• Новости
  • Заметки
  • Картинки
  • Видео
  • Переводы
  • Опергеймер
  • Проекты
  • Магазин

Разведопрос: Клим Жуков и Ольга Васильева о фильме про оборону Севастополя

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Радио | Разведопрос - Клим Жуков | Разное | Семья Сопрано | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот

17.09.16




Ждёшь новых лекций Клима Жукова? Поддержи проект!



Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Это я, это Клим Саныч, сегодня у нас гостья. Ольга, представьтесь, пожалуйста.

Ольга Васильева. Здравствуйте, меня зовут Ольга Васильева, я являюсь кинопродюсером и хотела бы предложить вам вместе со мной начать замечательную историю создания нового фильма.

Д.Ю. О каком фильме речь?

Ольга Васильева. Клим, вы меня поддержите в нашем разговоре?

Клим Жуков. Да, я тут так случайно в очередной раз оказался у Дмитрия Юрьевича, совершенно сам того не ожидая, а сегодня благодаря Ольге Васильевой, которая некоторое время назад вдруг показала мне синопсис одного фильма с рабочим названием "Севастополь 1942", пока никакого названия, кроме этого, мы не имеем, но суть оно отражает верно. И я, прочитав его, высказал некие свои пожелания, чтобы можно было в сценарии будущем всё это исправить и улучшить, возможно, но идея мне показалась настолько неожиданной и неожиданно правильной, что я взял на себя смелость вторгнуться со своей стороны в производство данной кинокартины, как историк, в первую очередь.

Ольга Васильева. Нет, я просто просила и была счастлива, что Клим согласился быть нашим консультантом, а возможно, в дальнейшем и партнёром по созданию этого фильма.

Д.Ю. Для малознающих: у нас не все знают, что у нас было в Севастополе в 1942 году - что там было-то?

Клим Жуков. Вот, именно об этом и фильм будет, и именно это меня неожиданностью своей идеи и поразило, потому что Севастополь, кто не знает, это у нас после Санкт-Петербурга/Ленинграда самый долго оборонявшийся крупный город в истории Второй мировой войны. Как известно, Ленинград был в блокаде 900 дней, Севастополь штурмовали и держали в осаде 250 дней - с 1941 по 1942 год. И если Ленинград взять не удалось, то Севастополь немцам взять удалось, но при этом 11-я армия Эриха фон Манштейна, которая штурмовала Севастополь и вообще действовала в Крыму, понесла настолько чудовищные потери, что не смогла принять весомого участия ни в штурме Ленинграда, ни в боях в районе Сталинграда, и таким образом Севастополь со своей стороны, с южной, с крымской серьёзно помог, не скажу, что спас, мы теперь не сможем этого выяснить - спас или нет, но точно совершенно серьёзно помог своим городам-коллегам на центральном и северном направлениях. Это факт. Что меня, собственно, неожиданностью своей поразило: потому что я, чего скрывать-то, люблю историческое кино и его регулярно смотрю. И вдруг я понял, что у нас есть фильмы про Ленинград, про Сталинград их ещё больше, есть хорошие, очень хорошие, замечательные и откровенно плохие, но всё равно медийное поле, медийный фон насыщен ими. А про Севастополь у нас исторического художественного фильма ни одного и нет. Особенно вот именно про эту историю, о которой я говорил, именно про падение Севастополя в 1942 году.

Ольга Васильева. Я хочу со своей стороны добавить: в следующем году будет 75 лет Второй обороне Севастополя, которая празднуется 3 июля, и действительно, для нас это очень важно. И всё-таки перебью за некую неточность - всё-таки есть фильм, который называется "Трое суток после бессмертия", в главной роли с Юматовым, честно говоря, не помню, какого года производства, ровно про эти события, но он забыт его никто не видел, он не стал тогда популярным, поэтому эта тема давно не поднималась в кинематографе.

Клим Жуков. Я его даже не смотрел, поэтому...

Ольга Васильева. Вот я смотрела.

Д.Ю. Я даже названия не знаю.

Ольга Васильева. "Трое суток после бессмертия" - был такой чёрно-белый фильм с Юматовым в главной роли. Но к сожалению, он не отражает реально то, что происходило там, и мы говорили с Климом очень много на эту тему, очень хочется просто вспомнить о судьбе обычного солдата на войне, потому что они действительно там сражались и честно защищали Родину, и я уже говорила на тему того, что позиционировать хочется, что это народное кино о народном подвиге, и война у нас была народная. А если брать Приморскую армию и Черноморский флот, то там люди были всех национальностей. Там, более того, боролись не только военные, боролось штатское население, боролись врачи. Там каждый вкладывал каплю своего подвига вот в эту победу, хотя по истечении военного времени, которое мы не можем сейчас, как вы правильно говорите, никак комментировать, Севастополь пришлось оставить, потому что ситуация складывалась таким образом, что... Но при этом люди сражались до последнего, уже когда у них не было боеприпасов, очень большие проблемы были с питьевой водой, и если читать мемуаристику, то там, с одной стороны, это звучит смешно, а с другой стороны, напитком было шампанское - ну это правда. Действительно, они все вспоминают, как они пили это шампанское, как они промывали им раны, т.е. шампанское было всем, потому что проблема с питьевой водой была большая. Это было лето, было +40, убитые, которые оказывались на полях, быстро разлагались, и все источники питьевой воды были просто заражены. Один из ветеранов рассказывал нам, что мать для того, чтобы эту воду яд плескала в малых количествах, чтобы обеззараживать и давать своим детям пить. Но это уже другая история, это правда, это то, что я слышала, то, что говорили мне, потому что мы выезжали в Севастополь и мы взяли интервью у 9 ветеранов, там была женщина из типографии, военврач, ребята, которые были курсантами, ребёнок осаждённого города Севастополя. Мне были интересны истории этих людей и их отношение, потому что они в разное время были эвакуированы из Севастополя, кто-то остался под скалами, как они говорят, после 3 июля, когда войска оставили Севастополь, и для того, чтобы понимать, как складывать этот сценарий, в каком направлении дальше двигаться, и чтобы оно было правильно и понятно, и принято жителями города Севастополя, мы специально беседовали с этими людьми, которые фантастически... И самое, что я могу сказать вам обоим, что меня поражало в этой ситуации, я задавала вопрос, как они относились к тому, что город был оставлен. И ветераны говорят, что это была история военного времени, все пошли защищать Кавказ, но при этом настрой был у всех, что Севастополь не будет сдан никогда. Многие из них рассказывали, что они отказывались от эвакуации, потому что они не верили, что это может случиться, потому что они жили в этом городе 250 дней и отдавали всё, что могли. Но это мои какие-то эмоциональные истории, Клим, вы, наверное, меня всё-таки перебивайте иногда, потому что я начинаю говорить, я давно этим занимаюсь, и естественно, мне хочется всех заразить моими эмоциями и идеями.

Клим Жуков. Эмоции замечательные. Тут же ещё важно показать, что и о чём важно говорить, на мой взгляд - что тут не может быть каких-то оценочных характеристик. В своё время была очень популярна история о том, как командир севастопольского оборонительного рубежа "Октябрьский" оставил свои войска, якобы, бросил свои войска в городе, сам эвакуировался, какой он мерзавец. А с другой стороны говорят: нет-нет-нет, не мерзавец, что вы, что вы? Ну вот нельзя вообще с таких позиций в том числе к командованию подходить, потому что свою задачу командование выполнило, а то, что не осталось в городе погибать вместе со своими войсками - ну в данном случае мы уже осуждать их просто не имеем права: во-первых, нас там не было, во-вторых, всё-таки эвакуация командования в условиях большой механизированной войны - это важная задача, потому что командование, если оно попадёт в плен, это, во-первых, секретоносители высшей категории, во-вторых, серьёзнейший рекламный продукт, потому что потом этих генералов можно всем показывать, как слонов на улицах.

Ольга Васильева. Что, собственно, и произошло с генералом Новиковым.

Клим Жуков. В том числе. Что потом произошло со всеми замечательными немецкими генералами, которые оказались у нас в плену - их же тоже всем показали в результате. Поэтому то, что командование оставило город, в данном случае, я считаю, это было оправдано, и нужно отойти от этих вот негативно-оценочных характеристик, эмоциональных, в первую очередь, потому что мы должны показывать факты.

Д.Ю. Разрешите, вопрос задам: а возможно не всем понятно - они покинули войска по приказу или самостоятельно?

Ольга Васильева. По приказу Ставки Верховного Штаба.

Клим Жуков. Естественно.

Д.Ю. Т.е. это не сельская самодеятельность - всех бросили и убежали, а это сверху распорядились, и люди исполнили приказ.

Клим Жуков. Да.

Ольга Васильева. Существует статья в газете "Правда" от 4 июля, где написано, что по приказу Верховного Главнокомандования 3 июля командование, войска оставили город Севастополь.

Д.Ю. А кто тогда руководил отходом, эвакуацией, погрузкой?

Ольга Васильева. Эвакуацией руководил как раз непосредственно генерал Новиков, которого мы сейчас воспоминали, и который неудачно эвакуировался сам, на катере-охотнике был захвачен в плен, и существуют фотографии, где, действительно, он сидит среди военнопленных в Ялте.

Д.Ю. А что с ним дальше было?

Ольга Васильева. Он попал... он сидел, как правильно называются концлагеря для военных?

Клим Жуков. Так и назывались - концентрационные лагеря.

Ольга Васильева. Нет, там как-то ещё названия были, ладно, не буду это тогда говорить, забыла.

Клим Жуков. Шталаг это называлось.

Ольга Васильева. Вот! Я хотела сказать "шеллак", но это про ногти. Шталаги, вот. Были специальные шталаги, где сидело командование. Новиков сидел вместе с Карбышевым, очень много общались. Он был расстрелян, потому что отказался работать в печи, трупы закидывать в печь, и там он погиб. Притом мы забываем, ещё хочу сказать, Клим, сколько им было всем лет, что меня очень сильно поражает - ведь Новикову, когда он погиб, было 34 года.

Д.Ю. Генерал?

Ольга Васильева. Генерал. А в плен он попал в 32. Он был генералом. И таких людей там много. В городе Севастополе есть совершенно замечательный музей, называется "Музейно-мемориальный комплекс "35-ая береговая батарея"", который посвящён непосредственно последним событиям, которые происходили после того, как советские войска оставили город Севастополь. И ты когда ходишь по этим залам, читаешь, сколько им было лет - им было в среднем от 18 до 25. Я каждый раз задаю себе вопрос: если бы я оказалась там, вот в том возрасте, в котором они оказались, как бы поступила я? Я не могу дать себе ответ.

Д.Ю. Напрасно. Я вам объясню: вы бы поступили так же, как и все, потому что вести себя по-другому внутри коллектива невозможно.

Ольга Васильева. Ну это внутреннее мужество тоже.

Д.Ю. Надо быть выдающимся негодяем, чтобы чего-то там делать. Когда поступает команда: "Добровольцы, шаг вперёд!", я вам так скажу, что гораздо страшнее остаться стоять.

Ольга Васильева. Думаете?

Д.Ю. Знаю.

Ольга Васильева. Законы психологии?

Д.Ю. Да. Ну мы мальчики, в общем-то.

Ольга Васильева. Ну а я бы тогда перебинтовывала вам раны. Наверное, было бы как-то так.

Д.Ю. А что была за береговая батарея?

Клим Жуков. Там было 2 береговые батареи, большие, они назывались фортами или бронебашенными батареями ББ-35 и ББ-30, которые немцы называли "Максим Горки" и "Максим Горки-2". Это, собственно, были мощные бетонированные казематы, в которых были установлены 2-орудийные артиллерийские установки с 305-миллиметровыми морскими пушками.

Д.Ю. Снято откуда-то?

Клим Жуков. Специально были произведены, сняты были, собственно, на 35-ой батарее с линкора "Полтава" были сняты башенные поворотные механизмы, всякие механизмы стабилизации и элеваторы орудийные, и прочие пушки.

Ольга Васильева. Причём эти башни ещё начали строиться в 1913 году.

Клим Жуков. Пушки были специально созданы, причём их во время обороны Севастополя, начиная с 1941 года, там был очень... в общем, для линкора обычный настрел - 200 выстрелов на ствол, отстреляли из них 300, после чего вынуждены были стволы поменять, потому что у них совершенно стёрлись лейнеры. Ну а ББ-30 была уничтожена, её пришлось взорвать, потому что ей стали...

Ольга Васильева. Нет, 35-ую взорвать, 30-ая осталась.

Клим Жуков. Нет, 30-ая...

Ольга Васильева. 30-ая "живая" до сих пор.

Клим Жуков. Да, правильно, наоборот - 35-ую взорвали, 30-ую оставили, потому что её окружили, ну понятно, пришлось её взрывать. А последняя батарея стреляла по 70...

Ольга Васильева. Но это, кстати, был приказ: после того, как пройдёт эвакуация, взорвать 35-ую батарею, потому что 30-ую не успели взорвать, т.к. она была окружена, Александер вместе с командованием 30-ой батареи уходили какими-то путями, при этом их предали, и они, к сожалению, погибли все.

Клим Жуков. В итоге стреляла последняя эта батарея практическими болванками по немцам и практически уже в упор шрапнелью по 72-ой дивизии пехотной - как раз часть 11-ой армии. Потом пушки были взорваны, но паттерны остались, и что это очень мощное сооружение...

Д.Ю. Что такое "паттерны"? Не все поймут.

Ольга Васильева. Коридоры.

Клим Жуков. Это коридоры, заглублённые в тело самого этого каземата, но это же специальные были казематы, они были рассчитаны на противодействие тяжёлым артиллерийским кораблям, т.е. понятно, что там толщина железобетона и качество железобетона такое, что его уничтожить, пробить насквозь невероятно тяжело. И уже после того, как были взорваны пушки, бронебашенная батарея оставалась последним узлом сопротивления Севастополя и держалась до 13 июля. Т.е. получается с 3, после официального оставления Севастополя войсками, и ещё получается сколько - 9 дней?

Ольга Васильева. 9 дней - это официально считается, а некоторые держались ещё до 27 июля и до 17-го, но уже в меньшем количестве, но они сражались до последнего. А что касается 35-ой батареи, я просто там была, это такой мини-город, потому что у них была офицерская столовая, у них были спальни, у них там размещался лазарет, т.е. это действительно такой мини-город под землёй.

Д.Ю. Военный городок.

Ольга Васильева. Я не знаю даже: военный - не военный. Но там же их, когда уже они сопротивлялись, немцы пытались выкуривать бензином, керосином, всё это закачивалось в паттерны, поджигалось, но люди сопротивлялись всё равно. А что касается меня, я ещё раз говорю: хочется рассказать о простом человеческом подвиге. Вот когда Клим читал синопсис, в синопсисе есть такой момент, я это вычитала в мемуаристике, что меня очень поразило: был один человек, был приказ не оставлять любой транспорт врагу. И я просто представляла эту картину, то что описывается: стоял огромный мужик рядом со скалами и один педантично скидывал эти "полуторки", грузовики т.д. Причём, мы можем представить, в каком они состоянии были после вот этих вот штурмов. Но человек до конца выполнял свой приказ. Вот это для меня и является подвигом. У врачей там были бесконечные подвиги, могу рассказать просто две истории: один был врач Кауфман, который был врачом на 35-ой батарее, и когда происходила эвакуация, его как раз хотели эвакуировать, он должен был эвакуироваться, и там были посадочные талоны, не знаю, на эти "дугласы"...

Д.Ю. На самолёты?

Ольга Васильева. На самолёты, да. Там 28 июня его медсестра как-то, я вообще не понимаю, как это произошло, она родила ребёнка, и он отдал этот талон медсестре, а сам остался там, соответственно, был расстрелян, будучи врачом. Другая история про врача меня поразила, я, к сожалению, не помню его фамилии: когда немцы начали захватывать, он продолжал делать операции раненым. И он сказал: "Я выполняю свою работу". Они сказали: "Выполняйте". Он дооперировал всех раненых, ему дали эту возможность, после чего на его глазах этих раненых расстреляли, а его заставили копать себе яму и соответственно тоже казнили. Это тоже подвиг - противостоять и действительно выполнять до конца. Т.е. мне хочется рассказать о том, что они же действительно шли до конца, они до конца выполняли свой воинский долг, они действительно до конца боролись. Может быть, я тавтологично часто повторяюсь, но просто это вот какое-то такое моё мнение. И таких эпизодов и кусочков там очень много.

Д.Ю. А сценарий про что? Кто там главный герой, например?

Ольга Васильева. Значит, в синопсисе... Но я не буду, наверное, все открывать тайны?

Клим Жуков. Все и не надо, просто можно некую канву обозначить.

Ольга Васильева. Главных героев двое, они братья. Один из них несовершеннолетний, а второй - уже человек, отслуживший войну. Они встречаются в последние дни, уже когда Севастополь был оставлен советскими войсками, и, скажем так, это немножко road movie - эти братья..

Клим Жуков. Одиссея, говоря по-русски.

Ольга Васильева. Да, команды Кусто и фильм-катастрофа одновременно. Старший брат немного не понимает, как человек непризывного возраста оказался, более того, он его год назад эвакуировал из Севастополя специально, чтобы тот остался жив, тот возвращается в Севастополь, и через взаимоотношение двух братьев и через их путешествие как раз к 35-ой батарее мы пытаемся показать войну с разными подвигами, и дальше я не буду рассказывать, но в какой-то момент младший брат окажется очень сильным, много чего спасёт.

Д.Ю. Ну т.е. сценарий уже есть, я правильно понимаю?

Ольга Васильева. Есть синопсис.

Клим Жуков. Сценарий сейчас в стадии мучительного производства, потому что мы, как обычно, не совсем согласны друг с другом, приходится преодолевать, спорить, рожать какой-то контент, который бы удовлетворял всех, и самое главное - чтобы он удовлетворял исторической правде.

Д.Ю. Ну было бы неплохо, да.

Клим Жуков. Я внимательно слежу за этим.

Ольга Васильева. Нет, ну я хочу сразу сказать, что где-то мы немножечко нарушим хронологию событий исторических, т.е. она будет немножко сдвинута, будет всё правда, только по числам не очень. Просто невозможно показать с 3 июля по 12, это всё будет очень концентрированно сделано и будет непонятно, сколько дней прошло, скажем так. Сценаристом является Денис Родимин, который известен по таким фильмам, как "Бумер", "Духless ", я очень люблю фильм "Олимпиус Инферно", который посвящён маленькой войне в Осетии. Ой, не Осетия? Осетия?

Клим Жуков. В Осетии, конечно.

Ольга Васильева. Я нервничаю.

Клим Жуков. Ничего-ничего.

Ольга Васильева. Поэтому могу что-то перепутать. Собственно, я считаю, что он очень талантливый драматург, и при участии замечательного военного историка, и кстати, я читала кое-что, что Клим пишет - очень легко и зазывно. Просто даже хочется дать написать диалоги.

Д.Ю. А вы это дело будете продюсировать?

Ольга Васильева. Да.

Д.Ю. А у вас опыт есть?

Ольга Васильева. Я не буду говорить, какие фильмы я снимала.

Д.Ю. Ясно.

Клим Жуков. Много.

Ольга Васильева. Ну если захотят, найдут на "Кинотеатре", в "Википедии" - там всё написано.

Клим Жуков. Что интересно: у нас есть масса альтернативно одарённых граждан, которые немножко забыли, как это всё было - вот кумир...

Д.Ю. Юрий Игнатьевич Мухин?

Клим Жуков. Нет, ну ни в коем случае, я говорю о кумире западной некоторой нашей молодёжи - настоящий, потомственный прусский военный, практически образец рыцарства Эрих фон Манштейн.

Ольга Васильева. Он красавец был!

Клим Жуков. Да, несомненно, красавец, это такой породистый жеребец фактически германской военщины, который был советником при создании бундесвера при Конраде Аденауэре в ФРГ уже, который с воинскими почестями был похоронен, если не ошибаюсь, в 1973 году. Как-то все забывают, на самом деле, что это был за человек, и когда им так вот восхищаются, нужно бы вспомнить, что это был на самом деле кровавый палач и убийца, который написал, например, что всех евреев в России надо расстреливать, потому что они являются природными врагами германского солдата, и германский солдат, убивая жида в Советском Союзе, таким образом спасает мир.

Ольга Васильева. Клим, ну я вставлю свои 5 копеек - тот же Манштейн в "Утраченных иллюзиях" писал о том, что...

Клим Жуков. В "Победах утраченных".

Ольга Васильева. А, в "Утраченных победах", извините.

Клим Жуков. Иллюзии он раньше утратил.

Ольга Васильева. Ну что поделаешь. Он писал о Севастополе, что он был поражён, когда вот эта последняя контратака была, во-первых, он писал, что он склоняет свою седую голову перед мужеством защитников Севастополя, и второе, что он писал - что его поражало, что не только мужчины, но впереди мужчин, дабы поддержать их дух, шли медсёстры и женщины и ничего не боялись. Это действительно он писал о Севастополе, и...

Д.Ю. Мне интересно, склонил ли он голову перед Кауфманом. Я думаю, нет.

Ольга Васильева. Перед Кауфманом - нет.

Клим Жуков. Вот все эти послевоенные через 20 лет мемуары когда пишутся, это понятно, что пишется в первую очередь с политической целью, а сам Манштейн был осуждён...

Ольга Васильева. Т.е. вы не верите в его искренность?

Клим Жуков. Нет. Сам Манштейн был осуждён, как военный преступник и убийца, но, к его счастью, в плен он сдался англичанам и сидел он в Великобритании в тюрьме,где его почему-то досрочно освободили в 1953 г. - кто бы мог подумать?

Д.Ю. Человек-то хороший.

Клим Жуков. А человек-то хороший, конечно.

Д.Ю. Видимо, он раскаялся и попросил прощения как следует.

Ольга Васильева. А когда он "Утраченные победы" написал - не в это время?

Клим Жуков. Сильно позже.

Ольга Васильева. А, сильно позже.

Клим Жуков. Конечно.

Ольга Васильева. А может быть, он сразу с книжкой выходил?

Д.Ю. В общем-то, любой мемуар, на мо взгляд, пишется для того, чтобы показать себя в правильном свете - как я всё хорошо делал, как у меня замечательно получалось. Ну были козлы всякие, типа Гитлера, не мог нормально руководить, а так бы мы всех победили. Потому что утратили победы-то. Не он же виноват в этом.

Клим Жуков. Как раз мемуары Манштейна даже в названии абсолютно показательны, потому что военные мемуары делятся на 2 типа - это солдатские и генеральские. Солдатские - "как генералы проиграли войну". Генеральские - "как мне не дали победить".

Ольга Васильева. Солдаты плохие, типа?

Клим Жуков. Нет, это кто-нибудь плохой - Гитлер плохой, коллеги плохие, солдаты не те, и уж самое главное, что с врагом не повезло, потому что уж, ну вот русские в Севастополе - вот какого чёрта они бросались на пулемёты, вместе с медсёстрами под танки лезли - ну зачем нужно было? Ну это же не цивилизованно.

Д.Ю. Это не по правилам.

Клим Жуков. Это не по правилам. Помешали победить однозначно, я считаю. А так-то человек был хороший.

Ольга Васильева. Там ещё были такие моменты, что Климу нравится очень - когда был момент, что они уже понимают, что сейчас уже ни оружия, ничего нет, они хватали немца и с ним вместе прыгали со скал. То есть вот... И где-то описано, что просто вгрызались в шею.

Клим Жуков. Зубами.

Ольга Васильева. Да. Вот, собственно...

Д.Ю. А каков был размах потерь у гражданина Манштейна?

Клим Жуков. Гражданин Манштейн за 250 дней, по советским данным, разумеется, немецкую сторону мы точно не можем процитировать, за 250 дней всех потерь - раненых, убитых, дезертировавших, короче говоря, убывших из строя - 300 тысяч человек.

Д.Ю. Неплохо.

Клим Жуков. 60 тысяч убитых. Нужно понимать, что 11-ая армия, как только она оказалась в Крыму, естественно, личный состав был сменным, конечно же, потому что постоянно приходило пополнение, и поэтому постоянного состава было значительно больше 100 тысяч человек, но это же была не константа, через эти ряды постоянно проходило пополнение. И вот оно там два раза успело смениться за 250 дней. Я не помню точно, какое количество техники там потеряли.

Ольга Васильева. Ну кстати, хочу сказать, что они действительно там зверствовали, там же впервые была применена пушка "Дора".

Клим Жуков. Там была применена впервые не только пушка "Дора", там были применены 600-миллиметровые гаубицы "Карл".

Ольга Васильева. Да, но "Дора" - это вообще, вот просто, Клим, расскажите, просто она такая...

Клим Жуков. "Дора" - это, собственно, к зверствам фашистов она никакого отношения не имеет...

Ольга Васильева. Ну нет, это к войне имеет.

Клим Жуков. Это просто уникальное инженерно-техническое сооружение, которое выстреливало снаряд в стратосферу, на 35 или 37 км в воздух, я уж не помню, и потом этот снаряд падал с дикой скоростью, почти первой космической фактически, падал на цель, пробивал любые перекрытия, но оказался практически бесполезен, потому что при таком калибре, какой имела "Дора", взрыв вышибного порохового заряда был столь мощен, что приходилось делать очень толстые стенки у снаряда, чтобы его не порвало в стволе. Поэтому заряд, который нёс сам метаемый снаряд, был очень невелик, и использовать данную пушку можно было хорошо только в качестве "бункер бастера", т.е. "охотника за бункерами". Да, он мог заглубиться фактически на любую глубину, рвануть там, т.е. защиты от него не было, но при этом как средство борьбы с наземной инфраструктурой он был крайне малополезен, потому что из-за того, что заглубление снаряда в землю было огромное, наружное действие было очень маленькое. Но при этом, конечно, впечатляющая пушка, которая ездила по двум параллельно расположенным железнодорожным веткам, которые специально для неё прокладывали, да.

Ольга Васильева. Собирали, 15 тысяч человек обслуживало эту пушку.

Клим Жуков. Ну всего, вместе, если взять с головной инфраструктурой - до 15 тысяч человек могло работать на пушку, непосредственно с пушкой ходил полк, там около 1,5 тысяч человек, которые были непосредственно вместе с орудием. Говорят, я, правда, в этом не уверен, что лично Адольф Гитлер распорядился, чтобы при пушке был походный бордель, потому что слишком много мужчин в одном месте и без единой женщины - это ужасно.

Д.Ю. Могли быть эксцессы...

Клим Жуков. Могли быть эксцессы, серьёзное сооружение.

Д.Ю. ... при меткой стрельбе.

Д.Ю. Ну а эти, которые 600 мм? У нас в Кубинке один стоит.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. На нём написано "Адам", по-моему, но немцы говорят, что это не он. Ну неважно, но мы...

Клим Жуков. Ну факт в том, что под Севастополь были вывезены очень серьёзные огнесредства, которые могли бы в противном случае работать, например, под Ленинградом или под Сталинградом. И так-то тяжело пришлось, прямо скажем.

Д.Ю. А эти, 600-миллиметроые как - результативность показали?

Клим Жуков. Очень хорошая результативность, конечно, потому что это... ну там не только они были, там вообще было... Но на самом деле все эти супер-пушки всегда, как примадонна в театре, это спецсредства, которые используются довольно узко, потому что всё-таки главное - это нормальные 120-, 150-миллиметровая артиллерия, т.е. гаубицы, пушки, которые работают непосредственно по войскам или по ближнему тылу. Все эти чудовищные орудия могли быть применены узко, адресно, для решения конкретных задач. Всё-таки не они играли первую скрипку.

Ольга Васильева. Я так понимаю, город же они спалили практически.

Клим Жуков. Это не они спалили город, а город спалили при помощи авиации и обычной артиллерии.

Д.Ю. Тут сразу возникает вопрос: т.е. и корабельные батареи, которые 305 мм, и пушки, которые 600 мм, если они в фильме фигурируют - как это делать-то?

Ольга Васильева. Пушки же не будут, а батареи есть.

Клим Жуков. Батарея там просто уже восстановлена.

Ольга Васильева. Нет, батарея не восстановлена, нет. 30-ая батарея, так как она не была взорвана, но они абсолютно одинаковые, эти батареи, соответственно, искусство кино снимает ту, которая есть, а на 35 батарее - батарею, которая взорвана. Т.е. вот это всё совмещается. Но взрыв будет. А взорвём мы что-нибудь третье.

Клим Жуков. Пушки, надеюсь, корабельные стрелять будут. Кстати, это для всех любителей, в том числе военно-морского флота - там в кино, если получится, товарищи, кто может помочь, вы знаете, о ком я - помогите, там есть огромная военно-морская фактура, потому что, во-первых, это трудяги наши войны от Чёрного моря до Тихого океана и до Северного моря, и до Балтийского моря - малые охотники МО-4, которые вытянули на себе, наверное, половину тяжести военных действий. Там может оказаться и крейсер "Червона Украина" - лёгкий крейсер, героически погибший, и крейсер "Красный Кавказ", естественно, лидер - "Ташкент". Это, конечно же, линкор "Парижская коммуна", в прошлом "Севастополь", и потом опять "Севастополь", который активно участвовал и в обороне самого Севастополя, и поддерживал керченско-феодосийский десант, заслуженный корабль, который вышел практически без серьёзных потерь из войны, отбив до 21 самолётной атаки, выпустив 3 тысячи снарядов по немцам. В общем, фактура гигантская, и если будет возможность, чисто финансовая, мы покажем, например, такой уникальный объект, как недостроенный линкор "Советский Союз", один из которых строился в Крыму. Из недостроенного корпуса сделали блокшив - плавучую батарею, которая, будучи сформированной из очень мощных конструкций и бронелистов, использовалась в качестве батареи. ПВО плавучая, которую было почти невозможно утопить, потому что ну представляете себе современный линкор - а это не он целиком, а его броневая цитадель, т.е. нечто, прямо скажем, очень малоуязвимое. Она вся была утыкана зенитками, зенитными пулемётами и отражала налёты немецкой авиации. Т.е. фактура гигантская, потенциал огромный, и в истории, я имею в виду историю, которую рассказывает сценарист, и в исторической фактуре, которая предоставлена нам наукой историей, и собственно говоря, в материальной культуре, которая там была. Потому что оборона Севастополя - это, конечно, уникальная вещь, которая, повторюсь, в художественном выражении абсолютно незаслуженно забыта. Да, там было поражение в 1942 году, но вот именно из таких поражений формировалась в итоге наша победа, это то, что нельзя забывать, потому что войны без поражений вообще не бывает, тем более, большой войны, которая была, надеюсь, последняя война в истории - Вторая мировая. Именно там, именно в таких крупных боях была в конце концов перемолота армия объединённой Европы.

Д.Ю. И какие на данный момент, как бы это сказать, перспективы действия?

Ольга Васильева. Наши действия: мы запустили сайт под названием рабочим опять же "Севастополь 1942", на сайте есть интервью с этими ветеранами, про которых я рассказывала. Более того, я хочу поддержать Клима в этом смысле - мы не просто на сайте расскажем о фильме, мы запустили там страничку под названием "Оборона", потому что, как это ни странно, общаясь со многими людьми - мало того, что не знают историю последних дней, многие даже забыли о том, что оборона Севастополя длилась 250 дней. И хоть фильм будет не об этом, но каждый месяц мы на сайте пытаемся делать маленькую заметку и рассказывать, что в каждый месяц происходило. Стартанули мы 22 июня, потому что мало кто знает ещё, что Севастополь был подвергнут налёту ровно 22 июня в 3 часа ночи, потому что он был важным объектом завоевания на пути к кавказской нефти. И в первый же день там погиб... вот как эти, то, что сбрасывают - донные мины, да, по-моему они сбрасывали? Эту донную мину снесло, и в первый же день в Севастополе были потери - донная мина попала в дом, и погибло, по-моему, 22 человека, если я не ошибаюсь. И они описывают, что в первый же день войны война принесла уже драму на территорию Севастополя. Вот, сейчас для нас очень важно, уже имея экспертное мнение музея 35-ой батареи, Клима Жукова, Росвоенцентра, Министерства обороны, согласовав всё это, дописать сценарий, чтобы он перерос из синопсиса уже в полноценный сценарий, хотя практика моя показывает, что сценарий может быть дописан, конечно, и в последний день съёмочного периода, будем стремиться...

Клим Жуков. Косметические изменения.

Ольга Васильева. Ну косметические, да-да, конечно, уже действие не происходит, а в принципе, такое тоже бывало. Мы очень хотим снять тизер для того, чтобы люди получили некое представление уже видеоряда, а не только интервью и воспоминания людей. Это наши 2 основные задачи. Дальше, я уже сегодня говорила о том, что мы забываем, сколько лет было этим людям, которые сражались, т.к. у нас 3 героя - 2 брата и девушка - очень юные, мне хотелось бы, вспоминая о том, что и Янковский, и Абдулов не были ни москвичами, ни петербуржцами, что у нас очень много талантливой молодёжи, мы хотим провести кастинги по всей России. У нас всего получается, мы посчитали, больших 15 театральных училищ, и хотелось бы эти кастинги, это моё личное мнение, потому что я считаю, что успех фильма во многом зависит от обаяния главного героя, а обаяние главного героя, к сожалению, иногда не формирует ни режиссёр, ни сценарист, ни продюсер, глаз замыливается, и ты не понимаешь манкости этого человека, ты видишь, что он профессионально играет. Но недаром говорят такое слово, как "харизма", мы же влюбляемся именно в харизму, неважно, как человек выглядит - он писаный красавец, либо он не красавец. Поэтому мы хотим в ближайшем месяце тизер, и где-то с октября начать делать эти кастинги, которые я хочу выкладывать в соцсетях, для того чтобы услышать мнение людей, и люди имели возможность голосовать. Естественно, последнее слово будет оставаться за нами, но мы поймём, кто близок людям. Я думаю, что, как правило, профессиональные качества и та самая харизма - они совпадают, и думаю, что выбор главного героя мы сможем сделать совместно. Также мы планируем - то, что я рассказывала Климу - каждый месяц мы хотим на сайте посвящать одной из профессий в кино, т.е. начиная с ноября, т.е. в ноябре рассказывать о художниках, брать интервью и с Климом, чтобы он правильно говорил что было, как было, какие были фортификационные сооружения...

Клим Жуков. Я к художникам никакого отношения не имею.

Ольга Васильева. Нет, не к художникам, к историкам, но вы же с художником сможете пообщаться?

Клим Жуков. Смогу.

Ольга Васильева. То что называется "реквизит", потому что, например, в Севастополе есть замечательный реконструктор, который достаёт, там же очень много, чего лежит, достаёт старые машины-"полуторки", они все их восстанавливают, у них парк машин - по-моему, 30 машин, если я не ошибаюсь, восстановленных, на ходу, времён Великой Отечественной войны. Это рассказать, показать. Т.е. интервью и, соответственно, мы будет объявлять конкурсы тоже для людей, и победой этих людей станет участие в съёмочной группе в съёмках фильма уже как полноценного члена съёмочной группы. Такая же история будет касаться грима, костюма, каскадёров, операторов. Т.е. каждый месяц мы будем таким образом освещать историческую составляющую, показывать в реальном времени, что мы делаем в кино: если мы говорим о художниках, то мы покажем локации, которые мы отобрали, эскизы художника, которые он нарисовал, какие-то моменты строительства декораций, хотя, конечно, полностью декорации мы не будем строить - 30-ая батарея есть, 35-ая батарея есть, а скалы ты лучше не зафактуришь, чем они сами себя фактурят. Вот. Будем показывать... существует такое понятие - пластический грим, знаете его ?

Д.Ю. Нет.

Ольга Васильева. Ну это вот оторванные руки, ноги, трупы - это очень интересно, это другая профессия, это не профессия гримёра, который рисует раны, а это именно вот составляющая. Это всё изготавливается, т.е. есть, конечно, массовка "убитая", а есть люди с оторванными руками и ногами - это всё тоже делается. Будем показывать, как это происходит, как это делается. Т.е. такие давать небольшие мастер-класссы по каждой профессии. С костюмом сложнее, к сожалению, это не бальные платья, поэтому тут может помочь Клим - рассказать, в каком году какие нашивки поменяли, и как отличается 1941 от 1943.

Клим Жуков. Это, к счастью, Устав нам расскажет.

Ольга Васильева. Или Устав.

Клим Жуков. Это всё было довольно хорошо регламентировано, потом это можно просто соотнести с реальностью, которую мы видим в отражении исторических источников, и понять, что эти люди одеты ещё не по Уставу, а эти уже по Уставу.

Ольга Васильева. Ну я знаю, что очень многие историки зачастую критикуют художественные фильмы военные, особенно современные, что как раз там вот эта вот нестыковка - в каком году как форма менялась нашивками, не соблюдается.

Д.Ю. Ну это, честно говоря, печально: имея такое количество...

Ольга Васильева. Но есть понятие - киноляпы.

Клим Жуков. Визуального материала?

Д.Ю. ... не боюсь польстить - высокообразованных людей, которые разбираются в предмете, по-моему, не так трудно их привлечь, им всегда страшно интересно поучаствовать.

Ольга Васильева. Да, но, как правило, люди, которые занимаются сериальным производством, это всё-таки немножко как некий конвейер.

Д.Ю. Ну всё равно, я так скажу: я вот сижу, у меня телевизор весь день под боком работает, я нет-нет туда да загляну - там всё время видно, что, например, немцы - это сплошные реконструкторы, и на них всё надето так, как надо, пошито так, как надо, и выглядят они так, как надо.

Ольга Васильева. Реконструкторы - надо отдать им должное - действительно это знают значительно лучше, чем художники по костюмам, зачастую.

Д.Ю. Ну они сами фактически художники по костюмам.

Ольга Васильева. Ну они сами себе, да: сама садик я садила, сама буду поливать - это из этой категории.

Д.Ю. Да, ну а вот, например, у нас модно, чтобы народ принимал участие в создании кино. Народ может уже как-нибудь подключиться к созданию кино?

Ольга Васильева. Ну вы знаете, я была бы не просто благодарна этому народу, я была бы очень благодарна народу, если бы они нам помогли в том, ведь самое сложное: тема очень забытая, тема сложная, о ней долго не говорили, и мы всё время пытаемся найти ту грань правильного пересказа этой истории, и очень сложно сделать первый шаг. Боятся инвесторы, государство, правда, нас поддерживает, и мне кажется, что знаете, как снежный ком - ты дал маленькую..., и оно покатилось, оно начинает обрастать историями... А, ещё на сайте собираем истории людей, и нам прислали, я немножко не туда ушла, но просто не могу не сказать, нам на сайт написал один человек, он переслал письмо отца, датированное, по-моему, 5 или 6 июля, письмо на 30 страницах. Отец с войны не вернулся. У меня есть ксерокопия этого письма: отец пишет, обращаясь к своим детям, понимая уже, что он погибнет, т.е. всё - войска оставили Севастополь, и он пишет о том, что... это как завещание. И вот такие вещи, конечно, очень важны и для сценариста, и для нас. Не факт, что войдёт это или войдёт другое, но происходит твоё эмоциональное насыщение и погружение в эту историю уже с точки зрения художественной. Это действительно нам прислали. Так, а о чём я говорила? Об участии: так вот, нам нужно, я думаю, что как раз при помощи людей, потому что мы говорим - война народная, кино народное, подвиг народный. Просто будет легче этот ком сформировать, запустить, чтобы нас услышали.

Клим Жуков. Короче говоря, у нас сейчас тактическая задача - производство тизера.

Ольга Васильева. Производство тизера и дописание сценария.

Клим Жуков. Да, несомненно, просто сценарий никто не увидит, а тизер люди смогут посмотреть в итоге, и ближайшая задача - производство тизера. Если вы сможете нам, товарищи, помочь с производством тизера, наша благодарность и благодарность потомков не будет знать границ. В пределах разумного, разумеется.

Ольга Васильева. Благодарность в пределах разумного?

Клим Жуков. Да.

Ольга Васильева. Или в пределах разумного нам должны помочь?

Клим Жуков. Нет, помочь могут в любых пределах. Нет, я в самом деле: без производства тизера очень трудно общаться и с инвесторами, и даже с государственными структурами. Просто нужно показать, что мы начали работать над кино. Пока мы не покажем какого-то видеоматериала, который мы уже изготовили, разговаривать фактически почти и не о чем. Что нам не мешает одновременно в это же время дописать красивый сценарий, начать работать над кастингом, начать работать над костюмом, над образами героев, но первый шаг важно сделать.

Ольга Васильева. Первый шаг, да, чтобы люди имели представление.

Клим Жуков. И если, товарищи, вы поможете сделать этот самый первый шаг, то, надеюсь, в итоге результат больших работ, которые последуют за первым шагом, вас не разочарует, уж мы постараемся.

Ольга Васильева. А числа 15 мая люди увидят, как мы бьём тарелку.

Клим Жуков. Какую тарелку?

Ольга Васильева. А вы не знаете, что ли, киношных традиций?

Клим Жуков. Я тарелки ни разу не бил.

Ольга Васильева. Нет, есть же кинематографическая традиция прекрасная, ну там кто как делает - кто после первого дубля, кто после первого "снято". Причём, традиция, как мне рассказывали старые ещё люди, которые в кино работали, что эта тарелка, на которой художник-постановщик, как правило, рисует какую-то картиночку и пишет название кино. Причём, тарелку надо воровать. Я каждый раз заставляю эту тарелку воровать того, кто первый раз приходит в кино. Люди плачут, но воруют. И поэтому кто-то мне сказал: мы никак не можем понять, почему тарелки из общепита. Ну потому что откуда-то. Вся группа на ней расписывается, и после первого "снято" режиссёр берёт эту тарелку и разбивает её о штатив камеры, и каждый член съёмочной группы растаскивает вот эти кусочки. Дальше должно быть продолжение - на премьере эту тарелку должны склеить, но вот этого никогда не случалось.

Д.Ю. Ничего себе!

Ольга Васильева. Но это как мне рассказывали.

Клим Жуков. Я про такое даже не слышал.

Ольга Васильева. Это мне рассказывали люди с "Ленфильма", такие старожилы "Ленфильма", потому что я не понимала, почему её бьют. Так же, как есть такое понятие в кино тоже ещё - "шапка". Да, есть такое понятие - это когда фильм заканчивается, всегда это очень тяжёлый физический труд, это кажется, что это всё легко, на самом деле это тяжёлый физический труд, то после последнего съёмочного дня, как правило, группе делается банкет. А шапка почему - потому что раньше не было продакшн..., говорили, что шли с шапкой, и туда кидали деньги вся группа, и на эти деньги они организовывали сами себе банкет. Ну это вот такие легенды, насколько это правда, я не знаю.

Клим Жуков. В общем, мы отвлеклись: если всё будет хорошо, 15 числа будем бить тарелку...

Д.Ю. Мая.

Клим Жуков. Мая, так точно, будем бить тарелку.

Ольга Васильева. Да, а в конце июля будем праздновать "шапку". А между этим отпразднуем 75-летие Второй обороны Севастополя, которое 3 июля.

Клим Жуков. Так точно. Которой, собственно, посвящён фильм.

Д.Ю. Физический механизм приёма денег отлаженный?

Ольга Васильева. Да, на сайте существует площадка для краудфайдинга.

Д.Ю. Соответственно, под роликом линк, куда все желающие могут сдать денег, кто сколько может, на съёмки фильма про оборону Севастополя.

Ольга Васильева. Сайт называется незатейливо: "Севастополь 1942".

Д.Ю. Ну, начинаем ждать тогда? Поможем, чем можем, а дальше уже будем внимательно за вами смотреть.

Ольга Васильева. От нас всё равно ничего не зависит. Мы будем только стараться никого не разочаровать.

Д.Ю. Спасибо. Вот такое кино, такой сценарий, такой синопсис. Точнее, правильно сказать: такие намерения и замыслы. Все желающие поучаствовать, ещё раз линк под роликом, добро пожаловать. А на сегодня всё, до новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Google+


В новостях

17.09.16 14:26 Разведопрос: Клим Жуков и Ольга Васильева о фильме про оборону Севастополя, комментарии: 146


Комментарии


cтраницы: 1 всего: 7

Destroerr
отправлено 17.09.16 16:31 | ответить | цитировать # 1


Да, Севастополь, страшная страница нашей истории. Помогу рублём обязательно. А пока разместил сообщение, о съёмках фильма, на страничке нашего кинотеатра. Пусть люди сейчас уже начнут голосовать рублём, за хороший и нужный фильм.

А нельзя снять фильм про оборону Кольского полуострова? Долина славы, или как тогда называли, долина смерти, полуостров Рыбачий. В том годе ездили туда с экскурсией. Сопки, памятники и до сих пор стоящие, каменные укрепления. Мы остановились там, по дороге. Я просто отошёл в сторону от дороги и тут же наткнулся на укрепления. С дороги их не видно. Но при ближайшем рассмотрении, нашлись бетонные основания, для орудий и рядом забетонированные щели, для укрытия бойцов, расчёта. И как я понял, там все сопки так изрыты и укреплены. Страшное дело.


kirillmurman
отправлено 17.09.16 19:29 | ответить | цитировать # 2


я как услыхал в свое время что Дибров подписывается за фильм. сразу в стойку стал. думал очередные утомленные штрафбатом будут. а тут Клим Саныч подключился.


bell
отправлено 17.09.16 21:21 | ответить | цитировать # 3


Ради Бога не называйте батареи "бронебашенными" (масло масленое) и не снимайте как 30-ю батарею ту, что была построена на ее месте после войны с использованием трехорудийных башен линкора "Полтава" (Фрунзе).
А так да, вы правы - от вас "все равно ничего не зависит", особенно с такими знаниями по теме((((

Ленфильм опять "поехал", то 28 панфиловцев, а теперь Севастополь. Разве нет более "близких" тем - оборона Таллина и Таллинский переход, Петергофский десант и т.д - понимаю, тут не Крым-холодно и дождит все время...


Moravia
отправлено 18.09.16 09:44 | ответить | цитировать # 4


Севастополь - это, в первую очередь, море и всё, что связано с морем.
И, отнюдь, не только линкоры и крейсеры, да и то, если деньги будут...
И не только малые охотники. Это торпедные и сторожевые катера, тральщики и разные обычные не военные суда, транспорта, шаланды, рыбацкие лодки и пр.
А уж плавучая зенитная батарея - это точно не если деньги будут...
Это - в первую очередь!
Пока сопротивлялась батарея "Не тронь меня", пока немцы её с воздуха не добили, последние оборонявшиеся на мысе Херсонес держались.
Защитников Крыма и Севастополя, в первую очередь, задавила авиация противника.
Авиации может противостоять только авиация и зенитная артиллерия.
А у вас на плавучую батарею "если денег хватит".
А где морская авиация?
3-я ОАГ СОР героически сражалась. И пока была возможность, она оставалась в Севастополе.
И даже когда оттуда улетели уцелевшие самолёты, там осталась большая группа обслуживания, просто не на чем было вывезти. Разумеется, авиация покинула Херсонес по приказу, т.к. дальнейшее их нахождение там стало бы напрасной гибелью. Но оставался старший авиационный начальник на Херсонесе. Это отдельная история и важнейшая составляющая обороны Севастополя.
А где МАГОН? Это Московская авиационная группа гражданской авиации, которая до последней возможности садилась на Херсонес. Последние посадки сделаны 30 июня. Они привозили оружие и питание, вывозили раненых.
Ни слова не было сказано о морской пехоте. Ну, как же так?..
Собственно положение было безнадёжным уже к 26-27 июня. И Октябрьский это прекрасно знал. Но ещё 30 июня утром отправил вполне бодрую телеграмму в Ставку, что Севастополь держится...
Душевные переживания, трагедии оторванные бутафорские руки и ноги есть в любом фильме о войне. Кстати, почему-то в старых фильмах этими оторванными конечностями на экране не злоупотребляли, а фильмы снимали такие, что пробирали до костей.
Вам нужны консультации серьёзных военно-морских историков.


igraz
отправлено 19.09.16 00:47 | ответить | цитировать # 5


Все комментарии толковые. Корабли компьютерной графикой нарисовать можно. А вообще, вызывает вопрос о выборе исторического консультанта. Клим Александрович, конечно, авторитет, но все-же медиевист. Почему не пригласили историков, специализирующихся на Великой Отечественной? Например, Замулина, Исаева или Пыхалова.


Миша_из_Саратова
отправлено 19.09.16 15:40 | ответить | цитировать # 6


Не надо вот этого!
Клим не подведет!!


Lexeich1957
отправлено 21.10.16 09:34 | ответить | цитировать # 7


Надеюсь кино действительно получится. А то "Сталинград" о страданиях влюблённого фашиста, "Оборона Севастополя" - частная история одного хоть и

героического снайпера. Про "утомленных штрафбатом" (как тут остроумно сказали) вообще умолчу. Я думал отвратительней "Сволочей" или "Апостола" снять

невозможно. Но талант не пропьёшь - удалось.



cтраницы: 1 всего: 7

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

разделы

Главная страница

Tynu40k Goblina

Синий Фил

Опергеймер

Светосила

За бугром

English

Победа!

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Комментарии

Поисковые запросы

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Google+

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Гоблин в ivi

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в Google+

Новости в ЖЖ

Группа в Контакте

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк