• Новости
  • Заметки
  • Картинки
  • Видео
  • Переводы
  • Опергеймер
  • Проекты
  • Магазин

Разведопрос: Баир Иринчеев о линии Маннергейма

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Радио | Разведопрос - Баир Иринчеев | Разное | Семья Сопрано | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот

28.11.16







Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Баир, здравствуй.

Баир Иринчеев. Добрый вечер. Добрый вечер, уважаемые зрители.

Д.Ю. Про что мы сегодня?

Баир Иринчеев. Как обычно - про Маннергейма. Про что же мы ещё можем разговаривать? На самом деле - про линию Маннергейма, и хотелось бы, раз эта тема, связанная с личностью финского маршала, так у нас резко актуализировалась в России, вроде бы все про него и думать-то забыли уже давным-давно, а тут бах - доска, потом война против доски, потом доску сняли, и конечно, сразу возникло огромное количество всяких вопросов о роли этого человека в истории. Моя специализация - это советско-финская война и линия Маннергейма, поэтому сегодняшней передачей начнём цикл рассказов, лекций о советско-финской войне, о мифах советско-финской войны, ну и, наверное, если опять же мы говорим о таком народном сознании и о народной памяти, то берём битву за Москву - и конечно, сразу на ум приходят 28 панфиловцев и Зоя Космодемьянская, говорим любому человеку на улицах Петербурга, Москвы, любого другого города России "финская война" - ...

Д.Ю. Линия Маннергейма.

Баир Иринчеев. Линия Маннергейма, мороз и кукушки, которые с деревьев стреляли и ещё ножи кидали в спины нашим бойцам, и шведские добровольцы с педикюром, там, какие-то странные такие...

Д.Ю. И мчались на лыжах мимо красноармейских костров, хватая котелки с борщом.

Баир Иринчеев. Да, огромное количество мифов...

Д.Ю. Резиновые доты.

Баир Иринчеев. Да, резиновые доты, до этого мы сегодня... ну как же без резиновых дотов-то? Вообще без них никуда. Собственно, о дотах мы сегодня и поговорим, потому что, действительно, линия Маннергейма стала важнейшим символом советско-финской войны, и о ней, действительно, огромное количество самых разных слухов, мифов, легенд, причём с обеих сторон границы - и с нашей, и с финской стороны, там о ней говорят абсолютно по-разному. Сегодня вот как раз мы о ней и поговорим.

Ну первое - что на самом деле само название "линия Маннергейма" появилось только в середине декабря 1939 года, т.е. 2 недели спустя после начала советско-финской воны. Т.е. до первого штурма линии Маннергейма её так не называли, её называли "основная оборонительная линия".

Д.Ю. Название появилось у кого: у нас, у них?

Баир Иринчеев. Название изначально появилось у финнов, т.е. на западе, потом было подхвачено уже нами. Это первый важный такой вот момент, связанный с "линией Маннергейма", что оно было придумано журналистами уже в ходе войны. До этого линия Маннергейма называлась иначе.

Второй очень важный момент, который касается как раз жителей Санкт-Петербурга, города-героя Ленинграда - это то, что мы каждый кусок бетона на Карельском перешейке автоматом называем "линией Маннергейма", а там на самом деле гораздо больше самых разных укреплений из железобетона, чем обычный обыватель знает.

Д.Ю. Я помню, мы с тобой ездили не экскурсию, где там противотанковые эти штучки - как они правильно называются?

Баир Иринчеев. Надолбы или зубы дракона - там тоже по-разному называют.

Д.Ю. Не знаю, как правильно ударение ставят.

Баир Иринчеев. А никто не знает, на самом деле, оба варианта, по-моему, нормально - и нАдолбы, и надОлбы.

Д.Ю. Т.е. ты рассказывал, что это финны приезжали из разных городов на вахту, так сказать, отливали там название городов своих.

Баир Иринчеев. Да, абсолютно верно, но это было чуть позже. Давайте с вами вернёмся в начало 20 века, когда вообще начинается строительство оборонительных сооружений из бетона, и на Карельском перешейке строится крепость Петра Великого ещё во времена Российской Империи, т.е. строится форт Ино и начинается строительство Выборгской крепости и строительство огромного количества береговых батарей на островах Выборгского залива - всё это делается из бетона, всё это делается с большим размахом, как и положено в Российской Империи, т.е. циклопические абсолютно сооружения, которые...

Д.Ю. Извини, перебью: это ещё никаких большевиков и в помине нету, да?

Баир Иринчеев. Нет.

Д.Ю. А страна Россия уже готовится обороняться?

Баир Иринчеев. Да, как раз крепость Петра Великого - это глубоко эшелонированная оборона столицы Империи, т.е. это комплекс, который начинался с Моонзунда и Аландских островов, и вот по берегу Финского залива вокруг Гельсингфорса, вокруг Ревеля и всё ближе, ближе к Петербургу - везде береговые батареи, оборонительные сооружения, всё это из бетона, всё это с огромным размахом. И крепость так и не достроили, потому что в 1917 году всё рухнуло, но, опять же, наследие осталось огромнейшее. Но поскольку линия Маннергейма у всех на слуху, а крепость Петра Великого как-то не на слуху, и о том, что Выборгская крепость - это не только средневековый замок, но и бетонные огромнейшие коробки вокруг города, которые начали отливать наши военные строители ещё в имперский период, все считают, что это тоже часть линии Маннергейма. Затем, ну вот опять же, любой кусок бетона, который вы встретите в лесу на Карельском перешейке, люди говорят: ну это,наверное, линия Маннергейма, все же знают, что она здесь где-то была.

Дальше: "линия Маннергейма" называют непосредственно финские оборонительные сооружения. "Линией Маннергейма" очень часто по ошибке называют советские укрепления Карельского укреплённого района...

Д.Ю. Только хотел задать вопрос!

Баир Иринчеев. ... в восточной части Карельского перешейка, потому что проблема близости границы к Ленинграду, т.е. к Петрограду, а затем Ленинграду, после отделения Финляндии касалось только западной и центральной части Карельского перешейка. Если посмотреть на то, что советское высшее руководство в лице Сталина и Молотова предлагало финнам, то на Приозерском направлении - там же от них не просили границу отодвинуть ни на сантиметр, т.е. там расстояние от Ленинграда до старой границы где-то 70 км, и Советский Союз считал это абсолютно приемлемым. Но вот расстояние, извините, в 30 км от Сестрорецка до Ленинграда и плюс то, что из Зеленогорска нынешнего, тогдашнего Терийоки финского просматривался весь Кронштадт, это Советский Союз считал неприемлемым. Так вот, Советский Союз тоже строил свои укрепления здесь, на Карельском перешейке, и в восточной части перешейка они далеко от города очень, поэтому люди тоже считают, тоже у людей в голове осталось такое вот представление, что граница везде была в 30 км от города, из-за этого у нас была финская война, и всё, что далеко от города - думают: что-то как-то Питер там в 70 км, ну значит это тоже финское что-то, значит, это тоже линия Маннергейма. И собственно, финские укрепления, которые строили финны уже в Великую Отечественную войну, строили-строили и не достроили в результате тоже, т.н. "линия VТ", или как её называют - "Карельский вал", или ещё иногда называют "новая линия Маннергейма", тоже воспринимается именно за комплекс финских долговременных оборонительных сооружений, которые они строили, начиная с 1920 года, и последние сооружения они заливали уже в ходе непосредственно советско-финской войны. Т.е. фактически строительство растянулось на 20 лет.

Сейчас, конечно, нужно немного это всё разделить, и действительно, сейчас поскольку большая часть сооружений взорвана, сложно определить, что есть что, потому что ну какой-то битый бетон, какая-то арматура, какие-то куски непонятные строительного мусора фактически лежат в лесу, но тем не менее, все эти сооружения имеют свою характерную архитектуру, своё устройство, и нам нужно вернуться в 1917-18 год: Финляндия сначала объявляет о независимости 6 декабря 1917 года, 18 декабря Совет народных комиссаров признаёт независимость Финляндии. Затем в 1918 году в Финляндии проходит кровавая гражданская война, о которой мы говорили, касаясь именно финального акта, когда было массовое убийство русского населения в Выборге, а затем в 1920 году официально заключается мир между республикой Финляндия и Советской Россией, проводится граница, и как только была закреплена граница уже международным договором между Советской Россией и республикой Финляндия, финны сразу же начали проектировать и строить долговременную линию обороны у себя, потому что финский Генштаб считал угрозу нападения со стороны Советской России: первое - неминуемой, а второе - очень актуальной, т.е. они считали, что сейчас в Советской России закончится гражданская война, и неважно, кто там победит - красные или белые, сейчас русские снова соберутся и снова на нас нападут, вот прямо сейчас.

Д.Ю. Ну что - трудно с ними не согласиться, да. Реалисты были, так скажем.

Баир Иринчеев. Да, но собственно, интересный момент - что если посмотреть документы финского Генштаба, то у них есть планы войны на случай нападения Швеции - это 1919 год, и это говорит о том, что у любого Генштаба любой страны должен быть хоть какой-то план на случай нападения любого соседа, любого.

Д.Ю. Среди дружеской семьи европейских народов.

Баир Иринчеев. Да, конечно, притом, что Швеция у нас официально нейтральная страна.

Д.Ю. Я к тому, что мы не лучше и не хуже, мы точно такие же, как и все остальные.

Баир Иринчеев. Абсолютно обычная европейская история, которая продолжается уже 1000 лет. Почему-то все воспринимают наши отношения с Финляндией, что они какие-то особые, только здесь такое было вообще.

Д.Ю. Проклятые большевики, да?

Баир Иринчеев. Ну как обычно, да. Вот, и опять же, Финляндия - страна, которой 3 года всего лишь, страна молодая, денег в бюджете, мягко говоря, немного, и поэтому финские генералы, финские фортификаторы понимают, что строить что-то надо, но непонятно, как можно такими маленькими деньгами построить что-то нормальное.

Д.Ю. Да, вот это вот для меня самый большой вопрос: есть же бюджет некий, в рамках которого можно что-то сделать.

Баир Иринчеев. И проектировщик первой финской оборонительной линии генерал Карл Оскарович Энкель, который обучался у нас военному делу и оборонительному зодчеству, ещё во времена Российской Империи у нас служил, он проектирует свою оборонительную линию - это т.н. линия Энкеля. Это первое оборонительное сооружение на Карельском перешейке, и собственно, Энкель сделал очень простую вещь - он создал такой типовой бункер на 1 пулемёт, и их наклепали на перешейке 140 штук. В масштабе 1:35 он выглядит вот так вот, т.е. это очень простое сооружение, вот амбразура здесь, здесь для масштаба фигура самого Маннергейма. Да, это он как раз, это его такой прикид на финскую гражданскую войну, на штурм Тампере. Для масштаба.

Д.Ю. А шапка - это известная модель или нет?

Баир Иринчеев. Шапка - известная модель, это шведская офицерская шапка образца, по-моему, 1918 года, если я правильно помню. Т.е. простейшее сооружение...

Д.Ю. А дай я покажу подробнее: т.е. вот у нас амбразура, соответственно, пулемёт стреляет туда, здесь у нас помещение, из которого ведётся огонь, здесь, по всей видимости, боеприпасы.

Баир Иринчеев. Просто склад, склад боеприпасов - всё. И вооружение - пулемёт Максим - всё.

Д.Ю. Здесь некий предбанничек и 2 выхода. Выход один, но выбегать можно в разные стороны, специальной стенкой перекрыто, видимо, чтобы совсем в упор не расстреливали.

Баир Иринчеев. Это защищает от осколков, т.е. осколки внутрь не залетят. Ну и 2 выхода на тот случай, если один завалит, конечно.

Д.Ю. Сооружение мрачное, как и все сооружения подобного рода, если кто-то вдруг не был - там сыро, холодно, крайне неуютно и вообще. Печки какие-нибудь были, нет?

Баир Иринчеев. В этих сооружения нет, опять же, это просто низкобюджетно абсолютно...

Д.Ю. Сами ставили что-нибудь, нет?

Баир Иринчеев. Да, они могли ставить что-то для обогрева.

Д.Ю. Кладём Маннергейма в уютный бункерок.

Баир Иринчеев. Да, и закрываем, соответственно. Очень важно, обратите внимание, что здесь огромная амбразура, и сектор обстрела примерно 90 градусов, т.е. пулемётом вы можете водить и туда, и сюда. Самое важное - это то, что это в 95% случаев это были сооружения фронтального огня. Вооружение - один пулемёт Максим.

Д.Ю. Фронтального - т.е. рассчитывалось, что противник наступает отсюда?

Баир Иринчеев. Да, противник наступает оттуда, что вообще не по правилам, это не по последнему слову военной науки. Дело в том, что вообще-то опыт Первой мировой войны показал, да и с Наполеоновских войн было уже понятно, что именно фланговый огонь, т.е. если ДОТ стоит вот так вот, и мимо него наступает пехота противника, или вот так под углом, и пехота противника наступает отсюда - это наиболее эффективный огонь, потому что тогда пехота противника, наступающая цепью, представляет собой очень скученную цель, и вы вы прицелились в одного, нажали гашетку, и ваши пули все попадут во всех, кто мимо вас проходит. Здесь же, если вы стреляете фронтальным огнём, у вас 90% пуль пролетит просто в промежутки между солдатами, которые идут в цепи. Это первый минус - то, что фронтальный огонь не такой эффективный. Но на бумаге, на картах видно, что вот ДОТ, вот он закрывает от этот сектор, т.е. закрывает большой кусок местности перед собой.

Д.Ю. Ну так это ж получается тогда этот Энкель - это же типичный вредитель: заставлял государство тратить деньги на неэффективные вещи.

Баир Иринчеев. Нет, не вредитель, просто на большее денег не было.

Д.Ю. А почему тогда не повернуть так?

Баир Иринчеев. А потому что тогда вам нужно их построить очень много. Они должны стоять цепочкой и друг друга прикрывать, и их нужно много, а так вы как-то: ну есть шоссе, ну воткнули два ДОТа с двух сторон, на карте нарисовали секторы обстрела - о, всё, шоссе прикрыто. И больше... ну ещё где-нибудь там в километре такой же построим. Т.е. изначально было понятно, что это такое решение для "галочки" - что у нас есть хоть какая-то оборонительная линия.

Д.Ю. Всё, что можем, да?

Баир Иринчеев. Да, всё, что можем. Было несколько сооружений, которые действительно были сделаны фланговыми, но их было буквально несколько штук, их было совсем-совсем немного. И на 95% все сооружения и линии Энкеля, т.е. постройки 20-ых годов, и того, что финны строили позже, уже в 30-е годы, на 90% это всё были только пулемётные сооружения, т.е. внутри стоят только пулемёты Максим либо российского производства, либо уже финского производства. И конечно, вы сразу зададите вопрос: а о чём они вообще думали - как это сооружение может бороться с танками противника? Но опять же давайте вспомним, что всё это проектируется в начале 20-ых годов, когда танки ещё слабенькие, ползают медленно, бронированы плохо, препятствия преодолевают плохо, вооружены тоже только пулемётами, как правило, либо пушками небольшого калибра, и такие сооружения пулемётные строились именно исходя из опыта Первой мировой войны, а опыт Первой мировой войны на Западном фронте был следующий - что немцы строят линию обороны, которая, собственно, и состоит из цепочки пулемётных гнёзд, причём опять же пулемёты стреляют не прямо на бегущую пехоту, а они вот так вот веером с двух сторон перекрывают определённый сектор. Наши западные союзники тогдашние сосредотачивают сотни тяжёлых орудий, подтаскивают сотни тысяч тяжёлых снарядов и начинают всё это... т.е. когда начинают своё наступление, 2 или 3 дня просто всё это долбают, вываливают просто тонны и тонны железа и взрывчатки на головы немцев. У немцев блиндажи на глубине 8 метров находятся, т.е. немцы очень быстро всё тоже посчитали и посмотрели, что если над крышей блиндажа примерно 8 м земли, то 6-дюймовый снаряд, т.е. 152 мм, скорее всего, не пробьёт. И они вот на такой глубине делали себе блиндажи, т.е. то, что вот мы видим в фильмах, что там землянка вот прямо здесь на поверхности, она только брёвнышками сверху прикрыта, это не совсем так. У них где позволяли грунтовые воды, они зарывались в землю на 8 метров, как в метро. После чего, конечно, со стороны англичан или французов выглядит, что там вообще у немцев в первой траншее просто никого уже нет, всё - все погибли, там ничего живого остаться не может после того, как мы двое суток долбали тяжёлыми калибрами. И после этого английская пехота по свистку, или шотландская пехота с волынкой, выходит из окопов, и не торопясь идут через нейтральную полосу, причём командир полка может идти, пиная футбольный мяч перед собой, потому что он считает, что всё, они сейчас спокойно траншею займут, или там ещё с полковым любимцем - с собачкой идут.

Д.Ю. А в это время коварные боши...

Баир Иринчеев. А в это время из какого-то блиндажа, который остался цел, вылезает немецкий пулемётный расчёт, ставит его на фланге вот этой атакующей цепи и просто всех выкашивает. Принимая во внимание то, что у британцев на той войне вообще-то был территориальный принцип формирования частей, через неделю какой-то небольшой городок в Англии получает похоронки на всех, и именно поэтому, если вы, уважаемые зрители, будете путешествовать по Франции, они же до сих пор, сто лет уже прошло - они до сих пор туда ездят, они до сих пор школьников туда возят на экскурсии, они до сих пор возлагают цветы, потому что для них это была такая травма, что не дай Бог никому. Т.е. именно для Великобритании, понятно, что для них Первая мировая война в плане потерь и в плане травмы, нанесённой нации, она была гораздо сильнее, чем Вторая мировая война, потому что они во Второй уже никуда не лезли целенаправленно абсолютно, они старались как-то по-другому воевать, чтобы не нести таких огромных потерь людских. И сходя из этого опыта, в общем-то, и появилась идея: а давайте мы построим вот такие коробки из железобетона, которые будет не пробить снарядом 152 мм, давайте их поставим достаточно большое количество, и тогда линия обороны, построенная вот из таких вот коробок...

Д.Ю. А действительно нельзя пробить?

Баир Иринчеев. Это чуть позже. Линия обороны, построенная вот из таких вот коробок, с линией заграждений против танков, т.е. из надолбов, из противотанковых рвов, из засек - из чего угодно, она же будет неприступна. Они же всё равно не пройдут - ну постреляют по нам, разбить их не смогут. Пехота пойдёт - мы их всех выкосим, танки пойдут-пойдут - и застрянут в надолбах, всё. И собственно, исходя из такого опыта, вот с такой логикой, опираясь на немецкий опыт, финны и построили свою вот эту линию обороны. Именно поэтому в них, в этих долговременных огневых точках, не было противотанковых пушек, например, потому что они посчитали, что танки не доедут. Они не доедут, они застрянут, а если и доедут, то у нас есть противотанковые пушки, которые с этими танками разберутся. И конечно, на 1939 год это была уже абсолютно устаревшая концепция, потому что танки изменились, танки стали гораздо мощнее, и сама война уже изменилась, и это ещё раз говорит нам о том, что зачастую любая армия готовится к войне, которая уже была, т.е. на опыте предыдущей войны строится что-то такое вот достаточно масштабное.

Д.Ю. Заметим, не только советская, да.

Баир Иринчеев. Ошибаться свойственно человеку. Все мы люди, и опять же, то, что ошибки какие-то делаются только в России - это очень вредный стереотип, причём такой привитый извне. Ошибались все - и финны, и немцы, и британцы, и французы. Очень многие вещи, которые на бумаге выглядят замечательно, на поле боя оказываются просто неприменимыми.

Д.Ю. Увы! Ну т.е. вот люди спроектировали - это деньги, люди построили - это деньги, оборудовали - это опять деньги, а к началу войны...

Баир Иринчеев. Ну здесь фактически никакого внутреннего оборудования нет.

Д.Ю. А вот скажи, пожалуйста, пулемёты Максим - они как? Вот они с водяным охлаждением - а там какие-то ёмкости для этого стояли?

Баир Иринчеев. Да, специальные есть вот в этих... Сюда ставится обычный Максим.

Д.Ю. А к нему патрубки подводятся, да?

Баир Иринчеев. Да, подводятся патрубки, есть, собственно, ёмкости с принудительной циркуляцией, в ДОТах, которые они строили в 30-е годы, уже была система насосов, т.е. был фактически водопровод, который воду циркулировал и постоянно охлаждал стволы, но это было позже, потому что это просто вот...

Д.Ю. А сколько он может так стрелять, вот с таким охлаждением?

Баир Иринчеев. Ну вы знаете, в день первого штурма линии Маннергейма 17 декабря 1939 года на Выборгском направлении ДОТ-миллионер, который открыл огонь из 2 пулемётов во фланг наступающим цепям 123 стрелковой дивизии нашей, они за день выпустили 40 тысяч патронов.

Д.Ю. Ого!

Баир Иринчеев. Т.е. они палили просто фактически непрерывно.

Д.Ю. Ну т.е. он не греется, надо понимать?

Баир Иринчеев. Да, это возможно - вести настолько интенсивный огонь. Это создаёт определённые проблемы, потому что помещение небольшое, оно сразу заполняется пороховыми газами, но в более поздних ДОТах ставилась система принудительной вентиляции, и внутри стоит ужасный грохот, т.е. пулемётчики должны себе заткнуть уши гильзами, шапки-ушанки надеть и уши опустить, но всё равно внутри это очень-очень громко.

Но вернёмся к линии Энкеля: началось интересное, потому что подряд на строительство этих сооружений был выдан частной строительной фирме, которая называлась АО "Гранит".

Д.Ю. Это хорошо или плохо?

Баир Иринчеев. И АО "Гранит" радостно "распилило" деньги.

Д.Ю. Не может быть! На Западе нет коррупции.

Баир Иринчеев. Это выяснили финские сапёры, когда ремонтировали одно сооружение. Толщина крыши здесь примерно 1,5 м, у этого сооружения. Крышу пробил снаряд уже во время боя, и они пришли его чинить ночью, и говорят: мы что-то удивились - почему там полметра бетона, потом внутри метр - подушка песка, и потом ещё полметра бетона, т.е. как это вообще? Явно там подрядчик должен был туда положить бетон - положил песок. Песок дешевле, или песок вообще бесплатно из ближайшего карьера.

Д.Ю. Невидимая рука рынка насыпала песок.

Баир Иринчеев. Да, т.е. а деньги...

Д.Ю. Извини, что я всё время перебиваю, потому что мне непонятно: а это какой снаряд прилетает, что от него 1,5 метра бетона надо?

Баир Иринчеев. 152 мм.

Д.Ю. И прилетев, он прошибает 1,5 метра?

Баир Иринчеев. Нет, именно толщина крыши 1,5 метра железобетона, она гарантированно защищает от многократных попаданий 152 мм, и у финнов как раз, когда они проектировали, у них был вопрос: а какую сопротивляемость мы здесь закладываем - 152 мм (это стандартный тяжёлый калибр 6 дюймов), или же мы закладываем закладываем сопротивляемость 8-дюймовую, т.е. 203 мм? Но потом они посчитали и сказали, что если мы строим сооружение для одного пулемёта Максим вообще-то, и мы хотим, чтобы оно выдерживало попадание 203 мм, т.е. и сейчас это очень тяжёлый калибр вообще в артиллерии считается, то толщина должна быть 3 метра вот этой подушки из железобетона, а сверху, извините, всё это ещё засыпано землёй. Т.е. они подумали, что высота сооружения будет так метров под 7 - такой вот холм получается здоровенный, и это всё только для одного пулемёта Максим, потом решили, что овчинка выделки не стоит, и решили, что давайте - строим с расчётом на то, что он выдержит попадание снаряда 152 мм. Но как оказалось, проблема была в том, что подрядчик, по злому умыслу - экономя деньги, или же просто не специально, но просто сэкономил на арматуре, т.е. у вот этих сооружений армирование внутри очень слабое, арматуры мало, они в крышу вставили двутавровые балки, стены не армированы, как правило. И фактически у нас получается такая мышечная масса без скелета, т.е. в реальной боевой ситуации, когда действительно советская тяжёлая артиллерия начала обстреливать эти сооружения, они разваливались после 3-4 попаданий, и сейчас от ДОТов постройки 20-ых годов, линии Энкеля, осталось очень мало, потому что в результате подрыва накладным зарядом или внутри, когда линию Маннергейма уже уничтожали после советско-финской войны, чтобы, не дай Бог, финны её ещё раз не использовали, от них оставалась, как правило, просто груда мусора строительного, просто глыбы бесформенные. Т.е. вот эта вот коробочка, как правило, разваливается, и просто груда бетонных глыб, и оттуда торчат несколько двутавровых балок. Т.е. линия была спроектирована с малым бюджетом, а потом ещё и плохо построена.

Д.Ю. Разворована.

Баир Иринчеев. Да, фактически разворована, т.е. это был серьёзный скандал, разбирательство, но вот материалы дела я пока что не смотрел, но видно, что бетон плохой.

Д.Ю. Т.е. они своих финских парней обрекали на верную смерть?

Баир Иринчеев. Ну тогда же, это же капитализм...

Д.Ю. Расстреляли кого-нибудь, нет?

Баир Иринчеев. Да нет, собственно, система же прощает...

Д.Ю. А надо было бы, и семейство, которое на эти деньги наворованные жило, нажитые не смерти финских солдат, где-нибудь сгноить за Полярным кругом - им было бы полезно.

Баир Иринчеев. Ну В.И. Ленин же, или кто там у нас говорил из классиков, что нет такого преступления, на которое капитализм не пойдёт ради прибыли в 300%, и здесь это хороший очень пример. Единственное нормальное сооружение, которое построили в 20-е годы - это были артиллерийские форты на озере Суходольском нынешнем, т.е. на озере Суванто, и на Вуоксе. Их проектировал тоже бывший российский фортификатор Йохан Фабрициус. На самом деле он не Йохан, он Сергей Фабрициус вообще-то, но в 20-е годы в финской армии царил такой дух русофобии, да и шведофобии тоже, что офицер, которого зовут Сергей Фабрициус, просто не может быть в рядах финской армии - он явно не наш человек, он явно засланец, поэтому Фабрициус, не долго думая, взял себе шведское имя Йохан. Ну а Йохан Фабрициус - это явно какой-то шведский хороший офицер.

Д.Ю. Приличный человек.

Баир Иринчеев. Приличный человек, да. Фабрициус спроектировал сооружения очень хорошо, они были построены с выполнением техзадания, т.е. там распила не было, и в результате на самом деле, несмотря на то, что наши их достаточно быстро засекли на противоположном берегу озера во время советско-финской войны, они выдерживали попадания и всю войну простояли, хотя наши их долбили прямой наводкой 152 мм, и действительно там артиллеристы, которые сидели в одном из этих фортов, говорили, что наш форт только приобретает всё более округлые очертания, потому что у нас вот эти вот острые углы сбиваются снарядами, а так он держится, он выдерживает вот эти выстрелы тяжёлых снарядов.

Д.Ю. Надо было им туда 5-тонную бомбу подкинуть.

Баир Иринчеев. А ВВС тогда не могли точечно наносить удары, потому что пикировщиков не было, и мы с вами же говорили в наших ВВС на финской войне - т.е. финская война послужила очень серьёзным толчком для развития новых самолётов, точнее не развития, а именно ускорения принятия на вооружение новых типов боевых самолётов: Пе-2, ИЛ-2, МИГ-3 и прочие, прочие, потому что стало понятно, что у нас просто нет техники для того, чтобы действительно хотя бы 500 кг сюда сбросить сверху - и уже от него ничего не останется фактически. Не попасть было, просто было не попасть в то время с теми самолётами, что у нас были. У немцев в 1941 году и в 1940 году были бомбардировщики "Юнкерс-87" пикирующие "Штука", они могли точечно попасть, потому что они пикировали фактически вертикально на цель и накрывали цель точно.

Это 20-е годы, время идёт, и финны понимают, что построили что-то не то всё-так. В начале 30-ых годов становится понятно, что надо строить что-то новое, а вот эти сооружения нужно каким-то образом модернизировать. И вот этим и интересна линия Маннергейма, что финны там опробовали огромное количество самых разных инженерных решений: и такие ДОТы строились, и сякие ДОТЫ строились, из брони и железобетона, и большие, и маленькие. У нас сооружение в масштабе 1:35, и поэтому ДОТ миллионного типа у нас занял бы - вот он в длину, наверное, в 2 раза будет длиннее, чем этот стол. Но здесь хотел бы показать модернизацию как раз ДОТа линии Энкеля. Посмотрите, пожалуйста: вот эта часть - это, собственно, старый ДОТ линии Энкеля, а к нему пристроена впереди как раз часть с двумя амбразурами. Посмотрите, пожалуйста, т.е. уже стреляет не фронтально, а стреляет фланговым огнём, как раз по всем правилам военного искусства. Т.е. это глубокая модернизация, причём эта новая часть строилась уже без "распила" денег, т.е. строилась из железобетона, стены 1,5 метра, крыша 1,5 метра, и действительно, его сложно пробить. ... На нас, на наши наступающие войска он смотрит этой стороной, с этой стороны он засыпан подушкой из 2 м камней, сверху ещё землёй, поэтому амбразуры вот эти не видны, сам ДОТ выглядит как холмик, а этих холмиков в лесу сколько угодно. И в этом ещё один плюс сооружения, которое стреляет фланговым огнём - что вы его не засечёте, а вот такое сооружение с большой амбразурой, откуда ведётся огонь, вы увидите сразу, т.е. оно легко засекается и понятно, что на нём сразу будет сосредоточен огонь всей артиллерии.

Д.Ю. Вот когда я жил в небезызвестном районе Купчино, у нас там ДОТов огромное количество стояло, они все "носом" вперёд, в сторону немцев. Они, во-первых, квадратненькие, т.е. вообще безыскусно совершенно выстроены.

Баир Иринчеев. Это, да, это 1941 год, 1942 год, 1943 год - это то, что строили во время войны, и там упор именно сделан на то, что их много, и действительно, если финны старались как-то фланговым огнём всё перекрывать пулемётом, то у наших расчёт был всё-таки на то, что их много, и, собственно, они скорее строятся по системе пакгаузов, а пакгауз - это который стреляет вообще во все стороны. Да, они все фронтального огня, но тут не до проектирования, потому что строилось в военное время. Понимаете, дело в том, что у всех этих сооружений проблема в том, что вот вы его построили, вот его так поставили, и у него сектор обстрела 60 градусов, а противник взял, посмотрел, куда оно стреляет, и зашёл вообще с другой стороны - и вот это сооружение оказывается абсолютно бесполезным.

Д.Ю. Беззащитным.

Баир Иринчеев. Беззащитным и бесполезным. Поэтому действительно нужно долго сидеть, проектировать линию - как они будут стоять, куда он может стрелять, куда он не может стрелять...

Д.Ю. Кто кого перекроет.

Баир Иринчеев. Да, какой ДОТ стреляет ему навстречу. Опять же, вот ДОТы флангового огня, они же не просто стреляют куда-то, они, как правило, своим огнём простреливают определённый участок фронта, и своим огнём они прикрывают соседнее сооружение, т.е. они стоят все в комплексе, и если даже пехота противника забралась на крышу этого сооружения, она будет убита огнём из соседнего. Т.е. пока там 1-2 ДОТа не будут разрушены, пока вот в этой сети не пробита брешь, действительно сложно что-то сделать силами пехоты, да и почти что невозможно, на самом деле.

Д.Ю. Да и не нужно, наверное.

Баир Иринчеев. Но это опять же зависит от того, как это всё штурмуется. О штурме линии Маннергейма нужно говорить отдельно, потому что их было 2: был декабрьский штурм неудачный, был потом февральский штурм уже успешный, т.е. линия Маннергейма в итоге пала.

Д.Ю. А они, вот извини, наивный вопрос: а вот французы строили свою линию Мажино, Франция сильно больше и несравнимо богаче - они как-то опытом менялись, не менялись? Или это бесполезно?

Баир Иринчеев. Да, был обмен опытом, но, опять же, линия Мажино - это просто целый метрополитен, т.е. это действительно на поверхности выглядит, как такие же коробочки, а под ними на глубине 30 м метро электростанции, подземный город, свои госпитали, своя узкоколейка. Т.е. линия Мажино была такой дорогущей именно из-за подземной части, там подземная инфраструктура - это целое метро своё. Но на поверхности то же самое. Но у французов это действительно были такие огромнейшие абсолютно крепости, у них там были и пушки, и миномёты, у них там были и башни поднимающиеся и опускающиеся бронированные, т.е. там, конечно, они вбухали денег какое-то нереальное абсолютно количество, и это им не помогло. Да, у нас есть миф, что её обошли просто - это не совсем так, потому что немцы на линии Мажино во Франции разработали тактику, как с этим всем бороться, и потом её успешно применяли вообще везде.

Д.Ю. Наливали ведро керосина в воздухозаборник?

Баир Иринчеев. Видите, дело в том, что как только вы понимаете, куда стреляют амбразуры, вы также понимаете примерно, на сколько этот пулемёт или эта пушка бьёт. А у немцев была замечательная зенитка, которая "Ахт-пункт-Ахт" называлась, т.е. 88 мм, она бьёт на 2 км и бьёт очень точно, т.е. это пушка, которую немцы использовали, как раз против нашей бронетехники в 1941 году, использовали против британской толстокожей бронетехники в Африке, использовали против толстокожих французских танков во Франции в 1940 году, и они точно так же просто ставили эту зенитку за 2 км от ДОТа и начинали очень точно бить по амбразуре. Французы были вынуждены прекратить огонь и закрыть амбразуру - у них были бронезадвижки на них, после чего... ну вот если ДОТ, по нему стреляют, после чего, собственно, зенитка может также выстрелить несколько дымовых снарядов или там... сапёры в это время, штурмовая группа немецкая ползёт потихоньку, закидывают всё дымовыми шашками, потом действительно она подходит к двери, подрывает дверь и внутрь кидает либо канистру с бензином, либо просто демонстративно туда начинают заливать бензин и говорят: ну вы как - вы продолжаете или вы сдаётесь? Если не сдаётесь, то мы вас просто сожжём. Т.е. опять же у вооружения, которое стоит внутри долговременной огневой точки, есть свой радиус действия, а у немцев оказывалась рука длиннее благодаря вот этой самой зенитке. Т.е. всё это можно взять.

Конечно, если вернуться от линии Мажино к линии Маннергейма, самый известный символ - это миллионеры, ДОТы т.н. миллионного типа...

Д.Ю. Что это подразумевает?

Баир Иринчеев. Подразумевает то, что стоили они очень дорого - стоили под миллион марок финских того времени, т.е. это каземат, т.е. вот такое сооружение, от него идёт на глубину 4 м лестница, на глубине 4 м подземная казарма, галерея, и рядом такой же каземат. Т.е. фактически это получается 2 ДОТа и между ними ещё такая подземная большая часть. Т.е. здесь финны совместили убежище для пехоты, потому что внутрь там помещается 30 человек, которые могут там спать, там есть плита, она же печка, там есть колодец, там есть система принудительной вентиляции, там водопровод свой, там туалет свой.

Д.Ю. Основательно!

Баир Иринчеев. Т.е. достаточно автономное сооружение получается. Это получается и боевое сооружение, и убежище. Но опять же, не потянули - таких вот сооружений с огромной подземной частью было построено всего штук 8 на всей протяжённости основной оборонительной линии, и в результате финны были вынуждены к 1939 году просто отказаться от таких сооружений, потому что поняли, что они не потянут - слишком дорого, и начали строить уже такие небольшие полукапониры и капониры на 1 или 2 пулемёта. Слово "капонир", у нас иногда в интернете его пишут, как "копанир", думая, что это от слова "копать". На самом деле это французское слово, и словом "капонир" в 19 веке обозначалось сооружение во рву форта, которое простреливает ров. Т.е. вот если пехота противника или сапёры противника подбежали ко рву и туда внутрь спустились, просто там всех выкашивает. И действительно, капонир - это часть форта на вторую половину 19 века и начало 20 века, т.е. это такая вот обязательная его часть. Но в 30-е годы капонир - это уже просто сооружение, которое стреляет во фланги, в 2 стороны, а полукапонир - это, соответственно, его половинка, которая стреляет в одном направлении во фланг.

Д.Ю. Я всё время думал, что это такой бронеколпак.

Баир Иринчеев. Бронеколпак - это часть бронесооружения, к сожалению, у нас тут модели нет, но действительно, если ваш ДОТ является полукапониром, как вот этот вот, например, это реально существовавший ДОТ Sk-6, от которого не осталось ничего, потому что наши его очень с душой взорвали в 1940 году, т.е. он весь разлетелся просто на куски, то действительно получается ситуация, что если у вас здесь всё засыпано камнями, то вы наблюдать-то можете только через амбразуру, и в том направлении вы смотреть не можете. Т.е. либо у вас должен быть перископ на крыше, но здесь он не показан, либо должен быть бронекупол, которого не этом ДОТе нет. А бронекупол действительно, такой вот стакан, как у нас с водой, только сделанный из брони, толщиной от 5 до 20 см он может быть, перевёрнутый и просто встроенный в крышу, с амбразурами для наблюдения и обстрела. Финны создали специальную версию своего автомата "Суоми" - бункерный "Суоми", т.е. у него не приклад длинный, как у автомата, у него просто ручка и специальный сужающийся кожух на автомате для того, чтобы можно было в эту щель просунуть. Они примерно 500 штук таких автоматов сделали, их можно часто видеть. Ну не часто, но они есть на фотографиях и они есть в некоторых музеях. Т.е. бронекупол, который находится на крыше сооружения, даёт возможность обозревать местность вокруг и также обстреливать местность вокруг и также обстреливать местность вокруг из пулемёта.

Д.Ю. Ну хоть что-то понимать, что вокруг творится.

Баир Иринчеев. Извините, не из пулемёта, а именно из пистолета-пулемёта Эдисона. Да, т.е. понимать, что там творится. И как правило, в этих бронекуполах сидели именно корректировщики огня. Т.е. они там находились с телефонным аппаратом либо же с радиостанцией и корректировали огонь своей батареи. Т.е. от таких простеньких, совсем дешёвых и построенных, извините, с воровством бюджета сооружений до абсолютно гигантских сооружений, которые строились с подземной казармой, действительно, как такое миниметро своё, до стандартных сооружений 1939 года, т.е. таким вот образом как раз и эволюционировала финская фортификационная мысль. Но это то, что касается бетона.

Да, ещё, к сожалению, у нас не напечатаны на 3D-принтере модели ДОТов, у которых стена передняя сделана из брони - как раз наклонный лист брони, примерно толщина 30 см получается, т.е. больше, чем на танках времён ВОв, причём тяжёлых танках. Под углом примерно 45 градусов это всё устанавливалось, набиралось, не такая вот плита монолитная 30 см, а там их несколько набиралось, как торт "Наполеон", и болтами, соответственно, скреплялось.

Д.Ю. Многим непонятно, что если вот так вот 30 см, то если её поставить вот так, то снаряд, попав сюда, тут гораздо больше получается.

Баир Иринчеев. Да, есть вероятность рикошетов вдобавок, что самое важное. Ну и в общем-то, самое главное - это что финские фортификаторы посчитали, что толщина крыши 30 см брони или наклонная броня 30 см на фронтальной стенке, причём, они же строили их действительно фронтальными, даёт ту же степень защиты, что 1,5 м железобетона, т.е. у вас само сооружение получается гораздо более компактным, его гораздо проще замаскировать, его сложно обнаружить, потому что оно вкопано в землю. Фактически наши наступающие части, ну если они успевали увидеть, если они даже замечали, это примерно 50 см брони наклонной, а вокруг всё засыпано камнями, валунами и т.д. Да, и всё это очень плохо чем-то пробивается вообще, даже 152 мм - только многочисленные попадания, и причём, опять же, большая вероятность рикошета. И именно из-за таких вот сооружений и появилась легенда о резиновых ДОТах, потому что...

Д.Ю. Всё отскакивает, да?

Баир Иринчеев. Да, наши бойцы, действительно, видят, что наши выкатили пушки, начинают по нему стрелять и попадают, и видят, что снаряды разлетаются в разные стороны и не пробивают ничего. Поэтому появилась легенда о резиновых ДОТах - это одна версия, вторая версия, то, что наши бойцы придумали такую версию, что там бронеплиты на пружинах, как матрас, что там снаряд попадает, и пружинами его отбрасывает. И ещё была такая забавная легенда, ну тоже такое простое очень объяснение: бойцы, уже когда ДОТы захватывали, они видели, что там есть сетка на них, такая - как сетка-рабица нынешняя оцинкованная, она, конечно, была для крепления маскировки, но наши бойцы говорили: это, наверное, специальная сетка, чтобы улавливать снаряды. Понятно, что это, конечно, совсем не так, потому что снаряд просто пролетит насквозь эту сетку и не заметит, но...

Д.Ю. Что-то похоже, слухи о мощи советского образования несколько преувеличены.

Баир Иринчеев. Ну видите, всё-таки это 30-е годы, если вы вспомните, всё-таки 30-е годы - то были тяжёлые у нас в стране, поэтому 8 классов образования - это всё-таки городские жители, а в деревне, откуда основная масса нашей пехоты, наших стрелков - это же всё-таки 4 класса закончил - и всё, пошёл пахать, потому что денег нет, надо помогать родителям изо всех сил. И в 30-е годы в Красной Армии были полковые школы, чтобы люди могли в ходе службы в Красной Армии доучиться, повысить свой уровень образования, ну потому что действительно там люди были очень простые, и то, что после войны у нас появилось всеобщее 8 классов образование - это было не всегда в Советском Союзе. Нужно понимать, что Советский Союз тоже за свои 70 лет прошёл большой путь, он всё время менялся и всё время развивался и шёл вперёд, и образование - это одна из важнейших вещей, которая, собственно, и сделала огромнейший шаг вперёд. Но на финской войне простые парни из деревни, ну вот выкатили пушку, вон там ДОТ, от него всё отскакивает - ну надо же что-то придумать, какое-то объяснение. Вот так и появилась эта самая легенда.

Д.Ю. А вот скажи, пожалуйста, они получились - это вот сооружение мирового класса?

Баир Иринчеев. Я бы сказал, среднеевропейского уровня, т.е. оно не хорошее, не плохое, оно нормальное для своего периода, но опять же - это оборонительная линия достаточно бедной страны с небольшим бюджетом, и опять же, на 1939 год это уже была устаревшая концепция, потому что бронетанковые войска Красной Армии оказались уже гораздо мощнее, чем в 1920 году, когда строились вот эти первые маленькие сооружения. Но это то, что касается бетона, т.е. это то, что долговременное, то, что построили, и оно до сих пор стоит или же до сих пор там в разбросанном виде в лесу лежит, хотя скоро, извините, будет уже 100 лет первым сооружениям линии Маннергейма. Вокруг же рылись окопы, были вырыты противотанковые рвы на болотах и установлены "зубы дракона", или противотанковые надолбы, на танкоопасных участках, причём, опять же, если в Европе эти "зубья дракона" делали из бетона или железобетона, то финны, конечно, использовали гранит, потому что гранитных валунов много, и они просто разрубали их, причём вручную разрубали эти камни, сверлили дырки и потом зубилами разбивали на валуны нужных размеров, потом привозили, вкапывали их, и, собственно, типичное заграждение противотанковое на линии Маннергейма, т.е. финское на 30-е годы - это 4 ряда каменных глыб высотой примерно 70-100 см, на столько они возвышаются над местностью. Но они вкопаны ещё на метр, как минимум, внутрь, т.е. они не просто камни, которые поставлены.

Д.Ю. Чтобы не выворотить было.

Баир Иринчеев. Да, чтобы танку было сложнее их выворотить.

Д.Ю. Да, сейчас где-то заплакали поклонники инопланетян-рептилоидов, которые в Древнем Египте сверлили гранит бластерами. А оказывается, даже толковый финн может.

Баир Иринчеев. На самом деле до сих пор на Карельском перешейке есть такие валуны, фотографию покажем - видно, что финны начали его сверлить и по кусочку начали от него откалывать, но не весь его растащили.

Д.Ю. Я тебе больше скажу - на берегу Финского залива до сих пор валяются куски от "Гром-камня", который стоит под Медным всадником, тоже сверленные, долбленные, расколотые...

Баир Иринчеев. Да, и кстати, одна из колонн Исаакиевского собора, которую не довезли, тоже утонула в Выборгском заливе во время шторма - т.е. всё это вручную делается, просто это очень и очень трудоёмко.

Заграждение из колючей проволоки разворачивали непосредственно в угрожаемый период, т.е. во время мира у них просто были склады колючей проволоки, мотки колючей проволоки лежали в определённых местах, и только в угрожаемый период уже забивали столбы деревянные, на них разматывали колючую проволоку, или же, что финны, кстати, очень любили, колючую проволоку приматывали прямо к деревьям, это до сих пор можно видеть на Карельском перешейке - старое дерево, и в него эта проволока уже просто вросла за 75 лет, даже уже 76 лет прошло с тех пор, как эту линию брали, штурмовали.

Т.е. это не только бетонные и железобетонные коробки с бронированными элементами, самых разных размеров - от самых маленьких до самых огромных, это также и полевая оборона, это также и линия заграждений. Минирование финны применяли не очень широко, ну просто потому что мин было мало. И вообще финское наставление для сапёров по полевым работам - там прямо есть указание прямое, есть инструкция, как собрать противотанковую мину: просто ящик из дерева, куда закладывается 7 кг взрывчатки и делается самый примитивный абсолютно взрыватель, т.е. типа "сделай сам". Т.е. мин было достаточно мало. И в чём была её сила: здесь мы начинаем говорить уже о мифах линии Маннергейма, потому что из-за первого неудачного штурма в декабре 1939 года советская пропаганда, понятно, сказала, что это просто какая-то супер-крепость, это сравнимо с линией Мажино, построена западными империалистами на деньги западных империалистов, это неприступная абсолютно линия обороны. Но нет таких крепостей, который не могут взять большевики, поэтому наши собрались и со второй попытки её взяли. Т.е. мощь оборонительных сооружений была преувеличена, но это для того, чтобы, с одной стороны, объяснить, почему с первой попытки её не взяли, и с другой стороны, конечно, прославить...

Д.Ю. Было бы неплохо подготовиться, как следует, да?

Баир Иринчеев. Ну это вот как раз, если говорить о штурме линии Маннергейма, как раз об этом будем говорить в следующей передаче, т.е. с одной стороны, оправдать неудачу первого штурма, а с другой стороны, прославить, причём заслуженно прославить Красную Армию, которая со второй попытки её всё-таки взяла.

У финнов же наоборот: если мы почитаем человека, в честь которого всё это было названо в конечном итоге, т.е. воспоминания Маннергейма, то у него написано так, что у нас вообще-то было 40 коробочек каких-то непонятных, они уже были устаревшие, вообще ничего не было, а оборона держалась только благодаря патриотизму, духу и сознательности финского солдата. Т.е. линия Маннергейма - это в первую очередь финский дух, финский индивидуализм, финская стойкость, упрямство и упорство. А то, что мы понастроили там большее 200 сооружений - ну это...

Д.Ю. Ни о чём, да?

Баир Иринчеев. Да, ни о чём, их вообще и не было. Это как раз слова в мемуарах Маннергейма, которые вы можете легко найти в интернете. Но истина, как всегда, посередине: т.е. она была не хорошая и не плохая, любая линия обороны вообще не достроена, потому что у финнов были огромные планы по её модернизации, расширению, в национальном архиве Финляндии есть огромнейшее количество проектов, что они должны были построить ещё 200 огневых точек, и ещё улучшить, и ещё что-то сделать, и собственно, если бы действительно война повременила 2-3 года, она была бы гораздо мощнее. Вот что финны не успели сделать, что им действительно помогло бы - это была система затопления всего Карельского перешейка. Хотя ну нас на Карельском перешейке речушки маленькие, но если из затопить, поставить плотины затопления в нужных местах, то... У них был проект, что вообще перед всей линии Маннергейма должна была появиться обширная очень зона затопления.

Д.Ю. Ловко!

Баир Иринчеев. Но одну только плотину они успели построить в бетоне - это на реке Перовке около Лейпясуо, и одну они построили из дерева и земли и камней - на речке Майяйоки, это как раз около "миллионера", они успели это сделать, а в остальном только всё в проекте осталось, но чертежи все в Национальном архиве Финляндии есть, и мы их тоже здесь покажем обязательно.

Т.е. действительно, построили достаточно много, и хорошего, и плохого, и теперь мы с вами подходим к самому названию - линия Маннергейма, почему оно появилось и почему она таким образом вошла в историю. Возможно, я повторю какие-то кусочки из предыдущих уже рассказов, из предыдущих лекций, но действительно это нужно повторить. Давайте посмотрим не просто вот на эти коробочки, на наш Карельский перешеек, на Финляндию и Ленинград, а вообще на общеевропейскую картину: 1 сентября 1939 года начинается Вторая мировая война, и к концу сентября от Польши уже ничего и не осталось. Англия и Франция, верные союзники Польши, войну объявили, но как-то не торопятся бомбить Берлин, штурмовать линию Зигфрида на Западном фронте. Почему - ну это вот как раз опыт Первой мировой войны. Прошло всего 20 лет, все прекрасно помнят, как тысячи и тысячи, и десятки тысяч, и сотни тысяч европейцев ложились под пулемётами, и коллеги уже много раз говорили, насколько ужасна была Первая мировая война. Здесь хотел бы вот ещё одну вещь сказать, по-моему, никто ещё из коллег этого не говорил: некоторым казалось, что Первая мировая война - это вообще конец истории, потому что, извините, у вас есть молодые немецкие мужчины, у вас есть молодые французы, у вас есть молодые британцы. Они все вообще-то образованные, они все читали Гомера, они все читали всю мировую классику, они все говорят там, ну по крайней мере образованная часть, они говорят на 5 языках, они все друг к другу ездили в гости, наконец, перед войной, и чем это всё заканчивается? Заканчивается тем, что этот вот цвет Европы, эти образованные люди, культурные люди, в противогазах, задыхаясь...

Д.Ю. ... от газов ядовитых...

Баир Иринчеев. ... от ядовитых газов, они слепнут от этих газов, они, собственно,одевшись в броню, появляются уже кирасы, траншейными дубинками, какими-то палицами, какими-то там моргенштернами, непонятно чем они друг друга фигачат изо всех сил по головам...

Д.Ю. Забыв 5 языков, да?

Баир Иринчеев. Закалывают друг друга кинжалами - т.е. всё, это конец нашей цивилизации, потому что куда вообще делись все эти вещи, где наша европейская культура, если мы дошли до такого?

Ну и вернёмся в 1939-40 год - поэтому никто не хочет повторения этого кошмара, поэтому англичане и французы спокойно сидят, и начинается вот этот зицкриг (Sitzkrieg) - Сидячая война. Т.е. вроде в Европе война есть, а вроде как-то и нет. И тут бах - 30 ноября начинается советско-финская война, ну и конечно, западный мир это воспринимает, как агрессию против Финляндии. Результатом является то, что Советский Союз выгнали из Лиги Наций, причём, с нарушением всех норм, но, как мы знаем, нормы нарушаются, когда нужно.

Д.Ю. Нормы - это не для всех, да.

Баир Иринчеев. Да, это не для всех. И конечно, все журналисты встрепенулись, потому что о, наконец есть, о чём писать, какая-то... причём какая-то у нас разворачивается эпическая история на севере Европы: маленькая Финляндия против великого и могучего Советского Союза, и вроде у финнов даже что-то получается, они держатся как-то, худо-бедно первый штурм отбит на Карельском перешейке, но об этом, о причинах этого мы поговорим чуть позже, в следующем рассказе. И в Финляндию приезжает порядка 300 иностранных журналистов со всего мира, для того чтобы миру поведать, что вообще здесь творится, потому что, по большому счёту, больше-то ничего в мире на тот момент такого драматического и не происходит. А в Финляндии тут явно сейчас будет что-то такое интересное, а журналисту обязательно всегда же нужно - это и такая профессиональная честь, интернета тогда не было, т.е. нужно было всё-таки самому куда-то съездить, наверное.

Д.Ю. Ну дело серьёзное, кстати, я вот, отскакивая немножко в сторону, как-то раз приобрёл книжку, как оказалось, известнейшего военного корреспондента Артура Конан-Дойла, который освещал события Англо-Бурской войны. Вот такой толщины, и что-то там всё про такое, что мне даже никогда в голову не приходило. Это же всё время кажется, именно кажется, что там азбукой Морзе телеграф работал, телевизора нет, радио толком нет, поэтому ну что они там могут? Ничего подобного - всё могли, и всё было, как надо, и освещалось это, как надо, и что характерно - в том же самом пропагандистском ключе, который нужен.

Баир Иринчеев. Да, информационная война, извините, она как началась с Ливонской войны, скажем так, она так и не останавливалась, просто средства распространения этой информации стали гораздо более изощрёнными и быстрыми, а так-то риторика даже не особо поменялась.

Д.Ю. А вот отскакивая в сторону: вот Карельский укрепрайон, который наш, до которого финны дошли, остановились и дальше пройти не смогли, не потому что дошли до старой границы, а потому что через КаУР не прошли. А там какие сооружения были - сообразные, нет?

Баир Иринчеев. Там всё-таки наши, как я сказал, старались их строить вот в такую... т.е. если у финнов они сетью идут, как правило, и друг друга прикрывают фланговым огнём, то у нас это, как правило, БРО - батальонный район обороны, т.е. там они скорее вот так вот стоят таким кластером, гроздью, и они как пакгаузы, т.е. они стреляют во все стороны, как ёжик, но советская концепция - то, что это же батальонный район обороны, т.е. внутри сидит ещё стрелковый батальон, т.е. там не только гарнизон - это наша опора, и мы отсюда можем делать набеги, вылазки...

Д.Ю. Дерзкие вылазки, да?

Баир Иринчеев. Да, дерзкие вылазки, потому что это костяк, но у Советского Союза была концепция, что всё-таки активная очень оборона. Не то, что там они набежали - мы там их всех перестреляли, и всё закончилось. Нет - они набежали, а мы...

Д.Ю. Перестреляли, а потом догнали тех, кто пытался..., кого достреляли.

Баир Иринчеев. Именно так, т.е. это скорее была такая более активная оборона, но про Карельский укрепрайон можно говорить отдельно, потому что к концу 30-ых годов Советский Союз же там дошёл до очень многого - там было построено 2 экспериментальных ДОТа, из которых огонь открывался автоматически, потому что в конце 30-ых годов в Советском Союзе уже были разработаны инфракрасные датчики, т.е. там перед ДОТом стояли на колючей проволоке датчики инфракрасные, при их срабатывании пулемёты открывали огонь сами.

Д.Ю. А ну как заяц, лиса, ворона?

Баир Иринчеев. Неважно, т.е. всё равно все получат своё, это то, чего просто не было, это был серьёзнейшиё хай-тек для своего времени, и только начавшаяся Великая Отечественная война заморозила разработки. А там же уже были экспериментальные приборы ночного видения инфракрасные для танкистов, они выглядят абсолютно стим-панковски. Но это было: такие фары у механика-водителя. Т.е. Советский Союз за 20-30-е годы сделал такой шаг вперёд, что просто невозможно себе это представить. Т.е. если вот 1928 год - начало строительства Карельского укрепрайона: ну строят примерно вот такие же коробочки, ну т.е. коробка и амбразуры для стрельбы - ничего особенного, а вот 1939 год - там уже и автоматика, там уже и поднимающиеся ми опускающиеся башни, там уже столько всего придумали. Т.е. действительно было выращено поколение инженеров, которые хотя бы могли такое придумать и создать, на уровне хотя бы опытных образцов.

Карельский укрепрайон на 1941 год тоже был такой нормальный, но, опять же, немцы такие укрепрайоны брать умели, и все наши укреплённые районы на новых границах были взяты, причём, опять же, некоторые ДОТы держались 3-4 дня, но в конечном итоге после линии Мажино немцы прекрасно знали, как с этим бороться, и у них была своя тактика - им нужно было просто, если наши вот считали, что эту коробку нужно разбить так, что от неё вообще ничего не останется: либо мы ставим пушку 203 мм или 6 дюймов, т.е. 152 мм, на прямую наводку и высаживаем 200 снарядов в эту коробку, чтобы там пробить дырку в ней, или же туда подбирается наша сапёрная группа вместе со стрелками, блокирует, потом приезжают танкисты и привозят тонну взрывчатки, всё это закладывается сверху и взрывается, чтобы там просто осталась яма на месте этого сооружения, то немцы считали, что достаточно просто вывести из строя гарнизон. Как это делалось - просто внутрь забрасывались дымовые шашки или же туда спускался заряд через шахту перископа, это оказалось очень уязвимым местом советских ДОТов, что перископ опускающийся, там есть крышка бронированная, которая закрывает это отверстие, но толщина брони очень небольшая, поэтому они, как правило,с начала подрывали крышку, после чего у вас есть отверстие, через которое вы можете внутрь залить бензин и его поджечь, либо туда вы спускаете заряд, и внутри, когда вы его взрываете, все люди погибают. Те, кто выжил в наших ДОТах на границе в 1941 году, они вспоминали, что просто внутрь забрасывается дымовая шашка, и потом в нём становится невозможно дышать, и просто гарнизон либо сам там расползается в разные стороны, либо принимает там смерть, задыхается. И причём, как вы понимаете, конечно, наши сказали, что это же газы применили, это же отравляющие вещества. Но это не обязательно, т.е. мы не можем сейчас доказать, но в горячке боя там какая разница, это дым или газ - всё равно задохнулся.

Д.Ю. Задохнулся, да, эффект один и тот же.

Баир Иринчеев. Но вернёмся: Карельский укрепрайон и 1941 год, и опять же, добрый маршал Маннергейм - это тема для отдельной беседы, как всегда. Вернёмся в 1939 год: вот приехали журналисты со всего мира, приехали они в Хельсинки, их всех поселили в 5-звёздочную гостиницу "Кемп" в центре города и, собственно, больше их никуда не пустили. Им сказали, что вот, у нас есть отдел связи с общественностью ставки Маннергейма, вот вам каждый день по одному пресс-релизу, по листочку - сводка, и всё, дальше делайте, что хотите.

Д.Ю. Т.е. это советский корреспондент Кривицкий всем наврал про 28 панфиловцев, а 300 журналистов в Финляндии писали только правду о том, что на самом деле произошло.

Баир Иринчеев. Ну вы знаете, если почитать "Нью-Йорк Таймс" того времени, времён советско-финской войны, там такое понаписано, что...

Д.Ю. Надо будет почитать.

Баир Иринчеев. Не, ну там: 2 советские дивизии друг друга перебили по ошибке.

Д.Ю. Т.е. это, грубо говоря, 20 тысяч человек убили, да?

Баир Иринчеев. Нет, там 17 на 17 тысяч, там...

Д.Ю. Т.е. 30 минимум?

Баир Иринчеев. Да, ну и там, конечно, как всегда написано "apparently", т.е. "наверное" или "очевидно". Т.е. там такие дичайшие слухи абсолютно муссируются в прессе - ну какая разница, всё равно же там никто не знает, что на фронте творится? И поскольку их на фронт не пускали, информации мало, алкоголя много в баре гостиницы "Кемп", и вообще собрались непризнанные гении военной журналистики - надо что-то придумать, надо что-то красиво написать. Ну как сейчас блоггеры. Ну и очевидно вот в середине декабря подумали: вот если не Зигфрида, если не Мажино, а у нас есть - а, линия Маннергейма, главнокомандующий-то Маннергейм. И вот примерно в середине декабря это название появляется в западной прессе, в иностранной, потом оно появляется в финской прессе, и потом оно уже перекочёвывает в советскую прессу. И вот именно под этим названием эта оборонительная линия вошла в историю, потому что когда наши её прорвали 11 февраля 1940 года, то сказали, что прорвали линию Маннергейма, и что самое главное - в Советском Союзе, опять же, как говорил Владимир Ильич, кино - это важнейшее из искусств, и был сразу снят фильм "Линия Маннергейма".

Д.Ю. У нас?

Баир Иринчеев. Да, в Советском Союзе, который чётко и понятно объяснил, зачем нужна была эта война, и собственно, там очень хорошо перемежается документальная съёмка времён советско-финской войны и постановочные кадры уже, т.е. явно видно, что это уже снимали специально на учениях, уже в 1940 году, тоже зимой: там постоянно видно, что "гуляет" толщина снежного покрова - то они бегают, снега вообще нет, то там снега очень много, то они одеты в маскхалаты, то без маскхалатов, плюс видно, что там бойцы так не очень-то и стараются, т.е. понятно, что скорее всего они стреляют, но там действительно показана - вот она, линия Маннергейма, вот они надолбы, вот они бронированные ДОТы, вот они небронированные ДОТы. Там есть замечательная мультипликация, которая показывает принцип действия как раз укреплённого района. Да, там, может быть, увеличено количество огневых точек в 2 раза, но принцип показан хорошо. Фильм заканчивается кадрами вступления Красной Армии в горящий Выборг уже после заключения перемирия и заканчивается кадрами хроники, когда части Красной Армии возвращаются с Карельского перешейка в Ленинград, и им здесь устраивают торжественную встречу, т.е. там действительно потрясающее такое единение армии и народа показано. Они едут с севера через Литейный мост по Литейному проспекту едут, собственно, наши танки Т-28 в город Пушкин, потому что именно там наша 20-ая тяжёлая танковая бригада им.С.М. Кирова и базировалась перед финской войной. Там весь Литейный забит людьми, милиционеры отталкивают, пытаются как-то...

Д.Ю. Т.е. это не постановка, да?

Баир Иринчеев. Нет, это абсолютно не постановка, т.е. там было действительно такое, что люди вышли на улицы встретить нашу армию, которая возвращается. Я не представляю, как механики-водители вообще кого-то не подавили, потому что они ехали с закрытыми люками, там видно, что они едва-едва ползут, милиционеры людей расталкивают, потому что там танку было не проехать из-за количества народа. И этот фильм был очень популярен.

Д.Ю. В Сети есть?

Баир Иринчеев. В Сети есть, конечно, ссылка внизу, как обычно. Фильм был очень популярен, он получил Сталинскую премию, и именно тогда вот это словосочетание - "линия Маннергейма" и вошло в наш обиход, т.е. все знают, что это такое, потому что когда-то в 1941 году наши бабушки и дедушки этот фильм посмотрели, он им запомнился, и вот этот символ советско-финской войны, неприступнейшая крепость, как это изображено было в фильме, он и вошёл в народную память, опять же, несмотря на то, что она, может быть, не такая уж и мощная была, и её очень сильно критиковал финский генерал-лейтенант Харальд Эквист - сложнопроизносимая фамилия и какой-то древний шведский род, т.е. там у него... я всё время его фамилию по-фински пишу с ошибками. Так вот, генерал-лейтенант Харальд Эквист сидел в Выборге, туда он прибыл в 1918 году ещё полковником, и очевидно он участвовал в массовом убийстве русского населения Выборга, к сожалению. Ну конечно, в своих мемуарах он как-то об этом умолчал, но после...

Д.Ю. Тактично, да?

Баир Иринчеев. Да, и кстати, он был такой вот человек, что он не стеснялся идти на прямой конфликт с Маннергеймом, а все другие финские генералы как-то перед ним пасовали, лебезили, дипломатично очень, а Эквист, собственно, напрямую спорил с Маннергеймом, конфликтовал с ним, не соглашался, ну и это, конечно, привело к тому, что отношения были очень плохие между этими двумя финскими военачальниками. Но Эквист в 1945-46 году написал книгу "Финская война с моей точки зрения", и там он, ну он командовал как раз финскими войсками, которые обороняли линию Маннергейма, он сказал, что а зачем мы вообще её строили? Зачем? Потому что вот у вас коробка, вы в неё вбухали кучу денег, в ней стоит 2 пулемёта Максим - и что? Т.е. как убежище - да, это хорошо, что у нас было 250 коробок, но проблема-то в том, что чем нас русские взяли - они нас взяли современными видами вооружения, извините: это мощная артиллерия тяжёлых калибров, это мощные бронетанковые войска и авиация. А у нас этого всего не было, потому что мы все деньги бухнули на непонятно что.

Д.Ю. На мой взгляд, правильно говорил, т.е. это в моём понимании в первую очередь бабло, и если ты построил неведомо что, а его разбомбили, то эффект-то где? Можно всё, что угодно говорить про бодрость, стойкость финских солдат - они действительно бодрые и они действительно стойкие, а что толку-то? Ну разбомбили - и что?

Баир Иринчеев. Суть-то в том, что да, была линия Маннергейма, и действительно это красивая легенда, это красивая история, это часть мировой истории вообще, это один из символов Финляндии, в общем-то, если на неё посмотреть - что у нас там: сауна, Санта-Клаус и линия Маннергейма, если так грубо говорить. Но когда все эти коробки были разрушены и когда нужно было подбивать советские танки, оказалось, что нечем - у нас не хватило денег на нормальные противотанковые пушки. Т.е. вот эта история с линией Маннергейма с финнами сыграла очень злую шутку в Великую Отечественную войну, потому что вот эта легенда и то, что финны на этой оборонительно линии продержались с 15 декабря 1939 года по 15 февраля, т.е. получается 2 месяца, т.е. вот 15 декабря начинается первый штурм линии Маннергейма на берегу Ладоги в районе реки Бурной нынешней, где поэт Долматовский написал стихотворение "Тайпалеен-йоки" о форсировании этой реки, и 15 февраля 1940 года Маннергейм, по-моему, в 4 часа дня, если мне память не изменяет, отдаёт приказ, что всё, уходим с линии Маннергейма - вот 2 месяца они продержались. И действительно, вот в Советском Союзе такой фильм вышел, что неприступная линия обороны, финны молодцы, что они такое построили, но мы ещё большие молодцы, потому что мы её взяли. Нет таких крепостей, которые не могут взять большевики. И финны посчитали, что строим, вот когда они отбили Карельский перешеек, вышли к Карельскому укреплённому району и остановились, они решили: ну, строим линию Маннергейма 2.0. Да, мы меняем концепцию, все сооружения уже будут очень маленькие, это будут фактически бронекуполы, вкопанные в землю, они не будут торчать над ДОТами, потому что, собственно, вот у этого ДОТа, если он фланкирующего огня, то у него только бронекупол, торчащий над холмом его выдаёт, мы их сделаем другими - они не будут торчать, они будут встроены в склон, эти бронекуполы. Толщина брони 20 см, оттуда стреляет пулемёт Максим. Т.е. мы сделаем линию Маннергейма 2.0 и мы за ней отсидимся, как было уже в 1940 году. Но 2 проблемы: первая - что они её строили-строили и аа результате не достроили, а второе - что в 1944 году Красная Армия вот эту линию обороны, которую финны строили 3 года, прорвали за 3 суток.

Д.Ю. Имея уже совершенно другой опыт, да.

Баир Иринчеев. Да, и финны ничего с этим сделать просто не смогли. Поэтому, если от линии Маннергейма провести дорожку в наши дни уже, если мы говорим о 21 веке, почему никто такие вещи уже особо-то и не строит? Почему, например, Америка не строит какую-то линию Маннергейма 3.0, почему у нас в Крыму не воссоздана батарея "Максим Горький", например, 35-ая батарея? Ну просто потому что главная проблема в то время была в том, что их не найти и в них не попасть. А сейчас их и найти, и попасть - это абсолютно не проблема, что бы вы сейчас ни построили, американский "Томагавк" или русский "Калибр" прилетит...

Д.Ю. Безошибочно.

Баир Иринчеев. Безошибочно, с точностью 1-2 м, и вашу коробочку разнесёт моментально.

Д.Ю. Последний, по-моему, такой строитель был Энвер Ходжа в Албании, он там этих бронеколпаков понастроил.

Баир Иринчеев. Дело в том, что, опять же, это вопрос только того, о каких армиях мы говорим и о каких конфликтах мы говорим, потому что если речь идёт об ограниченном конфликте с применением оружия 60-70-ых годов, как в войне на Донбассе, то такие коробочки очень кстати, потому что скорее всего у вашего противника не будет управляемого оружия, которое очень дорогое, он не будет задействовать все эти сверхсовеременные системы, и если речь идёт об ограниченном конфликте в гражданской войне, то скорее всего у вашего оппонента не будет пушек калибра 203 мм, скорее всего у него не будет управляемых ракет и всех вот этих мощных современных систем, которые есть у армии великих держав современных. Тогда да, а если речь идёт о глобальном конфликте, то что бы вы ни построили, какая-нибудь сверхдержава на вас придумает...

Д.Ю. Растопчет.

Баир Иринчеев. Ну как вот Саддам Хусейн.

Д.Ю. Война в Ираке, да.

Баир Иринчеев. Саддам Хусейн же построил себе бункер, где у него, извините, не 1,5 м, у него 8 м, вот такой вот этот бункер был, ну американцы специально для него сделали бомбу, которая пробьёт 8 м железобетона и попадёт туда.

Д.Ю. А строили ему их, говорят, южные корейцы, которые американцам местоположение и особенности все и продали тут же. Вот и зови таких замечательных строителей.

Баир Иринчеев. Поэтому, да, сейчас такие вещи уже никто не строит, в общем-то...

Д.Ю. И никому не надо.

Баир Иринчеев. Просто потому что сейчас принцип: ты выстрелил чем-то управляемым и срочно сваливай, потому что там уже старт твоей ракеты засекли, и тебе уже в ответ летит что-то, т.е. это уже, скажем так, немного прошлый век, немного, но принцип Вобана - французского фортификатора 18 века, что пот экономит кровь, что лучше закопаться, и целее будешь, он по-прежнему действует. Но как это ни странно, в 2014 году линия Маннергейма у нас, и вообще Маннергейм у нас "всплыл" сейчас в России, а линия Маннергейма в 2014 году "всплыла" на Украине, потому что П.А. Порошенко сказал, что мы сейчас построим на границе с Россией линию Маннергейма, и это нас вообще спасёт.

Д.Ю. Ну там-то все умалишённые.

Баир Иринчеев. Ну вот поэтому я, конечно, обычно не комментирую события на Украине, но я не мог, конечно, не перепостить вот это высказывание П.А. Порошенко, потому что это, извините, вообще как-то... ну это просто неадекват, потому что армия современного государства вот такое прорывает на раз просто, т.е. сейчас речь не о том, что мы понастроим снова коробочек каких-то из бетона, речь о том, что у вас автоматизация, разведка, управление войсками и прочее, и прочее - это гораздо важнее.

Д.Ю. Но тем не менее, на тот момент сработало, скажем так, неплохо, наших остановило, ненадолго, правда, но тем не менее.

Баир Иринчеев. Да, на 2 месяца.

Д.Ю. Про что в следующий раз?

Баир Иринчеев. В следующий раз, собственно, вот мы поговорили уже о финских оборонительных сооружениях и о легенде, которые окружают линию Маннергейма. В следующий раз нужно уже идти, собственно, сражение за сражением советско-финской войны, т.е. можно начать с первого серьёзного сражения хронологически в ходе советско-финской войны - это 12 декабря 1939 года, это контрудар финских войск под Толваярви в приладожской Карелии и поражение 139-ой стрелковой дивизии Красной Армии, которой командовал комбриг Беляев - бывший штабс-капитан Российской императорской армии.

Д.Ю. Да что же это такое - не предал Родину, а решил ей служить?

Баир Иринчеев. Да, спокойно вообще продолжил штабс-капитаном, спокойно дослужился до комбрига, а потом переаттестовался в 1940 году на генерал-майора. В 1941 году снова, в общем-то, военная карьера не задалась, т.е. он был в штабе 8-ой армии, 8-ая армия потерпела поражение в Эстонии, но вот в 1939 году его кровавые НКВД-шники не расстреляли, но вот в 1941 году должны были грохнуть сразу? Но и тут как-то пошло всё не так, как у нас сейчас обычно описывают - его просто перевели на преподавательскую работу, спокойно в чине генерал-майора, дослужился до пенсии, получил орден Красного знамени и спокойно вышел на пенсию и дожил в Москве до седин.

Д.Ю. Какая-то фантастика, Баир!

Баир Иринчеев. Ну вот, просто фантастика, скорее, то, что сейчас средства массовой информации нам рассказывают, потому что...

Д.Ю. Давай постепенно тогда двигаться, смотреть, чего и как было.

Баир Иринчеев. Да, будем смотреть именно все мифы советско-финской войны и все сражения, потому что есть стереотип, что вот на Карельском перешейке упёрлись в линию Маннергейма, долбились-долбились и в результате пробили, забросав трупами, как всегда, а к северу от Ладожского озера хитрые финны всех окружили, и всё этим и закончилось. На самом деле каждое сражение...

Д.Ю. Не забегай вперёд!

Баир Иринчеев. Каждое сражение советско-финской войны имело свои особенности, там была очень серьёзная роль персоналий - командующих с обеих сторон, что нужно подробно разобрать, кто был сильнее, кто был слабее. Ну а подытоживая рассказ о линии Маннергейма - это то, что это один из сильнейших даже не мифов, это сильнейшая легенда и сильнейший символ советско-финской войны, линия строилась с 1920 года по 1940 год, самые разные типы оборонительных сооружений - и большие, и маленькие, и огромные, и бронированные, и железобетонные, и бетонные, и слабые, и очень крепкие. То, что её отличает от других оборонительных линий - это то, что почти что за каждую вот эту коробочку был бой, и вот этот бетон, железобетон и земля вокруг них обильно политы кровью, т.е. там почти что на каждом ДОТе можно вешать памятную табличку, кто за взятие этого ДОТа получил звание Героя Советского Союза. Т.е. это памятник истории, и наша задача рассказать и о конструкции, и об истории штурма и взятия этой оборонительной линии, но это уже в следующий раз.

Д.Ю. Спасибо. С нетерпением ждём.

Баир Иринчеев. Спасибо. Продолжим.

Д.Ю. А на сегодня всё. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Google+


В новостях

28.11.16 13:02 Баир Иринчеев о линии Маннергейма, комментарии: 53


Комментарии


cтраницы: 1 всего: 2

Supp
отправлено 29.11.16 01:27 | ответить | цитировать # 1


Дмитрий Юрьевич, сложите пожалуйста ролики с Баиром в отдельную папку. Из за количевства роликов искать его все трудне и труднее. Мегаимнтересный человек. Спасибо!


Homi
отправлено 07.12.16 00:06 | ответить | цитировать # 2


Добрый день,
Оды писать о роликах не буду, слышал ваше отношение к ним. Скажу – интересно, интересно на столько, что даже решил зарегистрироваться, что бы спросить.
Заранее извиняюсь об ошибках, пишу на русском редко.
Теперь к вопросам.
Жил в Финляндии почти 3 года, интересовался финской историей, языком и т.д., поэтому интерес и остался.
Когда я там жил и работал (в Хельсинки и в округе) удивило количество русскоговорящих (как позже выяснилось Россиян), которые плохо или вообще не знают финского, но носят финские фамилии, а на вопрос, откуда финская фамилия – били себя в грудь, что они финны.
Позже, друг объяснил, что с территории, которую СССР присоединил в результате победы в зимней войне, все население сбежало в Финляндию, но СССР потребовал всех вернуть в СССР и финны (этим они страшны – плакали, но сажали в вагоны), загрузили всех, от младенцев до стариков, в товарные вагоны и отправили в СССР.
Но они это помнили, переживали и когда СССР распался, любому кто мог доказать, что его предки с территории отошедшей СССР, получали финское гражданство.
Поэтому вопросы:
1) Это правда?
2) Если ДА, зачем это нужно было СССР? Дело принципа?
3) Еще слышал, что Финляндия долго платила СССР репарации (если это правильный термин), правда?
Кстати, в Финляндии, вторая мировая война официально называется – “Continuation War”, похоже, думали реванш взять.

4) Другой знакомый рассказывал, что в Финляндии был президент, „фанат” Сталина – что то верится с трудом, при условии, что финны строили в каждом многоквартирном дому бомбоубежища, до каких то 80х.
Это правда или миф?

С нетерпением жду ответов.
P.S. В Финляндии есть большой танковый музей, где стоит даже двух башенный танк Т-100 – “ Parola Tank Museum”



cтраницы: 1 всего: 2

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

разделы

Главная страница

Tynu40k Goblina

Синий Фил

Опергеймер

Светосила

За бугром

English

Победа!

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Комментарии

Поисковые запросы

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Google+

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Гоблин в ivi

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в Google+

Новости в ЖЖ

Группа в Контакте

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк