• Новости
  • Заметки
  • Картинки
  • Видео
  • Переводы
  • Опергеймер
  • Проекты
  • Магазин

Разведопрос: Игорь Викентьев о К.С. Станиславском

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Радио | Разведопрос - Игорь Викентьев | Разное | Семья Сопрано | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот

23.11.16




VIKENT.RU - портал И.Л. Викентьева: Творчество, Креатив, ТРИЗ
Иллюстрации к ролику



Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Игорь Леонардович, добрый день.

Игорь Викеньтев. Да, Дмитрий Юрьевич, мы сегодня должны сделать невозможное, и думаю, что мы всё-таки сделаем. Поясняю для уважаемых зрителей: итак у нас есть 8 томов Станиславского Константина Сергеевича, о ком сегодня речь, и мы должны сделать лучшее видео о нём с вашей помощью, Дмитрий Юрьевич.

Д.Ю. Я готов!

Игорь Викеньтев. И с помощью телезрителей, для которых - на всякий случай говорю - действительно будут полезны заставки, слайды, их будет 10 штук, мы вывесим "в контакте" и, Дмитрий Юрьевич всегда позволяет, дадим ссылку, поэтому кто слушает в аудиорежиме, здесь довольно много концентрированной информации, кого интересует Станиславский, театральное дело, менеджмент со сложными людьми в том числе, это очень важная тема, мой совет - обязательно отдельно эти слайды посмотреть.

Итак, мы начинаем о К.С. Станиславском, и первое, это будет на первом слайде, там есть изображение Петра Первого, и скажу такую штуку, что Пётр Первый, и это многократно потом повторялось в истории России, прекрасно понимал, что сил на реформы нет, потому что ну просто их нет. Но очень важный момент, который иногда делают реформаторы: Пётр Первый пытался в ряде случаев, когда сил нет, задавать образцы: например, Кунсткамера, как музей редкостей, некая библиотека, рядышком с Кунсткамерой. Далее: в Москве, я цитирую, если москвичи это знают, один из первых театров в России - Комедиальная храмина. Он уже не существует, выступали там иностранцы. Когда сил нет, создаются образцы, и потом уже театры по всей стране, библиотеки по всей стране - это уже советский период, прошло 300 лет...

Д.Ю. Ну т.е. при Петре, когда задавался образец, каждый приличный человек должен был соответствовать тому, что делает царь: раз у царя библиотека, то и у него должна быть.

Игорь Викеньтев. Да, у царя были очень такие доходчивые инструменты объяснения, которые потом использовал в смягчённом варианте Станиславский, о котором потом мы будем говорить.

Второй момент, который будет приятен большинству питерцев, и думаю, что питерцы будут гордиться: когда вы проезжаете мимо Дворцовой площади, то на Дворцовой площади стоит Александрийский столп, либо Александрийская колонна. Я думаю, что там где-то полмиллиона точно, если не миллион, проезжают мимо каждый день - это первый привет от семьи Станиславских, поскольку пока везли из-под Выборга вот эту заготовку, обтёсывала артель деда Станиславского. Саму колонну делал Монферран,как известно, а вот артель это Станиславского, и опять такой образец, который...

Д.Ю. Нас разоблачат, Игорь Леонардович, как известно, всё это построили и сделали инопланетяне. Человеческим рукам не под силу подобное.

Игорь Викеньтев. Вы знаете, я дочитал 8-ой том до корректора - там про инопланетян не было.

Д.Ю. Скрывают!

Игорь Викеньтев. Надо было распарить обложку. Извините, я не сделал - книга библиотечная.

Далее такой очень интересный момент, я там задачку дам для ваших детей, связанную с Александрийской колонной, причём для повышения гордости питерцев - это выше, чем колонна Траяна, которая в Риме, и выше Вандомской колонны, которая посвящена победам Наполеона в Париже. У нас самый крутой перпендикуляр, питерцы, гордитесь, и привет от Станиславского.

Это по одной линии. По другой линии К.С. Станиславский на 1/4 француз - привет, Франция! - а по другой линии он происходит из купцов ярославских, и это, естественно, потрясающее достижение, я честно говорю, была такая мысль: сделать о его родственниках сообщение, но просто не хватает информации, я понимаю, что это достойная штука, но там 2 месяца в архивах - и я сделаю. А зрители оплатят, естественно... Давненько я не работал в иностранных архивах.

Так вот, крестьянин Семён Алексеев в 1785 году сделал золотоканительную фабрику в Москве. Это предок. Причём, вы понимаете, почему я захотел это сделать - это очень круто! Теперь очень маленькая история, которая нам пригодится сегодня: золотоканительная фабрика - это для золотого и серебряного шитья, которое использовалось при дворе, для пошива различных эполет у военных и также у религиозных деятелей, православных попов и т.д.

Д.Ю. Канитель - это они проволоку делали?

Игорь Викеньтев. Да, проволоку, и очень важный момент, сейчас поговорку надо напомнить, из толстой проволоки золотой или серебряной, иногда дело доходило до 100 катушек, одновременно вращающихся - отсюда пошло "тянуть канитель". Т.е. это не от деда пошло, а вообще производство - "тянуть канитель" пошло вот отсюда, потому что всё это сложно, 1 катушка остановится - всё, короче. У него появился сын, который продолжил дело, и сын возглавлял московское купечество, тоже непростой человек, и такой очень забавный эпизод, т.е. семья явно очень непростая, они приехали благодарить царя Николая Первого за железную дорогу "Петербург-Москва", и их Николай Первый "расколол", потому что когда они стали благодарить его за дорогу, он спросил: "А сколько вы добирались?" Правильный ответ - "1 день". И московские купцы признались, что они добирались 3 дня на лошадях. Но приехали благодарить за дорогу.

Д.Ю. Там, наверное, грузы везли, а они сами катались.

Игорь Викеньтев. Боялись они.

Царь повелел, почти по Станиславскому: Николай Первый повелел купцам вернуться в Москву всё-таки на поезде. Соответственно, один из родственников Станиславского вышел в Бологом, перепутал и уехал в Петербург с непривычки и проклял железную дорогу капитально уже.

Дальше приближаемся уже к отцу Станиславского. На второй странице своей автобиографии, написанной по заказу американцев, это американский заказ, потом я расскажу, у Станиславского есть странная фраза, сейчас она смотрится чрезвычайно странно - что у отца было всего лишь 2 кровати. Они из крестьян, всё сворим трудом заработали. В первой кровати он до замужества спал со своим отцом - просто зачем покупать вторую кровать, если моно спать в одной?

Д.Ю. До женитьбы.

Игорь Викеньтев. До женитьбы, да, а после женитьбы он спал в кровати жены и до смерти, всё - было 2 кровати. Это отец Станиславского. Ну естественно, там пара фабрик золотоканительных в Москве, а также 2 юных дяди: Алексеев, его хорошо помнят в Москве, станция метро "Алексеевская" на проспекте Мира никакого отношения к нему не имеет, который был градоначальником города Москвы, построил Канатчикову дачу - сумасшедший дом, после чего его убили пациенты этого заведения, прямо на рабочем месте.

Д.Ю. Кошмар какой.

Игорь Викеньтев. Повторяю: это семья такая непростая, и вот 1863 год - рождается Константин Алексеев. Станиславский - это псевдоним, весь мир знает "Станиславский", а вообще он Константин Алексеев, или домашнее прозвище - Кокося Алексеев. В семье 5 детей, 5 мальчиков, плюс 4 девочки, т.е. такая большая купеческая семья, с деньгами всё нормально, и прочее.

Далее такой момент, который описан уже не у Станиславского, а описан у биографов, я расскажу опять-таки с развилкой, потому что я не знаю, как правильно - что нашёл, то нашёл. Папаша построил домашний театр - на самом деле, как выяснилось, не домашний театр, а просто большая зала, которая могла переоборудоваться в театр, а также в Любимовке. Любимовка - на берегу Клязьмы по Ярославской железной дороге имение. Т.е. два театра, ну просто богатая семья, много людей, и с 3 лет в виде статиста Станиславский на сцене. С 3 лет, т.е. он ещё толком говорить не умел. До 4-ёх лет у Станиславского, я цитирую биографов, биограф очень жалостливо пишет: не росли волосики. Далее, ряд людей будет чрезвычайно обрадован, смотря на меня и на Станиславского: не выговаривал буквы алфавита и вообще был рахит. В 4 года папаша его отвез в большой театр в Москве, Кокося отсидел, не спал, на следующий день пришёл в кабинет к отцу и, как сейчас сказала бы программа "Время" или заменяющая её программа, сделал официальное заявление, что он хочет быть актёром. Далее развилка: некоторые биографы пишут, что с ним очень много работала мать, она отдавала всю себя. Мать наполовину француженка. Другие биографы пишут, что он увлёкся театром, и стали расти волосики. Жизнь стала налаживаться, короче. Наверное, я думаю, что где-то истина посередине, т.е. когда человек увлечён своим делом, т.е. там нормально гормоны начинают бегать по организму, и действительно увеличивают количество здоровья.

Далее: Станиславский учился плохо, судя по всему, человек был энергичный, он потом вымахал на гормонах - 1,90 м был, это так неслабо - от рахита до 1,90 м, это вообще дистанция большого размера.

Д.Ю. Для того-то времени, да.

Игорь Викеньтев. Учился он плохо, вероятно, потому что было скучно, он осилил 8 классов гимназии. Точнее, он учился в некоем пансионе, который назвался "институт", и как-то там какие-то были непонятные вещи, короче, гимназия давала какую-то отсрочку от армии, но судя по всему, папа решил эту проблему. Короче, он не доучился, вот если быть честным, реформатор театра, мировая величина, не очень доучился. Но, и вот тут начинается очень интересно, что ещё учась в гимназии, он приходит в 19 лет на фабрику отца, фабрика отца занимает квартал на Таганке, сейчас её вроде как нету, я не ездил в Москву, не успел за этим съездить, но квартал занимала - здоровенная была. В 19 лет занимается параллельно днём в конторе отца на фабрике, и вечером спектакль, фактически ежедневно. Обратите внимание: гигантская нагрузка, и теперь кто слушает и хочет поучиться, обратите внимание, что 2 очень разных дела в течение одних суток постоянно, и постоянно нужно переключаться туда-обратно. Могу сказать, что для людей, которые много натворили в мире, выдающихся людей - это моя специальность, это довольно характерный признак, когда человек меняет, он как бы обогащает, у него нет одного взгляда на мир.

И вот теперь начинается такая линия, которая для инженеров будет естественна, а для театралов она будет неестественна, но я раскопал, потому что подозревал, что нужно раскопать это дело. И вот не будем уточнять, в каком году отец отходит в мир иной, и Станиславский становится одним из совладельцев довольно крупного предприятия, их было 2 - в Москве и в Подольске, золотоканитель. Дальше Станиславский - специально сделаю этот крюк - как изобретатель, как консультант начинает идти по технологической цепочке и выясняет, что к тому времени уже только в Москве порядка 20 таких же производств, т.е. конкуренция имеет место быть, соответственно, дела на фабрике не очень хороши. Это известная вещь - что купцы могли что-то "на хапке", а потом развивать. И Станиславский начинает ездить по Германиям и по Парижам, и я не выкину ни за что, и Дмитрий Юрьевич точно не выкинет из видео этого термина - занимается промышленным шпионажем. Что он пишет в Москву: что он сначала, как у нас принято, пошёл к мастерам, чтобы они рассказали ему секреты, а, как у них принято, мастера не рассказали секреты. Тогда, как у нас принято, Станиславский хвастается этими достижениями, это есть в его письмах - он дождался перерыва и всё выяснил сам и тогда решил делать, и сделал первый в России, чтобы фильеры - это такая крохотная дырочка, через которую протягивается проволока... Кто разбирал механические часы - вот эти сапфировые камни, возможно, вы помните, грубо говоря, такие же камушки, только это ещё конец 19 века. И Станиславский всё-таки выписал двух французов, у него немножко кровь есть французская, из Парижа, и он впервые в России освоил алмазные и сапфировые фильеры. У него было в том числе алмазное производство. Поняв, что дело - 20 конкурентов только в Москве, это вообще круто, Станиславский часть своего производства перевёл в производство электро-технической проволоки для моторов и трансформаторов. Далее, немножко забегая вперёд, в 1917 году, когда у него отняли 2 завода, была революция и т.д., надо сказать, что первые лампочки Ильича выпускались на производстве Станиславского, поэтому - я закрепляю материал - когда вы видите Александрийскую колонну - первый привет от Станиславского, когда вы видите лампочку Ильича, накаливания, вот эту вольфрамовую нить - второй привет от Станиславского, мы до театра ещё не дошли.

Семья была, я немножко забежал вперёд, очень важный момент, я перечитал какую-то массу литературы, пока готовился к сегодняшнему сообщению, и масса завываний театральных, гуманистических, что Станиславский гениально построил сквозное действие, сверхзадачу, куски и задачи - мы сегодня будет об этом говорить, обратите внимание, я фиксирую для инженеров специально и для гуманитариев с другой стороны, что Станиславский потом перенёс технологии, то, что делает любой вменяемый бригадир, любой вменяемый мастер, заводской технолог, в крупных цехах несколько технологов, зам. начальника цеха по производству - когда начинает идти брак, они смотрят изоляторы брака и смотрят техпроцесс. Это их задача - по техпроцессу ходить и искать, там 1 причина, 2 причины. Ну иногда меня приглашают, извините. Это абсолютно нормальная инженерная технология конца 19 века, которая, не прошло и нескольких десятков лет, была перенесена в театр, и потом она стала гениальной. Инженеры, гордитесь, у вас есть инструмент.

Д.Ю. Да, а у французов вернувшийся с военной службы повар немедленно построил кухню, как армейское подразделение, поделив на бригады, сержантов, солдат, и французская кухня чудовищным образом расцвела.

Игорь Викеньтев. Теперь мы переходим уже на театральную линию, и сейчас на эти рельсы мы встанем и будем "пилить" до самого победного конца, до корректора 8-го тома, который я посмотрел. Станиславский был человек энергичный, но не был злым, что ли, человеком, но тем не менее был проказливым в детстве, и вот сколько он себя помнил, он играл, но не зло, не было такого вот... И вот одна из игр, которую он описывает сам, у них имение в Любимовке, они баре, конечно, и тут возникают летом какие-то дачники, которые тоже как-то отдыхают на соседних полянках, на той же Клязьме. Поэтому, цитирую Станиславского, специально долго учил: Станиславский, маленький, ещё школьник, нашёл бычачий пузырь - я цитирую - приделал ему парик, дальше за верёвку, далее скинул на дно Клязьмы 2-пудовую гирю, провёл верёвку через дужку, и когда дачники, все в белом, катались на лодке, он отпускал верёвку, и всплывал "утопленник" - бычачий пузырь, парик, ещё там тень какая-то наверняка, вопли и т.д. Вот такие вещи. Это очень характерный момент.

Д.Ю. В нашем детстве была такая замечательная книжка, называлась "Сто затей двух друзей и приятеля-изобретателя", где два отважных пионера в пионерском лагере постоянно что-то изобретали, вот то же самое, только у них было с воздушным шариком. Я пробовал - воздушный шарик не работает: его не утащить под воду, он лопнет.

Игорь Викеньтев. Да, но если уже из-под воды неожиданно, какие-то потёмки от нависающей листвы - конечно. И кроме того, семья была, действительно, была масса людей, вероятно, была такая добрая широкая семья, и они как-то невольно, возможно, с ... играли. И Дмитрий Юрьевич, пожалуйста, вот № 1 - расскажите, как игривость семьи явно вдохновляла Станиславского.

Д.Ю. "Так, например, отец - известный благотворитель - учредил лечебницу для крестьян. Старшая сестра влюбилась в одного из докторов лечебницы, и весь дом стал усиленно интересоваться медициной. Со всех сторон толпами стекались больные, из города съезжались доктора, товарищи моего beau frere’a. Среди них были любители драматического искусства. Затеяли домашний спектакль. Все превратились в любителей. Скоро вторая сестра заинтересовалась соседом - молодым немцем-коммерсантом. Наш дом заговорил по-немецки и наполнился иностранцами. Увлекались верховой ездой, бегами, скачками, всевозможным спортом. Мы, молодые люди, старались одеваться по-европейски, кто мог, отпустил себе небольшие бачки и перечесался по-модному. Но вот один из братьев влюбился в дочь простого русского купца в поддёвке и в длинных русских сапогах, и весь дом опростился: со стола не сходил самовар, все опивались чаем, усиленно ходили в церковь, устраивали торжественные службы, приглашали лучший церковный хор и певчих, сами пели обедню. К тому времени третья сестра влюбилась в велосипедиста, и мы все надели шерстяные чулки, короткие панталоны, купили велосипеды, поехали сначала на трех, а потом и на двух колесах. Наконец, четвертая сестра влюбилась в оперного певца, – и весь дом запел. Кто знает, – быть может, все эти метаморфозы и превращения всего дома и постоянные перевоплощения и переодевания всех членов семьи повлияли на меня как на актера, приучив к перевоплощениям в характерных ролях," - ну люди интересуются окружающим миром, стремятся что-то узнать, познать овладеть, и всё такое.

Игорь Викеньтев. Да, вот обратите внимание, мы специально - большое спасибо Дмитрию Юрьевичу, он зачитал - очень богатая среда, понятно, что там были, конечно, деньги т.д. При желании родители, естественно, могут обогащать среду своего детёныша, а если - штука, которую я говорил много раз, но абсолютно, по-моему, не услышан - родители иногда будут объединяться, то вообще будет здорово. Но об этом впереди.

Дальше следующий ход, мы переходим на театральные рельсы, и частично здесь будут акценты, думаю, что они понравятся и даже могут быть использованы руководителями, у которых есть хотя бы 5 человек. Вот слушайте внимательно и потом не говорите, что не слышали. Итак, ещё школа, ещё гимназия, где он еле-еле учится, и они ставят некую пьесу, называлась она "Микадо", из японской жизни. И вот очень характерный подход: любительская, не за деньги, но во-первых, Станиславский находит в Москве семейство японских натуральных акробатов - ход № 1, нелинейный. Второе: понятно, что деньги есть, и они начинают жить у них в поместье в Любимовке - у нас так принято, короче. Далее, очень интересно: возвращаясь из школы, Станиславский был уже таким немножко и актёром, и режиссёром, и менеджером. Соответственно, все, кто участвовал в спектакле - сёстры, братья, сам Станиславский - в районе колен он просто связывает ноги, и по полдня они семенят, как японцы. Обратите внимание, когда люди спрашивают, как объяснить, самое простое объяснение - через физические действия, до которых мы дойдём, это действительно так: не интуиция, не экстаз - через физические действия. Вот когда вы недельку походите, семеня, то потом будет нормально. Плюс они научились кидать вееры. Я такого не умею, пожалуйста, не спрашивайте, я просто цитирую Станиславского, который описывал какую-то дугу, вот я никогда не видел, но на спектакле они массово кидали вееры, была такая динамичная декорация от летающих вееров. Наверное красиво, но кидать вееры я не умею.

Д.Ю. По всей видимости, речь идёт о том, что они летели, как бумеранг.

Игорь Викеньтев. Что-то типа полудуги - они перебрасывали, а не возвращались. Далее: 1882 год, даже в учебниках по театральному делу эту дату обычно минуют, а зря минуют. 1882 год - в Москве и в Питере снята монополия императорских театров. До этого в Москве и в Питере любительские спектакли - пожалуйста, а вот такие театры -извините, нет, за бабло, как бы.

Д.Ю. Они все были государственные, да?

Игорь Викеньтев. Что-то там ещё было интересно. И тут Станиславский пытается ответить на очень простой вопрос, который, в принципе, до сих пор существует: а вот как играть? Вот есть пьеса, мы хотим её сыграть, там масса ролей - как играть? И он, естественно, кидается в литературу, как это водится, это было у Макаренко, это было у Ефремова, это было у Альтшуллера и других, у Пирогова это было - один и тот же ход. Мягко говоря, в литературе ничего нет. На самом деле я сейчас могу поговорить о французской, английской и немецкой драматургии, но думаю, что это не понравится нашим зрителям, поэтому я не буду о них говорить. Ну грубо говоря, почти нет. И Станиславский пишет о том, что все поступали следующим способом - они пытались копировать каких-то тамошних "звёзд", которые были в Москве, в частности, в Малом театре, и прочее. Просто копировать. И тут же он ставит задачу, и очень важный момент, который важен для руководителя: задачу он тогда не решил, он ещё был очень молодой человек, плюс фабрика. Задача следующая: например, один человек копирует, условно говоря, тогда это не было написано, "12 стульев". Другой человек копирует "Красную Шапочку". А выясняется такая милая деталь, что вообще они участвуют в пьесе, посвящённой воне 1812 года. И как говорят дети, возникают персонажи из разных мультфильмов, которые не... Он описывает возглас: "Не верю!", кстати, он принадлежит не Станиславскому, он не указывает фамилию московского режиссёра, он пишет, что это возглас московского режиссёра, Станиславский был уже второй. Возникает это знаменитое "не верю". У Станиславского хватает ума эту проблему записать. Он её решить не может, потому что все копируют любимые сказки, любимые спектакли, любимых актёров, и нету подлинности.

Д.Ю. Могу поделиться личным опытом немедленно: как-то раз занимался я изготовлением компьютерных игр, и для озвучки игры надо было откровенно много актёров. Много в условиях Санкт-Петербурга - это ты можешь примерно в пределах 20 человек найти, больше не сможешь. Тогда так было, сейчас не знаю - не занимался давно. Нашли 23 человека. Из этих 23 человек 21 отбывал повинность, но нормально, 1 был народный артист и 1 был молодой перспективный. Значит, эти все отстрелялись по-быстрому, нормально, 1 молодой: "А давайте, я вот это вот так скажу." У нас там много разных персонажей, языки разные, акценты. "А давайте вот так скажу, а давайте ещё вот так запишем, а давайте вот так запишем". Прекрасно - человек просто живёт работой, и видно - ему это интересно, нравится, и всё такое. Дал немедленно ему добавочных денег. Пришёл народный артист. У народного артиста было вот столько текста - 1, 5 страницы. Текст абзацами идёт, там в диалогах ты несколько предложений говоришь. Народный артист ни один абзац не смог прочитать целиком, он всё время запинался: "Очень, очень сложный текст!" Я сперва не понял, о чём это он. На середине он сказал, что ему надо покурить. Ушёл покурить, вернулся и сказал: "Знаете, такой сложный текст, я не ожидал, в общем, это совершенно других денег стоит". Поскольку деньги были не мои, и деньги-то, я извиняюсь, с нашей барыжной точки зрения, смехотворные - ну давай, не вопрос. Он дальше принялся, за двойную цену уже. Во-первых, у него, как у народного артиста, расценки отличаются от всех остальных, он дальше проблеял там, в общем, он час парил мне мозг, ничего абсолютно толком сделать не мог, денег попросил вдвое больше, покурить он уходил потому что, "я сейчас развернусь и уйду и до конца не договорю, если вы мне денег не дадите", т.е. там тонкие актёрские ходы. Но мне интересно, как энтомологу, на это смотреть. Дал я ему денег, он ушёл, я послушал, что он там наговорил, плюнул и вместо народного артиста наговорил всё это сам. Уложился ровно в 15 минут, получилось в 10 раз лучше, никто и не заметил, что народный артист отсутствует. После этого я связался с товарищем, мы с ним беседуем, я говорю: "Слушай, представляешь, вот первый раз такое вижу - такие омерзительные кривляния, вообще, а самое главное - он же не может ничего сказать". На что товарищ мне сказал следующее: "Что ты к нему пристал? Этот человек, может быть, последние 8 лет у себя в ТЮЗе играл гриба, а ты к нему лезешь..."

Игорь Викеньтев. Пятого гриба!

Д.Ю. "А ты к нему лезешь - какие-то там интонации, требования, там, поддай, роль, ещё чего-то." Гриба, вот гриба - это да.

Игорь Викеньтев. Но мы подходим, и как раз очень удачная подводка, и соответственно, не получается. Вот обратите внимание: не получалось у всех, но ума хватило записать проблему и надолго её нести у Станиславского. Т.е. очень важный ход, казалось бы, мелочь, но тем не менее. Дальше он играл в каком-то водевиле, выскакивает на сцену, причём он завитой, в кудряшках, и видит в ложе - о ужас! - сидит его семья плюс няньки, которые его вынянчили. И по тем временам - объясняю нашим зрителям - играть такому купеческому сыну, предпринимателю, родственнику московской головы было в районе западло. Естественно, нянька там без всякого актёрства чуть ли не падала в обморок, что она видит Кокосю в водевиле - о ужас! Кокосю в водевиле с поцелуями - это просто разврат вообще.

Д.Ю. Порно.

Игорь Викеньтев. Да, и соответственно, папаша в том же кабинете, в котором 4-летний Станиславский предъявил свои права, сказал ему, что играй. Т.е. папаша - широкое сердце: играй, но фамилию не позорь. И Станиславский в 1885 году взял псевдоним "Станиславский", в переводе со ... там есть 3 истории, как это произошло, они бытовые, не очень интересные, поэтому я опускаю. И дальше начинается 1888 год, большое спасибо, что вы сейчас рассказали, очень просто запомнить: единица и три восьмёрки. Станиславский, учитывая, что у него есть деньги, у него бешеная нагрузка - следующая стратегия: у него нагрузка почти ежедневная намного больше, чем у профессиональных актёров, которые работают в Москве. Он постоянно ставит, пусть любительские, но ставит, много, с музыкой, со всеми делами. В том числе переговорил с Петром Ильичом Чайковским, который видел молодого изворотливого менеджера, он ещё и деньги зарабатывает, более того, за свои проволоки он получил в 1905 году золотую медаль в Париже, как технолог, всего лишь...

Д.Ю. "И ещё немножко шью", да?

Игорь Викеньтев. "И ещё немножко шью", т.е. он когда-то успевал, и он учреждает Общество искусств и литературы. И тут начинается фантастика: переговорив с Чайковским, который уже считался большой величиной в музыке российской, и мы имеем картинку, вот сейчас как раз люди, которые нас смотрят, я знаю, что смотрят в регионах - им будет плохо... не то, чтобы плохо - они очень негативно в этот момент должны высказываться о том, что я сейчас расскажу: грубо говоря, правой рукой - я немножко фантазирую, конечно - он пишет Устав Общества: "Создавать образцы русской культуры".

Д.Ю. Неплохо!

Игорь Викеньтев. Там чуть-чуть иначе, там более витиевато, т.е. это музыка, скульптура, театр, живопись и всё, что вам пришло в голову - образцы, т.е. сил не хватает. Что есть - есть недвижимость в Москве (кому-то сейчас уже икается, наверное), своя недвижимость в Москве, и не одна. Есть деньги. Допустим, когда нужны деньги, Станиславский вынимает просто 25 тысяч рублей - сейчас 25 тысяч рублей такая достижимая сумма, а 25 тысяч царских - это по-взрослому было. Есть связи - связи с мэрией, например. А левой рукой он делает такую приписку в Устав, наблюдая, как проваливаются даже любительские спектакли, что в этом Обществе нельзя играть в карты. Это видят художники и говорят, что вот русская культура - ну как бы, ну да...

Д.Ю. Посягательство на святое, да?

Игорь Викеньтев. Да-да, в карты - разворачиваются на одной ноге, и образцы русской культуры не состоялись. Я специально развожу руки очень широко. Но сейчас, по идее, у начальников должно сердце обливаться, они должны что-то узнавать. И да, это описано в биографии, я немножко более художественно рассказал, но проверяйте меня и т.д., потому что нельзя играть в карты, потому что Станиславский, тогда такого слова не было, хотел делать коворкинг: мы вместе работаем, друг друга усиливаем, поддерживаем, русская культура, образцы, Москва, ну и т.д. Ни черта не получается, и судя по всему даже театралы не знают, что проект, который частично удался, к которому мы сейчас переходим, по театру - это маленький кусочек от того, на что был замах. Замах был grandiozus, получилось вот столько вот. Уважаемые коллеги, думаем о нашей культуре, думаем, делаем выводы.

Далее: 1889 год, очередной спектакль - Шиллер "Коварство и любовь", который нравился Владимиру Ильичу, в частности, но не в этом исполнении. Очередная подмена, нужна женщина, и соответственно, приходит Мария Перевозчикова (Лилина) - аккуратненькая такая девочка, которая окончила в Москве что-то типа Смольного института у нас, и причём одна из первых в истории этого института благородных девиц она была оставлена классной дамой, которая должна смотреть за французским и за манерами девочек. Она ничему не учит - только манеры, только французский, немножко петь, немножко играть тоже можно. Вот, "Коварство и любовь" они играют, и, как написано в биографии, что им подсказали зрители, потому что в "Коварство и любовь" был поцелуй, но поцелуй вышел очень длинный, настолько длинный, что публика была у недоумении, потому она решила это захлопать, стала хлопать, после чего Станиславский, как честный человек, решил, что надо жениться. Это цитата из Станиславского, что публика подсказала, что как-то уж они очень слились в монолит в этом поцелуе. Марию Перевозчикову выгнали с её работы, потому что нельзя классной даме играть там, да ещё с поцелуями.

Д.Ю. Разврат!

Игорь Викеньтев. Да, полный разврат! Поцелуй с мужчиной! И очень быстренько, в этом отношении Станиславский был очень щепетилен, очень быстро они оформили отношения. Далее надо сказать, что Лилина оказалась умной женщиной, она пережила на несколько лет Станиславского, у неё только в самом начале были элементы бабства, потом, я свидетельствую - я перечитал, что писал о ней Качалов, который работал у Станиславского: Качалов говорил, что очень интересный человек, что она женственна без бабства - очень интересная формула. Уважаемые женщины, советую записать и подчеркнуть красным лаком для ногтей, пожалуйста: "Женственна без бабства" - это сказал Качалов, который женщин перевидел немножко эшелонами, скажем так. Так вот, она немножко грустила, потому что она поняла, что сначала театр, а потом она, т.е. она № 2, причём вечно № 2, потому что или мы делаем Дело, в данном случае Театр, либо мы хорошие семьянины. Станиславский был шикарный семьянин, страшно боялся Айседоры Дункан, которая предлагала навязчиво ему станцевать перед ним голой, и даже советовался с актёрами театра, что это означает.

Д.Ю. Дрянь какая, а?!

Игорь Викеньтев. Да, Айседора Дункан хотела приват-танец исполнить. Что это означает? Он как-то 1,90 м и не сразу смекнул, что это означает. Возможно, зрители догадаются, что это означает. Так вот, он такой примерный семьянин, и потом она, что было очень хорошо, много шила для театра, т.е. она жена совладельца театра, как бы не царское дело - ничего страшного, много шила, не боялась играть маленькие роли - жена основателя театра - ну и главные тоже не боялась играть. Грубо говоря, она понимала, есть такое более позднее театральное выражение, что актёр должен понимать своё место в формуле - возможно, пригодится руководителям и владельцам бизнеса, запишите эту фразу и вывесьте для сотрудников. Сотрудник тоже должен понимать своё место в формуле, иначе разваливается.

Известность растёт, у них есть своя публика, и дальше наступает 1897 год, который считается прорывным годом для театральной культуры России, почему - потому что некий драматург, он же картёжник, он же любимец женщин - Немирович-Данченко пишет записочку, что "буду обедать в "Славянском базаре" в час дня, приезжайте". Они как-то через знакомых были знакомы шапочно. И дальше состоится известный разговор, он был такой очень деловой и даже какие-то куски опубликованы у Станиславского. Они встретились и начали писать принципы, бизнес-план будущего театра. Разговор продолжался 18 часов, т.е. когда ресторан закрылся, они поехали в Любимовку, и разговор продолжался 18 часов.

Д.Ю. Нашли друг друга, было, о чём поговорить.

Игорь Викеньтев. Да, они записывали некие такие основы театра, что, например, нет больших и малых ролей, а есть хорошее исполнение и плохое исполнение. Что здесь было важно, что было на фоне этого дела: конец 19 века, и судя по учебникам театрального дела и по тому, что написано у Станиславского, ставка делалась на премьера либо премьершу, главного, а остальные - это был винегрет. Второе: репертуар был полуразвлекательный с тем, чтобы сделать кассу. Актёрской удачей считалось следующее: насчёт "учить текст" - это как бы зря, маститый актёр пытался себе выбить место около суфлёра. Т.е. это актёрское счастье - роль не учить, выбить место около суфлёра, который тебе будет подсказывать. Далее, учитывая, что сцены не очень понятные, мелом рисуют, куда ходить: зритель-дурак не видит, и прочее - идёт такая халтура. Далее: какие-то отношения в коллективе вообще непонятные, позже В.И. Ленин по другому поводу, не по поводу театра напишет: "деклассированные элементы". Очень часто в актёрах были вот такие деклассированные элементы: какие-то разорившиеся, спившиеся, что-то ещё. О каком-то уважении друг к другу, к режиссёру и т.д. ... Далее у Станиславского есть очень интересное слово, которое никакого отношения к 2016 году не имеет - "разводчик", но разводчик не в современном понимании, а задача режиссёра просто была развести их по меловым позициям: ты стоишь вот здесь, как дерево, ты стоишь вот здесь, слова вот такие примерно, и прочее. И соответственно, воспитание публики, потому что опоздать на полчаса, пройти, чтобы тебя полтеатра заметило - это нормально.

Д.Ю. Ну как положено, да.

Игорь Викеньтев. Так, как положено: помахать знакомому, поговорить и т.д., как они это делают. Т.е. всё это было тяп-ляп, кое-как.

Д.Ю. Я, позвольте, в очередной раз перебью: а вот есть такой, был известный актёр, у нас называется Марлон Брандо - тот принципиально тоже ничего не учил, но заходил с другой стороны: он заставлял плакаты с крупно написанными словами вешать на шею тех актёров, к которым он по ходу действия обращался. Есть отличные фотографии со съёмок художественного фильма "Крёстный отец", где он там сидит в кресле, запихав себе пару ватных шариков за щеки, чтобы изобразить сицилийца, так сказать, а напротив него стоит Роберт Дювалл, у которого на шее висит вот такой плакат с текстом. Не парился вообще, ну и замечу: при наличии таланта Марлон Брандо, зачитывая текст с бумажки - для многих это открытие - получал "Оскары" и всякое такое. Точно так же выступает Жерар Депардье, например: ну плохо я запоминаю, не учу - вешайте бумажки, я буду читать, получится гениально. И получается. Точно также выступал, говорят, я точно не знаю, наш актёр Евгений Леонов, у него тоже с заучиванием было очень плохо, но вот такой талант.

Игорь Викеньтев. Мерилин Монро вообще не в состоянии была произнести тексты.

Д.Ю. И ещё добавлю: вот это вот - пройти через театр, чтобы тебя все заметили, чтобы все увидели: это же ты идёшь - это называется раздутое эго, и вот, будучи знакомым с пенитенциарной системой, например, Соединённых Штатов, то в рамках... ну многие любят издеваться, что у большевиков были исправительно-трудовые колонии - какая чушь, разве можно исправить уголовника? Это же академия для уголовников, они оттуда выходят ещё большими уголовниками. О, ужас! - у американцев то же самое, их задача... penitent - это по-русски "раскаяние", и пенитенциарные учреждения, во-первых, для раскаяния, а во-вторых, для перевоспитания, и вот задача № 1, когда преступник попадает в исправительное американское учреждение, там есть специальный термин, звучит как "deflate ego", т.е. сдуть твоё раздутое эго, что ты здесь не самый главный, не козырь ты тут, дорогой Джон, приди в себя, вокруг коллектив, веди себя, как все. Это нам рассказывают, что там все яркие индивидуальности - ничего подобного, всё существует в строгих рамках. Таких людей надо перевоспитывать, в общем-то.

Игорь Викеньтев. Да, сильно подозреваю, что многое для американцев сделал Скиннер, который на голубях отрабатывал некоторые рефлексы, и более того, брался перевоспитывать и молодёжь, и подростков и т.д.

Д.Ю. Вы читали книжку "Не рычите на собаку"?

Игорь Викеньтев. Естественно, Карен Прайор.

Д.Ю. Хорошая книга да?

Игорь Викеньтев. Карен Прайор понимала, что она делала.

Д.Ю. Там отличный тезис про то, что если ты не можешь жёлтенького маленького цыплёнка научить бегать по кругу по часовой стрелке и наоборот, то к детям тебя подпускать нельзя.

Игорь Викеньтев. Да, и вот, соответственно, театр, мягко говоря, несовершенен, а идея образца культуры в голове у Станиславского сидела. Надо сказать, что у Немировича-Данченко она тоже сидела, но он был более увлечён какими-то названными выше предметами, я не буду их повторять. Станиславский здесь пишет в явном виде, опять-таки, обратите внимание, некоторые проблемы, которые будут частично решены через несколько десятилетий им же, но ему хватает ума записывать, потому что, просмотрев массу литературы, я как-то не нашёл, что другие люди, точнее, может, и знали об этих проблемах, но они как-то не очень их фиксировали для решения.

Д.Ю. Возможно, считали нерешаемыми.

Игорь Викеньтев. Может быть, нерешаемыми, а просто скорее всего лентяи. Знаете, первое социальное объяснение - это лень, второе - это глупость, третье - заговор, но не в обратном порядке, потому что, как говорил один российский политолог, это было в 90-е, что в стране нет силы даже на заговор. Это 90-е были, сразу говорю, это было хорошо сказано. Работал в московской мэрии, поэтому я думаю, что он имел какие-то основания на это. Но мы немножко отвлеклись. Так вот, первое: он клеймит театр современный ему, термин Станиславского, извините, я зачитываю - штамповодство. Потом он стал писать коротко: штамп. Мы сегодня об этом поговорим. Второе: что люди постоянно подражают каким-то известным актёрам, т.е. ничего своего нету, и никакого доверия нету. Далее: очень важно - самолюбование, это просто актёр, и есть известные фразы, что "искусство в себе", "можно любить искусство в себе, а можно себя в искусстве", и в какую игру играть.

Д.Ю. Мне кажется, очень многие туда идут именно за ...

Игорь Викеньтев. Это в разных профессиях, не только, потому что мама с папой, с бабушкой - я уж не знаю, у кого кто был, как-то в детстве недолюбили, и потом человек начинает выклянчивать внимание любыми средствами, причём он путает личную жизнь, работу, ... со стороны - легко. Что важно: моя детская психотравма или страна? И я даже знаю ответ большинства людей, которые отвечают на этот вопрос. Ещё раз: что важнее - моя детская психотравма или страна, всего лишь? И как выбирают люди.

Д.Ю. Есть и для этого у американцев специальный термин, звучит как "attention whore", т.е. я не знаю, как это будет по-русски - как шлюха, привлекающая внимание. Очень грубый термин, но явление описывает так, как надо.

Игорь Викеньтев. Да-да, выклянчивает внимание любой ценой. И вот Станиславский начинает делать эксперимент над собой - очень важно - причём такая замечательная фраза в записных книжках, что "я уже экспериментирую уже 1,5 года - никто не замечает". Но на самом деле не совсем так, потому что актёры заметили. Актёры - такие интересные существа, что если Станиславский играет чиновника, то к нему с утра лучше с вопросами не соваться, потому что он на всех рычит. На самом деле замечали, но не так, как он, может быть, хотел.

Д.Ю. Он в образе.

Игорь Викеньтев. Да, он в образе чиновника, поэтому рычит на всех - актёры это просекли. Второй момент: один из первых экспериментов - Станиславский, которого занесло в Ростов-на-Дону, и он, чтобы просто не раскупили, цитирую, скупил кучу барахла какого-то монастыря с золотым шитьём. Он целый день перебирал эту кучу барахла, и первый спектакль, который выпустил МХТ - Московский художественный театр, МХАТ будет намного позже, а пока МХТ, "Царь Фёдор Иоаннович" - вот с этим золотым шитьём они выходили. Это как раз одна из попыток не врать, т.е. у нас есть какие-то "живые" эталонные вещи, настоящие, золотое шитьё царское, поповское - чтобы просто-напросто не врать. И вот постоянно пытается экспериментировать на себе, и далее начинается интересный момент, давайте немножко, чуть-чуть перескочим: итак, вот № 2, 1906 год. 1905 год - золотая медаль в Париже за технологию золотых нитей, алмазное сверление и прочее, а 1906 год...

Д.Ю. "В 1906 г. театр впервые отправился на заграничные гастроли. До этого Европа совершенно не знала русского театрального искусства. Если иностранные актеры достаточно часто выступали в России, то русские театры не выезжали за границу никогда." Оригинально - 1906 год! Оригинально!

"К.С. Станиславский был первым, кто решился на это. Для гастролей были отобраны самые лучшие постановки прежних лет: "Царь Федор", "Дядя Ваня", "На дне", "Три сестры", "Доктор Штокман". "Таких рецензий я никогда не видал, - писал Станиславский брату. - Почти все кричали и заключали статьи так: мы знаем, что русские отстали на столетие в политической жизни, но, Боже мой, как они опередили нас в искусстве. Последнее время их били под Мукденом и Цусимой. Сегодня они одержали первую блестящую победу."." Неожиданно.


Игорь Викеньтев. Да. Ну Станиславский кое-что понимал в образцах, прямо скажем, и вот здесь такая очень интересная развилка: как вы видите, зарубежные гастроли, актёры готовы делать всё ради зарубежных гастролей, это известно, это до сих пор. Потом они очень много раз позорились, потому что, например, выяснилось что несмотря на все заклинания Станиславского, это было немножко попозже, чем 1906 год, актёры из-за границы ещё тогда начинали привозить тряпки, их брали сами знаете, за какое место на таможне, а это пятно на театр. Второй момент: оказалось, что актёры могут расползаться там и бухать на гастролях, и прочее. Станиславский, который примерный семьянин и очень аккуратен во всём этом был, имя театра, бренд театра, как сейчас сказали бы - это было важно, но очень мягко говоря, для актёров это было не очень важно, не то, что они говорят на юбилейной встрече, это известно. И вот несколько очень характерных моментов, которые делал Станиславский. Обратите внимание: непрерывные эксперименты, и более того, допустим, в одном из спектаклей было задумано, я даже не понимаю, как это... точнее, я понимаю, как это можно сделать сейчас, чтобы лист описывал определённую траекторию на сцене - вот на это была потрачена масса времени. Второй момент: в пьесе Горького Станиславский для подлинности хотел вывести на сцену натуральную лошадь и натурального пса. Горький встал на дыбы, почему - не знаю, но это убрали.

Д.Ю. А в Театре Советской Армии на сцену выезжал танк Т-34, настоящий.

Игорь Викеньтев. Я не знаю, кто там ведает строительной частью, но они молодцы.

Д.Ю. Поклонники Станиславского - всё должно быть, как следует!

Игорь Викеньтев. На всякий случай: в плане, если смотреть на Театр Советской Армии строго сверху - это звезда, лётчики это видят. Далее: они ставят упомянутое Горького "На дне", и они всей труппой для подлинности посещают Хитров рынок - посмотреть на типажи. Их ведёт Гиляровский, это, кстати, очень важно было, который знаток Москвы. И когда контакт с какими-то биндюжниками там установлен, кто-то из биндюжников - это такой очень кинематографичный кадр - показывает какую-то картинку. Главный художник Театра Станиславского Сатин говорит, что художественно - не очень, и тут как-то они все понимают, что за эту фразу их будут сейчас бить. Далее я процитирую Станиславского: "Гиляровской как-то что-то завопил 5-этажным матом, что даже все рассмеялись, т.е. это был настолько сложный мат, и как-то обошлось".

Д.Ю. Была домашняя заготовка, да? Предчувствовал.

Игорь Викеньтев. Ну возможно, возможно. Но очень важный момент, что актёры, мягко говоря, они добились уже успехов, Станиславский и его жена не получают жалованья, кстати, ну они богатые люди, они отказались от жалованья, но актёры зарабатывают и, мягко говоря, экспериментировать они не хотят, ну вот как-то если можно от этого уйти. Вот очень характерный момент, и Станиславский пытается постоянно - вы можете проверить меня, перечитав собрание сочинений - постоянно пишет им письма, выступает, что-то ещё - бесполезно! Актёры не очень хотят этих нудных репетиций и т.д. Они не понимают той вещи, что Станиславский делает эксперименты в течение нескольких десятилетий, и когда есть зарплата и эксперименты в течение нескольких десятилетий, то актёры выбирают всё-таки тупо зарплату, без каких-то вещей.

Д.Ю. Дополню: вот в американском театральном и кинематографическим искусстве есть поговорка: "Bad acting is bad directing", т.е. в переводе на русский язык: "Плохая актёрская игра - это плохая работа режиссёра". Там почему-то, раскроем карты, только потому что пользуются методом Станиславского, там почему-то понятно, кто главный в актёрской игре - главный всегда режиссёр, который ставит задачу, объясняет, как надо, и требует выполнения, чтобы актёр делал именно то, что надо режиссёру, и восторги актёрской игрой - это в первую очередь восторги режиссёром, а вовсе не актёром. Никто не отрицает его немыслимое дарование, но актёр, как пластилин, дурак сделает дрянь, великий режиссёр сделает...

Игорь Викеньтев. Да, т.н. режиссёрский театр. Вот очень характерный эпизод, он был не совсем в театре, но в данном случае неважно, просто иллюстрация. Итак, какую-то нужно сцену проиграть, и он просит показать эту сцену. Соответственно, кто-то там нервничает, это было не в театре, это было в студии, но в данном случае неважно, мне важен принцип. И перед тем, как показывать эту сцену, кто-то из персонажей на 2 см смещает стул, чтобы было удобнее играть. Станиславский это видит, что люди могут играть только при такой расстановке мебели, т.е. это отсылка к старому театру, и он перемешивает, как броуновское движение вообще всё, т.е. играйте в новой постановке мебели. Здесь 2 подхода: первый - постоянный, хронический экспериментатор Станиславский и второе - актёры. Теперь, чтобы закрыть эту ситуацию на смешном, это было уже много позже, уже после революции, однажды он был больной, сейчас мы к этому подойдём, и он репетировал дома, у него был инфаркт. И вот к нему приходят актёры, и Станиславского в квартире нет. Квартира большая, на слайдах есть квартира, она гигантская, и Станиславского в квартире нет. И тут 1,90 м Станиславский появляется из-под кровати, в пыли и говорит: "Извините, я хотел испытать одиночество мыши". Вот великий человек так экспериментировал. Частично это может быть непонятно, но, повторяю, он заточен на эксперимент, театр заточен на производство, на кассу в том числе. "Полная касса" - очень ласкающая слух фраза.

Д.Ю. Это Константину Райкину государство деньги даёт, а Станиславскому надо было зарабатывать, для того чтобы всех кормить.

Игорь Викеньтев. Да, Константина Райкина в Марьино довольно большой зал, да-да-да.

Д.Ю. И универмаг рядом.

Игорь Викеньтев. Ну да, "Шансон", да.

Д.Ю. "Райкин-плаза" - как же!

Игорь Викеньтев. А, "Райкин-плаза", да? Я думал... ну ладно, этого я не знал. Смотрите, это будет на слайде, я сейчас не буду перечислять, и дальше Станиславский находит ход, в определённом смысле очень, может быть, горький, но тем не менее, кто думает о создании творческих коллективов в России, или даже, может быть, кто-то дерзнёт создавать образцы русской культуры в 2016 году, уже век минул, уже пора бы позаботиться - Мединскому привет! Так вот, он разделяет производство: непеределываемые актёры, причём это великие актёры, и большое количество студий: первая студия была Мейерхольда, вторая студия... и т.д. Из большинства студий Станиславского какую-то 7-ую студию уже сделали американцы, уже в наше время. Т.е. их было много - 5-6 студий, зависит от того, как считать, из ряда этих студий возникли театры - например, Театр Вахтангова вырос из студии Вахтангова. Но мне было очень важно сказать, что эксперименты и производство не очень "бьются", даже в творческих профессиях, и Станиславский вынужден их развести, и дальше уже нужно будет рассказывать про студии.

Станиславский считал своими лучшими учениками Сулержицкого и Вахтангова. Михаила Чехова - он говорил, что он гений, но Михаил Чехов - довольно странный персонаж, не будем о нём сегодня говорить. И например, Станиславский финансировал с тем, чтобы постоянно был бы тренаж актёров, он купил часть земли в Евпатории, в Крыму, и Сулержицкий туда вывозил актёров, и вот у них там было что-то типа поселения, полулагерь, полупоселение, полутренаж. Это не совсем творческая колония, это скорее такой летний лагерь, чтобы не выпускать, и из-под Сулержицкого, это один из деятелей Станиславского, люди выросли. А про учеников Станиславского сегодня точно не будем, т.е. я могу, но мы рухнем. Как люди съедали своё будущее - это большая такая тема.

Далее происходит революция 1917 года, и Станиславский теряет, как в известном фильме Гайдая - 2 пиджака и прочее... - 2 завода, дом в Москве, точнее, дом в Москве был отдан гаражу Совнаркома, возможно, конторе, и имение под Москвой. И ему была предоставлена квартира на 2 этаже дома 17 века в Леонтьевском переулке. Москвичи знают - 2-этажный дом, на слайдах, кто хочет посмотреть, квартира - это очень скромно сказано, потому что там небольшой театральный зал в квартире, с колоннами, тут же с колоннами он помещался. В моей квартире нет колонн, знаете...

Д.Ю. И театрального зала.

Игорь Викеньтев. Да, надо бы мне обратиться куда-нибудь, наверное. Станиславский довольно спокойно это перенёс, без каких-то там воплей, ну произошла революция - так произошла, и начинает использовать ресурсы, о которых у нас была передача. Кто не видел - посмотрите, там есть некоторые ценные идеи. Например, он совершенно специально, на слайдах это есть, отделяет одну из... это даже не комната, это зала, наверное, он отделяет одну из зал, разделяет книжными шкафами. Всё, что за книжными шкафами - это за занавесом, а играть нужно на фоне книжного шкафа - это декорация.

Оживает старый театр, количество театральных спектаклей безумное, они носят такой полуразвлекательный характер, допустим, пользуется большой популярностью (только что произошла революция) пьеска "Николай Второй и Кшесинская", потому что Николай Второй очень много ходил к еврейскому папе Матильды и жаловался на жизнь, как известно, на родителей своих, что его за щенка держат, просил подождать время, что они женятся и т.д. Вот такие замечательные вещи...

Д.Ю. Надо поискать эту пьесу, русофобскую и угрожающую безопасности Российской Федерации, надо поискать!

Игорь Викеньтев. Да-да-да, поищите, плюс я рекомендую - почитайте дневники Суворина. Суворин был неравнодушен к Николаю Второму и Кшесинской, там довольно много про это есть. Станиславского обвиняют в буржуазности, ну действительно, он происходит из таких вещей. Второе обвинение, очень интересный ход, который является, на мой взгляд, таким позитивным, как ни странно, примером: дело в том, что художественные программы Владимира Немировича-Данченко, человек, в общем-то, послабее Станиславского был, в 1906 году разошлись, у каждого был свой секретариат, свои люди, своя политика и т.д., т.е. они ставили независимо. Т.е. они под одной крышей, но они не собачились, как это у нас принято, скажем, с выяснением отношений, с выносом в интернет - вот этого не было, просто-напросто они существуют под одной крышей, но не собачатся.

Дальше начинаются очень комичные вещи, я рассказывал видеорежиссёру вашему с утра сегодня: как ни странно, безумное количество записок Станиславского актёрам, т.е. это отличная дипломная работа для любого менеджерского вуза - Станиславский, как менеждер. Повторяю: это шикарная дипломная работа, потом это кандидатская, потом это книга, которая будет покупаться. Сейчас я расскажу кусочек, вы поймёте, почему: идёт спектакль, 1917 год, по ходу пьесы, не помню, какая, но это и неважно, героиня должна брать конфету, пить чай и показывать, что ей вкусно. Конфета - это реквизит, его постоянно жрали, и соответственно, цитирую Станиславского, актриса должна была изображать, что ей вкусно, с помощью. окрашенной деревяшки. Это цитата. И нужно решить проблему. Я позвонил знакомой, знакомая - второй режиссёр, она иногда выезжает на съёмки, я спросил, как решают. Мне рассказали 2 варианта решения проблемы в современности, возможно, вы сейчас добавите третий вариант - на "Мосфильме" пищевой реквизит просто накалывают то ли бензином, то ли керосином, т.е. не передаётся запах, вы видите шикарный апельсин, но его жрать нельзя, даже на "Мосфильме" люди понимают. А который мне сказала знакомая-второй режиссёр - что они просто покупают в 4-5 раз больше реквизита, потому что знают, что за группой не уследишь, и всё равно сожрут. Но вот Станиславский заботится одной конфетой, послереволюционная Москва, как делать? Второй момент, который пишет Станиславский, заключается в том, что есть какие-то исторические пьесы, и актёры, цитирую Станиславского, надевают тонкое трико (аналог - женские колготки, извините за такую ассоциацию) прямо на кальсоны и носки. И цитирую Станиславского: естественная красота ноги нарушается - это недопустимо! ... пишет Станиславский, но понимаете ли, что кальсоны теплее для актёров.

Д.Ю. Безусловно.

Игорь Викеньтев. Далее очень важный момент для менеджмента: масса вторичных вещей, мы об этом много раз говорили, что когда оказывается самое главное на сцене, но есть реквизит, реквизит не запирается. Дальше все гении театральные - помещения не убираются, надо мести просто-напросто помещение. Вот например, в школе-театре Олега Табакова, когда он воспитывает этих детей, у него там журнал, и там очень правильные вещи: кто подмёл, какие были звонки - даже на мелочах, потому что люди начинают распускаться на мелочах. Потому что известна история московских театров, не буду называть режиссёра, он умер, соответственно, он нежным голосом уговаривал монтировщиков, они играли в домино, и это было слышно в зале, т.е. нельзя ли закрывать двери. Монтировщики посылают режиссёра по адресу, им душно, они открывают двери, и в момент сцены объяснения в любви кто-то отдуплился, и это слышат в зале. Это московский театр, уже советское время, режиссёр унижается, упрашивает.

Так вот, очень много уделяет времени, что не заперто, т.е. может быть украдено. Понятно, что после революции там приделать ноги реквизиту - это милое дело. Не заперто, что-то не разглажено, не подметено - вот он уделяет, но тем не менее, мягко говоря, актёры его не очень слышат. Это очень важный момент, что Станиславский - можно посмотреть собрание сочинений, просто его записки: "Караул" и прочее, прочее. Соответственно, это ведёт к распущенности.

Далее происходит такое, сейчас это смотрится, как анекдот, тогда это смотрелось не совсем так: чтобы заработать всё-таки чёртовых денег, часть труппы уезжает в Харьков - привет, Харьков! - соответственно, наступает Деникин, и на спектакль МХТа входит генерал Деникин с букетом, и часть труппы МХТ оказывается у Деникина, только один актёр пробирается обратно в советскую Москву, а остальные уезжают в Европу вместе с Деникиным. Деникин такой поклонник, что ему не откажешь, так получается. И Станиславский, используя свои связи, нужны деньги, плюс советское правительство считало, что идёт пропаганда, и что нам нужно выпустить театр за границу, чтобы они и деньги заработали, и чтобы показать, что не все с копытами и с рогами в Советской России, и поэтому идёт довольно большое турне, причём по ходу турне, актёры такие люди, что часть труппы, которая с Деникиным, она снова пристала.

Д.Ю. Т.е. сначала они выбрали свободу, а потом они...

Игорь Викеньтев. Нет, вероятно, за них выбрали свободу.

Д.Ю. "А я остаюся с тобою, родная навеки страна"...

Игорь Викеньтев. Вот, Станиславский в США, и опять-таки он видит, что актёры, как только начинается какая-то слава, известность, деньги, мягко говоря, начинают распускаться, т.е. я уже про таможню говорил, и побухать, и прочее. Параллельно следующий ход, который до сих пор наши власти не очень хорошо понимают: видя успех Станиславского, американцы намекают, в России люди были не в состоянии это сделать, до сих пор, кстати, не в состоянии, 1924 год - они создают Станиславскому условия, чтобы он надиктовывал свою автобиографию, с тем чтобы издать. И к позорищу страны - России, СССР, к позорищу любой страны - первая биография Станиславского выходит в США, потому что они понимают, что есть нормальный мэн, ему нужно создать условия, частично к нему приходили записывать, частично он писал сам, частично ему было отведено место в библиотеке, где можно было работать Станиславскому, он пишет. И теперь Дмитрий Юрьевич, пожалуйста, зачитайте кусок, что пишет из США, наблюдая своих актёров ..., Станиславский Немировичу-Данченко, с которым он не разговаривает, но пишет.

Д.Ю. "Сколько разочарований они мне принесли, что у меня не осталось ни веры к ним, ни доброго чувства. Все студийцы - мещане с крошечными практическими и утилитарными запросами. Чуть-чуть искусства и очень много компромисса, и всё это разбавляется хамством, невоспитанностью, ленью, пошлостью, самовлюблённостью и самоудовлетворением самым дешёвым успехом. Эти миленькие театрики, в которые превратились студии, мне ненавистны, и ч ничего не могу поставить им в пример, т.к. и наш театр стариков превратился из театра в большое, неплохое представляльное учреждение с огромным кабаком при нём распивочно и навынос, учреждение, где спаиваются талантливые люди. А в жизни требования к искусству стали как никогда строги. Эти требования и строгость переносятся на меня лично, на мой дурной характер. Идти на компромиссы я почти не могу, когда иду, мне ставят их в счёт, пользуются слабостью и злоупотребляют. А когда я твёрд - называют несносным характером и бегут прочь. Того, что я могу дать, - никому не надо. С них довольно того немногого, что они уже получили. В результате - я одинок, как перст, и стал еще более нелюдимым. Ведь я все два сезона просидел один-одинёшенек в своей комнате гостиницы «Thorndyke» в Нью-Йорке. В смысле строгости и требовательности меня придется теперь, скорее, сдерживать. Я очень не люблю актеров. И готов их всех гнать - вон. Только так и можно очистить атмосферу. Если бы я дал себе волю и начал бы говорить об актерах так, как я о них думаю, после того, как увидел: что такое русский артист, когда ему не платят денег… Вы бы меня не узнали. Но сдержусь, так как, очевидно, в таком неуравновешенном состоянии - я не судья. Но, приехав домой, я построю стену - и одобряю Вашу мудрость. Актер - в театре, но дома - не дальше порога. Да, с Качаловым большая трагедия, и не с той стороны, с которой Вы думаете. Беда не в том, что у него нет роли. Он не очень бы радовался даже Штокману, которого хотел играть, так как лучшей гастрольной роли - не придумаешь. Он будет делать все, если ему обещают ежегодно в сезонную часть времени отпускать на гастроли - за границу. С этими дешевыми и доходными лаврами он расстаться уже больше не сможет. Беда в другом, более важном. Он болен и серьезно. Он форменный, уже не излечимый алкоголик. Вся перемена, которая стала в нем так разительна - и в наружности, и в лице, и в игре, - результат болезни."

Ну я вот, если собственное мнение: он добрый человек был, добрый, он не Карабас-Барабас с плёткой-семхвосткой, каким должен быть руководитель подобного учреждения. Данная публика не способна, да и любая, будем откровенны, они не способны понять доброго отношения. Т.е. вот то, что написано - что дома не дальше порога...


Игорь Викеньтев. Да, это крохотная часть, вы понимаете, из возможного.

Д.Ю. Да, это значит, что он этих людей подпускал к себе близко, т.е. они были вхожи в дом и, обладая скотским характером, они себя ведут, как скоты, вынося из этого дома что-то наружу, гадя там, куда их пускают, как это у скотов бывает. В общем-то, дистанция должна быть в обязательном порядке. Это как - привычный пример - как в армии: офицера называть можно только на "вы", по имени-отчетству, по званию, и никакого панибратства, домой ты к нему, солдат, не попадёшь никогда вообще, это исключено. Ну только если шкафы какие-то носить. Очень мягкий был, очень. И видимо, поэтому десятилетия и потребовались. Если бы он их бил, Игорь Леонардович, дело шло бы быстрее, так я вам скажу.

Игорь Викеньтев. Мне очень хочется рассказать про Мейерхольда и Михаила Чехова, но я так запутаю зрителей.

Д.Ю. Может, отдельным роликом?

Игорь Викеньтев. Нет, я расскажу просто один эпизод Михаила Чехова. Михаил Чехов - действительно родственник Чехова, племянник. И вот Михаил Чехов очень не хотел идти на войну, идёт 1914 год, и более того, Станиславский действительно называл его гением, у него были действительно проблемы с головой и с пьянством - у Михаила Чехова. Он не хотел идти на войну, идёт спектакль в Москве, в театре, он в главных ролях, чуть ли не "Ревизор", кстати, и тут Михаил Чехов замечает в окно, что где-то вокруг театра ходят солдаты. Напоминаю видео про Ухтомского, он думает, что это пришли из военкомата. Что же делает Михаил Чехов? Он убегает из театра, а Станиславский возвращает деньги зрителям. Вот просто эпизод поведения человека в производственном процессе, ну пусть театральный процесс, ну потом там неврастения, все дела, и т.д. Ну не будем, кого интересует - на портале vikent есть сравнение: система Станиславского и Чехова.

Д.Ю. Он же потом убежал в США, Чехов?

Игорь Викеньтев. Ну понимаете, Чехов такой человек, что для него это совершенно как бы... ну что со спектакля, что в США - это где-то одного азимута, по крайней мере, для него это совершенно нормально.

Д.Ю. Не-не-не, это нормально, сам выбрал то, что хотел, и есть 2 системы общеизвестных в США: есть система Станиславского, по-английски называется "Method Man" - это, типа, сторонник системы Станиславского, и есть система Михаила Чехова. Система Станиславского подразумевает, что ты вживаешься в роль, переживаешь все эмоции, которые переживает герой - считается вредно для психики, т.е. это расшатывание всех устоев в голове. А у гражданина Чехова по-другому: ты наблюдаешь за персонажем, которого хочешь скопировать, и тщательно повторяешь внешние всякие эти самые... Например, Роберт Де Ниро - самый яркий представитель метода Чехова, системы.

Игорь Викеньтев. Я зачитаю целый список.

Д.Ю. Вот например, когда Роберт Де Ниро изображал гениально, безусловно, итальянских уголовников в фильмах, например, Мартина Скорсезе, то Роберт Де Ниро, который среди них вырос, как это обычно у них и бывает, он внимательно там ко всем присматривался, посещал тюрьмы, общался с ранее судимыми, старательно выспрашивая всякие вещи, наблюдая повадки: как сидит, как стоит, что говорит, жестикулирует, там, всякое такое. И поэтому, как мне кажется, ну не из-за того, что метод такой, а из-за того, что такой тщательный подход к этому делу, из-за этого роли получаются просто отпадные. А вот у нас есть другой пример: например, Серёга Безруков, который играл Сашу Белого в сериале "Бригада". Серёге Безрукову задали вопрос: "Ты вообще бандитов-то видел когда-нибудь?" настороженно после этого фильма. Он сказал: "А зачем мне это надо? Я вот и так отлично сыграю". И действительно сыграл роль, не имеющую ни с какими бандитами абсолютно ничего общего.

Игорь Викеньтев. Хорошо, спасибо. И соответственно, Станиславский возвращается из гастролей, где он очень переживал, плюс параллельно надо сказать, что у Станиславского было трое детей, по некоторым данным трое, по другим - четверо: первая девочка умерла, дальше больной ребёнок - туберкулёз, и ему вот как раз деньги были нужны на лечение его сына, ещё была дочка. Но не буду развивать эту тему, повторяю: в его личной жизни есть некие проблемы, скажем так, поэтому не только театр - это всегда весело. Он возвращается, его встречает карикатура в "Крокодиле" о том, что Станиславский кланяется, выходит на поклоны американским банкирам. Второй момент: театр финансируется, пришла новая публика, которая не была в театре, и которая возвращает театр во времена Шекспира, где люди стояли, пили, ели и т.д. Т.е. там, соответственно, нужно воспитывать публику - этим занимается Станиславский путём уговоров со сцены: не бухать в зале, не щёлкать семечки, приходить вовремя, не выходить, пока идёт спектакль, и прочее. Далее, МХАТ потихонечку, люди зарабатывают, как могут, соответственно, есть такая цифра, я не очень понял, за какой период, но, вероятно, небольшой, когда ставится 760 спектаклей - это безумное, конечно, т.е. понятно, что это с 1-2 репетиций, это ужас. И всё это чрезвычайно напрягает: болезнь сына - туберкулёз, плюс публика, с которой нужно решать, плюс актёры не очень понимают. Это сейчас Станиславский гений, а тогда его реально не очень понимают, мягко говоря. Нужно постоянно уговаривать публику, и вот, соответственно, он приезжает в Москву, 1924 год - он приехал в Москву, несколько лет он существует, в 1928 году он заканчивает роль в юбилейном спектакле - инфаркт, обращается к публике, нет ли медика. Повезло: есть профессор медицины в зале, после чего Станиславский прикован к постели - это 1928 год, соответственно, в Леонтьевском переулке, и в театре он не появляется, но дальше начинаются очень интересные моменты: что он проводит часть репетиций по телефону. Т.е. насколько нужно сечь сцену, чтобы по телефону, телефон - это не Скайп, это такой... Но по настоянию врачихи, не знаю её фамилии - убил бы, отнимают у него телефон, к сожалению, потому что он и жил этим, и т.д. Ну не знаю, насчёт "убил бы", конечно, пошутил, может быть, неудачно, но понятно, что нужна связь, соответственно, не очень получается. Очень важный факт: если можно избегать репетиций многочасовых у Станиславского, актёры, естественно, их избегают.

Д.Ю. Само собой.

Игорь Викеньтев. Ну это естественно, это тоже, наверное, не прибавляет здоровья, когда формально он руководитель театра, но тем не менее распоряжение отдать не может.

Д.Ю. Врачиха, может, ему давление мерила или чего, которое по ходу репетиций даже по телефону...

Игорь Викеньтев. Нет, вряд ли, он переживал, что-то ещё...

Д.Ю. Естественно, это сказывалось на состоянии здоровья.

Игорь Викеньтев. В 1932 году, большое спасибо Максиму Горькому, Сталин всё-таки через Максима Горького объясняет руководству страны, что должны быть не просто театры, а театры, которые образцы искусства. Он услышан в правительстве, и именно с 1932 года начинается МХАТ - Московский художественный академический театр СССР им.Горького. Далее делается некоторая штука, которая немножко тоже ещё испортила игру: там даётся звание народных артистов, финансирование, особый статус и прочие вещи. Актёров это не очень улучшило, и по настоянию Станиславского снята пьеса, которую играли во МХАТе, сейчас это дико звучит, пьеса называлась "По борьбе с саранчой". Ну т.е. по состоянию Станиславского нельзя такое... это Дом культуры, любительские какие-то...

Д.Ю. Производственная драма.

Игорь Викеньтев. Да, производственную какую-то штуку, но не МХАТ. По разным биографиям, Сталин очень любил смотреть "Дни Турбиных", по одним данным, он смотрел 15 раз, а по другим данным 28 раз вот эту пьесу, и всем остальным театрам это было запрещено ставить, только в одном театре страны было разрешено - ну МХАТ, такой придворный театр, где Сталин мог смотреть пьесы.

И вот 1934 год, он пишет очередную редакцию - это "Работа актёра над собой". И сейчас мы подходим к системе Станиславского, о которой я чуть-чуть расскажу. Кого заинтересует, мой совет: начинать читать не интернет, а книжку Станиславского, она есть в интернете - "Работа актёра над собой", это последняя книга, которую он написал, более того, он гранки успел вычитать, но книги он не держал - он уже умер, потом было.

Теперь надо два слова сказать про некую систему Станиславского, здесь такие уже начинаются сложные моменты. Ой, извините, вы знаете, четвёртое: "в день 70-летия" зачтите, пожалуйста. Извините, уважаемые зрители, я сбился, сейчас исправимся.

Д.Ю. "В день своего 70-летия Станиславский оторвал клочок от бумаги, в которую были завёрнуты цветы, и по просьбе артистки Тихомировой что-то быстро написал ей на память. Вот эти слова:

Долго жил. Много видел. Был богат. Потом обеднел. Видел свет. Имел хорошую семью, детей. Жизнь раскидала всех по миру. Искал славы. Нашёл. Видел почести. Был молод. Состарился. Скоро надо умирать.

Теперь спросите меня: в чём счастье на земле? В познании. В искусстве и в работе в постигновении его. Познавая искусство в себе, познаёшь природу, жизнь мира, смысл жизни, познаёшь душу - талант! Выше этого счастья нет.

А успех? Бренность."


Игорь Викеньтев. Да. Когда выйдет это видео, скорее всего, уже выйдет предыдущее видео про Чехова, и акцентирую момент, что и на звание, которое было даровано Николаем Вторым - дворянство Чехову, и на академика Чехов, в общем-то, наплевал с высокой вышки очень спокойно. Обратите внимание, Станиславский, человек явно поживший, много видевший, много умевший, объездивший полмира, тоже чрезвычайно спокойно...

Теперь немножко переходим к системе Станиславского, на всякий случай "Работа актёра над собой" посвящена жене. В первом варианте герой, который олицетворяет сам Станиславский, назывался Творцов, но в последней редакции он застеснялся, переделал в Торцова, а первый вариант был Творцов. По поводу системы Станиславского: я думаю, что пару тысяч людей, когда мы сейчас будем говорить о системе Станиславского, полезут в интернет в поисках системы Станиславского и, вероятно, будут думать, что это такой листочек в 3-4 пункта. Я проверил и через Гугл, и через Яндекс, правда, я проверил первые страницы, вы можете найти - очень важный момент, акцент - вы можете найти некоторые интерпретации, весьма такие художественные. В актёрской театральной среде принято рассказывать не систему Станиславского, а некоторые свои впечатления о ней. В этом отношении есть очень древний, он уже стал несмешным, но очень точный анекдот, что певцы Ла-Скала не очень, а почему - а мне Рабинович напел. Он, может быть, не смешной, но очень точный.

Д.Ю. "Чего ты говоришь: Карузо, Карузо, я послушал - ничего особенного", да?

Игорь Викеньтев. Да, в исполнении Рабиновича. Поэтому, соответственно, не ищите систему Станиславского в исполнении Рабиновича и Иванова, не ищите. Сейчас скажу, что делать. Дело в том, что если вас интересует полностью, то мой совет - начать с книжки "Работа актёра над собой". Строго говоря, если вас интересует полностью, то нужно прорабатывать 8 томов, потому что Станиславский постоянно экспериментировал, в такой законченной манере её нету, и более того, он каждое десятилетие вводил безумное количество новых терминов, они пересекаются, и если человек невнимательный, то он запутается очень быстро. Мягко говоря, это не на один вечер. Но если вас действительно это интересует, мой совет: вторая книжка - любые книжки, мы уже много раз говорили, Гиппиус Сергея Васильевича, любые книжки Гиппиуса. У него, в принципе, одна книжка. И третий ход - желательно пройти тренинг, если вас действительно интересует, у человека, который получил хорошее образование. Хорошее театральное образование - это, извините, ради бога, не обижайтесь на меня, хотя вы можете обижаться, это Москва и Питер - вот это хорошее театральное образование. Всё, что я сейчас буду рассказывать, у меня даже на слайде это написано - это элементы, несколько элементов, которые могут быть чуть-чуть полезны, но ни в коем случае это не система Станиславского, потому что, повторяю, это всё-таки 8 томов, которые нужно освоить, и а законченном варианте в стиле инфо-бизнеса её нет. Понятно, что после нашей передачи она появится, это очевидно совершенно, но это будет опять-таки фуфло какое-то.

Вот несколько очень важных моментов, которые Станиславский... более того, сразу говорю, напоминаю начало, когда я специально, умышленно рассказывал об инженерном анализе производства папы. Итак, несколько терминов, несколько элементов. Первый термин важнейший - это "сверхзадача". Что это означает: образ мой, т.е. допустим, лично меня интересует, думаю, что Дмитрия Юрьевича тоже интересует проблема, меня интересует конкурентоспособность компании, профессионального сообщества в пределах Петербурга, если совсем уж себе не отказывать в фантазиях, то страны. И соответственно, допустим, если мы делаем какую-то пьесу или кино про конкурентоспособность, очень легко назвать слово, но если быть откровенным и честным для уважаемых зрителей, вообще ничего не произошло. Поэтому мы ставим некоторые мысленные прожекты лет на 5 вперёд, куда-то туда, куда движется профессиональное сообщество или компания, или что-то ещё, и мы каждый наш шаг, который делаем, причём этот шаг может быть связан с нашими привычками, с нашими инстинктами, с нашей речью, с нашими движениями, мы выверяем вот по этой задаче - вот это работает на конкурентоспособность, в пьесе, например, или в кино, или не работает. И в определённом смысле весь мир стал чёрно-белым: то, что работает - это хорошо, а то, что не работает - это плохо, ну или никак. Всё упростилось. Мы выверяем, только теперь мы усложняем - у нас много персонажей, и каждый из них на своей роли, чуть не сказал: на рабочем месте, хотя так тоже можно сказать, он думает именно об этом, а не то, что человек существует до получки: будет получка, пойду в клуб...

Д.Ю. Как это - есть специальное заведение "Слава Богу, сегодня пятница". "Какой ужас, сегодня понедельник..."

Игорь Викеньтев. Да-да-да. Мы не уподобляемся актёрам, которые думают, что они получат зарплату, и будет вот этот день счастья. Нет, это обычный день. Это сверхзадача, желательно, причём, обратите внимание, я специально не стал говорить, один раз скажу, потому что неправильно заведёт, неправильные будут ассоциации: в том числе вот эти вот штуки позволяют подключить наше бессознательное и подсознание, когда мы начинаем очень усиленно, доминантно, сказал бы по Ухтомскому, думать о сверхзадаче.

Второй момент абсолютно инженерный, театралы этого не знают, это то, что называл Станиславский "куски и задачи". Т.е. мы должны просто разбить наши действия на некоторые небольшие куски, т.е. любой бригадир, любой мастер, да любой рабочий, проработавший лет 5, это прекрасно знает. Это называется техпроцессом, но техпроцесс актрисули не знают. Допустим, я сейчас буду немножко фантазировать, Дмитрий Юрьевич даже, может быть, немножко подыграет, допустим, так сложились обстоятельства, что кто-то из сотрудников Дмитрия Юрьевича, допустим, в предполагаемых обстоятельствах, уже отметил зарплату, и вот уже трубы горят. Соответственно, у нас сейчас идёт эфир, идёт запись, и человек хочет выпить водички. Мы с Дмитрием Юрьевичем, видя, что человек как-то ещё не попал в камеру, но он очень просит, мы как-то, уважаемые зрители, должны очень хитро вас развлекать, потому что не дело, когда какая-то рука, извините, ради Бога, все сотрудники, тянется за стаканом, ну не дело это. Как мы будем изворачиваться, это наши проблемы, но мы честно должны как-то, Дмитрий Юрьевич будет рассказывать анекдот, я как-то стакан немножко заведу...

Д.Ю. Пока я крупным планом.

Игорь Викеньтев. Да-да-да, там жалкое хлебание под столом, ну короче - снято! Ну понятно, что мы должны раздробить это на кусочки, и, возможно, с первого раза не получится, значит, буду репетиции и т.д. Уважаемые сотрудники, это не про вас, просто нужен пример.

И вот следующий момент - это то, что называется "физические действия". Станиславский понял, что напрямую показать то, что называется "подсознание", "бессознательное", не получается. Сверхкратко - физиологи, возможно напишут, что я не прав - пусть напишут, я напишу, где неправы физиологи, я знаю, где они неправы - что, очень грубо говоря, в голове у нас ползают какие-то объёмные заряды, причём это система объёмных зарядов, и некоторые из них задевают высшую кору. Кора - это речь, арифметика, счёт, социальные функции, любовь к детям и т.д. И задевают какие-то мутные животные остатки, которые в мозгу в изобилии представлены, вот эти объёмные заряды задевают. И как правило, Зигмунд Фрейд рассказал, что полуживотное начало не очень осознаётся. Но на самом деле, хороший гипнотизёр вытягивает, т.е., извините, я вытягиваю, я тоже неплохой в этом отношении человек, из человека неоднократно, но Станиславский работал массово, и ему нужно было это вытянуть. И вот допустим, если мы заставим какого-то условного человека как-то не попадать в кадр и просить всё-таки воды, причём если быть предельно, на пределе опущения, мы сначала будем кормить его солёным сегодня, он действительно хочет пить, то соответственно это ощущение жажды у него появится. И в определённом смысле, я как раз адресую вас назад, когда я рассказывал, что если мы подражаем разным людям, у нас появляются персонажи из разных мультфильмов и из разных сказок, и не "бьётся". Станиславский считал, что с помощью физических действий нужно... зачем он лазил под кровать - одиночество мыши, т.е. действительно можно пробить интуицию. Посмотрите передачу по Ухтомскому - там об этом есть. Напоминаю примерчик, который был в передаче про Ухтомского, чтобы просто очень сложный момент - физические действия. Ещё раз: некий гений, который не очень хорошо отзывался о Станиславском, а Станиславский брал его на работу, ученичок - Мейерхольд делал объяснение в любви. Учитывая характер Мейерхольда, он явно гениальничал. По ходу пьесы объяснение должно было идти тяжело, с надрывом. Мейерхольд, обратите внимание, умный человек - слов не понимает, и такого у нас полстраны, к сожалению, люди слов не понимают. Это можно вспоминать армейскую педагогику, можно вспоминать театральную педагогику. Станиславский заставил, как руководитель, взять Мейерхольда стул, я сейчас не помню, в одну руку или в две руки, ну неважно. Мейрехольд вот такой вот, и ему было тупо тяжело, и само по себе пошло объяснение в любви. Т.е. Станиславский через стул, стул тупо тяжёлый, а Мейерхольд тощий, заставил его страдать, и пошла правда, вот это "верю!" Станиславского. На этапе разучивания роли, репетиции роли случились физические действия, понятно, что у хорошего профессионального актёра, который не забухал в качестве гриба в ТЮЗе, это будет быстрее. Но тем не менее, могу сказать, что работа с очень разными людьми, метод физических действий, "прошивает" практически всех, если нету отказа - за всю мою жизнь был один отказ всего лишь, он "прошивает" всех, когда человек должен немножко расширить свой поведенческий репертуар. И благодарность Ухтомскому, благодарность Станиславскому, которые вот открыли для нас. Станиславский считал, а актёрам это не нравилось, актёры хотели выучивать роль один раз, и всё, и дальше, чтоб не запутываться, Станиславский много писал о том, что каждый раз человек честно переживает роль заново. Ну естественно, это очень здорово изнашивает актёра, и ещё есть импровизация. Дам маленький такой манок, если умные будут спрашивать - отвечу: по идее в каждом спектакле немножко лежит скатерть иначе, немножко другая вода налита, что-то ещё - как-то эти элементы, элементы среды нужно использовать для импровизации, чтобы играть иначе, чем в прошлый раз. Но это уже действительно высокое мастерство, не все актёры, народные артисты, МХАТовская речь, мягко говоря, пошли по этому пути. Не буду раскрывать эту тему - так получилось, кто услышал, молодец, кто не услышал, тот не молодец, я, так получилось по консультационным делам, в 90-е годы немножко больше знаю изнутри, что происходило во МХАТе, чуть-чуть больше, чем написано в умных книжках, поэтому дальше я умолкаю, потому что этика консультанта не позволяет мне в эфир выдавать какие-то интересные вещи, скажем.

Дальше: Станиславский умирает, естественно, тут же - что он гений, что-то ещё, и мы потихонечку переходим к финалу. Выходит книжка, и Владимир Немирович-Данченко её читает, это который партнёр, который с тысяча какого-то года лохматого и т.д. И он не принял систему Станиславского. Далее происходит оМХАчивание, но надо сказать, что немножко жёстко происходит оМХАчивание системы страны, немножко, мягко говоря, механически. Самое умное решение, в моём понимании, сделал Гиппиус, и я прошу бизнесменов присмотреться, которых интересует ... бизнес, Гиппиус Сергей Васильевич, любая его книжка с любым названием - покупайте, не пожалеете. Он сделал задачник. Могу сказать, что если вы хотите заниматься интересным бизнесом, у нас безумное количество профессий, считается около 10 тысяч профессий в стране, а задачников меньше, чем 10 тысяч.

Д.Ю. Сильно, причём.

Игорь Викеньтев. Мягко говоря, сильно. Скажем, профессионал, он не ученик, а профессионал, когда он начинает решать какие-то профессиональные задачки. Поэтому могу посоветовать, кого интересует интеллектуальный бизнес, есть просто непаханное поле, в том числе по системе Станиславского. И вверну второй момент, учитывая, посмотрел видео недавнее ваше, обратите внимание, когда я был на первом курсе института, я задал вопрос, я спросил у человека, у нас очень толковый человек читал "Историю КПСС", семинары вёл. Он рассказывал борьбу Ленина с меньшевиками через менеджерские примеры - молодец! Единственный толковый. Я его спросил, почему же безумное количество организаций, это был Советский Союз, не выпустило задачник по Карлу Марксу, Фридриху Энгельсу и В.И. Ленину, потому что труды нужно знать, это классика, и прочее...

Д.Ю. Отрабатывать на практике.

Игорь Викеньтев. Да. А вообще, по идее, задачник уже, честно говоря, может быть, перезрел, но тем не менее, если есть люди, которые занимаются вот этим направлением, мой интеллектуальный совет - если вы хотите сделать некоторый выстрел в будущее, мой совет - присмотреться к этой идее.

Следующий момент: в театральных кругах появилось безумное количество вариаций системы Станиславского. Естественно, первая фраза: "Нужно сказать, что старик ничего не понимал" - это первая фраза. Ну как же - мы же театральные люди, нечто мы, как бы, тут... И дальше прикрутить вот такой бантик, причём самое интересное, что мне неизвестно, наверняка, есть, но мне неизвестно ни одной женской системы Станиславского, женщины как-то в этом отношении порядочнее, честнее, мужчину хлебом не корми - дай прикрутить свой бантик имени себя на систему Станиславского. Мой совет: ещё и ещё раз всё-таки сначала классика, потом бантики.

Упрощённая система Станиславского была вывезена в США, и наиболее часто на территории США помимо Михаила Чехова, который шёл от воображения, и прочее, я сегодня не рассказывал систему Михаила Чехова, это курсы Ли Страсберга. Курсы Ли Страсберга в Голливуде закончили - я читаю - Марлон Брандо, Аль Пачино, Мерилин Монро, Джейн Фонда, Дастин Хоффман, Роберт Де Ниро, Микки Рурк и Мерил Стрип. Мерил Стрип, когда была в Москве, выступала во МХАТе, поцеловала сцену. Большое спасибо Мерил Стрип!

И теперь большой будет финал, большая цитата и замечательным голосом Дмитрия Юрьевича. Дмитрий Юрьевич, давайте скажем про Станиславского.

Д.Ю. "Об актёрских штампах. Нельзя же в самом деле раз и навсегда заштамповать человеческое чувство, страсти, свойства и душевные состояния, не убив их; нельзя жить на сцене механически. Ремесло подходит к разрешению сложных душевных процессов артистического переживания с самой внешней стороны, то есть с конца. Оно копирует лишь внешний результат переживания. Так, например, любовь выражается воздушными и настоящими поцелуями, прижиманиями к сердцу и своей и чужой руки (так как принято считать, что человек любит сердцем), коленопреклонениями (причём красивые и благородные опускаются на одно колено, чтобы быть картиннее, а комики - на оба, чтобы быть смешнее), закатыванием глаз кверху (при возвышенных чувствах, к которым причисляется любовь, смотрят кверху, то есть на небеса, где находится всё возвышенное), страстными движениями (нередко граничащими с членовредительством, так как влюблённый не должен владеть собой), кусанием губ, блеском глаз, раздутыми ноздрями, задыханием и страстным шёпотом, резко выделяющим свистящие «сссс...» (быть может, потому, что в самом слове «страсть» их много), и другими проявлениями животного сладострастия или слащавой сентиментальности. Волнение выражается быстрым хождением взад и вперёд, дрожанием рук при распечатывании писем, стуком графина о стакан и стакана о зубы при наливании и питье воды. Спокойствие выражается скукой, зеванием и потягиванием. Радость - хлопанием в ладоши, прыжками, напеванием вальса, кружением и раскатистым смехом, более шумливым, чем весёлым. Горе - чёрным платьем, пудреным лицом, грустным качанием головы, сморканием и утиранием сухих глаз. Таинственность - прикладыванием указательного пальца к губам и торжественно крадущейся походкой. Приказание - указательным пальцем вниз. Запрещение - указательным пальцем вверх. Сила - сжиманием кулака и ударом по столу. Болезнь - удушливым кашлем, дрожью и головокружением (театральная медицина признаёт только чахотку, лихорадку и малокровие). Смерть - вдавливанием груди или разрыванием ворота рубашки (ремесло признает только две смерти: от разрыва сердца и от удушья). Приятное поясняется улыбкой, неприятное - гримасой; страдание выражается передразниванием внешних проявлений страдания, радость, горе, любовь, ревность, гнев - передразниванием внешних результатов радости и горя, любви, ревности и гнева, как будто бы каждое из этих чувств состоит только из одного настроения, а не из многих, самых разнообразных и часто друг другу противоречащих. В ремесле белым рисуют по белому, чёрным - по чёрному. В результате - сухость, безжизненность и условность дурного вкуса, да и немудрено, раз что ремесло стремится не переживать, а только действовать. Ремесленник напоминает в эти минуты ребёнка, которого заставляют представить, как он любит маму. Малютка тоже напрягается, судорожно сжимает кулачки, пыжится именно потому, что не имеет других средств выразить любовь, о которой к тому же он не имеет представления. И ремесленник не имеет других средств выражения чувства, и ремесленник часто не знает тех чувств, которые он изображает, и у ремесленника такая же бледность и примитивность изобразительных средств, но, на его счастье, веками изуродованные, доверчивые зрители так же наивно верят актёру, как сентиментальная мать - любви ребёнка".

От себя немедленно добавлю: все мы смотрим, ну почти все, отечественные фильмы, в которых актёры, я не могу сказать, что они играют, я вот целый день на кухне сижу, у меня телевизор сбоку также целый день работает, и когда идут сериалы, я не смотрю, но краем уха слушаю - абсолютные бездарности в подавляющей массе, это вообще не актёры. Они не играют - они кривляются, эмоции совершенно идиотские. Я всю жизнь это приписывал особенностям театральной школы, потому что наши актёры, пытаясь изобразить какую-то эмоцию, перво-наперво орут и закатывают истерики. Орать и закатывать истерики - это фирменный знак отечественного кино. Меня такая мысль посещала, что они же всё время служат в театре...


Игорь Викеньтев. На театре.

Д.Ю. Да, на театре. В кино они так, за бабки, это какой-то отхожий промысел несерьёзный, и про это не следует даже говорить. А служат они в театре, и поэтому они все свои театральные навыки волокут в кино, а это разные профессии В Советском Союзе был актёр театра и актёр кино - это разное. Очень мало граждан могло совмещать в себе актёра театра и актёра кино. Раньше это всегда зачитывали, когда звания актёров читали. Что надо в театре: в театре у тебя должен быть хорошо поставленный голос, т.е. ты, выбежав на сцену, должен был орать так, чтобы тебя было слышно на галёрке - это ключевое. И в кино, соответственно, они орут точно так же, но только тебя с галёрки видно вот таким человечком, а в кино у тебя крупный план вот такой вот, и орать-то не надо, в кино чувства должны быть чуть-чуть повыше, чем на самом деле, как у Роберта Де Ниро - вот это гениальный актёр кино. Эти же всё время орут, всё время истерика, всё время всё на разрыв, визги-крики, но оказывается, не только от театра - это ещё, как мы видим, от бездарности.

Игорь Викеньтев. Да, это написано очень давно.

Д.Ю. Да, что ты управляешься штампами, что у тебя всё вот там... Ну чем, как говорят, отличается ремесленник от мастера? И тот, и другой действуют по шаблонам, т.е. штампом, но у ремесленника...

Игорь Викеньтев. Уточняю цитату: это режиссёр Ершов - последователь Станиславского, вот эта фраза, что у маленького актёра мало штампов, а у большого много. Это не Станиславский, это Ершов, хотя приписывают Станиславскому.

Д.Ю. Я вообще не знаю, кто это, но с автором согласен строго, что у этого...

Игорь Викеньтев. Ну, маасквич...

Д.Ю. Да, у ремесленника 3 штампа, а у большого мастера 33. А у гения 333, наверное, и он ловко вот это вот соединяет. Это не есть что-то плохое - штамп, просто не надо уж всё сводить-то к идиотии, когда у тебя всё по одному шаблону. Наверное, шаблон - слово получше.

Игорь Викеньтев. Вот, допустим, давайте проиллюстрируем пример шаблона, мы с вами не договаривались, но мне пришло письмо: я не знаю, кто человек по профессии, может быть, военный, потому что у военных так принято на лекциях, он просит сделать выводы. Я сейчас сделаю выводы, но хитро сделаю. Первый вывод: возможно, никакого отношения Дмитрий Юрьевич ко мне не имеет в этом отношении, возможно внимательные зрители пришлют пример нормальной пары, которая выступала у Сергея Малахова.

Д.Ю. Вот это я, честно говоря, не смотрю.

Игорь Викеньтев. Нет, ну это хорошо монтируется с тем, что вы сейчас зачитали. Ну кто понял - тот понял, кто не понял - ну... Следующие выводы: второй момент, который не имеет отношения к Станиславскому, но раз уж попросили выводы, давайте я выводы использую чуть-чуть в своих целях. Когда Александрийский столп ставили на Дворцовую площадь, это такая гигантская гранитная колонна, в интернетах можно найти, возникла такая задача, которую никто не знал, как решить. Её решил генерал - меньше не нашлось. Задача была какая: всем, учитывая, что это гигантская колонна, не хотелось второй Пизанской башни, потому что это как-то вот... у нас так не принято, короче, в России. Соответственно, под основание забивалось безумное количество свай. Кстати, если приезжаете в Питер, если поднимете Александрийский столп, там шкатулка с монетками памятными 1812 года, т.е. надо просто поднять, кто поднимет, тот и получает клад. Клад там, в этих сваях. И надо сваи выровнять строго горизонтально. Эту задачу довольно долго решали, и шёл генерал, выкопали канавку, залили водой, и строго по горизонтали эти сваи обтесали, и у нас он стоит очень вертикально, ничем не держится, кроме своей массы. У меня просьба, особенно папам: папы, дайте, пожалуйста, задачку детишкам, мне это нужно для исследований. Условие какое: вот сваи, так можно, можно нарисовать, не рисуйте канавку, с канавкой решат влёт. Решите генеральскую задачу и укажите возраст детёныша, который и как её решил. Просто 15-20 минут, и больше не мучайте. Если нарисуете канавку, по поводу воды - это уже в один ход решается. Пусть догадаются, что можно вырыть канавку - это первый ход, а второй - залить воды. Это первый вывод, не имеющий отношения к Станиславскому, просто использование служебного положения.

Второй момент, очень важный: обратите внимание, что человек метался между фабрикой, где он занимал ответственную должность, и не менее ответственные должности в театре, и это давало развитие, вот эта некая богатая среда, которая... не худо бы студентам колледжей и, наверное, институтов тоже заниматься театральным делом. Я думаю, это развивает коммуникации и т.д.

Далее, обратите внимание: очень плодотворный инженерный подход в театре. Занимаясь Станиславским, я нигде не видел то, что я сейчас произнёс - это ни в коем случае никакое не открытие, но обратите внимание - у инженеров масса подходов, в стране масса социальных проблем, которые, в принципе, наверное, можно попытаться решать с помощью просто инженерных подходов. Инженеры, вперёд, там непаханое поле.

Следующий момент: обратите внимание, что если человек мастер, то такой образ, что надо не бояться сдвигать и раздвигать мебель, т.е. работать в любых условиях, а не только когда 2 см стул - и мы уже играем не так. Более того, обратите внимание, что обстоятельства среды дают возможность импровизировать, делать иначе. Может получиться, может не получиться, но по крайней мере, стратегически это обычно развивает, ну потому что есть такая поговорка, что удачливый человек отличается от неудачливого тем, что у удачливого 51% получается. Разница всего лишь... Конечно, это шутка.

Второе: для тех, кто, судя по переписке, есть ряд ваших зрителей, Дмитрий Юрьевич, которые увлекаются бессознательным, интуицией и прочим. Уважаемые коллеги, обратите внимание на Станиславского, т.е. я ещё похожу впереди, я хочу походить ногами по интуиции, по бессознательному, обратите внимание - Станиславский практически научился доставать это через действие, действие, действие, действие, не через мечтание, не через изображение, хотя это возможно.

Следующее: обратите внимание, такая интересная штука, что большие цели, большие дела контринстинктивны. Задача конкурентоспособности, неважно - компании, профессионального сообщества - принципиально контринстинктивна. Инстинктивно - нажраться и получать удовольствие, ну вот модель вечернего пятничного менеджера, он отрывается и прочее...

Далее: посмотрите, пожалуйста, что некоторые решения отстают на безумное количество лет, возможно, Дмитрий Юрьевич дополнит, что Станиславский - один из первых в мире, кто делал режиссёрский театр, а в области эстрадной популярной музыки это застряло на несколько десятилетий, потому что, в отличие от энциклопедии популярного искусства, например, указывается, что один из первых продюсерских, режиссёрских проектов - это был "Boney M". "Boney M" - это, мягко говоря, совсем недавно. Обратите внимание: решение уже есть, а разрыв временной может быть совершенно спокойно десятилетия.

Следующий момент очень тяжёлый, может быть, кто-то будет сейчас стонать: обратите внимание, что Станиславскому повезло - жена немножко поиграла в бабство, а потом стала понимать, что она № 2. Большая жизненная удача, когда жена понимает, что она № 2, потому что есть масса жён, которые разваливали проекты, настаивая, что они № 1. На самом деле они не № 1, но они так настаивали, и вообще очень много проектов завалено взрослыми женщинами, не девочками, не девушками, оттого, что непременно № 1. К сожалению, это правда. Женщины, умнейте, но возможно, вас украсит, если у вас будет несколько ролей, т.е. женщины живут несколько ролей по жизни, и не всегда нужно тянуть внимание на себя.

Далее: обратите внимание, что элемент, который развалил гигантский замысел Станиславского задать образцы русской культуры, мы не знаем, чем бы это дело кончилось, и сидящий на этом стуле Игорь Ашманов, который явно понимает много в интернетах, в отличие от других интернет-специалистов, он говорил, что новизны в Твиттере и Фейсбуке всего лишь 2%. Он, правда, говорил это не здесь, он писал это в "Российской газете", кому нужна ссылка - пишите. Так вот, посмотрите, пожалуйста, даже вот такие, масса вещей хороших каких-то, люди не делают новизну, и какое-то просто желание играть в карты, а не делать образцы русской культуры, просто убивает такие гигантские замыслы, которые были ещё в конце 19 века - 1888 год. Возможно, стоит к этому вернуться.

Ну и традиционно обратите внимание, уважаемые коллеги, большие дела - это многоходовка. "Оба!" и "кайф" - это инстинктивные модели. Мой совет: если вам уже 16 лет, подумать, что иногда можно делать какие-то большие связки, и Станиславский об этом много писал. Почитайте Станиславского и Гиппиуса.

Вот те выводы, которые я хотел сделать. Большое спасибо зрителю, который прислал письмо, что надо делать выводы - я подчинился.

Д.Ю. Один отрицательный момент был в творчестве Станиславского - он был московский купец, а московские купцы говорили со специфическим московским выговором, говор там такой был. Они говорят: "смиятса", "улыбатса", "кататса" - если мы послушаем Олега Табакова, то он говорит именно вот так. Меня это, честно скажу, в речи московских актёров раздражает, они все говорят одинаково. Это неправильно, так нельзя.

Игорь Викеньтев. Ну в Питере такого нет!

Д.Ю. Мы - культурная столица, здесь проживают большие специалисты в области филологии и всего остального. Очень интересно, Игорь Леонардович! Кто следующий у нас под раздачу?

Игорь Викеньтев. Я сегодня прислал вам письмо озабоченное, что мы планируем ответы на вопросы "ТРИЗ и жизненные стратегии творческой личности", потому что я частично начал отвечать, но вот хочется собрать, и на вопросы я готов отвечать, потому что тут очень важный момент: мне даже не столько, может быть, хочется на них отвечать, потому что я примерно знаю, что ..., ради бога, извините. Я считаю, что нужно отвечать. В данном случае это насилие, потому что для большого количества людей это нужно. Поскольку я знаю, я взрослый человек, то я считаю, что нужно делиться. Есть такая известная фраза, что нужно делиться. Вот я считаю, что в данном случае надо делиться, поэтому считаю, что нужно ответить на них.

Д.Ю. Сбор вопросов вот-вот, готовьте, присылайте. Объявим в специальной новости, пишите вопросы, Игорь Леонардович, соответственно, ответит. Спасибо!

Игорь Викеньтев. Пожалуйста, Дмитрий Юрьевич.

Д.Ю. А на сегодня всё. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Google+


В новостях

23.11.16 12:05 Игорь Викентьев о К.С. Станиславском, комментарии: 28


Комментарии


cтраницы: 1 всего: 2

Vokoder
отправлено 23.11.16 13:48 | ответить | цитировать # 1


Читал подборки на сайте Игоря Леонардовича, подустал и решил заглянуть сюда. А тут! :) Еще Игорь Леонардович. Судьба видимо у меня такая))) Спасибо за ваш труд!


etrusk_kavi
отправлено 25.11.16 15:51 | ответить | цитировать # 2


Очень интересная беседа.
Интересно было бы послушать еще про упомянутого в этой беседе Гиляровского. Тоже весьма неординарный товарищ был. Его автобиографическая повесть и "Москва и москвичи" весьма впечатлили.



cтраницы: 1 всего: 2

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

разделы

Главная страница

Tynu40k Goblina

Синий Фил

Опергеймер

Светосила

За бугром

English

Победа!

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Комментарии

Поисковые запросы

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Google+

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Гоблин в ivi

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в Google+

Новости в ЖЖ

Группа в Контакте

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк