• Новости
  • Заметки
  • Картинки
  • Видео
  • Переводы
  • Опергеймер
  • Проекты
  • Магазин

Разведопрос: Игорь Пыхалов о разведке перед Великой Отечественной войной

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Радио | Разведопрос - Игорь Пыхалов | Разное | Семья Сопрано | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот

11.10.16




Хочу поддержать исторические ролики Игоря Пыхалова!

Купить книгу "Великая оболганная война"



Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Игорь Васильевич, добрый день.

Игорь Пыхалов. Добрый день.

Д.Ю. Про разведку не закончили.

Игорь Пыхалов. Да, и сейчас мы это продолжим. Как мы уже в прошлый раз выяснили, реальные достижения нашей разведки, хотя они и имелись, но были гораздо скромнее и гораздо неоднозначнее, чем нам рисуют наши обличители тоталитарного режима, потому что ведь согласно версии наших обличителей получалось, что наша разведка вообще работала блестяще, а вот Сталин в силу своей тупости этого не понимал.

Д.Ю. Это как-то удивительно: здесь НКВД - тупые палачи, ни на что не способные понять, а тут почему-то работали блестяще. Как-то не стыкуется, но, видимо, для обвинения гражданина Сталина годится всё.

Игорь Пыхалов. Ну это на самом деле ещё с хрущёвских времён идёт, все эти байки. Естественно, в перестройку они были радостно продолжены. И кстати, я в прошлый раз ещё не упомянул такой очень популярный текст, который у нас не цитирует только ленивый - том, что якобы 21 июня 1941 года Берия подал докладную Сталину, где говорил следующее: "Я вновь настаиваю на отзыве и наказании нашего посла в Берлине Деканозова, который по-прежнему бомбардирует меня дезой о якобы готовящемся Гитлером нападении на СССР. Он сообщил, что это нападение начнётся завтра. То же радировал генерал-майор Тупиков, военный атташе в Берлине. Этот тупой генерал утверждает, что 3 группы армий вермахта будут наступать на Москву, Ленинград и Киев, ссылаясь на берлинскую агентуру." Ну и т.д. Этот текст примечателен тем, что то, что я сейчас процитировал, взято с официального сайта Министерства Обороны, т.е. там висит статья некого Владимира Лотто, и вот там это всё процитировано. Этот же текст зачастую цитируют наши доктора исторических наук в своих изысканиях. Но прикол в том, что, естественно, никакой такой докладной не было, и всё это взято из художественного произведения, а именно - из повести Овидия Горчакова "Накануне, или трагедия Кассандры".

Д.Ю. Позвольте глянуть.

Игорь Пыхалов. ... И вторая цитата оттуда.

Д.Ю. Я некоторым образом умею бумаги писать, и мне очень интересно. "Настаиваю на отзыве и наказании... который по-прежнему бомбардирует меня дезой о якобы готовящемся Гитлером нападении на СССР" - т.е. Берия не в курсе, да, какие войска сосредоточены у советских границ, кто их возглавляет, в каких там количествах вооружение - он не в курсе, да? "Он сообщил, что нападение начнётся завтра. То же радировал... Этот тупой генерал" - я представляю, вот прямо так и вижу: "тупой генерал".

Игорь Пыхалов. Нет, ну там они сделали такую игру слов: типа, Тупиков - значит он тупой, от фамилии.

Д.Ю. Ну это, видимо, с точки зрения творца, который это сочинял, смешно. Официальная бумага такая просто немыслима, такого не бывает. Так не пишут.

Игорь Пыхалов. Ну здесь что касается вообще бредовости этой ситуации: она прекрасна во всём, что называется, но тут можно вспомнить, что Деканозов был, собственно, креатурой Берии, т.е. он был одним из тех деятелей из Грузии, которые с ним пришли к руководству НКВД. Потом ещё такой интересный момент - что лично Деканозов вообще довольно легкомысленно относился к возможности войны и, правда опять-таки не знаю, насколько достоверно, но есть свидетельства с Запада, что Деканозов буквально накануне 22 июня объявлял, дескать, что всё нормально, и даже планировал какой-то выездной пикник для сотрудников посольства. Так что, в общем-то, это полный бред, но его, тем не менее, цитируют. И вот здесь как раз очень такой существенный момент - что у нас зачастую всякие авторы художественной литературы, когда пишут на разные сюжеты, они там сочиняют отсебятину. Например, как наше всё - Александр Сергеевич Пушкин, как известно, написал про то, как Сальери отравил Моцарта, но сегодня эта версия официально никем не рассматривается всерьёз, т.е. считается, что Сальери Моцарта не травил...

Д.Ю. А наоборот помогал, да?

Игорь Пыхалов. И вообще Моцарт не от яда умер. Но тем не менее, наши обыватели благодаря этому произведению, которое, безусловно, талантливо, они...

Д.Ю. Да, Сальери - имя нарицательное.

Игорь Пыхалов. ...да, знают другую версию. Так же вот и здесь: естественно, что Овидия Горчакова с Пушкиным не сравнить, но вред он нанёс довольно большой, засорив мозги наших граждан.

Д.Ю. Ну прекрасно, что подобные вещи цитируют! По-моему, это практически всё говорит об интеллектуальном уровне цитирующих.

Игорь Пыхалов. Да уж. Ситуация получается такая: как я это в прошлый раз подробно рассматривал - что по дате начала войны у нас разведка сообщала данные очень противоречивые, там назывались разные сроки, которые не сбылись. Но разведка кроме даты должна была бы осветить ещё некоторые вопросы, т.е. это, например, численность вооружённых сил Германии и её союзников, численность этих войск на наших границах в тот или иной момент времени, ну и хотелось бы также выяснить направление главных ударов. И вот, как опять-таки выясняется при ближайшем рассмотрении, если смотреть именно документы, а не сочинения всяких наших досужих писак, там тоже получается ситуация неоднозначная, и я бы сказал, не блестящая.

Начнём с численности и состава ВС Германии. Если мы посмотрим на те данные, которые нам сейчас известны, то, когда Гитлер начал своё решительное наступление на Западном фронте, это было 10 мая 1940 года, у него при этом было в наличии 156 дивизий, из них 10 танковых и 6 моторизованных. Как известно, Западный фронт практически сразу же рухнул, и когда уже через месяц стало ясно, что всё, сейчас тут будет победа, т.е. Франция капитулирует, то Гитлер решил, что можно даже частично перестроить страну на мирный лад, и 15 июня он распорядился, чтобы произвести такую реорганизацию ВС - сократить количество дивизий до 120, но при этом количество танковых дивизий увеличить до 20, а моторизованных - до 10, т.е. уменьшить количественно, но улучшить качественно. Поскольку там уже планировалось, что Франция капитулирует, Англия заключит мир с Германией, в тот момент он, конечно, держал в уме, что с нами надо разобраться, но ещё решения принято не было. Правда, через месяц его главнокомандующий сухопутных сил фельдмаршал фон Браухич всё-таки уговорил таких сокращений резких не делать, в итоге получилась такая половинчатая мера: т.е. всё-таки до 120 дивизий численность ВС уменьшили, но при этом 17 дивизий просто расформировали, а личный состав ещё 18 дивизий отправили в долговременный отпуск. Т.е. реально получается на конец лета у Германии 120 дивизий.

Но у советского командования были другие представления на этот счёт. Так, в августе 1940 года тогдашний Нарком обороны Тимошенко и начальник Генштаба Шапошников подали записку Сталину, где писали следующее: "Германия в настоящее время имеет развёрнутыми до 200 пехотных дивизий, 15 танковых дивизий, 5-7 лёгких дивизий, 10 моторизованных дивизий, 8 горных дивизий, 2-3 десантные дивизии. Всего до 240-243 дивизий".

Д.Ю. Ну это ж хорошо, когда кажется, что больше? Лучше подготовятся.

Игорь Пыхалов. Ну здесь да, получается, что количество дивизий завышено практически вдвое. Правда, надо сказать, что потом в более поздних документах менее вопиющее, но всё равно завышение пойдёт. Я об этом дальше расскажу.

Ну да, можно подумать, что это хорошо, но дело в том, что вообще эти все вещи берутся не просто так, не с потолка и не из пальца высасываются - это результат работы германской контрразведки, которая занимается дезинформацией. И практически, раз нам сообщали такие завышенные данные, то ясно, что немцы при этом преследовали какие-то свои цели. И здесь можно предположить целый набор целей: во-первых, таким образом...

Д.Ю. А я бы от себя ещё добавил: а возможно, они знают, кто разведчик, и целенаправленно конкретно через него сливают вот такое вот.

Игорь Пыхалов. Ну это да, тем более, что, как я в прошлый раз цитировал, например, наш военно-морской атташе в Берлине Воронцов как раз фигурирует даже в немецких документах именно как объект, которому нужно "скармливать" дезу через информаторов, что, в общем-то, и делалось, и в итоге даже Хрущёв у нас торжественно такое донесение процитировал на 20 съезде, как мы помним. Что здесь добиваются немцы: во-первых, раз у них создаётся видимость, что численность армии гораздо больше, чем в реальности, это получается такой рычаг давления на советское руководство, потому что в тот момент ещё Гитлер рассматривал возможность, чтобы сделать СССР своим союзником, ну естественно, младшим партнёром, и тоже как-то нас использовать. Ну, как известно, это не сложилось, но это осенью 1940 года произошло.

Второй момент: раз у немцев такое количество дивизий, которое намного превышает реальное количество, то дальше возникает такой интересный вопрос - а где же все эти дивизии находятся, т.е. где они дислоцируются? И там начинаются рассуждения наших аналитиков о том, что вот эти немецкие силы как-то распределены примерно поровну - часть у наших границ, а часть где-то на Западе. Соответственно, возникает такой момент, что непонятно вообще, действительно ли собирается Гитлер именно сейчас с нами воевать, или он всё-таки собирается сперва разделаться с Англией? Тем более, что опять же в содержательной части очень многие разведдонесения, о чём в прошлый раз и говорил, там прямым текстом указывалось, что Гитлер планирует войну против нас только после того, как решит вопрос с Англией, или путём высадки на острова, либо путём заключения мира. Т.е. такого рода дезинформация, в общем-то, не полезна. Но как мы помним, когда в июле 1940 года Гитлеру стало ясно, что Англия мириться не желает, у него возникла такая идея интересная, что, наверное, Англия надеется на помощь Советского Союза, и поэтому для того чтобы принудить её к миру, нужно сперва выбить СССР из игры. И тогда он впервые озвучил эту идею о том, чтобы весной 1941 года провести военную кампанию против нашей страны, но, соответственно, для этого уже потребовалось армию увеличить. Т.е., по мысли Гитлера, тогда потребуется для этого 120 дивизий собственно для войны против нас, а общее количество дивизий увеличить до 180.

Но опять же, это всё начало отрабатываться не сразу, т.е. вначале по-прежнему те 18 дивизий находились в отпуске, но все телодвижения, т.е. официальный приказ на это пошёл где-то, по-моему, 10 сентября 1940 года, а где-то с начала октября началось формирование этих новых дивизий, и в итоге можно сказать, что к 21 декабря 1940 года, т.е. как раз к моменту, когда был разработан план "Барбаросса", эта директива Гитлера была даже перевыполнена, т.е. у немцев к тому моменту уже стало 184 дивизии, причём из них 20 танковых и 14 моторизованных. Но на этом они не успокоились, т.е. следующая война новых формирований была в январе, там, если я правильно помню, 11 дивизий было формированием. Потом следующая волна пошла в апреле 1941 года, и в итоге к моменту начала войны против нас, т.е. к 22 июня 1941 года у Гитлера было уже 208 дивизий, плюс ещё несколько отдельных бригад, полков и всего прочего, т.е. этот план был перевыполнен, и из них 153 дивизии, непосредственно немецких, было использовано в нападении против нас.

Т.е. вот такие реальные данные, которые мы сейчас знаем. Но опять же, по представлениям нашей разведки накануне войны, эти цифры были совсем другие. Так, например, согласно спецсообщению Разведуправления Генштаба Красной Армии - это предшественник нашего ГРУ - согласно вот этому спецсообщению № 660279сс (сс - это "совершенно секретно") от 11 марта 1941 года, "общая численность германской армии к сентябрю 1940 года составляла около 228 дивизий, в т.ч. 15-17 танковых и 8-10 моторизованных". Ну т.е. тут называется несколько меньшая цифра, чем было у Тимошенко и Шапошникова в том, что я цитировал, но всё равно она очень сильно завышенная. Дальше: "По имеющимся данным, за истекший зимний период германское командование дополнительно сформировало 25 пехотных, 5 танковых, 5 моторизованных дивизий. Кроме того, за счёт пехотных дивизий сформировано, по-видимому, до 5 моторизованных дивизий. Таким образом, общее количество дивизий германской армии на 1 марта 1941 г. составляет около 263 дивизий, из них: 221 пехотная, 22 танковых и 20 моторизованных дивизий»

Здесь единственное, что примерно правильное - это количество танковых дивизий: т.е. тут их указано 22, в реале их было 20. Всё остальное завышено, и очень сильно, потому что на тот момент их там было чуть больше 180, а тут указывается 263.

Д.Ю. А так, чисто для справки: сколько в одной дивизии человек примерно?

Игорь Пыхалов. У немцев дивизии, кстати, были побольше, чем у нас, там это больше 10 тысяч, если это пехотная.

Д.Ю. Однако! Т.е. серьёзно.

Игорь Пыхалов. Дальше: спецсообщение Разведуправления от 26 апреля 1941 года: "Таким образом, общая численность германской армии на 25.04.41 г. составляет 286-296 дивизий, из них: пехотных — 199-207, горнострелковых — 15, моторизованных — 20, танковых — 22".

Д.Ю. Прямо как на дрожжах растут.

Игорь Пыхалов. Дальше ещё что-то перечисляется. "По имеющимся данным," - это в том же сообщении, - "с 1 апреля немецкое командование приступило к формированию до 40 дивизий, что требует дополнительной проверки".

Опять-таки, что мы видим - что здесь численность имеющихся дивизий преувеличена раза в 1,5. В принципе то, что началось формирование новых дивизий с 1 апреля - это соответствует действительности, т.е. тут, как говорится, молодцы - разведали. Но только их там формировалось не 40, а 15. Т.е. опять же, информация частично правильная, но, к сожалению, завышенная.

Наконец, в записке наркома обороны СССР Тимошенко и начальника Генштаба Жукова на имя Сталина от 15 мая 1941 года с соображениями по плану стратегического развёртывания - тут по мысли некоторых наших обличителей, якобы в этом плане как раз был вот этот план нашего превентивного нападения на Германию. У нас тут есть некоторые одарённые люди, которые повторяют эти резуновские мысли. Так вот, как Тимошенко и Жуков оценивали этот момент: "В настоящее время (т.е. 15.05.41 года) Германия, по данным Разведывательного управления Красной Армии, имеет развёрнутыми около 230 пехотных, 22 танковых, 20 моторизованных, 8 воздушных и 4 кавалерийские дивизии, а всего около 284 дивизий."

Т.е. опять же, мы что видим - по танковым дивизиям почти полное попадание, т.е. там их реально на тот момент тоже 21, в этой записке указано, что их 22. По всем остальным позициям там идёт завышение: т.е. там и моторизованных дивизий реально было штук 14 на тот момент, кавалерийских дивизий вообще была всего одна, а тут их 4 указано, ну и там пехотных тоже увеличено. Т.е. получается, что данные завышенные.

Кстати, что касается танковой дивизии: ну хорошо, их, по крайней мере, посчитали верно, но при этом, опять же, наши разведчики умудрились количество танков, имеющихся на вооружении у немцев, завысить где-то в 2-3 раза, потому что, например, в датированной 18 сентября 1940 года записке наркома обороны Тимошенко и тогдашнего начальника Генштаба Мерецкова "Об основах стратегического развёртывания Вооружённых сил СССР" говорилось, что у Германии имеется 10 тысяч танков. Это 18 сентября, но интересно, что когда у нас 11 марта 1941 года аналогичный документ был представлен Тимошенко и уже Жуковым, сменившим к тому времени Мерецкова на посту начальника Генштаба, там опять же фигурирует та же самая цифра - 10 тысяч танков, т.е. она почему-то не выросла, она, видимо, такая круглая, поэтому её очень удобно называть. Но в реальности на 1 сентября 1940 года у Германии было 3,5 тысячи танков, на 1 марта чуть меньше 5 тысяч, ну и, собственно, на 1 июня, т.е. накануне нападения на СССР, это количество составляло уже свыше 5,6 тысяч . Т.е. всё равно получается где-то вдвое меньше, чем указывали наши разведчики, и с их подачи указывало наше военное командование, т.е. Генштаб и нарком обороны.

Так же завышалось и количество немецких самолётов. Т.е. в той записке от 18 сентября их количество определялось где-то примерно от 14,2 до 15 тысяч. Опять же, как ни странно, в записке от 11 марта это количество не увеличилось, т.е. там тоже указывалось примерно 15 тысяч. Хотя здесь можно сказать, что у нас Тимошенко и Жуков немного привели в соответствие с реальностью цифры наших разведчиков, потому что в тот же день было спецсообщение Разведупра Генштаба Красной Армии, где он говорил, что у немцев 20,7 тысяч самолётов. Реальность была гораздо скромнее, потому что на 22 февраля 1941 года у немцев было чуть меньше, чем 5300 самолётов, а к июню это количество возросло почти до 7 тысяч. Т.е. опять же здесь завышение где-то в 2-3 раза.

Естественно, что раз такое идёт завышение, то и в оценке того, какие силы могут быть против нас брошены, наша разведка, и соответственно, с их подачи наше командование, тоже заблуждались, причём заблуждались именно в большую сторону. Например, если вспомнить записку от августа 1940 года, поданную тогда Тимошенко и Шапошниковым, то там они полагали, что в случае войны против нас будут развёрнуты 173 немецкие дивизии, 10 тысяч танков и 12 тысяч самолётов. Ну а с учётом союзников Германии это число возрастает до 230 дивизий, 10,5 тысяч танков и почти 14 тысяч самолётов. В записке от 18 сентября 1940 года, в принципе, те же самые цифры, там, правда, немного увеличено количество самолётов.

В плане стратегического развёртывания от 11 марта 1941 года уже предполагалось, что против нас будет брошено 200 немецких дивизий, а с учётом Финляндии, Румынии и Венгрии, которые рассматривались, как возможные союзники, это количество возрастает до 268 дивизий, ну и там соответствующее количество танков и самолётов.

Наконец, в записке Тимошенко и Жукова от 15 мая 1941 года уже количество дивизий, которые могут быть выставлены Германией, было немного снижено - до 180 дивизий, а с учётом союзников - это 240. К счастью, у нас реальность оказалась не столь трагичной, т.е. против нас было задействовано на начальном этапе войны 153 дивизии немецкие, а с учётом союзников - 195.

Д.Ю. Да и так, извините, неплохо получилось.

Игорь Пыхалов. Ну да. Ну опять де, что здесь получается: грубо говоря, если у нас по мнению нашей разведки, по мнению нашего командования, собственно, в нападении должно быть задействовано где-то порядка 200 дивизий, то очевидно, что до тех пор, пока у наших границ они не появятся, нападения ещё в ближайшие дни ждать не следует.

Д.Ю. Т.е. для того, чтобы напасть, надо сосредоточить всё, и если сказали, что 200, то надо сосредоточить 200.

Игорь Пыхалов. Ну да.

Д.Ю. А если собралось 150, то совершенно очевидно - к нападению не готовы, да?

Игорь Пыхалов. А там как раз именно по некоторым раскладам, которые наши разведчики, наши аналитики говорили весной 1941 года, получалось, что 100 с небольшим дивизий у наших границ, а 100 где-то там на Западном фронте, точнее, на всех этих театрах боевых действий против наших будущих западных союзников, и ещё где-то там в центре Германии, может, штук 40-50. Т.е. получается такой расклад непонятный, всё таки, и будут ли именно против нас воевать.

И наконец, что дальше было интересное: количество немецких сил у наших границ тоже оценивалось неверно. И здесь я, пожалуй, не буду приводить именно хронологически эти донесения, а начну с очень яркого эпизода: дело в том, что у нас был такой полковник Новобранец, я его в своё время уже упоминал, когда мы вспоминали Советско-финскую войну 1939-40 годов, это человек, конечно, с одной стороны, заслуженный, потому что он действительно воевал, потом был в плену, он там даже участвовал в сопротивлении в Норвегии, но с другой стороны, когда он писал мемуары о своей работе в нашей разведке, он там довольно много, чего нафантазировал. Точнее даже, не то что нафантазировал, а просто интересно почитать его мнение и сравнить с действительностью. По его воспоминаниям, он как раз в конце 1940 года занимался составлением сводных документов о состоянии военного потенциала Германии и других вероятных наших противников. Я тут процитирую его воспоминания, которые были опубликованы в конце перестройки: "Я засел за разработку таких обобщённых документов по каждой стране, они получили название "Мобилизационные записки". Мы практически точно определяли масштабы развёртывания... По Германии масштабы развёртывания на случай блицкрига определялись в 220 дивизий, из них 20 танковых. Война подтвердила нашу разработку — Германия выставила против нас 214 дивизий, из них 21 танковую."

Тут что нужно понимать: когда он работал в Разведуправлении, понятно, у него могли быть какие-то мысли, в том числе и ошибочные, но после окончания войны информация о том, сколько реально дивизий было брошено против нас, в общем-то, была... я бы сказал, что даже школьники знали вот эту цифру - 195 дивизий вместе с союзниками, из них 153 немецких. Я её ещё помню со школьных уроков истории. Т.е. здесь в данном случае человек просто даже не желает сопоставлять свои былые представления с реальностью, и тут я даже не знаю, чем это вызвано - либо не хочется признаваться в своих ошибках, либо просто неадекватно мыслит.

Ну дальше у него идёт интересно: "После этого между мною, вернее, между информотделом и генералом Голиковым (Голиков тогда возглавлял нашу военную разведку) установились весьма странные отношения. На каждом докладе генерал «срезал» у меня по нескольку дивизий, снимая их с учёта, как пешки с шахматной доски. Никакие возражения на него не действовали. Мне было неприятно ходить к нему на доклад, и я посылал вместо себя начальника немецкого отделения полковника Гусева. Они старые сослуживцы, и я полагал, что Гусеву удастся убедить Голикова в реальности немецких дивизий, в реальности непрерывно нарастающей угрозы. Расхождений в оценке положения у меня с Гусевым не было.

Однако и Гусеву не повезло. У него Голиков «срезал» ещё больше дивизий, чем у меня. Я не выдержал, пошёл к Голикову и заявил:

— Товарищ генерал, я не согласен с вашей практикой «срезать» количество дивизий, которые мы указываем. Уже подошло время очередной сводки по Германии, а я не могу её выпустить с искажёнными данными.

Голиков молча извлёк из сейфа лист александрийской бумаги, развернул на столе и сказал:

— Вот действительное положение на наших границах. Здесь показано гораздо меньше дивизий, чем у вас.

Я посмотрел на схему. На ней синим карандашом были показаны немецкие дивизии вдоль наших границ.

— Что это за документ? Откуда?

— Его дал нам югославский атташе полковник Путник. Эти же данные подтвердил и наш агент из немецкого посольства в Москве. Этим данным верит «хозяин», — пояснил Голиков. И уже тоном приказа сказал: — Так что не будем спорить, выпускайте сводку по этим данным...

Работники Разведупра борьбу против дезинформации сосредоточили прежде всего вокруг количества вражеских дивизий, развёрнутых на наших границах. Мы показывали их истинное количество, а немецкая разведка всячески пыталась скрыть его или уменьшить, кроме того, нас уверяли, что Германия будет наносить удар по Англии. В этой борьбе немецкая разведка нас победила. Советское правительство и военное руководство верили вражеской дезинформации, а не собственной разведке. Не верил ей даже сам начальник Разведупра и систематически, с каждой неделей всё больше и больше «срезал» количество немецких дивизий, подгоняя наши разведданные под сообщение Путника."

Ну и т.д. В итоге там что получилось: как дальше пишет полковник Новобранец, что когда в декабре 1940 года он составлял разведсводку № 8, то там он просто решил дать самовольно то количество дивизий, которое, по его представлениям, там у наших границ имелось.

Д.Ю. Так-так!

Игорь Пыхалов. Дальше что получается: он там пишет, что "я решил отправить сводку без ведома начальника Разведупра. Случай беспрецедентный, но иного выхода не было. Вызвал начальника типографии полковника Серебрякова, вручил ему сводку и приказал срочно отпечатать, а сигнальный экземпляр доставить мне для доклада генералу Голикову."

Ну и там дальше всё ему удалось, но в итоге его за это, скажем так, из разведки направили к новому месту службы. Ну вот такая занимательная история, и я даже могу допустить, что всё это было в действительности, но просто поскольку сейчас мы обладаем "послезнанием", мы можем оценить ситуацию. Что получалось: по мнению Новобранца, которое он таким героическим способом довёл до сведения нашего военного командования, у наших границ на декабрь 1940 года имелось 110 немецких дивизий. По мнению Голикова, который, чтобы угодить Сталину, количество дивизий "срезал", из там было чуть больше 70. Но реально в этот момент у наших границ было всего лишь 32 немецких дивизии.

Д.Ю. Ничего себе!

Игорь Пыхалов. Т.е. вот это как раз очень интересный момент, о котором мало кто знает, но прикол как раз в том, что у нас количество немецких дивизий у наших границ долгое время было весьма скромным. Т.е. как получалось: если осенью 1940 года их там было чуть больше 30, ну там количество колебалось - то было 31, то 32, то 30. Потом к весне 1941 года их количество там увеличилось до 38, и такая картина оставалась на 1 апреля 1941 года тоже, а дальше вот потом уже, начиная с апреля 1941 года, идёт стремительное наращивание немецких сил у наших границ, причём именно даже идёт с нарастающим темпом, а самую основу ударного кулака, т.е. танковые и моторизованные дивизии - их вообще перебрасывали в самый последний момент, т.е. буквально накануне войны, вот в эти недели июня. Здесь немцы поступили довольно грамотно, потому что у них какие имелись преимущества: поскольку они находились в состоянии войны, у них была фактически полностью отмобилизованная армия, т.е. они её как-то дополняли, развёртывали новые дивизии, но основная масса соединений были уже отмобилизованы, в достаточно высокой степени готовности. Опять же, поскольку они всё-таки находятся в Европе, и можно сказать, что Польша в какой-то степени часть Европы, там гораздо лучше дорожая сеть, поэтому если нам к нашим границам перебросить войска довольно сложно, у немцев это всё выходило гораздо легче. Т.е. реально просто сеть дорог позволяет войска перебросить быстро и весело. И собственно, надо вспомнить, что вопреки всем этим завываниям и обличениям о том, что Сталин не верил нашей разведке и думал, что Гитлер не обманет и не нападёт, ведь реально у нас уже все эти месяцы накануне войны, т.е. весной 1941 года, как раз осуществлялась скрытная переброска дивизий из внутренних округов к границе, у нас даже были проведены т.н. "большие учебные сборы", когда фактически была произведена частичная мобилизация резервистов. Т.е. мы к войне готовились и войска туда перебрасывали. Но другое дело, что, во-первых, мы не могли это делать в открытую, потому что, в отличие от Германии, Советский Союз в состоянии войны не находился, и поэтому, если бы...

Д.Ю. Напомним для малознающих: мобилизация обозначает начало войны, да?

Игорь Пыхалов. Фактически да. Это фактически обозначает объявление войны. Второй момент: опять же, как я уже сказал, к сожалению, наша дорожная сеть таких подвигов по быстрой переброске войск просто технически не может обеспечить. Т.е. и так тут достаточно вспомнить, что у нас, собственно, после начала войны, когда мы смогли осуществить такую масштабную эвакуацию промышленности, это фактически был уже подвиг, причём на грани человеческих возможностей, потому что даже наши будущие союзники, т.е. англичане, французы, когда вели с нами переговоры летом 1939 года, то их аналитики прямым текстом писали, что в случае войны советскую железнодорожную сеть ожидает коллапс, потому что она и так дышит на ладан, а там вообще будет полный финиш. Ну и собственно, опираясь на опыт царской России и опыт Первой мировой войны, они в какой-то степени были правы, потому что в Первую мировую нас именно железные дороги подвели - они и фронт не слишком успешно снабжали, и собственно, у нас революция произошла из-за того, что в Петрограде вдруг внезапно не стало хлеба, который было сложно подвезти. Но вот оказалось, что при советском строе у нас как-то и дороги работают более эффективно.

Д.Ю. Кто бы мог подумать? По железным дорогам Советский Союз, например, перевозил больше, чем США, что лично для меня удивительно.

Игорь Пыхалов. В США, поскольку у них там рынок, поэтому там вполне была зачастую ситуация, когда рядом проложены 2 железные дороги, которые принадлежат просто 2 конкурирующим владельцам. Соответственно, через них там перевозится меньше груза, чем могло бы, в случае необходимости.

Ну что тут можно сказать: к сожалению, получается, что хотя разведка и выявляла тот факт, что у наших границ начинается наращивание немецких войск, т.е. это было отмечено, но просто тут какая штука получается - если в реальности буквально за пару месяцев количество дивизий у наших границ увеличилось с 38 до 120 с лишним, т.е. почти в 3 раза, это очень быстрое развёртывание, очень мощное. А поскольку наши разведчики думали, что у наших границ уже стоит где-то порядка 100 дивизий, причём, они там стоят давно, и в общем-то, ничего такого страшного не происходит, то тот факт, что их количество увеличилось, по мнению разведки, до 150, ну это да, это вызывает опасения, но не такие уж резкие, динамика тут не выглядит такой страшной, как было в реальности. Т.е. получается, что эти завышенные данные пошли не на пользу, а во вред. Кстати, здесь опять же при желании можно цитировать донесение Зорге, и ту же самую "Красную капеллу" - это наша разведсеть в Западной Европе, оккупированной немцами, что когда они называли цифру в 150 дивизий якобы у наших границ, причём это было ещё зимой 1940/41 г., т.е. фактически это именно была деза, которая сознательно пропихивалась немецкой контрразведкой, чтобы ввести нас в заблуждение.

Д.Ю. Ну, надо отметить - успешно пропихивалась.

Игорь Пыхалов. Да, и получается, что, по мнению Разведупра, будущего ГРУ ГША, на 1 июня 1941 года получается такой расклад у немцев : против Англии на всех фронтах от 122 до 126 дивизий, против СССР 120-122 дивизии, и где-то ещё в резерве порядка 44-48 дивизий, т.е. расклад пополам. А реально в это время получается, что Гитлер уже оставил в самой Германии и в оккупированной Франции самый минимум - это охранные дивизии, вновь формируемые пехотные дивизии. Да, правда, у него в тот момент уже была группировка в Северной Африке, Роммель, там, кстати говоря, у него было даже 2 танковые дивизии, которые не поучаствовали в блицкриге против нас. Т.е. против нас было брошено только 19 танковых дивизий из 21. А всё остальное фактически он выгреб, всё, что можно было снять с других участков, чтобы бросить против нас. Это у нас, к сожалению, вовремя не заметили.

Ну и наконец, вот ещё будет интересно посмотреть, а что же наши разведчики докладывали насчёт направлений главного удара, т.е. где, по их мнению, это всё должно было происходить. И здесь надо сказать, что, если почитать именно тексты донесений, то наше тогдашнее военное руководство, в принципе, вполне честно признаётся: например, Тимошенков и Мерецков в записке от 18 сентября 1940 года, которую я уже цитировал, просто честно пишут, что "документальными данными об оперативных планах вероятных противников, как по Западу, так и по Востоку Генеральный Штаб Красной Армии не располагает." И что интересно: в аналогичном документе от 11 марта 1941 года тоже фактически эта фраза повторена. Т.е. получается, что в реальной действительности, к сожалению, у нас там всё-таки "Штирлицев" не было, наша агентура, естественно, имелась, но она имелась в гораздо более низком уровне, поэтому в основном там они просто собирали те, назовём своими именами, те слухи и сплетни, которые курсировали там в разных посольствах, частично в министерствах, в других ведомствах, и поэтому у нас возникали всякие такие интересные разведдонесения. Например, 1 марта 1941 года "Корсиканец", мы помним, что "Старшина" и "Корсиканец" - это были наши агенты, один работал в министерстве авиации, а другой в министерстве народного хозяйства - что он доносил: "со слов референта по мобилизационным вопросам при Всегермсанской хозяйственной палате Зольмса, построение и расположение германских войск на советской границе аналогично построению немецкой армии, подготовленной в своё время для вторжения в Голландию". Ну вот я, честно говоря, не знаю - в принципе, я лейтенант запаса, поэтому можно тут - от меня ускользает смысл этого сообщения: т.е. тут что, нужно было просто взять вот эту группировку немцев при вторжении в Голландию, там 300 км протяжённость фронта была, потом её увеличить, соответственно, отмасштабировать в 6 раз и потом наложить на советско-германский фронт? Т.е. как-то не понятно, в чём сакральный смысл этого донесения.

Потом, как мы знаем, в реальности у нас главный удар немцев пошёл в Белоруссии, т.е. против Белорусского особого военного округа, где, к сожалению, генерал Павлов оказался не на высоте. Но немцы упорно пытались создать впечатление, что основной удар всё-таки будет на юге, это, кстати, было и в том донесении, которым Хрущёв размахивал на 20 съезде, которое я в прошлый раз цитировал. Но и Зорге тоже в этом вполне "засветился". Правда, тут немного не так: то донесение, которое Хрущёв цитировал, там речь шла о том, что основной удар будет через Прибалтику и Финляндию, и через Украину, т.е. получается, на левом и на правом фланге, а центр, как бы, будет стоять. Зорге в донесении от 1 июня 1941 года сообщает, что по сведениям, которые ему поведал немецкий военный атташе в Таиланде подполковник Шолл, наиболее сильный удар будет нанесён левым флангом армии. После этого наш начальник Разведуправления генерал Голиков послал уточняющий запрос, причём, это буквально через 2 дня происходит, т.е. 3 июня идёт запрос Голикова: "Ваше собственное мнение о правдивости Шолла насчёт левого фланга". После этого Зорге берёт паузу на месяц и 3 июля 1941 года сообщает дословно следующее: "Теперь уже поздно Вам отвечать на вопрос в отношении удара левым флангом и некоторых тактических ошибок". Ну в общем-то, если учесть, что война уже началась и идёт уже 10 дней, то действительно поздно.

И тут ещё имеет смысл вспомнить такой документ, как доклад начальника Разведупра генерал-лейтенанта Голикова, который был представлен им 20 марта 1941 года в Наркомат обороны в Совет народных комиссаров и ЦК ВКП(б). Этот доклад интересен тем, что сегодня его, с одной стороны, наши обличители любят приводить, как пример угодничества Голикова, который, дескать, хотел сделать Сталину приятное, для этого сообщал ему такие успокаивающие сведения, которые соответствовали той картине мира, которая якобы у Сталина была в голове. И для этого они цитируют те выводы, которые в этом докладе у Голикова:

"1. На основании всех приведённых выше высказываний и возможных вариантов действий весною этого года считаю, что наиболее возможным сроком начала действий против СССР являться будет момент после победы над Англией или после заключения с ней почётного для Германии мира.

2. Слухи и документы, говорящие о неизбежности весною этого года войны против СССР, необходимо расценивать как дезинформацию, исходящую от английской и даже, быть может, германской разведки."

Что здесь можно сказать? Во-первых, как это ни неожиданно для наших обличителей, но если немного всё-таки включить мозги, то оказывается, что по 2 пункту Голиков был прав, потому что весной 1941 года война действительно не началась, хотя и была куча разведдонесений, которые именно называли даты и в апреле, и в мае. Т.е. война началась уже летом. Что касается первого тезиса, что это нападение возможно только после победы над Англией или после заключения почётного мира, то опять же Голиков это придумал не сам, потому что когда я в прошлый раз цитировал донесения различных наших разведчиков, там чуть ли не в половине из них проскальзывали тезисы о том, что до тех пор, пока не будет решён вопрос с Англией, против нас воевать не будут. И что получается - если наши агенты на местах доносят такую информацию, почему, собственно, Голиков должен был им не верить? Т.е. он должен был такую возможность учитывать, ну и действительно, получается, что, проанализировав весь поток информации, он пришёл к такому выводу, который оказался, к сожалению, ошибочным. Но с другой стороны, есть и противоположная оценка этого доклада Голикова - её дал в одной из своих статей ветеран нашей разведки генерал-лейтенант Мильштейн. Он писал следующее: "20 марта 1941 года начальник Разведывательного управления генерал Голиков представил руководству доклад, содержащий сведения исключительной важности. В этом документе излагались возможные направления ударов немецко-фашистских войск при нападении на Советский Союз. Как потом выяснилось, они последовательно отражали разработку гитлеровским командованием плана «Барбаросса», а в одном из вариантов практически отражена была суть этого плана." Ну и дальше генерал Мильштейн делает вывод, что его бывший начальник был полностью прав и, соответственно, был не оценён тогдашним советским руководством.

Но дело в том, что действительно формально он прав, т.е. действительно в одном из вариантов действий немецких войск, которые изложены в докладе Голикова, действительно присутствуют эти 3 классические стрелки, которые нам ещё в школе показывали: на Москву, Ленинград и на Киев. Но прикол в том, что Голиков там представил не один вариант - он там представил 5 различных вариантов действий немецких войск. При этом он вовсе не указывал, какой конкретно из этих вариантов является наиболее вероятным. Т.е. грубо говоря, да, получается, что тут в одном из вариантов он угадал, но это мы знаем из позиции "послезнания".

Д.Ю. Но именно угадал?

Игорь Пыхалов. А с точки зрения тогдашнего советского руководства тут было не понятно, что же будет происходить в действительности.

Что можно сказать,подводя итоги: что, конечно, получается, что наша разведка не "зажгла", как говорится. Но надо отметить, что и разведки других участников Второй мировой войны тоже были не на высоте. Например, немцы довольно сильно занизили наш военный потенциал: как потом писал в своём дневнике Гальдер - мы думали, что у русских 200 дивизий, а мы их уже видим 360.

Д.Ю. Тоже настолько же прискорбно, по-моему. Причём, ещё прискорбнее, поскольку война закончилась в Берлине, как ни крути.

Игорь Пыхалов. Ну да. Опять же можно вспомнить, что американцы прошляпили нападение на Пёрл-Харбор. Хотя там есть такая конспирологическая версия, что якобы Рузвельт всё знал, но он специально это допустил, чтобы вовлечь Америку в войну, но я не уверен, что это так. Но опять же получается, что и разведки других участников работали не идеально.

Д.Ю. Но самое главное - немецкая себя не сильно показала.

Игорь Пыхалов. С другой стороны, откуда мы вообще можем ожидать такие чудеса, чтобы все эти планы добывались, ведь это возможно только в случае, если на самом верху у противника сидит предатель. А поскольку таких всё-таки не было, то и реально получается, что достижения наших разведчиков были гораздо скромнее, чем это хотелось бы некоторым нашим публицистам, которые любят по этому поводу строить какие-то теории, что дескать там разведка сигнализировала, а Сталин не реагировал.

Д.Ю. А может, конспирологически предположить, что всё-таки кто-то был, но документы до сих пор прячут, нет?

Игорь Пыхалов. Ну как сказать, дело в том, что у нас сейчас огромный массив документов рассекречен, они публиковались, они даже частично доступны, и поскольку это рассекречивание шло как раз во время перестройки и потом во время ельцинщины, то понятно, что все те донесения, которые лили воду на версию, что глупый Сталин, раболепствующий Голиков, коварный Берия, который что-то там кого-то хотел стереть в лагерную пыль, то это, естественно, было бы вытащено на свет божий и было бы распубликовано. А вместо этого наоборот мы видим, что даже некоторые запущенные в хрущёвское время мифы и фальшивки, типа того же донесения Зорге от 15 июня, они как раз в ходе этого рассекречивания были разоблачены и опровергнуты именно как фальшивки. Но вообще-то отсюда я могу сделать предположение: хотя понятно, что далеко не всё, что было известно нашим разведчикам, сейчас опубликовано, но тем не менее, каких-то особых сюрпризов там нас не ждёт. Т.е., к сожалению, у нас картина того, как работала наша разведка, думаю, всё равно будет близка к тому, что сегодня я изложил.

Д.Ю. Ну, невозможно сказать, что картина безрадостная - всё-таки у всего, наверное, есть какие-то ограничения, и как когда-то товарищ Сталин объяснял гражданину Полевому, мы ж не с дураками воевали-то, это была самая могучая армия Европы на тот момент, возглавляемая замечательными специалистами, и в разведке там сидели точно такие же. Но есть мнение, что в ходе Великой Отечественной войны мы многое наверстали, в том числе и в области разведки.

Игорь Пыхалов. Это да, потому что уже в ходе войны мы могли немцев дурить довольно хорошо: там у нас, по-моему, была операция "Березина" по дезинформации немецкой разведки. Ну т.е. всему надо учиться.

Д.Ю. Ясно. Что у нас дальше?

Игорь Пыхалов. Дальше мы в следующий раз рассмотрим такую интересную тему: впадал ли Сталин в прострацию после начала войны.

Д.Ю. Сидел ли под столом или плакал у себя на даче, да?

Игорь Пыхалов. Ну да, примерно так.

Д.Ю. Ясно, отлично, отлично. Спасибо, Игорь Васильевич. А на сегодня всё, до новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Google+


В новостях

11.10.16 12:17 Игорь Пыхалов о разведке перед Великой Отечественной войной, комментарии: 41


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

разделы

Главная страница

Tynu40k Goblina

Синий Фил

Опергеймер

Светосила

За бугром

English

Победа!

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Комментарии

Поисковые запросы

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Google+

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Гоблин в ivi

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в Google+

Новости в ЖЖ

Группа в Контакте

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк