• Новости
  • Заметки
  • Картинки
  • Видео
  • Переводы
  • Опергеймер
  • Проекты
  • Магазин

Разведопрос: Ирина Васина о противодействии экстремизму

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Радио | Разведопрос - Политика | Разное | Семья Сопрано | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот

19.09.16





Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Ирина, добрый день.

Ирина Васина. Здравствуйте.

Д.Ю. Представьтесь, пожалуйста.

Ирина Васина. Васина Ирина, руководитель общественного движения «Гражданское противодействие экстремизму.

Д.Ю. Так, и о чём мы сегодня поговорим?

Ирина Васина. Хотелось бы поговорить о национальной идее России — имеем мы её или не имеем, или что мы имеем под видом её, и те течения, которые у нас сейчас есть, направленные на нравственность, антинравственность, и всё, что с этим связано.

Д.Ю. Тема...

Ирина Васина. Размыта?

Д.Ю. Жёсткая. Вот уже злые силы включили дрели и мешают нам записываться.

Ирина Васина. Но мы прорвёмся, я думаю.

Д.Ю. А экстремизм — что вы называете экстремизмом?

Ирина Васина. Знаете, экстремизм многогранен, я думаю, основная его идея — это унижение человека человеком. Экстремизм всегда начинается с унижения, когда какая-то нация, какой-то человек считает себя первым сортом, а своего противника считает сортом вторым. Вот это начало экстремизма, и он может быть как на национальной почве, на религиозной почве...

Д.Ю. Политической, само собой.

Ирина Васина. Политической, само собой, и к сожалению, сейчас, в последнее время, он очень сильно у нас показан в сфере культуры, в сфере влияния на умы, в сфере ряда популярных персон, которые тоже транслируют некие идеи, отдающие, я бы сказала, экстремистским душком.

Д.Ю. По-моему, это не только у нас. Недавно президент Обама рассказал, что Америка — страна исключительная, передовая и вообще лучше всех на свете. Может, это правильно — позиционировать себя юберменшем, а все остальные унтерменши?

Ирина Васина. Был в 1941 году такой опыт, как-то он не очень хорошо закончился. Наверное, не стоит его повторять.

Д.Ю. А у нас кто с такими выступает?

Ирина Васина. Знаете, у нас действует как-то так, я бы сказала, такими незаметными укольчиками, что ли, т. е. через какие-то культурные события, т. е. какое-то художественное произведение, какой-то художественный фильм, какая-то выставка, т. е. через какие-то якобы... Потому что, слава Богу, у нас то, что было — Болотная площадь, допустим, это краник прикрыли, громко действовать стало неудобно, народ немножко рассосался, а те, кто хочет продолжать, они действуют так сейчас более точечно, но от этого не менее опасно: фильмец, выставочка, рассказик, романчик — и когда всё это подаётся под таким соусом, что это правильно, что это хорошо, что это даже нравственно, что любой образованный человек должен это прочитать и одобрить, а если ты это не прочитал или если ты это не одобрил, то ты вообще деревня какая-то просто, какой-то мракобес.

Д.Ю. Это мне сразу напоминает небезызвестное произведение гражданина Набокова «Лолита». Вот сейчас всеобщее поветрие, что нет страшнее угрозы для человечества, чем педофилия, это вообще настолько омерзительно и отвратительно. Тут вот, кстати, буквально позавчера новость была о том, что 2 девочки, 2 сестры вроде как летели в самолёте, одной 9 лет, другой 12, а сидевший рядом 72-летний дедушка совершил в отношении одной...

Ирина Васина. Слушайте, какой ужас!

Д.Ю. Дослушайте: развратные действия. И тоже дикий крик: порвать на куски, расстрелять, повесить, ещё чего-то. Задаю вопрос: вы не пробовали поинтересоваться — это же самолёт, там люди вокруг сидят, в общем-то, всё видно, и должны быть живые свидетели, которые за этим безобразием наблюдали. Дети, которые летят без родителей и которых сдают стюардессе, которая должна за этим смотреть. И вот она смотрит: гражданин, который залез в самолёт по паспорту, и установление личности которого не составляет никакой проблемы, и соответственно, в 72 года можно соображать уже, что за собой влечёт какие последствия, но я не про это. Т.е. мои-то вопросы, как у милиционера: кто это, что это, свидетели, ещё чего-то — с чем вы в суд-то пойдёте? С рассказами девочки или её мамы? Но реакция однозначная — повесить, расстрелять, убить, порвать крюками, там, и всю семью, и ещё чего-то.

Ирина Васина. Но просто тема ужасная, просто тема сразу вызывает такое отношение.

Д.Ю. Тема ужасная, а Набоков прекрасен. Это же произведение, это же литература, это искусство.

Ирина Васина. Вы знаете, Дмитрий Юрьевич, я хочу сказать, что на фоне того, что мы имеем сейчас, вот наши художественные произведения, которые сейчас считаются классикой, которые сейчас продвигаются активно, Набоков по уровню невинности...

Д.Ю. Детский сад.

Ирина Васина. … это просто «уронила Таня мячик, тише, Танечка, не плачь», к сожалению.

Д.Ю. А кто же выступает нынче?

Ирина Васина. Ну вот вы все слышали, что, как радио «Свобода» - православная активистка преследует Сорокина. Эта православная активистка — это я, как я преследую Сорокина, я не знаю, бегаю, наверное, за ним с топором: «Эй, Сорокин!» Но в общем, да, на уровне вот этой вот сорокинщины, серебрянниковщины, богомоловщины господин Набоков — это просто невинный младенец, я бы сказала, на фоне того, что сейчас происходит.

Д.Ю. Конкретный пример?

Ирина Васина. Конкретный пример — то же самое, которое всколыхнуло интернет недавно, этот рассказ «Настя», на который мы сейчас подали заявление, и правоохранительные органы его рассматривают. Рассказ «Настя», в котором описаны такие запредельные вещи, что...

Д.Ю. Гражданина Сорокина, да?

Ирина Васина. Гражданина Сорокина.

Д.Ю. Которого вы преследуете?

Ирина Васина. Которого я преследую, да.

Д.Ю. И что же там?

Ирина Васина. Это обязательно пересказывать?

Д.Ю. Я вот железно уверен, что подавляющее большинство граждан России вообще не знает, кто такой Сорокин — это раз.

Ирина Васина. Я думаю, что после...

Д.Ю. Они никогда не читали, и я вас уверяю, читать это не будут.

Ирина Васина. И не читайте, граждане России, не читайте это.

Д.Ю. Нас, конечно, обвинят в том, что вы рекламируете Сорокина и его мерзкие произведения.

Ирина Васина. Да, но вы знаете, как я вам говорила, когда мы с вами беседовали ранее, что на форумах писали, что вот идиоты, сделали рекламу Сорокину — прочитаю рассказ. И через 3 сообщения: начал читать, после трети рассказа остановился, меня чуть не вырвало, и так далее.

Д.Ю. Что там такое?

Ирина Васина. Так что могу сказать, что даже кто захочет прочитать этот рассказ, не все дойдут до конца, прямо скажем, не все его осилят. Там описана патология, и мне не хотелось бы её описывать, просто каннибализм во всех подробностях. И то, что там описано, мне действительно противно.

Д.Ю. Т.е. люди едят друг друга, да? В трезвом уме, здравой памяти или это...?

Ирина Васина. В трезвом, в здравом, и всё это...

Д.Ю. Не голод толкнул, ничего?

Ирина Васина. Не голод толкнул, и всё это ещё, самое мерзкое, что это смакуется, понимаете? Т.е. это смакуется.

Д.Ю. Тут важный вопрос, постольку поскольку вы, как православная, его преследуете, я надеюсь, в рассказе все православные, да?

Ирина Васина. В рассказе, да, даже присутствует православный священник, как один из соучастников этого. Вот почему господин Сорокин, как и господин Богомолов, как и господин Серебренников всё время в отрицательных персонажей берут православных священников, вот у них просто какой-то пунктик. У них в рассказах, там, в спектаклях, если какой-то негодяй или какой-то мерзавец, который делает совершенно мерзкие вещи — это обязательно должен быть православный священник.

Д.Ю. Какая-то фиксация дня.

Ирина Васина. Может, они сговорились, может, им по 5 копеек идёт каждый раз, когда они назначают...

Д.Ю. Я вот извиняюсь, отскочу немного в сторону, мне нетрудно представить реакцию, если бы каннибализмом занималась некая диаспора с раввином во главе. Реакцию мне предсказать нетрудно, что бы это было в ответ на подобные произведения. А тут это, значит, нормально, да?

Ирина Васина. Значит, в свою очередь хочу заметить, что тут и проявляется экстремизм этими господами, т. е. они считают, что в отношении православия это делать можно, что православие — это некая религия второго сорта, а люди, которые её исповедуют, это такие люди второго сорта, над которыми можно так глумиться и которые это стерпят.

Д.Ю. Я бы увидел в этом дополнительно ещё следующее. Я хорошо помню перестройку, я тогда уже большой был, в перестройку все граждане подобного толка, наша самопровозглашённая интеллигенция, они все хором орали, что проклятые большевики запрещали религию, они над ней по-всякому издевались. Ну т. е., как мы понимаем, Советский Союз, история которого состояла из ряда этапов, на которых происходили вещи в том числе и чудовищные, например, в период Гражданской войны, когда стреляли всех без разбору: отец сына, сын отца, брат брата, в том числе убивали, естественно, и священников — никого не минула чаша сия. Но потом была война, после войны было мирное строительство, а потом была мирная жизнь, во время которой никого почему-то не стреляли, не волокли, как у Александра Исаевича, миллионами на Колыму, и в общем-то, было совсем другое, и лично я в своей жизни, я вообще не помню, чтобы были какие-то притеснения. Помню одно притеснение: сестра моя пела в церковном хоре и рассказывала, что, типа, мы платили 4 копейки за киловатт, а в церкви надо было платить 40 копеек за киловатт, и поэтому свет в церкви включали не очень часто, только на время службы, а в остальное время ничего нам не горело. Ну, собственно, и всё. Все из окружающих моих, кто хотел ходить в церковь, те ходили совершенно спокойно, и как-то это никого не парило.

Ирина Васина. Слава Богу.

Д.Ю. Вот, к чему это я: перестройка грянула, и в перестройку вот эти деятели принялись провозглашать, что коммунистическая партия жестоко расправлялась, туда-сюда, хотя всё это было в разные этапы. Мы христианство не меряем инквизицией, которая была в Испании на определённом историческом промежутке. Кстати, ведьм больше всего сожгли почему-то в Швеции, а не в Испании.

Ирина Васина. Это католики.

Д.Ю. Неважно! Мы христианство не замеряем вот по этому, оно про другое несколько. Коммунисты, стало быть, всё запрещали, а теперь давайте разрешим, а теперь давайте подтянем к СМИ и прочее, и прочее, священников — пусть они расскажут. И вот пока священники рассказывали о том, какая плохая была советская власть, всё было хорошо. А потом на определённом этапе, когда Православная Церковь выступила, как мне кажется, чего она хочет в настоящее время, как организация объединяющая народ на основе религиозных идей, то внезапно всё оказалось плохо. Всё оказалось очень плохо и все священнослужители вдруг стали плохими...

Ирина Васина. Толстые попы на «Мерседесах».

Д.Ю. Да, и всё стало резко отвратительно. Т.е. оно в исторической перспективе выглядит, мягко говоря, забавно: как это у вас вчера все были хорошие, и это было абсолютно правильно, а сегодня вдруг они стали какие-то плохие — почему? Потому что выступают за целостность и единство? Ну, как-то странно это выглядит.

Ирина Васина. Вы знаете, я даже скажу такую маленькую реплику: у меня знакомые живут в печально известном районе Торфянка, где год уже не могут построить храм, и там постоянно у них происходят баталии с т. н. местными жителями. Я один раз приехала посмотреть, что там происходит, и меня больше всего поразило, что там местные жители говорили с очень хорошим таким украинским акцентом: «Халя, Халя, иди сюда». Человек, который вырос в этом районе Бабушкинска, умудрился за 40 лет жизни сохранить акцент «Халя». Т.е. это местные жители, соответственно, платные. Поэтому да, вы правильно говорите, что если православная церковь, если другие какие-то институты выступают за нравственность, за какое-то объединение, за целостность государства, их тоже нужно объявить какими-то жадными, ворюгами, деструктивными, какими-то мракобесами, которые думают только о своём кармане, жуликами, ну эпитеты можно продолжать.

Д.Ю. Я бы отметил, как бывший милиционер, что жулики, жадные, воры — они там, безусловно, есть, потому что церковь — это организация человеческая, со всеми человеческими грехами и пороками. Но опять таки, как бывший милиционер, осмелюсь заметить, что подобные граждане никогда не составляют большинство, никогда, и не могут составлять большинство.

Ирина Васина. Я хочу сказать, что нас, может быть, отчасти спасает, что та пропаганда, которая сейчас ведётся, я бы сказала, антипропаганда, даже не буду называть её контрпропагандой, вот именно антипропаганда, которая против власти той же самой, мы постоянно слышим: власть сделала не то, министр образования назначенный...

Д.Ю. Почему это антипропаганда? Это самая настоящая пропаганда.

Ирина Васина. Ну хорошо, пусть будет пропаганда. Министром образования назначили какую-то ужасную женщину, Антон Вайно тоже какой-то учёный-неудачник или что-то такое.

Д.Ю. Ну не устраивает.

Ирина Васина. Да, не устраивает. Но нас спасает то, что на данном этапе эта пропаганда делается настолько неталантливыми людьми, настолько устаревшими методами и настолько бездарно, что пока мы ещё держимся.

Д.Ю. Давайте вернёмся чуть-чуть обратно — а Сорокин-то талант, не талант?

Ирина Васина. Сорокин, вы знаете, я не являюсь литературным критиком, поэтому дать оценку, как специалист, не могу. Кто-то из литературных критиков пишет, что он талант — я почитала отзывы — кто-то из критиков пишет, что он достаточно посредственный писатель, что это не литература в глубоком понимании этого слова. С моей точки зрения, как человека, который просто воспитан на хорошей литературе и на хорошей поэзии, вот мне повезло — у родителей была большая хорошая библиотека, поэтому с детства я имела возможность классику русскую, зарубежную, поэзию читать.

Д.Ю. Наследие кровавого «совка», по всей видимости.

Ирина Васина. Ну т. е. повезло, да, что одни из первых книг, которые я прочитала, это была именно русская классика, и так далее. С моей точки зрения, если брать только литературу, там даже то же в рассказе описание усадьбы, описание персонажей — это достаточно средненько. Т.е. там говорят: язык Тургенева — по-моему, это даже рядом не стояло с языком Тургенева, это просто вот: выкиньте оттуда все шокирующие подробности, никто бы даже не остановился на этом рассказе и на этом авторе. Они же сами говорят, эти деятели искусства: скандал продаётся. Это вот они даже не скрывают : скандал продаётся — пожалуйста, вот. Но правда, у Сорокина-то не очень продаётся, его больше продают, спонсируют и так далее, потому что не могу сказать, что это самый многотиражный писатель в России, и слава Богу. Это на данном этапе мы говорим: слава Богу, а вот через 3 года ситуация может быть другая.

Д.Ю. Почему?

Ирина Васина. Потому что это вот вдалбливание в мозги пусть пока бездарной пропаганды, но ведь через полгода могут подключиться к этому более талантливые люди, могут в это вкачаться более крупные суммы денег, и это всё будет более мощно проталкиваться — что если ты не читаешь Сорокина, то ты каменный век, ты ретроград, ты не успеваешь за веком, ты просто...

Д.Ю. Ну в определённых кругах оно и сейчас так и есть.

Ирина Васина. Ну в каких-то, знаете, как говорил мой бывший шеф, это круги, перефразирую, усик тараканий. Он другое слово употреблял, но я скажу усик тараканий.

Д.Ю. Тут не соглашусь — всё-таки это граждане, которые формируют идеологию, так скажем, это лидеры общественных мнений. Когда этот Сорокин написал произведение под названием «Голубое сало» - это был такой всеобщий восторг, «День опричника», вы посмотрите, там же правда хлещет через край, и все т. н. образованные люди должны это прочитать, ознакомиться, обсудить. Тут для меня большой секрет: вот большевики всё время обличали т. н. формализм — ну так тут даже формы нет, а сразу переходим к сущности, что жрать человечину — это, по всей видимости, нормально, да?

Ирина Васина. Это, вот не хочу произносить эту банальщину – окна Овертона, но вот это оно и есть, окна Овертона в чистом виде. Что из неприемлемого в обсуждаемое, из обсуждаемого — в приемлемое и необходимое.

Д.Ю. Но это же не только у нас происходит. Вот есть такой небезынтересный сериал про... «Ганнибал» называется.

Ирина Васина. Слушайте, ну зачем же нам надо брать пример с плохого? Ну зачем?

Д.Ю. Сейчас расскажу. Есть сериал «Ганнибал». Ну во-первых, все мы смотрели, по всей видимости, художественный фильм «Молчание ягнят», где людоед Ганнибал Лектор выведен таким, не будем скрывать, душкой — он такой замечательный.

Ирина Васина. Талантливый актёр сыграл, Энтони Хопкинс.

Д.Ю. Конечно, да. Он такой интересный, так вот он, людей ест, правда, но вот это вот такая у него фишка, как говорится. Его сначала сняли 3, если я правильно помню, фильма, а потом забацали сериал. И вы знаете, когда-то я службу нёс, и одно из, когда ты с людьми непричастными беседуешь, они все и всё время задают вопросы: «А ты трупы видел?»

Ирина Васина. Ну вы видели по роду деятельности-то, конечно. Было бы странно, если бы вы их не видели.

Д.Ю. «Ну да, видел, и что?» «А как это вообще?» Вот в человеке это что-то запредельное такое, чего никто не видит, и, как я считаю, не должен видеть, это не надо никому. А вот это вот, когда главным героем выступает людоед, который, безусловно, прикольный, за ним интересно следить и даже ему в некотором роде сочувствовать, сопереживать то, что он делает. И вот сериал, в котором он непрерывно кого-то режет, душит, жрёт, и прочее, и прочее, и «внезапно» оказываются люди, которых ещё вчера трясло только от рассказов, ты не видишь ничего, а теперь они спокойно смотрят, при этом пьют, едят, всё нормально — ничего необычного в этом нет. А наши, постольку поскольку наше кино давно умерло, и есть только один пример для подражания — Голливуд, они стремятся делать то же самое. Ну и по всей видимости, раз американцы делают вот это, значит оно приносит деньги, а постольку поскольку речь теперь всё время про деньги, надо двигаться вот в этом направлении, и там тоже всем будут деньги.

Ирина Васина. Вы понимаете, что без национальной идеи и без возрождения вот этих всех вот талантливых людей искусства, науки и так далее, без возрождения и без поиска, без взращивания...

Д.Ю. А как её возродить?

Ирина Васина. Хороший вопрос! Это была система же какая-то, как мы с вами говорили, была система...

Д.Ю. Она была объявлена плохой, и её поломали. Она больше не нужна.

Ирина Васина. Как выяснилось, она была очень даже неплоха, эта система, потому что при ней создавались шедевры, при ней создавались фильмы, которые вошли в вечность.

Д.Ю. Этак мы сейчас договоримся до того, что коммунизм был хороший — это недопустимо.

Ирина Васина. Коммунизм мы не трогаем, мы говорим про систему. А сейчас помойка, и сейчас какая-то просто руина, и снимается, я не знаю, что там - «Яйца судьбы-3», что там ещё сейчас выходит на экраны? Ну вот ничего не выходит. Или какие-то фильмы, не буду называть их названий, они с содержательной хорошей заявкой, но не с очень талантливым исполнением, поэтому не будем про них говорить. Ничего крамольного в них нет, просто нет таланта. Но это моё личное мнение, как зрителя, я не претендую на...

Д.Ю. Я надеюсь, хотя бы по произведению Сорокина «Настя» гениальный фильм-то уже снимают, нет?

Ирина Васина. Ну, как я говорила, и как все писали, фильм в июле якобы был отснят, сейчас монтируется рабочий материал, и должен выйти на экраны в марте-апреле 2017 года.

Д.Ю. А на чьи деньги, говорят, нет?

Ирина Васина. Вы знаете, как написал господин Богомолов...

Д.Ю. Кто это такой?

Ирина Васина. Режиссёр этого фильма. Что нашёлся какой-то хороший человек, который дал деньги на осуществление моей мечты. Т.е. он мечтал снять этот фильм несколько лет.

Д.Ю. А что он до этого снимал, вы не интересовались?

Ирина Васина. Он не снимал ничего, он ставил спектакли театральные.

Д.Ю. Т.е. тем не менее, представление имеет о драматургии, там...?

Ирина Васина. Ну если он по образованию театральный режиссёр, много лет работающий в различных театрах, ученик Марка Захарова. А по первому образованию он лингвист, если я не ошибаюсь, могу путать, прошу не обижаться, если путаю, он писал диссертацию, как лингвист, не знаю, дописана она у него или нет, по теме русского масонства 19 века. Могу ошибаться, информация не точная. Вот, почерпнул, значит, какие-то знания, там же тайные знания, что-то такое — разрушь основы, построй новые.

Д.Ю. Градус посвящения, всё, как надо, да?

Ирина Васина. Ну разрушать основы у господина Богомолова получается, в его масштабе получается.

Д.Ю. Я, наверное, забегая вперёд, осмелюсь заметить, что написать книжку — это даже не полдела, дальше книжку надо напечатать, а после этого её надо распространить.

Ирина Васина. Распиарить.

Д.Ю. Да, и то, и другое, каждый этап требует достаточно большого количества денег, даже примитивная печать. А ключевое в продаже книг — это размещение их в самых главных книжных магазинах, как офф-лайновых, так и он-лайновых. Если это не размещено, то это вот — упал камушек, булькнуло, и никто и не узнал. Нужна шумиха, нужны деньги для того, чтобы выложить всё это. Т.е. что для этого надо? Надо про людоедов написать — это вот хорошо. Кино с той же самой задачей. Т.е. это некий, на мой взгляд, скандальный момент, я бы как деятель искусства, сказал, что они не имеют в виду ничего плохо, они просто свободные люди в свободной стране, они имеют право творить — и вот они творят. Но вот если говорить про кино, там абсолютно то же самое: когда вы его снимете, смонтируете, закончите, то встанет вопрос проката — где вы его будете прокатывать? Для того, чтобы прокатывать фильм, на него надо получить прокатное удостоверение, которое выдают в Министерстве культуры. Ну и почему-то вот во мне такая уверенность, что Министерство культуры прокатное удостоверение этому фильму просто не даст — это раз. Возможно, я заблуждаюсь, и оно, Министерство культуры, даст прокатное удостоверение, после чего надо будет беседовать с прокатчиками о прокатной судьбе данного шедевра, и опять, я вас уверяю, большинство прокатчиков это не заинтересует по совершенно вульгарной причине — кинотеатр, если вы владелец кинотеатра или сети кинотеатров, это частная лавочка, в которой вы при нашем всем понятном капитализме зарабатываете деньги. А деньги зарабатываются, например, на художественном фильме «Аватар» или, там, «Трансформеры-5».

Ирина Васина. На комедии какой-нибудь, мелодраме.

Д.Ю. Да. Если вы принесёте фильм про людоедов, который не «Молчание ягнят», как вы понимаете, где прикольный людоед, а про каких-то дегенератов, жрущих человечину, я вас уверяю, да, вы поедете на кинорынок, покажете директорам кинотеатров ваш шедевр, расскажете, какие у него прокатные перспективы. Директора кинотеатров неплохо понимают, что собирает деньги, а что нет, и у вас его никто не возьмёт. И он у вас пройдёт в Москве в 1,5 кинотеатрах двумя сеансами, и больше никто смотреть не будет, либо вообще нигде не пройдёт.

Ирина Васина. Вы знаете, как это делается? У нас господин Сорокин, если мне не изменяет память, ни разу не был в лидерах продаж, т. е. среди самых продаваемых авторов.

Д.Ю. Это невозможно.

Ирина Васина. Ну может быть, был там один год, но теоретически не был. Но как распространяется его литература? Если заходишь на сайт гражданина Сорокина, очень многие его произведения там выложены в свободном доступе, читай — не хочу, и просто там ты сидишь где-то, работаешь в интернете, смотришь что-то, что тебе надо, выскакивает реклама: «Сорокин, рассказ». И ты совершенно спокойно, т. е. допустим, многие писатели, нарушение авторских прав, ты хотел бы что-нибудь прочитать, но не можешь, потому что «этот сайт заблокирован Роскомнадзором за нарушение авторских прав», то Сорокин свободно, его читай — не хочу, он на всех сайтах просто, только ткни пальчиком — тебе всё вылезет. То же самое фильм господина Богомолова, если он, не дай Бог, выйдет, он сам сказал, что это арт-хаусное кино, что это кино авторское, рассчитанное на узкий сегмент зрителя. Даже если он пройдёт в 1-2 кинотеатрах таких специфических, то потом это же будет как — запущено в интернет, и вирусная раскрутка. И всё, и потом кому-то в рекламке придёт, кто-то ткнёт, кто-то туда-сюда, пятое-десятое, и вот как-то эта раковая опухоль начнёт распространяться.

Д.Ю. Ну я вам приведу пример: вы наверное, я надеюсь, с таким не знакомы — в интернетах есть знаменитый, просто мега-легендарный фильм под названием «Зелёный слоник». Вы про такой когда-нибудь слышали, нет?

Ирина Васина. Слышала, но не видела.

Д.Ю. Название слышали? Ну вот, я вам так скажу, что огромное количество людей знает про «Зелёного слоника», но смотреть его не хотят. Я подозреваю, что художественный фильм «Настя» ждёт абсолютно та же самая участь.

Ирина Васина. Ой, ну хорошо бы, чтобы он вообще, конечно, не вышел.

Д.Ю. Это невозможно в свободной стране забороть.

Ирина Васина. Простите, а на художника распространяются нормы Уголовного Кодекса государства, в котором он проживает?

Д.Ю. Ну если он с ножом по улице бегает, наверное, да, а если картинки рисует, то, наверное, нет.

Ирина Васина. Нет, а если он, допустим, нарисовал... вот допустим, детский писатель написал очень талантливую сказку для детей до 7 лет, где пропагандирует однополые отношения? Я думаю, что даже если это будет очень талантливая сказка, она же нарушает законы РФ? Значит, она, теоретически, не выйдет.

Д.Ю. Я думаю, она и практически не выйдет, если только её в интернет не вывалят.

Ирина Васина. Да, и не будут вирусно раскручивать, совершенно верно. А вот эксперты - не только мы, простые читатели, которые не обладают специальными познаниями - эксперт углядела там признаки экстремизма и русофобии в рассказе Сорокина, хотя он и заявляет, что художественная литература по определению неподсудна, но хочется сказать, что художественная литература-то, может быть, и неподсудна, но ваши творения к художественной литературе не имеют отношения. Поэтому с вами мы попробуем разобраться отдельно.

Д.Ю. Тонко.

Ирина Васина. Это не тонко, это хоть как возразить. Ну посмотрим, потому что там уже вылезла какая-то эксперт по фамилии Левочская, эксперт-лингвист, которая в своё время на спектакле «Идеальный муж» господина Богомолова, у него в этом спектакле... Вы читали пьесу Оскара Уайльда «Идеальный муж»?

Д.Ю. Да.

Ирина Васина. Помните сюжет?

Д.Ю. С трудом. Я только хорошие шутки из Оскара Уайлда...

Ирина Васина. Ну вы понимаете, что это Оскар Уайлд, это 19 век, английский высший свет, лорды и так далее. Господин Богомолов переписал её, естественно, на современный манер, тут от Оскара Уайлда осталось только имени персонажей, да и то не всех, меньше половины. Ввёл туда, естественно, по своей манере, прости Господи, православного священника, как одного из главных героев. Это православный священник у него гомосексуалист, педофил и содержатель приюта для педофилов. И тоже вещи, которые происходят в этом спектакле, я не хочу описывать, потому что это отвратительно совершенно, и когда много народу, причём разного вероисповедания, не только православные, а просто люди, там же была пропаганда и той же самой педофилии, и гомосексуализма, и 7-летний ребёнок в этом участвовал, в этом спектакле, понимаете. Т.е. ребёнок вот это видит, ходит за кулисами и всё это слышит. И когда написали заявление, одной заявительнице пришла экспертиза — вот как раз та самая госпожа Левочская, которая сейчас защищает Сорокина, эксперт-лингвист, она про тот же самый спектакль «Идеальный муж» господина Богомолова написала, что это всё метафора художника, что это всё нельзя воспринимать буквально, что это никого не оскорбляет. Т.е. православный священник говорит, что это оскорбляет, православные верующие говорят, что это оскорбляет, а эксперт говорит, что это не оскорбляет. У нас кто лучше разбирается в канонах православной веры — православный священник или эксперт Левочская?

Д.Ю. Но это же тогда получится, например, вернёмся чуть-чуть назад, что среди священников есть, безусловно, есть алкоголики, наркоманы и негодяи, и если сказать, что вот этот священник — алкоголик, наркоман и негодяй, а такие вот люди мгновенно скажут, что это наезд на православную веру. Нет?

Ирина Васина. Но там это подано в таком виде, что он поставляет сироток чуть ли не всей Москве и делает это чуть ли не публично, танцует какое-то танго с каким-то там персонажем по имени Дориан Грей, с какими-то там... Ну понимаете, что всё это действительно в такой манере гротеска, ну это вот сделано, может быть, это и художественный образ. Как сказала одна моя знакомая, искусствовед, кстати, по образованию, что кощунство может быть художественным образом, это одно другое не отменяет.

Д.Ю. Да.

Ирина Васина. Да, но это действительно сделано с целью оскорбить, это сделано с целью провоцировать.

Д.Ю. Как доказать?

Ирина Васина. Если у заявительницы будет время, сейчас она, к сожалению, занята немного другими делами, то можно было бы оспорить экспертизу Левочской по «Идеальному мужу», это потребует определённого времени, ну соответственно, продолжать с Сорокиным. Понимаете, какая ситуация — вот эти вот экспертные органы, которые работают при Минюсте, допустим, вы подаёте заявление в УВД, они отправляют его на экспертизу. Там они действительно завалены работой, у них работы на год вперёд.

Д.Ю. Не сомневаюсь.

Ирина Васина. К сожалению, и поэтому, если ты даже ждёшь экспертизу, ты можешь её прождать год. Т.е. уже фильм выйдет, прессу соберёт, свои 2 копейки соберёт, а они даже ещё экспертизу делать не начнут. Вот в этом вот проблема, что, к сожалению, вот это не до конца решено, что не до конца привлекаются какие-то там частные экспертные органы.

Д.Ю. Да, а если другие экспертизы, вот я, например, лично знаком с людьми, которые в частном порядке занимаются подобными экспертными оценками — может, туда обратиться? Если они лицензированные Минюстом, что они могут...

Ирина Васина. По закону у нас государство имеет право обращаться к любому эксперту, как государственному, так и негосударственному, это уже, как говорится, на усмотрение следственного органа. Мы будем надеяться, что в данном случае будет какое-то ускорение. Но не нам решать, мы только ожидаем их решения и влиять на него никак не можем.

Д.Ю. Ну тогда, отпрыгивая в сторону: вы уже подали на экспертизу произведение Сорокина и этот замечательный фильм, нет?

Ирина Васина. Нет, мы сделали превентивно — т. е. мы нашли частного эксперта, ознакомили её с рассказом Сорокина, и получили, ну т. е. мы же имеем право заказать частную экспертизу, нам государство это право даёт. Мы эту экспертизу получили и вместе с заявлением мы эту экспертизу отнесли.

Д.Ю. А это эксперт в области литературы или чего?

Ирина Васина. Это эксперт-лингвист, во-первых, да, в области литературы, там ещё куча хороших дипломов, т. е. это эксперт такой многогранный и с опытом работы многолетним, так что сомневаться в опыте и профессионализме не приходится.

Д.Ю. Думаете, возымеет воздействие?

Ирина Васина. Если возникнет у нас на пути эксперт Левочская, которая будет опровергать каким-то образом, вот тогда... Понимаете, написанную уже экспертизу, наверное, сложнее опровергнуть. Т.е. если бы мы пришли просто я заявлением, то не сомневаюсь, что Левочская тут же бы нам написала, что это художественный образ, не воспринимайте буквально, мир, дружба, любовь. Но поскольку мы уже пришли с экспертизой, то переписывать и очень хорошо, профессионально написанные выводы опровергать уже несколько сложнее, тут уже условной Левочской придётся постараться. А может быть, нам повезёт, и нам достанется честный эксперт, не Левочская, может быть, она единственная в своём роде такая.

Д.Ю. Да она, может, тоже честная, тут сомнений-то никаких нет, просто она разделяет подобные взгляды.

Ирина Васина. А эксперт — это лицо, извините, беспристрастное, ты должен забыть про свои взгляды.

Д.Ю. Так не бывает.

Ирина Васина. Так написано в законе, Дмитрий Юрьевич. А закон мы чтим.

Д.Ю. В законе, понятно, что написано. Так не бывает.

Ирина Васина. Иначе это вкусовщина, которая превалирует над твоей профессиональной деятельностью. Это что-то не то тогда. Непорядок.

Д.Ю. А можно ли привлечь как-то внимание экспертного сообщества? У них есть, может, там какая-то коллегия экспертов, внутри которой предложить поинтересоваться, как это член их организации выдаёт подобные результаты экспертизы? Ну например, есть коллегия адвокатов, которая, например, может считать несовместимым действия какого-то адвоката с членством в своей организации, и типа — всего хорошего. Может, так?

Ирина Васина. Мысль хорошая, надо её обсудить, сначала попробовать хотя бы одно дело довести до конца, а то, что вы сказали, надо посоветоваться, насколько это реально, и почему бы нет, если это возможно.

Д.Ю. Ну, оно очевидное.

Ирина Васина. Вообще-то у эксперта уголовная ответственность за дачу заведомо ложного заключения, но в области искусства, там всё размыто. Т.е. если бы это была экспертиза какая-то более приземлённая, там, строительная, допустим, то да.

Д.Ю. А может быть, привлечь профессиональных медиков к изучению т. н. творчества?

Ирина Васина. Понимаете, они дают определение касательно господина Сорокина, ну там определения такие, что это, в общем-то, некие диагнозы. Но понимаете, они не дают диагнозы, потому что ставить диагноз за глаза — это непрофессинально, это дурной тон.

Д.Ю. Скажем так, имеется в наличии некий текст, изучив который, врач может что-то сказать, не изучив пациента, лишь по тексту.

Ирина Васина. Самое удивительное, что даже врач-психиатр, в общем-то, в его компетенцию это не входит, но он уловил в этом рассказе параллели, как ни странно, с Гитлером, с национал-социализмом...

Д.Ю. В этой «Насте»?

Ирина Васина. Да-да-да, что там идея превосходства одних над другими, что там то же самое слом границ и прочее. Он как раз провёл параллели с Гитлером, что вот люди обсуждают, что вот они как раз вот...

Д.Ю. Существа высшего порядка, да?

Ирина Васина. Да-да-да. Там, в общем-то, господин Сорокин у нас, понимаете, такой самый яркий персонаж, а у нас же ещё, к сожалению, в 2017 году планируется выход фильма «Матильда», что может быть...

Д.Ю. Я ролик смотрел — это про Кшесинскую, да?

Ирина Васина. Да, это про Кшесинскую, и это может быть гораздо большей бомбой, очень даже мощной, которая заложена в общественное самосознание, потому что раскол между гражданами православного вероисповедания и, скажем так, гражданами, которые имеют другое мнение, этим фильмом может быть спровоцировано довольно серьёзное, сейчас объясню, почему. В Екатеринбурге в этом году в День памяти царской семьи был крестный ход 50 тысяч человек. Чтоб вы понимали: крестных ход — это когда люди идут несколько дней, когда они идут пешком много километров, т. е. это не просто, что зашёл в церковь, поставил свечку, вышел, это действительно проявление твоего отношения к почитаемому образу. Кто-то может, вот вы, например, атеист, я знаю, что для вас Николай Второй не является святым, для меня он является святым, но в любом случае, если для очень большой части населения, даже для тех, кто не ходит в храм каждое воскресенье, не соблюдает посты, но, как говорится, верит в душе, то для многих таких людей, я думаю, что это очень большое количество, для них Николай Второй является святым, почитаемым святым Русской Православной Церкви.

Д.Ю. Разрешите, перебью: а он же, вроде, страстотерпец? Я малограмотный в этих вопросах.

Ирина Васина. Ну, кто-то кто-то называет их кончину мученической, ну да, как иногда говорят, святые царственные мученики, но причислили их к лику святых, как страстотерпцев, да, и мы почитаем их.

Д.Ю. Точно причислили к лику святых?

Ирина Васина. Да, точно.

Д.Ю. Не слышал. Я малограмотный и не внутри организации, поэтому...

Ирина Васина. В любом случае, смотрите, очень большое количество людей почитает его, как святого, т. е. это святой, почитаемый образ, и снимать про человека, который уже является для большого количества нашей страны святым, т. е. сакральным в некотором случае образом, снимать про него фильм, где, во-первых, на его роль приглашать актёра эротической направленности...

Д.Ю. Кто такой?

Ирина Васина. Какой-то Ларс Айдингер, по-моему, самая заметная его роль — это у Гринуэя «Гольциус и пеликанья компания». Ну Гринуэй вообще такой режиссёр, я думаю, вы лучше меня знаете его направленность. «Гольциус и пеликанья компания» вы, наверное, фильм видели или нет?

Д.Ю. Нет, не смотрел.

Ирина Васина. Ну вот всё про то же, всё там же. И на роль Кшесинской тоже взята девушка, которая, как там написано, снималась в каких-то эпизодах в эротических фильмах. Т.е. это уже какое-то унижение — что на роль сакрального персонажа берётся такой актёр, и что весь фильм напичкан вот такими интимными очень откровенными сценами. Я проведу параллель: поскольку, даже если человек атеист, например, вы атеист, если кому-то из ваших родственников-атеистов снимут фильм про вашу семью, и на роль вашей, ну извините, не вашей, на роль чьей-то матери возьмут симпатичную порноактрису и во всех деталях откровенно снимут, как производили на свет этого человека — это будет воспринято нормальным человеком, как оскорбление?

Д.Ю. Ну, естественно.

Ирина Васина. Ну сами понимаете, что для православных сакральный образ в чём-то даже ближе, чем... ну т. е. это очень близко, и поэтому режиссёр, как человек уже поживший, образованный, он не может не понимать, что он делает намеренное оскорбление, намеренную провокацию. Режиссёр Алексей Учитель.

Д.Ю. Ха-ха-ха, я забыл, о ком речь.

Ирина Васина. Вы поклонник его творчества?

Д.Ю. Если можно так назвать.

Ирина Васина. Продюсер, что меня вообще поразило, продюсер Владимир Натанович Винокур. Владимир Натанович Винокур, какое вам дело до царя Николая Второго? Вы юморист, у вас своя какая-то сфера деятельности, вы смешите народ, у вас юмористические передачи, у вас поддержка Москвы для вашего фонда, вы успешный человек — зачем, что вам сделал государь Николай Второй, зачем вы снимаете про него такой фильм?

Д.Ю. Ну, для многих, это открытие, но кино снимают для того, чтобы заработать денег — это ключевое. Несмотря на то, что это искусство, данная разновидность искусства крайне дорогостоящая, крайне.

Ирина Васина. 15 миллионов денег из государственного бюджета.

Д.Ю. Рублей?

Ирина Васина. Американских.

Д.Ю. 15 миллионов долларов.

Ирина Васина. Да, т. е. там часть средств привлечена какими-то частными инвесторами и 15 миллионов государственных денег.

Д.Ю. Неплохо!

Ирина Васина. Неплохо. Там ещё один из продюсеров — это жена Учителя Кира Саксаганская, и звучала фамилия Достман — то ли он продюсер, то ли он тоже... Про Достмана точно не помню. Ну казалось бы, что вам Николай Второй? Почему вас так задела эта история любви, почему вы решили снять её так, чтобы оскорбить очень большую часть населения нашей страны?

Д.Ю. Ну это же, как его — давайте копнём в ужасное. Это имеет под собой некую историческую основу, нет? Ну то есть там есть какие-то реальные факты?

Ирина Васина. Реальные факты... Я приведу пример по аналогии с семьёй: если у некоего нашего условного оппонента-атеиста были какие-то реальные факты из его семьи, то же самое — его папа изменил его маме, допустим, что-то такое. Давайте возьмём ещё одну симпатичную порноактрису на роль его пассии, снимем всё это, снимем примирение с мамой и выпустим это на широкий экран. Ты воспримешь это, дорогой друг, как оскорбление? Я думаю, нормальный человек воспримет. Если он не воспримет, то это уже какой-то гомункулус, по-моему.

Д.Ю. Ну тут я вам страшное скажу: вот у нас много-много миллионов в стране проживает, и для достаточного количества этих миллионов Владимир Ильич Ленин, ну наверное, можно приравнять его по статусу...

Ирина Васина. Ну он ценен, вы хотите сказать?

Д.Ю. В глазах этих граждан он фактически святой. Фактически, так скажем, да.

Ирина Васина. Но про Владимира Ильича никто не снимает таких фильмов.

Д.Ю. Снимают гораздо гаже, вы их просто, наверное, не смотрите.

Ирина Васина. За 15 миллионов государственных денег?

Д.Ю. Раньше столько денег не было, когда они интенсивно их снимали. Сейчас прекратили. Ну вот пример...

Ирина Васина. Простите, но это, может быть, какая-то частная студия, там, у себя на кухне для частного просмотра?

Д.Ю. Нет. Вот, например, взять какой-нибудь там художественный фильм «Адмирал», где замечательный актёр Хабенский, по национальности еврей, играет роль зоологического антисемита адмирала Колчака, где все «красные» это подонки и убийцы, все до одного подонки, твари и убийцы, а Колчак — это вот такой замечательный человек. Ну т. е. гражданин, который был английским шпионом, как известно - раз, гражданин, который призывал интервентов на территорию России и обещал им за это всякие территориальные уступки, гражданин, фамилией которого в Сибири до сих пор называют самых злобных кобелей — вот конченная сволочь, это значит, Колчак. Уголовный преступник, в конце концов, которого никто не реабилитировал, потому что он уголовный преступник. Вот такой гнусной твари, по-другому не назвать, посвящают... вот про них снимают фильмы, они такие замечательные, такие хорошие, при этом оскорбляя память всех, например, моих предков. Понимаете, если пристально посмотреть на население страны, сейчас если в интернетах почитать, то все сплошняком потомки дворян. Если посмотреть в свидетельство о рождении, то окажется, что все почему-то из крестьян, т. е. вы как-то не с той стороны, и предки ваши все выступали за большевиков. А теперь вы на их память активно испражняетесь, плюёте в своё прошлое, глумитесь над ними, переназываете улицы, валите памятники. У нас, правда, есть ещё более отмороженные тут в сопредельных государствах, которые занимаются тем же самым в промышленных масштабах, но это же тоже нехорошо, а оно есть и не встречает никакого противодействия, кроме отдельных личностей.

Ирина Васина. Ну, я могу сказать, что, во-первых, в фильме «Колчак» личность Ленина не показана, не раскрыта, если так начинать с этого.

Д.Ю. А это он всё устроил, и всё это было плохо, как вы понимаете.

Ирина Васина. Ну, еврей — не еврей, мы с вами говорить не будем, потому что это уже какой-то национализм пошёл, ну мало ли кто...

Д.Ю. Нет, это не национализм, лично для меня это странно, что вот этот персонаж выведен положительно.

Ирина Васина. А потом всё-таки глумление, когда показываются именно эротические сцены, и потом человек показан какой-то жалкой тряпкой, который преследует свою любовницу, которого бьют по лицу, и то, что показано в фильме «Колчак», это немножко разные вещи по уровню издевательства, я бы сказала. Согласитесь?

Д.Ю. Ну, с моей точки зрения, направление строго одинаковое, но да, можно сказать и так. Пока мы этот шедевр ещё не видели.

Ирина Васина. Фильм «Колчак», с моей точки зрения, он просто не талантливый.

Д.Ю. «Адмирал».

Ирина Васина. Ну «Колчак», «Адмирал», да, это просто фильм, который меня, как зрителя, не зацепил, т. е. я не увидела в нём какой-то искры, мне показалось неталантливо, непрофессионально, скучно, затянуто. Это моё мнение, как зрителя.

Д.Ю. Я боюсь, мы и тут ничего не увидим.

Ирина Васина. А тут как минимум «клубничка» гарантирована зрителю, понимаете, причём, «клубничка» на такой на сакральной теме, это самое страшное. Если бы он снимал про знакомых своих, да пожалуйста, снимай такие фильмы, хотя и то, как говорится, безнравственно.

Д.Ю. Я думаю, знакомые не обрадовались бы.

Ирина Васина. Да, т. е. про знакомых нельзя, про друзей и близких нельзя, а про святого РПЦ можно.

Д.Ю. И что вы этому, как вы этому можете вообще противодействовать?

Ирина Васина. Вы знаете, у нас есть такая ситуация, что православные люди многие не являются активными пользователями, скажем так, киносайтов, они не являются активными отслеживателями того, что происходит в искусстве, тенденций искусства, т. е. они достаточно так — что-то вышло? Что-то вышло. Что выйдет через какие-то там полгода, это далеко не все знают, далеко не все интересуются. И поэтому вот те люди, которые сейчас уже об этом узнают, они говорят, что это ужас, они просто не верят своим ушам, говорят, что этого не может быть. Потом видят ролик, и там как-то что-то... Говорят: ну надо же писать в прокуратуру, надо же писать туда-сюда. Я говорю: ну дорогие мои, у нас сейчас такая существует система, что вы напишете миллион пятьсот заявлений, и фильм выйдет, соберёт кассу, и только тогда начнут приступать к их рассмотрению, потому что, к сожалению, у нас сейчас вот так работает вот этот экспертный орган, которому они все посылают свои запросы, и они не виноваты, потому что без экспертизы они тоже ничего не могут сделать — такой порядок, и т. д. «Ой, что-то надо делать, что-то надо делать!» И все не знают, что делать. А ситуация реально взрывоопасная, потому что если это вот выйдет, и если это, так сказать, то это просто человек показывает просто откровенное к чувствам верующих. Просто плевать он на них хотел, и всё.

Д.Ю. А вот он сам, например, не верующий? Я просто не знаю, какой.

Ирина Васина. Ну я тоже не знаю, какой он.

Д.Ю. Понятия не имею. Вот, например, он неверующий, а для него, например, как для неверующего, любое упоминание Бога как такового — это оскорбление чувств неверующих. Как с такими быть?

Ирина Васина. Подождите, у нас был случай в Элисте: несчастный парень дагестанский, я думаю, что он это сделал по глупости, дагестанский борец, который приехал туда на соревнования в Элисту, он просто как-то шутки ради потренировался на Будде, который там стоял, Будда статуя, и он просто так ему заехал в нос, типа, растяжку потренировал. Его полиция местная еле спасла от суда Линча, его тут же посадили на предвариловку, вкатали ему экстремизм, оскорбление чувств верующих, ещё там вкатали всё, что можно, и на следующий день президент Дагестана принёс публичное извинение народу Башкирии. Хотя...

Д.Ю. Не Башкирии — этой, как её...

Ирина Васина. Калмыкия, простите, я оговорилась — Калмыкия. Т.е. далеко не все исповедуют буддизм, но это же не значит, что культурная традиция народа Калмыкии, что надо её оскорблять?

Д.Ю. Согласен, но это чувства верующих, а чувства неверующих кто у нас защищает? Я вот, например, про такое не слышал.

Ирина Васина. А как можно защищать то, чего нет? Если вы не верующий, какие у вас чувства, к чему у вас чувства?

Д.Ю. У неверующих нету чувств?

Ирина Васина. Нет, у вас есть, но они не касаются религии.

Д.Ю. Ну например, если есть атеист, для него Бога нет, и любое упоминание Бога, возможно,оскорбит чувства его, неверующего.

Ирина Васина. Вы знаете, вот вы, я знаю, что вы атеист, вы мне это озвучили.

Д.Ю. Да, я православный атеист.

Ирина Васина. Но я, например, у меня много знакомых атеистов, если рассматривать нормально человеческую ситуацию, ну ни одного из них это не оскорбляет, ну правда, ни одного из них не оскорбляют какие-то религиозные дискуссии, богословские темы, ну если ты, конечно, не какой-то там маньяк филологический, и прочее. Это притянуто за уши немного. Согласитесь?

Д.Ю. Нет, не соглашусь. Ну и вот у нас кино «Матильда», и вот у нас кино, поддержанное государством, да. Государство дало деньги, и значит, государство заинтересовано деньги назад получить, а значит, помочь с прокатом: т. е. как можно больше копий напечатать, ка можно шире это распространить, охватить как можно больше народу, который придёт, заплатит за билеты, и деньги вернутся в казну. Ну всё понятно, т. е. в отличие от этой «Насти», это совершенно другое, когда государство даёт деньги.

Ирина Васина. Это, к сожалению, совершенно другое, т. е. получается, что министр культуры, его представители, они читали синописис сценария, читали сценарий, нашли его нормальным, утвердили его, да? У нас такой замечательный министр культуры.

Д.Ю. Ну, министр культуры... вот вы знаете, у нас как-то вышел такой художественный фильм «Левиафан».

Ирина Васина. Шедевр тоже, да, ещё один.

Д.Ю. Смотрели?

Ирина Васина. Вы знаете, я неинтересные мне вещи смотрю урывками - жалко на них тратить время. Посмотрела минут 10, мне хватило.

Д.Ю. Ну оно специфическое, с моей точки зрения, я просто должен понимать, о чём люди говорят вокруг, что это вообще...

Ирина Васина. Я смотрела предыдущий фильм этого режиссёра, я знаю его эстетику, «Левиафана» мне хватило меня на 10 минут.

Д.Ю. Вот что за предмет обсуждения, мне, в общем-то, интересно знать. Но в общем-то, там набросились тогда и на министерство, и на министра: что это такое, куда государство даёт деньги? Но это же свободная страна, не так, как ЦК КПСС даёт деньги на съёмки фильмов о героических поступках большевиков. Большевики, безусловно, были герои, совершали героические поступки, но ни на что другое не давали, а тут в свободной стране в том числе режиссёр Звягинцев может получить деньги на съёмки фильма, который многие не без оснований считают антигосударственным таким, русофобским, я бы даже сказал. Но вот — свободная страна, в которой в том числе и такие люди получают государственное финансирование. И в том числе гражданин Учитель получает государственное финансирование.

Ирина Васина. Гражданин Учитель... Но вот тут, как мы с вами обсуждали до, так сказать, наше предварительное, наш любимый с вами, и вы его тоже очень уважаете Карл фон Клаузевиц, который написал, что «моральные силы противника — это такая же сила, как и материальный ресурс, и нужно быть дебилом или предателем, чтобы не принимать мер к уничтожению моральной силы противника и не сохранять своих». Просто про тему нашего разговора.

Д.Ю. Карл дело знал, как следует, так я вам скажу.

Ирина Васина. Карл дело знал, да.

Д.Ю. И не стеснялся называть вещи своими именами.

Ирина Васина. Да. И тот же, прости Господи, Геббельс, который говорил: «Дайте мне СМИ, и я из любого народа сделаю стадо свиней».

Д.Ю. У нас тут есть в сопредельных государствах, где уже успешно всё выполнено.

Ирина Васина. Да. И наш с вами ещё более любимый господин Бжезинский Збигнев, который в 2011 году, уже после всех этих коммунистических развалов и разборок, заявил, что «Россия может сохранить свою территориальную целостность, но она должна быть уничтожена цивилизационно. Для этого требуется переформатировать цивилизационную сущность России, культурные площадки должны стать полем, на котором должны быть уничтожены любые воспоминания о любой культуре и ценностях, кроме общечеловеческих».

Д.Ю. Общечеловеческие — это те, которые нам назначат из-за кордона?

Ирина Васина. Это те,которые нам назначит кто-то — Бжезинский и иже с ним, да. Всё остальное мы не имеем права. Вот видите, это говорится открытым текстом.

Д.Ю. Я давно за этим персонажем наблюдаю, я ещё в школе учился — был такой президент Джеральд Форд, по-моему, если я правильно помню, он при нём был в авторитете, этот Збышек. Т.е. он поляк, а соответственно, зоологический русофоб, он нас ненавидит так, что кушать не может. На протяжении десятилетий он говорит одно и то же всё время, т. е. это не левый какой-то персонаж, это представитель истеблишмента американского, который, не скрываясь, говорит...

Ирина Васина. Он же, мягко говоря, не одинок в своём мнении, да?

Д.Ю. Категорически. Впервые я его пассажи слышал, когда наши войска оказывали интернациональную помощь дружескому Афганистану, а эта сволочь спонсировала душманов самых разнообразных и выращивала Бен Ладена, который потом им дал коксу, так сказать. Всё было хорошо, но, по-моему, это хорошо, что такие граждане могут, не таясь, говорить подобные вещи.

Ирина Васина. Спасибо им за это, но...

Д.Ю. Свобода слова — великая вещь!

Ирина Васина. Но то, что мы сейчас видим, они, в общем-то, слова Збигнева-то воплощают в жизнь, наши господа.

Д.Ю. А никаких сомнений нет. Многие говорят, что...

Ирина Васина. Только они шифруются, они вот, Збигнев не постеснялся сказать это открытым текстом, а они сейчас прикрываются, что у нас свобода мнений, высокое искусство и прочее.

Д.Ю. Ну тут я бы зашёл с другой стороны: вот, например, вам не нравится в проекте фильм «Матильда». Я тут с вами совершенно согласен, моё отношение к Николаю в данном случае не имеет никакого, извиняюсь за тавтологию, отношения, но вот они снимают такое кино. Запрещать, т. е. держать и не пущать — наше любимое национальное: держать и не пущать, это мы запретим, то запретим, и всё сразу станет хорошо. Не станет, ситуация в мире изменилась радикально с появлением интернета и повышением его пропускной способности она изменилась радикально. Т.е. если раньше А.И. Солженицын писал свои мега-опусы и переправлял их за кордон, где на деньги ЦРУ их печатали и распространяли по всему миру, это технически было очень сложно, требовало серьёзных вложений, то сейчас, например, вот выложит текст в интернет, и миллионы его прочитают, как вы говорите, будучи вирусно раскрученным, грамотно подсунутым. Миллионы прочитают. Это я к чему: что запретить и закрыть это нельзя, и если мы внутри России говорим: больше вот это вот не снимать, не писать, не показывать, немедленно тут же выскочат люди с криками: у них это запрещено потому, что это правда!

Ирина Васина. Они этого боятся, да.

Д.Ю. Как в случае с А.И. Солженицыным — т. е. весь этот его мизантропский бред не имел отношения к реальности вообще никакого, ну а поскольку вы запрещаете, значит, это правда, запретный плод, давайте, мы вам тут поставим. Произойдёт то же самое: если вы запретили, мы это в гигантских количествах издадим вот здесь и вас этим накормим, а вы, как положено людям не сильно умным, это схаваете и будете кричать: вот наши-то уроды это запрещают, а вот тут нам правду говорят. Поэтому оно в настоящий момент, как мне кажется, абсолютно бесперспективно. Лозунг сегодняшнего дня ровно один: не можешь победить — возглавь! Возглавь — это значит, надо самостоятельно изготавливать книги, которые по уровню литературного дарования, например, превышают то, что изготавливает гражданин Сорокин, сценарии писать, которые гораздо лучше, чем у, не знаю, кто там, не идёт на ум, кто у нас там пишет этот шлак.

Ирина Васина. Матильдон, да.

Д.Ю. И фильмы снимать гораздо более лучшего качества, интересные и востребованные, чем получается у гражданина Учителя.

Ирина Васина. Тут понимаете, что всё эта работа не одного года и даже не одного десятилетия.

Д.Ю. Конечно, понимаю.

Ирина Васина. Т.е. если будет задан этот вектор, если будет дана политическая воля на создание вот того, что...

Д.Ю. А сами?

Ирина Васина. Нет, ну тут «хочу — могу», мы пока простые граждане, которые объединены в общественное движение. Мы выразили свою точку зрения, она дала резонанс, и что более всего меня поразило и порадовало - несмотря на то, что были определённые статьи в либеральной прессе, которая вот это вот всё: «мракобесы, православные долдоны, 2 класса образования» - большинство комментариев их читателей нас поддержали. Для меня это было очень приятной неожиданностью, потому что я думала, что процент будет меньше. Т.е. есть пока такое неоформившееся мнение простого народа, вот мы представители, как говорится, простого народа, ещё какие-то представители простого народа. Это пока всё такое хаотичное и неоформившееся. Нужна некая политическая воля, которая, действительно, понимает, что нам нужна национальная идея, что нам нужно чётко прописать в законодательстве понятие нравственности, которое у нас не прописано чётко в законодательстве, и вокруг этого формировать элиту общества, элиту культуры, элиту науки, элиту образования. Это очень долгий процесс, его надо собирать по кусочкам. Т.е. может дать импульс какой-то общество, но основное дело — это в том числе и политическая воля.

Д.Ю. Не соглашусь я с вами, т. е. всё это, на мой взгляд, следует изгибать под себя. Никто вам ничего не сделает, «никто не даст нам избавленья — ни Бог, ни царь и ни герой». Никто не даст. Ждать от условных «от них» ничего нельзя, в этом нет никакого смысла вообще, т. е. когда там кто-то зашевелится, когда что-то произойдёт — ничего не понятно, делать надо всё сегодня и сейчас, и делать всё надо самим. Выжидательная позиция неправильная. Вот государство даёт, например, Никите Сергеевичу Михалкову деньги на съёмки шедевров типа «Предстояние», «Цитадель».

Ирина Васина. Ну вы святое-то не трогайте, Дмитрий Юрьевич, что это вы на святое-то?

Д.Ю. С грохотом, просто с грохотом проваливается в прокате. Меня пригласили посмотреть это дело в Кремлёвский Дворец съездов.

Ирина Васина. Вы досмотрели до конца?

Д.Ю. Я всё смотрю, да. Туда влезает, по-моему, 6 тысяч человек.

Ирина Васина. Понятно. Все досидели до конца.

Д.Ю. В двух местах вызвало у публики, не могу сказать — восторг, но аплодисменты. Одно место откровенно идиотское, второе просто глупое. И вот там, там всё глупое, на мой взгляд.

Ирина Васина. Я смотрела один фильм, я помню: «Спасибо, мина» - вот я помню.

Д.Ю. Да, это он. Спасибо, мина, которая взорвала наш корабль с нашими...

Ирина Васина. Плохих людей, которые не взяли её на борт, она взорвала, да.

Д.Ю. Плохих советских людей. Советских убивать правильно, как вы понимаете, подсказывает нам этот фильм. И в общем-то, с моей точки зрения, данные оба фильма, поскольку там непрерывно проходит религиозная нить, на мой взгляд, поскольку оно плохое, оно всё дискредитирует, про что там показано, в том числе и религию.

Ирина Васина. Фильмы, которые я смотрела, второй из этого, первый - «Утомлённые солнцем», который получил «Оскара».

Д.Ю. «Оскара» он получил только за то, что он антисоветский. Это точно такое же кино, как и последующие.

Ирина Васина. Ну там не было «спасибо мины» хотя бы, там было больше чёткости. Второй фильм назывался, по-моему, «Предстояние», да? Я потому что «Цитадель» не смотрела, я смотрела «Предстояние». Ну, я не кинокритик, я не буду покушаться на святое.

Д.Ю. А я кинокритик!

Ирина Васина. А вы кинокритик. Но я скажу, что фильм мне резко не понравился.

Д.Ю. Оно, как кино, плохое, не важно, почему, оно просто плохое.

Ирина Васина. Тут мы с вами совпадаем.

Д.Ю. И на мой взгляд, оно просто дискредитирует идеи.

Ирина Васина. Любое бездарное произведение дискредитирует всё, к чему прикасается — с этим сложно поспорить.

Д.Ю. Вопрос о том, воевали ли в советской армии православные, на мой взгляд, безумен вообще: большинство были православными.

Ирина Васина. Конечно.

Д.Ю. Приняли ли они участие в Победе? Это они победили, между прочим, являясь неотъемлемой частью нашего общества. Изображать из этого там какие-то, я не знаю: взорвалась бомба, разнесло церковь, а икона стоит — ну вы чего? Это даже как образность языка, я не знаю...

Ирина Васина. Я тоже не знаю.

Д.Ю. Но вот вышло такое кино — оглушительно провалилось в прокате.

Ирина Васина. 2 раза.

Д.Ю. Никто смотреть не пошёл, просто это никому не интересно. Что вы можете сделать? Могу не пойти, могу денег не отнести, да? За второй я заплатил, посмотрел за деньги. Но повторюсь: ситуация сейчас такая, что не можешь победить — возглавь. Значит, должно быть своё кино, такое, какое вы считаете правильным — ничего другого не остаётся. Ждать, пока за вас его кто-то снимет, невозможно. Никто за вас не снимет. За вас снимут — позовут опять режиссёра Учителя, он вам опять наснимает.

Ирина Васина. Будет учить.

Д.Ю. Да, или Звягинцева, он тоже умеет. И тот, и другой не подведут.

Ирина Васина. А я вот ещё хочу сказать, что у меня есть некий процент знакомых деятелей культуры, которых я уважаю, кстати, это деятели культуры — ну например, оперные певцы, драматические актёры. И вот один из них мне недавно сказал про девушку, выпускницу режиссёрских курсов, он посмотрел её работу, по-моему, выпускную — по Бунину «Суходол». Он был в полном восторге, он сказал, что это какое-то новое слово, новый взгляд, но поскольку это работа выпускная, скандалов там нет, расчленёнки нет, каннибализма тоже, то как-то вот пока легло на полку. Вот я сейчас благодаря разговору с вами, вспомнила про эту его реплику. Возможно, я просмотрю эту картину, потому что я её не видела, возможно, это, действительно, один из таких путей, которые могут делать простые люди, это как-то объединяться и помогать ну хотя бы вот художникам начинающим, молодым, в ком есть эта искра, кто делает что-то небанальное с классикой, потому что он сказал, что это не просто традиционное прочтение, это такой небанальный свежий взгляд на Бунина, на не самое его простое произведение - «Суходол», которое имеет много смыслов, в частности. И вот то, что может делать общество: поддерживать морально, поддерживать материально, поддерживать какой-то той же самой рекламой, раскруткой — почему бы нет? Это как один из таких маленьких примитивных шажочков, которые пока могут сделать люди, которые не обладают особыми силами. Как-то так, да.

Д.Ю. Могу привести вам пример.

Ирина Васина. Приведите!

Д.Ю. Вот у меня товарищ есть хороший, талант безусловный, написал сценарий про 28 панфиловцев, про оборону Москвы.

Ирина Васина. А, который сейчас выходит!

Д.Ю. Не сейчас, но скоро уже.

Ирина Васина. И собирали, по-моему, через интернет деньги, да?

Д.Ю. Да, мы на это дело собирали деньги, насобирали 35 миллионов рублей — это абсолютный рекорд собирания денег в отечественном кино. Но поскольку собирали не на фильм Учителя, то никто об этом не говорит — это неинтересно.

Ирина Васина. Там играют,по-моему, звёзды, в частности?

Д.Ю. Нет, никого там нету. Надо наоборот, чтобы никто никого не знал. Когда незнакомые лица на экране, у вас гораздо больше степень погружения.

Ирина Васина. Как интересно!

Д.Ю. Вот, насобирали денег ещё на самом раннем этапе, когда их только начали собирать. Этим делом заинтересовался министр культуры, и министр культуры на это дело сразу сказал, что выдаст денег столько, сколько соберёт народ, ну на тот момент, когда выдавал, 30 миллионов насобирал народ на тот момент, 30 миллионов выдало Министерство культуры.

Ирина Васина. Замечательно!

Д.Ю. Да. Замечу, кино это про подвиг советских людей — там нет заградотрядов, попов в штрафбатах там и прочей чуши, вот этой ахинеи, которой набит весь нынешний кинематограф, там нет. Там про нормальных военнослужащих, которые выполняют боевую задачу. Там даже товарища Сталина нет, вы не поверите. Народ насобирал денег, Министерство культуры добавило денег, Министерство культуры Казахстана, где формировалась Панфиловская дивизия, добавило денег.

Ирина Васина. А какой прокат будет? Сколько кинотеатров его берёт?

Д.Ю. Я не могу вам сказать, т. е. это вещи... много.

Ирина Васина. Много? Т.е. широкий прокат будет?

Д.Ю. Очень. Больше 1000 точно.

Ирина Васина. И дата выхода?

Д.Ю. 24 ноября выйдет. Это я к чему говорю: мы не можем ждать милостей от природы, взять их — наша задача. (с)

Ирина Васина. Вы показали пример импульса вот этого гражданского общества.

Д.Ю. Нельзя ничего ни от кого ждать, надо всё делать самим. При этом, понимаете: да, снимают какую-то дрянь — снимите хорошее, напишите хорошее, покажите хорошее.

Ирина Васина. Нельзя вечно за кем-то гоняться, кого-то преследовать и так далее, надо созидать, основа — это созидание. Если нет созидательной основы, всё остальное обречено на поражение. Это прописные истины.

Д.Ю. Ну и тут я тоже соглашусь, потому что получается, что когда снимают какую-то дрянь, а мы...

Ирина Васина. Я не могу вечно бегать за Сорокиным с топором.

Д.Ю. ...а мы это начинаем обсуждать, то получается, что мы всё время, так сказать, действуем в ответ.

Ирина Васина. Да, что мы их всё время догоняем, мы всё время вторичны и так далее. Это никому не надо.

Д.Ю. А они задают тренд, так сказать. Это неправильно, не они должны задавать, категорически. Но правительство вместо вас этого не сделает никогда. У вас, обобщённых православных, достаточно специфическая позиция: вы, на мой взгляд, очень-очень инертные. Я не призываю, чтобы православие победило во всём мире, но нельзя сидеть и ждать. Нельзя. Смирение — это хорошо, безусловно, но оно вот в общении с такими гражданами ни к чему хорошему не приведёт. Я вам скажу, как бывший оперативник, оперативная деятельность должна быть агрессивной и наступательной. Промолчи — и Сатана восторжествует. А вы молчите.

Ирина Васина. Ну когда на женщину с грудным ребёнком идёт мужчина с топором, смиренным быть сложно в этой ситуации. Тут надо или как-то её защищать или...

Д.Ю. Так это Сорокин за вами с топором бегает?

Ирина Васина. Вы понимаете, не надо про Сорокина, мы его имя достаточно употребили уже за сегодняшнюю передачу. Вы очень хорошо сейчас стали говорить о позитиве, затронули такую интересную тему про инициативу снизу. У нас действительно инертное общество, вы правы, я с вами соглашусь. Инертное и разобщённое. Это вот несчастное, как мой бывший шеф говорил, усик тараканий — вот эта вот либеральная кучка, надо отдать ей должное — они, сволочи, сплочённые, вот сплочённые они, у них это есть. Хоть их там каких-нибудь 30 тысяч человек, но они вот как-то тянутся друг к другу, действительно, как тараканы: свистнул — и понабежали на кучу грязи. А мы более разобщённые, более инертные, с этим надо бороться. Но с другой стороны, русский человек — он такой: он долго запрягает, вот мы сейчас долго запрягаем, но если он едет, то он едет. Вот я надеюсь, что когда-нибудь, не знаю, в какой перспективе - десятилетие, больше, меньше, и так далее, но что-то такое, тектонический сдвиг первый произойдёт. Я на это очень надеюсь.

Д.Ю. Я надеюсь, что вы примете в этом участие, в тектонических сдвигах, хотя бы в организации оных.

Ирина Васина. Со своими слабыми силами постараюсь.

Д.Ю. Опять повторюсь, как это говорят в социально близких кругах, Бог навстречу, вот.

Спасибо, Ирина, очень интересно. Надеюсь, чем-то поможет. Да, держите нас в курсе, что там и как.


Ирина Васина. Обязательно, спасибо.

Вконтакте
Одноклассники
Google+


В новостях

19.09.16 14:06 Разведопрос: Ирина Васина о противодействии экстремизму, комментарии: 245


Комментарии


cтраницы: 1 всего: 3

Андрей Валяев
отправлено 19.09.16 19:09 | ответить | цитировать # 1


Вот про Торфянку эта барышня загнула. Я сам от туда. Учавствовал в этих пикетах. Там были только месные. И это не первый парк, на который патриархия зарится. Наша московская патриархия старается воткнуть церкви в обустроиные парки. Берига Яузы её мало устраивают. Там надо мусор разбирать. А тут всё отремонтировано и очищено, чев бы не строить. При этом хотят чуть ли не Софийский сабор своять, с богадельнями и так далее. После таких слов к её выступлению доверие как то сильно поубавилось.
Уж простите за эмоциональную реплику. Но тут уж наболело.


wTiHe
отправлено 20.09.16 19:04 | ответить | цитировать # 2


Кому: Андрей Валяев, #1

> Уж простите за эмоциональную реплику.

У атеистов не может быть эмоций и чувств!!!


firca
отправлено 21.09.16 13:12 | ответить | цитировать # 3


меня лично не устраивает ситуация с неадекватной тратой денег граждан РФ на всякую ерунду типо х/ф "Настя".возможно же как граждане РФ мы можем объединится и противостоять решению министерства культуры выдавать деньги на подобное?



cтраницы: 1 всего: 3

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

разделы

Главная страница

Tynu40k Goblina

Синий Фил

Опергеймер

Светосила

За бугром

English

Победа!

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Комментарии

Поисковые запросы

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Google+

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Гоблин в ivi

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в Google+

Новости в ЖЖ

Группа в Контакте

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк