• Новости
  • Заметки
  • Картинки
  • Видео
  • Переводы
  • Опергеймер
  • Проекты
  • Магазин

Разведопрос: Игорь Викентьев про академика Ухтомского

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Радио | Разведопрос - Игорь Викентьев | Разное | Семья Сопрано | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот

15.09.16





VIKENT.RU - портал И.Л. Викентьева: Творчество, Креатив, ТРИЗ



Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Игорь Леонардович, добрый день!

Игорь Викентьев. Дмитрий Юрьевич, мы продолжаем курс о выдающихся деятелях русской культуры, но которые не очень известны. Причём какой мы делаем акцент - мы рассказываем не "родился-женился", хотя, конечно, без этого никак, мы делаем акцент на тех стратегиях, которые вызывают размышления людей, у которых есть воля. Я более сильное позволю себе высказывание: мозг и воля, соединённые в одно целое. Вот для этих людей мы рассказываем, потому что подражать великим людям - не самое плохое занятие в этой жизни. И сегодня я хочу рассказать: с одной стороны, человек известный, с другой стороны, широкой публике фактически неизвестный - Алексей Алексеевич Ухтомский. Сразу говорю, что ударение на первую букву, он происходит из князей, и соответственно, я потихонечку буду рассказывать, Дмитрий Юрьевич будет приводить примеры, потому что там есть явные примеры, которые по вашей профессии, и они такие крепкие будут.

Д.Ю. Всегда думал, что он УхтОмский.

Игорь Викентьев. Я специально выяснял, поэтому всё-таки Ухтомский. Я сейчас расскажу, как мы построим: я расскажу биографию, которую можно везде найти, чтобы представлять, а потом ещё раз по этой биографии пройдусь, только показывая жизненные ходы выдающегося человека, и немножко посравниваю его с традиционными российскими болтунами, потому что тогда будет сразу же ясно, что сделал Ухтомский и что сделали жившие на соседней улице в буквальном смысле различные болтуны, и несколько фамилий даже назову.

Алексей Алексеевич Ухтомский родился в 1875 году в своём имении. Отец офицер, тогда было принято, имение - очень интересно так получилось, что там староверы. Далее чрезвычайно непонятная вещь, которая во всех биографиях указана - о том, что мать была чрезвычайно деловая, вот я сейчас просто говорю цитату, но я не понимаю, что там за этим, потому что в науке есть такие моменты, когда есть дыры. Мать была чрезвычайно деловая, ей было не до сына, он был не один в семье, и отдали тётке в Рыбинск при живой матери, а тётка была со стороны отца. Дальше такой интересный момент, что тётка была чрезвычайно религиозная. Есть разные типы религиозности: есть религиозность, когда человек бьёт поклоны и так далее - вот такая религиозность и вот такой ...штамп.

Д.Ю. У наших братьев-мусульман степень религиозности измеряется по размеру шишки на лбу от битья об пол. Это странная разновидность религиозности, на мой взгляд.

Игорь Викентьев. Ну есть фокусы, которые показывают шаолиньские монахи - они берут металлический брусок, в котором много углерода, и он вообще рассыпается от пристального взгляда, они бьют друг друга по башке, такой старый трюк. Потому что там очень много углерода, он рассыпается от пристального взгляда. Его надо только донести до башки, он рассыплется. Походя раскрыл секрет, правда, на центральных каналах Дмитрий Дибров говорил, что это концентрация энергии ци, но простим Диброву незнание основ металлургии.

Д.Ю. Мы в армии так ломали кирпичи. Когда кирпичи кладёшь в стопку, у нас рядом стояли гвардейцы-десантники, которые потрясали нас время от времени ломанием кирпичей, битьём бутылок об голову на 2 августа. У меня день рожденья 2 августа - нам всегда привозили гвардейцев-десантников, я прекрасно проводил день рожденья, наблюдая за различными триксами. И вот стопка кирпичей, и они там - как даст! Карате, там, все дела, тогда круто было. Но мы быстро сообразили, что кирпичи кладутся не кирпич на кирпич, между ними на края кладут спички, и вот они с положенными спичками, в итоге... Ну очевидно, не каждый сломает даже один кирпич, ну кто-то может стукнуть, как следует, но когда ты бьёшь по верхнему, то маленький даже зазор позволяет увеличить силу удара, и остальное крошится само собой. Если положить без спичек, ну там кувалдой только расшибить можно. А с виду, да, сломил 10 кирпичей.

Игорь Викентьев. Есть аналогичные фокусы с бутылками. Может быть, когда-нибудь сделаем по фокусам, но не знаю. Мы немножко отвлеклись, это очень здорово - и про Шаолинь, и про всё остальное, спасибо большое. Но тётка была, первое - очень религиозная, и религиозная в том отношении, что маленький Алексей Алексеевич Ухтомский учил русский язык по Житиям святых, а Жития святых отличаются тем, что невозможно быть святым, не совершив подвиги какие-то. Пункт № 1 - начинается уже биография. Второй момент: тётка постоянно помогала, а Россия - такая страна, что кому-то постоянно надо помогать, и с молодых ногтей Алексей видел, что тётка постоянно, т.е. помимо поклонов, внешней атрибутики, она на деле ориентирована на других, которым плохо. Соответственно, у Ухтомского, если бы здесь был профессор Савельев, наверное он бы сказал, что начали проращиваться правильные нейроны. И это с детства он видел, очень хорошее знание помимо Библии христианской религии на примере Жития, и т.д.

Далее он поступает по обычаю времени в Нижегородский кадетский корпус имени графа Аракчеева, где встречает Ивана Петровича Долбня. И дальше начинается потихонечку стратегия, потом буду более подробно рассказывать - Ухтомский хронически перевыполняет учебную программу, это замечает вот этот Долбня, очень простой человек, он преподавал математику, но потом после Нижегородского училища кадетского, ну не бог весть что Нижегородское кадетское училище - он становится ректором Горного института в Санкт-Петербурге. Мягко говоря, нужно иметь некоторые мозги, потому что Горный институт в царской России - это очень круто. Это часть промышленности, это очень круто, скажем так. Соответственно, он учится в кадетском училище. Очень характерный признак, о котором писал англичанин Герберт Спенсер, и сейчас только в России есть серия защищённых докторских, что признак творческого человека - по какому-то направлению хроническое перевыполнение того, что делают другие, в разы. У Ухтомского то ли от тётки, то ли не от тётки, но уже с молодых ногтей такая программа запустилась, буду об этом немножко позже рассказывать.

Далее, по настоянию брата, его вообще очень интересует человек, он поступает в Московскую духовную семинарию на словесное отделение, и далее чрезвычайно интересно: он оканчивает эту семинарию, становится кандидатом богословия, защищает научную работу, при этом в отличие от остальных, которые пошли служить, Ухтомский понимает, что это не его. При этом он человек честный, т.е. обратите внимание, как он это понимает: это не просто желание - хочу служить, хочу не служить. Например, очень малоизвестный факт, даже не все биографы Ухтомского об этом пишут - он просто-напросто, тогда это было тесно связано, 1,5 месяца живёт в качестве служителя культа в сумасшедшем доме в Ярославле и наблюдает людей страдающих. И второе: он решается найти в духовной семинарии научное обоснование выдающихся людей. Диссертация была посвящена влиянию Христа, на всякий случай. Тогда царское правительство было хитрое - нужно было отправлять культ, нельзя было после духовной семинарии поступить в университет на естественно-научный факультет по уставу. Поэтому он поступает на какое-то там, я уже не помню, по-моему, филологическое отделение, а через год переводится - ну чисто техническая комбинация. Где - в Петербурге уже поступает, и следующий ход - у него уже есть цель, он поставил в духовной семинарии цель - он начинает стажироваться у Николая Евгеньевича Введенского. Введенский принял кафедру физиологии от Сеченова. И вот связка: Сеченов - Введенский - Ухтомский. И буквально первокурсник начинает работать с лучшим, кто есть вообще по физиологии и по мышлению в университете, с лучшим - обратите внимание - ни с кем-то там. Студенческий быт, ему уже 25 лет, в общем-то, он уже взрослый. И далее начинается очень интересная вещь - в этом месте меня планово должны проклинать, но я должен, я всё равно скажу, я предупредил, пожалуйста, на меня это не действует, но проклинайте: в 1904 году он готовит опыт Введенскому, и он видит - помним цель - он видит: когда собачка опоражнивает желудок, простите, то происходит следующее. Если почесать лапку собаке, если собака эта бодрствует, если не очень приятно, она просто лапку отдёргивает. В момент опорожнения желудка, как ни странно, она начинает сильнее опоражнивать желудок.

Д.Ю. Если чесать лапку?

Игорь Викентьев. Да. Это такой первый момент, вообще-то чрезвычайно неаппетитный пример, но наука бывает неаппетитной, извините. Позже о подобных вещах высказывался кандидат в президенты Академии Наук СССР, которого Сталин не утвердил, Алексей Николаевич Крылов, как представитель математики, и он, наблюдая физиологов, говорил, что работа физиологов - исследование паразитов в заднице таракана. Это цитата. Но Сталин не согласился, что Крылов был такой волевой человек, он в качестве президента на тот срок повелел избрать Комарова. И дальше вот: "на недельку до второго я уеду в Комарово" - это вот этот Комаров, он ботаник, ну пусть руководит Академией.

И дальше я хочу вспомнить, а потом она пригодится, фразу Луи Пастера, что вообще некие идеи посещают подготовленные умы. Т.е. он не просто готовил, повторяю, он был заряжен уже. До этого, я немножко перескочил: умерла тётя, причём у Ухтомского были привязанности, все люди, которые с ним взаимодействовали тесно, были на десятилетия. Допустим, он когда учился в университете, у него была домработница-староверка. И вот она с ним была лет 40, у него такое привязанности были с тётей. Вот я тут перескочил - когда умерла тётя, Ухтомский ушёл на 2 года в монастырь и понял, что это не его, и потом в университет. Но он всё испытывал на себе - опыт. Сделаю ... такой вот опыт, и потом я размотаю этот опыт.

Далее: 1905 год, на вечеринке на Васильевском острове он встречает Варвару Александровну Платонову. Александр Платонов занимал какую-то очень небольшую должность Управления Октябрьской железной дороги, грубо говоря, за вашей спиной - на Фонтанке. И очень интересно: он 35 лет в пределах Васильевского острова, для питерцев на всякий случай: Васильевский остров, 19 линия, д.26 - такой очень скромный дом, где жил Ухтомский, на верхнем этаже крохотная квартирка. Он переписывается с ней регулярно 35 лет. Она хочет быть женой, ну вот у женщин есть такое свойство - они хотят быть жёнами зачем-то. Но Ухтомский - или наука, или что-то ещё. Потом он будет академиком. Крохотная квартирка, или наука, или что-то ещё. И соответственно, он 35 лет переписывается, переписка частично опубликована, и очень интересный момент: он использует техники религиозные, но постсоветские - это какой-то аналог исповеди, но не о грехах, а вот что делал, что думал. У него получается некое зеркало, в которое он постоянно смотрится. Соответственно, эта женщина умна, начитанна, никаких постов она не занимает, но есть кому рассказать. Аналоги исповеди на 35 лет всего лишь. Ну так - он завёл, она хотела замуж, он постоянно откладывал, откладывал, откладывал, и как-то вот не срослось. Наверное, это его не очень интересует. Он заканчивает университет, остаётся, потом, когда Введенский умрёт, это будет уже при советской власти, в наследство переходит кафедра - лучший ученик, и так далее.

Далее очень интересный момент: он после окончания духовной семинарии переходит в старый обряд, в старообрядство, потому что он из той среды старообрядцев. 1912 год - его избирают старостой Единоверческой церкви, ныне музей Арктики и Антарктики. Причём он этим старостой был при советской власти, претерпел, естественно, за это, потому что нельзя было быть. Причём, он бесплатно работает, параллельно там какое-то ремесленное училище есть, со всеми жалобами идут к нему, и прочее, и прочее. В 1918 году его снова переизбирают, и он фактически постоянно... Даже арестовывают его, он подписывает, что не будет вести, кроме как в церкви, пропаганду, и отпускают его тогда. Обратите внимание: он на десятилетия, он старовер, а у староверов такой жёсткий кодекс - не пить, не курить, у них жёсткий кодекс, и он на себя только взваливает, бесплатно - ещё раз подчёркиваю - он только такой руководитель. Соответственно, в 1935 году его избирают академиком за его открытия, о которых мы сейчас поговорим, отказывается от телефона и от машины. Телефона и машины не было, до университета ходил ногами. Когда начинается блокада, он в блокаду работает здесь, изучает травматический шок для госпиталей. В 1942 году должен подготовить доклад и умирает у себя в квартире при подготовке доклада. Блокада - просто от истощения, от чего-то ещё.

Это некая такая канва биографии, все могут посмотреть, в энциклопедиях примерно так и изложено. Несколько деталей я рассказал, которых нет в энциклопедиях. И вот сейчас всё то же самое я хочу пересказать Дмитрию Юрьевичу и вам, уважаемые коллеги, и уже делать более сильные акценты на какие-то жизненные ходы, которые сделал Ухтомский, и рассказать некоторые его достижения, которые он сделал и которые полезные могут быть сегодня.

Итак, Анна Николаевна Ухтомская - это тётка, которая заменила фактически мать,. Сразу же обучение идёт с детства на очень высоких образцах - т.е. на уровне святых, которые канонизированы. Не просто "Букварь", картинки, "Мама мыла раму"...

Д.Ю. Степан Бандера и другие прекрасные личности.

Игорь Викентьев. Очень высокие образцы, скажем. Далее, стандартный вариант, который Ухтомский делал всегда и везде - он сам устанавливал себе очень высокую планку, уже начиная с кадетского училища, дальше в духовной семинарии, он всегда в разы устанавливал планку, и дальше... он играл в длинную игру, обучался, учился.

Д.Ю. А вот эти Жития святых - я знаком только с одним Житием: протопопа Аввакума, который как раз старовером был. Они про что вообще?

Игорь Викентьев. По идее люди религиозные пытаются - ну можете посмотреть в сборнике - они пытаются восстановить некий путь из разных свидетельств о некой цепочке подвигов или подвига, который данный персонаж совершил, их там много.

Д.Ю. А в чём подвиги заключались? Был, например, какой-нибудь столпник, который забирался на столб и там бил поклоны - это тоже подвиг?

Игорь Викентьев. Естественно, это какие-то достижения, ну если убирать мистическое...

Д.Ю. Но там, поди, нет - построил завод, накормил 5 деревень?

Игорь Викентьев. Нет, там нет такого. Кого-то вдохновил, основал монастырь на горе, из ничего сделал, сначала был скит, а потом монастырь - вот такого типа вещи, но важно, что они задают планку, потому что там типа "устал", "не хочу" - там таких слов нет, они просто отсутствуют. В детском саду такие слова есть, а вот там их точно нет. Там может быть "нравится", "не нравится", "я так чувствую", "я так вижу", что-то ещё, "а кому сейчас легко" - это всё...

Д.Ю. Это мне всё время напоминает произведения такого известного нашего сейчас деятеля культуры Гришковца, со всем уважением, я равнодушен к творчеству и к творцу, но тем не менее: и вот я пошёл и сделал вот это - и настроение улучшилось. А вот сделал вот это - и настроение ухудшилось. А потом сделал вот это - и настроение улучшилось". И у человека всю дорогу какие-то шизофренические качели - причём тут это, ёлы-палы, дело надо делать!

Игорь Викентьев. Масса людей в социальных сетях публикуют еду, знаете, фотографии еды - ну да.

Д.Ю. Сам иногда публикую - но только ту, которую я делаю.

Игорь Викентьев. Нет, ну вот если лента у человека полностью из еды, то как-то вот вообще... Ну не Ухтомский, прямо скажем сразу.

Д.Ю. Смысл жизни - жрать, да.

Игорь Викентьев. И вот очень интересный момент: с одной стороны, какающая собачка, с другой стороны, родственник, он в свите императора и предлагает вообще всё бросить нафиг - университет, у него через речку дворец - и влиться в дворцовую тусовку, всего лишь. Как сейчас есть популярный лозунг - жизнь удалась! Вот Алексей Алексеевич Ухтомский абсолютно спокойно от всех благ - телефон, машина, царская тусовка - легко. Он староста церкви, на него там виснут, понятно, масса людей - от всего спокойно отказывается.

Д.Ю. Ну то есть, как тётка, он людям помогал?

Игорь Викентьев. Ну естественно, причём десятилетиями, это не разовая помощь. Это налажено, о ней я больше говорить не буду, и второй момент - это постоянное наблюдение себя со стороны, потому что Варвара, они переписывались, она не то чтобы критиковала, она давала такое отражение, позитивная обратная связь была, потому что был интеллектуальный собеседник. Допустим, руководитель одной страны, страну не назову, и не надо даже вам думать, какая страна, сказал лично мне комплимент: "В моей стране", - начало фразы хорошее, - "мне, Игорь Леонардович, поговорить не с кем. Вот когда вы приезжаете, мне есть с кем поговорить". Ну страна не очень большая такая.

Д.Ю. "Махатма Ганди умер - поговорить не с кем".

Игорь Викентьев. Сразу говорю -это был не этот человек. Вот с этим человеком мы не знакомы. Сразу говорю - это не эта страна, но это абсолютная правда, действительно, это проблема. Тут в пределах Васильевского острова они переписывались, не по email, как можно догадаться.

Д.Ю. Я тут тоже, с вашего позволения, вставлю, что постольку поскольку мозг и аппарат мышления наглухо привязан к речи, потому что в массе мы думаем словами, то говорение, как таковое, на мозг оказывает серьёзнейшее воздействие. По себе могу сказать: это как в известной присказке - раз объяснил - не понимает, два объяснил - не понимает, три объяснил, уже сам понял, а до него всё не доходит. Вот это "уже сам понял" - это вовсе не шутка, потому что когда ты сам ряд вещей проговариваешь вслух, то ты сам их гораздо лучше понимаешь. Про себя могу сказать, что отдельные вещи, для меня это всегда полная неожиданность, поскольку я считаю, что я и так думаю хорошо, но когда ты говоришь вслух и что-то объясняешь, тебя непрерывно чем-то подпольно тайно осеняет, и разговоры, обсуждения чего бы то ни было - это крайне полезно. Ну а написание - это тоже самое практически.

Игорь Викентьев. Тут очень такой сильный момент - что просто по статистике, которой я располагаю, она крупнейшая в Европе по выдающимся людям, действительно, многие выдающиеся люди вели дневник. Почему - потому что к дневнику можно вернуться и перечитать. Это очень здраво - посмотреть на самого себя. Ухтомский нашёл более сильный вариант - у него дневник был живой: во-первых, можно перечитать, а во-вторых, неглупый человек тебя доброжелательно слушает, где-то там подправляет, что-то сообщает и так далее. Нашёл второго человека, в которого можно смотреться, скажем так.

Следующий момент: когда читаешь Ухтомского, он человек религиозный, выполняющий обряды. Допустим, я сейчас привожу очень грязное ругательство, это самое грязное ругательство, звучащее от Ухтомского, которое я нашёл, которое он использует - по поводу петроградской интеллигенции он говорит: "Она жужжит". Это очень грязное ругательство, т.е. никаких негативных оценок, короче. Современный щенок-блогер, он - это туда, это тудыть-перетудыть, через колено - это у него в языке. Я просто должен такого пацана-блогера предупредить - ещё есть нейрончики имени "тудыть-перетудыть", тоже начинают проращивать в вашей голове, и потом, когда вы женитесь, заведёте ребёночка, эти нейрончики тоже будут работать. Вы вырастили кусок дерьма в голове, а потом оно стало активным. Голливуд ещё не освоил эту тематику, но я предупредил: активированное дерьмо в голове, сам сделал.

Второе грязное ругательство в период, когда назревает уже война 1914 года, о питерской интеллигенции, цитирую: "Питерская интеллигенция занимается своим европейско-театрально-космополитическим времяпрепровождением и миросозерцанием". Это Ухтомский очень грязно выругался. Т.е. никаких негативных оценок, очень такой спокойный, скажем.

Далее в чём же состоит некое открытие Ухтомского, и как он может быть нам полезен.

Д.Ю. А вот про ведение дневника: я когда маленький был, у нас это тоже было модно в школе - вести дневники, писать. А вот граждане из великих, они этим регулярно занимались? Это было модно, это было нужно, или это зачем?

Игорь Викентьев. Вы знаете, судя по всему, есть такая одна из общих стратегий - многие выдающиеся люди не могли найти, в отличие от Ухтомского, какого-то собеседника, и дневник - это некий аналог-заменитель. Это как бы человек выдающийся и нарушающий существующие нормы, он должен существовать хотя бы частично в иных правилах поведения. И хороший дневник, потому что если там: "Сегодня поел, потом попил чаю" - это не дневник, это бытописательство. Дневник - это когда есть мысли, которые обдумываются, сложные ходы, к этому можно вернуться. Чем ценен дневник? Отдельный день дневника не интересен, интересно через месяц просмотреть предыдущий месяц - вот это интересно, когда есть система ходов, и сам себе становишься ясен. Ну да, если не врать, конечно, на старте. Если не врать на старте, то ты сам себе интересен, это шанс для развития, потому что если нет наставника, если не с кем пообщаться, это часть выстраивания иного мира. Потому что выдающиеся люди, как обычно, случайно, но вообще это ход: если ты хочешь где-то состояться, у тебя должна быть какая-то инаковость в поведении, в отношениях, в людях и так далее. Потому что сначала создаёшь немножко иную жизнь, потом её умножаешь на тираж. Я дальше буду об этом рассказывать.

Д.Ю. Да, это сразу наводит на воспоминания про известный урок гражданина Альтшулера, не знаю, как правильно сказать, где он призывал обучающихся у него вести дневник времени: чем ты занимался. Не совсем дневник, но это, наверное, он.

Игорь Викентьев. Могу сказать, у Альтшулера было очень крутое упражнение, которое он давал, и люди, если были честные, всегда проваливали. Упражнение было такое, надо знать было Альтшулера: идёт семинар, это был уже поздний Альшулер, и он просил - пожалуйста, напишите о своей жизни, как вы прожили 30 лет, 40 лет, и оцените. Человек пишет: я закончил институт - это хорошо. Я в скобках замечу - это не обязательно хорошо. Второе: я стал, там, младшим инженером, что-то в этом роде - это хорошо. Я вступил в дачный кооператив.

Д.Ю. Это прекрасно!

Игорь Викентьев. Соответственно, когда Альтшулер это собирает, а тут возникает эффект статистики, любой вменяемый преподаватель это знает. Т.е. преподаватель собрал 40 работ, и всё совершенно прекрасно видно. И видно, что русская интеллигенция, оправдывая своё существование, начинает придумывать - сначала она вступает в дачный кооператив путём интриг, а потом начинает всю жизнь оправдывать, вот эти вот несчастные 10 соток она оправдывает. И соответственно, когда смотришь эти 40 работ, видно, что люди сделали всё, чтобы личности не состояться. Это видно просто, плюс с учётом времени...

Д.Ю. Это поглубже, чем учёт времени, но вот кто там предыдущие ролики не смотрел, то поясним в двух словах: вот ты проснулся, почесал всё, что обычно чешешь - зафиксируй: "проснулся в 8". Сколько у тебя ушло времени на чистку зубов, сколько времени на завтрак, сколько ты смотрел телевизор, ещё чего-то, куда ты пошёл, что ты сделал.

Игорь Викентьев. Посмотрев телевизор, он сказал, что кто-то в нём дурак. Это обязательно!

Д.Ю. Вот, распиши день, попробуй хотя бы неделю писать от подъёма и до отбоя, чем ты занимался, конкретно: болтовнёй с друзьями, просмотром телевизора, игры компьютерные, музыка, ещё чего-то. Ехал на машине - что при этом делал. Через неделю открывается интересное: что ты по большей части ни хрена не делаешь, в том числе и на работе. Притом люди про это как-то не задумываются.

Игорь Викентьев. Причём есть ещё такой аспект, который заденет наших телезрителей, и после этого они напишут гадость очередную - ну пожалуйста, пишите: дело в том, что даже бывает, если очень внимательно, честно анализировать свою неделю, некоторые юноши понимают, почему они неинтересны противоположному полу.

Д.Ю. Это страшно?

Игорь Викентьев. Это страшно. Для этого нужно неделю позаписывать и потом понять, почему какая-то актрисуля не обращает на вас внимания.

Д.Ю. Предлагаю разобрать это отдельно - посвятить этому отдельный выпуск: как за собой следить и какие из этого делать выводы.

Игорь Викентьев. Это страшная тема, Дмитрий Юрьевич, нас проклянут.

Д.Ю. Да.

Игорь Викентьев. Но мы всё равно это сделаем, нанеся пользу. И теперь такой большой запил у меня будет про эффекты доминанты. Дмитрий Юрьевич никогда не запрещал, поэтому я считаю, что он разрешает - я ещё ссылочку, когда это будет опубликовано, дам на тексты. Итак, что же обнаружил Ухтомский. Я буду упрощать, и любой физиолог, который меня слушает, скажет, что Игорь Леонардович, есть масса работ, начнёт козырять фамилиями. Я их тоже знаю - успокаиваю физиологов сразу же на старте, я даю некое первое приближение, которое у меня в интернете постоянно тырят - это признак того, что оно правильное. Надо понимать, что у нас сейчас не лекция, не лаборатория, я ни у кого не принимаю экзамен, поэтому некое первое приближение. Итак, А.А. Ухтомский обнаружил, до него - школа Сеченова и так далее, масса других фамилий - было уже известно, что есть рефлексы, и дальше уже стали делить разные рефлексы. Ухтомский нашёл некоторый принцип, который действует, я не говорю, что он действует всегда, но вообще довольно часто. Сейчас постараюсь привести некоторые примеры, Дмитрий Юрьевич подыграет, допустим, мы с Дмитрием Юрьевичем, с Дементием уважаемым сидим в аэропорту, все рейсы вылетают, а наш самолёт отменили. И мы сидим часа 2 уже, поболтали, 2 раза выпили кофе, сидим. Рядышком с нами сидит грузин, и вдруг грузин встал и куда-то резко пошёл. И первая мысль, по крайней мере, у меня, возможно, у вас тоже будет, что грузин пошёл на наш рейс.

Д.Ю. Куда это он так ломанулся?

Игорь Викентьев. Грузины - они такие, у них всё схвачено, как-то ему по айфону передали, короче - и все проснулись. Вот это такой, может быть, шуточный эффект доминанты. Второй пример: пытаемся связать, никаких грузинов не было. Я рассказываю специально примеры, которые есть в статье, чтобы потом легче было восстановить. Из письма девочки: девочка жалуется, девушка, девочка, когда уже созрела, жалуется психотерапевту, что она слушает песню, у неё некрасивые уши, и ей постоянно слышится: "Спасите наши уши". Ну девочка некрасивая, и вот как бы по-девичьи переживает, и как только слышит песню, в песне всё правильно поётся про "спасите наши души", но она слышит "уши".

Так вот, что же обнаружил в момент, когда собачка опорожнялась, Ухтомский: есть очаг, более глубоко - система очагов в голове, который доминанта, и это очаг, который концентрирует силы организма, это эволюционный механизм, потому что в сложной ситуации нужно собирать всё в кулак и ломить. Потом ты это назовёшь стратегией Клаузевица или Наполеона, который делает прорыв. Прорыв - это как раз то же самое. Но у нас предустановлено, и у высших млекопитающих такое же - доминанта собирает, и смысл какой - что она собирает и делает более острый резонанс даже те сигналы, которые посторонние, она подпитывается другими сигналами. Условно говоря, доминанта нами в определённом смысле рулит, потому что почёсыванием собачки мы усиливаем уже идущий процесс. Соответственно, когда мы напряжённо ожидаем самолёт, всё-таки хочется на самолёт, грузин, абсолютно посторонний человек начинает работать на доминанту.

Далее великая фраза Ухтомского, что для русской интеллигенции, которой надо написать на лбу или сделать татуировку, что доминанта всегда самооправдывается, уже через вторичные вещи. Доминанта возникла, и, соответственно, есть разные доминанты. Доминанты образуются, нее очень понятно до сих пор, причём с помощью каких-то... какая-то внутренняя биохимия - и выросло: это на пищу. Известно, что если человек голоден, любой запах, любые мысли - всё о пище. Если у человека долго не было секса, либо действий, его заменяющих, скажем так...

Д.Ю. Доктор, откуда у вас такие картинки?

Игорь Викентьев. Да, т.е. человек любой какой-то намёк, там, паутинка напоминает ему секс - какая связь? Где паутинка и где секс? Неважно. Грубо говоря, доминанта собирает резонанс, когда ... что нужно. Обида может быть доминантой.

Возникает следующий вопрос, и дальше - это некий мой пересказ, всё то, что я рассказывал, есть в книгах Ухтомского, но они рассеяны, я просто собираю вместе некоторые прикладные вещи по поводу доминанты. Итак, доминанта, как система очагов либо очаг, возникла, и она подпитывается всеми остальными сигналами, которые идут на организм, причём логически, не логически, ... связано - плевать, есть доминанта, значит ломит. Соответственно, дальше возникает вопрос, как можно изменить доминанту. И опыт показывает, что с помощью слов фактически нельзя, т.е. это некая фанера над Парижем, есть более глубокий образ - фанера с гвоздями над Парижем, она просто пролетает. Будет иллюстрация, там такая стрелочка, обратите внимание: информация (И) и слова на доминанту не работают. Это открытие для педагогики, для руководства сотрудниками и так далее.

Второй момент: например, была пищевая доминанта, человек поел, или млекопитающее поело, и она просто закончилась. Человек пришёл в нормальное состояние, уже можно иметь с ним дело. Второй момент: доминанта, по Ухтомскому, может быть преодолена с помощью только другой доминанты, которая затормозит первую. И эта мысль положена в основу всей системы Константина Сергеевича Станиславского. Постараюсь привести пример, я думаю, что приведу два театральных примера, копирайт К.С. Станиславский. Первый момент: идёт репетиция пьесы, по пьесе молоденькая девушка должна идти по лесу, и ей страшно. Посмотрите первый вариант, условно говоря, пусть это девушка, и я говорю: "Девушка, тебе страшно". Молоденькая актриса, они как-то... ну не получается у неё "страшно". Это как раз тот случай, который я говорил - фанера: я всё правильно сказал, я режиссёр - абсолютно бесполезно. Обратите внимание, нужно следующую доминанту, т.е. нужно переходить на более глубокий уровень. Что делает... Станиславский вообще сёк такие вещи, он говорит: ну хорошо, хорошо. Он расставляет в беспорядке стулья, "минирует" сцену, садится в конце сцены и говорит: пожалуйста, по диагонали через всю сцену. И гасится свет ещё. Девушка пошла, она периодически натыкается на стулья, и такое девичье "ой!" стало искренним. Соответственно она доходит, где должен быть шеф, Станиславский, полное молчание, труппа молчит, полное молчание, шефа нету. И она взаправду ревёт - испугалась: темно, труппа молчит, Станиславского нет. Тут появляется Станиславский, добрый старик, и говорит: "Вот! Вот это состояние запомни." Обратите внимание: Станиславский работал не через слова: "Тебе страшно" - чушь собачья! Он выращивал новый очаг, который сражал предыдущий очаг.

Другой пример: тоже Станиславский. Одно время у него был такой еврейский юноше Мейерхольд, выдающийся режиссёр, такой еврейский юноша, есть такое замечательное украинское слово "блескучесть" - вот блескучий такой. ... такой ещё молодой Мейерхольд, всё должно быть гениальное, блестящее, неповторимое и так далее - это еврейский юноша, соответственно, он по этюду Станиславского должен был давать такое тяжёлое объяснение в любви, вот тяжёлое, не идёт. И соответственно такой вихрастый Мейерхольд: тю-тю-тю-тю, а я тебя люблю. "Не верю!" - возникает Станиславский. Обратите внимание: снова фанера над Парижем - слова не работают. Тогда Станиславский, а Мейерхольд вот такой вообще был, говорит: "Возьми-ка, солнышко, сейчас стул за ножку". Держать стул за ножку, ну можете попробовать, уважаемые мужчины, если вы не тяжелоАтлет, как сказал бы Пирогов, то вообще тяжело. "Ну и давай объяснись-ка мне в любви со стулом". И вот, само пошло: тощему Мейерхольду стул держать тяжело, и пошла боль, которая через слова не рождается просто-напросто. И вот обратите внимание... У меня сегодня с утра была работа, сегодня с утра мне зам.министра рассказывал о том, что люди слов не понимают.

Д.Ю. Ну это правда, да.

Игорь Викентьев. Это правда.

Д.Ю. Не все могут осознать, что лучше всего оно через побои доходит вместе с ...

Игорь Викентьев. Побои, Дмитрий Юрьевич, это вызывание новой доминанты, которая погасит старую. Так вот, обратите внимание, это такой принцип... Кстати, действительно про армию: все армии мира - масса различных двигательных вещей, обратите внимание.

Д.Ю. Не доходит через голову - дойдёт через руки-ноги.

Игорь Викентьев. Да. Масса традиционных религий - масса различных действий. Ещё один принцип у Ухтомского, это моя интерпретация Ухтомского - должен предупредить, один из способов борьбы с доминантами, которые нехороши, это просто ... автоматизм, то что "полезные автоматизмы", так называемые. Та же самая армия: в тебя могут стрелять, но ты выполняешь автоматически те действия, которые есть.

Д.Ю. Потом, правда, рассказываешь, что когда попал, так сказать, в первый раз в боевые действия, вообще мозг отключился - вот нас ничему не учили, мы вообще ничего не знаем, в учебке только одуванчики рвали, а попал в бой - и вот автоматически перекатился, перезарядился, отстрелялся, перекатился, перезарядился. Всё автоматически получалось. Сколько тебя для этого надо было бить и как тебя надо было заставлять, это ты почему-то не помнишь. Но обвинить офицеров и прапорщиков с сержантами в том, что тебя не учили, ты нее забываешь. Это, кстати, среди упомянутой интеллигенции очень сильно распространено - они теперь очень сильно любят рассказывать, как они в Советском Союзе не благодаря тому, что большевики им дали образование великолепное, позволили учиться, у них, оказывается, всё вопреки: наоборот, им никто ничего не давал, а они всё сами. Как погасить эту доминанту в мозгу советского интеллигента?

Игорь Викентьев. Отвечаю классически - путём образования новой доминанты, которая образуется не от слов, а от физических действий.

Д.Ю. ... ?

Игорь Викентьев. Я этого не сказал.

Д.Ю. Я с ужасом спросил.

Игорь Викентьев. Я этого не сказал, но повторяю: обратите внимание, что и все армии мира, и традиционные религии - масса действий, не просто мысленно. Автоматизм тоже.

Следующий пример, который написан, в старых учебниках криминалистики он был написан, в новых, надеюсь, тоже, просто в последние годы не читал, в старых было: 1928 год, Александр Романович Лурия, другой учёный, делает т.н. предтечу всех детекторов лжи - т.н. сопряжённую моторную пробу. Точнее, в 1928 году он её опубликовал, но сделано-то раньше. Сопряжённая моторная проба по Лурии - не более, чем иллюстрация Ухтомского. Как написано в учебниках криминалистики, и это правда, Дмитрий Юрьевич подтвердит, что преступник знает, что напакостил, но также он не хочет в этом признаться.

Д.Ю. Это свойственно, говорят, я в чужих преступниках только через книжки, но наш преступник, русский, всегда знает, что он негодяй. Западный преступник считает, что он совершенно правильно себя ведёт, а наш всегда знает, что он негодяй.

Игорь Викентьев. Ну и соответственно, что же такое сопряжённая проба Лурии, который москвич, но в данном случае я просто иллюстрирую доминанту. Делается следующим образом: допустим, бомж (пример носит абсолютно условный характер, просто чтобы картинка была) на Сенной площади дал другому бомжу по башке и выкинул молоток в канал Грибоедова, условно говоря. Соответственно, что же делается? Человек просто-напросто ручкой, обыкновенной ручкой пишет, ну там либо копирка, либо воск, что-то ещё, и когда он пишет, ему, например, называют: "Сенная площадь" - ничего, нейтрально, "канал Грибоедова", "молоток". Бомжей много, нужно выделить, кто. Опыт показал, что, учитывая, что доминанта у него есть, в момент называния слова у него будет нажим изменяться - это видно. Естественно, сейчас детекторы лжи, там масса отведений электродов, и т.д. Но 1928 год, там с электричеством ещё были проблемы. Но обратите внимание, что рука дёргается, потому что есть доминанта, и маленький щелчок по этой доминанте, соответственно, человек... Поэтому Ухтомский считал, это, опять-таки, упрощённая цитата из Ухтомского, что мозг всегда самооправдывается, это такая путинская интеллигенция, которая "жужжит" и мешает Ухтомскому сосредоточиться, самооправдывается, и нужно быть хозяином своих доминант, которые исправляются путём действий, действий, действий, действий. Усилием мысли, с точки зрения психофизиологии Ухтомского, не очень это здорово получается, скажем так.

Мы потихонечку подходим к концу, дальше у него есть очень интересный момент, который тоже русская интеллигенция, по которой он периодически проходился не очень лицеприятно, самые грязные выражения я уже привёл, люди, по-моему, даже не поняли, о чём я. Неважно. Беседуя и с тёткой, и с Варварой, он говорил в том, что одна из таких жизненных ошибок - когда человек постоянно пытается общаться с самим, замыкается вот этот контур, на современном языке - человек собрал такую систему с гиперссылками, которые всё равно идут к нему. И это человек постоянно беседует с двойником. Двойник - он сам. А если вы хотите понять мир, то вы должны по крайней мере иногда работать на собеседника, причём абсолютно искренне. Остались воспоминания, что Ухтомский в более голодные годы поехал в родной Рыбинск там выращивать на огороде, что-то сказал про власти, и советские власти посадили его в тюрьму на несколько дней. У него было удостоверение депутата Петросовета, это его спасло, а так бы могли шлёпнуть, потому что из духовной семинарии, князь, что-то сказал не так... Так вот, по воспоминаниям, он читал в тюрьме лекции - такой известный ход, причём он подходил и каждому заглядывал в глаза, т.е. очень так душевно каждому, и потом уже его лекции просили, он там сидел в Рыбинске, читать, потому что он очень много сил тратил на собеседника совершенно сознательно, скажем, это религиозные техники, но в советском исполнении - совершенно сознательно работать на другого человека. Иногда даже у него мелькают такие термины - доминанта на другого. Соответственно, если у нас доминанта на другого, то молодые люди начинают понимать, почему их правильно не любят девушки, почему к ним плохо относится начальник, ну и другие много чего. Поэтому уже моя интерпретация Ухтомского - что нужно помнить, что очень полезно хотя бы несколько раз в сутки фиксироваться не на себе любимом, хотя массовая культура к этому располагает. Так получилось, что я консультировал очень крупные структуры, связанные с очень крупными западными банками в разных странах Европы, и задача, которая не скрывается - просто-напросто раскрыть западным банкам путь западным деньгам на страны бывшего СССР. Соответственно, масса людей видит не более, чем потребителей, это надо очень хорошо понимать. Я не совсем этим занимался, но это такие уставные задачи, которые я ещё раз доношу. Поэтому, если вы думаете над какими-то жизненными задачами, имеется в виду, творческими задачами или что-то ещё, минимум несколько раз в день надо переключаться на других людей, которые, Дмитрий Юрьевич вам может выдать справку, которые несовершенны. Очень легко переключаться на красивую актрису, на которую работала целая киноиндустрия: т.е. грим, волосы, дуновение, причёска. Очень легко переключаться мужчинам. Катастрофически трудно переключаться на людей слабых, убогих, какими бывают граждане, которые рядом с нами. Тем не менее, для того, чтобы развивать мозг, нужно постоянно переключаться на другого человека. В более общем варианте, о котором Ухтомский не писал, я бы сказал, есть какие-то компании, социум, страна ещё есть - такие вот вещи, тоже на них можно переключаться хотя бы несколько раз в день. В таком случае это расширяет тот эгоизм, который сейчас культивируется в стране, откровенный, махровый и очень глупый эгоизм, потому что опять показывает, что в одиночку человек, так мы сделаны, что мы живём в социуме, сделать может очень мало, потому что возможности человека ограничены, ну и соответственно, надо с кем-то взаимодействовать. Как правило, большинство людей, мягко говоря, несовершенны и не используют стратеги Ухтомского. Поэтому ещё и ещё раз повторяюсь: в виде списочка быстро перечислить, что делал Ухтомский, и несколько его стратегий:

1. Обучение на высоких и неэгоистических эталонах. Министерство образования задачу решить не может, к сожалению.

Д.Ю. Ну это на примитивном уровне - что вместо того, чтобы читать всякий бред псевдохудожественный, наверное, лучше ознакомиться с рядом произведений из серии "Жизнь замечательных людей", где граждане, добившиеся чего-то в жизни, неважно, кто это - Леонардо да Винчи, Владимир Ильич Ленин или Чингисхан, или там Юлий Цезарь - неважно, кто это, интересно ознакомиться с тем: это был реальный человек, который добился реальных результатов, оказал воздействие на культуру, науку, историю и всякое такое.

Игорь Викентьев. Конечно, и ему было трудно, кстати.

Д.Ю. Да, я что-то не встречал, чтобы было легко.

Игорь Викентьев. Так в фильмах показывают, что опа - и всё, в дамках сразу же.

Д.Ю. Мне кажется, так не бывает.

Игорь Викентьев. В фильмах бывает, Дмитрий Юрьевич. Есть замечательный проект, к сожалению, не мой, моего знакомого, он временно заморожен. Проект делаем был в Минске Павлом Эдвардовичем Фадеевым, называется "Позитивная история России". Ключевой ход проекта заключается в том, что помимо каких-то бояр, которые то отращивали бороды, то им рубили бороды с головами, кроме этого были какие-то ещё в истории России позитивные решения.

Д.Ю. Кто бы мог подумать?

Игорь Викентьев. Потрясающе! И теперь нанятая профессура должна это просто нормальным языком изложить, и нормальным художникам нужно изобразить в картинках. Проект, повторяю, по ряду причин не мой, я сослался на П.Э. Фадеева, у меня даже он есть на компьютере, но я не имею права его тиражировать.

2. Обратите внимание, у нас Диана Богоявленская, я не знаю, как правильно ударение, психолог московский, известный довольно. Она защитила диссертацию, и таких диссертации есть, о том, что творческий человек всегда добровольно, не за бабло - обратите внимание: я, по-моему, ни разу про баблостроение не сказал - он ставит себе планки высоко и преодолевает. Создаётся некий ресурс, в позднейшем варианте просто нейрончики устанавливают недерьмовые связи в мозгу - я претендую на открытие в области психофизиологии: недерьмовые связи в мозгу с помощью нейрончиков. Надеюсь на ваше остроумие.

Дальше, смотрите: сознательный отказ от тусовки, вот это "жужжит", от приёмов и так далее.

Д.Ю. Двоякое, я бы заметил: с одной стороны, это такая никчёмная среда, с другой стороны, это речь пр деньги в первую очередь. Он его звал за деньгами.

Игорь Викентьев. Ну какие-то блага, в принципе, да.

Д.Ю. Обрастёшь связями...

Игорь Викентьев. Это конвертируется в блага, однозначно, какие-то блага, "жужжание". Но сейчас это в пиар какой-то дурной, обрастёт... Очень интересный момент: человек нашёл не наставника, не дневник, а некую умную Варвару - ну повезло. По идее, одна из задач интеллектуалов России, которые не в состоянии договориться никогда, может, я лишнего сказал, но вообще поставить выпуск "Варвар" на промышленную основу, вообще-то говоря, надо, потому что есть хороший слоганчик, не мой, пивной слоганчик: "Надо чаще встречаться", т.е. умные люди должны встречаться, я повторяю, не с тем, чтобы бухать, есть пироги или что-то ещё, а с тем, чтобы это делать.

Д.Ю. Ну это тоже не помеха, в общем-то, временами надо психологически разгрузиться.

Игорь Викентьев. Да, но опыт показывает: очень важно - сначала важные вещи, а потом пироги. Потому что, допустим, я вчера прочитал лекцию, и она мне самому нравится, что бывает чрезвычайно редко, она уже выложена на YouTube, идите смотрите: более экзотический персонаж - это Николай Александрович Бердяев, который жил в Петербурге в те же годы, занимался сходной проблематикой, но как - он просто всё, что ему было нужно, выдумывал из головы, вообще необоснованно, он этим не парился просто-напросто. Соответственно, написал 40 книг, что там нового - ну посмотрите вчерашнюю лекцию, это очень большой вопрос. И тут же он считал себя аристократом духа, аристократом мысли, и прочее, и прочее. Ухтомский всю жизнь пахал - со студентами пахал, исследовал, и молча вез свой ...

Далее следующий момент у Ухтомского: если очаг образовался, в том числе каким-то случайным образом, что "мозг - слуга её" - это цитата из Ухтомского: "Мозг - слуга ея" и "Мозг самооправдывается". Поэтому одна из вещей, о которых я говорил вчера из лекции, повторюсь сегодня, потому что она очень важна, просто я вижу людей, они начинают записывать, они не понимают, что если вы работаете в интеллектуальной либо творческой профессии, это близкие понятия, мой совет - не подражать лирически растрёпанным поэтам и не ставить на экстаз, на свои ощущения. Почему? Выращиваются опять-таки неправильные нейрончики, и вы теряете связь с реальностью. Мой совет - еженедельно, ежемесячно, ежеквартально, кому как повезёт, Ухтомскому почти ежедневно, ставить на результат творческий. В результате очень трудно себя обмануть, и плюс если у вас есть какое-то минимальное окружение, которое говорит правду, вы имеете нормальную обратную связь. Если же вы постоянно бухаете, говорите, что вы лучший поэт Петербурга, т.е. я знаю много "лучших поэтов Петербурга", это ведёт к обману очередной женщины и спиванию. Никаких иных там... По поводу поэзии - к 40 годам она заканчивается, это известно, далее обида на весь мир и прочее. "Если бы я знал английский, я бы написал письмо Обаме и был бы им усыновлён" - креативная идея. "Но я не знаю английский, потому что живу в Рашке" и т.д. Потрясающий креатив, я пародирую, но чуть-чуть пародирую, на самом деле.

Следующий момент: очень полезно переключаться. Как только мы начинаем смотреть на себя глазами собеседника (тема собеседника - это тема Ухтомского), не двойника, двойник - это наше отражение, не хочу сейчас перевязывать с Фрейдом, хотя он и о Фрейде писал, мы начинаем понимать себя лучше и честнее. Будут ошибки, будут проблемы, но вы не будете себя обманывать. Поэтому ещё и ещё раз, подводя некоторые итоги, надеюсь на ваши вопросы, надеюсь, будут картинки, мы специально подготовили, ещё и ещё раз: интеллигенция должна позаботиться о себе сама, потому что могу привести пример, который, может быть, по нервам тоже будет, я очень советую всем, думаю, что большинство не читали, интеллигенция в начале 20 века, когда выяснилось, что страна, уже было понятно: после революции 1905 года страна не управляется, потому что Николай II управлял страной до двух часов дня, как пишут историки, его знающие.

Д.Ю. А потом стрелял котов и ворон?

Игорь Викентьев. Котов, ворон и галок, а также делал длинные мышеловки. Он любил гулять, делал длинные мышеловки, как пишут знающие его люди, что только в ссылке он начал читать русскую классику большими объёмами. Он император страны, 1/6 часть суши всего лишь. Соответственно, был издан такой сборник "Вехи", который вошёл в историю и о котором спорят до сих пор. Мой совет: я бы в любой профессии недемократическим способом, даже инженеров, госслужбу всю обязал прочитать сборник "Вехи".

Д.Ю. А что там? Я, как тёмный, не читал.

Игорь Викентьев. Там русская интеллигенция, открывается она статьёй Бердяева о спасении страны. Ну действительно: с одной стороны, всё очень хорошо, некоторые умничающие в салонах интеллигенты - Юшковский, Бердяев, остальные люди, Гершензон, умничающие в петербургских салонах - предлагают спасение страны. На мой взгляд "Вехи" нужно читать, чтобы больше никогда такого не делать, потому что если так внимательно прочитать статью Бердяева, то соответственно, для много миллионной России, 1909 год, насколько я помню, это неважно на самом деле, некая основа Бердяева - что для спасения страны нужно освоить кантовскую метафизику каждому. Это я делаю паузу, как бы. Дальше, читая сборник "Вехи", я читал его многократно...

Д.Ю. Есть такой хороший анекдот, как больного катят на каталке, а он из последних сил: "Доктор, я буду жить?" Тот ему: "А смысл?" Вот - а смысл? И что изменится, хотелось бы узнать.

Игорь Викентьев. Дмитрий Юрьевич, подождите, смысл какой - дело в том, что интеллигенция, повторю, почему "Вехи" нужно читать - обратите внимание, как умнейшие люди, знающие много языков, относительно обеспеченные, т.е. нужно иметь квартиру, в которой болтать годами, библиотеки, поездки по Европе...

Д.Ю. Это деньги всё.

Игорь Викентьев. Да, это какие-то деньги, имения какие-то работают, и денежки какие-то есть.

Д.Ю. Да, ну это подразумевает наличие достаточно большого количества свободного времени, дабы эти книжки читать, дабы их потом обсуждать, куда-то ходить, к тебе приходят, ещё чего-то- это огромное количество свободного времени.

Игорь Викентьев. И вы забыли элемент ещё, называется женщины.

Д.Ю. Тоже, да?

Игорь Викентьев. Есть такой элемент, который бывает. И соответственно, обратите внимание, когда возникает какая-то задача, а задача очень простая - уже понятно, что с Россией уже не блеск, по всем воспоминаниям тех времён просто уже не блеск. И обратите внимание: там нету ни одного решения, умнейшие люди России, потому что они называли себя мыслителями, т.е. это не я придумал, это их самооценка - мыслители, они изображают решение. Т.е. что получается - человек набрал гигантское количество ошибок, потом возникает момент "Ч" или момент "Н", или момент "Икс" - называйте, как хотите, и выясняется, что человек не в состоянии предложить какие-то вещи. Т.е. весь сборник "Вехи" - это одноходовки умнейших людей России. Ну образованнейших - точнее. Потому что по сравнению, если перечитать того же Ленина - там есть какие-то программы, которые можно обвинить в куче каких-то вещей, но там есть более-менее здравые программы. Допустим, один элемент - Ленин был способен думать просто кусками социума, а эти люди были способны думать: я - личность, я - мыслитель. Ну а дальше я уже сказал по поводу - примерный азимут решения, это миллионы лапотной России, вот сейчас они всё бросят и освоят Канта сразу же. Повторяю, именно поэтому, чтобы вот так не делать...

Д.Ю. Не снимая лаптей...

Игорь Викентьев. Да-да-да, не снимая лаптей - кстати, очень важный момент. Чтобы так не делать, это происходит в те же годы, на соседних улицах и так далее. Причём, например, тут же работают Павлов, Бехтерев, Ухтомский, они занимаются проблемами мышления, изучения - к ним эти люди не обращаются.

Д.Ю. Зачем?

Игорь Викентьев. Да, зачем? Мы всё придумываем из головы. И обратите внимание, как интеллигентнейшие, образованные люди запутывают сначала себя, а потом следующим ходом они запутывают, ну можете посмотреть в интернетах, что пишут про "Вехи". Но мой совет - сначала перечитать. Это пытка воскресного дня, сразу предупреждаю, кто будет читать полностью. Но это такая прививка от интеллигентской глупости - когда я, я, я, я, я и мир, а всё остальное не существует. Так вот, Ухтомский от этой ошибки предрекал, и Ухтомского тоже надо читать, ну и соответственно, поступать, как он поступал, хотя жизнь его была тяжела, потому что он очень много вкалывал, работал и часто бесплатно.

Д.Ю. Детей не осталось?

Игорь Викентьев. Нет, у него не было детей, т.е. он так и не нашёл... Судя по всему, ему было очень важно его уединение, его кабинет. Он немножко такой мужиковатый, на фотографиях, если редактор поставит, то вы увидите - мужиковато выглядит, такой большой мужчина, крупный, но очень тонкий человек, кто с ним работал, очень хорошо о нём отзываются, потому что человек очень умел переносить внимание на сотрудников и искренне заботиться. Есть такая техника, которая для России нехарактерна, она характерна для примитивных племён - когда какой-то туземец болеет, вокруг садится племя и час думает о нём. Говорят, помогает. Без мистики, но вы понимаете - очень сильное воздействие, когда все родственники думают.

Д.Ю. Я могу поделиться пролетарской практикой: если пролетарий употреблял алкоголь и плохо себя вёл, например, попадал в милицию, то материалы присылали на производство, и тогда всё племя, т.е. коллектив цеха собирался и проводил товарищеский суд над гражданином Сидоровым, который, например, помочился на клумбу или ещё какой-нибудь безобразнейший поступок сделал. О час примерно они думали только о Сидорове и говорили Сидорову...

Игорь Викентьев. Потрясающе! Сейчас это креатив.

Д.Ю. Да,. говорили Сидорову, что они о нём думают. И я вам замечу - Сидоров менялся на глазах, вообще-то. Были, конечно, конченные подонки, которым на всё абсолютно наплевать, но я считаю, что это какие-то биологические искажения в мозгу, которые не исправить. А так: ну а как же - коллектив о тебе заботится. Ты же видишь, что ты людям небезразличен - это ключевое. Ты небезразличен, тебя не пнули в сторону - лежи, подыхай - а собрались все вокруг, выразили сочувствие, уверенность в светлом завтрашнем дне: "поправишься, Петрович, не переживай". То же самое.

Игорь Викентьев. Да, коллективное воздействие - оно всегда...

Д.Ю. Полезнейшая медитация.

Игорь Викентьев. Оно полезнейше, но тут со словами, и так далее... Вот, Дмитрий Юрьевич.

Д.Ю. Интересно! Ну видимо, сильно был религиозный мужчина. Т.е. во-первых, то что он в староверы подался - это говорит о том, что действительно серьёзно к этому делу относился крайне, там с самоограничениями у них всё гораздо круче. Говорят, что староверы, как таковые, среди них было очень много купцов-промышленников, что они были такой разновидностью, заменителем русских евреев. Т.е. они внутри российского народа и нашего православия являли собой такую узкую достаточно секту, друг другу помогавшую, и прочее.

Игорь Викентьев. Да. Да, мало бухавшую и не бухавшую вообще, т.е. они блюли себя.

Д.Ю. Ну тут непонятно, как людей от этого можно ограничить и отстранить. Я лично не знаю, чем людей можно отвлечь от алкоголя, вот взять и отвлечь - не видел никогда. А вам, кстати вот, отвлекаясь в сторону, вот вам как сейчас заметно - сейчас больше пьют, чем при советской власти, или меньше?

Игорь Викентьев. Тут не могу сказать - не знаю, тем не менее, я могу сказать следующее по поводу Ухтомского, что он никогда, по крайней мере в тех текстах, которые я рассматривал, в биографиях, не навязывал, т.е. это как бы внутреннее ... т.е. это не с крестом в массы. На мой взгляд, катастрофическая проблема, которая есть в разных странах, в том числе в России - это человек, начиная со школы, сделал систему ошибок. Дальше ошибки объединились, и соответственно человек начинает бухать и так далее. Соответственно, вы можете привести примеры, и прочее, если человека взять за шиворот, ну тут никакой демократии нет, и поместить в более-менее здоровую среду, дальше возникает вопрос: а где такую здоровую среду возьмёшь, то возникает шанс, потому что понятно, что если человек пойдёт в какой-то трудный поход даже по Ленинградской области - не бог весть что, там шоссе ... тем не менее ему, скорее всего, будет не до этого, но просто до этого нужно дойти. На мой взгляд, просто-напросто толком мы этим не занимаемся, потому что для большого количества людей утрачены некие смыслы, потому что, насколько я понимаю, одна из штук от Ухтомского и других выдающихся людей - у каждого из них была масса неприятностей, более того, я даже думаю, что неприятностей было больше, чем у среднего человека, потому что они высовывались - они получали по башке из-за этого, но у них был смысл. Для большинства людей некий смысл, к сожалению, и в Европе, потому что Европа явно деградирует, в моём понимании, и в России, к сожалению, такого индивидуального смысла, т.е. такого очень простого ответа "зачем я?", при этом "я" написано с маленькой буквы, потому что это некий элемент большой системы, оно, к сожалению утрачено. Далее, я не случайно упомянул "Вехи", потому что "Вехи" - это рассуждение индивидуалистов, индивидуальные рассуждения, условно говоря, скажем, муравей пишет о себе, но подразумевает, что он спасает муравейник. Это не так. На мой взгляд, это некое большое направление, и по идее, интеллигенция должна заниматься, хотя бы интеллигенция, потому что хотя бы она претендует на что-то, то она должна заниматься тем, что как-то эти смыслы находить, потому что в стране безумное количество проблем, я профессионал, извините, а решателей проблем вообще в стране мало. Это моя профессия, поэтому я точно знаю, что говорю, в данном случае. Вот что я могу сказать. На мой взгляд, пока алкоголизм... ну совсем там все клетки не разрушены совсем уж, на каких-то ранних стадиях возможно. Возможно, через женщину, через дело, через что-то ещё, через изменение окружения и прочее. Потому что если смотреть какие-то работы психиатров, психиатры пытаются кодировать, были даже эксперименты по коллективному отказу и т.д., но человек возвращается на прежнее место, нейрончики у него остались, и вся эта ситуация воспроизводится. По идее, нужно вырывать, куда-то в новое место, новая жизнь и т.д. Но это гигантская социальная программа, это гигантские деньги, это не последний профессионализм должен быть, и прочее, и прочее.

Д.Ю. Со своей стороны скажу, что, например, заходя в магазин или в кабак - не с того начал, наверное. С моей точки зрения, я сейчас не вижу людей, валяющихся на улице. При советской власти он были, и были достаточно регулярно. Люди не валяются. Т.е. с моей точки зрения, в таких вот пиковых проявлений массового алкоголизма вообще не стало. Во всяком случае там, где я живу. Живу я на Лиговском проспекте, там у нас всё в порядке с пролетариатом.

Игорь Викентьев. Вот когда Лиговский проспект продлится до Алтая...

Д.Ю. Да, но когда я захожу в магазин или в кабак, то ну что, мы не помним, что ли, как у нас раньше было: 3,62 - водка, 4,12 - дорогая водка, 4,42 - это коньяк, ну и на этом, в общем-то, всё заканчивалось. Дальше там ещё внутри пара сортов - какая-то "Старка" была, ещё чего-то. Теперь там море разливанное, магазин "Ароматный мир" - это реклама фактически - там вообще глаза разбегаются...

Игорь Викентьев. Моя книга начинается с цитаты, что у нас 20 тысяч производителей водки.

Д.Ю. Вот. Вот. Наверное, кто-то всё это выжирает, я так подозреваю, плюс сейчас разрешили самогонные аппараты продавать. Многие уже купили и сами себе готовят, но, честно говоря, как-то меньше вижу. Ну да ладно.

Ещё бы заметил специфический, с моей точки зрения, момент: то что вы неоднократно упомянули относительно того, что он обращался к другим и интересовался другими - что там у тебя происходит, не говоря о себе. Это, на мой взгляд, основополагающая черта советского российского начальника, который, по сути, всегда во всех организациях, во всяком случае где я работал, работал я много где, этот самый начальник - он всегда маленький вождь. Всегда. И русский человек, он всегда смотрит на вождя - как ты себя ведёшь. Если вождь не барином ходит - "у меня тут яхта, самолёт и ещё чего-то там, все смотрите на меня, я успешен", нормальный вождь о людях заботится, в первую очередь, и являет собой - это ключевое! - пример для подражания, поскольку он не стяжатель, это важно, и в православии, кстати, особо отличается нестяжание категорически, он занят другими, и только тогда, когда русские видят, что человек, ну не зря он, видимо, Жития святых читал и это в голове крепко осталось.


Игорь Викентьев. Азбуку учил по Житиям святых.

Д.Ю. Да, вот это, на мой взгляд, ключевое свойство. Мы не очень сильно охватили его взаимоотношения с коллективами, в которых он работал...

Игорь Викентьев. Кафедра физиологии Питерского университета.

Д.Ю. ...но я чувствую, что взаимоотношения были отличные, и последователей у него было достаточно.

Игорь Викентьев. Да, но он вот сделал свои открытия по поводу... Действительно, антропоидам, как сказал бы наш общий знакомый, свойственно подражание. Действительно, некое тиражирование, в чём заключается моё ремесло - я пытаюсь рассказывать о неких стратегиях выдающихся людей, которые, по крайней мере, имеет смысл положить в голову. Могу сказать, что им подражать тяжело, потому что они антибиологичны, они контрбиологичны, антиинстинктивны. Более того, есть масса искушений, которые ведут как раз назад, но, скажем, одна из вещей, допустим, я не могу себе представить, что там Ухтомский бухает или что-то ещё - просто нет времени на это, он занят делом, исследованиями, студентами. Рядом с Петергофом он занимался со студентами. Просто не до этого, есть какие-то другие задачи. Поэтому как только появляется смысл у людей, это немножко вытягивает. Это не избавляет, счастья это не прибавляет, но человеку понятно, зачем он прожил день.

Д.Ю. Есть известная присказка тибетских казаков, которая звучит так: научился ли ты радоваться трудностям? Если не научился, если по жизни ты только удовольствия получаешь и ни о чём другом не думаешь, то, в общем-то, ты и не живёшь, а существуешь, я бы сказал, как растение - здесь полили, здесь согрели.

Игорь Викентьев. Нет, я даже могу более точно сказать: действительно, большинство населения почти не сопротивляется тому, что его превращает в потребителей. К сожалению, это так, есть к этому очень много оснований, но вообще так проще. Ну и соответственно, всегда находились люди, которые какие-то свои... был же Пирогов, был Ухтомский, очень буду советовать посмотреть Бердяева - как антистратегия, именно как антистратегия, как поступать не нужно, хотя смотря Бердяева, вы увидите, там масса примеров, такие аналогии возникают, как это можно сделать. Ну вот так вот, да.

Д.Ю. Познавательно. Интересно. Спасибо, Игорь Леонардович. Кто у вас следующий?

Игорь Викентьев. Я подберу хорошего человека, постараюсь из России. Много кандидатов, на самом деле.

Д.Ю. Пока храним в тайне?

Игорь Викентьев. Пока храним в тайне, да.

Д.Ю. Спасибо. А на сегодня всё. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Google+


В новостях

15.09.16 19:17 Разведопрос: Игорь Викентьев про академика Ухтомского, комментарии: 31


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

разделы

Главная страница

Tynu40k Goblina

Синий Фил

Опергеймер

Светосила

За бугром

English

Победа!

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Комментарии

Поисковые запросы

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Google+

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Гоблин в ivi

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в Google+

Новости в ЖЖ

Группа в Контакте

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк