуков. Все в курсе.

Д.Ю. Все?

Клим Жуков. До Венгрии, все в курсе, что было. Чехи, правда, придумали в XIX веке летопись, где сообщили, что они монголов разбили на самом деле. Но это подделка. А так все в курсе – в Ургенче, в Бухаре, в Самарканде, даже в Афганистане их заметили.

Д.Ю. Львы Пандшера...

Клим Жуков. Что-то, кстати говоря, монголы справились с львами Пандшеры сильно быстрее американцев. Просто значительно быстрее. Ни ракет «Томагавк», ничего… всё своими добрыми руками. За год завоевали.

Д.Ю. Божье слово и доброта.

Клим Жуков. И доброта… За год. На весь Афганистан, там никто пикнуть не мог.

Д.Ю. Отважные пуштуны.

Клим Жуков. Но это правда было уже сильно позже, это было уже при Тимуре.

Так, в общем, Джучи никуда не поехал и Чингисхан…

Д.Ю. А почему не поехал?

Клим Жуков. А вот не поехал и всё.

Д.Ю. А чего папа хотел? Мирового господства?

Клим Жуков. Естественно. Это была скромная мечта Чингисхана – мировое господство. Отправились туда два тумена – нойона Джэбэ и Субедей-багатура.

Д.Ю. Субедея с детства помню.

Клим Жуков. Это удивительный человек, который не был вообще никакой монгольской знатью. Это был просто степной багатур, который от нашего исландского любимца Греттира отличался большей социальной уживчивостью, а так тоже был очень лихой мужчина. И поднялся до самых высот вообще имперской власти. Как Александр Данилович Меньшиков, что-то похожее.

Д.Ю. Вот какие были социальные лифты в Монгольской империи.

Клим Жуков. И Рашид ад-Дин, правда уже сильно позже, сообщил нам в своём произведении «Джами ат-таварих», что это был не просто поход, это была натурально разведка боем. Просто отправили всего два тумена, то есть в самом лучшем случае 20 тысяч человек, чтобы они прошли от Ургенча до Волги.

И они прошли-таки от Ургенча до Волги попутно раздав пинков всем, кого смогли поймать, буквально. На Кавказе, в Дагестане, Чечне, Черкесии, всех порвали буквально на части и только после того, как они уже подрались с половцами несколько раз, как они сходили на реку Калку (там победили естественно) и после этого остатки этих двух туменов разбили в Волжской Булгарии. И то, их разбили, а не уничтожили. Они в полном порядке отступили домой и доложили Чингисхану, как там обстоят дела: по каким дорогам можно подойти, где можно поить коней, где можно украсть еды, где торговые пути проходят собственно говоря, где есть сепаратисты, с которыми можно договориться. В общем, это была тщательно спланированная акция.

И мы, то есть Русь, в общем слышали сильно задолго о их приближении, потому что в 1222 году сначала монголы вероломно напали на кавказских алан, у них был мир официально заключён, они этот мир нарушили, напали, разбили их в дребезги и обрушились на половцев. А половцы, надо понимать, были наши родственники, причём очень близкие. Вот собственно хан Котян Сутоевич был близким родственником Мстислава Мстиславича Удатного, тогда князя Галицкого. И естественно нам об этом сообщали – что там происходит, и кто такие эти монголы.

И когда монголы прислали послов к нам договариваться (а собственно договаривались только об одном – чтобы не вмешивались в монгольско-половецкие разборки), наши сразу вступились за родственников, а послов убили, потому что справедливо полагали их шпионами и провокаторами.

Д.Ю. Козлами…

Клим Жуков. Шпионами и провокаторами, потому что они и были шпионы и провокаторы. Но они не учли одной важной вещи – что, хотя это и были шпионы и провокаторы, но это шпионы и провокаторы, приехавшие из ещё не совсем феодального общества. Это у нас, в нормальной цивилизованной Европе можно было спокойно убивать шпионов и провокаторов (и не только шпионов и провокаторов), в общем конечно обижались, но не сильно. А убийство посла, тот, кто доверил тебе свою жизнь и пришёл без оружия… монголы это вообще не могли простить ни в коем случае. И это послужило великолепным казусом белли (то есть поводом к войне). Монголы, узнав о таком, наверное, даже обрадовались, сказали: «О-о-о! Теперь понятно, зачем мы туда пойдём. Если кто-то будет возмущаться, скажем, вы посмотрите, какие это сволочи, что они сотворили».

Д.Ю. Звучит несколько странно, то есть опять-таки, в обыденном сознании – это какая-то жуткая орда, которая напала на всех, никого ни о чём не предупреждая, на нас же всегда так нападают…

Клим Жуков. Конечно. Просто откуда-то возникает какая-то лавина, которая просто прокатывается по русской земле, а все такие сидят – а что это было?..

Д.Ю. Зачем им какие-то поводы, непонятно?

Клим Жуков. Это в первую очередь для себя. Потому что, если кто-нибудь вдруг спросил бы, к тому же там к тому времени была масса царевичей, вот, например, вот Джучи, не послушался папу и не поехал в Восточную Европу, пришлось посылать испытанных военачальников. Так вот, если кто-нибудь теперь не послушался или потребовал объяснить, то политрук ему сказал бы: «Дорогой товарищ, кровь павших взывает к отмщению» и «Не опустим штыка, пока не отплатим и не отомстим». И тут все сказали, ну совсем другое дело, давайте.

Д.Ю. Ведите.

Клим Жуков. Да, да.

Как летопись нам говорит, Мстислав Киевский сообщил: «Пока я нахожусь в Киеве, по эту сторону от Яика и реки Дуная татарской сабле – не бывать». И коалиция из 21 князя и плюс примкнувшие половцы и наёмники из числа бродников, это такой очень далёкий прообраз казак, то есть как раз эти изгои, которые жили в степях, возможно, где-нибудь на территории Тмутаракани и так далее, причём беглецов не только с Руси, но и от тех же половцев, откуда угодно, я говорю, это какой-то такой очень далёкий прообраз казачества. Вот вся эта коалиция поехала воевать на реку Калку.

Надо понимать, что двадцать один князь – это очень много и конечно представляет из себя невероятных размеров армию. Она и в самом деле была большая. Это, с одной стороны. С другой стороны, князья были крайне неравнозначны по своему статусу и собственно больших князей там было человек максимум семь, которые могли привести с собой представительные дружины.

Это естественно был Мстислав Романович Старый, Киевский великий князь, это естественно был Мстислав Святославич Черниговский и Даниил Романович Волынский, будущий Галицкий, Мстислав Мстиславович Удалой (Удатный), как раз князь Галицкий и Олег Святославич Курский, ну и конечно Всеволод Мстиславич Псковский, Псков не такой уж маленький город, он мог вполне привести известное количество военных.

Про силы сторон. В среднем, если княжеские дружины, учитывая, что большие князья могли приводить с собой по 200-300 человек, а маленькие князья, типа Изяслава Ингваревича Дорогобужского – могли приводить по 30-50…

Д.Ю. Взвод, фактически. Два.

Клим Жуков. Да, два взвода, где-то так. Да, и совершенно непонятно – участвовали ли городовые полки. То, что дружины участвовали – точно, а вот ополчение, феодальное конное ополчение выходило ли из городов – мы не знаем. Но об этом позже, когда будем говорить отдельно о сражении на реке Калке, оно того стоит.

Вот, если дружины были в среднем человек по сто, это хорошо, т.е. 21 князь – это где-то 2100 человек.

Д.Ю. Небогато.

Клим Жуков. Мягко говоря. Орда Котяна Сутоевича, когда была разбита монголами, откочевала в Венгрию, в ней насчитывалось, как сообщают венгерские источники, 40 тысяч человек, вместе со стариками, бабами, всеми. То есть, если её даже уполовинили, в ней было 80 тысяч человек (хотя, конечно, вряд ли её уполовинили), но тем не менее, даже если там было 100 тысяч человек, то мобилизовать они могли ещё тысячи 3-4. Ну и наёмников, бродников, если набралась тысяча – это максимум, который можно себе представить, то есть там всего приехало 5-6 тысяч человек.

Д.Ю. Жутковато как-то себе представить, это же некому вообще противостоять.

Клим Жуков. 5-6 тысяч человек, против них приехало 20 тысяч монгол. Однозначный диагноз.

Д.Ю. Извини, перебью, все рассказы про какую-то зверскую тактику, а мы там наскочили, а из луков постреляли, отскочили, бравая конница… чего там, конница, если никого нет.

Клим Жуков. При такой численности в общем-то никакой специальной тактики не нужно было применять, потому что шансов просто не было, учитывая, что если бы все эти военные были бы такие же замечательные, как княжеские дружинники, например, Мстислава Киевского, то тут конечно, это отдельная же история совсем. Но ведь это же было далеко не так.

Понятно, что киевское условно говоря рыцарство, это была такая элита, все суперпрофессионалы, тем более, очень опытные профессионалы, потому что все эти люди всю жизнь воевали, и их папы всю жизнь воевали, и так, начиная с 1136 года они непрерывно находились в состоянии военных действий. Они прекрасно умели воевать, просто великолепно. Но они были заточены на совершенно конкретный тип войны – на локальную феодальную войну, которая всегда велась с ограниченными целями, цель была одна – посадить, например, своего князя на киевский престол. Для чего, что нужно было сделать – разбить 300 человек, которые тебе противостоят. Да их даже убивать не надо всех. Их можно взять в плен, разогнать, напугать, в конце концов, когда ты их разобьёшь и посадишь своего князя, например, в Киев, это же будут твои собственные солдаты в итоге, зачем их убивать? Ни в коем случае. Войны были бескровными в то время (относительно бескровными конечно).

И тут они столкнулись с совершенно другой военной машиной, потому что монголы шли всегда, во-первых, с единым командованием, во-вторых, с единой целью. И всё это войско, очень большое, даже 20 тысяч – это очень много, даже если, учитывая все эти драки с аланами и прочее, учитывая, что конечно вербовка местного населения была затруднена и наёмников они не могли в полном объёме нанимать, даже если их было 15 тысяч, то всё равно это в три-четыре раза больше, чем могли выставить русские, половцы и бродники вместе взятые.

Монголы шли всегда с одной целью – тотальная война. Никакой ограниченной феодальной войны монголы не признавали, они должны были привести к абсолютной покорности всё местное население – от князя до холопа. Для этого годились два средства: или ты безоговорочно к ним присоединяешься, платишь общеимперский налог, поставляешь или военных непосредственно в войско, если конечно они годятся, потому что не все годятся…

Д.Ю. Посмотрим ещё…

Клим Жуков. Да, посмотрим. Или кормишь, снаряжаешь, обуваешь собственно имперскую армию, тогда конечно никто тебя трогать не будет.

Д.Ю. Для этого и засылались послы.

Клим Жуков. Конечно.

Д.Ю. Это мне немедленно напоминает наших любимцев древних римлян: либо мы тебя объявим другом римского народа…

Клим Жуков. Либо врагом.

Д.Ю. …либо мы тебя изведём, да. А после того, как ты отказался быть другом римского народа…

Клим Жуков. Не хочешь, как хочешь.

Д.Ю. Да. Хочешь – давай, как хочешь, а не хочешь – так давай… Так-так, и тут засланные послы и ты, значит, не хочешь с ними воевать, не хочешь платить…

Клим Жуков. Тогда план Б – тотальное уничтожение. Никого не волновало, что вот эти люди потом будут, когда ты всё-таки присоединишь к себе это княжество или королевство, не важно, будут кормить твою армию и возможно будут сражаться в твоей армии, никого не волновало. Вот всё, что ловилось, немедленно изводилось под ноль, всё что видели или бралось в плен и угонялось в рабство, города сжигались, посевы вытаптывались.

В общем, это была именно тотальная война. Это были мастера геноцида своего времени, их просто страшно боялись, потому что почти никто не был готов воевать в таких условиях. Вот как так можно воевать, если тебя вместо того, чтобы взять в плен, убьют? Страшно…

Д.Ю. А в чём был смысл?

Клим Жуков. Навести ужас. Это террор. Тотальная война.

Д.Ю. То есть это осознанно?

Клим Жуков. Да. Это делалось специально.

Д.Ю. Это делалось себе так сказать экономически в ущерб, но делалось?

Клим Жуков. Но с учётом того, что когда наплодятся через некоторое время потомки оставшихся местных, они будут помнить, что с монголами ссориться лучше не надо. То есть лучше спокойно работать, платить налог и не выступать.

Д.Ю. А где они такого понабрались? Сами придумали? Или у китайцев научились?

Клим Жуков. Это ещё, видимо, в наследство от кидани им досталась такая традиция, то есть от населения тех степей, более древних времён и собственно, как военная тактика досталась, видимо, тоже от кидани.

И не нужно забывать, что опять же, они не просто понабрались, эти люди глубоко в голове ещё варвары, хотя они не были теми варварами, как их представляют (как я уже говорил): в дранном армяке, с какой-нибудь берцовой костью лошади, с воплями «хура-хура-хура-хура!», таких очень много просто. Нет, ни в коем случае. Это были очень красиво одетые, блестяще снаряжённые воины с красивыми луками, потому что монгольский лук — это всегда было оружие просто изящное, высочайшая технология своего времени, сабли, сёдла, отделанные золотом у богатых представителей воинского сословия, но это всё равно почти ещё родоплеменное общество.

Д.Ю. У меня всегда крутится на языке, что если хотите понять, как выглядел древний солдат, воин, посмотрите на современного дембеля – какой он красивый. Вот и там, не сомневайтесь, каждый стремился выглядеть – моё почтение.

Клим Жуков. Именно так.

Д.Ю. Я, когда у крестьян спрашивал, зачем ты себе вьёшь эти чудовищные аксельбанты? Вот такие, на которых висит…

Клим Жуков. Пуля 12,7, гильза…

Д.Ю. …самоходный патрон, этот жуткий. На что мне говорили, Дима, это ты в свой город поедешь, где тебя никто не знает, а меня – вся деревня провожала и встречать будут точно так же. Я должен выглядеть соответствующим образом. Поэтому все были красивые и молодцеватые.

Клим Жуков. Естественно. Ну и когда наши столкнулись с монголами на реке Калке, немедленно выяснилось, что из этих двадцати одного князя никто не хочет подчиняться всем остальным.

Д.Ю. Само собой, да.

Клим Жуков. С какого перепуга?

Д.Ю. Ты кто?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Наш любимый русский вопрос возник – «ты кто?».

Клим Жуков. Да, вопрос киевского интеллигента XIII века: кто ты, кого знаешь, чего такой дерзкий?

Д.Ю. С какого района? Почему такой дерзкий?

Клим Жуков. Естественно, командовать собрался Мстислав Романович Старый, потому что он просто киевский князь. Но привёл-то всех туда Мстислав Мстиславович Удатный, потому что это на его родственника Котяна Сутоевича напали монголы и он вроде как явился инициатором похода, поэтому он сказал, наверное, я буду командовать…

Д.Ю. Явление, известное нам как местничество, да?

Клим Жуков. Это будущее местничество, это ещё не местничество далеко, но это как раз основа, то, из чего местничество выросло. Потому что потом эти отношения были перенесены в единое государство, когда всех этих князей, уже в XVI веке, собрали вместе в одной Москве. Это было очень хорошо, потому что они перестали ураганить по всей Руси, они все находились при дворе и просто били друг другу морды.

Д.Ю. Страна вздохнула, да?

Клим Жуков. Да. Ну и тут же конечно Даниил Романович, между прочим очень грамотный военный, он тоже претендовал на командование. В итоге Мстислав Романович Старый, князь Киевский, вместе со всей киевской дружиной вообще биться не поехал. Он остался на другой стороне реки в лагере, и смотрел из-под рукавицы, что там происходит.

Д.Ю. Сильно.

Клим Жуков. Потому что ему отказались подчиняться, а он был великий князь Киевский. Я думаю, в этом была загвоздка. Потому что по местническому рангу, по статусу лествичного права, он самый старший из князей, он должен возглавлять и поход, и собственно битву. Не захотели подчиняться – он никуда не поехал и своих, между прочим, элиту всего этого войска, не пустил воевать.

Д.Ю. Короче, военная организация…

Клим Жуков. На высоте была, на высоте.

Д.Ю. Да.

Клим Жуков. Дальше, что произошло, не очень понятно, потому что летописи сообщают нам разное. Ипатьевская летопись, которая как раз южнорусская, галицко-волынское летописание, очень подробно описывает подвиги Даниила Романовича и то, где он бился, в центре построения и говорит о том, что черниговцы побежали, после чего монголы зашли с фланга и всех победили. Новгородская первая летопись пишет, что просто половцы, которые открыли сражение, накатились на монгол, сбили авангард, докатились до главных сил, там им вломили как следует естественно, после чего они все побежали и врубились на бегу в русское войско, которое, потеряв порядок, было просто смято после этого превосходящими силами монгол.

После чего конечно, все кто мог сбежать в лагерь, сбежал в лагерь. Да, конечно, такие наши прекрасные союзники, как бродники, немедленно перешли на сторону монгол.

Д.Ю. Отлично! Вот это вообще, слушай…

Клим Жуков. Ну а чего? Смотрят, тех в три раза больше, так, а чего, мы – с вами.

Д.Ю. Это мне напоминает известного нынешнего героя России – маршала Маннергейма. Сначала с Гитлером на нас напал, смотрит – Гитлеру по шапке дают, извини, Гитлер, видишь, как складывается? «Не мы такие – жизнь такая». Давай-ка мы с тобой повоюем.

Клим Жуков. Я думал, Сталин хороший, а он вон какой.

Д.Ю. Или наоборот – плохой, а он, оказывается, вон какой…

Клим Жуков. Да…

Д.Ю. Отличные бродники, да.

Клим Жуков. Они перешли спокойно на сторону монгол и собственно говоря они явились, как недавние союзники, послами, которых отправили в укреплённый лагерь, и которые сказали, выходите, никто крови вашей проливать не будет. После чего монголы взяли всех князей, которые там были вместе с Мстиславом Романовичем Старым, уложили под доски и сели на доски пировать, задушив их всех насмерть. Но крови не пролили.

Д.Ю. Не обманули.

Клим Жуков. Нет. Надо читать договор, что написано мелким шрифтом всегда.

Д.Ю. Как в известно песне: «Ох, люди, ох, русские люди, ох, люди, ох, мать вашу так…»

Клим Жуков. В общем, погибло двенадцать князей из двадцати одного.

Д.Ю. А часть не пошла? Или тех не задавили?

Клим Жуков. Это те, кто смог сбежать. Они же не все сбежали в лагерь. Умные люди не стали сбегать в лагерь, а просто дали драпу до дому.

Правда, тут надо сказать следующее: когда говорят, что после Калки киевская земля обезлюдела – чушь собачья. Даже если там выступал, например, киевский городовой полк, то великая мудрость феодальной организации в том, что никогда невозможно организовать тотальную мобилизацию, всех подчистую вывести в поле просто физически невозможно.

Помнишь, мы говорили о битве под Оршей? Когда 17 тысяч феодального ополчения литовцы разверстали, а приехало тысяча двести. Ну как тут можно тотальный ущерб нанести? Да почти никак.

Д.Ю. Нормальный геноцид не устроишь.

Клим Жуков. Невозможно. Даже если их всех перебить, то там останется 15800 человек. То есть можно ещё раз попробовать будет всегда. Вот тут тоже самое.

Д.Ю. До десяти раз ещё можно будет попробовать.

Клим Жуков. До десяти раз, так точно. Потому что семья, понятно, что это военные корпорации, семейные корпорации, они всегда посылали в бой, например, папу и старшего сына, думают, может быть послать ещё и среднего сына, выясняется, что этот боярский сынок в это время с караваном по торговым делам находится где-нибудь в Швеции или в Польше и его просто на войну не выдернуть, потому что средств связи нет, когда приедет – бог его знает. А младший сын – болеет, например. И ещё кого-то обязательно, когда ты уезжаешь на войну, нужно оставлять на хозяйстве, чтобы пока ты воюешь (или не дай бог тебя убьют), чтобы не развалилось. Поэтому максимум половина может из семьи выехать, максимум. А скорее всего, это треть. То есть эта семья ещё два раза как минимум сможет поставить военных, если что. Вот прямо на протяжении ближайшего времени.

Поэтому, конечно нет. Ну и тем более, что с 1223 года до прихода монгол в Киев прошло 17 лет, то есть новое поколение уже родилось, выросло. В общем, Киев оправился и даже не сильно заметил. Потому что после поражения от монгол на Калке наши люди ссориться и резать друг друга не только не перестали, но и начали с утроенной силой, потому что кое-кто не вернулся, открылись вакансии, нужно было их срочно переделить и в общем, это хорошо.

А самый умный человек в этой ситуации оказался владимирский князь, который вроде как получил приглашение на войну, но ехал-ехал и не доехал. Просто, не то, что как глупый Мстислав Романович Старый, приехал на войну и не стал воевать. Он просто не доехал до войны. Чего-то собирались-собирались… и владимирское летописание по поводу битвы на Калке так и пишет, что мы во всём этом не принимали никакого участия. И в общем даже академик Рыбаков писал, что каким цинизмом отдают строки владимирского летописца. Ну какой это цинизм! Кто для владимирцев были все эти черниговцы с какими-нибудь, я не знаю, галичанами, лучанами и трупчевцами.

Д.Ю. Не пойми куда, не пойми зачем…

Клим Жуков. Во-первых, они не были им одной страной, они не находились под управлением Киева, они находились под управлением Владимира. Под управлением Киева находился только Киев, а под управлением Владимира – только Владимир с удельными городами. Вот если бы речь шла о своём феодальном владении, вот своего феодального владения конечно они были патриоты, они пошли бы за него воевать и ходили, как мы увидим. Но идти куда-то, воевать со всей этой странной компанией, в какую-то степь… а зачем? Ради кого, ради половцев? Так это вы им родственники, мы им не родственники.

Д.Ю. Там убить могут, что характерно.

Клим Жуков. В конце концов, это профессиональные воины, смерть в бою для них была естественным окончанием жизни. Когда говорят «смерть от естественных причин», вот удар мечом по башке – это смерть от естественных причин. В общем, они были готовы к этому.

Д.Ю. Полагаю, никто не торопился.

Клим Жуков. Было бы из-за чего. И поэтому летописец был в общем доволен тем, что произошло. Единственный положительный персонаж во владимирском летописании касательно битвы на Калке – это монголы, которые наказали безбожных половцев, ну и тех дурачков, которые против божьей воли пошли этим половцам зачем-то помогать.

Следующий раз монголы появились спустя, как я уже говорил, изрядное количество времени – в 1237 году. Опять же появились они конечно не сразу, потому что первым в гости они приехали к булгарам, чтобы вспомнить, кто там кого разбил в матче Субедей и Джэбэ против булгар. В общем, с ответным приехали матчем, но уже с другими силами немножко – там были не потрёпанные два тумена, а была полноценная, уже не рекогносцировочная дивизия, условно говоря, а уже полноценная армия вторжения, с осадными машинами и прочая, и прочая.

Естественно, для булгар ничем хорошим это всё не закончилось. Мы конечно об этом знали, потому что булгары наши ближайшие соседи, но опять же, ничего не предпринимали. Потому что ещё раз повторяю, как-то раз я об этом уже говорил, нужно ещё раз сакцентировать, видимо, монголов не принимали за что-то слишком отличающееся от половцев – потому что с половцами мы соседствовать научились и более того, половцы принесли вполне конкретные преференции некоторым князьям своим появлением. Думали, что и тут будет то же самое.

И когда на рубежах наших юго-восточных, около Рязанского княжества появились монголы и потребовали дани, Юрий Рязанский отправил посольство с требованием помощи к Михаилу Черниговскому и собственно Юрию Всеволодовичу Владимирскому. Собрал полки из Рязани, собрал полки муромских князей, которые (я описывал специально) находились очень рядом друг с другом и муромчане понимали, что даже рязанцам, которых они терпеть не могут, придётся помогать, потому что мимо них никто не проедет.

Так вот, ни Чернигов, ни Владимир помощи не прислали и рязанцы с муромчанами выехали на реку Воронеж в одиночестве, где на них обрушился удар всей армии вторжения. Естественно, всё это жалкое войско, которое смогли выставить рязанцы, было, понятно, очень сильно меньше, чем на реке Калке, против сильно больших сил. Это всё было сметено тут же. Как раз после этого эта знаменитая сцена, где княжна Евпраксия с малым ребёнком бросается с крепостной стены Рязани, что мы знаем со школы ещё. Это после именно этой битвы было.

Тут Юрий Всеволодович посылает Рязани на помощь своего сына Всеволода Юрьевича со всеми людьми и воеводу Еремея Глебовича. Из Рязани отступают остатки сил, которые смогли избежать Воронежа и какие=то новгородские силы. Собственно, Рязань осталась с местным гарнизоном, шесть дней осады – Рязань захвачена, 21 декабря 1237 года. А вот эти соединённые силы дают бой монголам под Коломной – тогда, напомню, территория Рязанского княжества.

Что это такое? Тут у нас получается потрёпанное войско рязанцев, понятно, там была и княжеская дружина, и городовой полк, если в Рязани проживало максимум 10 тысяч человек, то 2% военных, которых они могли поставить из десяти тысяч человек, у них городовой полк максимум был 200-300 человек. Максимум.

Д.Ю. Ловить нечего, короче. Вообще.

Клим Жуков. При том, что это были уже побитые люди. Понятно, что окрестные города тоже кого-то выставили, ну если они собрали вместе с новгородцами опять же тысячи три-четыре, это было очень хорошо. Причём, вряд ли их столько было… Ловить там было нечего, их разбили.

Правда, тут наглядно показала разница в стилях боя, потому что татары – это всё-таки на 80% лёгкая конница, которая занимается стрелковым боем. И самое главное, что полководцы монголов всегда стояли сзади и не вмешивались в драку. Феодальные полководцы – всегда лезли впереди всех и вели за собой личным примером полки. Но удар тяжёлой копейной конницы, который могли обеспечить русские, для лучников был непереносимым, они должны были разбегаться, потому что иначе их бы просто растоптали. И вот в битве под Коломной погиб царевич Кюльхан, то есть наши, получается, смогли проехать через весь строй монгол, добраться до Ставки и убить охраняемую персону.

Д.Ю. От души.

Клим Жуков. В последствии это неоднократно скажется, потому что именно подведение монголов под удар тяжёлой копейной конницы отныне и навсегда станет самым главным средством борьбы с ними. Другое дело, что этим средством нужно было уметь пользоваться. Монголы-то своими средствами отлично умели пользоваться, наши – не всегда, в то время.

Д.Ю. Слушай, а вот Рязань взяли, её как взяли? Стенобитные орудия, которые волокли, их там применяли, не применяли?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Какие-то сведения сохранились?

Клим Жуков. Описано, что применяли пороки, сшибали забороло со стены (это боевые галереи). Это деревянная крепость, её можно поджечь. Если использовать, собственно, метательные орудия, снабжённые горшками с нафтой, горючей смесью…

Д.Ю. Человеческим жиром…

Клим Жуков. Нет! Он не очень хорошо горит, опять же, его нужно очень много натопить. Гораздо лучше горят специальные горючие смеси, разработанные китайскими химиками, специалистами по РХБЗ.

Д.Ю. Что у них было? Не сохранились рецепты?

Клим Жуков. Не сохранились рецепты.

Д.Ю. Видимо, в нефть что-нибудь подсыпали?

Клим Жуков. Смола, нефть, дёготь – это перемешанное в особых пропорциях, даёт тягучую горючую массу наподобие напалма.

Д.Ю. Напалм, да.

Клим Жуков. Ну а деревянная стена, какой бы она ни была хорошо выделанной, она рано или поздно загорится конечно. Ну и пожар – это всё, конец обороне, потому что в этом месте уже обороняться нельзя, когда это всё сгорит, оно рухнет и это можно будет растащить инженерными частями, в качестве которых монголы не стесняясь употребляли пленных, которых гнали перед собой, так называемый хашар, который набирали вокруг городов в окрестных деревнях и сёлах.

Д.Ю. Что характерно, у узбеков это до сих пор так называется, когда всем миром выйти, помочь соседу дом построить, это так и называется – хашар.

Клим Жуков. Да. И собственно говоря никаких шансов у Рязани просто не было, хотя это была не самая слабая крепость, но учитывая то, что войска из неё ушли, остался гарнизон какой-то. Удивительно, что они так долго вообще провозились. Я думаю, что монголы просто не торопясь окружили город, построили полевые укрепления, выкатили машины, собрали их и просто приступили к планомерному обстрелу. Потом, когда город потерял часть непрерывной крепостной стены, просто туда въехали и всех перебили к чёртовой матери. Рязань конечно сожгли и вообще, собственно, Рязань получила страшный удар, потому что там некоторые города возродились только в XVI веке…

Д.Ю. Ого.

Клим Жуков. …А некоторые не возродились вообще. Вот, например, Воронеж только в XVI веке стал острожком – просто пограничной крепостью.

Д.Ю. Ну а так-то нашествия не было, да?

Клим Жуков. Нет, ну что ты. Ну и после Рязани тут нужно вспомнить, что владимирцам надо было чесаться очень сильно раньше – сразу после битвы на Калке, потому что конечно следом за Рязанью было Владимирское княжество. Как раз тогда монгол нагнал черниговский воевода Евпатий Коловрат, когда они входили во Владимиро-Суздальское княжество, где случилось знаменитое полевое сражение, про которое ничего не известно.

Д.Ю. Личность-то историческая, нет?

Клим Жуков. Сам он да, личность историческая. Непонятно только, что там произошло. Ну напал на арьергард скорее всего. Как мой любимец (твой, наверное, тоже) опричник Дмитрий Хворостинин…

Д.Ю. Да. Наш орёл.

Клим Жуков. …напал на татарский арьергард перед битвой при Молодях.

Д.Ю. Наш орёл, как тигр набросился на татарских гиен.

Клим Жуков. Да. И поотрывал им волосатые щупальца.

Видимо, тоже разгромил какой-то арьергардный отряд, тем более, что монголы постоянно рассылали дозоры и фуражирские отряды примерно где-то на дневной переход вокруг себя и, видимо, один из таких отрядов разбил Евпатий Коловрат, потом туда пришли основные силы и собственно разбили уже Евпатия Коловрата, тем более, что много он с собой людей привести не мог.

Д.Ю. Физически не было.

Клим Жуков. Конечно. Это просто был такой рыцарский подвиг с какими-то ограниченными силами, которые очень быстро доехали и атаковали. То есть более крупное войско не могло бы двигаться с такой скоростью и вот его-то монголы, учитывая прекрасно налаженную разведку, точно бы заметили. И там бы его ждал не какой-то арьергардный отряд, а адекватно сопоставимые силы.

Сразу отвечаю на вопрос, который последует: а правда, что Евпатия Коловрата смогли завалить только из китайских камнемётных машин? Решительно отрицаю такую возможность, потому что всё-таки это не римская полевая артиллерия, которая в самом деле в полевых сражениях употреблялась, это всё-таки осадные машины, которые в русском языке тогда называлось пороками, то есть то, чем ломали стены. Навести её в поле на одного человека или даже на группу людей было невозможно, просто потому, что они не имели оперативных средств горизонтальной и вертикальной наводки, вот и всё.

20 января, пять дней сопротивляясь, пала Москва, которую защищал младший сын Юрия Всеволодовича – Владимир Юрьевич. А сам Юрий Всеволодович отошёл на реку Сить, где стал собирать войска, ожидая братьев – Ярослава и Святослава. А Владимир при этом тоже оставили на гарнизон, его взяли в феврале 1238 года после недельной осады, собственно там погибла вся семья Юрия Всеволодовича. То есть он своих там бросил фактически, просто потому что у него опять же не было никаких вариантов – ему нужно было очень быстро ехать собирать войска. А если тащить с собой обоз, это бы замедлило всё дело.

За это время монголы успели взять почти все значимые города Владимиро-Суздальской земли, начиная от Суздаля и Переяславля-Залесского, и заканчивая Юрием-Польским, Угличем, Кашиным, Димитровым и Волоком Ламским. То есть разорено было буквально всё.

Ну а на реке Сить уже потрёпанные владимирские войска после сражения под Коломной, учитывая, что что-то наверняка оставили в самом Владимире, вместе с союзниками были разбиты опять же вдребезги.

Всякие рассказывают такие истории сложные, что наши там не успели построиться, не успели изготовиться и монголы неожиданно напали… Возможно так и было. Но даже если бы все войска Владимиро-Суздальской земли, вместе с приданными им новгородцами, все бы они собрались бы, всё равно это было войско, которое было сильно меньше монгол. В одном месте мы не могли им противопоставить в то время ещё просто ничего. Это была гигантская армия вторжения, которая, даже разделившись на несколько частей, в каждом конкретном месте была кратно больше противостоящих им русских сил. Кратно. Вот мы видели, что эти города, по два-три-шесть гектаров, сколько они могли выставить? Взвод? Это хорошо, если. И вот их соберётся с Владимира 5 тысяч человек, со всего Владимира. Они сразу не соберутся, их будет меньше. Ну хорошо, с союзниками их будет пять, а монгол – десять.

Это дети, прочитав комиксы про Илью Муромца и посмотрев мультик, думают, что русский-то богатырь конечно может один человек 15-20 монгол точно уконтрапупить, вот точно совершенно. Детям спешу сообщить разочаровывающие вести, что монголы драться с русскими богатырями не спешили, они вели до последнего дистанционный бой из луков. Так как у нас не было массированной защиты лошадей доспехами, страдало конское поголовье. Рыцарь без коня представляет из себя зрелище жалкое и неразумное. Как гусар без лошади. После чего следовал удар тяжёлой конницы по расстроенному противнику, которая у монгол тоже была, её просто было меньше и в среднем она была похуже конечно, но тем не менее. За которой мчалась лава лёгкой конницы, которая добивала уже расстроенного окончательно неприятеля и ничего было не сделать.

Один ты против двух человек даже в уличной драке скорее всего не выстоишь. Если конечно ты не суперподготовленный профессионал, а это не какие-нибудь упившиеся насмерть гопники. Если примерно в общем и целом равные противники (в общем и целом), то один против двух – это уже драматическая разница, прямо скажем. Тем более, что когда тебя только что в течении часа обстреливали издалека и ты не мог их догнать, потому что попробуй догони, с тобой же никто не будет стремиться навстречу подраться, а отъедут – ещё постреляют, ещё отъедут – ещё постреляют…

Д.Ю. Дождутся, когда убегаешься.

Клим Жуков. Да, да. Ну и опять же, последует вопрос: а как же пешее ополчение? Мужики в лаптях, которые взяв дубину народной войны будут гвоздить так сказать неприятеля до тех пор, пока он не взвоет.

Д.Ю. Вилы, грабли…

Клим Жуков. Опять же разочаровывающие вести: у нас нет ни одного вообще упоминания в любых источниках, синхронных я имею в виду источниках, того самого времени, XIII века, использования пешего ополчения с середины XII века уж точно.

Д.Ю. Я так думаю, что если он там без доспехов, без нормального оружия, то это же вообще ловить нечего – просто на верную смерть…

Клим Жуков. Вот именно. Поэтому их не упоминают.

Д.Ю. Да.

Клим Жуков. Они могли употребляться, все это ополченцы, не от слова «полк», потому что в то время ополченец – это тоже самое, что княжеский дружинник, только не в дружине, а в полку, то есть в городском подразделении. Народный ополченец мог защищать стены. При в самом деле серьёзном походе мог быть мобилизован для того, чтобы тащить примёт, рыть каналы. Но как реальная военная сила он в это время, как в общем, и в основном в Западной Европе он стоил около нуля. Тем более, против монгол, которые не стали бы бросаться в эту гущу пехоты, они сначала бы её расстреляли, а потом с отвращением поехали бы по чавкающим трупам.

А 5 марта 1238 года силы монгол взяли Торжок (южный пригород Новгорода), соединились с остатками войска Бурундая и не дошли примерно сто километров до самого Новгорода. И повернули обратно в степи. Понятно, что повернули они в общем по одной единственной причине – у них стали дохнуть кони. Потому что это март, кони провели позднюю осень и всю зиму на местном фураже, свои припасы стали кончаться, сколько можно награбить местного фуража – явно недостаточно. Стали дохнуть лошади, монгол без лошади – это ещё хуже, чем рыцарь без лошади, пришлось линять. Как раз тогда в 30 километрах от Смоленска их якобы разбили смоляне. Очень сомневаюсь…

На обратном пути прошли через Чернигов, сожгли Вщиж… (Как раз во Вщиже найдена прекрасная защитная полумаска от древнерусского куполовидного шлема типа IV по Кирпичникову, она, правда, относится к гораздо более раннему времени. Так, к слову вспомнил…)

Д.Ю. Я его, кстати, видел и вообще с ним познакомился.

Клим Жуков. С Вщижем?

Д.Ю. С Кирпичниковым.

Клим Жуков. А, с Кирпичниковым! А я думал: с полумаской, шлемом, Вщижем или Кирпичниковым. Не угадал.

До 1239 года монголы выжидали. И в 1239 году, просто потому, что они были вынуждены давить половецкие восстания, а также восстания в Волжской Булгарии – то и дело и там, и там вспыхивали сепаратистские выступления, приходилось применять ограниченный воинский контингент, что в общем раздёргивало силы безусловно.

Д.Ю. То есть даже их зверская жестокость всё равно не подавляла окончательно?..

Клим Жуков. Не везде и не всегда. Просто, если с Волжской Булгарией не совсем всё понятно, с половцами всё понятно очень, потому что, если зверски подавили орду Котяна Сутоевича, так другую орду не подавили и эти чувствуют себя ещё очень даже джигитами.

Д.Ю. Пока не огребли.

Клим Жуков. Да. И приходится за каждым персонально утомительно бегать, каждого бить. А в это время необслуженная такая Древняя Русь находится. Как говорит нам летописец, что до 1 марта 1239 года было мирно.

Д.Ю. А к первому марта что, свежие подтянулись?

Клим Жуков. Как говорит нам Лаврентьевская летопись:


«Того же лета на зиму, взяша Татарове Мордовськую землю, а Муром пожгоша и по Клязьме воеваша, и град святыя Богородица Гороховець пожгоша, а сами идоша в станы своя…»


То есть маленькие набеги имели место.

18 октября 1239 года взяли Чернигов. После падения Чернигова принялись грабить Черниговское княжество, довольно легко беря эти маленькие крепости, за редким исключением. И началась в 1240 году Киевская кампания, то есть то, ради чего монголы вообще приехали именно на Русь, потому что Киев – самый богатый город, одно из самых больших княжеств и, как они подозревали, столица. Хотя, уже к этому времени, думаю, таких подозрений у них не было, это будет видно из дальнейшего хода событий. Тем не менее, оставлять самый большой город просто так, было бы просто глупо.

Очень долго штурмовали корпус, тем более, что Угедей, великий хан, в это время отозвал домой очень серьёзных военачальников Гуюка и Бури, т.е. у монгол в общем, во-первых, сил убавилось, а, во-вторых, специалисты уехали некоторые. Правда, в это время они, видимо, уже начали постепенно пополняться за счёт местного покорённого населения, видимо. Правда, мы не знаем, в каком количестве, в большом этого быть не может. Но какое-то всё-таки пополнение, видимо, поступало, возможно из той же Волжской Булгарии и возможно из восточных кипчакских земель.

Киев сопротивлялся очень долго, это самая долгая осада, которую выдержал русский город. Козельск сопротивлялся то ли семь, то ли восемь недель, Киев – дольше. Но Киев, это в самом деле была гигантская первоклассная крепость по своему времени и у него была конечно ахиллесова пята – это деревянные стены. Если частично ворота были забраны в каменные башни, то стены всё равно оставались деревянными. Хотя конечно взять их всё равно было невероятно трудно, потому что они возносились над уровнем земли, на валу, а вал возвышался на 12-15 метров…

Д.Ю. Ого.

Клим Жуков. И плюс был ещё ров, около шести метров глубиной и пятнадцати-двадцати метров шириной. То есть, оказавшись во рве, неминуемо нужно подниматься двадцать метров по склону в 45 градусов, который ещё ко всему прочему по зиме, по осени ещё и скользкий.

Д.Ю. Девять этажей фактически.

Клим Жуков. Девять этажей. А там ещё десятиметровая стена. Даже если она сгорела и наполовину рухнула, чёрт его знает, если там какие-то люди засели, они могут тебе то же самое горелое бревно на голову скинуть. И сам-то вал проломить никаких возможностей не было, потому что он был чудовищно широкий и шире, чем выше, причём основан он был на мощных деревянных клетях, засыпанных камнями. То есть пробить его, видимо, усилиями артиллерии XVIII века было возможно можно, если долго стрелять, подвести мины, чтобы всё это взорвалось наверх, просто разлетелось. При помощи камнемётов это не срыть, невозможно. Поэтому приходилось вышибать стены, штурмовать долго, очень долго.

Д.Ю. Непросто…

Клим Жуков. Очень долгая осада. Я хочу сказать, что монголы даже города не все брали, потому что некоторые города или замки условно говоря, они видели, какая там мощь, они просто объезжали стороной, предпочитая не связываться, потому что тоже были разумные люди.

Д.Ю. К чему такие траты.

Клим Жуков. Самая страшная беда средневековой войны, любой – это долгая осада. Потому что долгая осада — это скучно, у людей в осадном лагере проблема с санитарией, отсюда немедленно дизентерия, холера…

Д.Ю. Понос.

Клим Жуков. Отсюда понос и страшные потери. Даже в общем, драться не нужно, нужно просто грамотно пересидеть. Но тем не менее Киев пал и, как сообщает нам Плано Карпини, осталось в нём 200 домов, к тому моменту, когда он приехал в Новгород 1246 году.

Д.Ю. Это он написал, что там по развалинам бегали евреи и армяне? Или кто-то другой?

Клим Жуков. Единственное, что конечно тут есть очень подозрительный момент один, на который наши киевские украинские историки обращают всегда внимание – Плано Карпини существует две редакции и в ранней редакции, которая была написана сразу по приезду домой, никаких сведений, что в Киеве осталось 200 домов, нет. Наоборот, там есть сведения, что приехали какие-то торговые караваны с кем-то торговать, о чём-то договариваться. А почему-то в более поздней, в последней редакции откуда-то появились сведения о том, что там Киева фактически не осталось. Тогда непонятно, куда приезжал караван, зачем. Правда, тут же возникает ответная реплика: как куда зачем приезжал караван – потому что в Киеве остались люди без ничего, им было нужно просто купить инструменты, орудия производства, какую-то утварь и все окрестные купцы знали, что можно неплохо поживиться и просто поехали на разорённый город, помочь так сказать посильно методами спекуляции своим соседям.

Возможно так, возможно нет, но то, что мы знаем объективно, это уже факт, Михаил Константинович Каргер вскрыл при раскопках Киева следы чудовищного пожара, то есть разорение было тотальным. Мы не можем сказать, осталось ли там двести домов, но никому бы не пожелал оказаться в Киеве в момент его взятия.

Д.Ю. А как его взяли? Также, стены сожгли или с другой стороны?

Клим Жуков. В общем это делалось примерно одинаково – монголы окружали город, не пускали туда никакого продовольствия по возможности, не давали никому оттуда выбраться и постоянно бомбардировали город из камнемётов…

Д.Ю. Брали измором, да?

Клим Жуков. …и расстреливали защитников стен. Причём, так как их было сильно больше, они могли позволить себе проводить ротацию личного состава: уставшие отъезжали в тыл отдохнуть, привести себя в порядок, на место заступала свежая партия. И они таким образом изводили защитников. Просто защитников было сильно меньше, и они не могли позволить себе такую ротацию. Но всё равно осада растянулась на чудовищное время – 10 недель и 4 дня.

Д.Ю. Ого. Два с половиной месяца.

Клим Жуков. Да. Надо сказать, что для средней европейской армии того времени этого хватило бы, чтобы полностью сдуться. То есть и обеспечение маттехресурсами было поставлено не так здорово, как у монгол, и мотивация была хуже, и наёмники разбежались бы, и рыцари за это время обязательно уехали бы домой, потому что феодальный срок службы по арьербану – 40 дней. А тут уж извините…

Д.Ю. Не навоюешься с вами…

Клим Жуков. У вас ошибки в планировании. Что вы тут?

А владевший в это время князь Даниил Романович находился в Венгрии, в гостях у короля Белы IV. Готовил он там бракосочетание своего сына Льва Даниловича и Констанции Беловны, венгерской принцессы. Ничего, правда, не получилось.

А обороной руководил некий тысяцкий Димитр. И Димитра монголы взяли в плен, но убивать его не стали, а использовали в качестве военного специалиста и Димитр им в самом деле помогал. Потом они вернули его обратно в Киев и сами посадили там тысяцким.

Д.Ю. И чего же он им напомогал?

Клим Жуков. Это мы точно не знаем, знаем, что он некоторое время в самом деле с монголами вместе сотрудничал.

Три тумена монгол вторглись в Польшу и часть, которую вёл собственно сам Батый и Субедей – в Венгрию. То есть они даже не главными силами в одно место шли, часть – в Польшу, часть – в Венгрию. Этого, в общем, хватило для того, чтобы навести шороху и там, и там, потому что, я говорю, они выиграли все сражения, в которых участвовали. Возможно, были какие-то стычки, которые они проиграли, я могу сейчас не помнить, но основные сражения они выиграли все. Причём, с односторонним буквально счётом.

Дошло до того, что натурально, король Бела IV, король Венгрии, несмотря на помощь половцев, которые откочевали к нему, вынужден был просто бежать из страны. Находился там в пограничном замке, писал панические письма Папе Римскому и всем вокруг.

Д.Ю. «Всё пропало, шеф!»

Клим Жуков. Великому императору Фридриху II Гогенштауфену сообщал, что надо бы как-то помочь. Гогенштауфен писал ему письма, что я этому вашему Батыю писал, что я хорошо охочусь с соколами, готов быть у него сокольничим при дворе, так что сами разбирайтесь. Фридрих II Гогенштауфен недаром носил у современников прозвище Stupor Mundi, т.е. «Удивление миру», потому что он был крайне эксцентричный человек, судя по всему, держал у себя в охране негров, отчего все были в шоке – он же чёрный, все боялись очень. Вместо того (ну это, правда, я могу понять), чтобы жить в Германии, жил на Сицилии постоянно, занимался философией, купался…

Д.Ю. С неграми…

Клим Жуков. Нет, негры его просто охраняли. Переписывался с разными какими-то персами непонятными, арабами и прочее. В том числе, вступил в переписку с Бату-ханом, где (конечно в шутку) сообщил ему, что я умею, я хорош в сокольничьей охоте, готов быть у вас сокольничим.

Д.Ю. Представляю, как озверел проклятый Батый…

Клим Жуков. Я не думаю, что он понял шутку, он сказал, ай, хороший человек…

Ну а где-то к 1241 году болховские князья умудрились избежать разорения своих земель, потому что согласились сами платить дань монголам. Правда, в итоге они всё равно не избежали своей участи, потому что в 1251 году, когда была эта знаменитая Неврюева рать эти города были сожжен. И вот в частности знаменитый раскопанный Изяславль городище Хмельницкое. Небольшой город, чуть меньше гектара, 0,63 гектара – кремль и около 4,5 гектар – сам город. Вот этот город был уничтожен просто полностью, я про него рассказывал как-то раз. Там в живых, из тех, видимо, кто не успел сбежать, в самом городе в живых не оставили просто никого: ни баб, ни детей, ни стариков, ни, естественно, мужчин, были перебиты все. И даже более того, не брали украшения с убитых, даже золотых и серебряных украшений не брали, просто были настолько за время карательного похода, предпринятого по инициативе Александра Ярославовича, святого нашего, Невского, настолько перегружены были уже обозом, что с какого-то мелкого городка брать ещё уже казалось бессмысленным.

Ну а там натурально археологически зафиксированы следы мирного сожительствования и отсутствия нашествия, потому что просто целые улицы вымощены буквально изрубленными и расстрелянными телами. Причём, я говорю, всё население города лежит. Вот как археологи его выкопали, так оно там и лежало. Где-то там начали жить люди снова только в XVI веке.

Д.Ю. Охренеть.

Клим Жуков. То есть вот это как раз тотальная война, когда после прохождения Орды не оставалось просто ничего живого. Они могли и так сделать.

Что удивительно, а с другой стороны, не удивительно, Русь очень быстро отстроилась. Чудовищный удар 1237-1241 годов, а где-то к 1245-1246 году уже города стоят на месте. Конечно, те, которые стали восстанавливать, кроме тех, которые просто вывели под ноль и их стало не нужно восстанавливать.

Кстати, в этом был и свой диалектический плюс, потому что масса городов, например, Черниговской, Киевской, Переяславль-Русской земли содержали огромное количество пограничных крепостей, которые находились на южной и юго-восточной границах княжеств, для защиты от половцев, это натуральные крепости, они никакими городами быть не могут, они очень маленькие. Понятно, что там возможно какая-то прислуга жила, а ещё там жили конечно гарнизоны, которые их обороняли, небольшие сторожевые. Это то, что должно было перехватывать волну половцев из степи, если они соберутся в набег. Половцы не обладали настолько серьёзной техникой как монголы и в общем хорошо укреплённый небольшой замок на холме был для них непреодолимым, они его просто обходили и уезжали. А в это время летел почтовый голубь или гонец в метрополию, сообщая, что здесь проехали ваши родственники, сделайте что-нибудь.

Д.Ю. Имейте в виду.

Клим Жуков. Да, да. Родственники в Средневековье – это всегда очень опасно.

И их нужно было содержать, содержать в порядке, держать там гарнизон, их нужно было в конце концов кормить. После монголов они почти все пропадают. То есть больше из степи опасности не ждали или ждали, но понятно было, что все эти гарнизончики, все эти крепостцы против монголов, это всё равно, что москитная сетка против хорошего булыжника. Не спасёт.

Тут завязались очень интересные отношения, потому что конечно русские князья стали активно пытаться использовать монголов в своих интересах. И конечно самым успешным человеком в этом отношении был Ярослав Всеволодович Рюриков, который умудрился довольно быстро подружиться и с Батыем, и потом со всеми его наследниками, заканчивая в общем ханом Берке.

Тут встаёт вопрос коллаборационизма – не был ли наш князь, папа Александра Ярославича, просто сепаратюгой и коллаборационистом? И собственно сам Александр Невский, который инициировал, прошу прощения, целый поход на Русь для подавления восстаний против сборщиков дани, собственно который привёл Новгород под руку монголов. Который сами монголы не разбили, не осаждали, ничего, но, однако платили дань, потому что Александр военной силой сам заставил «дать число», т.е. провести перепись – чтобы монголы знали, сколько с города брать денег. Вот как они… у нас с патриотизмом-то как дела?

С патриотизмом дела очень хорошо на самом деле. Потому что считать их какими-то прихвостнями завоевателей – это чушь собачья. Монголы воспринимались уже к тому времени не просто как завоеватели (хотя конечно, как завоеватели тоже), они воспринимались как сторонняя сила, с которой нужно считаться. А куда ты денешься?

Всем, интересующимся вопросом коллаборационизма Ярослава Всеволодовича, хочу задать встречный вопрос: а что он мог сделать? Он мог собрать остатки владимиро-суздальских полков и ещё раз огрести на какой-нибудь Сите, после чего Владимир ещё раз сожгли бы, а его только что отстроили. Причём, отстроили не целиком, потому что долгое время Ростов, старый столичный город Владимиро-Суздальской земли, снова становится центром местной литургической жизни, то есть туда переезжает епископия, потому что во Владимире было не шибко уютно.

И, например, когда мы говорим об Александре Невском и о том, что он очень любил монгол, вот когда его папу всё-таки отравили в Каракоруме, а несчастному Ярославу Всеволодовичу очень нелегко давалась дружба с монголами, он постоянно жил в треугольнике Владимир-Киев-Каракорум, извините, ближний свет. Когда его всё-таки отравили в Каракоруме во время его второй поездки туда, в это время происходят очень важные события в самой Орде, потому что сын Джучи Берке – Берке Джучиевич Борджигинов – решил отложиться от центральной власти.

Д.Ю. У этих тоже не слава богу всё было…

Клим Жуков. У них к этому времени настолько всё не слава богу было, что, во-первых, он отравил (видимо и скорее всего так и было) сына Бату-хана Сартака, чтобы он не очень-то, который успел проханствовать ровно год, после чего извёл сына то ли Сартака, то ли самого Бату, следующего по линии наследования, и сам занял престол. Немедленно начал воевать с монгольским хулагуидским Ираном, для чего собственно у Александра Ярославича требовал войск. Александр Ярославич смог его отговорить.

Так вот, когда в 60-ые годы золотоордынский хан стал откладываться от центральной власти в Каракоруме, Александр Невский писал всем письма и воззвания, что эту монгольскую сволочь, каракорумскую, надо валить, дань ему не платить, выгонять баскаков. А в это время Берке очень благожелательно взирал на Александра, потому что каракорумская администрация к тому времени была ему уже враждебной и теперь столица стала вот она – Сарай-Бату, то есть Дворец Бату на Волге.

Д.Ю. «Сарай» – это «дворец»?

Клим Жуков. «Сарай» – это «дворец», да, по-персидски.

И конечно пришлось дружить с Золотой Ордой, с Улусом Джучи, который был просто ближе всего. Тут конечно сразу спросят: а как же РПЦ? Потому что РПЦ в лице митрополита Кирилла, великого митрополита Киевского и Всея Руси…

Д.Ю. Тогдашнего?

Клим Жуков. Митрополита Кирилла, а не патриарха, у нас не было патриарха. Как РПЦ с монголами-то? Это был центр сопротивления или наоборот? Во-первых, сразу нужно сказать, что простых попов во время взятия городов изрубили неимоверное количество, потому что последний очаг обороны всегда был городской храм, куда все набивались и их как правило сжигали, чтобы так сказать не плодить лишних сущностей. Простых попов перебили невероятное количество.

Но у монголов, как у язычников, стоящих на довольно низкой ступени общественно-экономического развития, то есть как у варваров, была страшная вера терпимости – если местный человек считался святым и авторитетным в духовной жизни, монголы считали, что значит им он тоже может помочь, потому что свой бог, он конечно свой бог, но он далеко, а здесь нужно дружить между прочим и с местными богами тоже. И было главное условие – чтобы попы молились за великого хана, за что их избавляли от налогов, всех, то есть церковь числа не давала.

Д.Ю. Неплохо.

Клим Жуков. И конечно митрополит Кирилл стал с ханами незамедлительно дружить, видимо, уже Берке давал Русской православной церкви ярлык, который освобождал Русскую православную церковь от всех налогов и давал полную неприкосновенность, что бы ни происходило, до тех пор, пока они являются проводниками лояльности к их хану. Так и было. Русская православная церковь долгое время являлась проводником лояльности к хану, потому что каждый божий день, когда совершалось богослужение, поминали, как и сейчас «…о богохранимой стране Российской, властех и воинстве ея, о президенте Владимире…», а тогда – «о хане Берке». То есть – о царе, как они его называли, просто царь. А царь по-русски – это император. Император даётся только богом и больше никем.

Д.Ю. Вот ведь.

Клим Жуков. У нас только что был император, император всей христианской земли – император Константинопольский. Но в 1294 году наши друзья венецианцы вели крестоносный флот в Святую Землю, но почему-то привели его сначала в Задар, католический, который срыли…

Д.Ю. Немножко…

Клим Жуков. Немножко срыли этот Задар, а потом – в Константинополь, который был тем более не католический, а был он православный, поэтому… в общем Византийская империя надолго кончилась до самой палеологовской реконкисты во второй половине XIII века.

Так вот, у нас не стало императора, у нас случился вакуум, в том числе вакуум идеологический, который немедленно заполнили монголы. Феодальное средневековое сознание предельно фаталистично – если попробовали сопротивляться, попробовали от души, по-настоящему, неоднократно, ничего не получилось, значит, это кара господня, значит, нужно терпеть.

Д.Ю. Смириться.

Клим Жуков. Смириться. Тем более, тут царь… И самое главное, что он не покушался на православную церковь.

И православная церковь, несмотря на то, что она дружила с монголами, стала после нашего языка и общего исторического прошлого в Киевской так называемой Руси главной скрепой вообще русского народа, который, если бы не эти три фактора, разлетелся бы конечно, кто куда. Кто попал бы под булгар, когда Орда распалась в XIV веке, кто собственно распался бы вместе с Ордой (Рязань с Муромом уж точно ждала бы эта участь – слишком близко они находились), западные земли улетели бы в германскую Прибалтику, потому что сопротивляться в одиночку ни Новгород, ни Псков не смогли бы долго германо-ганзейской экспансии, ну а кто-то оказался бы, как и оказался – в Великом княжестве Литовском.

И собирать-то после этого Русь было бы просто некому. Осталась бы возможно независимое нормальное европейское Владимиро-Суздальское княжество. Ну и как бы и всё. Мы бы закуклились, да, на очень большой территории, размером почти с Францию, может быть чуть меньше, но это была бы такая, в общем, небольшая европейская страна, ничего из себя не представляющая в итоге. Которую естественно, веку к XVI-му прибрали бы к рукам обязательно немцы, потому что они к тому времени развились до такого состояния, что в общем по одиночке ни один наш удельный город (и даже столичный город) сопротивляться им не мог. Вот так.

Ну а кроме того, монголы в основном закончили все эти сепаратистские разборки между князьями и продолжением монгольского погрома из центробежных сил стал обратный центростремительный водоворот, потому что все понимали, что сопротивляться монголам нельзя по одиночке и закончилось всё это консолидацией русских земель в XIV веке вокруг уже Москвы и Великого княжества Владимирского. Кстати, Великое княжество Владимирское, как монголы поняли, оказалось настоящей столицей Руси, не Киев.

Д.Ю. Почему?

Клим Жуков. Потому что там сидел самый сильный князь. Хотя Владимиро-Суздальское княжество они разделали, как бог черепаху за одну кампанию (ровно за одну – зима-весна 1237 года, всё), а Киев и южные земли брали: 1239-1240, 1240-1241, то есть получается две больших кампании, почти три года. Потому что мы видели, сколько там городов, их все нужно было брать. 75% городов всей Руси располагалось именно там, их всех нужно было упорно штурмовать, брать. Это было трудно, это было кроваво и поэтому провозились там дольше.

Но. Монголы увидели, что Владимир – это, во-первых, самостоятельное княжество, которое не подчиняется Киеву вообще и более того, все подчиняются владимирцам, потому что оно в это время самое мощное княжество всей Руси. И вот ярлык, мандат на правление, который выдавали на владимирское княжение стал одним из рычагов давления вообще на всю русскую политику, потому что сначала, как мы знаем, безраздельно там господствовали прямые потомки Юрия Долгорукого, а к XIV веку монголы стали очень активно использовать этот ярлык для того, чтобы стравливать русских князей друг с другом. Собственно, из этого происходит многолетняя драка Москвы и Твери – за Великое княжество Владимирское.

Кроме того, монголы очень сильно напугали наших западных соседей – литовцев и немцев. То есть литовцы не смогли продвинуться на восток так далеко, как хотелось бы, в общем, как и немцы. Все при только одном упоминании монгол приходили в тихий ужас, понятно, что не все их видели, но от этого было ещё страшнее, потому что зато очень много слышали. Как доктор Ватсон собаку Баскервилей. (– Доктор, вы собаку видели? – Нет, но слышал. – И как? – Очень страшно.) Вот так же и монголы – далеко не все видели, но было очень страшно.

Таким образом, Русь ещё и частично избавилась от опасности с Запада, конечно, не полностью, не до конца, но по крайней мере в каком-то объёме отличном от нуля. И это было тоже очень хорошо, потому что наши соседи с Запада, вот они-то как раз и язык, и религию собирались нам поменять, как они делали всегда на завоёванных территориях. Потому что монголы – это кочевой народ, их объективным интересом не могла быть Русь, они не могли её завоевать, тут нечего делать.

Д.Ю. Не нужна.

Клим Жуков. Тут нет пастбищ почти.

Д.Ю. Деньги есть…

Клим Жуков. Они же и так платят. Нет, но, если не платят, можно прийти с карательным рейдом, это всегда с удовольствием. И ходили, неоднократно. Но завоёвывать нас им было не надо, потому что это кочевники.

А эта цивилизация, которая живёт рядом, осёдлая и она медленно, но гораздо более эффективно забирала под себя земли. И в общем противопоставить этому медленному ползучему натиску можно было конечно, в каких-то локальных стычках мы побеждали постоянно, но мы видим, что буквально барьер за барьером немцы не прямым военным натиском, как монголы – пошла лавина всадников, всё смела, нет, они просто потихоньку забирали эти города на западе. Вот, Юрьев, например, который основал ещё Ярослав Мудрый – забрали и получился из него Дерпт.

По поводу того, как всё это происходило, у меня есть одна аналогия. Ты, кстати, очень хорошо, что вспомнил Римскую империю в начале разговора. И я её тоже сейчас немедленно вспомню.

Вот есть у нас Русь, которая в XII веке в начале XIII века достигла просто невероятного расцвета: это прекрасные города, высокая культура, искусство – владимирские эмали прекрасные, киевское серебряное и золотое литьё. Это всё начинает постепенно даже Византию догонять, а где-то даже перегонять, великолепная иконопись, просто потрясающая, потому что такой колористики, наверное, мы не знаем больше нигде. Архитектура какая потрясающая…

И рядом вдруг появляются монголы. Тут же вспоминаю я судьбу кельтов, которые имели несчастье оказаться рядом с Римской империей. Там было то же самое – великолепно построенные города, местами лучше, чем римские (некоторые), конечно в своём стиле, но тем не менее. Больше, мощнее укрепления… Какие кельты были воины – сами римляне плакали, какие они были воины, замечательные просто. Кельтское оружие вообще было лучшим, в Европе уж точно. Средний кельтский меч был лучше среднего римского на голову, то есть это было элитное оружие. Собственно, кельты изобрели кольчугу в конце концов, не римляне.

Чем они занимались. Тем же, чем занимались мы – резали друг друга просто потому, что они не имели общих экономических интересов и не могли подружиться на постоянной основе, потому что не имели основы, на которой можно подружиться. А общая основа – это конечно всегда экономика. Хотя они тоже говорили на одном языке, у них были одни и те же друиды, которые проповедовали, видимо, одно и то же, была общая история – они в конце концов когда-то вместе чуть не завоевали Рим давным-давно. Но все передрались. И как только там появилась римская военная машина, всё это не пережило одного похода Цезаря.

Вот – рядом империя и рядом разрозненные государства. Самые развитые, самые лучшие, буквально каждый военный – Джон Рэмбо, одетый как какой-нибудь герой из «Властелина колец». Невозможно сопротивляться военной машине империи, когда рядом находятся эти самые разрозненные города-государства и маленькие княжества. Они будут сметены и включены в орбиту. Так и с нами случилось, так случилось с кельтами.

Можно ли по этому поводу рвать на себе волосы и говорить, как всё плохо получилось? Да по-другому и не могло получиться.

Д.Ю. Так карта легла…

Клим Жуков. Это не карта легла. Это объективный процесс, мимо которого мы не могли пройти, никак. Потому что, если не монголы – то кто-нибудь другой. Вот оказались монголы. Сослагательного наклонения история не знает.

По поводу ига. Сам термин «иго» придумал Ян Длугош. От латинского «jugom barbaricum» – то есть «ярмо варварское». Потом его подхватили уже в 60-ые годы XVII века наши русские историографы. В синхронных источниках употребляется слово «татарская работа» (от слова «рабство»), «татарская трудность» (то есть «труд на») и так далее. Но тем не менее, иго, воспользуемся поздним термином, признаем, что раньше аутентично его не сохранилось с XIII, XIV, XV, XVI века на нашей территории, иностранное заимствование. Но иго было, безусловно, потому что мы регулярно до конца XV века платили дань в Орду, точнее, выход.

И даже после стояния на реке Угре, когда Иван III отогнал хана Ахмата, через девять лет хан Ахмат с удивлением писал, что мне 9 лет выхода с Руси не поступало, дорогой Иван, в чём дело?

Д.Ю. Война войной…

Клим Жуков. А где деньги?!

Д.Ю. Мы так не договаривались…

Клим Жуков. Нет, нет. Ну подумаешь, войну проиграл, платить-то надо, они настолько привыкли, что им платят… Ну а различным ордам уже не выход, а просто дань мы платили вплоть до Екатерины Великой.

Д.Ю. Ого.

Клим Жуков. Пока к ним уже персонально не приходили регулярные войска XVIII века и не напоминали им, что сейчас немножко не XIV век, а уже XVIII-ый…

Д.Ю. Обалдеть. Никогда про такое не слышал.

Клим Жуков. Ну просто приходилось им платить, чтобы они не занимались бандитизмом на границах, потому что ловить их по всей степи было просто накладно. Это всё потомки Золотой Орды в итоге.

Д.Ю. Атас.

Клим Жуков. Ну а как оно дальше происходило, нужно говорить отдельно, в следующий раз. А я предлагаю на некоторое время прерваться с «Вехами истории Древней Руси» и переключиться ещё раз на «Великие битвы».

Д.Ю. Правильное решение.

Спасибо, Клим Саныч!

Всем любителям русской истории, которые рассказывают, что никаких монголо-татар не было, это была гражданская война, с горечью лишний раз убеждаюсь – какие же вы идиоты.

Клим Жуков. Да…

Д.Ю. Примерно всё, что я могу по этому поводу сказать. Спасибо, Клим Саныч.

Клим Жуков. Дмитрий Юрьевич, всегда рад!

Д.Ю. Симметрично. Спасибо.

А на сегодня всё! До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Google+


В новостях

11.08.16 00:41 Разведопрос: Клим Жуков про монгольское нашествие на Русь, часть вторая, комментарии: 204


Комментарии


cтраницы: 1 всего: 6

servalt
отправлено 11.08.16 11:20 | ответить | цитировать # 1


Как всегда отличный рассказ. Спасибо. Особенно порадовали вставки карт местности, которых так не хватает для наглядности ваших исторических разборок.


Леонид Жиров
отправлено 11.08.16 15:21 | ответить | цитировать # 2


Большое спасибо! Как всегда интересно и познавательно..


Magellan1771
отправлено 12.08.16 16:44 | ответить | цитировать # 3


Слов нет, экскурс в историю батыева нашествия исчерпывающий. Хотелось бы подобнее узнать, как сложилась судьба Киевского и Галицко-Волынского княжеств. Более подробно расскажите о битве на Калке, о роле Данилы Галицкого. По некоторым источникам он с войсками не ввязывался в сражение, наблюдал, как монголы теснят дружины русских князей. В дальнейшем этот персонаж просил покровительства у Папы Римского, тем самым совершил вероотступничество. Не здесь ли лежат истоки отторжения западной (червонной) Руси от всего русского мира?


Inros
отправлено 25.08.16 02:35 | ответить | цитировать # 4


Клим Александрович, огромная просьба, расскажите пожалуйста подробнее о Евпатии Коловрате, почему Вы говорите что ничего неизвестно, откуда тогда вся эта подробная история: "Повесть о разорении Рязани Батыем"; "с малою дружиною аж 1700 человек"; Рязанский боярин отправленный с посольством в Чернигов или Черниговский воевода; и съехался Хостоврул с Евпатием. Евпатий же был исполнен силою и рассёк Хостоврула на полы до седла; сказал Батый, смотря на тело Евпатьево: "О Коловрат Евпатий! Хорошо ты меня попотчевал с малою своею дружиною, и многих богатырей сильной моей орды побил, и много полков разбил. Если бы такой вот служил у меня, - держал бы его у самого сердца своего"?

Пожалуйста, уделите время, может не час-полтора, как Вы обычно рассказываете, а хотя бы минут 20-30, что вообще известно то об этом подвиге, а что вымысел. Подвиг от этого ведь не станет менее значительным, а знать то очень хочется на основании каких источников эта история до нас дошла и что значит сказанное Вами "об это практически ничего не известно"?

Заранее спасибо.


sirotkin
отправлено 06.09.16 16:11 | ответить | цитировать # 5


Ваш историк явно не дружит с арифметикой. Вот его слова: "Просто отправили всего два тумена, то есть в самом лучшем случае 20 тысяч человек". Что бы отправить вот просто 20 тысяч надо иметь население не менее 2 миллионов человек. Призывной возраст 10% населения. Ну да ладно. Начнем считать. 1000 год. Население планеты 285 миллионов. 2000 год население земли 6 миллиардов человек. Значит за 1000 лет население выросло в 20 раз. Население Монголии 2,5 миллиона человек (данные Википедии). Делим на 20. Где-то более 120 тысяч человек. Теперь мы. Россия, Украина, Белоруссия, а также русские за границей и в бывших республиках СССР получим около 200 миллионов человек. Значить в то время нас было около 10 миллионов. Как вы предоставляете этот захват. Такую армию может создать только централизованное государство, а не толпа кочевников, которых ещё надо собрать. Да и называли они себя не монголы, а моголы, что означает - великие. Можно привести ещё кучу аргументов. Например. Где взяли столько железа? Доменные печи в огородах строили, как китайцы. Да и нет в Монголии железа и не было.


sirotkin
отправлено 06.09.16 16:11 | ответить | цитировать # 6


Оказалось, что я тоже плохо дружу с арифметикой. Население должно быть 200 тысяч человек, а не 2 миллиона. Эта поправка к моему предыдущему комментарию.



cтраницы: 1 всего: 6

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

разделы

Главная страница

Tynu40k Goblina

Синий Фил

Опергеймер

Светосила

За бугром

English

Победа!

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Комментарии

Поисковые запросы

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Google+

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Гоблин в ivi

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в Google+

Новости в ЖЖ

Группа в Контакте

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк