• Новости
  • Заметки
  • Картинки
  • Видео
  • Переводы
  • Опергеймер
  • Проекты
  • Магазин

Разведопрос: Сергей Поликарпов о японском мече

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Радио | Разведопрос - История | Разное | Семья Сопрано | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот

02.06.16





Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Сергей Аркадьевич, добрый день!

Сергей Поликарпов. Дмитрий Юрьевич, и вам не хворать!

Д.Ю. Зачем перчатки?

Сергей Поликарпов. Сегодня хотели поговорить о японском мече. Некоторые экземпляры настоящие, исторические, музейной ценности, возрастом в несколько столетий. Этикет, правила безопасности и музейные правила обязывают не прикасаться...

Д.Ю. А вы каким-то образом причастны или любитель?

Сергей Поликарпов. Я - стопроцентный дилетант.

Д.Ю. Так.

Сергей Поликарпов. Японским мечом начинают заниматься только те люди, которые его любят. Это и есть дилетанты, которые занимаются наукой, профессией либо какой-либо деятельностью только потому, что они её любят. И только мотивация любви, интереса и привязанности двигает их к этому.

Д.Ю. Самый известный дилетант - любитель уголовного розыска Шерлок Холмс.

Сергей Поликарпов. Совершенно верно.

Д.Ю. С чего начнём?

Сергей Поликарпов. Был известнейший учёный-биолог, энтомолог, философ, теоретик науки Александр Александрович Любищев, про него было написано много книг, один из мастодонтов советской фундаментальной науки. Он говорил: "Вот я - настоящий дилетант, потому что я люблю свою работу."

Д.Ю. С чего начнём?

Сергей Поликарпов. С японского меча. Сейчас посмотрим на него, поймём, из каких частей он состоит и что он из себя представляет андросс

Это типичный, стандартный японский меч, который всем известен под названием "катана". Ну, "катана" по-японски - это и есть меч. Один и тот же иероглиф, в зависимости от верхнего либо нижнего чтения или употребления в той или иной связке он читается "тон" или "катана". Катана, грубо говоря, это меч. Это стандартный к настоящему времени, стандартизированный меч, который олицетворяет всю общность и разнообразие японских мечей. Строго говоря, точнее, говоря шершавым языком протокола, это массагабаритная копия холодного оружия, конструктивно напоминающая японский меч. Клинок его не стальной, это цинк-алюминиевая имитация, которая не позволяет нанести на нём заточку, и следовательно, считается, что им нельзя нанести повреждающий удар.

Д.Ю. Поди ещё и подпилен где-нибудь тут?

Сергей Поликарпов. Нет, конечно, не подпилен. Это родное японское произведение сделано фирмой "Тазанда", и такие снаряды выпускаются десятками и сотнями тысяч, для того чтобы люди тренировались. Это просто тренировочный предмет. Тем не менее, за тем отличием, что у него нет стального клинка, все остальные детали являются абсолютно строгими аутентичными копиями монтировки японского меча.

Стандартный японский меч состоит, как мы видим, из слабоизогнутого клинка с ребром жёсткости шиноги. В поперечном разрезе он представляет из себя вытянутый пятиугольник. Дол может присутствовать, может не присутствовать, рукоять - она называется цука, гарда - она называется цуба по-японски. Цука сделана из дерева, всегда сделана из дерева, с помощью шпильки деревянной, точнее, бамбуковой прикреплена к металлическому хвостовику и укреплена двумя муфтами. Вот эта муфта называется касира - в переводе с японского "головка", а вот это фути. Это цуба, как я уже сказал. Рукоять оклеена шкурой ската, в архаичном русском эта шкура называлась "шагрень".

Д.Ю. Хм, не знал.

Сергей Поликарпов. Настоящая самая ... И оплетена лентой "ито", по-японски, "ито". Плетение вот это называется "ито-маки", буквально: "оплетение лентой".

Это ножны, они деревянные, сделаны из японской магнолии, "хоноти" по японски, проклеены конопляной марлей и затем покрыты грунтом (можно подержать их в руках, они очень лёгкие) и отлакированы.

Д.Ю. Очень лёгкие, да.

Сергей Поликарпов. Да, очень лёгонькие ножны. Меч с помощью вот этой муфточки "хабаки" плотно входит в устье ножен. Вот сая-гучи, японское слово "гучи" обозначает "рот" либо "устье". Буквально, самый такой хороший, точный очень русский перевод. Хабаки плотно входит, зажимает меч, и поэтому он самостоятельно там крепко держится и никуда не выпадает.

Д.Ю. А ямагучи - что это?

Сергей Поликарпов. Совершенно верно. Ямагучи это "яма" - "гора", "гучи" - "рот". Как правило, это либо вход в горное ущелье, либо горная пещера.

Д.Ю. Красиво.

Сергей Поликарпов. Конечно.

Д.Ю. Так называется главная ОПГ японская.

Сергей Поликарпов. Совершенно верно. Восаке. Интересно очень, ОПГ у них собственный такой ямагучи бирон - билдинг такой офисный, и по пятницам у них происходят планёрки, на которые регулярно наведывается начальник местного околотка, обязательно он присутствует. Они обсуждают свой бизнес.

Д.Ю. Заседание ОПГ.

Сергей Поликарпов. Совершенно верно, без каких-либо шуток.

Д.Ю. Я знаю, да.

Сергей Поликарпов. Он приходит в погонах и увещевает: "Ребята, не балуйтесь, не сорите на улицах, не бейте никого сильно, не кричите громко... Ведите себя хорошо."

Д.Ю. Своя пресса присутствует?

Сергей Поликарпов. Да, да.

Вот эта скоба называется куригата, её основное предназначение - зацепиться за пояс, потому что японский меч носят воткнутым за пояс, матерчатый пояс оби. К куригати фиксируется шнур сагео, он имеет массу функций самых разнообразных: им можно меч привязать покрепче к поясу, чтобы он не вывалился, можно вынуть меч из-за пояса и с помощью этого сагео меч закрепить за спиной, как винтовку, что японцы часто делали, когда лазали по кустарникам в горах - это в замечательном фильме "Семь самураев" хорошо видно. Его можно вынуть и использовать для чего-нибудь другого, что-нибудь привязать, отвязать, прикрепить. Очень функциональная штука, всегда с собой. Он очень крепок, поверьте, и выдержит не одну сотню килограммов.

Д.Ю. Как нынешние дети любят вязать на оружие так называемый паракорд, так японцы много веков назад его придумали.

Сергей Поликарпов. Да, да, да.

Этот меч много лет был в тренировочном использовании, рукоять его затёрта, ножны покоцаны, сагео, который был когда-то совершенно замечательным, уже начал слоиться и рваться, но это совершенно рабочий , ходовой предмет.

Д.Ю. А он лично ваш?

Сергей Поликарпов. Да, совершенно верно.

Д.Ю. Под ваш рост, специально?

Сергей Поликарпов. Да, он большой для стандартного японца, и масса его, и размеры сделаны специально для меня. Меня меряли в ателье, когда делали меч.

Д.Ю. Серьёзный подход.

Сергей Поликарпов. Да, нормальный подход. Размер меча влияет на технику его применения. Если меч слишком короток или слишком велик, портится техника. Все антропоцентрично в Японии.

Сразу расскажу о том, как обращаются с мечом немного, и что можно, а чего делать нельзя. Даже такой меч потенциально считается смертельно опасным холодным оружием, которое даже, на самом деле, цинк-алюминиевый клинок может принести очень тяжкие последствия - это понятно.

Д.Ю. Если колоть.

Сергей Поликарпов. Да, как известно, алюминиевой вилкой можно наделать бед, а уж килограммовым алюминиевым полотном, к тому же довольно-таки острым, можно сделать бед ещё больше.

Во-первых, если человек хочет посмотреть меч, он спрашивает разрешения. Ни в коем случае, завидев предмет, нельзя хватать его и тут же начинать рассматривать. С точки зрения японского мечевого этикета, это очень плохое поведение. Конечно, спрашивают, можно посмотреть? Конечно, можно. Для того, чтобы дать человеку меч, его передают - это важно - всегда так, чтобы рукоятка пришлась на вашу правую руку.

Д.Ю. Я беру?

Сергей Поликарпов. Да, вы берёте, смело берёте, спокойно. Всегда на вашу правую руку. Почему? Если я буду передавать меч так, я могу вынашивать коварные замыслы вас убить в момент передачи меча. Я вам дам меч, вы начнёте его брать, я извлеку и заколю, пока ваши руки связаны предметом. Поэтому я вам доверяю, я себя подвергаю опасности, если вы паче чаяния оказались коварным, но тем не менее это уважение, я вам даю меч всегда так.

Теперь поменяемся ролями - я взял меч, хочу его посмотреть. Я его ни в коем случае не раскрываю, я сначала посмотрю на его монтировку, то есть на его убранство: рукоять, цуба, сая, всё остальное...

Д.Ю. То есть, тем самым вы демонстрируете хозяину, что вы не лох, случайно с улицы забредший, а глубоко разбираетесь в предмете.

Сергей Поликарпов. Конечно, да. И естественно, я обязан хвалить, что бы ни происходило. Про себя я могу думать всё, что угодно, но указывать на недостатки, если это не близкие доверительные отношения, нашли там какой-то кидзу (кидзу - это дефект): смотри-смотри, вот здесь вот такая штучка - а, ну это хорошо, мило посмеялись. Но если таких отношений нет, то, конечно, этого делать нельзя. И когда осмотаривают меч снаружи, испросив разрешение, его можно немного приоткрыть - вот так, и после этого...

Д.Ю. То есть не выхватывать, как шашку, а чуть-чуть...

Сергей Поликарпов. Упаси Господи, это дикарское поведение.

Д.Ю. То есть, это тоже говорит о намерении гостя?

Сергей Поликарпов. Здесь деликатность и предупредительность на каждом шагу. Многоступенчатая деликатность и предупредительность - это очень важно. Мы потом попозже чуть поговорим вообще об этикете меченосцев, как это всё у них происходило, но пока мы просто рассматриваем меч.

Вот я хочу посмотреть, каков клинок, я аккуратненько его вынимаю и вот так я уже могу посмотреть, оценить состоние металла, форму рёбер, представление какое-то о клинке, посмотреть, в каком состоянии линия закаливания. И кстати, что очень важно, ни при каких условиях, что бы ни происходило, нельзя прикасаться голыми пальцами к клинку - только через салфетку или через перчатки. Строго говоря, даже за сая лакированное лучше не браться голыми пальцами - пятна останутся, потом придётся мыть. А клинок - это высокоуглеродистая сталь, пятна от пота на стальном клинке могут привести к необходимости его переполировывать, а это очень дорого.

Но мы дошли до финальной стадии, я хочу посмотреть на сам клинок. Вот именно таким образом, обратите внимание: лезвие смотрит на меня, острие смотрит ни в коем случае не на собеседника, а далеко, вот таким образом я снимаю ножны-сая с клинка и держу клинок строго лезвием к себе, вверх вертикально его направив. Ни в коем случае не так - это агрессивная позиция, уже собрался кого-то зарезать, тем более если я опустил - это всё, хозяин должен тут же что-то предпринимать, должекн плескать мне горячим чаем в лицо, опрокидывать стол... Спасаться, уже пора спасаться. Вот так вот я держу меч и, естественно, осматриваю его, при этом сначала я должен составить общее впечатление, такое эмоционально-оценочное впечатление от предмета. Имеется в виде его геометрия, масса, как он в руке - общее впечатление. А потом спокойненько рассмотреть детали клинка и что-то ещё.

Если мне нужно передать меч другому человеку вот в таком состоянии, уже без ножен, голый меч, обнажённый меч, его передают вот так - вверх и всегда лезвием к себе. Я вам передаю меч, вы спокойно его берёте вот здесь, потом вы хотите его посмотреть, вы поворачиваете его на 180 градусов по вертикальной оси...

Д.Ю. Точно так же?

Сергей Поликарпов. Да, да, и... передаёте мне. Таким образом, мы совершили весь этикет обнажения и дружеского осмотра японского меча.

Д.Ю. Ну, складывается лично для меня впечателние, что таким образом осматривают его: а) люди, очень хорошо подготовленные, понимающие, с чем имеют дело; б) демонстрирующие сугуба дорожелательное отношение друг к другу: что мы оба военные люди, рубить умеете и вы, и я, и поэтому весь этот этикет направлен на то, что так неудобно зарубить хозяина, а так неудобно зарубить гостя - это всё как раз про это.

Сергей Поликарпов. Дмитрий Юрьевич вот этот алгоритм осмотра меча, этот этикет, он, как любой воинский устав, написан кровью. Он написан кровью не только коварного нападения, и подготовленного зловещего убийства, он ещё написан кровью небрежности либо пресупной халатности, которая может привести к ранениям в худшем варианте, а в самом лёгком варианте это может привести к повреждению ценного предмета, и это тоже очень большая неприятность.

Д.Ю. Так.

Сергей Поликарпов. Как вкладывают меч: его не вкладывают так, как его вкладывают в бою или во время боя, зарубив кого-то. Меч вкладывают так: его держат в безопасной позиции, берут ножны вот так вот, надевают ножны и, сохраняя безопасную позицию, то есть острую часть к... аккуратненько... После этого мы укладываем меч. Обратите внимание, я его укладываю опять же рукоятью к вам, демонстрируя своё доверие и гарантируя мои благие пожелания.

Д.Ю. Очень интересно, да.

Сергей Поликарпов. С этого всё начинается, когда человек начинает заниматься японским мечом, будь он коллекционер, ценитель, или он мастер меча, то есть мастер изготовления либо самого меча, либо каких-то деталей его оправы, или это фехтовальщик, который изучает одно из традиционных искусств - вот с этого всё начинается, с этикета обращения с мечом.

Д.Ю. Ритуал - вещь исключительно важная.

Сергей Поликарпов. Он не случаен, он не является ритуалом сам по себе. Это функциональный ритуал, это техника безопасности прежде всего такая.

Д.Ю. В русском языке есть такое немножко, наверное, насмешливое название "китайские церемонии". А вот с моей точки зрения, с высоты, так сказать, прожитых лет, когда тебе понятен ритуал, когда ты знаешь, что в какой последовательности, как надо делать, каким образом, это тебе голову освобождает. У нас поскольку в ходе революционных преобразований нашей жизни регулярно всё отметают прочь, то большинство граждан у нас в самых примитивных ситуациях не понимает, как себя вести - это ключевое, не понимает, как выказать уважение окружающим, собеседнику. Ну а когда это дело регламентировано...

Сергей Поликарпов. Я, кстати, мне если позволите, немного перескочу. Тот, кто знаком с тем, что такое японский меч, и представляет себе, что такое японские самураи эпохи Эдо - меченосец, человек, который не выходил на улицу, не имея двух мечей за поясом,, он просто не выходил на улицу без этого, это было всё равно, что выйти без штанов. В какой-то период страны, когда в ней закончился период гражданских войн, у них 10% призывного мужского населения были самураи профессиональные, это колоссально совершенно, и конечно, улицы городов и деревень кишмя кишели япошками, извиняюсь за выражение, вооружёнными острыми клинками. Время было голодное, еды им не хватало, не хватало также уважения, признания и многих других благ жизни, поэтому стычки происходили постоянно, и резались они со страшной силой. И тогда у них распространилась, как эпидемия, практика дуэлей с массовыми смертоубийствами, и тогда уже бакуфа - военно-феодальная верхушка официальные меры приняла, чтобы это дело прекратить. И их, конечно... Но не в этом дело. Тогда существовал такой закон, традиция, он по-японски назыввался очень красиво - кирисютэ гомэн. В переводе с японского "кири" - "резать", "сютэ" - "бросать, выбрасывать", а "гомэн" - это "извинение". Это означало, что в ответ на нанесённое нестерпимое оскорбление, реальное либо мнимое, можно было зарезать. В особенности легко было зарезать простолюдина, и это позволял закон. Конечно, если зарежешь самурая, будет разбираться суд.

Д.Ю. Все животные равны, но некоторые равнее.

Сергей Поликарпов. Да, будет разбираться суд. Но лучше зарезать самому, чем быть зарезанным, поэтому каждый меченосец, увидев дргого меченосца на улице либо в переулке, понимал, что из-за незначительной какой-то оплошности или из-за чего-то может возникнуть смертельный конфликт. Например, вы слишком близко подошли друг к другу, и один другого задел, например, мечом. Он же торчит, как палка, извиняюсь за выражение. Либо топнул, лужа, попало человеку в лицо - это может быть расценено как, с одной стороны, неуважение оскорбительное, а с другой стороны, это может быть расценено, как подготовка к неожиданной атаке - тебе хотят грязью замазать глаза, например, или ещё что.

Д.Ю. В наших дворовых драках было принято плюнуть оппоненту в физиономию, а пока он жмурится - стукнуть.

Сергей Поликарпов. Мы песок бросали.

Д.Ю. Да. Ну, не всегда есть песок.

Сергей Поликарпов. Да, да. Бросали спичечный коробок, яблоко - на, держи. После этого прилетал удар почтальона.

Д.Ю. То есть, парни имели богатый опыт.

Сергей Поликарпов. Да. Опыт был тоже написан кровью. Так вот, было жизненно актуальным, я уже тавтолоогически говорю, понятие "опасное сближение", то есть, было расстояние, ближе которого, если ты вооружённый человек, и перед тобой тоже вооружённый человек, и вы не знакомы, сближаться было нельзя. Как только ты начинал преодолевать это расстояние, это воспринималось как давление угрозой. И оно было интуитивно традиционным определено - 9 шагов примерно.

Д.Ю. Откуда можно было начинать кланяться друг другу?

Сергей Поликарпов. Дальше. Кланяться начинали раньше, но ближе 9 шагов не подходили, потому что 9 шагов - это 6 метров. 6 метров преодолеваются за 2,5 секунды, мгновенное выхватывание клинка, атака навалом, тот не успевает схватиться за оружие, и его уже разрезали. И в японских фильмах можно увидеть, таких правильных, с правильными консультантами снятых фильмах, как они расходятся, прижимаясь спинами к заборам, ни в коем случае не пытаясь сближаться. Даже в совершенно замечательном фильме, правда, не японском, "Капитан Алатристе", там снимался вот этот актёр-британец, который играл во "Властелине Колец" Арагона, кажется...

Д.Ю. Вигго Мортенсен.

Сергей Поликарпов. Совершенно верно. Он играет вот этого капитана Алатристе, дуэлянта, бретёра, такого убийцу. И вот они там встречаются с таким же сорвиголовой, как он, в Мадриде на улице такой каменной, у них обоих шпаги размером с этот меч, даги, и они точно так же, как японские самураи, расходятся, выдерживая вот эту безопасную дистанцию, спиной ощупывая стенку. Они не знакомы, но они не сближаются.

Д.Ю. Не давая повода что-нибудь подумать о себе.

Сергей Поликарпов. Конечно. И одновременно не давая противнику первому начать, если безопасная дистанция, вот эта подушка преодолена. Вообще старые японские мастера говорили, те, которые сохранили традицию, идущую ещё, скажем, из Средневековья, говорили, что случайного встречного, если конечно позволяет видимость, начинали плотно визуально пасти примерно с 20 метров, потому что 20 метров считалось дистанцией для уверенного прицельного лучного вытрела. Большинство самураев носили луки. Естественно, стрелок всегда имеет преимущество перед фехтовальщиком. Выстрелив последний выстрел, после этого можно было хвататься за длинное клинковое оружие и атаковать бегом. Поэтому, если у людей было ещё что-то кроме меча, то и ближе 20 метров предпочитали не подходить.

Это понятие "опасное сближение" у нас сейчас даже не только в мореходстве, в авиации, а даже опасное вождение сейчас воспоминают, актуально. Оно даже в банальной жизни, в жизни горожанина, который пользуется общественный транспортом, ходит на улице, ещё где-то, это исключительно важная вещь. А то начнётся как в этом, "Мой друг Иван Лапшин" - помните? "Дяденька, дяденька..." - вот пример коварного преодоления вот этой безопасной дистанции.

Д.Ю. Замечу, что граждане, которые с оружием имеют дело, например, в Законе о милиции просто и понятно написано, что после того, как сотрудник извлёк из кобуры табельное оружие, то любые телодвижения по приближению к немиу он воспринимает как попытку завладеть оружием или убить его. Соответственно, открывает огонь.

Сергей Поликарпов. Правильно делает.

Д.Ю. Практика, она везде одинаковая и показывает одно и то же. Но тут сразу вопрос: как же они ходили, например, в заведения японского общепита?

Сергей Поликарпов. С оружием.

Д.Ю. Ну ты же с неизбежностью сидишь рядом. Как там?

Сергей Поликарпов. Сейчас расскажу. Можно туда принести подставку. И этикет, и закон устанавливал следующее: вход в любое помещение обязывает избавиться от длинноклинкового оружия, кда бы ты ни зашёл. Вот эта подставка "таци какэ", я чуть позже покажу, как на ней устанавливался меч. Всевозможные подставки разного вида были во всех японских домах у входа, как сейчас подставки для зонтиков.

Д.Ю. Но это же опасно: вот он же, поди, денег стоит, а ты его на входе в кабак поставил. Как?

Сергей Поликарпов. ...и сидел и глазами наблдал. Кабаки-то были маленькие, примерно как эта студия, не больше. Я много раз был в японских кабаках, там, где только пьют...

Д.Ю. То есть, на 300 посадочных мест не бывает, да?

Сергей Поликарпов. 300 набьётся вот в эту... Оставляли с собой только нож, с ножом не расставались никогда, даже, наверное, в баню его носили, а если ходили в баню, то клали вот так на край ванны. Спали с ним, без ножа никак. Без ножа ты не человек, ты розовая свинья, которая приготовлена к этому...

Д.Ю. И никакое каратэ и дзю-цзу не поможет, да?

Сергей Поликарпов. Давайте не будем касаться этой темы.

Д.Ю. Не будем.

Сергей Поликарпов. Конечно, конечно, нет.

Значит, мы ознакомились с основными...

Д.Ю. Извините, перебью: вот чехольчик, он для чего?

Сергей Поликарпов. Прежде всего для того, чтобы предмет не портился. Мечи без чехла не хранили, не переносили, потому что сама по себе оправа меча стоит денег. Поэтому без чехольчика ну никак, абсолютно никак.

Д.Ю. Очень похож на предмет из художественного фильма "Затойчи".

Сергей Поликарпов. "Затойчи", да с Такеши Китано в главной роли.

Д.Ю. Ну я и старый смотрел.

Сергей Поликарпов. Да, я тоже. Значит, что мы здесь видим? Мы видим деревянный футляр, в котором очевидно скрыт меч. Такой деревянный футляр назывался "сиродсая" по-японски, по-русски - "белые ножны". То есть, это буквально футляр либо ножны для хранения клинка в тот период, когда он не используется на практике. Вот этот вариант монтировки "кочирая" сделан для того, чтобы меч собрать, взять с собой и начать им пользоваться, а если мы хотим, чтобы меч просто полежал дома, и ничего с ним не хотим делать, мы его переодевали в "сиродсая". "Сиродсая" - это просто кусок магнолии, как и ножны, всё делалось изз магнолии, в который просто вкладывали меч. Сейчас я покажу.

Это 17 век, и это, с моей точки зрения, совершенно... возьмите, пожалуйста... совершенно замечательный по своей красоте, изысканности японский предмет. В Японии есть такое понятие - неброская красота, или изысканная скромность. Это как дорогой костюм от итальянского модельера, который кажется очень простым и скромным, и не имеет ни одного лейбла. Или как, скажем, Брабус без единого ярлычка.

Д.Ю. То есть, поперёк спины "Дольче и Габбана" - не?

Сергей Поликарпов. Очень дурной тон, очень. Так вот, чем дороже клинок, тем более скромным и незатейливым он выглядит. Он выглядит фактически незаметным. Сейчас я немного расскажу о нём.

Что мы здесь видим? Ну во-первых, мы сразу начнём с того, что обратим внимание на второстепенную деталь - этикет требует начать с мелочей. Вот это хабаки, муфта-хабаки. Она из серебра. И мы видим, что на ней тщательно процарапаны такие желобки - это называется "кошачьи царапины". Это признак мастера, не каждый мастер умеет хорошо сделать "кошачьи царапины". А зачем они нужны? Во-первых, это традиция, у ни есть практическое значение, они усиливают трение при зажатии меча в сая-гучи. Это клинок длиной порядка 70 см. Он праактически прямой. Глубина изгиба-сори, мы меряли, 6 см - фактически это прямой. Мы видим чёткое ребро-синоги, небольшой скромный кисаки. Кисаки - это острие. И мы видим практически прямую, как вычерченную по линейке, линию закалки. Закалка называется "хамон" или "якиба" - это синонимы. Проявление высшего кузнечного мастерства и полировочного мастерства считается сделать прямую линию закалки, не какую-то художественную с картиночкой, а именно прямую. Сугуха считается изысканным хай-классом. И когда хорошо сделано сугуха, мы видим, что... смотрим на меч, и он кажется трёхгранным, а на самом деле он двугранный. Кроме того, здесь настолько хорошо выкован клинок и настолько хорошо он закален, ну вот при этом свете не очень хорошо видно, что мы видим как бы отражение, вот на обухе, толстой части обуха, отражение линии закалки. Это отражение называется "уцури", буквально "отражение" либо "сияние". И это ещё один важный признак хай-класса изготовления клинка. При этом вот здесь, например, мы видим, вот пальчиком покажу, вы, наверное, видите, Дмитрий Юрьевич, маленькую трещинку. Видите, вот, под моим большим пальцем? Это дефект ковки - кидза. Когда дефектов в ковке нет вообще, и ты не уверен, что это действительно хороший, авторитетный мастер, а это серьёзный мастер, можно подумать, что это подделка. Серьёзный дефект ковки, конечно, полностью обесценивает меч - он хрупкий, его нельзя использовать. Но маленький дефект ковки - это, знаете, как милая мушка, милая родинка на коже, которая придаёт живость и которая, можно сказать, что да, это вещь...

Д.Ю. ... настоящесть.

Сергей Поликарпов. Настоящесть, да, вот трещинка. Даёт живость, природную живость придаёт. Они никогда не бывают идеальны. И кидза бывают конечно, совершенно такие неизвинительные, необратимые, а бывают такие, которые наоборот только пикантность придают.

Настоящий ценитель японского меча больше всего любит вот такой голый меч, без оправы. Один мой знакомый говорит, что, когда держишь в руках дорогой старый клинок, как будто видишь женщину без лишней одежды. Всё остальное можно купить в галантерейном, в другом магазине - посмотри на это.

Д.Ю. Тут сразу вопрос: то есть если про ножны понятно, то рукоятка почему такая? Это снимают?

Сергей Поликарпов. Всё снимается. Дело в том, что характерная особенность японского меча заключается в том, что он полностью разбирается, и все детали монтировки взаимозаменяемы. Отлично. Сейчас мы увидим полностью обнажённый меч, даже без нижнего белья.

Д.Ю. Это просто кусочек дерева?

Сергей Поликарпов. Вот эта штучка называется "мей куги", это клинышек из бамбука или кусочек дерева.

Д.Ю. Следующий вопрос: как же наш герой Затойчи на деревяшечке их всех рубил?

Сергей Поликарпов. Прекрасно. Это очень прочная конструкция. Бамбук очень прочен.

Д.Ю. А в чём смысл был, что он носил его вот в таком виде?

Сергей Поликарпов. Это совсем другая история - он прятал клинок. Он прятал, чтобы все думали, что у него тросточка. Он, во-первых, прятал свою зрячесть, потому что выяснилось, что он видел на самом деле, гад, всё видел, и массировал всех тоже не зря, подкрадывался. А меч он прятал, просто для того чтобы казаться безоружным. Ходит там слепой с палкой, а на самом деле у него меч, вот и всё. Это не способ прятать меч, это совсем другая штука. Это не маскировка под трость. Каждый, увидев это, будет знать, что это меч. Он просто в небоевой оправе. Это называется ещё "ясумэ дзаэ" - буквально "оправа для отдыха", для отдыха меча. Например, сюда можно было налить много масла, чтобы меч побыл в большом количестве масла, чтобы его предохранить от сырости, влажности, ещё что-то. Меч нужно было куда-то повезти, например, зачем его везти в дорпогой оправе? Оправу снимали, туда засовывали, кстати, деревянный макет клинка, он назывался "цунаги", чтобы вместе держалось, и меч ехал так, оправа ехала так - прекрасно.

Давайте посмотрим на хвостовик. Хвостовик по-японски это "накаго". Настоящие хвостовики всегда ржавые - это важно. Их никогда не чистили. Стоит почистить хвостовик - это значит, 50% стоимости меча на аукционе сразу минус. Вот так!

Д.Ю. Интересно.

Сергей Поликарпов. Это печать - хризантема, императорский знак, знак императорского двора. "Кику" - хризантема.

Д.Ю. Кикуджиро - что это такое?

Сергей Поликарпов. Имя. Замечательный фильм с Такеши Китано.

Д.Ю. Что-то с хризантемой тоже?

Сергей Поликарпов. Да. А вот это подпись мастера. Я не смогу прочитать её, но я уверенно могу различить только первый иероглиф, вот этот трезубец - это "яма" - гора. Скорее всего, это будет какой-нибудь Ямада и что-то в этом роде. Мастер отметился и поставил печать. Это "мэй то" - меч, подписанный известным мастером, это очень дорогая штука.

Ну вот хабаки можно посмотреть, как она устроена. Латунь, покрытая серебром.

Д.Ю. Ловко поцарапанная.

Сергей Поликарпов. В японском мече каждую детальку делал отдельный специально обученный человек. Однажды сдавал экзамены по иайдо в Японии, со мной сдавал на более высокий дан старичок. Мы с ним разговорились, и он мне говорит: "А я хабаки-щи, мастер по хабаки. Моя основная работа - я их делаю и продаю". Под каждый клинок, естественно, подгоняется индивидуальная хабаки. Вот он только хабаки делает, больше ничего не делает. Одни мастера делают цуба, другие делают сая, третьи на фабриках делают это, червёртые оплетают цукомаки, отдельно делают кодолу. Один человек куёт меч, второй его полирует. Жесточайшая специализация, полное разделение труда.

Д.Ю. Ну вот - совершенства нельзя достичь во всём сразу.

Сергей Поликарпов. Более того, всё будет плохо.

Сейчас мы его соберём. Вот, всё, это очень просто, и поверьте, это очень прочная конструкция. А вот этот молоточек с клинышком специально предназначен только для того, чтобы выбивать ими куги либо вкладывать его назад. И это тоже обязательный аксессуар для всякого, кто занимается японским мечом.

Нам, наверное, нужно показать следующий предмет. Это карточка регистрации японского меча в полицейском участке.

Д.Ю. Серьёзно подходят.

Сергей Поликарпов. Он зарегистрирован, у него есть номер, выписан документ, всё.

Сейчас я расскажу, как всё это дело атрибутируется и регулируется. С 1948 года в Японии создано общество сохранения художственного японского меча, английская аббревиатура NBTHK, по-японски произносится "ниппон бидзютсу тоукен ходзон кёкай" (Nippon Bijutsu Touken Hozon Kyokai). Это общество собирает, осматривает, даёт экспертную оценку, атрибутирует все японские мечи. Если меч не зарегистрирован в NBTHK, он формально не японский меч. Сделано это было зачем: после войны, 1948 год, в стране были миллионы сержантских офицерских мечей армейских, которые были сделаны дешёвым фабричным способом и были просто остро заточенные железяки. Их нужно было уничтожить, пустить в металлолом. Для того, чтобы вместе с ними не погибли действительно ценные исторические предметы, было создано общество, которое вцепилось и стало спасать музейные ценности. У них это получилось.

Японский самурай по закону носил 2 меча - длинный и короткий. Длинный мы только что посмотрели.

Д.Ю. По закону - это, типа, устав предписывал два носить или...?

Сергей Поликарпов. Да. Это его дворянское самурайское сословие... кстати, слово "самурай" происходит от слова "самурао", что означает "служить". То есть, "самурай" можно на русский прямо перевести как "служилый человек". Не слуга, а служилый человек, имеется в виду дворянин-профессиональный военный.

Д.Ю. Несущий службу, а не прислуживающий.

Сергей Поликарпов. Да, боярин, как сказал бы Клим Александрович. Ну или дружинник - несущий службу. Совершенно верно. Он носил всегда два клинка - длинный и короткий. Длинный мы только что посмотрели, теперь посмотрим, что из себя представляет короткий. Он также убран в ясумэдзае, то есть ножны для отдыха. Это, прошу вас, Дмитрий Юрьевич, дорогой клинок, известен год его создания - 1582 - и известен мастер - Тэрасигэ. Согласно документам, выданным ему NBTHK, он имеет статус токубэцу китё.

Д.Ю. Что это такое?

Сергей Поликарпов. Все мечи в зависимости от художественной и истрической ценности имеют градацию статуса. Самые дорогие, бесценные, кокохо - национальное достояние, их порядка 120 мечей. Это мечи, которые носили выдающиеся военно-политические деятели исторической Японии, либо они сделаны легендарно выдающимися мастерами. Потом идёт джюё - тоже выдающиеся мечи. Их несколько тысяч. Затем идут токубэцзу ходзон - особо сохраняемые мечи и ходзон - оберегаемые мечи, самый низший уровень. Но тем не менее, все эти градации подразумевают уровень его музейной инсторической ценности. Это токубецзу ходзон. Второй снизу. Это короткий меч, меч самообороны, меч последнего шанса.

Д.Ю. Вижу лёгкие дефекты.

Сергей Поликарпов. Конечно, он же живой. Обратите внимание: это вари хабаки, составная хабаки, покрытая золотом.

Д.Ю. Царапины по-другому нанесены.

Сергей Поликарпов. Конечно, каждый автор по-своему делает.

Д.Ю. Красота.

Сергей Поликарпов. Он светится, он тоже светится.

Д.Ю. Какого, извиняюсь, повторите, он года?

Сергей Поликарпов. 1582-ой.

Д.Ю. Меня, я некоторым образом с железом работать умею, меня неизменно изумляет, как это голыми руками можно было такое сделать, без станков, без ничего.

Сергей Поликарпов. Да, это всё отшлифовано, причём колоссальным трудом. Труд шлифовщика - это что-то изумительное.

NBTHK выдёт вот такой документ в конверте - вот он.

Д.Ю. Сертификат.

Сергей Поликарпов. Сертификат, да. Что самое интересное: здесь нет изображения клинка, есть изображение только хворстовика. Паспортом меча является хвостовик. Его либо фотографировали, либо просто перерисовывали, просто карандашиком тупо копировали.

Д.Ю. Мне кажется, это положили и сверху заштриховали.

Сергей Поликарпов. Вполне возможно. И вот, у тебя есть документ? Есть документ - вот он, хвостовик. Не лезвие, нет - вот. Поэтому хвостовики никогда не чистили ни напильниками, ни наждачкой - ничем, к ним вообще не прикасались, если его начинали оберегать. У японцев, правда, была национальная трагедия, когда у них кончился длительный период гражданских войн, наступил так называемый мирный период Эдо, длившийся почти что 300 лет, самураи перестали резать друг друга в виде организованных подразделений и соединений, а ударились в дуэльные тяжкие, сёгунат, т.е. военно-политическая верхушка, укоротил мечи приказом. Я даже процитирую: в 1624 году были запрещены красные ножны, мечи с длиной клинка свыше 2 сяку 9 сун. Сяку - это японская мера длины, практически идентичная английскому футу - 30,3 см, а сун - это примерно дюйм. То есть, были запрещены мечи длинее 88 см. Обычные люди не могли легально носить катана. А другой приказ в 1645 году устанавливал максимальную длину клинка для катана - 2 сяку 8 сун, т.е. 88 см максимум, а для вакидзаши, короткого меча, 1 сяку 8 сун, т.е. 57 см максимум. А за период гражданских войн было наделано огромное количество длинных тяжёлых мечей, которые использовались в полевых схватках воинов, закованных в латы и доспехи. И их порезали - просто относили в мастерскую, меряли линйкой, отрубали здесь, отрубали здесь, перетачивали, и огромное количество мечей таким образом было, конечно, загублено. Прокрустово ложе стандарта было неумолимо. Кое-что удалось спрятать. Конечно, кто-то где-то закопал что-то в подвале, и совершенно замечательным хранилищем для таких мечей оказались буддийские и ... храмы, их туда дарили в качестве подношений на алтари Будды, там их не резали. Вот там и остались эти монстры, которые видели массовые кавалерийские схватки и жестокие драки в поле "куча на кучу". Остальные порезали, и есть очень много мечей, у которых перепилены хвостовики, обрезаны кисаки-острия и даже утрачены печати и имена авторов - просто не разбирались тогда. Приказано - значит приказано.

Д.Ю. Послушные, однако.

Сергей Поликарпов. Ну некоторые, в большинстве своём послушные. В целом, на самом деле, очень послушная нация. До смешного, выдрессированно послушная. Можно разыграть очень легко японцев: встать где-нибудь на тротуаре на поребрике, прошу прощения...

Д.Ю. И давать им советы?

Сергей Поликарпов. Нет, нет, вдвоём-втроём прийти, сделать такой флешмоб - изобразить очередь, например, автобусная остановка или ... придут двое-трое русских и встанут там в очередь. Японцы придут и все выстроятся в очередь на пустом тротуаре. Честное слово.

Д.Ю. Я помню: отличная картинка была, когда у них там в последний раз цунами были, что-то там серьёзно смыло, пострадали люди. И там сферху сфотографирован не то школьный двор, не то что-то, на нём мелом нарисовано, как должна стоять очередь - ни орад, ничего - все стот так, как нарисовано. Моё почтение.

Сергей Поликарпов. Да, но такая дисциплина, поверьте, достигается жестоким и многовековым битьём, только.

Д.Ю. У меня-то никаких сомнений нет.

Сергей Поликарпов. Мы говорили о кирисютэ гомэн - самураи абсолютно безнаказанно могут зарезать любого простолюдина за нанесённое либо мнимое оскорбление. Что делал крестьянин или горожанин, лавочник како-нибудь там, увидев самурая?

Д.Ю. Падал мордой в грязь.

Сергей Поликарпов. Падал тут же мордой в грязь.

Д.Ю. Во избежание...

Сергей Поликарпов. И далеко за 10 шагов.

Д.Ю. Жизнь дороже, да.

Сергей Поликарпов. Конечно. Кроме того, когда у них кончился период гражданеских войн, и 10% мужчин призывного возраста ходили с оружием голодные, на самом деле, ничуть не богаче тех же крестьян, ещё при этом будучи воспитанными, что они сверхчеловеки, обладающие правом убить, а убить нельзя, предположим... Как это у Высоцкого, помните: "Я не могу весь день сидеть в пещере, мне нужно хоть кого-нибудь убить..." Они страдали.

Д.Ю. Ещё бы.

Сергей Поликарпов. Они страдали очень. И например, в Японии, это совершенно не похоже на Европу и даже на континентальную Азию, профессия палача - это очень почётная и уважаемая профессия. Это были очень уважаемые люди - палачи, которые казнили преступников. Не те, которые их вешали, распинали, топили - это не интересно. А вот когда по-настоящему нужно было казнить отсечением головы. Это был очень уважаемый человек, его принимали в лучших домах, во всех салонах, его сажали за отдельный стол, украшенный самыми лучшими цветами, ему преподносили самые лучшие угощения. Это был самый уважаемый человек. Про искусство рассказывали с придыханием. Я помню такой рассказ, это преподносится, конечнол, это нужно понимать: три приговорённых к казни пресупника. Конечно, казнь - это торжественное событие. Князь выходит, садится на балкон под зонтиком, дамы, оркестр на флейтах- что-то такое, преступники привязанные эти. Все собираются, все в лучших одеждах - театр. Выходит палач, рубит, очень красиво, всё хорошо. Всё приготовили - пошёл проливной дождь. Не выйти во двор, а трое приговорённых привязаны. Идёт дождь, ливень. Нужно уже исполнять и потом приступать к неформальной части, там уже стол накрыт. И палач, очень уважаемый человек, его приглашали специально, выписали из столицы. Он говорит: "Ну дождь, ливень. Сейчас я быстро решу проблему". Они уже все в парадных одеждах. И вот рассказывает он: берёт зонт большой, катса - японский зонт, меч берёт и ныряет во двор в ливень. И автор этого повествования с придыханием, с восторгом рассказывает, что не прошло и 15 секунд, как он тут же вернулся, на его одежде не было ни капли воды, потому что зонтик, а трое этих уже были обезглавлены. Только меч нёс в рууке, с него капало. Меч, говорит, помойте, я всё, пойдёмте пить чай.

А если в какой-нибудь деревушке приговаривали какого-нибудь разбойника, грабителя, конокрада к смерти, то самурайская молодёжь, 13-14-летние мальчишки, у которых уже есть мечи, им дали мечи рано, они в очередь выстраивались: дайте я, дайте я. Честное слово. И конечно, не очень аппетитные... Его, этого несчастного воришку-конокрада обезглавят, а они соберутся толпой и ещё тело терзают. Ну хоть как-то вплеснуть вот эту энергию. Вот они натешатся вдоволь - убить не дали, ну хоть порубить дали, ну всё, пойдём.

Д.Ю. Тренировка какая-никакая.

Сергей Поликарпов. Да, но вот у Клэйвелла, помните, был такой роман, там же это даже было описано натуралистично. Он там фазанчика подстрелил, повесил, чтобы он провонял. Крестьяне фазанчика выбросили, они же тухлятину терпеть не могут. Значит, кто-то виноват. Старика, больного раком желудка, приговорили к смерти, чтобы ответил за всю деревню. Пришёл молодой самурай, отрубил ему голову и потом, Клэйвелл как описывает, ещё долго с остервенением рубил тело, лежащее на пляже. Не мог отойти. Он как собака, которая загрызёт зайца и ещё вот так его треплет. Это психология японского самурая. Это страшно подумать.

Д.Ю. Ну это было совсем другое общество и совсем другие люди.

Сергей Поликарпов. Конечно, да.

И сейчас мы посмотрим на вакидзаши, на который мы смотрели голый, а это вакидзаши в сборе. Вот такой предмет сопровождал самураев практически 24 часа в сутки. Совершенно замечательный предмет, музейная ценность, на него есть вот такой вот совершенно замечательный сертификат, подписанный нашим крупным экспертом Алексеем Толстых. Всё подробно описано: какой год, когда, кто, где, откуда, детали.

Д.Ю. Отечественный, да?

Сергей Поликарпов. Естественно. Музейная атрибуция. Все подобные вещи, конечно, под жесточайшим экспертным контролем музейшиков, каждая деталька прописана, всё разобрано и японские документы даже проанализированы, которые ему сопутствуют.

Д.Ю. Меч имеет подпись с именем Сендзю ...

Сергей Поликарпов. Конечно, мэйто - меч с подписью мастера, а если бы подписи мастера не было, он бы назывался мумэй - буквально "безымянный". Некоторые мумэй стоят не меньше мэйто, есть такое.

Что мы видим? Посмотрим на оправу: чёрные лакированные ножны - классика. Стальные детали - обоймицы - которые укрепляют ножны. Конец ножен, кочеи по-японски, оформлен в стиле исидзюке - кольцо камня. Вот так обычно оформляют тати, катаны - это было очень редко. Сердечко видите? Любимый декоративный мотив на японских доспехах и оружии. Почему-то у них называлось "кабаний глаз". Очень много можно встретить. У них есть нагинаты, топоры с прорезанными такими сердечками, на доспехах очень много даже...

Д.Ю. ... в кораблях рисуют, да? В кораблях любое название заканчивается на "мару"...

Сергей Поликарпов. "Мару" - это круг, солнце.

Д.Ю. А "глаза"?

Сергей Поликарпов. "Глаз" - это "мэ".

Д.Ю. Неглубокие мои познания. Журнал "Вокруг света" ввёл меня в заблуждение.

Сергей Поликарпов. "Мару" - круг. Красный круг на белом фоне - это тоже мару.

Рукояточка - шкура ската.

Д.Ю. А акулья шкура употреблялась?

Сергей Поликарпов. Редко, скат гораздо чаще. Поверьте, это очень крепкая, её ножницами не разрежешь. Это нужны либо ножницы по металлу, либо очень мощные садовые ножницы, чтобы ... Её обычным ножом не разрежешь. Она настолько прочна, я не знаю с чем её сравнить. Очень прочная, не случайно, и кроме того зернистая поверхность даёт очень большое сцепление. Она очень хваткая. Вот такое навершие, я показывал на катанке, та была касира, а вот эта называется кабуто гана, буквально "маленький шлем". И вот одна очень интересная деталь, характерная для оправы маленького японского меча, это вспомогательные предметы. Обычно носили маленький ножик и шпильку. Вот здесь есть маленький ножик. Шпилька очень важна. Шпилька - это такое грубое толстое шило, которым можно было развязать затянувшийся мокрый узел на обуви либо на доспехе, что-то подковырнуть, выковырнуть, вычистить. Это очень важный и необходимый предмет в походе и вообще везде. А маленький ножик, его называли когатана, а саму рукояточку называли кодзука - буквально "маленькая рукоять". А потом забыли слово "когатана" и всё вместе называют кодзукой. Это просто маленький ножик для бытовых нужд. Сейчас я вам его покажу.

Сначала я достану клинок. Стандатрный клинок шиноги дзикури, то есть ребро жёсткости стандартное, средний кисаки, и обратите внимание на линию закалки, она напоминает облака и барашки. Не прямая линия, которую мы видели, это мидаре хамон, некоторые мастера это очень любят. Это очень нарядная штучка. Здесь мы видим латунный вари хабаки, то есть хабаки, состоящий из двух частей. Мы доставали - он был монолитный, а здесь вставлена одна в другую. Даёт возможность подпружинить и поэтому плотно держится. Основные детали очень скромные. Железка, чёрная железка. Японская любовь к скромной красоте прослеживается во всём. Чем ярче вещь, тем более она дурновкусна, и наоборот: чем она скромнее... Самые любимые японские цвета - это чёрный и цвет красной ржавчины.

Д.Ю. Охра?

Сергей Поликарпов. Нет, не охра, красная ржавчина - как кирпич тёмный.

Д.Ю. Это притом, что чёрный - это фактически отсутствие цвета.

Сергей Поликарпов. Да. Вот ножик, он оригинальный, настоящий ножик из глубины веков к нам пришедший. Возьмите его, пожалуйста, подержите в руках.

Д.Ю. Без рукавиц можно?

Сергей Поликарпов. Смело берите, да. Видно, что он многократно использовался, затачивался, им, наверное, морковку резали, редьку-дайкон, что-то в этом роде.

Д.Ю. Как это у них принято, заточен под правую руку, то есть эта сторона плоская, а эта в заточке. У них до сих пор все кухонные ножи так делают. Поразительно.

Японцы не признают левшей, категорически - левшей не бывает. Запрещено, и всё. У них все мечи сделаны под правую руку., под левую нет. Мечи все имеют стороны: вот эта сторона лицевая, называется омотэ. Вот так вот вкладывают меч, вот это всегда должно быть снаружи. Вот так меч нельзя вложить, и никто тебе не будет переделывать коригату на эту сторону.

Д.Ю. Даже не встречаются?

Сергей Поликарпов. Запрещено!

Д.Ю. Отлично! Не могу сказать, что ножик поражает, как произведение искусства.

Сергей Поликарпов. Да ножик ничего не стоит, произведением искусства всегда является рукоятка. Если к ней присмотреться, видно, что её поверхность сделана мелким штихелем, как рыбья икра. Это руками сделано, это называется нанако, и это является очень высоким стилем. Если какая-то поверхность обработана, как нанако, это железка, а потом она патинирована ещё щёлочью, чёрная стала, это считается просто очень дорогая и стильная вещь. Вот эта вот поверхность, котору можно потрогать, провести пальчиком - это как приятная музыка, как запах розы...

Д.Ю. ... как наждачка, не подумал бы, что это вручную делают.

Сергей Поликарпов. Это вручную маленьким таким инструментиком набивали молотком, сидели десятками часов, чтобы сделать такую штуку. Они цубо так обрабатывали, потом инкрустация нанако из ценного металла вправляли - это просто вообще...

Д.Ю. Вопрос: вот два меча, а всегда ли они их использовали? Или зачем был второй - не понятно? Оба-два сразу?

Сергей Поликарпов. Во-первых, они слева. Во-первых, длинный меч нельзя было взять в помещение, ни в какое. Японские потолки низенькие, примерно как здесь. Он там и бесполезен.

Д.Ю. Не размахнёшься, да?

Сергей Поликарпов. Даже в кино "Сумрачный самурай", в кино, кстати, боевые сцены, мечевые схватки режиссировал один из моих учителей - Минова-сэнсей.

Д.Ю. Фильм отличный, я смотрел.

Сергей Поликарпов. Фильм отличный, и там же это всё показано: он пришёл с имитацией длинного меча, тот его стал помоить - ты такой-сякой, какой ты самурай, ты продал клинок, ходишь с имитацией длинного меча, как ты посмел ко мне прийти, сейчас я тебя зарежу. Низкий потолок, вытащил длинный меч, тот вытащил коротенький вакидзачик, дальше он замахнулся, меч застрял, и он его прирезал. Но на самом деле эта ссылка, кстати, была скопирована из "Минамото-но Моногатари", эпоса XIV века. Но тем не менее, это живой пример, когда нужен короткий меч. Короткий меч нужен в узком пространстве: драка в лифте - что ты будешь делать с длинным? Извиняюсь, в нужнике? Длинным ты ничего не сделаешь. И наоборот, если широкое пространство, с длинным мечом огромное преимущество, чем длиннее клинок. Длинный меч может быть потерян, сломан, погнут, и у тебя есть оружие последнего шанса. Короткий меч - это оружие крайней самообороны.

Д.Ю. Ну, во-первых, это не нож, это, самое главное, меч.

Сергей Поликарпов. Это, конечно, меч. И сейчас мы увидим длинный японский меч, который называется "тати". Точнее, тати - это не характеристика самого меча, а характеристика его монтировки, то есть убранства. Первое, что мы видели, это катана - чёрный. Катана - это, грубо говоря, длинный меч, смонтированный для ежедневного гражданского использования. То есть, войны нет, в поход мы не идём, мы просто с этим мечом ходим по улице, потому что нас статус и соображения безопасности обязывают носить меч. Его можно оформить как для города: его легко положить за пояс, легко вынуть, его не надо к себе привязывать, его можно нести в руке, а если человек на войне, одет в железный доспех, на нём куча всяких лямок, разгрузок, прочей всякой амуниции, ему и меч нужно было крепко к себе привязывать, чтобы не заботиться о том, что он выпадет, потеряется или что-то... И поэтому в период полевых боевых действий использовался длинный меч, который оформляли в стиле "тати", а точнее, это называлось "дин тати". "Дин" по-японски имел смысл "полевой военный лагерь".

Что мы видим: деревянные ножны, такие же как и на том мече, большое количество металлической фурнитуры, которая укрепляет и защищает деревянные ножны. Хочу сказать, что это меч не простого самурая, не дворянина низкого уровня, это меч родовитого и богатого военачальника - это видно по лаку и по декоративной проработке деталей.

Д.Ю. "Кабаний глаз" в наличии?

Сергей Поликарпов. О да, обязательно, вот он, наш любимый "кабаний глаз". Тати в отличие от... Катана носили вот так, тати носили вот так. Здесь у него были специальные обоймицы, к ним привязан вот этот ремень, и он привязывался к петлям либо кольцами на поясе доспеха. Вот эта часть меча называлась "коще" - "поясница", она сприкасалась с металлическими пластинами набедренника, поэтому она была оплетена так же, как рукоять, чтобы лак и деревяшка не трескались от соприкосновения с доспехами. Такой стиль оформления тати назывался "итумаки но тати", то есть "тати с оплетёнными ножнами". У тати немножко по-другорму делалась рукоятка - с более выраженным изгибом, здесь надевалась не простая касира, а кабуто гана. Вот эта штучка называлась "сарутэ" - "обезьянья лапка", сюда привязывали темляк.

Теперь, внимание, самое красивое - ... Это очень дорогой меч. Вот эта резьба называется "хоримоно", и это не бор-машинкой сделано, а штихелем руками по закалённой стали.

Д.Ю. Дракон отличный!

Сергей Поликарпов. Это очень красиво, и это очень дорогая вещь. Такие клинки делались только для очень богатых и родовитых людей.

Д.Ю. Дракон прекрасен.

Сергей Поликарпов. Серебряный хабаки, простая железная цуба. Цуба (гарда) это очень практичная вещь, они были как правило железными, защищали руку от случайных соскальзываний. Кроме того, японским мечом очень часто кололи, грубо говоря, это часто была двуручная шпага. В особенности, когда доспешный бой, рубить человека бесполезно, надо колоть, искать щели. Брали двумя руками, кололи очень сильно, вкладывая весь корпус, поэтому цуба не давала соскочить руке.

Д.Ю. Он значительно сильнее, чем предыдущие экземпляры, изогнут. Это чему-то служило?

Сергей Поликарпов. Да. Как правило, такие мечи... видно, что он дорогой, хорошо оформлен, значит, он принадлежал хорошему человеку, а хороший человек ездил на войну на коне.

Д.Ю. То есть, это для рубки сверху?

Сергей Поликарпов. В том числе, удобнее, да.

Д.Ю. Коварный вопрос сразу: кривые такие сабли, а не мечи. Почему вы настаиваете на том, что это всё-таки меч, а не сабля? Кроме, естественно, японского названия.

Сергей Поликарпов. Есть ряд аргументов, почему японские мечи причисляют к саблям. Некоторые люди, которые так утверждают, говорят, что они руководствуются конструктивными и родовыми признаками сабли или меча и, с их точки зрения, конструктивным признаком меча является прямой двулезвийный клинок, а для любой сабли это изогнутый и однолезвийный клинок. Но эти признаки являются, на самом деле, признаками просто геометрическими. Как померять изогнутость? Вот мы видели первый меч, который я показывал, он прямой. Это первое. Мои оппоненты говорят, что в японском языке есть два иероглифа: "кен" - прямой двулезвийный меч китайского происхождения - и "то" или "катана", который означает китайскую саблю. Эти иероглифы филогенетически разные, соответственно они по родовым признакам соответствую двум разным типам оружия.

Разберёмся, начнём с китайского и японского (показываю в камеру). Это иероглиф "кен" по-японски, по-китайски "цзянь". Это японский иероглиф "то" или "катана", это одно и то же, по-китайски "до". Приглядимся к первому: он состоит из двух частей - здесь есть крышка, человечек и два ротика в левой части, а правая часть - точно такой же иероглиф (как второй), он просто потерял крышку. Любой китаист скажет, что правая часть иероглифа "кен" - это "до". Я провёл целое исследование, общался с высокопрофесииональными специалистами по японскому и китайскому языку: первый иероглиф ни в японском, ни в китайском языке самостоятельного значения сейчас не имеет. Он архаичен и, может быть, веке в VII-VIII присутствовал в обоих языках, в эпоху танского Китая. Этот иероглиф есть в японских словарях, у него два прочтения: "сэн" и "минна". По-японски "сэн" и "минна" означают "всё". Например: "всеяпонский" - "сэн ниппон", "все присутствующие господа" - "минна сама" или "минна" - "мы все".

Д.Ю. "Дзен-буддизм" - это "всебуддизм", что ли?

Сергей Поликарпов. Нет, немного другое. Китаисты мне говорят, что вот этот иероглиф в китайском языке используется только в сочетаниях, он может означать некую всеобъемлющесть, либо встречу, либо большую длину. Сам по себе тоже самостоятельного значения не имеет. То есть, это некий префикс, и это (первый и второй иероглиф) одно и то же. Второй иероглиф и в японском, и в китайском языках означает только одно - "клинок". Если рядом с ним написать иероглиф "ребёнок", то будет читаться как "до-цзы" или "ножик", а если сюда дописать по-японски "ребёнок", то будет читаться как "хога тана" - "маленький нож".

Вот иероглиф "лезвие". Мы видим, что "клинок и "лезвие" - это одно и то же, явно, что это производная. И вот на всякий случай иероглиф "резать, рубить" - "киру". Он тоже содержит в себе иероглиф "клинок".

Таким образом, тезис о том, что "цзянь", "кен" и "то" - это разные по происхождению иероглифы, не состоятелен. Иероглиф один, с префиксом. Это первое.

Второе. Японцы заимствовали меч у китайцев примерно в VII веке. Это был прямой двулезвийный меч. Они тогда интенсивно всё тащили из танского Китая.

Самое главное: вот у нас есть тати, а вот тати какэ, и когда уважаемый человек приходил домой или в гости, ему предлагали вот такую подставку, и тати вот размещался, и все любовались.

Д.Ю. То есть, ещё и рукояткой вниз, чтобы хватать неудобно было?

Сергей Поликарпов. Конечно, всё было неудобно. Именно так и никак иначе.

Д.Ю. Были специальные школы, как правильно выхватить.

Сергей Поликарпов. Да. Кстати, всем этим приёмам коварного выхватывания меча при изображении поклона, прощания или каких-то других действий учат.

Д.Ю. Иайдо?

Сергей Поликарпов. Иайдо. В некоторых школах есть шикарная совершенно ката, называется "прощальный визит": ты говоришь: "Большое спасибо, вы очень мне помогли", кланяясь в очередной раз животом и плечами закрываешь рукоятку клинка, который у тебя под животом, ты сидишь на коленях на полу, и при вставании вытаскиваешь клинок и делаешь ... Честное слово.

Д.Ю. Никаких сомнений. Это ж азиаты, они адски коварны.

Сергей Поликарпов. Причём, там есть три варианта этого, и этому учат в программе обязательного обучения.

Д.Ю. Ты должен знать, ч то с тобой может быть, для того чтобы грамотно защищаться, надо уметь нападать.

Сергей Поликарпов. В какой момент от тебя могут скрыть извлечение клинка.

Так вот, прямой двулезвийный меч китайский очень быстро преобразовался по частям: сначала изогнулась рукоятка, при этом сохранялся абсолютно прямой двулезвийный клинок. Потом япоонцы пришли к выводу, что одно из лезвий можно не затачивать, им всё равно не пользуются, его проще сделать тупым, чтобы подставлять под удары, обороняться и не тратить время, силы на дорогую заточку и полировку. Постепенно это лезвие превратилось в круглый обух, а потом обух вообще срезали. А кривизна появилась прежде всего в результате особенностей кузнечной и закалочной обработки клинка.

Что я хочу сказать: с чем можно сравнить ситуацию? Если судить по животному миру только по неким внешним признакам, очень легко дельфина или кита назначить рыбой на том основании, что он плавает в воде и имеет плавники.

Д.Ю. И хвост.

Сергей Поликарпов. Если руководствоваться формальными внешними признаками. И люди, которые говорят, что катана - это сабля, руководствуются именно формальными внешними признаками. А если взглянуть в признаки родовые, признаки происхождения, очень легко понять, что дельфин, кит - это изначально корова, которая паслась на берегу, потом она полезла в воду за водорослями, потом научилась плавать и превратилась в морского котика или ещё кого-то. То же самое произошло с японским мечом: это было млекопитающее меч, которое ходило и приобрело сабельные черты в силу национальных обстоятельств и островной изоляции, что тоже очень важно. Но это даже не самое главное. Это важно, всё, что я сказал: отсутствие филогенетических различий, происхождение от прямого меча, приобретение плавников и умения плавать - это не смаое главное.

Самое главное другое: традиционная техника фехтования японским двуручным мечом - брат-близнец европейской техники фехтования лям местером, которая описана во всех федбуках. Я могу с уверенностью это сказать. В чём заключается это родство? Меч используется не столько как предмет рассекающий, потому что твой противник всегда в доспехах, он в кирасе, шлеме, наплечниках. Его можно ударить таким мечом и ничего не добиться, он защищён. Меч используется как длинноклинковый мощный предмет, который входит в соприкосновение с клинком противника и дальше используется как рычаг для выведения человека из равновесия, нарушения его телесной структуры, заламывания, опрокидывания, укладывания, а потом можно сесть на спину и вскрыть его, как консервную банку, коротким мечом. Поверьте, те, кто занимаются корю кен-дзюцу, старыми школами, ты занимаешься этим, а потом открываешь какой-нибудь европейский фэдбук XV-XVI века и поражаешься - одно и то же: сабельный удар лёгкий проносной, мечом бьют, и он останавливается в жёсткую структуру, дальше уже нужно надавить, повернуть, подломить, подковырнуть, схватить за шею, уложить и тихонько зарезать.

Д.Ю. Может, лучше в плен взять и за деньги продать?

Сергей Поликарпов. Тоже хорошо. Сагео снять, связать руки - зачем сагео нужен, в том числе...

Д.Ю. ... и отконвоировать...

Сергей Поликарпов. Так, что у нас осталось: вот тренировочный предмет, с которым занимаются такие же дилетанты, как я. Фактически прямой, тяжёлый, это японский дуб. Бокэ, мы чаще говорим "бокуто". Кстати, пример того, что это синонимы: и "бокуто", и "бокэн" - разные иероглифы, одинаково хорошо используются. Он весь поюзанный, потому что это тренировочный рабочий предмет.

Д.Ю. Как он по весу, похож ли по сбалансированности на настоящий?

Сергей Поликарпов. Всё похоже, только он легче металлического, потому что металлическим по многу часов не намахаешься, будут повреждены связки. Для металлического чуть-чуть, деревянным побольше.

Теперь об эпосе немножко. Страна с богатейшими литературными традициями: стихосложение, Басё, хаку, хокку - мы все знаем. Великие стихи, поражают своей парадоксальностью и остроумием. Помните, у Басё: "Скоро весна, и вот уже новая глупость приходит на смену старой".

Д.Ю. В корень смотрел, да. Недавно, кстати, японцы пересняли мультик про Чебурашку. Я не специались в Японии, но говорят, что они очень любят Чебурашку. Чебурашка - такой забавный зверь-покемон, они его очень любят, и они кукольный мультик... Сделано с такой любовью!

Сергей Поликарпов. Да. Я даже когда-то помнил песенку Шапокляк на японском. Она очень коротенькая, 2 куплета, там повторячется слово "муда". По-японски "муда" означает "зряшный, пустой, напрасный", тратит время зря.

Д.Ю. Ну фактически дословный перевод.

Сергей Поликарпов. Они когда хотят прекратить лишние разговоры, говорят: "Муда ханаси", то есть "пустые разговоры, болтовня". По-русски звучит не очень благозвучно, зато сразу понятно.

Д.Ю. Язык отличный, только военные кооманды отдавать. Так вот, с крайним тщанием и любовью всё сделано, восстановлено отлично. Ну и самый потрясший меня кадр - как крокодил Гена сидит на берегу пруда и читает томик Басё. Тонкий штрих, очень смешно! Что ещё может читать крокодил Гена?

Сергей Поликарпов. Кстати, я тоже песенку помню про голубой вагон по-японски - совершенно замечательно. А Шапокляк просто очаровательна неподражаемо по-японски! А как они "Миллион алых роз" по-японски поют! Японская народная песня, без шуток. Многие из них уверены, что это японская народная песня, причём у них самая известная поп-исполнительница делает это с такой цыганщиной:? красная роза на голове, в рюшах платье, подвывание скрипок цыганских. "Хана о бара о" песня называется. "Хакумат" - "миллион" по-японски.

Д.Ю. А "хана" что такое?

Сергей Поликарпов. "Хана" - цветок.

Д.Ю. А "хана би" - это фейерверки?

Сергей Поликарпов. Не знаю. "Бара" - "роза".

Д.Ю. У меня весь японский из фильмов Такеши Китано.

Сергей Поликарпов. Там очень иного сленга и очень грубых просторечивых форм. Я представляю себе.

Д.Ю. Фильм так называется: "Ханаби" - "Фейерверки". ...

Сергей Поликарпов. Хотел немного рассказать о "Минамото-но Моногатари" - классический японский эпос, события конца XII века, в японской истории знаковый переломный период, потому что в конце XII века кончается реальная власть императора и регентов, и власть в стране берут бакуфу - военно-феодальные кланы.

Д.Ю. Токугава?

Сергей Поликарпов. Нет, до Токугавы ещё очень далеко. Император тогда уже в политическом отношении был абсолютно импотентной фигурой, фактически он был заложником, и даже, может быть, по-настоящему заложником своего регента. Регентский титул передавался по наследству. Клан Фудзивара регентский титул передавали друг другу, а император сидел, ему там клеточку дали... Конечно, выродилось совершенно это правление. Два крупных самурайских клана, Восточный и Западный, Минамото и Тайра, решиличто нужно в конце концов прибрать болтающуюся на ветру власть в свои руки, потому что власти не было в стране. Естественно, там произошла совершенно классическая шекспировская канва: один предательски убивает другого, старший Тайра предательски убивает старшего Минамото и после этого истребляет его потомство. Так получилось, что он истребил всех старших детей, их там было штук 14, если я не ошибаюсь, от разных женщин, там же у них гаремы были. А трёх самых маленьких от какой-то танцовщицы, по-моему, он пощадил, решив, что младенцы ему не опасны.

Д.Ю. Дурачок.

Сергей Поликарпов. Это была фатальная ошибка. Там ещё получилось, на самом деле... Тайра просто влюбился в любовницу своего врага и очень хотел завоевать её сердце. Силой, волоком не хотел, хотел, чтобы по согласию. А у неё было трое маленьких детей, и он их пощадил. Детей забрал, детей отослали. Дальше классика: младенцы вырастают и идут мстить за папу и забирать то, что им принадлежит по праву. Двое из детей сводные братья, оба Минамото, хотят забрать власть в стране у Тайро, который убил их отца. Они сводные братья, папа родной, между ними 14 лет разницы. Ёритамо старший, Ёсицунэ младший. Не помню, что было с Еритамо, а Ёсицунэ с младых ногтей, если верить автору произведения, сослали послушником в дальний горный монастырь, чтобы он там в чёрном теле сидел, запертый, ел с доски, спал на соломе, чтал буддийские сутры, учил санскрит и ни о чём дурном не помышлял. То есть, на веки вечные. Конечно, пришли доброжелатели, рассказали молодому послушнику, кто он такой на самом деле, и какие права у него есть, на роду его написаны, и как глубоко обижена его семья, как несправедливо погиб его отец, и что ему, конечно же, необходимо всё вернуть. И молодой Ёсицунэ - скромный, совершенно забитый послушник в нищем буддийском монастыре в какой-то момент решает уйти из монастыря и имеет далеко идущие амбициозные планы собрать отряд воинов... Хочу прочтитать, как Ёсицунэ покидал монастырь.

Что одно из самого интересного в романе "Минамото-но Моногатари"? Он вышел на русском языке под названием "Сказание о Ёсицунэ", и его переводчик на русский всем известный Аркадий Натанович Стругацкий. Очень известный человек, великолепный переводчик с японского, и "Сказание о Ёсицунэ" его рукой написано таким вкусным, сказочным, былинным, немного архаичным русским языком, что когда читаешь это, такое ощущение, что ты читаешь русские былины с иллюстрациями Билибина, ты видишь даже иллюстрации Билибина. Прочитаю кусочек:

"Ёсицунэ покидает монастырь. Накануне он облачился в нижнее кимоно из некрашеной ткани и ещё в кимоно из китайского узорчатого атласа, поверх него в лёгкое кимоно из бледно-голубого харимского шёлка, в широкие белые шаровары и куртку из китайской парчи в пять разноцветных нитей с шестой золотой (автор всё подсмотрел в горах). Под куртку поддел подаренный настоятелем панцирь, перепоясался коротким мечом с рукоятью и ножнами, покрытыми синей парчой, и боевым мечом с золотой отделкой. Слегка напудрил лицо, навёл чёрной краской тонкие брови и сделал высокую причёску с двумя кольцами надо лбом. Так в сиротливом одиночестве приготовился он в путь, и ему подумалось: "Когда другой явится в храм и займёт здесь моё место, пусть помянет со скорбью меня возлюбленный мой наставник". Он взял бамбуковую флейту и играл около часу, а затем, оставив в прощальный дар лишь эти звуки, плача и плача, покинул гору Корама." Вот так вот, нищие послушники...

Д.Ю. Вызывает некоторые подозрения: вот он сидел, забыв про всё на свете - откуда такие шмотки? Кто-то привёз, держал при себе? Оружие?

Сергей Поликарпов. Наследство было припасено. Схроны и подготовка - всё было сделано. Ждал своего часа. И потом он выходит, собирает отряд и встречает сводного брата Ёритамо. Как он едет к Ёритамо:

"Из лагеря навстречу выехал всадник. Был он лет 25, белолиц и благороден на вид, с густыми усами. Поверх красного парчового кафтана на нём был панцирь пурпурного цвета, густеющего книзу, отороченный по краю длинных набедренников золотыми набойками с изображениями львов, бабочек и цветков пиона. На голову был надвинут белозвездный рогатый шлем с пятирядным нашейником на манер кабаньей холки, у пояса меч, изукрашенный золотой насечкой, из-за спины над головой высоко выдавались длинные стрелы с бело-чёрным оперением накагоро из орлиного пера. В руке он сжимал лук - знак военачальника. Вороной его конь был мощный и дородный, с пышным хвостом и пышной гривой. Седло по краям оковано золотом, а сбруя изукрашена густой бахромой."

Вот так выезжает мятежник свергать правителя.

Д.Ю. Серьёзное внимание к деталям.

Сергей Поликарпов. Это очень важно. Японская культура и оружейная, и литературная, и вообще всякая другая, характеризуется микродетализацией. Даже не просто детализацией, а микродетализацией. Читаешь этот роман - удивляешься: герой застигнут врасплох, он спал, ночью враги, они уже ломают ставни, трещат двери, уже засовы готовы выскочить из скоб. Что делает герой? Он открывает сундук и, не торопясь, надевает доспех. Почему не торопясь, надевает доспех? Потому что автор описывает этот доспех на полстраницы: какой доспех он надел в тот момент, когда у него ставни уже вылетают и трещит дверь. Надев доспех, завязав последний шнурок, он начинает встречать тех, кто вторгается в комнату. Никакий спешки, пусть весь мир подождёт. Я должен одеться, брови, доспех, меч... Вот так.

Д.Ю. Кто понял жизнь, тот не спешит.

Сергей Поликарпов. И конечно, нужно понимать, что такое средневековая японская война. Во-первых, это, конечно, стычки малочисленных отрядов. Япония - это страна, почти полностью покрытая горами, заросшими лесом. Это крайне неудобно было. Во-первых, это очень большая страна, мы должны понять, потому что площадь суши объединённой Японии превосходит площадь суши объединённой Германии.

Д.Ю. Никогда бы не подумал.

Сергей Поликарпов. Австралия накрывает всю Западную Европу от Ирландии до Польши, а Япония... Но кроме того, Япония - это гористая страна, поэтому там площадь правильно считать вот так (показывает). И всё заросло густым лесом. Снега, густой лес, непролазные чащи - будьте любезны.

Что происходит с Минамото: братья Минамото объединяются, разбивают Тайро и полностью завоёвывают власть в стране. Захватывают императора у Тайро и привозят его к себе - ручной император. И старший Минамото руководит в стране, а младший выпендривается. Он же Наполеон Бонапарт, молодой - ему 25 лет, он активен и опасен. Кроме того, он народный герой, он выиграл все войны. Ёритомо начинает его прследование, причём негласное, начинает слать к нему убийц, лишает его должностей, доходов, приходов. И младший Минамото понимает, что ему надо скрываться. Страна большая, и он начинает бегать, а за ним бегают отряды подосланных убийц. И весь роман они бегают по Японии. У Минамото десятка 2-3 самураев-слуг, и за ним бегают отряды. В очередной раз в лесу в горах, у Минамото с собой человек 20, его преследует большой отряд ямабуси - это такие боевые монахи-меченосцы, тевтоны и ливонцы местные. И он понимает, что не может уйти, потому что снег по колено, непролазные заросли, спуски-подъёмы-ущелья, и один из его верных слуг, Таданобо, говорит: "Командир, я останусь, а ты уходи. Я прикрою, у меня есть своих 6 человек, я их задержу, ты уйдёшь." Ёсицунэ решает проявить заботу о человеке, который готов пожертвовать своей жизнью. Читаем:

"Ёсицунэ подозвал Таданобо и сказал ему: "Длинный меч у тебя, как я погляжу, и когда ты устанешь, будет биться им несподручно. Ослабевшему воину хуже нет большого меча. Возьми же вот этот для последнего боя,"- и вручил Таданобо свой изукрашенный золотом меч, который был меньше. После этого Ёсицунэ говорит следующее: "Что за доспехи на тебе?" "Это доспехи, в которые был облачён мой брат в последнем бою," - ответил Таданобо. Ёсицунэ ответил: "Стрела правителя но то пронзила их насквозь, так что нельзя на них полагаться. Даже среди монахов могут случиться отменные лучники". И Ёсицунэ вручил Таданобо свой алый панцирь и белозвёздный шлем." После этого он взял пробитый стрелой доспех и тут же надел на себя. Что произошло? Они переоделись. А началось с чего? Меч у тебя плох, возьми мой лучше, доспех у тебя плох, возьми мой лучше.

И он одевается в только что раскритикованные им доспехи, берёт этот длинный меч и уходит. Тот остаётся, одетый один в один, как свой военачальник. Преследующие решают, что перед ними Ёсицунэ, они прекращают дальнейшее преследование и атакуют эту аръергаррдную группу. И тут описывается беготня по лесу, стрельба из лука, кровь... Стреляют очень близко. Они видят лица друг друга и переговариваются друг с другом, метров с 15-20 они друг в друга стреляют. В конце концов почти никого не остаётся, и финальная схватка... Как происходил бой? Всё время стреляли, потом брали длиннодревковое оружие, нагинаты, и дрались на них. Меч - оружие последнего шанса, когда всё изодрано, весь боезапас исстрелян, древки поломаны, они уже в снегу по пояс, в кустах рубятся... Таданобо везёт, он убивает последнего преследователя и спасается. Кончилось всё дело чем? Преследователи старшего Минамото всё-таки загнали Ёсицунэ в угол, погибли все его сподвижники, и сам он совершил самоубийство, а его последний слуга-самурай по имени Конефуса зарезал его семью.

Д.Ю. Молодцы.

Сергей Поликарпов. Ёсицунэ ещё жив, ещё истекает кровью, а он уже убил его жену, положил рядышком с ним под одеяло, убил его малолетних детей, всех рядом с ним сложил, дождался, когда он умрёт, сам поджёг дом и побежал. Зачем он поджёг дом? Чтобы не достались их тела врагам. Но дом не сгорел, враги вытащили тело Ёсицунэ, отрезали голову и в горшке со сладким вином привезли заказчику.

Что сделал заказчик? Судьба убийц. Камакурский правитель. Посланец незамедлительно явился в Камакуру и обо всём доложил. Что сказал заказчик? "Все они там отъявленные негодяи, - сказал на это камакурский правитель. - Они знали, что это мой брат, и всё же, сославшись на якобы изданное высочайшее повеление, запросто убили его. Экая дрянь!" И он тут же отрубил им головы и выставил на позор.

Д.Ю. Ну тут какое-то совсем мега-азиатское коварство.

Сергей Поликарпов. Там весело!

Вернёмся в начало романа. Ёсицунэ покинул монастырь в доспехах и с мечом, собрал небольшую кучку сподвижников. Ему нужно собрать, во-первых, личный состав, во-вторых, материально-технические средства, чтобы пойти свергать убийц своего отца. Поэтому он пошёл по друзьям покойного отца. Один из этих друзей, когда он ещё был в младенчестве, говорил: "Приходи ко мне, молодой Ёсицунэ, я всегда тебе помогу." Он вспомнил и поехал к нему в гости. Приехал, столько лет прошло, ему уже 25, а тот был младенец 5-летний. Он приезжает, молодой самурай, со слугами, с друзьями в гости, угощаются. Исподволь он начинает заводить разговор про детские воспоминания, а хозяин ему говорит: "Знаю я, кто ты: ты - молодой Минамото. И знаю я, зачем ты ко мне пришёл: ты хочешь, чтобы я помог тебе собрать силы. Тебе нужны оружие, люди, лошади. Ты хочешь свергать Тайра. Но знаешь, при Тайра мне и так хорошо живётся, тихо-мирно. Я тебя не трону, ешь, пей, угощайся, но знаете, ребята, пулемёты я вам не дам." Тот послушал, говорит: "Хорошо." Покушали, легли спать. Ночью Минамото встал, сжёг дом и уехал. Ратный подвиг совершил - дом спалил.

Д.Ю. Обманул, по всей видимости: обещал одно, сказал другое. Так себя не ведут, наверное?

Сергей Поликарпов. Всё равно, ситуация-то поменянная. Обещал, обманул, но... Там дальше есть ещё эпизод, это тоже подаётся как достоинство: молодой Минамото хочет стать военачальником. Ему нужно срочно достато какую-то секретную военную китайскую книгу об искусстве военной стратегии и военной интриги. Он приезжает в город, и у какого-то купца эта книга есть. Он приходит к нему и говорит: дай почитать. Тот: "Кто ты такой, оборванец? Хорошо, что не побил". Но книжку-то надо почитать. Ходил-ходил он кругами, высмотрел: у купца молодая дочка на выданье, 18-ти лет девушка. Он повадился её навещать в светёлке: залезет и навещает. Ну и она ради любимого соколика-касатика книжку у папы выкрала, конечно же. Он навещал её несколько месяцев, и за это время он то ли всё прочитал, то ли всё переписал уже, а когда библиотечную работу закончил, он просто девушку бросил и уехал, а девушка от горя заболела и умерла.

Д.Ю. Бывает. Мой кумир в этом плане - легендарный Ода Нобунага! Ода был вообще молодец: там за что ни возьмись, у него со всех сторон подобные подвиги. Молодец был, настоящий атеист, всех рвал, крутил, вертел...

Сергей Поликарпов. Кроме того, он же был простолюдин по происхождению. Бешеный социальный лифт был. Он корейскую войну затеял, чтобы сбросить через этот клапан бешенство самураев, потерявших службу. Он их десятками тысяч на полуостров завёз - пусть хоть они там режутся, только не дома.

Д.Ю. Это известный ход, Александра Македонского точно так же: иди вон в Персию, там воюйте, чего получится - хорошо, разбогатеем.

Сергей Поликарпов. Ну что, теперь надо показать пару боевых практичных мечей, современных. Понятно, что антикварными музейными предметами рубить нельзя. Это вообще запрещено. Вот характерный предмет, не так часто встречающийся, однако очень в духе - это работа нашего современника русского мастера Игоря Потокина. В Москве есть мастера, это Василий Иванов и Игорь Потокин, специализирующиеся на японском холодном оружии. Более того, Василий Иванов - прямой ученик Фудзивара Конифуцзи 25-го. В Я понии учился, и японец его во всём проверяет, покровительствует, штудирует и поправляет. Люди делают вещи, я уверен, ничуть не хуже современных японских мастеров.

Вот этот кинжал очень интересный! Обратите внимание: у него обратный ятаганный изгиб. Такое лезвие называется "учидзори", то есть, изгиб в обратную сторону. А образно второе название таких кинжалов - это "кубикири", то есть "отрезатель голов". Ятаганным клинком удобнее вскрывать поверженного товарища.

Д.Ю. Кто не понял, заточен он вот здесь (показывает). Никогда не видел.

Сергей Поликарпов. Посмотрите на клинок: закалка, хамон, чёткая линия. Посмотрите, как сделала фурнитура. Это сделано простым русским человеком.

Д.Ю. Наши парни тоже не лыком шиты.

Сергей Поликарпов. Самый большой чёрный меч принесите, пожалуйста. Японский меч бывает прямой, двулезвийный, с обычным изгибом и с обратным изгибом, в зависимости от функционала. Чаще всего так, но никто не запрещает ятаганный клинок.

Этот меч я очень люблю, он был сделан для меня, поэтому он соответствующих габаритов и массаразмерных характеристик.

Д.Ю. Какой у вас рост, а то не все поймут?

Сергей Поликарпов. 195 см, вес называть не буду - я худею.

Делал его Игорь Потокин. Посмотрите на цуба - это полированный патинированный дамаск, видите древесный рисунок стали. Это выкован пакет, отполирован, прорезан. Вот это иероглиф "кокородзаши" - "честь и достоинство", и потом запатинирован, так что он получился весь такой травлёный, рисунок только проявился. Серебряный сплав, сделана касира, серебряный сплав настоящий саме, и вот это называется "кутиган", это специальное кольцо для укрепления устья ножен. Этот клинок имеет имя, я его назвал "ива атоси" - в переводе с японского "раскалыватель скал". Этим клинком, действительно, можно в Крыму рубить скалы. Он много раз был в работе, он используется для пробного разрубания.

Д.Ю. Что рубили?

Сергей Поликарпов. Тростник и мокрые циновки.

Д.Ю. Циновки скатанные?

Сергей Поликарпов. Да, татами, мате. Такая циновка, правильно скатанная и вымоченная, считается по площади эквивалентна шее взрослого человека либо его плечу вместе с костью.

Д.Ю. А что писали в древних летописях, вот меня всё время интересуют рассказы: разрубил до седла? Это возможно? Там же кости всё-таки.

Сергей Поликарпов. Нет. Конечно, японцы рубили трупы. Не смог я привезти меч, которым, есть запись об испытании на трупе казнённого преступника. Труп казнённого преступника укладывали на специальную глиняную плаху - додан. Он был неподвижен на уровне стола, так чтобы рубить было удобно, не торопясь примерялись, не торопясь подходили, делали это опытные люди. Это был не противник, который движется и сопротивляется, защищается и грозит тебя убить, это лежащий труп. Рубили на удобном станке и потом с гордостью писали... И такие мечи есть, и можно при желании посмотреть. Но не привёз. Очень дорогие мечи.

Д.Ю. А рассказы на тему, что вот этот хищный, этот крови хочет, имеют под собой какую-то базу?

Сергей Поликарпов. Легенд много. Но что я хочу сказать: мы с таким мизантропическим вкусом рассказываем про кровь-кишки...

Д.Ю. Мы мужчины!

Сергей Поликарпов. ... и про все мерзости, которые характеризовали Средневековье и его атрибуты и аксессуары. Парадоксальным и самым главным свойством японского меча является то, что он из оружия отвратительного убийства превратился в самый настоящий объект декоративного искусства. Заниматься японским мечом, быть с ним, изучать его, любить его можно, только если ты его любишь как объект искусства, когда ты понимаешь красоту клинка, понимаешь, какая работа вложена в полировку, в закалку, в получение рисунка, вот это свечение внутреннее у клинка. Ведь есть клинки, сделанные мастерами, такое ощущение, что они полупрозрачные, как будто это горный хрусталь, такое ощущение, что они как будто изнутри светятся. Когда ты начинаешь разглядывать, как сделана вся эта работа - это же ювелирная работа. Как сделаны даже деревянные работы, и какое вместе это гармоничное впечатление производит. И кроме того, ты понимешь его смртельный потенциал - это как будто такая диалектическая изнанка этого объекта искусства. Вот тогда ты понимаешь, что такое японский меч.

Д.Ю. Очень круто! Ряда вещей не знал. Что посоветуете почитать подрастающему поколению?

Сергей Поликарпов. Существует масса литературы на японском и английском языках, есть литература на русском. Если начинать с нуля, с моей точки зрения, лучше всего взять книги Хорева - научно-популячрное, эмоциональное, живое изложение основных сведений о японском мече, такое личное. Практически без ошибок и очень доходчивое. Сам автор фехтовальщик, реконструктор и сам рукастый мастер. Поэтому он, когда говорит о железках или каких-то вещах, знает, о чём говорит. Человек очень увлечённый, увлечённость в его книгах перехлёстывает через край. "Японский меч: десять веков совершества", "Японский меч крупным планом", с моей точки зрения, как начальное чтение - великолепно!

У нас есть, конечно, серьёзные исследователи: есть такой господин Баженов, который такой топ-авторитет в исследовании японского меча. У него есть три крупных монографии: "История японского меча", "Экспертиза японского меча" и "Создание японского меча". Монографии, как я понимаю, в основном компилятивные, я даже понимаю, откуда что берётся, но тем не менее, всё это написано по-русски, систематизировано, уложено, и человек может ознакомиться со всеми тонкостями данной науки. И обширная англоязычная литература существует.

Конечно же, основные специалисты-эксперты по японскому мечу - это американцы и англичане, по простой причине: у них максимальное количество предметов оказалось в музейных собраниях после войны. Кроме того, их максимальное присутствие на островах, ну и средства есть покупать и заниматься.

Есть ещё совершенно удивительный человек по фамилии Скраливецкий, питерский. У него есть книга "Цуба: легенды на металле" - великолепная, шикарно иллюстрированная монография только по цуба. По-моему, он любитель-коллекционер, но его коллекция и его знания в данном предмете дадут фору любому академику. Фантастическая совершенно книга.

Ну и последнее: вишенка на торте. Это не Япония вообще, это ваша любимая Венеция, и это называется "ля эспада скьявона" - "славянский меч". Берите в руки смело, подержите, потом достаньте и полюбуйтесь клинком. Японские правила соблюдайте.

Д.Ю. С черепами.

Сергей Поликарпов. Это стиль автора, он решил постебаться. Оцените, какой дамаск узорчатый на клинке.

Д.Ю. Красота! Хищная какая.

Сергей Поликарпов. Славянская кошка. Их называют "кошками", потому что навершие рукояти, как правило, делали голову льва. Это традиция, характерная для скьявоны.

Д.Ю. Лев - это символ святого Марка, если венецианский.

Сергей Поликарпов. Это палех - перстень для большого пальца.

Д.Ю. Клим Александрович пояснял, как это ловко повышает управляемость.

Сергей Поликарпов. Ещё указательный палец нужно вот сюда положить. Рука в кожаной перчатке должна быть. И это работа не венецианского мастера, это работа простого русского человека.

Д.Ю. Отлично сделано, красота!

Сергей Поликарпов. Кстати, специалиста по японскому оружию, он как тот еврей: а ещё бы я немножко шил.... а свободное от Японии время он может сделать скьявону.

Д.Ю. Здорово, очень красиво. К сожалению, никого не зарубить.

Сергей Поликарпов. Небесная красота! Проволокой затянуто, всё, как полагается. Каждый лепесточек выкован, вырезан, отполирован, патинирован. И клинок травлёный с ярким нарядным дамаском. Кстати, острый, как бритва. 1300 граммов.

Д.Ю. В наши времена, поди, сталь-то не хуже, чем тогда была?

Сергей Поликарпов. Я думаю, лучше.

Д.Ю. Несмотря на все ухищрения древних, они таких технологичческих высот достичь могли либо...

Сергей Поликарпов. У нас просто иходники гораздо лучше. Японцы очень мучались низкокачественной сталью.

Д.Ю. Какие художественные книжки можем присоветовать? Вот, "Сказание о Ёсицюнэ".

Сергей Поликарпов. Я, честно говоря, очень люблю японское кино. Я очень люблю Куросаву. Конечно, надо смотреть "Семь самураев", хотя он идёт 3 или 4 часа. Конечно, надо смотреть Куросавы "Ран": смута, ремейк шекспировского Лира. Конечно, надо смотреть "Телохранитель", и конечно, надо смотреть "Кагемуся (Тень воина)" - такой ремейк Достоевского небольшой. Я бы вообще всего Куросаву смотрел непрерывно.

Д.Ю. Из книжек при советской власти лично у меня была одна книжка автора Спиваковского, называлась "Самураи - военное сословие Японии" - маленькая брошюрка, крайне содержательная, даже в таком виде потрясала меня,как подростка!

Сергей Поликарпов. Хорошие книги Носова есть: "Вооружение самураев", "Замки", научно-популярные, но очень добросовестно, добротно сделаны. А что касается беллетристики, то на мой взгляд, современная японская беллетристика - это ужас. Пытался читать - не могу, не выдерживает этого моё сердце. Как их там переводили Стругацкий и Акунин, это просто невозможно читать.

Д.Ю. Ещё бы вдогонку добавил упомянутое произведение Джеймса Клэвелла под названием "Сёгун", в своё время на меня тоже произвело неизгладимое впечатление. Но почему-то все, кому я его советую почитать, все читают на русском и в недоумении пожимают плечами - что там такое нашёл? У меня такое чувство, что его очень плохо перевели, сам я не пробовал.

Сергей Поликарпов. Есть ещё одна проблема: очень плохо переводят японские слова.

Д.Ю. Там нечего переводить, там вкрапления, типа, "здрасьте", "пожалуйста".

Сергей Поликарпов. Я имею в виду термины некоторые, например, не переводятся - "сёгун", он и есть "сёгун". Но как только не напишут - и "шогун", и "сёгун". Это же надо понимать, что такое поливановские системы, что такое ромадии, всё остальное. И переводчик это должен понимать, он должен доносить это так, чтобы было фонетически доходчиво. Это очень непросто. Всё приходит с такими искажениями, что от этих искажений просто... Есть обратная ситуация: современный японский набит англоязычными заимствованиями, это понятно, они даже уже простые вещи свои растеряли. Например "нож" они называют "найфу". Но там же характерная фонетика есть японская, и она не позволяет воспроизвести некоторые европейские слова и звуки просто никак. Например, у них нет звука "л", они его заменяют на "р"; там "в" в интервокальном положении не существует, и они некоторые или имена собственные или какие-то фразы с английского копируют, переписывают своими кана, и входит у них в оборот. Я когда приехал в Японию, там все говорят "сэбун ирэбун" - оказалось, это "севен илевен" - сеть магазинов круглосуточных. Но это не самое смешное. У них есть настолько смешной японский англицизм, что это можно каждый день вспоминать и смеяться: "рабурета" - это "love letter".

Д.Ю. Как известно, русское имя Алёша они произносят как "Арёса".

Учите японский язык.


Сергей Поликарпов. И английский.

Д.Ю. Да, и то, и другое не повредит.

Спасибо, Сергей Аркадьевич. Очень интересно!


Сергей Поликарпов. Спасибо, Дмитрий Юрьевич. Я рад, что вам понравилось.

Д.Ю. Редкий случай, когда всё это удаётся потрогать, подержать. Сейчас мы это всё ещё изучим отдельно. Спасибо, очень приятно.

А на сегодня всё. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Google+


В новостях

02.06.16 10:05 Разведопрос: Сергей Поликарпов о японском мече, комментарии: 346


Комментарии


cтраницы: 1 всего: 7

KOSHY
отправлено 02.06.16 19:07 | ответить | цитировать # 1


Без ножа ты розовая свинья приготовленная...

Это 5 с плюсом, респект!


larex1
отправлено 02.06.16 20:45 | ответить | цитировать # 2


Отличное видео!!!!
Оч понравилось!!!!


Зоркий сокол
отправлено 02.06.16 20:46 | ответить | цитировать # 3


Спасибо, весьма познавательно. Подозреваю, что церемониал в жизни японцев значит если не все, то очень и очень многое. Такая уж своеобразная культура. Пусть не все из ритуалов писаны кровью, но наверняка в них заложен какой-то практический смысл. Взять, к примеру, ту же сложную чайную церемонию, думаю, что и она не просто понты. Вернемся к катане. Тако мыслю, высокая цена оружия обусловлена сложностью и тщательностью изготовления плюс ручная работа, которая всегда стоит дороже, и степень его раритетности. Натурально, речь о работе истинных мастеров, всякие там поделки не берем. И еще любопытный момент. Строго рассуждая, катана скорее сабля, чем меч, ибо имеет характерную одностороннюю заточку. Непонятно, почему классификация "меч" так крепко пристала. Хотя, кто знает их, японцев..?)


Aqualariad
отправлено 03.06.16 09:37 | ответить | цитировать # 4


Мощно! Что особенно понравилось, так это отсутствие лишнего в мече, только самое необходимое, никаких наворотов. Я бы хотел осмотреть более пристально эти мечи.


SSonic
отправлено 04.06.16 12:48 | ответить | цитировать # 5


Большое спасибо за ролик, и Вашему гостю, очень интересно.


Kotick
отправлено 10.06.16 14:30 | ответить | цитировать # 6


Классный разведопрос!

Гость прекрасен - очень интересно повествует - завораживающе!

Спасибо.


Yuri E.
отправлено 14.06.16 14:40 | ответить | цитировать # 7


Отличный гость! Отличная беседа! Интересно и познавательно. Спасибо.



cтраницы: 1 всего: 7

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

разделы

Главная страница

Tynu40k Goblina

Синий Фил

Опергеймер

Светосила

За бугром

English

Победа!

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Комментарии

Поисковые запросы

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Google+

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Гоблин в ivi

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в Google+

Новости в ЖЖ

Группа в Контакте

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк