• Новости
  • Заметки
  • Картинки
  • Видео
  • Переводы
  • Опергеймер
  • Проекты
  • Магазин

Под ковром 34: Обиженная Медуза, выборы и Пелевайн

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Радио | Разведопрос | Разное | Семья Сопрано | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот

24.08.16







Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Илиас, добрый день.

Илиас Меркури. Дмитрий Юрьевич, добрый день.

Д.Ю. Такое количество новостей! Одна другой краше.

Илиас Меркури. Шквал, Дмитрий Юрьевич.

Д.Ю. С чего начнём?

Илиас Меркури. Давайте сразу о Рашкине.

Д.Ю. Рашкин. Краткая справка.

Илиас Меркури. Утверждает, что коммунист. Обычно, таких в Китае расстреливают (ну как бы не нам судить). Последнее, что он сделал. Каждый раз, когда мы говорим о Рашкине, всегда какая-то новость появляется. Вот на этот раз он немножко там нахимичил с диссертацией.

Д.Ю. Он доктор наук?

Илиас Меркури. Экономических.

Д.Ю. Да.

Илиас Меркури. Ну он считает, что он доктор наук экономических. На самом деле, это фуфло. Пришёл официальный ответ по поводу этой диссертации. Но не может же университет, например, написать, что это фуфло, поэтому они используют другое слово, поэтому они назвали её фиктивной. Ну фуфло в общем.

Д.Ю. Да.

Илиас Меркури. И другие коммунисты (тоже ваши), они обиделись и говорят, ну давайте из КПРФ убирать, пусть он со своим фуфлом будет независимым.

Д.Ю. В другую партию со своим дипломом идёт.

Илиас Меркури. Ну пусть он назовёт партию имени Рашкина. Это ладно, это самое мягкое, что можно сказать. Потом выяснилось, что оказывается, у него в помощниках числились двое бандюганов. Ну раньше это было модно. Просто Рашкин, он застрял в 90-ых, когда любой депутат (ну почти любой) имел какого-нибудь бандюгана как бы в помощниках.

Д.Ю. Ну он необходим…

Илиас Меркури. Ну круто же! То есть там были модели, психологи, были родственники и один бандюган. Вот у Рашкина их две штучки было, ну они числились. Это опубликовал твой любимый телеканал НТВ. Но суть не в этом. Это факт исторический. До этого Рашкин, говорят, я это слышал, что планировал вместо 40 миллионов на агитацию потратить 60 миллионов рублей.

Д.Ю. Нельзя?

Илиас Меркури. Ну нельзя по закону, ку как… Может, Рашкину и можно, я не знаю…

Д.Ю. Только сорокет?

Илиас Меркури. Ну, извините, да.

Д.Ю. Приходится резко ограничиваться.

Илиас Меркури. В законе всё прописано.

Д.Ю. Мы тут в Питере не знаем, сколько можно потратить…

Илиас Меркури. А вас в Питере денег-то нет.

Д.Ю. Это печаль, да. Смотря у кого конечно…

Илиас Меркури. Ну с его деньгами, Рашкин может и к вам переехать, я не знаю. Возьмёт диплом…

Д.Ю. Диссертацию.

Илиас Меркури. Да, диссертацию. Он скажет, вот я врач экономических наук, потому что «доктор» он уже не может сказать. Он будет говорить: «Я врач экономических наук, давайте я у вас здесь поработаю».

Д.Ю. Отлечу.

Илиас Меркури. «И я – коммунист». Который вышел, кстати, с другим коммунистом недавно в центре (ну этот Рашкин) и защищал частную собственность. Причём, не частную собственность в широком смысле, можно теперь коммунистам за частную собственность.

Д.Ю. Толково.

Илиас Меркури. Вы-то переиграли всё, Дмитрий Юрьевич.

Д.Ю. Толково, да.

Илиас Меркури. Пока мы тут записывали, тут уже коммунисты всё переиграли быстренько, хоп-па!

Но нет, не такую частную собственность, типа хорошую частную собственность, а ту частную собственность, которая не должна была вообще стать частной собственностью никогда. Я имею в виду, когда приехали всякие такие, своеобразные (я не буду их называть, чтобы не попасть под статью 281-ю, нельзя), вот они получили бумажку у каких-то чинов, что они владеют около метро пятиэтажной палаткой, например.

Д.Ю. Неплохо. В Москве это да, неплохо.

Илиас Меркури. Да. Это было везде. И кто стал в защиту – такие как Рашкин. «Это частная собственность! Это святое!» И там ещё какие-то лоси (якобы народ) чего-то там аплодируют, причём они не понимают, что город с этого ничего не получал, получал только один или двое. То есть в понимании Рашкина там народу было пять человек, которые держали большинство этих палаток. Я не говорю про архитектурный ансамбль, что там всё было уничтожено ещё в лужковское время.

Вот он этих защищает. То есть никто не выиграл, но почему-то он приходит и топит за частную собственность, за другую частную собственность он там не топит, потому что там есть за кого. Есть частная собственность у стариков и пенсионеров. Кстати, они попросили Рашкина выкинуть из КПРФ, было обращение. Ну не важно.

За них он не топит.

Д.Ю. Как-то непросто у него всё складывается.

Илиас Меркури. А у него всё сложно. Ну это Рашкин же. Ну посмотрим. Я думаю, до выборов, до 18 сентября он ещё что-нибудь придумает. Он в процессе, он набирает силы. То есть ещё глубже, глубже, глубже, когда ноздри будут торчать вот так, мы поговорим о нём собирательно, сделаем большой ролик, назовём его имени Рашкина.

Д.Ю. С диссертацией круто получилось, да.

Илиас Меркури. Ну фуфло, ну а что делать, с кем не бывает. Причём, достаточно, чтобы завёлся один такой человек в партии и это бросает тень на всех.

Я же к коммунистам очень хорошо отношусь, как ни странно. Реально. Единственное, что я не понимаю, почему внук одного из лидеров приезжал на встречу на новом рэнджровере, на коммунистическом.

Д.Ю. Красном?

Илиас Меркури. Салон – свинина и так далее. Приехал на встречу, ему другой (кстати, друг Рашкина) говорит: «Куда собрался?», тот – а что? «Вообще-то, ты нигде не работал, никогда». Никем не трудился, а тут – рэнджровер. Ну бывают у них заскоки… Тоже хотят, например, жить хорошо.

Д.Ю. Все хотят.

Илиас Меркури. То есть от коммунистических идей, по-моему, они сохранили только серп и молот, ну и цвет конечно – красный, ну и слова общие: победим, народ, ля-ля-ля, бу-бу-бу…

Д.Ю. Будем внимательно следить.

Илиас Меркури. Надо следить, а то мы можем переиграть, завтра, может Рашкин будет топить за олигархов, мы-то не знаем. Ну а что? Он легко может вступить в ПАРНАС. (Кстати, мы поговорим о ПАРНАСе…)

Д.Ю. ПАРНАС, да, ПАРНАС прекрасен.

Илиас Меркури. Тогда что, переходим к серьёзным темам?

Д.Ю. Давай.

Илиас Меркури. Ходорковский поругался с «Медузой». Образно. Ну так, условно поругались.

Д.Ю. Чего они там делят? Они же это… или «милые ругаются – только тешатся»?

Илиас Меркури. Нет, ну с Ходором, с Майклом лучше ничего не делить. Потому что… раньше он решал это довольно быстро: если кто-то ему мешал, он его отправлял на тот свет. Ну не он лично, говорят… со слов СК, его партнёр, как его там… Невзлин (кстати, который признан виновным в заказном убийстве). В общем, они решали по-другому. Поэтому делить с ними лучше не надо. Лучше, как Пригожин – пришёл, подошёл, сфотографировался и ушёл. Это безопасно.

»Медуза» опубликовала материалы, репортаж они его назвали, Илья Как-то-его-там у них работает… Кстати, о «Медузе» мы говорили, у них главный редактор любит этих, нациков…

Д.Ю. Да.

Илиас Меркури. Он восхищается Гитлером, у него своя там волна, вошёл в какой-то раж свой. Они опубликовали большой репортаж, чем занимался в последние два с половиной года Майкл.

Д.Ю. И что же там?

Илиас Меркури. Во-первых, он полгода переговаривался с «Медузой», дать или не дать им денег. То есть понятно, два с половиной года, он полгода потратил на «Медузу», со слов «Медузы», что уже глупо.

Я сейчас возьму два аспекта: взгляд «Медузы» и взгляд мой, со стороны (взгляд Ходора меня не интересует). «Медуза» считает, в лице как её, Тимченко (женщина со сложной фамилией это называется, понимаешь, да? Вроде бы ты против Кремля, но фамилия Тимченко, блин… Ну как бы ей тяжело, понимаешь? Дуальность…). В общем, она считала (это прямо в тексте читается), что Ходор обязан им был помочь. Деньгами.

Там Зимин ещё старший, и младший. Зимин – это который Би-лайн, основатель. Они считают (и вся редакция, которая сбежала от «Ленты», потому что там никто их не увольнял, кстати, они сами решили убежать), что Ходор обязан им дать денег. Вот они переговаривались там полгода. И он объясняет, там в тексте прямо написано, он говорит, если это бизнес – будут жёсткие переговоры…

Д.Ю. Контроль.

Илиас Меркури. Полный контроль. Кстати, Ходор попросил полный контроль, это к слову «мы за демократию, за свободу слова», к этому мы сейчас вернёмся. Полный контроль. Шаг влево, шаг вправо – пошёл вон главный редактор, это у них прописано. Эти с этой стороны, ну эти журналисты, говорят, ну как так? Мы же за свободу, мы должны делать, что хотим…

Д.Ю. А вот так.

Илиас Меркури. …а ты должен башлять.

Д.Ю. Да, да.

Илиас Меркури. Он говорит, ну, ребят, так нельзя. В общем вот в этом супе…

Д.Ю. Полгода…

Илиас Меркури. Да, полгода ушло. И в конечном итоге за недоразумение, что он их так отвлёк от важных дел, Ходор отдал им 250 тысяч, ещё 250 дал Зимин, то есть пол ляма они получили. В долларах.

Д.Ю. Неплохо. Евро, я надеюсь.

Илиас Меркури. Долларов. Они говорят долларов. Я не знаю, может евро, хер поймёшь. Вот я читаю и верю тому, что написано.

Д.Ю. 250 – четверть миллиона.

Илиас Меркури. Нет, 250 и 250 – это 500 тысяч.

Д.Ю. Пол миллиона.

Илиас Меркури. Да, за полгода ля-ля они получили пятьсот тысяч, то есть в принципе я могу поехать к Майклу, сказать, Майкл, давай мы с тобой поговорим и ровно через полгода прийти и теперь, занеси. Это логика «Медузы» как раз. Там момент какой: они свято верят в иллюзию, что ты можешь вести любую редакционную политику, любую и при этом какой-то лох должен тебе платить. Который называется там спонсор, собственник, издатель…

Д.Ю. Если всегда так было, почему теперь стало не так?

Илиас Меркури. А вот я не знаю, вот они так жили до этого, им позволяли раньше, потому что была задача. То есть они вели свою редакционную политику, думая, что они свободны, но на самом деле они были самыми настоящими хомячками в определённой задаче. Когда задача перестала быть нужна (кому-то там), они им сказали, ребята, а теперь будет вот так. Они: а-а-а, а как свобода, мы пошли. И вот они поехали в Ригу, где побольше русофобов, поставили там значок этот, шрифт немецкий, времён…

Д.Ю. Готический.

Илиас Меркури. Да. …конца 30-ых. Ну так, чтобы красиво было, чёрный на золотом фоне. И всё, и давайте искать лохов, кто будет нас финансировать. И попался Ходор. Он как раз подсуетился…

Д.Ю. А почему она «Медуза» называется? Это Медуза Горгона или что?

Илиас Меркури. Да я не знаю, я даже не хочу знать. Ну это их, почему они это называют – мне всё равно. Просто они транслируют это ложное представление о журналистике: где-то кто-то ведёт независимую (условно) абсолютно редакционную политику, и кто-то за это должен платить. Так не бывает. Ты либо ведёшь свободную редакционную политику у себя в блоге, ты собираешь ещё двадцать блогеров или журналистов (гражданских журналистов), сто фотографов и говорить, ребят, вот наша площадка. Она стоит в месяц условно за сервер 500 долларов, давайте скинемся. Вот мы пишем, что хотим, в рамках закона. Там, потому что там законы жёстче, чем здесь, кстати. Вот тогда – да.

А приходить к инвестору и говорить, ты должен нам платить, я решила (Тимченко), что мне зарплата – десятка, как бы нормально, мой зам должен получать пятёрку в евро и какой-то там журналист трёшку евро, вот ты им должен платить, но они будут фигачить по-страшному. Теперь вопрос: а за что платить? Кто купит рекламу?

Д.Ю. Для меня это всегда загадка, да.

Илиас Меркури. Нет, ну кто купит рекламу? Реально, когда ты выходишь, ты работаешь на российскую аудиторию, где 88% поддерживают условно президента, 80-90, не знаю, огромное количество, ты на них работаешь, то есть для рекламодателя это потенциальная аудитория и ты этой аудитории транслируешь, что все плохие, мы вот-вот умрём, сгниём и только в США спасение, ну ив Европе и так далее. Ну какой рекламодатель?

Д.Ю. Никакой.

Илиас Меркури. Он даже не рискнёт. Нет, по ошибке некоторые, конечно, отправили денег. Там Volvo что-то размещало, Kia, Nike и какой-то караоке. Караоке какой-то… не PickUp… но что-то они там покупали рекламу. В принципе, я так думаю, что они купили рекламу дополнить рекламный портфель – ну то есть у них вся палитра, все издания и немножко русофобской либероты добавим…

Д.Ю. А сколько к ним народу ходит вообще?

Илиас Меркури. По трафику? У них хороший трафик, кстати, но не такой, чтобы покупать у них рекламу.

Д.Ю. Сто тысяч, двести?

Илиас Меркури. Я не знаю. Они же ничего не пишут. Они написали, что Ходор их обидел. Это опять же читается. То есть вроде бы как бы он молодец, но он их обидел, он полгода не давал им денег, а потом дал двести пятьдесят, какой он там плохой.

Д.Ю. Это мало. Люди уже потратились, рассчитывали, что много будет.

Илиас Меркури. И они конечно, используя журналистскую подлость, иначе это не назовёшь (для них это особое качество, они это умеют), они стали палить нашего Майкла, понимаешь. Нет, многие вещи мы знали, о многих вещах мы не подозревали и не обязательно нам знать.

Д.Ю. Например?

Илиас Меркури. Например, зачем мне знать, что Ходор снимает квартиру в Цюрихе за 9 тысяч евро?

Д.Ю. Ну, интересно…

Илиас Меркури. 9 тысяч евро сейчас, это сколько в деньгах, это 600 в месяц, в рублях. Ну, когда ты передаёшь своей аудитории, что Ходор снимает за 600 тысяч в рублях, он только вышел и кричал, что у меня денег нет на жизнь, на то, на сё, еле-еле концы с концами… и тут такие затраты, видимо, они на что-то рассчитывали. Скорее всего, они рассчитывали ему навредить, Майклу.

Д.Ю. Да, естественно.

Илиас Меркури. Чем мы их и поддерживаем и поэтому мы это обсуждаем, мы приветствуем такие шаги, вперёд. Но в своих конечно целях, да. То есть они это сказали, потом они написали, что семья свалила из России в Швейцарию. Сам Ходор говорил, что спасибо всем большое – злодеям, России, что семью не трогали. Это его слова, там есть и видео, на всех печатных носителях…

То есть «Медуза» как-то старается поменять образ, изменить образ Ходора, я думаю, среди своей аудитории. Потому что, видимо, он им как-то там обещал какой-нибудь лям, денег не дал и значит, ты плохой.

Д.Ю. Плохой, конечно.

Илиас Меркури. Логика «Медузы» как бы принята и мы её поддерживаем, потому что нам нужны ещё нюансы. От кого мы узнаем? Только от своих. Я не знал, например, что он купил небольшой особняк под Лондоном. Ну, Ходор.

Д.Ю. Зачем?

Илиас Меркури. На как зачем, жить. Они же не могут арендовать, он купил, понимаешь. Ну не совсем бедный человек, может себе позволить. Опять же, зачем нам такие нюансы?

Д.Ю. Интересно.

Илиас Меркури. Да. То есть он купил себе небольшой особняк, мы теперь знаем, что у него Х5, мы уже знали, что у него есть политический клуб, который будет заниматься…

Д.Ю. Х5 – BMW что ли?

Илиас Меркури. Ну да, как у известных людей… в Санкт-Петербурге, да… Вас много, что объединяет.

Д.Ю. Майкл разбирается в машинах, я вижу.

Илиас Меркури. Да, и в особняках. Опять же, такой нюанс: «Медуза» пишет, что у него там особняк. Они могли не называть это особняком, называть это домом, называть, что живёт он недалеко, не указывать как раз слово «особняк», потому что русский человек понимает, что особняк не бывает с двумя комнатами…

Д.Ю. Конечно.

Илиас Меркури. Ну хотя может, но это уже не особняк. Поэтому, они намеренно тоже, хопа, ах, ты, сука, не дал нам денег или дал нам только 250 косарей, а у самого особняк. Это тоже читается.

Д.Ю. Обиженные, блин…

Илиас Меркури. Обиженная «Медуза», понимаешь? Молодцы, что обиженные, потому что они подтвердили много, о чём мы говорили здесь и нам ставили дислайки. Кстати, пидарасам этим, камикадзе, большой привет. Вы можете накидать ещё несколько тысяч – мне насрать.

Ну я так просто, извините.

Д.Ю. Дети не в курсе, что и лайки и дислайки одинаково поднимают в рейтинге.

Илиас Меркури. Нет, не надо Дмитрий Юрьевич…

Д.Ю. Ставьте больше, дети.

Илиас Меркури. Ставьте 15 тысяч дислайков, кстати, мы должны перебить рекорд местный, никак не сумеем.

Д.Ю. Плохо работаем.

Илиас Меркури. Мы дождёмся следующего заявления и там решим.

Так вот, «Медуза» нам подтвердила несколько моментов, о которых мы говорили и здесь, и писали, и так далее – что Ходор башлял денег Алексу.

Д.Ю. Навальному?

Илиас Меркури. Да, тому же самому Навальному. Когда об этом кто-то говорил – ах, ты, кремлядь, сволочь и так далее, это клевета, то-сё, третье-десятое… «Медуза» пишет, подтверждает, что Майкл (Ходор) платил адвокатам Навального по делу «Ив Роше». Это, извините, не просто так помощь: взял, платил, это не доброе дело, это прямая финансовая поддержка. Чтобы мне не говорили, что вот мы там… он платил адвокатам, со слов «Медузы» он дал денег, он не предоставил своих адвокатов. Это немножко разное: он своих не предоставил, он платил адвокатам Алекса. Что подтверждает, что Ходор финансирует блогера-адвоката-революционера-политика Алекса Навального, признанного виновным по ряду дел.

Д.Ю. Адвокаты не помогли.

Илиас Меркури. Да. Ну, помогли – посадили брата, он – на свободе, вроде такая помощь. То есть факт финансовой помощи от точки А, где Ходор, до точки Б – Навальный, она подтверждена «Медузой». То есть если бы об этом писал кто-то другой, все сказали бы: ах вы сволочи, твари, что вы говорите! А тут «Медуза» пишет: да, действительно было так.

Д.Ю. Зачем они это делают? Теряюсь просто…

Илиас Меркури. Опять же, рассказываю. «Медуза» это делает, потому что она обижена. А обижена она потому что Ходору не сумели объяснить, что он должен их кормить, а они должны творить что угодно: жить в Риге, брать эту огромную студию, кстати, две копейки она стоит, основная статья – это зарплаты и путешествия туда-сюда и так далее. А вот само здание, оно как бы недорого.

Д.Ю. А зачем они путешествуют и куда?

Илиас Меркури. Ну как. Квартира в Цюрихе у Ходора – надо туда поехать, он в Берлине – они поехали к нему в Берлин поговорить, в Лондон – поговорить… Ну как, это же журналистская работа!

Д.Ю. В общем, да.

Илиас Меркури. Которая требует бабла. А Ходор им и говорит: вы определяйтесь, либо бизнес и я всё контролирую, либо благотворительность – на, вам 250 косарей и уходите.

Д.Ю. И до свидания.

Илиас Меркури. Ну и с него ещё возьмите, с Зимина. Для Зимина 250 тысяч долларов – это, по-моему, на завтрак он больше тратит.

Д.Ю. Неплохо.

Илиас Меркури. Это масштабные люди. Для Ходора, как выяснилось, тоже.

И тут ещё один пункт: когда Майкл вышел в Берлине и говорит, что я не буду заниматься политической деятельностью, потому что не могу себе этого позволить, у меня денег нету. Я буду только… ничем заниматься: немножко общественной, немножко правозащитной, благотворительной… понемногу… потому что этого… нет.

Тут появляется «Медуза» и говорит: мы всё посчитали, Майкл с партнёрами контролирует активы стоимостью в 2,5 миллиарда.

Д.Ю. Неплохо.

Илиас Меркури. Неплохо. Учитывая, что там на четверых, они входили… Но мы-то понимаем, что Ходор главный. Остальные партнёры – тоже главные, но менее главные. Поэтому опять же «Медуза» говорит: мы опять прикинули, у Майкла, лично у него активов на полярда.

Д.Ю. Нормально.

Илиас Меркури. Нет, они не остановились.

Д.Ю. Так-так.

Илиас Меркури. «Медуза» же должна доказать, что Ходор жадный (и мы их поддерживаем, они сейчас на нашей стороне) и они продолжают: вот мы посчитали, что если Ходор (уже как бы залезли к нему в карман – забрали оттуда 250 косарей, но продолжают там ковыряться) он разместил бы даже самым традиционным консервативным образом свои бабки, он в год может заработать 35 миллионов долларов, поэтому та десятка, которую он тратит на борьбу с Россией, в принципе, это мелочь, он может это себе позволить.

Д.Ю. Да.

Илиас Меркури. Вот и всё. Мы всё это узнаём у «Медузы». Когда выходит какой-нибудь журналист несчастный или какой-нибудь блогер об этом пишет, вся либеральная общественность, все вот эти хомячки – «а, сволочь, тварь, клеветник» и так далее. Но слава богу, у нас есть 26 страниц «Медузы». Я распечатал, кстати. То есть я не мог это он-лайн читать, потому что это настолько любопытно, настолько интересно они написали (лучше не иметь таких друзей, как «Медуза»), я всё там отметил, сделал заметки, написал, всё очень чётко.

В общем, мы от «Медузы» узнали, что у Ходора есть бабосы и он может себе позволить всё, что он там делает. И они много раз убеждают меня (и всех остальных, кто это читал), что Ходор всех обманул…

Д.Ю. О как.

Илиас Меркури. Конечно, потому что он обещал не заниматься политической деятельностью.

Д.Ю. Это да.

Илиас Меркури. Это да… Когда мы говорили, эй, коммон, ты всех кинул, ты обещал не заниматься. Они говорили, нет-нет, вот здесь, это называется политической деятельностью, никак иначе (это не мои слова, это – их «Медузы»). Молодцы журналисты «Медузы», неподкупные. И да, они всё о нём рассказали, в плане обманов. И то, что я не знал. Опять же, нюанс, мы-то знали, что он поехал на майдан и выступал там.

Д.Ю. Видели, да.

Илиас Меркури. Тоже нужны нюансы. Всё в нюансах. Почему это лучший материал «Медузы» всех времён…

Д.Ю. За всё время существования.

Илиас Меркури. Это лучший материал, потому что там нюансы, там есть детали . то есть мы-то знаем, что приехал Ходор, чего-то там орал этим, которые как бы победили.

Д.Ю. И что же там в деталях про майдан?

Илиас Меркури. Нюансы. С ним встретились все, за исключением Зайца – Яценюка.

Д.Ю. Кролика.

Илиас Меркури. Ну, заяц, кролик… Кролика, да. То есть все встретились с ним, и Порошенко и все, а этот – не встретился, он отправил общему знакомому СМС, я сейчас могу не дословно это передать, но суть такова, что моя встреча с Ходором нежелательна, может быть расценена негативно со стороны Москвы. И типа пусть он там орёт. И он с ним не встретился, этот Кролик. Хитрый Кролик. Это нюанс, который мы не знали. Этот выступает, он там что-то говорил, типа вы молодцы, победили и так далее (это до войны ещё на Востоке) и он заплакал. Этого мы не знали, это пишет «Медуза».

Д.Ю. Ничего себе.

Илиас Меркури. Да, он заплакал. И всё, и пошёл. Опять же, зачем нам это знать?

Д.Ю. Ну приятно, наверное, рассказать гадость о своём партнёре…

Илиас Меркури. Спонсоре. Поэтому это сигнал всем остальным, кто башляет «Медузе», что с вами то же самое будет. Рано или поздно, спасибо «Медузе», мы всё узнаем.

Д.Ю. Готовьте бабки, как бы подсказывает «Медуза».

Илиас Меркури. Я не знаю, Ходор там отвечал, не отвечал, это уже как бы неважно, «Медуза» подтвердила, что Ходор спонсировал Алекса Навального и это очень важно в преддверии выборов (потому что к выборам мы сейчас перейдём); они подтвердили то, что все говорили – что Ходор всё-таки обманул общественность, что он не будет заниматься политической деятельностью, а он ещё как ею занимается; они подтвердили цифры по выборам, что он башляет каждому своему кандидату по 8 миллионов рублей и он тратит примерно десятку миллионов долларов в год на борьбу с Россией.

Я просто обобщаю, потому что иначе это никак не назвать – это борьба конкретно с Россией: ты не можешь мечтать вернуться в Москву и одновременно общаться с прямыми врагами, он же не общается с Госдепом на уровне Керри, например. Он общается конкретно с теми сенаторами, теми конгрессменами, которые хотят навредить России. И с лордами там у себя тоже общается с такой же целью. Потому что он, кроме как вернуться после разрухи, не может, то есть через выборы он никогда не вернётся, за него никто голосовать не будет – дебилов нет.

Ещё, что мы узнали, мы тут смеёмся-смеёмся, а оказывается, Юджин Чичваркин, Чича, он очень крутой в системе Ходорковского. Вот реально, я признаюсь: я, когда говорил, что они общаются, пьют и что-то обсуждают, это была шутка. Но на самом деле «Медуза» подтвердила, что это правда – Чича там чуть ли не ключевым стал.

Д.Ю. Специфический человек.

Илиас Меркури. Нет, ну у него своё видение, он даже эти, брендирование чего-то там меняет, это всё «Медуза» пишет. И в целом в структуре Ходорковского определённый хаос, не управляемый хаос, что есть хорошо в принципе, а просто буквально бардак. Прямо самый настоящий бардак, потому что одного участника этого бардака я знаю, который Бобровский, который ведёт KremlinRussia, Арсений. В принципе, с мозгами у него всё в порядке, сейчас он не участвует во всей этой истории, ушёл в сторону, но бардак там остался бардаком. И это вина конечно Ходора, и слава богу, что существует там этот бардак. Слава богу и спасибо «Медузе», что они это подтвердили, опять же в очередной раз. Молодцы.

Д.Ю. Профессионалы.

Илиас Меркури. Неонацики и «Медуза», спасибо вам большое.

Так, что ещё они нам подтвердили? (Просто там материал реально очень большой.) Ох, про Украину я сказал, что он там заплакал, деньги, Чича… да собственно говоря, по-моему, всё. В этом материале. Я думаю, ещё второй репортаж у них будет и там мы детали узнаем.

Теперь переходим к выборам.

Д.Ю. Так.

Илиас Меркури. У него есть сотрудница, у Майкла – Маша Баронова.

Д.Ю. Она даже когда-то у меня на сайте обитала, под кличкой «Пони».

Илиас Меркури. Ну она и сейчас «Пони», я имею в виду кличка «Пони».

Она собрала подписи для участия в выборах в Госдуму 2016 года. Потому что есть 14 партий, которые не нуждаются в сборе подписей, то есть они идут без и те, кто имеет какого-то представителя в Думе. Новые партии должны всё-таки подтвердить, что у них есть сторонники в определённом количестве, кто их поддерживает. Вот в этом как раз и задача, потому что может кто-то обиделся, мол, выборы это и есть подтверждение типа народа, но ты можешь говорить, что тебя поддерживают, ты пойдёшь, до выборов дойдёшь, там получится, что голос своей мамы, сестры и жены, это ни о чём не говорит.

Д.Ю. А сколько надо подписей собрать?

Илиас Меркури. 15 тысяч – кандидат, партия – 200.

Д.Ю. Прилично.

Илиас Меркури. Причём, у тебя должны быть настоящие, не как – купили папку и сидят… Как одна журналистка спалила Машу Гайдар, когда он в своё время участвовала, они сидели в кафе, её сторонники, и дорисовывали.

Теперь этот номер не проходит. То есть не важно, условно: патриотическая, непатриотическая партия, прокремлёвская, не прокремлёвская, прозападная, не важно – вот есть подписи, ты прошёл, их проверяют и всё. Потому что как раз это задача номер один для Памфиловой, то есть там нет своих и чужих, идём, как есть. Главное, почему это можно делать без страха, потому что есть социология, то есть ты снимаешь срез и когда ты уверен в своих силах, тебе не надо химичить вообще, это отпадает. Наоборот – ты должен пропустить всех.

Баронова собрала, кстати. Подчинённая Майкла. Условно «подчинённая», потому что «Открытая Россия» не зарегистрирована, кстати, на территории России, никак. То есть как юрлицо как бы она не существует, это надо ещё проверить. Ну не нам с тобой, это пусть… есть СК, прокуратура, чего там ещё занимаются. Они должны проверить, что за «Открытая Россия», где, что они там делают, эта «Open Russia». Она собрала.

Кстати, это очень сложный округ, это Центральный округ Москвы и собрать пятнадцать тысяч подписей, реальных пятнадцать тысяч, это, считай, пятнадцать тысяч паспортов, пятнадцать тысяч физически…

Д.Ю. Да, с паспортами.

Илиас Меркури. И убедить, сказать, ну-как, иди пиши… это очень сложно. Но они эту работу провели. Потому что второй халявщик, Зубов, который идёт вместе с Касьяновым, с Майклом, ему ничего не надо.

Д.Ю. Это антисоветчик, такой яростный, да?

Илиас Меркури. Да-да. Ему ничего не надо и поэтому, сколько и кто его поддерживает, ничего не известно. Потому что на каждом собрании собираются двадцать сумасшедших охранников Майкла, пять сторонников, блогеров Майкла Касьянова и теперь двадцать националистов, ультраправых… и Зубов такой стоит… Партия ПАРНАС, оказывается, говорит, это партия кадетов.

Д.Ю. Конституционных демократов?

Илиас Меркури. Ну типа да. Которые освободили типа Россию, дальше мы понимаем, что начался замес, ну это нормально, они же ни за что никогда не отвечают, то есть они ля-ля, а потом что будет – то и будет. Потому что Зубов поедет и будет там преподавать, и в биографии он напишет: закончил свой путь преподаванием, где-нибудь в сельской школе где-то там далеко и написал ещё мемуары, блять, а что случится со страной, ему как бы всё равно.

Так вот, с одной стороны, у нас есть Баронова, которая работает на врага России, Ходора. Она, по-моему, если не ошибаюсь, ваших взглядов, левых…

Д.Ю. Я лично не знаком, ничего не могу сказать.

Илиас Меркури. Она, по-моему, левая. Но она работает у врага, она с врагом нашла какую-то гармонию. Она собрала подписи. И кровавый режим (почему-то) позволяет это делать. Это я Ходору шлю привет, потому что у них постоянно – кровавость, кровавость, кровавость, более того, она уже зарегистрирована как кандидат. Зарегистрирован как кандидат Зубов ещё. Вообще, все зарегистрировались, кто нормально и в рамках закона себя вёл. Кровавость как бы не подтверждена в очередной раз.

Д.Ю. Как положено.

Илиас Меркури. То есть всё происходит. Нет, есть обиженные конечно партии, кандидаты и так далее, но это опять же часть этой предвыборной игры.

Они теперь сталкиваются в ЦАО. Откуда взялась Баронова в ЦАО? Ходор же политикой не занимается, он просто запихнул своих кандидатов, дал денег – я политикой не занимаюсь, ну они там, я не знаю… Денег дал, поддержка, пиар, СМИ купил или не купил, типа «Медузы», недокупил. Я политикой не занимаюсь, вот они… ну получится у них, молодцы. Вот у неё получилось.

Она должна была идти в другом месте вообще. Где она прописана, прописана она не в ЦАО. Тут появляется ПАРНАС, Алекс, ну Навальный который, он говорит, нет, у меня Соболь, которая, кстати, не Соболь. Мы это уже обсуждали – Соболь, которая не Соболь, разведчица Навального, которая адвокат-расследователь. То есть когда они не успели обосраться в одной теме, они сразу придумывают следующую тему, в очередной раз расследование – обсираются, и давай ещё расследование, и потом отвечают: ха-ха, хи-хи…

Д.Ю. Людям, кстати, даже не объяснить, что там вообще происходит.

Илиас Меркури. А что?

Д.Ю. Я не знаю, они не следят, на мой взгляд…

Илиас Меркури. Они адвокаты, они журналисты (как они называют), они блогеры-расследователи, они сидят и ковыряются в цифрах, они говорят, из открытых источников и так далее. Когда ты кого-то обвиняешь, мне всё равно, я сейчас не защищаю того или другого, они нападают на людей, которые не нуждаются в защите.

Д.Ю. Да.

Илиас Меркури. Когда ты нападаешь и опубликовываешь что-то с понтом, ты должен быть точным, по пунктам.

Д.Ю. Дело-то нешуточное.

Илиас Меркури. Да. Потому что это нешуточно. Кстати, он за клевету сейчас почти 500 тысяч заплатил Саблину. За клевету. То есть он ля-ля-ля-ля, ну уж прости… он заплатил.

Д.Ю. Неплохо.

Илиас Меркури. Да. Если он откроет ещё рот – ещё пятьсот получит. И так далее. Сейчас он будет дальше платить (Алекс).

Соболь в этом участвует, в этой истории. Они собирают все эти расследования и всегда у них какой-то косяк. Самый большой косяк у них был, это был опросник, где они Мальцева обозвали Александром, понимаешь. Ну с кем не бывает. Опрос серьёзный, звонили, это всё опубликовали, ну это как минимум. В других ситуациях они пункты теряют и так далее. Ну бывает… мы имели в виду это, мы трактуем закон так… То есть они трактуют закон как хотят, а когда закон приходит и говорит: а теперь с тебя за ля-ля пятьсот, они – за слова надо платить?! Да, надо, кстати, да, клевета.

Д.Ю. Вы не поверите.

Илиас Меркури. Ну бывает так… У них самый хреновый суд, но только почему-то этот суд не может его за все нарушения закрыть в конце концов, Алекса. То есть суд, который его освободил и позволяет гулять по городу и издеваться над всем, это как бы хороший суд, а те суды, которые… чёрный список мы помним, расстрельный список они себе придумали, они эту тему особо не педалируют. То есть все судьи, которые принимают неудобные…

Д.Ю. Для них решения.

Илиас Меркури. Да, это плохие, мы к ним вернёмся. Ну такая демократия у Алекса. Так вот, сказал, что Соболь пойдёт в ЦАО, МСК, потому что я – Алекс, я крутой, я суперблогер и всё хи-хи, ха-ха, он же хи-хи, ха-ха.

Д.Ю. Да. Ему весело.

Илиас Меркури. Да. Ему говорят – нет. Сказал кто, своё твёрдое «нет»? Майкл. (Касьянов.) Потому что Алекс ему говорил, что это самый крутой премьер-министр, тот ему реально поверил, что он самый крутой премьер-министр всех времён и народов. Он говорит, ну Алекс, ну как же так, я же номер один, давай пусть будет мой кандидат вот здесь. Ну в общем, они там переругались…

Д.Ю. Как положено.

Илиас Меркури. Она сняла свою кандидатуру, не знаю, куда-то ушла… Но к этому времени Баронова уже зарегистрировалась в ЦАО и начала работать. Там же и Зубов, который от ПАРНАСа, который как бы не любит Россию, которым, кстати, не выдали визу на Украине (к этому мы сейчас вернёмся).

В общем, столкновение однородных кандидатов, оно произойдёт. Там две молекулы (потому что это проблемы микрокосмоса на самом деле), они там столкнутся, они там будут бодаться, потому что у Зубова там программа… нас волнуют другие темы, я как житель ЦАО, МСК хочу сказать, что со мной обсуждать реституцию как бы глупо. Ну да, потому что…

Д.Ю. Большевики все документы о собственности уничтожили.

Илиас Меркури. Да дело не в этом, у многих будут копии, где там, в Швейцарии, в консульствах, в посольствах есть дублирующие документы. Дело не в этом, дело в том, что (если серьёзно Зубову отвечать) реституция возможна только при том условии, что соберутся пятьсот наследников или прапраправнуков этих несчастных, у кого эту собственность отняли…

Д.Ю. Пятьсот?

Илиас Меркури. Ну пятьсот тысяч, не знаю, сколько их будет, не важно. И они тут же в целях примирения (примирения) скажут «да, вы нам это вернули, и мы это возвращаем в пользу российского государства». Вот тогда реституция возможна. Только в таком случае. Потому что, если это будет по-другому, это будет такой бардак… Потому что придут другие…

Д.Ю. Естественно.

Илиас Меркури. …и скажут, а твой прадед моего прадеда убил, а мой прапрапрадед у твоего прапрапрадеда работал, трудился рабом и тогда примирения не случится. Реституцию – да, можно обсуждать и сказать, ребята, вы оттуда, из Франции, приезжайте, вопросов нет. Это одним днём можно сделать: акт, оформить реституцию, вам возвращаем, вы в пользу государства, спасибо, до свидания, мы все расходимся, мы теперь примирились.

Потому что в моём понимании, национальная идея России сейчас, 2016 года, это как раз примирение, которого не случилось. Оно не случилось после Второй мировой, оно не случилось после 1991 года, оно просто вообще не произошло. Потому что никто не хочет ни с кем ничего обсуждать. Появляются всякие Зубовы, которые имеют привычку дурную оскорблять 70 лет истории и занимать маленький отрезок – мы как бы кадеты, то есть ультрапредатели, если на то пошло, и продолжать этот диалог.

Так что, в ЦАО, МСК, борьба будет не очень любопытной, но уже хорошо, что Навальный прыгнул на Ходорковского сейчас… На своего же спонсора, человека, который ему помог деньгами, он говорит, ты не прав, ты подсунул нам Баронову как спойлер. На что Майкл ему говорит, Алекс, она не спойлер, это же вы, дебилы, убрали оттуда Соболь, иди разберись с Касьяновым своим. И начинается в этом микрокосмосе вот это бурление ни о чём.

Д.Ю. Бурление говн.

Илиас Меркури. Да. И на фоне всего этого даже как-то потерялась такая шикарная новость о том, что представители ПАРНАСа в Ростове попросили визу в украинском консульстве для агитации в Крыму.

Д.Ю. Сюр какой-то…

Илиас Меркури. Да. Члены партии ПАРНАС запросили визу в украинском консульстве для агитации партии ПАРНАС в их понимании на территории Украины. Ну это наркомания, с одной стороны. Я думал, что это шутка, что это какая-то провокация. Когда собрались (позавчера, по-моему) Касьянов с Зубовым, Дёмушкин ещё был и этот, как его, который революцию вот-вот устроит, со стволом… Мальцев который. К нему подошли, сказали, вы поддерживаете? Да, они всё правильно сделали. Это не конец истории. Им визу не дали.

Д.Ю. Господи. То есть украинцы отказались давать визу в «свой Крым»?

Илиас Меркури. Да. Партии ПАРНАС, которая топит за то, чтобы предать Крым и кому-то его подарить…

Д.Ю. Вместе с людьми.

Илиас Меркури. С населением или без, мы не знаем. Навряд ли украинцам нужно население, которое на 90% поддержали воссоединение. Поэтому, мы делаем выводы, что там произойдёт, если не дай бог. Что как раз они там устроили недавно.

Кстати, очень печально (раз уж мы дошли до Крыма), что там некоторые супермегавидеоблогеры ставят под сомнение информацию, которая поступает от ФСБ. О том, что там была диверсия.

Д.Ю. Ну детям же виднее, ты же понимаешь.

Илиас Меркури. Это не дети. Это как раз-таки взрослые дядьки, которые сидят и из открытых источников делают какие-то дебильные выводы. Но, есть погибшие…

Д.Ю. Да, «малолетний дебил» – это не возраст в паспорте, это состояние мозга. Оно как правило пожизненное, блин. Берём УПК, например, и внезапно оттуда мы можем узнать, что следователь хочет – рассказывает в СМИ о ходе дела, а хочет – не рассказывает. И, я как из бывших, говорить он будет то, что ему надо сказать, не донося до населения какую-то там Правду, а будет говорить то, что ему надо в интересах следствия. Вот и всё. Точно так же и в Крыму.

Илиас Меркури. Это очень-очень-очень грустно, потому что вот сейчас мы выборы обсуждаем, дошли до Крыма, я хочу всё-таки договорить.

Пока Россия воюет с исламистами, ещё раз хочу всем сказать, тем же дебилам, которые нам ещё дислайки ставят, им тоже хочу. Чтобы на секунду они должны отвлечься, отстраниться от политики (прокремлёвский, антикремлёвский, либерал, демократ, не важно) их жизнь, существование вообще общества, в нынешнем состоянии, как оно есть, и между обществом (или как враги говорят – «населением», такие, как Зубов – это «население») и террористами стоят только спецслужбы, физически. Не ля-ля, не твиттеры, не видеоблогеры, не блогеры, не журналисты, никто.

Между обществом и террористами физически стоят спецслужбы. Они не пиарятся. Они делают работу, работа очень хреновая. Туда же подразделения – Министерства внутренних дел. И к этому надо относиться очень серьёзно, с уважением. Потому что, кстати, дорогие москвичи, двое кретинов с топорами, более того, они написали ещё обращение, что они получили сигнал, набросились с топорами, человек погиб. Это не блогер погиб, человек, который работал. Просто не надо в одну кучу всё сваливать, если кто-то из участковых тебя обидел, это не означает, что все сотрудники миллионной организации плохие.

Ещё раз: между обществом, русскими, всеми россиянами и террористами стоят спецслужбы. Всё. Они выполняют свою работу. Когда тебе говорят, что была диверсия – она была. Потому что, кстати, ФСБ не каждый день выходит с пресс-конференцией, это не партия ФБК: мы сегодня поймали то, сё… блоками они дают отчёт за предыдущий какой-то период и ровно через полгода мы этот отчёт увидим. Раз в два года, год и никто их не изучает, сколько людей они перехватили, сколько терактов предотвратили.

Поэтому, если ставить под сомнение их профессионализм… ну а кто будет? Вот кто? Украинский видеоблогер будет между нами и Исламским государством (который запрещён, блять)? Кто?..

Д.Ю. Сильно сомневаюсь.

Илиас Меркури. Или эти, твиттеряне? Никто. Сейчас есть спецслужбы. И они будут всегда. И они будут, это их работа, они нам одолжения не делают, это их работа. Человек погиб, они все ставят под сомнение: это не совсем так, ха-ха-ха, там они отдыхали, на самом деле не диверсанты… Не знаю, книжки перечитайте, как это всё происходит, ещё раз.

Д.Ю. А кто вы такие, чтобы об этом судить, диверсанты они или не диверсанты?

Илиас Меркури. Ну почему, если есть специальная литература, они могут обратиться, не в Википедии ловить, а могут тома прочитать, как это всё происходит, ничего не изменилось за последние сто лет в диверсиях, вообще ничего, это одно и то же.

Поэтому я ещё раз призываю всех с уважением относиться к работе конкретно вот этих подразделений. Потому что то, что с топорами уже в Подмосковье – это уже сигнал, мы должны к этому отнестись со всей серьёзностью, иначе что будет…

Так вот, возвращаемся к дебилам…

Д.Ю. У нас же есть, ещё чуточку тебя отвлеку, есть некий режиссёр Сенцов, который, помнишь, там сразу, ещё только когда Крым отошёл от Украины…

Илиас Меркури. Который снял документалку и уже режиссёр, ну, о’кей, хорошо…

Д.Ю. Нет, он поехал туда что-то взрывать, а наша рукопожатная общественность в лице режиссёра Сокурова – «А я не верю, а я считаю, его надо освободить». Отлично, давай…

Илиас Меркури. Ну хорошо. А когда первая жертва – он будет отвечать? И чем? У меня вопрос: чем? Я даже согласен на бабки, «я готов 10 миллионов долларов отдать родственникам жертв, если будут жертвы». И что? Да нет, это просто ля-ля, это же ты должен что-то сказать. Чтобы быть «над ситуацией», как они говорят.

Д.Ю. Это безответственно, как ты понимаешь. Террорист – это негодяй. Это негодяй, который хочет убить тебя, меня, жён, детей, родителей… без разбора…

Илиас Меркури. Они просто не понимают, что задача различных террористов… если брать украинскую диверсию, понятно, на Украине есть группа, которая ставит себе определённые задачи. И они стали изучать, почему именно в этот момент, они хотели сорвать условно сезон, нет ребята. Дело не в сезоне, потому что сезон уже заканчивается (середина сентября, конец сентября – сезон уже закончится), дело не в сезоне, дело в том, что 18 сентября как раз выборы. Плюс сейчас, отвечая на вопрос, который был до этого: почему они не придумали войнушку во время Олимпиады, потому что так принято, потому что – Олимпиада…

Д.Ю. Это же не помешало в 2008-ом.

Илиас Меркури. Потому что все СМИ находятся там и можно очаг напряжения устроить и когда все СМИ очнутся, там заварушка уже началась, поэтому это не к сезону… я не знаю, пусть спросят Порошенко, почему он это сделал, я не знаю. Это не случайно.

Д.Ю. Тут двояко: либо он этим руководил, что отвратительно, либо не руководил, что ещё хуже, как ты понимаешь. Илиас Меркури. Не бывает такого. Если он этим не руководил, это ещё хуже, но этого не бывает, разумеется, там прямой приказ, потому что не могут офицеры, у них тоже офицеры, причём, извините, большинство командиров проходили советскую школу, а советская школа офицеров она очень серьёзная. И их надо так воспринимать, то есть сейчас они условно оппоненты, но это советские офицеры, у которых сейчас флаг украинский. Вот они устроили эту диверсию, потому что – выборы. В Крыму будут тоже выборы, территория России. Вот что они хотели сделать к восемнадцатому числу. Они ближе бы к этой дате устроили бы заварушку, с жертвами.

Д.Ю. Говорят, они явно технику тащат к границе.

Илиас Меркури. Ой, ну так легче будет её забрать… ну как… Но это как бы не шутка, то есть то же самое они сделали с ЛНР и ДНР. Они там подогнали всё, это я отвечаю на вопрос, откуда техника у ДНР – у этих забрали.

Д.Ю. Что-то купили. У них же.

Илиас Меркури. Это само собой. Поэтому это очень печально, об этом надо говорить и транслировать, и СМИ должны поддержать спецслужбы как раз в борьбе с террором. Нет другого варианта. Даже хорошо, даже я сейчас обращаюсь к либералам, к антисоветчикам, ко всем, к вашим друзьям обратитесь, посмотрите, как они действуют. Американцу говоришь: «Борьба идёт с терроризмом», он всё, для них – это всё, государство борется с терроризмом. Всё. И не важно: демократ, республиканец, зелёный, Маккейн, не Маккейн, борьба с терроризмом – всё. Они едины в этом, то же самое должно быть здесь.

Точно так же быть едиными в борьбе с террористами, а не выходить, как Димон Гудков, и рассказывать, что, ах, мы бомбим Сирию… Мы не Сирию бомбим, а террористов.

Д.Ю. Да.

Илиас Меркури. Не надо. Тем более, для меня это вообще как-то непонятно, потому что папа Димы – Геннадий, он же из спецслужб, он прекрасно понимает, где пиздёж, где не пиздёж. И он прекрасно понимает, что история с диверсией случилась именно так, как сказали спецслужбы наши, точь-в-точь.

Д.Ю. Согласен, да.

Илиас Меркури. Что у нас? О! Пелевайн. Это для завершения. Вот знаешь, в каждом сюжете у радийщиков, ты можешь спросить у Королёва, РСН, есть обёртка. Идёт какая-то новостная передача, там говорит-говорит всякую хрень, а в конце ты должен какой-то сюжет дать, такой лайтовый, весёлый… Вот я придумал такой сюжет…

Д.Ю. Пелевайн?

Илиас Меркури. Да, Пелевайн. Которая назвала меня в Перископе врагом. Я её враг. Я её пиарил, блин, вообще, как мог, прям обидно, ей богу. Знаешь, Наташ, так нельзя… Ну реально. Мне её не то, чтобы жалко, взрослая женщина, её жалеть, но прям вот как-то неприятно… врагом…

Так вот. Она пишет, у неё в Телеграмме есть канал, где она пишет свои размышления, ну эти самые: «Путин плохой», «Россия в дерьме», «мы победим», «Майкл, держись»… ну из этой серии. И тут внезапно она пишет… я сейчас найду это…

Пишет Пелевайн:


«Семнадцатого пройдёт встреча Зубова и Касьянова с избирателями
(ну то бишь, с охранниками Касьянова, это я объясняю, кто не понял). Так что, все, кто хотел бы посмотреть на нас с Михаилом Михалычем вместе, можете приходить.»


Д.Ю. Ролики же есть, ёлы-палы…

Илиас Меркури. Ну прекрати. «Про нас с ММ писала не я, пардон. Доступ к каналу есть у человека…» Это из серии «меня взломали, это не я», знаешь, и так далее. «Я вообще, тут обычно не пишу.» Это пишет Пелевайн, которая «обычно тут не пишет», вот всё это она пишет. С апреля двадцать девятого, она не пишет здесь, всё вот это.

Ну в общем, типа её взломали и все подумали… она там была. Игривая Наташа, Майкл недалеко… они там взглядами… и так далее. Эта встреча была ужасная, Майклу вручили визу в Крым, украинскую, большую напечатали ребята и вручили. Но самое печальное не в этом. Самое печальное, что опять же наблюдается такая… они нам внушают, что разные идеологические группировки, они могут объединиться под какую-то общую задачу. Задача у ПАРНАСа одна – разрушить Россию, это как бы факт, то есть даже если читать программу Зубова, вот одно слово «декоммунизация» – это развал страны.

Д.Ю. Это вообще атас.

Илиас Меркури. Да. Не важно – коммунист ты, не коммунист, вот как только тебе пишут «декоммунизация»… потому что «декоммунизировались» уже на Украине, они додекоммунизировались. Как только они ставят этот вопрос… речь идёт не о примирении, он же не говорит о примирении…

Д.Ю. Мне всё время интересно: а примирении кого с кем?

Илиас Меркури. Побеждённых с победителями. Всех.

Д.Ю. А где эти побеждённые? Где они?

Илиас Меркури. Идейные последователи, я бы так сказал.

Д.Ю. а как можно с ними примириться?

Илиас Меркури. Должны все договориться, что есть история России.

Д.Ю. Да.

Илиас Меркури. Есть история России. Но нельзя говорить, что при царе было всё хреново, на протяжении 700 лет, а потом стало всё хорошо, точно так же нельзя говорить в 1991 году, что было всё хреново…

Д.Ю. Это мы уже проходили.

Илиас Меркури. Да, это всё проходили много раз. Вот эти все стороны ярких идейных непримиримых, они должны сесть, договориться, что ребята, есть единая история, она есть здесь и сейчас.

Потому что опять же возвращаемся к Рашкину, коммунист сейчас, это не тот коммунист, который отказывается от всего в светлый путь куда-то к социализму. Он любит (Рашкин) и роскошь, и гулянки, и бабы, и любовницы, и помощницы, у них своя жизнь, всё меняется. Мы, мозгами 2016 года не можем ставить оценку, что происходило в 1917-ом и поэтому единственный способ, чтобы идти дальше, перешагнуть – мы должны примириться, а не приходить и говорить реституция, ты живёшь в моём доме, блин.

В каждой семье есть разные люди. Вот берём, например, того же самого Венедиктова… кстати, я чуть не забыл – Веник на нашей стороне теперь.

Д.Ю. Да ты что!

Илиас Меркури. Да! Веник с нами! Так вот, берём Веника, например, Венедиктова – один дед работал чекистом, второй, по-моему, тоже чекистом, сам он – либерал.

Д.Ю. Ну это же стандартное.

Илиас Меркури. Они же примирились внутри. Попробуй, скажи, что его дед был сволочью и расстреливал, он тебе прямо… я думаю, сильно обидится.

Д.Ю. Ну он же что-то там говорил, что не может отрицать, что такое было.

Илиас Меркури. Правильно. Вот точно так же. Если брать, в каждой семье есть такие истории, ну почти в каждой. Есть знаменитая фотография, которую очень любят сторонники примирения – где есть солдат царской армии, рядом его сын, который в Красной, и ещё его внук, который там чего-то… Вот история России в одном кадре.

Почему нельзя примириться… То есть почему они не хотят примирения? Потому что опять же, всякие зубовы, касьяновы, ходоры и так далее, они могут прийти к власти только через разруху, другого пути у них нет. А примирение, это означает, что к власти ты можешь прийти через выборы, через диалог, то есть они должны спорить, все эти всякие там: либералы, не либералы, консерваторы, социалисты и так далее, они должны спорить о социальных начислениях, о пенсиях, о льготах, о развитии в экономике, а не о том, что давай ты верни этот замок этому и мы примирились, нет. Или присобачь мне этого, Маннергейма…

Я, кстати, с финнами вчера ругался. Вы против Маннергейма? Я говорю – да. Мы тоже… Ну у него вариантов не было, потому что вокруг меня было десять русских официантов, то есть я понтовался нормально. Да, это у вас было, на Марата вчера.

И это не примирение. Это может быть шаг к примирению номер 575. То есть когда возьмёт Зубов какого-нибудь красного офицера известного и поставит, сам Зубов, с бородкой, кадет который, поставит и скажет: вот это красный маршал, он русский, который воевал за страну, тогда мы сможем с ним посидеть, поговорить и обсудить его предателей тоже, ну, к примеру…

Д.Ю. Этак мы сейчас договоримся до того, что товарищ Сталин был хороший и его уважать надо. Это недопустимо, никакие зубовы на это пойти не смогут.

Илиас Меркури. Это ещё на три часа… Это другая история. Опять же, вот это упрямство… то есть не будет примирения, не будет развития, не будет.

Д.Ю. Да им это и не надо.

Илиас Меркури. Я просто предлагаю смотреть там. Как в отношении спецслужб смотреть там, как реагирует общество там, их любимый Запад. Точно так же по части примирения: смотри на Соединённые Штаты, когда они фигачили друг друга в гражданке, вырезали под ноль, жестокость была прямо шикарная, но это ложь конечно. Что они из-за рабов устроили всё это, это красивая ложь для фильма.

Д.Ю. Рабы тоже были при делах.

Илиас Меркури. Рабы вообще-то воевали и с одной, и с другой стороны, то есть негр негра убивал (или афроамериканец афроамериканца).

Д.Ю. Тогда они ещё негры были.

Илиас Меркури. Ну да. Они пришли к примирению в принципе. То есть вот этот конфликт Юга с Севером, он для каких-то байкеров, для символики, в целом они имеют единую позицию.

Д.Ю. Ну я тебе скажу, они до сих пор друг друга не любят, причём очень сильно. Там обиды, блин, несмываемые.

Илиас Меркури. Да, только ты знаешь, там обиды несмываемые, но никто не говорит: «Я позову своего русского друга-генерала, чтобы тебя поставить на место и научить тебя жить», понимаешь. У них нет в голове вот такого, а у нашего либерала – это как раз первое, что тебе предлагают, приедут, мол, американцы… Мало того, что они писали все законы в 91-ом в ночи…

Д.Ю. Да.

Илиас Меркури. Они ещё предлагают и хотят через выборы в сентябре то же самое предложить. Этого не будет.

И тут опять отошли от Пелевайн…

Д.Ю. Так…

Илиас Меркури. В общем, она обижена. Она часть партии ПАРНАС. Мы же сейчас не берём аспект такой, что Майкл неправильно себя повёл, не по-мужски, то есть он её слил, это крайне позорно для него. Но она там была, были её фанаты, кстати, вот эти малолетки, которые были вокруг неё, помнишь, с надписью «Пелевайн»?..

Д.Ю. Да.

Илиас Меркури. Их нет уже. Ну там одна бабушка…

Д.Ю. Деньги кончились?

Илиас Меркури. Ну да, конечно, деньги кончились, потому что партию под неё ну никак… он не создал… И что самое удивительное, опять же, я говорил, там были националисты Дёмушкина, которые пришли типа поддержать Мальцева. Я ни черта не понял. Это очень плохой сигнал в плане того, что они считают, что они могут объединить то, что нельзя объединять. Была такая ситуация в 2011 году с «болотными» историями, когда выходила толпа самых разных людей, то есть ультраправые неонацики, потом евреи, потом красные… то есть невозможно…

Д.Ю. Возможно, это было «примирение»?..

Илиас Меркури. То есть антисемит с евреем, между ними были какие-то ЛГБТ, потому что понятно, что они не могут идти вместе.

Д.Ю. Да.

Илиас Меркури. То же самое они сейчас набирают. Ну эти понятно, антисемиты идут с Мальцевым, потому что он открытый антисемит, но та часть ПАРНАСа вообще-то как бы очень даже семиты. Ну и ничего, они там смотрятся, как бы фотографируются.

Д.Ю. Всяко лыко в строку, да.

Илиас Меркури. А для чего? Что их там объединяет? Одна цель – разруха, другой цели нет.

Д.Ю. Нацисты нужны как ударная сила, как на майдане.

Илиас Меркури. Какая там ударная сила?

Д.Ю. Какая-никакая, другой нет.

Илиас Меркури. Ну есть ударная сила, они перебили там, сколько, я не знаю, таджиков, узбеков, чем это закончилось? Уголовными делами, тюрьмой, всё. Потом он выходит из изолятора другим человеком, этим не буду заниматься.

Д.Ю. А на Украине – получилось, как видишь.

Илиас Меркури. Но не закончилось.

Д.Ю. Пока нет.

Илиас Меркури. Закончится. Их мутузят уже, кстати, сами. Вот я как раз напомнил, в Одессе, вышли ЛГБТшники…

Д.Ю. Говорят, избили нацистов.

Илиас Меркури. Ну да. Эти пришли типа избивать этих… гомосеков, а полиция (эта новая модная полиция, которая, их старая не устраивала), они били тех, кто пришёл бить ЛГБТ, то есть нациков. Вот и всё.

Дмитрий Юрьевич, всё. Мы всё обсудили.

Д.Ю. Про фотки не поговорили…

Илиас Меркури. Были опубликованы фотографии Маши Бароновой и Полины Немировской, твоя подруга, кстати.

Д.Ю. Я её знаю?

Илиас Меркури. Более того, у тебя были селфи с ней, Дмитрий Юрьевич. Опа!

Но там ничего не видно, потому что «лайфовцы» решили, что надо заблюрить. Там можно и не блюрить.

Д.Ю. В общем-то, да.

Илиас Меркури. Или заблюрить так, чтобы…

Д.Ю. Для меня загадка: а зачем это фотографировать? Вот зачем? Вот – телефон. Совершенно понятно, что это не твой телефон и фотки в нём не твои, они лежат хрен знает где, смотрит их хрен знает кто…

Илиас Меркури. Ну можем с Денисом сейчас раздеться и сфотографироваться вот так…

Д.Ю. Да, да. И что? Зачем это делается?

Илиас Меркури. Ну нравится им, что. Это как раз их личное дело. Почему это было опубликовано? Ну получат они пару голосов… Понимаешь, когда больной либерал будет выбирать, за кого голосовать: усатый-бородатый Зубов со своей реституцией или Маша Баронова с Немировской, вот эти игрушки, он: о, лесбияночки, прикольно, сейчас галочку поставим… Видимо, в этом суть.

Д.Ю. Повеселее, да?

Илиас Меркури. Ну конечно, этот что… пришёл с этими шапками… ну такой, весёлый дядя… Это очень плохо конечно, что он ярый антисоветчик, потому что нельзя к истории относиться так. Дело в том, что надо всегда разбираться, кем был папа, дед и так далее, чтобы выходить так и говорить, что 70 лет это было дерьмо. Такова история.

Д.Ю. Бесполезно кому-либо объяснять…

Илиас Меркури. Я стараюсь, Дмитрий Юрьевич, ваш Советский Союз никто не тронет.

Д.Ю. Посмотрим, ёлы-палы… вот, табличку Маннергейму повесили, до сих пор не оторвут никак, обратите внимание. Там юлят вес, как уж на сковороде.

Илиас Меркури. Ничего, мешает, что ли, пусть стоит.

Д.Ю. Мы с интересом смотрим, что там и как…

Илиас Меркури. Надо вокруг ещё таблички понаставить, чтобы она не одна была, Маннергейма, а чтобы много было разных, не разных маннергеймов, а военачальников, офицеров царской России, например. Штук сто, а потом тех, кто перешёл в Красную Армию, их там сколько было, процентов 60?..

Д.Ю. 75, говорят.

Илиас Меркури. Это вы говорите – 75, 60 на 40 было.

Д.Ю. Не соглашусь.

Илиас Меркури. Ладно, хорошо, 75. Так вот, представим картину… я просто проект предлагаю людям, которые хотели всё-таки этого Маннергейма приклеить, я предлагаю проект: берём сто военачальников царской России и признаём, что это – русские офицеры (это так оно и есть, факт), только отметить красным тех. Кто впоследствии стал красным, а белым – кто был белым, или чёрным, кто здесь стоял недалеко и ждал, когда нацики заберут…

Д.Ю. Я бы сделал с другой стороны. Есть военное училище, это всё к военному училищу прикручено. В военном училище безусловно есть выпускники, в том числе, которые добились каких-то воинских успехов, вот они внутри училища, устройте галерею, а здесь, отдельный такой пидорский куток, ёлы-палы, где висят вот эти маннергеймы и прочее.

Илиас Меркури. Вот я предлагаю как раз признать. Вы знаете соточку офицеров?

Д.Ю. Угу.

Илиас Меркури. Соточку. Только там ты должен указать, кто есть кто впоследствии, чтобы была какая-то историческая цепочка была соблюдена. Ну то есть, русский офицер Маннергейм, поставить сначала белую ленточку ему, ну и приписать ещё немножко, что-то чёрное, было же такое чёрное пятно, а красным – красное и прочее. Чтобы ты подошёл, и чтобы ты понимал, что 60% царской армии предпочли не этих предателей, которые кинули главнокомандующего на тот момент – царя…

Д.Ю. Так точно.

Илиас Меркури. К нему можно относиться как угодно, его предали. А вот они – стали красными и плюс есть вот эти, которые не поняли, в чём дело и стали белые. А есть ещё чёрненькие. И всё. Вот ты сделал эту галерею большую и ты всё пакетом открыл. Зачем приходить и говорить: сегодня мы решили этого, того?.. Это всё хорошо, если это всё ведёт к примирению. Опять же, такие, как Зубов, они не хотят примирения, потому что примирение – усилит позиции страны.

Ты можешь себе представить, если произойдёт примирение? Самое крупное примирение XX века, это, я считаю, в Африке, когда белые перестали уже издеваться над чёрными, потом чёрные получили свободу и стали измываться над своими чёрными и белыми в том числе, и там криминал вверх пошёл (но это другая история). Но в принципе, они примирились, в принципе. То есть там не пошла резня…

Д.Ю. Я боюсь, они просто оттуда уехали, блин, и больше там не живут, потому что там жить нельзя стало.

Илиас Меркури. Тоже часть примирения, извините. Ну там тебя грабили везде. Но опять же, это из крупного примирения, это то, что я могу сейчас вспомнить.

Д.Ю. Есть отличный фильм, называется «Джерусалема», может видел? Как раз про пару чёрных парней, как они в эту южноафриканскую Перестройку зажигали. Очень много схожего с нами… печально…

Илиас Меркури. Я имею в виду, не для низов, не для быдла, которому до примирения, как до одного места, я имею в виду тех, кто наверху, кто принимали решения, кто влияет на массы, мыслители определённые, они там наверху всё равно примирились, через силу, но они всё равно примирились, не чёрное и белое, а мы одно целое, мы – серое.

Здесь это пока не произошло, поэтому и путаница. Поэтому ты условно монархисту не объяснишь, почему мавзолей там должен стоять. Он никогда этого не поймёт, как так?..

Д.Ю. Я тебе страшное скажу: примиряться нам не с кем. Это как про нацистов усиленно рассказывают…

Илиас Меркури. Нет, не надо нацистов…

Д.Ю. Вот смотри, вот была война и этот самый нацизм мы победили, к немецкому народу у нас никаких претензий нет. Нацизм мы победили, ни о каких примирениях речь быть не может, вообще.

Илиас Меркури. Нет, это другое, это другая страна.

Д.Ю. Это, как ты понимаешь, всё потянет за собой одно, потянет за собой другое.

Илиас Меркури. Нет.

Д.Ю. Помяни моё слово.

Илиас Меркури. Оно не дождётся.

Д.Ю. Я не знаю, вокруг меня нет никаких потомков белых, ты знаешь, вот этих страдальцев каких-то…

Илиас Меркури. Нет, почему, есть у вас в Питере, достаточно, есть. Они долго скрывались, правда, при Советской власти семьдесят лет, они спрятались. Вот сейчас появились.

Д.Ю. У меня нет. Вот нет и всё.

Илиас Меркури. Они есть, но они должны выйти и сказать, что там всё плохо. Вот опять же, примирение усилит страну, потому что если такие как Зубов выходят и говорят «декоммунизация», ну тогда давай в первую очередь декоммунизируем Касьянова тогда.

Д.Ю. Майкла.

Илиас Меркури. Майкла. И давай декоммунизируем в ПАРНАСе всех, кто старше условно тридцати лет.

Д.Ю. Кто, например, в комсомольской организации состоял – к политике не подпускать.

Илиас Меркури. Я не знаю… Майкл Ходор…

Д.Ю. Зубова, Майкла Ходора… там все попадут…

Илиас Меркури. Майкл – известный комсомолец, давайте декоммунизируем и их тоже.

Д.Ю. Да. И пусть бабки вернёт.

Илиас Меркури. Давайте декоммунизируем всех редакторов, которые старше чего-то…

Д.Ю. Да всех, всех.

Илиас Меркури. Это же трагедия…

Д.Ю. Мы уж совсем в дебри полезли конечно, но что значит «декоммунизация», они сообщают, что это фактически получится, что это была преступная организация, её надо «декоммунизировать». А кто состоял в преступной организации – КПСС – они тоже, все преступники были?

Илиас Меркури. Нет. Это разруха. Опять же, это сигнал, почему они педалируют эту тему – потому что где бы это не случилось, это привело к разрухе.

Д.Ю. Да.

Илиас Меркури. Они приводят иногда печальные примеры: вот, Восточная Германия, например, вот в Польше… Нет, надо это изучать предметно, потому что я в Германии очень часто бываю, там…

Д.Ю. Всё не так.

Илиас Меркури. Далеко не так. Идёшь по Берлину и там памятники стоят везде здоровые, на каждом углу символика. Символика, они говорят, что это плохо, они это говорят, но никому в голову не придёт сносить, потому что появится некая группа людей, которые на востоке сейчас и скажут, нет-нет, этот памятник должен здесь стоять.

Поэтому с такой повесткой он далеко не пойдёт, он вообще никуда не пойдёт, к сожалению…

Д.Ю. Тут одно из двух: либо человек натурально глуп и не понимает результатов своей деятельности…

Илиас Меркури. С другой стороны, опять же ваши, эти, красные к примирению не идут, но почему-то они стали православные. Ну прям вот внезапно, понимаешь?

Д.Ю. Ну может быть на этой основе они примирятся?

Илиас Меркури. Возможно. Но надо шаг дальше сделать, блин. И вот уже как бы сказал, что хорошо, я вот здесь серп и молот, здесь – икона, мы пошли. Ну давайте остальные регалии там добавьте. Потому что только примирение, вот единственная национальная идея должна быть для всех – только примирение, историческое. Чтобы не выходили какие-то идиоты и говорили, что в 41-ом победили нацизм вот эти, а эти – как бы не участвовали. Участвовали все, вообще-то народ победил. Ну, во главе с вашим, конечно.

Д.Ю. А Деникин, который, например, не выступил против советских войск, писал доносы в ЦРУ. Зачем мне эти деникины?..

Илиас Меркури. Ну слушай, если брать этого Деникина и всех остальных, они проиграли, потому что это нутро, это предатели.

Д.Ю. Лузера… Нам не надо ориентироваться на лузеров.

Илиас Меркури. Всё равно надо прийти к примирению. Я не говорю, перевернуть страницы истории. Надо прийти к примирению, потому что это усилит Россию. Может, не это поколение, может через два поколения, но прийти к примирению должно.

Д.Ю. Глядя на сопредельное государство, ну хоть у кого-то там что-то в голове наладится так, как надо, чтобы вот так, как у тех, так нельзя и так быть не должно…

Завершаем.

Илиас Меркури. Да.

Д.Ю. А на сегодня всё. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Google+


В новостях

24.08.16 14:30 Под ковром 34: Обиженная Медуза, выборы и Пелевайн, комментарии: 108


Комментарии


cтраницы: 1 всего: 3

Bronislav
отправлено 24.08.16 19:56 | ответить | цитировать # 1


Пучкова на выборы!!!!!


AlexTS57
отправлено 24.08.16 21:57 | ответить | цитировать # 2


Доброго времени суток, какие дислайки)) это шляпа, Ваше дело правое! Ну толик немного усомнился что теперь то)


Destroerr
отправлено 26.08.16 20:59 | ответить | цитировать # 3


Блин, начинаешь мечтать об СССР. Да его бы расстрелять и проблемы нет.))))



cтраницы: 1 всего: 3

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

разделы

Главная страница

Tynu40k Goblina

Синий Фил

Опергеймер

Светосила

За бугром

English

Победа!

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Комментарии

Поисковые запросы

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Google+

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Гоблин в ivi

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в Google+

Новости в ЖЖ

Группа в Контакте

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк