• Новости
  • Заметки
  • Картинки
  • Видео
  • Переводы
  • Опергеймер
  • Проекты
  • Магазин

Разведопрос: Клим Жуков про мемуары Патрика Гордона

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Радио | Разведопрос - Клим Жуков | Разное | Семья Сопрано | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот

03.09.16




Ждёшь новых лекций Клима Жукова? Поддержи проект!



Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Клим Саныч, добрый день.

Клим Жуков. Добрый. Всем привет.

Д.Ю. В трёх томах… что это такое?

Клим Жуков. Это одно из самых знаменитых произведений, посвящённых в том числе и русскому XVII веку, это мемуары, дневниковые записи знаменитого русского шотландца Патрика Гордона, сподвижника Петра I.

Издана в издательстве «Памятники исторической мысли», которое ещё с советских времён регулярно радует нас изданием источников в первую очередь и значимых монографий по тематике.

Д.Ю. А как у него там, действительно мысли или просто наблюдения?

Клим Жуков. Нет, это дневник, как он есть. То есть, видимо, была полезная привычка у товарища Патрика – каждый день (если есть возможность) записать в книжечку, что с ним происходило. Потом, видимо, он это как-то переработал в какое-то более или менее связанное произведение, потому что родился он в 1635 году, умер – в 1699-ом, в общем, по меркам того времени вполне почтенный возраст.

Где-то, видимо, у него оказалось время, свободное от боёв и походов, он переработал эти самые свои дневниковые записи, иначе невозможно объяснить, как он настолько помнит, что у него было в детстве, в юности, кому он должен три талера, кто ему должен пол талера, кому дал ему пощёчину, кого он обидел, кто его обидел… Ну это же описано с невероятными подробностями. Иначе, как дневниковыми записями это объяснить вообще невозможно.

Д.Ю. И данный персонаж жил в России, да?

Клим Жуков. Он жил не только в России. Понятно, что, судя по имени – Патрик Гордон – это представитель клана Гордонов, одного из самых могущественных и знатных кланов Шотландии, но как признавался сам Патрик, он был самым младшим сыном самой младшей ветви этого клана.

Д.Ю. Захудалой, да?

Клим Жуков. И ловить ему было вообще нечего. Если бы он был бы девочкой, возможно, его бы удачно выдали замуж, а так как он был мальчик, удачную партию он должен был найти себе сам. Его выпинали оттуда. Тем более, что Гордоны были католики и роялисты (то есть сторонники короля). Тут как раз недавно отрубили голову Карлу I Стюарту в Англии и всех роялистов сильно не любили, поэтому Гордон-старший Гордона-младшего от греха подальше выкинул…

Д.Ю. Иди.

Клим Жуков. Да. Выкинул его погулять и познать самостоятельно жизнь в Европу. Оказался он в Восточной Пруссии. И тут у него, так как было очень мало денег (просто их вообще было мало, а самому младшему сыну просто, наверное, дали как-то совсем на пропитание чуть-чуть – дальше сам заработаешь), было два пути, стандартно для дворянина, со средних веков ничего не поменялось, это: или идти воевать, или идти в монахи.

Сначала Гордон пошёл получать образование, в Коллегию иезуитов, думая пойти по пути священнослужителя. (Да, было ему тогда всего 16 лет.) Но там ему показалось очень скучно.

Д.Ю. Неудивительно, да.

Клим Жуков. И скучно, и как-то бесперспективно. Потому что он шотландец, про шотландцев все думали, что они поголовно все протестанты, как-то не сложилось у него и с начальством, судя по всему, с иезуитским, и он просто стал скитаться по Польше в поисках лучшей доли.

И знакомые шотландцы посоветовали ему – так ты иди воевать, ты же дворянин, тебя возьмут. И он оказался в Швеции в итоге, в одном из рейтарских полков. Причём, сначала он просто прибился к армии, а потом уже записался в рейтары на постоянной основе.

Ну и конечно потрясающе интересно читать впечатления буквально мальчика, по нашим понятиям, так вообще мальчика, а там в общем совсем ещё молодого человека, всё-таки это XVII век, 16 лет – это не вполне себе и мальчик, семнадцать… не важно. В общем, оказался он в армии. И столкновение нежной детской психики с суровой армейской реальностью, тем более воюющей армии, постоянно находящейся в походе, сломало Патрику Гордону шаблон полностью, там клочки полетели.

Во-первых, его сослуживцы старшие безостановочно чморили: его заставляли делать неприятную работу, ходить за лошадьми, стоять в карауле не в свою очередь. В общем, была форменная дедовщина.

Д.Ю. Что вы хотите сказать, что дедовщину не большевики придумали что ли? Не лично Сталин до него дотянулся?

Клим Жуков. Ну если это так, придётся признать, что шведы в XVII веке были какие-то большевики.

И так всё продолжалось до тех пор, пока он не впал в отчаяние и тогда опять же один знакомый шотландец ему посоветовал: чего ты их терпишь, как только на тебя посмотрят косо, бери палаш и бей по голове.

Д.Ю. А ведь я говорил: малейший наезд на Джуниора Сопрано, блин… Так, и что?

Клим Жуков. На Гордона Джуниора, да. Ну и он пошёл по пути, который ему подсказал его старший товарищ – как только на него смотрели косо, даже ещё не дожидаясь каких-то глумлений, издевательств, он сразу переспрашивал: «Это вы на меня косо смотрите потому что ошиблись или вы меня обидеть хотите?» Если следовало какое-то глумливое замечание, он сразу брал палаш и бил по голове. Причём, в ответ естественно ему прилетало как правило, потому что он был маленький, слабый и ещё ничего не умел. Но через некоторое время все подумали, что это опасный идиот и лучше с ним не связываться. И в общем, как-то в конце концов влился он в компанию.

Окончательно отморозившись на дуэлях, которых у него было очень много, он около десяти ран получил на дуэлях…

Д.Ю. На саблях тоже там скакал?

Клим Жуков. Переведено в книжке как «палаш», на английском оно звучит как broadsword, то есть «широкий меч», это в самом деле меч, потому что как правило эти самые так называемые палаши имели двухлезвийный клинок, то есть являлись по факту просто шпагами с широким клинком, то есть обычными мечами. Только от мечей отличались более развитой гардой, всё-таки XVII век, и как правило крайне дерьмовым качеством стали. По сравнению со средним средневековым мечом массовый рейтарский меч был жуткой дрянью.

Д.Ю. Поразительно. Казалось бы, качество должно вырасти.

Клим Жуков. Выросло количество в первую очередь и на всех качества не хватало. Понятно, что какие-нибудь люди, которые делали себе на заказ мечи, делали их великолепно, а то, что просто в армии оказывалось, это как правило было конечно жуткой дрянью. Иначе невозможно объяснить, как Гордон вообще остался в живых, потому что попадание средневековым мечом по голове, нанесенное умелой рукой – это расколотая голова до зубов, а тут – ничего, кожа рассечена и всё в порядке.

Д.Ю. Однако.

Клим Жуков. Иначе он бы просто не выжил. Если конечно все его соперники на поединках его сильно бы жалели, что невозможно заподозрить.

Так вот, окончательно отморозившись на дуэлях, Патрик Гордон стал ценным кадром. Потому что он участвует в атаках на войне, а это непрерывная война. Вся его карьера – это почти непрерывная война и поиск лучшей доли, у него постоянно рефреном: что тут мало платят и надо идти куда-то ещё. «Ещё» ходил очень просто – он попадал в плен. Потому что опять же, он оказывался как кавалерист на передке атаки очень часто, под ним убивали лошадь или он попадал в какое-то болото и их брали в плен.

Например, взяли его в плен поляки. По понятиям XVII века, если ты наёмник и тебя не выкупают определённое количество дней, можно смело переходить к тому, кто взял тебя в плен, на службу и ты не потеряешь даже в собственных представлениях о чести ничего, и если потом тебя возьмут твои наниматели обратно в плен, они не то, что не имеют права, они даже не подумают тебя пальцем тронуть как предателя, потому что ты не предатель, тебя же в самом деле не выкупили.

Д.Ю. Отлично. Как сильно поменялись нравы.

Клим Жуков. Оказывается в польской армии. В польской армии он попадает в плен опять же к немцам, к имперской армии, служит у имперцев. Потом опять оказывается в Швеции, потом снова в Польше.

И к слову, в Польше он оканчивает свою европейскую карьеру, потому что получил очень выгодное предложение от русских эмиссаров. Потому что как раз это XVII век, царь Алексей Михайлович набирает военных специалистов для полков нового строя. И специалисты военные нужного уровня могли быть только европейцы, у нас своих тогда ещё просто не было. Мы тогда воевали в совсем другой манере: поместная конница, стрельцы… единственное, что артиллерия была на очень высоком уровне. И Патрик Гордон оказался ко двору, как человек с огромным офицерским опытом в 1661 году он уезжает в Московское царство. К Алексею Михалычу.

Д.Ю. То есть, я надеюсь, наши эмиссары не лохов приглашали, а нормальных специалистов.

Клим Жуков. Ну если они подошли к Патрику Гордону, нужно понимать, что лохов они точно не приглашали. Потому что нужно представлять себе, что он из себя к 1661 году представлял. Это был такой иссечённый во всех местах мужчина, который имел капитанский патент (то есть имел право набирать роту и командовать ею), как минимум с десятком шрамов, прострелянный во всех местах. Если он выжил при таком общем фенотипе, значит, опытный человек наверняка.

Кроме того, Гордон сразу замечает (это у него рефреном тоже проходит через всю книгу), что без рекомендации шотландцев ничего бы не получилось. И без шотландцев вообще ничего ни у кого бы не получилось. Потому что, как он говорит, все войны в Европе с незапамятных времён выигрывают только шотландцы. Потому что в Шотландии англичане постоянно устраивают Холокост, поэтому шотландцы разбегаются по всей Европе. И вот смотрите: швейцарцы побеждали всех? Побеждали, потому что у них были шотландцы, они их всему научили как надо. Потом вдруг от швейцарцев шотландцы оказались у немцев, и немцы стали побеждать швейцарцев. Вот посмотрите, как только у французов оказались шотландцы, снова стало всё хорошо. Как только Польша выигрывает войну, посмотрите, там Лефорт, там Гордон-старший (один из старших ветвей Гордонов), там Огилви… ну так понятно – шотландцы выиграли всё, смотрите, поляки проиграли, так кому они проиграли – потому что у шведов были тоже шотландцы. Там Макларен, генерал, и прочая, прочая… посмотрите, шотландцы опять выиграли войну. И приезжает в Россию, а там в самом деле куча шотландцев, неимоверная куча…

Д.Ю. Брюс и другие, да?

Клим Жуков. Брюс, Лефорт, Огилви… их там очень много. Они все концентрировались конечно в московской Немецкой слободе, потому что для нормального русского шотландец тоже немец, не отличаются они практически ничем.

В России у него ярчайшее впечатление, когда он в какой-то подорожной таверне попросил еды. Во-первых, он сильно поразился качеством дорог, которых просто не было – ни качества, ни дорог. И попросил он в харчевне еды, дал денег, а у него были только какие-то имперские талеры. Корчмарь, увидев имперские талеры куда-то исчез в ужасе, принёс ему плошку чёрной слизи, после чего Гордон подумал, что «этот грязный казак хочет меня отравить». Потом выяснилось, что это была просто огромная миска осетровой икры.

Д.Ю. Неплохо, чёрная слизь…

Клим Жуков. ну так, чёрная слизь, он такого никогда не видел. Выглядит чудовищно.

Ну и оказался он в итоге в Москве с приглашением и представлением на капитанский патент от царя Алексея Михайловича. Оказался в Немецкой слободе, пошёл по службе к дьякам, которые должны были выдать ему денег, которые полагались на набор роты; сукна, которое полагалось на мундир; кожи, которая полагалась на сапоги, портупею, ольстры (присидельные кобуры) и так далее. На что дьяк смотрел на него мутным взглядом и сказал: «Хорошо, всё тебе будет» и пропал. Гордон пытался за ним ходить, показывая документы и говоря, что «мне надо». И началась жуткая бюрократическая волокита, пока опять же один знакомый шотландец ему не сказал: «Да от тебя просто взятки ждут, господи. Что ты думаешь себе? Дай ты ему взятку!». Гордон сначала возмутился, потом взятку дал, у него тут же оказалось сукно, деньги…

Д.Ю. Жизнь наладилась.

Клим Жуков. …всё, да. И он конечно жутко страдал из-за этого, но в конце концов научился это делать правильно, вовремя, с уважением. Накрывал постоянно поляны царским чиновникам, подарки им дарил непрерывно.

Д.Ю. Жуликам и ворам.

Клим Жуков. И у него карьера пошла, попёрла вверх. Через пять лет, когда он отслужил контракт, он захотел валить из России с воем, потому что ему там было очень непросто, как человеку ну совершенно из другой культуры. И тут ему сообщили, а куда ж ты теперь поедешь, ты теперь секретоноситель, ты теперь поедешь или дальше служить, или в Сибирь. Вот. Так что, давай, или заключай контракт на пять лет, или езжай в Сибирь, убирать снег. Весь.

Д.Ю. А он?

Клим Жуков. Пришлось заключать новый контракт, естественно. Ну тут как-то смирился он с тем, что там происходит, вокруг него, влился в коллектив, оженился, правда, опять же на немке, в Немецкой слободе, потому что католической религии он не изменил никогда.

Д.Ю. Молодец.

Клим Жуков. И в итоге прославился натурально на службе у Алексея Михайловича, он стал одним из ведущих военных специалистов своего времени. В первую очередь, причём, не кавалеристом, а военным организатором, военным теоретиком. Например, он организовывал оборону Чигирина 1678 года, провёл изрядное количество в этом самом осадном сидении, дрался как лев, был в царском посольстве в Англии, исполнил какую-то дипломатическую миссию, которая была ему поручена, вернулся обратно и собственно Патрик Гордон был одним из тех, кто помогал Петру I налаживать новую армию.

Д.Ю. Богатая биография.

Клим Жуков. Собственно, один из отцов вообще новой русской армии. Тот самый русский шотландец Патрик Гордон.

Чтобы не думали, что в России был жуткий бардак, а в Европе было всё хорошо, читайте в первом томе, с 1635 по 1659 год подробности того, как в Европе всё здорово устроено, изложено от и до.

Вот, например, когда он получил капитанский патент и должен был набирать роту (рота – это около ста человек или около того), роту рейтар, то есть конников, он набрал… Опять же, кто не знает, это сейчас вручают звёзды капитана и тебя сразу отправляют командовать ротой, которая уже есть, а тогда ты должен был сам её себе набрать, а потом командовать.

Д.Ю. Непросто.

Клим Жуков. Непросто. То есть у тебя был капитанский патент, ты должен был на основании этого набрать наёмников, которым потом может быть будут платить зарплату. И он очень переживал, что рота у него некомплектная. Как он описывает, что в роте рейтар, то есть кавалеристов, у 90 человек даже были лошади.

Д.Ю. Это необычно?

Клим Жуков. Он набрал, по-моему, 95 человек (до ста не дотянул), из них у 90 человек были лошади, а пять-то были пешими, что ж делать-то. При этом там не упомянуто ни одной кирасы, ни одного шлема, хотя они по уставу должны были быть. Как он описывает: часть были в немецком платье, часть – в польском платье. То есть у них даже мундиров не было, это была просто гражданская одежда. И даже почти у всех были пистолеты. Почти у всех.

Д.Ю. Короткоствол, да?

Клим Жуков. И вот, приезжает на смотр, и выясняется, что у его роты из 90 человек (почти комплектная), это вообще лучшая рота, потому что там привезли люди роты в 20 человек, в 15 человек, в 30 человек, из них половина пешком, иногда вообще без пистолетов. Вот такой был порядок в Европе налажен.

Опять же, он прекрасно описывает как европейцы, например, во время осадного сидения продавали осаждённым продовольствие. Потому что война войной, а бизнес стоять ни в коем случае не должен.

Д.Ю. Молодцы.

Клим Жуков. Если у нас есть продовольствие, а у осаждённых нет, так нужно же поделиться. В обмен на деньги. И чиновники, которые руководили осадой, высокого ранга (и не очень высокого) делали себе неплохие состояния во время осад.

Д.Ю. Известный анекдот (глубоко антисемитский) времён Шестидневной войны: как мчится израильский танк «Меркава», а от него араб бежит с автоматом. Бежит, отстреливается, а танк за ним, араб в переулки – «Меркава» за ним в переулки, сшибая углы, туда-сюда, араба загоняет в тупик… клац-клац! Открывается люк, вылезает еврейский танкист: «Что, патроны кончились?», араб: «Да», «Могу ящик продать».

И это, как ты понимаешь, изобличало раньше всю сущность еврейского народа, а вот оно как оказывается в европах-то!..

Клим Жуков. Да, причём и у поляков, и у шведов, и у немцев это было широко распространено.

Д.Ю. Отлично, отлично.

Клим Жуков. Единственное, конечно, у них прям вот так взятки не брали в открытую. Их брали, но так…

Д.Ю. Не так, да.

Клим Жуков. …аккуратненько. При этом, торговали чем хотели, перебегали с одной службы на другую службу, в общем, там всё было налажено как надо. Завидовать нечему.

Д.Ю. Всё описано?

Клим Жуков. Всё описано настолько подробно, что даже оторопь берёт, прямо скажем.

Д.Ю. А зачем в трёх томах? Тут какие-то справочные материалы?

Клим Жуков. Да, тут в конце каждой книжки справочный материал приложен очень богатый.

Д.Ю. А он, значит, по годам всё это разложил?

Клим Жуков. Да. Так как опять же, это на основе дневниковых записей, всё это сделано по годам и по дням.

Д.Ю. Ну вообще необычно как-то, когда это у него время было писать? У меня вот, например, нет времени вести дневники.

Клим Жуков. А у него не было интернета.

Д.Ю. Да, это точно.

Клим Жуков. Вместо того, чтобы писать каменты на Фейсбуке, писал дневник. Сейчас конечно он бы развернулся, можно не сомневаться.

Д.Ю. Надо покупать или есть в интернетах?

Клим Жуков. Даже не знаю, потому что я его купил в 2005 году. Очень небыстро выходил этот самый дневник, долго его ждал, купил, с тех пор счастлив hard-копией.

Д.Ю. Тут про поляков очень много…

Клим Жуков. Очень много про поляков. Там про всех очень много.

Как по этому поводу написал известный российский историк Н.Г. Устрялов:


«Сокровище неоцененное, материал по преимуществу исторический, не уступающий никакому акту в достоверности, исполненный множества любопытнейших подробностей!»


Это слова Устрялова касательно дневника Патрика Гордона.

Д.Ю. Вот как интересно:


«Около полудня, переправившись на большом судне, мы поднялись по Волхову до озера Ильмень. Это озеро где-то имеет 40 вёрст в ширину и около 50 в длину. Говорят, в оное впадают 70 рек, главные из коих – Мета, Понедельна, Ловать, Верготь, Шелонь, Чёрная, Веренда, Мшага, Вереса и Полнеть. По правую руку мы миновали много приятных деревень, поздно ночью доплыли до реки Мшаги и вверх по реке Шелонь до села Сольцы...»


У меня там родственники живут, и я там некоторое количество летом на каникулах был. Вот так вот, Сольцы-то, серьёзное место, немцев там били. Немцы, падлы, сожгли все Сольцы.

Клим Жуков. Да…

Д.Ю. Ну в общем интересно. Я не читал. Пробел.

Клим Жуков. Тут вещь просто незаменимая. Обязательно нужно читать, если есть интерес к отечественной истории или особенно интерес к истории XVII века, потому что в отличие от многих мемуарных нарративных произведений это, наверное, одно из подробнейших, хотя конечно тоже страдает колоссальным субъективизмом, как например все пассажи про шотландцев. Но для понимания как минимум психологии солдата того времени вещь просто незаменимая.

Ну а комментарии многочисленные, которых тут буквально на каждой странице по десять штук, помогут разобраться в реалиях и фактуре: где автор привирает, где недоговаривает, где ошибается, ну в конце концов тоже человек.

Вот опять же, как описывает Гордон, одним из самых страшных врагов наёмника на войне был не противник непосредственный, а…

Д.Ю. А понос?!

Клим Жуков. …собственные крестьяне.

Д.Ю. Так…

Клим Жуков. Потому что как только ты приезжаешь к собственным крестьянам на постой, потому что тебе вот сюда нарезал король место, стоять ты будешь здесь со своими парнями, то нет никакой гарантии, что ночью тебе не придут резать, эти самые крестьяне. С целью отнять у тебя оружие, лошадей, одежду… сразу вспомнился фильм «Семь самураев» (1954), там было на это указание, там, помнишь, у них был целый склад вооружения, у крестьян, потому то они резали отбившихся от армии самураев (асигару). Вот то же самое.

Д.Ю. Добрые христиане…

Клим Жуков. Да-да-да.

Д.Ю. Вот как оценивал творчество Гордона А.Г. Брикнер:


«Сочинения Петрея, Олеария, Мейерберга, Коллинса, Витсена, Невилля, Пери, Вебера, Страленберга, Фокеродта и пр., были литературными трудами, писанными для публики и заключавшими в себе, кроме путевых заметок, рассказы об истории России и описание её общественного быта, нравов, обычаев, учреждений и пр. Гордон, напротив того, писал только для себя и не думал о приведении в систематический порядок и издание в свет своих наблюдений. Он только описывал свои похождения и отмечал краткие известия о разных современных событиях в том внешнем, случайном порядке, в котором представлялись ему впечатления обыденной жизни…

…Но так как по своему положению он участвовал во многих важных событиях своего времени, так как он зорко следил за ходом дел, знал подробности многих фактов, лично его интересовавших, был в близких сношениях со многими историческими лицами, то дневник его, хотя и заключает в себе главным образом историю частной жизни Гордона, должен считаться первоклассным историческим источником его времени….

…С другой стороны, подённые заметки Гордона, предлагающие, так сказать, с фотографической точностью множество подробностей о разных событиях, по своему значению сближаются иногда с архивным материалом и даже превосходя его точностью и беспристрастием »


И с этим мнением нельзя не согласиться. Молодец…



Клим Жуков. Вот, например, он как описывает боестолкновение в городе, в котором он участвовал. Оно довольно длинное, кое-что прочитаю:


«Достигнув противоположных ворот, я увидел, как ротмистры Донклау и Данкан собирают наших людей для отпора, и подумал, что мы ещё побьёмся. Памятуя, в какой опасности я находился на маленькой лошадёнке, когда любой проворный плут мог меня догнать, я предпочёл рискнуть своей лучшей лошадью, хотя бы и без подков — ведь было очень скользко. Я едва успел её оседлать и отдать другую какому-то пехотинцу по его просьбе, как ротмистры, собрав взвод из 20 или 24 рейтар, выступили к рыночной площади.

Придя на площадь, занятую этими негодяями, мы сразу же ударили на них и отогнали на дальнюю сторону, за ратушу. Но тут раздался крик, что они бросились по другой улице, дабы отрезать нас от ворот, и мы отошли тем же путём. При сём отходе моя лошадь упала вместе со мною, а новое и плохо закреплённое седло сползло, но пока ротмистр Данкан очищал оную улицу и ставил в её конце охрану, чтобы прикрыть наше отступление, я был наготове и вновь направился к рыночной площади с уже поредевшим взводом. Невдалеке от площади мы наблюдали, как вольный рейтар по имени Ханс Юрген, коего ротмистр послал за штандартом при первой атаке, на обратном пути был внезапно убит неприятелем, а наше знамя захвачено, причём помочь мы ничем не могли.

Когда мы вступили на рыночную площадь, этих негодяев было уже полным-полно, не менее двух или трёх тысяч, по моему разумению. В сей атаке мы мало чего добились, ибо неприятель охватывал нас со всех сторон, так что иные погибли. Ротмистр Данкан с большим риском пробился назад сквозь густую толпу наших противников и обеспечил успех отступления по улице, причём враг упорно преследовал нас. В глубине улицы несколько наших пехотинцев с мушкетами беспорядочно палили по своим и чужим. У края улицы, когда мы разворачивались, дабы отбросить врага, моя лошадь снова рухнула со мною, а седло опять сбилось...»


Вот в таком духе всё описано. Очень подробно. Буквально по секундам всё помнил и описывал, что там с ним происходило.

Д.Ю. Бодрый.

Клим Жуков. Не то слово.

Д.Ю. И, что заметно, привычный…

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Нормальные люди о таких событиях как правило не помнят вообще ничего. Это должно многократно повторяться…

Клим Жуков. Стать рутиной.

Д.Ю. Да. …дабы ты уже спокойно холодным глазом на это смотрел, запоминал, понимал, что ты делаешь, что делают окружающие, кто куда побежал, кто чем помог.

Интересно… Дай почитать. Спасибо. «Патрик Гордон. Дневник». Будем изучать.

Спасибо, Клим Саныч. А у Петра-то он служил? Я главное забыл спросить.

Клим Жуков. Да. Я же сказал, что он был одним из тех, кто помогал Петру вообще организовывать новую армию. Но, к сожалению, до Шведской войны не дожил. Помог бы сильно, потому что, что такое шведская армия он очень хорошо знал изнутри (так как там служил). Был бы собственно жив Гордон вряд ли бы Нарвский поход 1700 года окончился такой катастрофой, какой он окончился.

Д.Ю. Прав был – всё на шотландцах держалось.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Спасибо, Клим Саныч.

А на сегодня всё. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Google+


В новостях

03.09.16 15:04 Разведопрос: Клим Жуков про мемуары Патрика Гордона, комментарии: 53


Комментарии


cтраницы: 1 всего: 1

Blader
отправлено 03.09.16 16:53 | ответить | цитировать # 1


> он сразу переспрашивал: «Это вы на меня косо смотрите потому что ошиблись или вы меня обидеть хотите?»

Что-то это мне напоминает!!!



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

разделы

Главная страница

Tynu40k Goblina

Синий Фил

Опергеймер

Светосила

За бугром

English

Победа!

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Комментарии

Поисковые запросы

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Google+

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Гоблин в ivi

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в Google+

Новости в ЖЖ

Группа в Контакте

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк