• Новости
  • Заметки
  • Картинки
  • Видео
  • Переводы
  • Опергеймер
  • Проекты
  • Магазин

Разведопрос: Егор Яковлев о Ленине

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Радио | Разведопрос - Егор Яковлев | Разное | Семья Сопрано | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот

15.10.16




Хочу поддержать исторические ролики Егора Яковлева!



Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Егор, добрый день.

Егор Яковлев. Добрый.

Д.Ю. Продолжим?

Егор Яковлев. Да, сегодня поговорим про Владимира Ильича Ленина. Я знаю, что многие зрители ждали этого разговора и разговор на самом деле очень серьёзный, потому что настолько мифологизированной персоны в отечественной истории я честно говоря не знаю.

На мой взгляд, Ленин, его личность обросла мифами гораздо больше, чем личность Сталина, гораздо больше, чем личность Николая II и вместе с тем, по его поводу как-то меньше споров. Если, скажем, про Сталина выпускаются пятитомники с развенчанием мифов, то про Ленина таких книг нет. И возможно у людей, в том числе и у наших зрителей, есть некое устоявшееся представление о Владимире Ильиче, но на самом деле эта фигура ещё подлежит научному изучению.

По сути, на русском языке практически нет ни одной современной подлинно научной биографии лидера большевиков. Были попытки создать такую биографию на Западе, есть интересная книга американского историка Роберта Пэйна (Robert Payne), которая на русском языке вышла в серии ЖЗЛ, но всего этого недостаточно. Потому что Ленин до сих пор не изучен, не понят, не исследован и его фигура конечно требует строго научного подхода и при этом она очень актуальна.

Д.Ю. Честно говоря, удивительно – при Советской власти, по-моему, его только под микроскопом не разглядывали, даже мозг нарезали пластиночками и уволокли в Институт мозга. Понятно, если откинуть так сказать элементы пропаганды, неужели тогда ничего не разобрали так, как надо? По-моему, каждый шаг там посекундно расписан был, нет?

Егор Яковлев. Разбирали-то под определённым углом зрения. Ленин изначально рассматривался, как человек, который никогда не ошибался практически, он с самого начала вёл большевиков к взятию власти, созданию Советского Союза. Не рассматривалась какая-то частная жизнь Владимира Ильича. А после того, как Советский Союз распался, появилось много работ, которые радикально просто пересмотрели личность

Д.Ю. Под другим углом.

Егор Яковлев. В частности, сегодня мы рассмотрим теорию о том, что Ленин был закоренелым русофобом, например.

Д.Ю. И немецким шпионом?

Егор Яковлев. И немецким шпионом, и английским шпионом.

Д.Ю. Так-так…

Егор Яковлев. Все эти вещи конечно, они утверждаются в средствах массовой информации. Ленин выступает то ли каким-то бездумным фанатиком, который исключительно исходя из своих неадекватных представлений о реальности вверг Россию в пучину Гражданской войны и какого-то людоедского эксперимента, то он выступает в качестве платного наёмника, который за немалую мзду выполнял задания не то немецкого Генштаба, не то МИ-6. И всё это конечно очень далеко от реальности.

Самое главное, что из медийного пространства абсолютно выведены интеллектуальные работы Ленина, потому что в первую очередь это был философ, крупный мыслитель своего времени. Уникальность Ленина заключается в том, что помимо мышления, помимо философских идей, он был ещё и практик – он сумел свои мысли воплотить в реальную политику, чего не сумели большинство ни его оппонентов по социал-демократическому лагерю, ни тем более его оппоненты по лагерю буржуазно-либеральному. Во всяком случае, некоторым довелось попытаться это сделать, но карьера их оказалась недолговечной.

Я в прошлый раз рассказывал о том, что Гучков и Милюков пробыли на государственных постах всего два месяца, хотя, казалось бы, в руки были даны все карты. Карьера Ленина в этом смысле, она была значительно успешней.

Но никто не мог этого предполагать, потому что Ленин был не настолько публичным политиком, как многие его оппоненты. Он никогда не занимал никакого государственного поста, он никогда не был депутатом Государственной Думы.

И я допускаю, что очень многие люди, участвовавшие в политическом процессе 1914-15-16 года, они считали Ленина обычным балаболом, обычным демагогом, который более или менее заметен, когда пишет статьи в социал-демократические журналы, когда издаёт марксистские брошюры, но будет абсолютно бесполезен на государственном посту, когда получит в руки реальные рычаги управления страной. И по реакции ленинских оппонентов видно, что они были крайне удивлены и даже шокированы, когда этого не произошло – когда Ленин оказался успешным с точки зрения государственного строительства. Потому что как бы мы к Ленину не относились, но всем же очевидно, что Ленин создал государство. Ленин создал государство, оспорить это невозможно. Вот почему так произошло, мы постараемся сегодня приблизиться к этому объяснению.

Но ключом к пониманию ленинского феномена может служить эпизод, который произошёл 5 января 1918 года (немного забежим вперёд) на первом и единственном заседании Учредительного собрания. Как известно, большевики призвали депутатов всех фракций Учредительного собрания признать все декреты Совнаркома, принятые ранее, с октября 1917 года, и провозгласить Россию Республикой Советов.

Когда на это предложение последовал отказ, революционные солдаты и матросы, составляющие караул (который позже «устанет»), начали роптать, а некоторые даже взяли на прицел депутатов Учредилки от социалистических небольшевистских партий. И крупный в будущем деятель русской эмиграции Марк Вишняк услышал оброненную одним из солдатов фразу «И Ленину – пуля, если обманет».

На мой взгляд, эпизод характерный. Он показывает нам, что масса в Петрограде 1917 года, это был бушующий океан, это были волны социального шторма и Ленин мог утонуть в этом шторме точно так же, как и все остальные его противники в этот момент. Ленин зависел от этого шторма. Но он единственный среди всех, скажем так, не боялся народа, он не стремился пройти по узенькой тропочке между народом и буржуазией, а он самым что ни на есть энергичным образом с народом слился и сумел грубо говоря его приручить. И Ленин его не обманул. Поэтому он и не получил пулю. Во всяком случае, от революционных матросов.

Очень хорошо об этом сказал Сергей Есенин. Поэты, они вообще умеют в одной-двух строчках, в одном образе чётко выразить историческую ситуацию. Он в своём произведении о Ленине охарактеризовал эпоху так:


Хлестнула дерзко за предел
Нас отравившая свобода.


Вот это метафора социального шторма. А когда Ленин умер, Есенин писал:


Его уж нет, а те, кто вживе,
А те, кого оставил он,
Страну в бушующем разливе
Должны заковывать в бетон.


Вот на мой взгляд, это абсолютно точные есенинские метафоры происходящего: страна была в бушующем разливе, и она будет в бушующем разливе, немного успокоится, а в 1937 году (все знают мою теорию о тридцать седьмом годе, как о рецидиве гражданской войны) этот всплеск снова произойдёт. И Ленин, это был человек, который сумел среди этого шторма перехватить штурвал, задать верный (как выяснилось потом) курс для управления корабля, а потом и успокоить само море.

Что же было основой мировоззрения Ленина, почему он сумел идейно быть близким для народных масс.

Надо сказать, что ещё в 1914 году поверить в такое развитие событий было достаточно сложно, потому что в начале Первой мировой войны Ленин выглядел маргиналом не только среди российского общества, которое, напомню, восприняло начало войны с патриотическим подъёмом, но и даже среди международной социал-демократии. Потому что, пожалуй, единственный лидер, который очень энергично выступал против войны и был реально влиятельный, это был Жан Жорес (Jean Jaurès). Он был убит буквально перед началом военных действий.

А Ленин в этот момент оказался фактически в одиночестве: все остальные социал-демократы, которые, казалось бы, неоднократно встречались на разных конференциях, общались друг с другом, вырабатывали некие общие планы, совершенно неожиданно поддержали свои правительства. Немцы стали поддерживать немецкое правительство и голосовать за военные кредиты, уверять, что эта война справедливая – она ведётся против реакционного русского царизма. Французские социал-демократы (уже без Жореса) поддержали идею возвращения Эльзаса и Лотарингии, тоже сочли это справедливой войной.

То же самое произошло и с большинством российской социал-демократии, которая так же высказалась в поддержку правительства и в той или иной степени разделяло идеи о необходимости войны против Германии. Но, правда, там назывались различные причины, не все с восторгом так сказать воспринимали некие аннексионистские планы Николая II, это понятно, но они излагали свою точку зрения так: что, если мы сейчас не поддержим царя, это значит, что мы таким образом поддержим Вильгельма, Вильгельм победит и мы из одного рабства попадём в другое. Пусть уж лучше мы сейчас поможем Николаю разбить Вильгельма, а потом будем разбираться.

Для Ленина такая позиция была абсолютно неприемлема, и он не щадил своих публицистических и умственных усилий для того, чтобы такую точку зрения разоблачать. То есть с его точки зрения, это выглядело отступничеством, предательством Второго Интернационала.

Вот в одном из своих первых текстов с начала войны, он так охарактеризовал происходящее. Это очень важно, потому что, прочитав это, мы поймём, как это выглядело в глазах Ленина.


«Немецкая буржуазия, распространяя сказки об оборонительной войне с её стороны, на деле выбрала наиболее удобный, с её точки зрения, момент для войны, используя свои последние усовершенствования в военной технике и предупреждая новые вооружения, уже намеченные и предрешённые Россией и Францией.

Во главе другой группы воюющих наций стоит английская и французская буржуазия, которая одурачивает рабочий класс и трудящиеся массы, уверяя, что ведёт войну за родину, свободу и культуру против милитаризма и деспотизма Германии. А на деле эта буржуазия на свои миллиарды давно уже нанимала и готовила к нападению на Германию войска русского царизма, самой реакционной и варварской монархии Европы.

На деле целью борьбы английской и французской буржуазии является захват немецких колоний и разорение конкурирующей нации, отличающейся более быстрым экономическим развитием…»


Вот так это выглядело в глазах Ленина.

Д.Ю. Как всё знакомо…

Егор Яковлев. Да. В своих первых текстах он уверял, что наилучшим результатом мировой войны будет поражение русского царизма. Это вызвало крайне негативный отклик, в том числе и в рядах социал-демократии, Ленин был вынужден уточнить, конкретизировать свой вывод, но, как это было характерно для Владимира Ильича, он изложил его не в оправдательном, а в наступательном ключе, объявив дурачками всех тех, кто пытался его поймать на призыве к поражению. В частности, кстати, он полемизировал по этому вопросу с Троцким, потому что Троцкий поддержал первоначально мысль о том, что победит либо Россия, либо Германия, невозможно.

Как же Владимир Ильич объяснял, конкретизировал свою позицию. Он сделал это в статье «О поражении своего правительства в империалистической войне» (1915). Он писал:


«Отделываясь фразами, Троцкий запутался в трёх соснах. Ему кажется, что желать поражения России значит желать победы Германии (Буквоед и Семковский прямее вы¬ражают эту общую им с Троцким «мысль», вернее: недомыслие). И в этом Троцкий ви¬дит «методологию социал-патриотизма»! Чтобы помочь людям, не умеющим думать, Бернская резолюция (№ 40 «Социал-Демократа») пояснила: во всех империалистских странах пролетариат должен теперь желать поражения своему правительству. Буквоед и Троцкий предпочли обойти эту истину, а Семковский (оппортунист, всех больше приносящий пользы рабочему классу откровенно-наивным повторением буржуазной премудрости), Семковский «мило ляпнул»: это бессмыслица, ибо победить может либо Германия, либо Россия (№ 2 «Известий»).»


Идея Ленина заключалась в том, что все социал-демократы, весь пролетариат, в какой бы стране он ни проживал, должен желать поражения, не своей стране, а именно правительству, именно буржуазии, должен в результате её свергнуть и таким образом установить некий справедливый мир.

С точки зрения Ленина, эта война в принципе была порождена противоречиями капитализма. И главным врагом в его глазах был именно капитализм. И если бы эта война закончилась неким миром, это отнюдь не гарантировало бы человечество от возникновения ещё новых войн, более кровавых, жестоких, с применением ещё более совершенных техник уничтожения и так далее. Поэтому, говорил Ленин, мы должны уничтожить сам капитализм, чтобы избавить человечество от взаимного истребления.

В ответ на упрёки социал-демократов о том, что координировать во время войны движения разных социалистических партий в мировом, европейском масштабе невозможно, Ленин отвечал:


«Возможно ли соответствие и содействие революционного в буржуазно-демократическом смысле движения в России и социалистического на Западе? В этом не сомневался за последнее десятилетие ни один высказывавшийся публично социалист, и движение в австрийском пролетариате после 17 октября 1905 года фактически доказало эту возможность.

Спросите любого, именующего себя интернационалистом социал-демократа: сочувствует ли он соглашению социал-демократов разных воюющих стран о совместных ре¬волюционных действиях против всех воюющих правительств?..

Многие ответят, что сочувствуют. И тогда мы скажем: если это сочувствие не лице¬мерно, то смешно думать, что на войне и для войны требуется соглашение «по форме»: выбор представителей, свидание, подписание договора, назначение дня и часа! Думать так в состоянии лишь Семковские. Соглашение о революционных действиях даже в од¬ной стране, не говоря о ряде стран, осуществимо только силой примера серьёзных революционных действий, приступа к ним, развития их. А такой приступ опять-таки невозможен без желания поражения и без содействия поражению. Превращение империалистской войны в гражданскую не может быть «сделано», как нельзя «сделать» рево¬люции, — оно вырастает из целого ряда многообразных явлений, сторон, чёрточек, свойств, последствий империалистской войны. И такое вырастание невозможно без ря¬да военных неудач и поражений тех правительств, которым наносят удары их собст¬венные угнетённые классы.»


Это очень важный момент. Я понимаю, что это довольно сложное историческое полотно, но тем не менее, нужно в него вникнуть. Ленин был убеждён, что социалистическая революция или даже антивоенные социалистические усилия в одной стране неизбежно вызовут цепную реакцию в другой. И как мы увидим далее, он был не так уж не прав в результате. Хотя мировой революции не произошло, но скажем так, мировая революционная гроза, она пронеслась по всей Европе. И эта гроза произошла по объективным причинам, а не в результате подкупа, не в результате каких-то коммунистических агентов. Просто исторические обстоятельства сложились таким образом, что люди в разных странах думали и действовали в этот момент одинаково.

Вот собственно в этом и заключался секрет последующих действий Ленина, а также и Троцкого, мы в дальнейшем будем обсуждать его формулу «ни мира, ни войны», она объясняется ни какими-то шпионскими действиями в пользу Германии или, я не знаю, англичан, в пользу разведки МИ-6, она объясняется уверенностью этих людей в то, что их призыв к окончанию войны на социалистических принципах, он неминуемо вызовет революционное движение во всех воюющих странах. Неминуемо вызовет.

Но в 1914 и 1915 году эти утверждения (особенно в 1914-ом) могли казаться маргинальными. Всё изменилось к 1917 году. 1917 год – это были уже совсем другие условия, потому что, во-первых, народ, все народы катастрофически устали от войны, от её окопного характера, от её кровавейших жертв… Вот мы сейчас все вольно сравниваем со Второй мировой, нам сложно себя почувствовать в том историческом моменте, но тогда люди ещё не видели Второй мировой войны, они не знали массового уничтожения жителей Европы, не знали, что такое Холокост, не знали, что такое сожжение деревень. Для них Первая мировая война, с её окопной дизентерией и первым применением газов, она была самой ужасной.

Д.Ю. В общем-то, она, по всей видимости, и была ужасной.

Егор Яковлев. Нет, она безусловно была, Вторая была ещё ужаснее, но Первая мировая война безусловно была ужасной. Мы и раньше об этом говорили, стоит ещё раз повторить, что практически нет в мировой литературе произведений (и в мировом кинематографе) о Первой мировой войне, которые носят бравурный характер. То есть для Запада эта война до сих пор остаётся грандиозной трагедией. Даже победа в этой войне не даёт никаких поводов…

Д.Ю. Для радости.

Егор Яковлев. …к какому-то самолюбованию что ли, вот мы победили. И победа в этой войне, она воспринималась исключительно как облегчение, как избавление от этого страшного гнёта. И именно поэтому поколение людей, которые вернулись с этой войны называется «потерянным», потому что они были настолько глубоко травмированы в Европе, что война в любом виде им казалась страшной. Это основная причина, по которой, например, Франция не смогла сражаться во Второй мировой войне – потому что война казалась французам настолько ужасной, что уж лучше сдаться немцам. А в Англии, и особенно в Германии, пришлось провести специальные идеологические мобилизационные программы, которые соответствующим образом воспитали население и побудили его воевать, в частности, в Германии там совершенно явно эти сожжения книг Эриха Мария Ремарка.

А в Советской России была другая история, там просто революция, она настолько высвободила такие пласты народного духа, народного энтузиазма, которые сумели залечить раны и воспринимать будущую войну, если она случится, как войну сугубо оборонительную, как сугубо отечественную для защиты Родины и завоеваний социализма.

Но вот Франция, например, и вся Центральная Европа, она ничего не смогла с этим сделать и поэтому она так легко в итоге легла под Гитлера.

Мы сегодня вот этого не понимаем. Для того, чтобы вообще понять действия людей в какую-то историческую эпоху, надо попытаться мыслить, как они, попытаться туда переместиться, представить себя в тех обстоятельствах. А в тех обстоятельствах действительно чем дальше, тем было тяжелее.

Но усталость от войны была не единственной причиной. Вторая причина безусловно, ещё раз я повторяю, это совершенно явный разрыв между жесточайшей кровавостью войны и «пиром во время чумы» в тылу. Он происходил во всех странах. Огромные заработки буржуазии, которые буржуазия вполне наглядно тратила на глазах нищающих рабочих, голодающих крестьян, инвалидов, которые возвращались из-под Вердена, с Западного, Юго-Западного фронта Российской империи. Всё это наводило людей на мысль, что война ведётся в пользу исключительно олигархических групп, более того, что она искусственно затягивается для заработков конкретных людей. А их, людей, воспринимают как пушечное мясо.

Это происходило не только в России, это происходило во всех странах. В это время, о котором мы сейчас будем говорить (весна 1917 года) происходит так называемая «Бойня Нивеля»: начинается наступление на Западном фронте объединёнными англо-французскими войсками, туда же входит Русский экспедиционный корпус, в котором, например, сражается Родион Яковлевич Малиновский (будущий наш прославленный полководец). Начинает наступление, сосредоточив вдвое большие войска по сравнению с немцами и устраивает абсолютно простейшие лобовые атаки на немецкие укрепления, берёт первую линию обороны с огромнейшими жертвами, частично вторую линию обороны, но у немцев построены прекрасно укреплённые третья и четвёртая и людей просто косит из пулемётов, из артиллерии. И, англичане и французы (и русские тоже) ничего не добиваются, несмотря на сумасшедшую храбрость, кладут вдвое больше людей, чем немцы (а по некоторым данным и втрое), фактически пытаются забросать трупами немецкие укрепления, у них это не получается. И в тылу начинается серьёзнейшие волнения. Ну невозможно, считают все люди, в такой позиционной войне победить. Всё.

В тылу начинаются самые серьёзные волнения. Во французской армии начинается дезертирство и Робер Нивель (Robert Nivelle) отправляется в отставку, потому что он не в состоянии сдержать этот массовый побег из армии. На его место был назначен как раз Петен (Henri Pétain), будущий глава пронацистского правительства в Виши. Он становится главнокомандующим и драконовскими мерами он удерживает всё-таки французскую армию от полного разложения, но совершенно жесточайшим образом подавляет любое сопротивление.

Все эти факты подводят нас к мысли, что действительно в этот момент война воспринималась значительной частью людей во всём мире не как справедливая, не как необходимая, она воспринималась как неизбежное зло, от которого надо любым способом избавиться. Самый простой способ – ну что может быть проще мира без аннексий и контрибуций – сядем за стол и помиримся. Но большая часть правительств, она не хочет этого, она продолжает говорить, что эта война за освобождение, ради Родины и так далее. И вот здесь возникает конфликт, он возникает во всех странах и заканчивается весьма трагически. Мы дальше будем подробно говорить, через какие этапы эта трагедия прошла.

И вот именно благодаря всему этому идеология Ленина, мысли Ленина и оказываются востребованными. В итоге Ленин оказывается более прозорлив, чем его оппоненты, потому что Ленин, получается, всё это предвидел, а те, кто с ним спорил в 1914 году, они оказываются не правы. И постепенно Ленин приобретает некую репутацию провидца, точнейшего аналитика, который предвидит будущее. Его прогнозы оказываются точней, чем прогнозы его оппонентов. Это удивительная способность, ведь именно так получится, например, с Брестским миром.

Мы много говорим, что по Брестскому миру отдали то, отдали это, но ведь все эти территории возвратились в состав Российской империи, ну кроме Польши и Финляндии. Но Польша и Финляндия и де-факто уже были не российскими: Польша была уже оккупирована немецкими войсками, что касается Финляндии, то она и при Российской империи совершенно особым статусом обладала. А все остальные территории вошли в состав нового государства, по историческим меркам молниеносно. Кроме того, Россия сумела отказаться от царских долгов, которые были приобретены за время ведения войны. Поэтому решение Ленина, вот тогда, оказалось таким же аналитически точным, как и то, что он писал в 1914 году.

Теперь следует сказать несколько слов о том, был ли Ленин русофобом. Это может быть наиболее часто встречающееся сейчас обвинение по отношению к лидеру большевиков, но на поверку оказывается, что оно особенно ни на чём не основано.

Д.Ю. То есть надо понимать, его оппоненты все до одного были русофилами, да?

Егор Яковлев. На мой взгляд, существует некий (не социальный) идеологический заказ на то, чтобы представить Гражданскую войну не гражданской, а войной русской национальной армии – белой, с некими оккупантами – красными. Существует заказ на то, чтобы соответственно представить красных не своими – чужими и Ленина представить соответственно каким-то… это всё явления одного ряда: немецкий шпион и русофоб, это явления одного ряда.

В реальности, когда ты начинаешь проверять те или иные источники приводимых оппонентами фактов, выясняется, что источники эти весьма сомнительные. Например, я предпринял попытку найти источник знаменитой фразы (она не Ленину приписывается, а Троцкому) о том, что «Россия нужна как вязанка хвороста для мировой революции». Так вот, впервые эта фраза начинает встречаться в перестроечной прессе. Есть версия, что она впервые прозвучала в диалоге Вадима Кожинова и Бенедикта Сарнова, известных литературных деятелей, но в качестве некой метафоры, которую один из собеседников привёл, характеризуя позицию Троцкого, а потом она была ему приписана. Я не закончил свой поиск, но я допускаю, что эта фраза реально была придумана, потому что в источниках аутентичных, источниках того времени, она мне нигде не встречается. И было бы достаточно странно на самом деле, если бы Троцкий в принципе такое в такой форме сказал – вообще он был достаточно осторожным человеком.

Есть другая цитата о том, что Ленин якобы сказал, что на Россию ему наплевать. Эта цитата верифицируется, она изложена в воспоминаниях Георгия Соломона. Георгий Соломон – это социал-демократ, который в 1923 году эмигрировал из Советской России, больше никогда туда не вернулся, там написал воспоминания «Среди красных вождей» (1930), которые были тут же изданы и многократно переизданы. И вот там буквально на одной из первых страниц как раз приведён его диалог с Лениным, где Соломон его спрашивает:


«Скажите мне, Владимир Ильич, как старому товарищу, – сказал я, – что тут делается? Неужели это ставка на социализм, на остров "Утопия", только в колоссальном размере, – я ничего не понимаю...

– Никакого острова "Утопии" здесь нет, – резко ответил он тоном очень властным. – Дело идет о создании социалистического государства. Отныне Россия будет первым государством с осуществлённым в ней социалистическим строем... А, вы пожимаете плечами! Ну, так вот, удивляйтесь ещё больше! Дело не в России, на неё, господа хорошие, мне наплевать, – это только этап, через который мы проходим к мировой революции...»


Вот, якобы такое Ленин сказал Георгию Соломону.

Существуют общепринятые правила отношения к источнику личного происхождения: к воспоминаниям, дневникам и так далее. Известную степень достоверности таким высказываниям придают параллельные высказывания, зафиксированные в других документах. Либо личного происхождения, либо официальных документах. Но как раз в множестве ленинских статей, его выступлений перед массами мы ничего подобного не находим.

Д.Ю. Хотя, если мысль хорошая, отчего бы не повторить.

Егор Яковлев. Да. То есть, если это было убеждение – ничего не находим. Ленин неоднократно формулировал своё отношение к России и к русской культуре. И у него даже есть посвящённая данной теме целая статья по д названием «О национальной гордости великороссов» (1914) и здесь он чётко разграничивает русскую культуру и отношение к политическому режиму. Как он это делает? Он чётко ставит вопрос:


«Чуждо ли нам, великорусским сознательным пролетариям, чувство национальной гордости? Конечно, нет! Мы любим свой язык и свою родину, мы больше всего работаем над тем, чтобы ее трудящиеся массы (т. е. 9/10 ее населения) поднять до сознательной жизни демократов и социалистов. Нам больнее всего видеть и чувствовать, каким насилиям, гнёту и издевательствам подвергают нашу прекрасную родину царские палачи, дворяне и капиталисты. Мы гордимся тем, что эти насилия вызывали отпор из нашей среды, из среды великорусов, что эта среда выдвинула Радищева, декабристов, революционеров-разночинцев 70-х годов, что великорусский рабочий класс создал в 1905 году могучую революционную партию масс, что великорусский мужик начал в то же время становиться демократом, начал свергать попа и помещика.»


Это безусловно антигосударственный взгляд и сам, кстати, Ленин в 1915 году писал, что он считает себя государственным преступником. Это безусловно антигосударственный взгляд, это безусловно скажем так антирелигиозный взгляд, но это не русофобский взгляд. Что, собственно, Ленин потом и доказал, неоднократно возвращаясь к теме России уже в других своих выступлениях.


«Мы полны чувства национальной гордости, ибо великорусская нация тоже создала революционный класс, тоже доказала, что она способна дать человечеству великие образцы борьбы за свободу и за социализм, а не только великие погромы, ряды виселиц, застенки, великие голодовки и великое раболепство перед попами, царями, помещиками и капиталистами.»


Ленин полагал, что к 1917 году человечество в своём развитии подошло к совершенно новому этапу – когда национальные перегородки, национальные границы будут постепенно отмирать и истинный патриотизм в этот исторический момент заключается не в том, чтобы защищать интересы только узко понятого собственного Отечества, а в том, чтобы защищать интересы всего человечества. И Россия в его представлении, это не вязанка хвороста в костёр мировой революции, а авангард мирового человечества, который идёт по столбовой дороге истории. По сути, это передовой отряд Добра.

Д.Ю. Именно так мне в детстве и объясняли.

Егор Яковлев. И ещё один важный момент. Ленин очень грамотно обосновал теорию неравномерности капиталистического развития – Западная Европа, Соединённые Штаты Америки – это лидеры капиталистического мира, а Россия – это аутсайдер капиталистического мира, в связи с тем, что капитализм здесь начал развиваться поздно, сохранялись влиятельнейшие пережитки феодализма и поэтому просто в капиталистической логике Россия никак не могла соперничать с западными державами. Она была обречена на колонизацию западным финансовым капиталом. Просто потому что отставала, российский капитализм отставал.

И социалистическая революция, с точки зрения Ленина, была единственным инструментом обретения для России подлинной независимости. Он просто вывел её из капиталистической логики и проложил другой путь. В этой логике Россия стояла совершенно в стороне, она никак не подчинялась западному миру. Более того, она сразу же приобрела огромное количество сторонников по всему миру, которые были агентами влияния, я не знаю, есть такое современное слово – евангелистами, симпатизантами именно Советской России по всему миру, которые были готовы её защищать как некую новую модель идеального государства.

И собственно этот факт и привлёк к Ленину значительное число русских патриотов, которые конечно либо не сразу стали коммунистами, либо вообще ими не стали, но они увидели эту возможность для России. И увидеть её было между прочим не так уж сложно, потому что нажим англичан по забрасыванию трупами немецких укреплений в 1917 году, он был очень серьёзным, огромные деньги тратились на проанглийскую пропаганду в этот момент (но им надо было каким-то образом уравновешивать немецкую пропаганду, мы сейчас про это поговорим).

Последний министр Временного правительства Александр Иванович Верховский на последнем заседании правительства с его участием прямо сказал, что войну надо прекращать, потому что война ведётся в интересах Англии и Франции, Россия ничего с неё не получит. И это был не единственный офицер, который так думал. Вот поэтому часть офицерства и начала (в той или иной степени) склоняться к большевикам.

Мы знаем, что с середины 1917 года с большевиками сотрудничал руководитель разведки Генерального штаба генерал Потапов Николай Михайлович, который потом всю жизнь проживёт в Советском Союзе и не будет подвергаться никаким репрессиям. Командующий Северным фронтом генерал Черемисов даже из казённых средств финансировал пробольшевистскую газету «Наш путь», и когда ему это ставили на вид, он говорил, вы просто не понимаете, вот вы всё говорите, большевики-большевики, а большевики отлично сражаются, вот последние события, когда во время захвата Моонзундского архипелага, там большевистские матросы отлично сражались против немцев. Генерал Гутор был также настроен с некоторой симпатией к большевикам. В связи с этим мы можем говорить о том, что часть офицерства (а также интеллигенция), оно восприняло идеи Ленина как некий абсолютно точный анализ происходящего.

Причём, это были абсолютно не маргиналы, за прекращение войны в 1917 году стоял Блок, например. Есть такой исторический эпизод, когда Зинаида Гиппиус ему звонила и приглашала выпустить некое воззвание антибольшевистское, Блок сказал, нет-нет, Зинаида, я против войны. Климент Тимирязев, наш великий учёный, также уже в начале 1917 года был яростным противником войны. По означенным мной выше причинам. Поэтому антивоенное настроение, оно захватывало не только народные массы, оно проникало и в толщу интеллигенции.

Кстати, есть знаменитое тоже обвинение в адрес Ленина, что Ленин как-то написал, что «интеллигенция, это не мозг нации, а говно» (из письма Горькому, желающие могут найти в интернете и прочитать полную цитату). Но Ленин-то имел в виду не всю интеллигенцию, Ленин имел в виду ту интеллигенцию, которая не хочет работать на благо народа. Потому что наоборот, когда большевики пришли к власти, они объявили о том, что приглашают всех интеллигентов участвовать в большевистских проектах: научных, просветительских. А не тех интеллигентов, кто борется за реставрацию буржуазных порядков. Поэтому всё не так просто.

Вернёмся к мнимой русофобии. Вот, что он писал про современное понятие патриотизма:


«Русским патриотам, ничего не желавшим знать, кроме непосредственных (и по-старому понимаемых) выгод своего отечества, факты мировой истории показали, что превращение нашей, русской, революции в социалистическую было не авантюрой, а необходимостью, ибо иного выбора не оказалось: англо-французский и американский империализм неизбежно задушит независимость и свободу России, если не победит всемирная социалистическая революция, всемирный большевизм.

…Никакого иного выбора нет: или Советская власть побеждает во всех передовых странах мира, или самый реакционный, самый бешеный, душащий все мелкие и слабые народы, восстановляющий реакцию во всем мире англо-американский империализм, великолепно научившийся использовать форму демократической республики.»


Д.Ю. Какое всё родное.

Егор Яковлев. Но это Ленин писал во время Гражданской войны. Потом, когда мировая революция не победила, Ленин перешёл к мысли об укреплении социализма непосредственно в России.

Кстати, есть опять же такой миф, что Ленин придумал идею о построении социализма в одной стране только после поражения мировой революции во всемирном масштабе. Это не так. Впервые он высказал эту мысль ещё в 1915 году. Он предвидел, что сначала победа может произойти в одной стране, потом будет длительный, растягивающийся на неопределённый исторический период, процесс борьбы революций и контрреволюций, но в результате всё равно дело придёт к коммунизму. Но тогда он предполагал, что всё-таки первая социалистическая революция произойдёт в какой-то западноевропейской стране, где имеется мощный организованный пролетариат. Но потом, когда она произошла в России, концепция поменялась, Ленин её принял и выдвинул идею построения социализма именно в России.

Но чем дальше, тем больше он употребляет слово «Россия». Он говорил о том, что:


«У нас есть материал и в природных богатствах, и в запасе человеческих сил, и в прекрасном размахе, который дала народному творчеству великая революция, — чтобы создать действительно могучую и обильную Русь.»


Это же были публичные выступления, публичные его статьи, естественно, люди, которые это слушали, они воспринимали Ленина исключительно как патриота. Потому что хотя он и говорил о социалистической России, но всё-таки о России, и национальная гордость их переполняла, как он писал, как раз от того, что Россия становится авангардом человечества и ведёт её к процветанию.

Очень важной, на мой взгляд, является речь Ленина на III-ем съезде комсомола, потому что там в зале сидит молодёжь, самая пассионарная часть революции, перед которой ставит историческую задачу. Вообще для любой политической власти всегда очень важно владеть молодёжью, как мне кажется. Потому что молодёжь, она постоянно нацелена на какую-то грубо говоря движуху и лучше если это будет ликбез, а не бандитизм, как это было в девяностых. Ленин очень хорошо это почувствовал, и он в своей речи наделил этих молодых комсомольцев просто мессианскими чертами, они реально получили от Ленина историческую миссию – нести просвещение в массы. И всё это конечно происходило под лозунгом задачи патриотической.

Д.Ю. На всякий случай поясню: комсомол – это Коммунистический союз молодёжи. А то в ряде предыдущих роликов оказалось, что многие не знают, что это такое.

Егор Яковлев. Удивительно.

Вот что Ленин говорил:


«Вы знаете, что скоро превратить Россию из тёмной безграмотной страны в грамотную нельзя; но, если за это дело возьмётся Союз молодёжи, если вся молодёжь будет работать на пользу всех, тогда этот союз, объединяющий 400 000 юношей и девушек, имеет право называться Коммунистическим союзом молодёжи. Задача Союза состоит ещё в том, чтобы, усваивая те или другие знания, помочь той молодёжи, которая сама не может высвободиться из тьмы безграмотности. Быть членами Союза молодёжи значит вести дело так, чтобы отдавать свою работу, свои силы на общее дело. Вот в этом состоит коммунистическое воспитание…

Члены Союза должны каждый свой свободный час употреблять на то, чтобы улучшить огород, или на какой-нибудь фабрике или заводе организовать учение молодёжи. Мы хотим Россию из страны нищей и убогой превратить в страну богатую.»


Д.Ю. То есть это про сказки, как он бился за то, чтобы не было богатых, да. Всё переврано, что только можно…

Егор Яковлев. На мой взгляд, данные слова не могли быть сказаны человеком, который ненавидел Россию или был русофобом, или презирал русский народ.

Теперь перейдём к вопросу о том, был ли Владимир Ильич Ленин агентом неких западных спецслужб или имел ли он иностранных кураторов, которые управляли его действиями.

Во-первых, следует приглядеться к тому образу жизни, который Владимир Ильич вёл в эмиграции. Первая мировая война его застала в деревушке Поронино, в австрийской Польше, где его уже в начале августа 1914 года арестовали, как русского шпиона. Все считали его шпионом.

Д.Ю. Со всех сторон.

Егор Яковлев. Да. У него прошёл обыск, на следующий день ему нужно было явиться в полицейский участок, где его благополучно арестовали, и он оказался в заточении. Неутомимый Ильич начал написывать своим друзьям из австрийской социал-демократии и такой видный австрийский социал-демократ Виктор Адлер, отец того самого Фридриха Адлера, который в 1916 году убьёт австрийского премьер-министра под лозунгом «Нам нужен мир!», вот этот Виктор Адлер сумел добиться его освобождения, засвидетельствовав, что Ленин никакой не царский шпион и вполне с точки зрения австрийцев благонадёжный.

Но тем не менее Владимир Ильич счёл за благо покинуть территорию воюющей и поселился в Швейцарии. Обычно у нас считается, что шпионы, они живут очень хорошо, потому что английская (или немецкая) разведка, она очень богатая…

Д.Ю. Бабла не жалеет.

Егор Яковлев. Да, да. Денег не жалеет. Владимир Ильич жил чрезвычайно скромно.

Вообще, откуда деньги были у большевиков. Большевистская партия получила достаточно крупную по тем временам сумму – 280 тысяч, наследство от Николая Петровича Шмидта. Николай Петрович Шмидт – это мебельный магнат, женатый на наследнице из купеческого клана Морозовых, к тому же получивший от родителей своей невесты неплохое приданное, отстроивший на эти деньги несколько фабрик. Он был яростным сторонником большевиков и во время революции 1905 года он вместе со своими рабочими был на баррикадах, что естественно было государственным преступлением, он был арестован и погиб. Погиб при непонятных обстоятельствах: то ли он был убит в тюрьме, то ли убит при попытке к бегству, в общем, не до конца ясная ситуация, но завещал все свои деньги он большевистской партии. Причём, передача большевистской партии была оформлена своеобразно: его сёстры вышли замуж за большевиков, партией назначенных, фиктивно. И 280 тысяч рублей попали в распоряжение РСРДП(б). Этих денег хватило довольно на много лет – произошло это в 1906 году, а в 1914-ом там ещё какие-то крохи остатки сохранялись.

Кроме того, Владимир Ильич не надо считать, что это был какой-то маргинал и ничего не делал. Социал-демократы не были какими-то маргиналами. Интерес к деятельности социал-демократов во всей Европе и России был достаточно большим, и Ленин почитался как один из русских интеллектуалов.

Ну, например, известная энциклопедия Гранат (издательства братьев Гранат) заказала Ленину статью о Карле Марксе, её автором является Ленин. Ленин также безостановочно пишет статьи, брошюры, рассылает их в разные издательства. Кто-то их печатает и платит за это, кто-то не печатает, но в любом случае, сказать, что Ленин в Швейцарии жировал – нет.

Д.Ю. А каково было примерное содержание и что он мог себе позволить? В какие рестораны ходил? Один? Кого-то водил? Как это вообще?

Егор Яковлев. Он жил в очень скромной квартире и судя по тому, что он писал в 1916 году, дела у него шли очень нехорошо. Он писал:


«О себе лично скажу, что заработок нужен. Иначе прямо поколевать, ей-ей!! Дороговизна дьявольская, а жить нечем. Надо вытащить силком деньги от издателя „Летописи“, коему посланы две мои брошюры (пусть платит; тотчас и побольше!). То же – с Бончем. То же – насчёт переводов. Если не наладить этого, то я, ей-ей, не продержусь, это вполне серьёзно, вполне, вполне.»


То есть дела Владимира Ильича шли вроде как в финансовом смысле не очень хорошо.

Д.Ю. Ну то есть речь вообще про еду идёт.

Егор Яковлев. Да, речь идёт про еду. Но, правда, есть версия, что он в этом тексте немного прибедняется, потому что недавно у Надежды Константиновны скончалась тётушка, завещавшая ей некоторую сумму, но в общем и целом речь о том, что Ленин был каким-то олигархом, непонятно, откуда брал деньги, непонятно, на что их тратил, абсолютно не идёт.

Вообще, надо сказать, что Ленин в быту был чрезвычайно скромный человек и ему были абсолютно чужды какое-то пристрастие к буржуазной роскоши. Это, кстати, составляло выгодный для Ленина контраст по сравнению, скажем, с Керенским, потому что Керенский как раз всякую роскошь любил и одно из первых деяний его, когда он всё-таки уже стал министром-председателем Временного правительства, он приехал в Зимний дворец и поселился в комнатах Александра III.

Д.Ю. Молодец.

Егор Яковлев. То есть Керенский любил себя преподать.

Д.Ю. Ну, в общем, английская разведка могла хотя бы еды предложить, но что-то не предлагала, и немецкая с ней не соревновалась и тоже ничего не предлагала.

Егор Яковлев. Вообще, надо сказать, что все предположения о том, что Ленин получал какие-то деньги до своего приезда в Россию, во время Первой мировой войны, мы отметаем сразу – вообще даже не на что опереться.

Там про английскую разведку в общем-то все предположения строятся на том, что II-ой съезд РСДРП (и III-й тоже) прошли в Лондоне, вот ну как же это могло произойти, если английская разведка не принимала в этом никакого участия. Но я хочу напомнить, что царя свергли представители партий кадетов и октябристов, съезды этих партий проходили в Петербурге и Москве, и местоположение того или иного съезда, оно вообще не играет никакой роли на самом деле.

Д.Ю. Я ещё добавлю от себя, что деньги, которые платят агентам, это в общем-то государственные деньги и они выплачиваются конкретному гражданину с оформлением вполне конкретных документов. То есть, если есть шпион и шпиону за шпионаж платят деньги, то всё это зафиксировано, суммы все обозначены и с него получены расписки. Осмелюсь заметить, что если бы немецкая разведка платила Владимиру Ильичу деньги, то это было бы первое, чем воспользовался гражданин Йозеф Геббельс, вынув из архивов и потрясая: «Вот он, наш человек! Вот, смотрите!»

Егор Яковлев. Абсолютно.

Д.Ю. Без разницы, то есть это было бы использовано как молот просто для развала всего на свете: что всё здесь сделано немецким шпионом. Англичане не сильно далеко от них ушли, и они бы предъявили бы то же самое.

Егор Яковлев. Да, чуть попозже, году так в 1946-ом. Согласен.

Но всё в жизни Владимира Ильича конечно изменилось в тот момент, когда он узнал, что в России произошла революция. Видимо, Ленин просто устал ждать, потому что в январе 1917 года он сказал довольно известную фразу, что, видимо, мы, старики, не доживём до революции.

Но революция в России произошла в феврале, и Ленин тут же засобирался домой. Надежда Константиновна вспоминала:


«Сон пропал у Ильича с того момента, когда пришли вести о революции, и вот по ночам строились самые невероятные планы. Можно перелететь на аэроплане. Но об этом можно было думать только в ночном полубреду... Надо достать паспорт какого-нибудь иностранца из нейтральной страны, лучше всего шведа: швед вызовет меньше всего подозрений. Паспорт шведа можно достать через шведских товарищей, но мешает незнание языка.»


Ленин предполагал, что он может изображать немого…

Он хотел проехать через Англию, но англичане его не пустили…

Д.Ю. Шпиона-то своего…

Егор Яковлев. …что в общем-то понятно. Но тут ему пришла в голову идея проехать через Германию. Но сразу скажем, что Ленин был не единственным политическим эмигрантом, который сразу засобирался домой. Вообще Временное правительство всех призвало возвращаться. И помимо Ленина в Россию вернулись такие знаменитые деятели социал-демократии как Георгий Плеханов, князь Кропоткин, лидер партии эсеров Виктор Чернов, они все были политическими эмигрантами, и они все сразу же засобирались назад в Россию, но естественно никто их не подозревает, что они были немецкими шпионами. Хотя, с Черновым непонятно… Но, как правило, в медийном публичном поле их никто не подозревает в том, что они были немецкими шпионами и это понятно – причина в том, что они не победили и не взяли власть в свои руки.

И так же, одним из тех, кто засобирался домой после Февральской революции, был лидер партии меньшевиков Мартов, который также жил в эмиграции. Он тоже выдвинул предложение поехать через Германию в опломбированном вагоне и оформить этот проезд в Россию, как обмен русских граждан на интернированных немцев. Ленин ухватился за эту идею, для него это было очень важно, и он неоднократно подчёркивал, что это была идея Мартова. И действительно, в том пломбированном вагоне, в котором Ленин в итоге и проехал, было 52 человека, но из них было всего 19 большевиков, остальные быль меньшевики, эсеры и другие социал-демократы, которые просто хотели вернуться в Россию. Понятно, что далеко не ко всем из них было приковано внимание немецких спецслужб. Но тем не менее сразу два политических лидера приехало – Ленин и Мартов.

Параллельно подобное же предложение поступило и от Парвуса. Александр Парвус (или Александр Гельфанд) это тоже ещё один важный персонаж нашей истории. Кто такой Парвус. Это немецкий социал-демократ, который в 1915 году внёс предложение в немецкий МИД организовать поддержку пропаганды в пользу мира среди российской социал-демократии. Этот проект был естественно верхушке Второго рейха чрезвычайно интересен и Парвусу были выделены на это средства, но о конкретных результатах действий Парвуса мы знаем мало. Единственное, что характеризует его деятельность в годы Первой мировой, так это то, что он сумел создать крупную компанию, которая занималась продажей ширпотреба в Российской империи.

Дело в том, что, как известно, Россия и Германия достаточно активно торговали между собой. Ну, например, Россия закупала у Германии карандаши в основном, ну и многие другие предметы быта. После того, как Германия и Россия оказались в состоянии войны, эти торговые связи прервались. Парвус, понимая, что в России возник дефицит разных товаров (а вообще в Россию было сложно что-то привезти в этот момент, потому что многие коммуникации оказались перекрыты), Парвус в Швеции создал компанию, открыл филиал в Санкт-Петербурге и начал гнать туда партии всякого ширпотреба. Возможно, используя для этого немецкие деньги.

И в 1915 году он взял на работу большевика Якова Ганецкого. Вся социал-демократия прекрасно про это знала. Но Парвус, кстати, был прекрасным конспиратором, потому что в тот момент его никто не подозревал в работе на немецкую разведку.

Отделение этой конторы существовало и в Петрограде, там работала женщина по фамилии Суменсон, которая занималась сбытом приходившего товара и отправляла выручку назад. У неё работал в качестве юрисконсульта большевик Козловский, у которого была зарплата. Зарплата эта проходила не по ведомости. Но потом уже в результате следствия было вычислено, что в течение всего времени, когда производились операции, Козловский за свои услуги получил не более 20 тысяч рублей, а переводила в Стокгольм она суммы значительно большие, несколько сотен тысяч. Так что возникает такое ощущение, что Парвус просто использовал средства немецких спецслужб для собственного заработка.

Но надо сказать, что он умел себя выгодно подать, он очень кичился своими связями в социал-демократии, и как только возникла такая ситуация, с желанием социал-демократов вернуться в Россию, Парвус тут же позиционировал себя перед немецкой разведкой как человека, который обладает в этом кругу большими связями, составил записку о том, что надо обязательно провозить, потому что там будет антивоенная пропаганда поставлена на широкую ногу и в общем приписал эту идею себе. Немцы заинтересовались этим проектом и в скором времени он был одобрен.

Ну как это происходило, всё достаточно тривиально: социал-демократы сели в Швейцарии в вагон, доехали до немецкой границы, там его опломбировали, и он два дня проехал по немецкой территории. Приехав в порт Засниц, вся эта группа из 52 человек погрузилась на корабль и приплыла в Стокгольм.

Д.Ю. Я, с твоего позволения, уточню для тех, кто не понимает. Опломбированный вагон – это не теплушка, где под видом удобрений и крупного рогатого скота, спрятавшись под нарами ехал неведомо кто. Опломбированный вагон – это обычный пассажирский вагон, который представлял из себя примерно транзитную зону в аэропорту, где ты без визы не можешь выходить из аэропорта, например, в город Цюрих. То же самое был опломбированный вагон – эти люди не имели права выходить из вагона на территории Германии.

Опломбированность вызывает некий интерес и сомнения, потому что гражданин Радек, который с ними ехал, и у которого была немецкая виза, он всё время бегал им за пивом. То есть из опломбированного вагона он бы выбежать, по всей видимости, не смог. Ограничения были чисто словесные, как я понимаю. Вот вам нельзя выходить из вагона, сидите в нём и сидите. И вот сидя в пассажирском вагоне, они благополучно проехали. Это никакая не операция чудовищных спецслужб, это никакой не засыл неведомо кого под какой-то страшной легендой, это абсолютно нормальное передвижение через территорию другой страны.

Егор Яковлев. Смысл пломбирования заключался в том, что поскольку все социал-демократы были настроены антивоенно с определёнными оговорками, потому что меньшевики стояли за продолжение войны, но за мир без аннексий и контрибуций, они были «оборонцами», а Ленин был «пораженцем», то есть он стоял за превращение империалистической войны в гражданскую. И смысл пломбировки заключался в том, чтобы они не устроили где-нибудь на вокзале антивоенную агитацию. Потому что их политическая линия была направлена против Германии точно так же, как и против России, и задача немцев в данном случае (они прекрасно всё понимали) заключалась в том, чтобы всех этих социал-демократов побыстрее в Россию закинуть, чтобы они вели это там, а не тут, где-нибудь даже в Швейцарии, это всё равно близко к границе.

В Стокгольме с Лениным попытался встретиться Парвус. Но Ленин был очень хитёр, он понял, что тут что-то не так, и не просто отказался, а ещё попросил уважаемых товарищей из числа шведских социалистов засвидетельствовать, что он отказался, что мы с этим человеком ничего общего не имеем и иметь не хотим. И это потом сыграло в пользу Ленина, кстати.

Д.Ю. Разумно.

Егор Яковлев. Потом соответственно они погрузились на поезд и поехали на поезде в Петроград.

Ленин до последнего конечно боялся, что он будет арестован, потому что, как он говорил, у власти остаются буржуазные правительства и мы не сможем с ними договориться. Но тем не менее, он приехал всё-таки на Финляндский вокзал, и там же при большом скоплении народа выступил на броневике, озвучив свои основные мысли, своих так называемых «апрельских тезисов».

Ленин безошибочно определил, что массы недовольны существующим положением и угадал её скрытые чаяния. Основная мысль ленинского выступления заключалась в том, что народ ожидает от власти, свергнувшей царизм, три вещи: мира, землю и хлеб. Так вот, он не получит ни того, ни другого, ни третьего, потому что буржуазное правительство, которое находится у власти, оно опутано сетями мирового империализма, оно связано с мировым империализмом, оно будет продолжать захватническую войну. И эти слова идеально просто упали на многочисленные интервью Милюкова, где он говорил, что мы захватим Константинополь, это будет наше, крест Святой Софии и так далее, и будем хлеб вывозить.

Второе: вы не получите земли, потому что земля принадлежит помещикам, а раз у нас буржуазное правительство, оно защищает интересы помещиков, и земля уже заложена-перезаложена, они и дальше будут тянуть из земли все соки. И третье – вы не получите хлеба, потому что хлеб продают капиталисты и никакого гуманного, социально направленного распределения хлеба, еды не будет.

Чтобы решить все три вопроса, нужно углубить революцию – нужна революция социалистическая, без этого мы ничего не получим. Никаких компромиссов с Временным правительством быть просто не может.

Вся социал-демократия, которая в тот момент уже пользовалась большим влиянием в Петрограде, меньшевистские руководители Совета, они просто от этого обалдели. Но меньшевиков и эсеров тоже надо понять, в чём заключался их план, чего они боялись – они держали власть в столице, опираясь на рабочих и солдат, и пугали, шантажировали этим министров-капиталистов из Временного правительства. Но они боялись, что, если они возьмут власть, они не смогут управлять всей Россией, потому что Россия (остальная), она в больше степени склоняется к подчинению Временному правительству. Они боялись, что они не смогут управлять армией, что они не смогут управлять интеллигенцией, инженерами, железными дорогами. То есть поставят себя в положение недееспособных управленцев, особенно в ситуации войны.

А Ленина всё это вообще не пугало. Ленин сказал, что (известная его фраза, которую он через несколько месяцев произнесёт) «Есть такая партия!». Ленин был готов брать власть с самого начала. И то, что Ленин был уверен в себе, то, что он приехал с чёткой программой, а его оппоненты в Совете что-то там мямлили, попытались совместить несовместимое: пытались они вроде, как и с буржуазией, какие-то компромиссы находят, они вроде как за войну, а вроде как и против войны… В общем, короче говоря, Ленин в этой ситуации производил впечатление самого решительного и дальновидного человека, который имел конкретную программу, а не с одной стороны вот так, а с другой стороны вот так.

Д.Ю. Повёл себя, как джигит.

Егор Яковлев. То есть в глазах социал-демократии, в глазах политических элит, Ленин был демагогом и каким-то просто авантюристом, а в глазах масс Ленин сразу заявил о себе, как лидер, как лидер с конкретной политической программой.

Растущая популярность Ленина сразу же вызывает опасения у его оппонентов, тем более, что через несколько дней после приезда Владимира Ильича в Петроград происходит «апрельский кризис», о котором я рассказывал в прошлый раз: Милюков публикует свою неосторожную ноту, из которой следует, что, хотя Временное правительство прямо и не озвучивает свои захватнические планы, но всё-таки не отказывается от аннексии Константинополя и Дарданелл. Это приводит к кризису, к выходу рабочих и солдат на улицы, армия оказывается неспособна подавить это выступление, и кризис разрешается отставкой Гучкова и Милюкова. Временное правительство перетасовывается, в нём увеличивается число социалистов.

Ленин постепенно начинает приобретать всё больший и больший вес. Конечно главный вопрос к Ленину, это: если вы стоите, Владимир Ильич, за мир, то как нам нужно этот мир реализовать? Ленин много выступает и вот солдаты его спрашивают: каким образом мир? Если мы сейчас откажемся воевать, немцы нас завоюют. Ленин ан это конкретно отвечает, что капиталистов (что русских, что немецких) он считает кровопийцами, Вильгельм – это кровопийца, разговоров о сепаратном мире с ним вести нельзя. Для того, чтобы произошёл мир, нужна рабочая революция. Есть один способ быстрее заключить мир – нужно как можно энергичнее разлагать немецкую армию с помощью братания. Вот такова стратегия Ленина в 1917 году.

Здесь надо сказать, что немцы в этот момент сами стремятся к заключению мира. Для немцев апрель 1917 года, май, это достаточно выгодная ситуация, потому что хотя они и просчитались с американцами (американцы объявили о своём вступлении в войну), но понятно, что американцы ранее 1918 года армию в Европу не привезут, поэтому у немцев есть время заключить мир. И вот это время как раз для немцев очень благоприятно, потому что успешно развивается подводная война, Англия стонет от того, что было уничтожено четверть её флота, на Западном фронте англо-французские войска терпят сокрушительное поражение (в этой «мясорубке Нивеля»), а в России произошла революция. И вот немцы стремятся не упустить эти возможности. У них есть план любой ценой заключить сейчас мир с Россией, дальше под воздействием этого, принудить западных союзников тоже к заключению мира и таким образом успеть до прибытия американцев закончить войну на выгодных для себя условиях.

Есть несколько загадочных эпизодов, связанных с историей заключения мира. Я уже сказал, что масса в Петрограде и значительная масса людей по всей России, она была настроена в пользу окончания войны, уже тогда.

Тут уже в начале 1917 года проявился вновь такой известный авантюрист Иосиф Колышко, если помните, я рассказывал про него в ролике про 1916 год. Иосиф Колышко считался агентом Штюрмера, ещё царского премьер-министра, через которого Германия вела переговоры о возможном сепаратном мире. Штюрмера уже не было, но Иосиф Колышко вновь проявился и непонятно, кого он представлял, но он давал понять немецкому политику Эрцбергу о том, что он представляет какие-то влиятельные силы в Петроградском совете. И с ним предварительно немцы обсуждали возможность заключения сепаратного мира. Дальше Колышко приехал в революционный Петроград, где его арестовала русская разведка. Но он всячески открещивался от того, что выполнял шпионскую миссию. Это одна такая история. Но возможно он был просто политическим авантюристом.

Но вот, что показали документы немцев, когда они были опубликованы: оказывается, в мае 1917 года немецкий рейхсканцлер получил доклад о том, что в расположение немецких войск вышли два делегата Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов и предложили начать тайные переговоры о мире. Судя по уровню, на котором это предложение рассматривалось, немцы воспринимали всё это чрезвычайно серьёзно. Речь шла о том, что со стороны Петроградского совета переговоры будет вести депутат Стеклов. Это был первый заместитель руководителя исполкома Петроградского совета Чхеидзе. И делегаты в результате договорились о том, что немцы пришлют свою делегацию тайно на переговоры с Чхеидзе. Это произошло 4 мая.

Условие с русской стороны было – отказаться от всех аннексий, то есть мир аннексий и контрибуций. Немцы на тот момент были согласны, хотя им очень хотелось сохранить за собой часть Прибалтики. Была отправлена телеграмма в Петроградский совет на имя Стеклова о том, что немцы согласны на переговоры. Но эта телеграмма стала достоянием печати (непонятно каким образом) и в Петроградском совете резко открестились от любых инициатива вести какие-либо переговоры о мире. Вот что это такое было, до сих пор непонятно. То ли Петроградский совет стремился тайно побудить немцев к заключению мира, то ли это была какая-то провокация. Что там произошло, точно до сих пор неизвестно. Но симптомы, они чрезвычайно показательны, то есть идея о мире, она витала, причём, как со стороны немцев, потому что им это было очень нужно, причём на любых условиях, и со стороны России тоже.

Ну а лидером идеи мира это, как я уже сказал, был Владимир Ильич в этот момент, поэтому он вызывал очень большое неприятие со стороны кадетов и со стороны союзников. То есть для союзников (для англичан и для французов) Владимир Ильич Ленин – это главный враг, это человек, который мешает им реализовать свои цели, поэтому англичане работают не за Ленина, они работают против него (и французы тоже).

И вот у инициаторов кампании «Ленин – немецкий шпион» было три заказчика: это буржуазная часть Временного правительства и вообще буржуазные партии, это французы и это англичане. Буржуазные партии действовали с помощью идеологического действия – они устроили парад инвалидов мировой войны: по центральным улицам Петрограда проехали инвалиды, получившие увечья на фронтах, с лозунгами «Верните Ленина Вильгельму!» и с прочими оскорбительными высказываниями в адрес Ленина, но поддержки в массах этот акт не сыскал. Поэтому началась разрабатываться антиленинская кампания под лозунгом «Ленин – немецкий шпион».

Надо сказать, что французская разведка, которая начала раскручивать эту тему, она была не полностью неискренна в своих намерениях, потому что французы и правда считали, что скорее всего Ленин получил какие-то деньги от немцев и их задача заключалась в том, чтобы вскрыть механизм как Ленина финансируют. Инициатором этой кампании стал французский министр, который приехал в это время в Петроград с визитом, Альбер Тома (Albert Thomas). Так вот именно французы вскрыли схему Парвуса с продажей ширпотреба здесь, они вышли на Ганецкого, который пересылал деньги местной девушке Суменсон и через неё опосредованно большевистскому адвокату Козловскому. Вот они уцепились за эту торговую цепочку и решили доказать, что таким образом немецкий Генштаб или немецкая разведка финансирует Ленина.

Естественно, французы работали в тесной связи с русской контрразведкой, и русская контрразведка тоже начала собирать свою доказательную базу.

Дальше необходимо рассказать о казусе прапорщика Ермоленко. Дело в том, что в немецком плену содержался прапорщик Ермоленко, который перешёл, бежал, пришёл в расположение русских войск. Его соответственно стали разрабатывать, выяснилось, что скорее всего он всё-таки немецкий шпион. Ермоленко признался, что да, действительно, он был завербован и ему поручили связаться с главным немецким шпионом, который на данный момент находится в России – Лениным.

Вся эта история выглядит фантастично и подозрительно. Во-первых, потому что Ермоленко не мог рассказать ни про какие подробности. Он назвал имена немецких генералов Шигицкий и Люберс, которые якобы его допрашивали, но за всё прошедшее с тех пор время историки искали этих генералов в немецкой армии, так до сих пор и не нашли.

Есть ощущение, что вся эта история скопирована с истории полковника Мясоедова. Помните, я рассказывал, в 1915 году, повешенный полковник Мясоедов, которого оговорил тоже перебежчик, бывший в немецком плену, Кулаковский, и вот есть очень большие подозрения, что просто решили повторить ту же схему.

Д.Ю. Что-то плохо залегендировали прапорщика. Как-то вообще ни о чём.

Егор Яковлев. Непонятно. Даже Никитин, начальник контрразведки в Петрограде, который оставил об этом случае воспоминания, написал, что Ермоленко нёс какую-то ахинею, вообще он был страшно испуган и поэтому доверять его показаниям было просто невозможно.

И вот эта доказательная база, которая существовала к июлю месяцу 1917 года, когда об этом объявили во всеуслышание, она явно была недостаточной для того, чтобы Ленина в чём-то обвинить. Но произошли экстраординарные события.

Дело в том, что в июне началось наступление. Вообще наступление русской армии должно было проходить синхронно с союзниками, но русская армия находилась в таком состоянии, что весной наступать она просто не смогла. Началось наступление в июне, это наступление было широко разрекламировано Александром Фёдоровичем Керенским, который не щадил своего голоса, использовал весь свой диапазон для того, чтобы уверить общественность в неизбежности русской победы. Но русской победы не произошло, произошло катастрофическое поражение, и Россия потеряла даже те территории, которые сумела занять в результате Брусиловского прорыва. Единственным более или менее светлым пятном стали действия войск под командованием генерала Корнилова, но один в поле не воин, ничего с фронтом Корнилов сделать не смог. В результате серьёзное поражение, немцы наступают, особенно серьёзная ситуация складывается на Северном фронте, потому что явно немцы планируют захват Риги (что и случится несколько позже), а дальше открывается дорога на Петроград.

Но параллельно происходят ещё важные для понимания ситуации события. События эти происходят на Украине. На Украине, уже в марте 1917 года появилась Центральная Рада. В Центральной Раде представлены разные политические силы: есть там самостийники, которые стоят за независимость Украины от России, есть самые влиятельные на данный момент – автономисты. Такие автономисты, которые хотят широкой автономии для будущей Украины, состоящей с Россией в федеративных отношениях.

Это большая головная боль на самом деле для правительства, потому что по сути всё разваливается, надо как-то договариваться. В Киев едет Керенский и ещё два члена Временного правительства для того, чтобы провести переговоры. Смысл этих переговоров: хорошо, пусть будет автономия, только не отделяйтесь. До этого удаётся тогда договориться.

Керенский возвращается, докладывает об этом на заседании Временного правительства, все кадеты – против (а кадеты, они империалисты): «Как? Украина – автономия? Какое право вы вообще имели признавать украинскую автономию?!». Керенский отвечает, а что я могу сделать, у нас есть какие-то рычаги для того, чтобы её не признавать? Нет, это может решить только Учредительное собрание. И кадеты выходят из правительства. Но судя по всему, кадеты выходят из правительства не только поэтому, а ещё и потому, что тут обнаружилось катастрофическое поражение на фронтах, на котором кадеты тоже настаивали, и видимо, они понимают, что сейчас придётся им скоро за это отвечать, пусть лучше отвечает оставшиеся во Временном правительстве меньшевики и эсеры.

В результате всех этих событий назревает новый политический кризис и в июле массы вновь выходят на улицы города. Очень часто приходится слышать, что это была первая попытка захвата власти большевиками. На самом деле, нет. Сейчас уже достаточно очевидно по документам, что большевики не собирались захватывать власть в июле. Это была стихийная попытка, большевики наоборот пытались её предотвратить.

Главными застрельщиками этого выступления были анархисты, большевики даже пытались в начале обуздать эту массу и направить её с некой петицией в Совет, но у большевиков это не получилось. Масса попёрлась в Таврический дворец, искать министров-капиталистов. Министров-капиталистов не нашла, нашла лидера эсеров Чернова, который приехав стал министром земледелия, но они его приняли за министра юстиции Переверзева и стали его бить и чуть не убили. К счастью, его спас Троцкий, который оказался поблизости и буквально вырвал его и побыстрее увёл. Троцкий обратился с некой пламенной речью к матросам. И примерно, как в фильме «Д’Артаньян и три мушкетёра», Арамис обращался к гвардейцам, которые стали молиться и Арамис убежал, вот примерно так же происходило: матросы, завороженные ораторскими способностями Троцкого, стояли думали, он быстро увёл Чернова и спас его. И кто-то вслед Чернову крикнул: «Власть тебе дают, так бери!». Они все выступали за то, чтобы власть перешла к Совету, пора свергать Временное правительство.

И ситуация явно складывалась не в пользу конечно правительства, потому что анархия приобретала неограниченные размеры. И тут тот самый министр юстиции Переверзев, которого искали революционные матросы, сделал ход конём. Вообще у Переверзева были плохие отношения в правительстве, он был креатурой Керенского, но он там ни с кем ужиться не мог, был какой-то скандальный человек, делал что-то всё постоянно невпопад, но тут он просто спас Временное правительство и на время отсрочил его падение.

Он своей собственной волей сделал публикацию на тему «Ленин – немецкий шпион» с документами, которые удалось к этому моменту собрать. Но основная линия заключалась в том, что немцы финансируют Ленина через схему «Парвус-Ганецкий-Суменсон-Козловский-Ленин».

Информация о том, что Ленин-то оказывается платная скотина, она конечно революционных матросов тут же развернула в другую сторону – стали искать Ленина. И постепенно беспорядки сошли на нет. Ну плюс конечно же прибыли верные правительству войска, и был расстрел демонстрации. Но идеологическую нагрузку подавления этих выступлений взяла именно вот эта информационная бомба о том, что Ленин-то немецкий шпион, купленный. А это было самое страшное для социал-демократического движения, там с предателями не церемонились.

Поэтому выступление закончилось поражением, более того, после него было запрещено РСДРП(б) и Ленин вынужден был бежать, скрываться, а ряд большевиков были арестованы и заключены в Кресты.

Хотя Ленин естественно в печати оправдывался, и другие большевики указывали на многочисленные подтасовки в данном деле, но действительно, на какой-то непродолжительный срок Временному правительству удалось убедить массы Петрограда в том, что Ленин является неискренним в своём желании мира.

Главный вопрос, на который нужно дать ответ: насколько подозрения французской разведки по поводу этой схемы были верными. Последние исследования доказывают, что никаких доказательств финансирования большевиков через эту схему нет. Дело в том, что деньги шли из Петрограда в Стокгольм, а не обратно. Из Стокгольма в Петроград шли товары, а деньги шли назад. Там была переписка, которую изначально разведка сочла шифровкой. Ну, например, там было: «Посылаю вам карандашей. Решите вопрос с карандашами как можно быстрее».

Д.Ю. Оказалось, что это на самом деле были карандаши.

Егор Яковлев. Да. Немцы, французы и наша контрразведка думали, что это шифровка, но уже в наше время американский историк Семён Ляндрес провёл большое исследование по изучению как раз деятельности вот этой фирмы Парвуса и выяснил, что действительно значительную часть поставок составляли карандаши, потому что был огромный дефицит карандашей и Парвус очень хорошо зарабатывал на этом деле. Может быть какие-то деньги частично из выручки Суменсон и передавала большевикам, но это были конечно суммы несколько десятков тысяч рублей, совершенно далёкие от миллионов.

Но тем не менее, как информационная бомба этот факт сработал, и Ленин был вынужден скрыться в подполье. Это не единственное обвинение Ленина в работе на немцев. В последствии учёные пытались обосновать и другие схемы, по которым могло осуществляться финансирование большевистской партии.

Более того, польский авантюрист Фердинанд Оссендовский изготовил целый комплекс документов, которым сумел одурачить значительную часть белого движения в своё время, которое «доказало», что Ленин немецкий шпион, которым прямо управляет германский Генеральный штаб, и эти документы считались подлинными до 1956 года. Точнее скажем так, сомнения в поддельности этих документов существовало до 1956 года, когда американский историк Джордж Кеннан (George Kennan) написал фундаментальную монографию по поводу так называемых «документов Сиссона» по имени американского дипломата, который вывез их в Америку (Оссендовский ему эти документы вручил и Сиссон вывез их в Америку, они хранятся там).

Так вот, Джордж Кеннан в 1956 году опубликовал фундаментальное исследование, в котором однозначно доказал, что это фальшивки. Но даже до сих пор встречаются утверждения, что они подлинные и манипулируют ими в основном в медийном пространстве.

Разговор о том, в каких отношениях Ленин находился с немецкой или английской разведкой мы продолжим в следующий раз.

Д.Ю. Глубоко. Но, в общем и целом, я не знаю, наверное, неправильно скажу, но ничего нового по сравнению с тем, что говорили большевики. Если отмести всю эту подковёрную борьбу, большевики говорили то же самое абсолютно: был умный, ловко анализировал, в отличие от других, но подробности конечно впечатляют.

Повторюсь, был бы шпион, это первое, что нацисты выволокли бы на свет. Первое. Это даже не козырь, я не знаю, это просто атомная бомба.

Егор Яковлев. Конечно.

Д.Ю. Сразу бы всё показали-рассказали. Ну и если уж великие цивилизованные державы, французов и англичан крайне сложно заподозрить, что их разведка не умеет, ну уж если ничего не накопали…

В Перестройку был такой автор – Игорь Бунич. Может, тебе попадалось, нет?

Егор Яковлев. Известный персонаж, да.

Д.Ю. Публиковал какие-то труды для умалишённых под названием «Золото партии», там такое было наверчено-накручено, хоть стой, хоть падай. Но ясность – налицо.

Спасибо, Егор, с нетерпением ждём продолжения. Спасибо.

А на сегодня всё. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Google+


В новостях

15.10.16 13:33 Разведопрос: Егор Яковлев о Ленине, комментарии: 312


Комментарии


cтраницы: 1 всего: 6

din83ashg
отправлено 15.10.16 20:17 | ответить | цитировать # 1


Дмитрий Юрьевич, побольше бы разведвопроса в тексте, очень круто и интересно.


ююный
отправлено 16.10.16 01:28 | ответить | цитировать # 2


Под финансированием Ленина, как я понимаю, некоторые историки подразумевают финансирование партии Большевиков. Поэтому, Дмитрий Юрьевич, хотелось бы услышать уточнение от Егора Яковлева:Возможно ли финансирование Большевиков, через какого либо "кассира", а не через Ленина?
За ранее спасибо.
И за интересный разведопрос, тоже спасибо!


adyardo09
отправлено 27.10.16 22:07 | ответить | цитировать # 3


Спасибо очень понравилось. Очень хочется подробно послушать про Кронштадтское восстание в 1921 а то Стар Медиа своим фильмом "Кронштадт 1921" превратило восставших прямо борцов за свободу.


JBL85
отправлено 31.10.16 09:52 | ответить | цитировать # 4


Дмитрий Юрьевич, спасибо за очень познавательный разведопрос, но ряд доводов мне показался неубедительным, а именно с опломбированными вагонами - сам факт пломбировки представлен как предостережение немцев от того что бы группа радикальных соцдемократов не вышла где нибудь в Германии и не развернула антивоенную пропаганду. Но можно предположить что немцы опломбировали вагон (допустим со своими агентами) для того что бы сделать видимость что все до единого кто находился в вагоне не вызывали у них доверия.
А так же по поводу схемы якобы финансирования Парвусом Ленина, Если деньги шли из Петрограда в Стокгольм, то почему Ленин не мог бы ими воспользоваться находясь в эмиграции?


JBL85
отправлено 31.10.16 18:10 | ответить | цитировать # 5


В общем то и сам факт того, что это был именно обмен группы русских социал демократов на интерпретированных немцев мог стать прикрытием для отправки своего агента в вагоне с 50 человек врагу


Katenьka
отправлено 03.12.16 08:38 | ответить | цитировать # 6


Егор Яковлев из всех историков на oper.ru - мой любимый историк! По второму разу пересмотрела про нацистов и про историю США, сейчас остальное что с ним буду слушать - ну очень интересно рассказывает!!



cтраницы: 1 всего: 6

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

разделы

Главная страница

Tynu40k Goblina

Синий Фил

Опергеймер

Светосила

За бугром

English

Победа!

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Комментарии

Поисковые запросы

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Google+

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Гоблин в ivi

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в Google+

Новости в ЖЖ

Группа в Контакте

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк