• Новости
  • Заметки
  • Картинки
  • Видео
  • Переводы
  • Опергеймер
  • Проекты
  • Магазин

Разведопрос: Дмитрий Гладков про центробежно-литые трубы

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Радио | Разведопрос - Наука и техника | Разное | Семья Сопрано | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот

01.11.16







Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Дмитрий Александрович, добрый день.

Дмитрий Гладков. Добрый день.

Д.Ю. Представься, пожалуйста.

Дмитрий Гладков. Зовут меня Дмитрий Александрович, работаю я коммерческим директором на предприятии "Ахтуба", научно-производственное предприятие, находится оно в Волгоградской области, в посёлке Средняя Ахтуба.

Д.Ю. И что вы там в посёлке делаете?

Дмитрий Гладков. Занимаемся производством центробежно-литых труб - очень интересное направление. Для того, чтобы объяснить контингенту, почему мы их льём, а не каким-то другим способом делаем, широкими мазками про производство труб хотел сказать. Трубы можно делать несколькими способами: первый - это свернуть лист в рулон и заварить, таким способом делают от водогазопроводных до нефтянки; можно взять горячую болванку, прошить её и раскатать её, горячую, на стане, тем самым получить горячедеформированную трубу; ну и там, простят меня специалисты, примерно то же самое, только сделать на холодную. Каждая труба имеет своё назначение.

Д.Ю. А если просверлить болванку?

Дмитрий Гладков. Можно просверлить, но это очень дорого, потому что там 90% материала уходит в стружку, это долго.

Д.Ю. Ствол получится.

Дмитрий Гладков. Ну практически да.

Д.Ю. Вы там переключаетесь на производство стволов, нет?

Дмитрий Гладков. Нет, не переключаемся, потому что стволы отливать нельзя, их нужно делать из паковки. Т.е. структура материала отлитого другая, имеет кристаллы, которых быть в стволе не должно, там должна быть однородная структура. Почему льём? Есть такие марки стали, которые имеют определённые свойства, жаропрочные, например, которые работают при высоких температурах. Для того, чтобы эти марки стали прошить, их нельзя прошить, потому что они как раз-таки жаропрочные, т.е. они даже при высоком нагреве сохраняют свои прочностные характеристики. Их с удовольствием бы раскатывали на горячую, но это очень дорого и очень тяжело. Поэтому такие трубы востребованы, из таких материалов, их сразу отливают. Как это делается: готовят расплав и далее заливают его во вращающуюся трубу. Труба эта называется технический кокиль, который специальным образом покрашен, до специальной температуры нагрет, вращается при диких скоростях - там на стенках порядка 100-120 G, туда выливается горячий расплав, держится до начала кристаллизации, кристаллизуется, останавливается, вытаскивается. И так каждая труба.

Д.Ю. Она вертикальная, горизонтальная?

Дмитрий Гладков. Горизонтальная. Нет, есть и вертикальные машины, они не трубы льют, они такие огромные шайбы отливают или очень большого диаметра трубы, больше 1-1,5 м. А мы отливаем трубы от 66 мм до 620 мм. Здесь всё зависит от поправок вот этих и от технических характеристик непосредственно машин. Вот таким образом изготавливается труба, и далее из неё изготавливается различное оборудование. Конкретно мы производим оборудование для металлургической промышленности, для нефтехимической промышленности. Т.е. тут тоже в 2 словах: металлургическая промышленность - это печные ролики, т.е. это проходная печь, в которой прогревается металлопрокат или заготовки, и там есть такой вот рольганг внутри большой, по которому двигается эта заготовка. К нему специфические требования по жаропрочности, по коррозионной стойкости, и такие ролики можно изготовить только методом центробежного литья. Вот этим мы занимаемся уже на протяжении 10 лет.

Следующее направление: это тоже металлургическая промышленность - это вот такие радиантные трубы, это кожухи для кипятильников, образно говоря. Т.е. когда в такой же печи нельзя греть открытым газом, открытым пламенем, а там защитная среда, например, т.е. металл, чувствительный к углероживанию, его нужно в инертном газе нагревать. Для этого он греется теми же газовыми горелками или электрическими нагревателями, только они обёрнуты в кожух специальной жаропрочной марки стали, внутри происходит горение либо нагрев, тем самым, это на среду не влияет никак. Вот такие...

Д.Ю. Это что же за стали такие?

Дмитрий Гладков. Это стали с содержанием никеля и хрома, содержание никеля может доходить до 48%, т.е. половина марки стали - это никель. 25% из них хром, т.е. там 75% ...

Д.Ю. Дорого, поди?

Дмитрий Гладков. Это очень дорого. Стоимость тонны такой трубы может варьироваться от полумиллиона до 2,5 миллионов рублей за тонну. Конечно, в рамках прокатных труб это чудовищные цифры по стоимости, но это штучное производство, там каждая труба делается отдельно.

И следующее направление, которое сейчас получило второе дыхание в связи с падением рубля, это реакционные трубы, т.к. 90% рынка - это иностранные производители - это немцы, французы, японцы, то конкурировать с ними при дорогом рубле практически невозможно. Объясню, почему: материалы, из которых изготавливаются эти трубы, покупаются по ценам Лондонской биржи, даже у нас в России. Вот мы производим никель, а покупаем его по цене Лондонской биржи. И немцы его покупают по цене Лондонской биржи. Т.е. конкурентные преимущества наши могут быть только за счёт издержек производства. С падением рубля издержки производства сократились, соответственно, потому что электроэнергия осталась стоить в рублях, зарплата осталась в рублях, соответственно, издержки упали. Материал остался той же ценой, из-за этого наша цена стала конкурентной, плюс пошла волна импортозамещения, и наш продукт оказался востребован на рынке. Но пока конкуренцией это назвать очень тяжело, мы сейчас выполняем функцию мастерской - мы поставляем ремонтные потребности для высокотемпературных печей нефтехимических производств. Т.е. это глубокая переработка нефти, газа на территории России.

Д.Ю. А у нас её перерабатывают, оказывается? А то всё время слышим, что нефть продают - непонятно, почему не продают бензин, керосин. Это же, наверное, выгоднее, нет - бензин продавать?

Дмитрий Гладков. Конечно, выгоднее.

Д.Ю. Это как лес-кругляк и доски, наверное.

Дмитрий Гладков. Намного выгоднее. Более того, в глубокой переработке огромные шаги сейчас делаются, запускаются новые мощности ряда предприятий по акрилату, по другим моментам, т.е. идёт реконструкция предприятий, новые мощности запускаются. Глубокая переработка - это серьёзное направление, и мы в этом направлении сейчас пытаемся, не то, что пытаемся - активно встраиваемся.

Д.Ю. Ну т.е. это получается, что злодейские санкции наоборот, как кнут под зад, двинули туда, куда надо?

Дмитрий Гладков. Ну наверное, производителей они двинули, а на нас санкции вообще никак не отражаются, потому что данный вид продукции вообще ни в какие санкционные списки не входит. И опять же я говорю: помощь составило только падение рубля. Но с другой стороны, если, не дай бог, будут введены санкции на данный вид продукции, это будет очень болезненный удар для предприятий, потому что рынок РФ по потреблению данной продукции по сравнению с Саудовской Аравией вообще ничтожный, и потеря иностранных производителей от потери этого рынка не принципиальна, т.е. могут и закрыть, а производство высокотемпературных печей, например, пиролиза на территории РФ не освоено, а если и освоено, то это всё равно делается всё по иностранным проектам. Это, кстати, вот ещё один аспект нефтехимической глубокой переработки - что печи высокотемпературные по переработке нефти и газов ещё в советские времена ставились по иностранным проектам из иностранных материалов, и соответственно, я уверен в том, что были бы сделаны шаги, и мы бы свои начали делать, но не успели и вот сейчас работаем по чужим лекалам и с чужими материалами.

Д.Ю. Вместо печей построили демократию - тоже штука полезная.

Дмитрий Гладков. Да, пожинаем плоды полезности.

Д.Ю. Это же получается, что во времена перестройки всё время поясняли, что должно быть некое разделение труда: вот у этой страны получается хорошо вот это, а вот у этой вот это, и вот они делают вот тут, а эти делают вот здесь. А в итоге всё равно приходим к тому, что Советский Союз был как подводная лодка, в которой всё должно быть своё, абсолютно всё должно быть своё. И теперь оказывается то же самое, потому что все эти зависимости от Запада всё время используют, как какой-то кран - закрутили, надавили, а у вас своего нет, а мы вам не дадим.

Дмитрий Гладков. Ну помимо того, что это как кран, т.е. элемент шантажа и давления, это ещё и дорого, т.е. продукция иностранного производства стоит в 2,5 раза дороже, чем отечественная, ещё и делается в 2,5 раза дольше, потому что там очередь, и кто вы такие, чтобы бежать со своими сроками сюда?

Д.Ю. Ну и с чемоданом нельзя пройти вперёд?

Дмитрий Гладков. Наверное, нет.

Д.Ю. И так всё хорошо, да?

Дмитрий Гладков. Да, наверное и так всё прекрасно.

Д.Ю. Ну а государство-то родное, ему вообще это интересно, не интересно?

Дмитрий Гладков. Скажем так: спасение утопающего - это дело рук самого утопающего, поэтому никто не прибежит с чемоданом денег и не поможет, но если делать определённые шаги в этом направлении, то можно добиться определённых результатов.

Д.Ю. Надо унижаться?

Дмитрий Гладков. Нет, не надо. Нужно работать, нужно грамотно составлять проекты и составлять бизнес-планы, как это ни смешно, это нужно делать. Например, у нас есть на предприятии производство труб. Для того, чтобы делать змеевик, нужна фасонная продукция: всякие отливы, отводы, повороты и другие фасонные изделия. Мы их делать не умеем, у нас нет участка по производству. И задача наша стоит, скажем так, во введении статусного участка. Вот с данным проектом мы обратились обратились к министерству промышленности Волгоградской области, подготовили проект и подали его на конкурс в Фонд развития промышленности. Выиграли этот конкурс и получили кредит в размере 75 миллионов для, скажем так, запуска...

Д.Ю. Миллионов - чего?

Дмитрий Гладков. Рублей. И опять же, предприятие у нас маленькое...

Д.Ю. Этого достаточно?

Дмитрий Гладков. Нет, этого не достаточно, но у нас ещё и собственники предприятия тоже, это одно из условий получения кредита, должны вкладывать в данный проект. Поэтому у нас идёт софинансирование, и оставшуюся сумму, которая нужна для запуска участка фасонного литья, мы получаем от собственников предприятия. Тем самым, на следующий год у нас показательное - мы запускаем в эксплуатацию такой вид продукции и уже будем выходить не на ремонтные потребности змеевиков различных высокотемпературных печей, а стоит задача уже поставки змеевика в сборе, опять же по иностранным чертежам и их маркам стали, но уже в сборе, т.е. произведём их здесь, на территории РФ.

Д.Ю. Отвлекусь чуть-чуть назад: а вот подали на конкурс, или куда, я не совсем понял, и чемодан денег не занесли, чтобы вам 75 миллионов дали, нет?

Дмитрий Гладков. Нет, мы ещё попросили, потому что мало. Нет, всё очень серьёзно, всё открыто, всё официально, без каких-либо "серых" схем или ещё чего-то, т.е. это всё общение с рядовыми и с ключевыми сотрудниками по данному вопросу происходило в открытом режиме, с теми же самыми нашими сотрудниками, с директором, с финансовыми контролёрами. Корректировались заявки, подавались, дополнялись, скажем так, абсолютно открытая процедура, т.е. никаких инсинуаций, ничего.

Д.Ю. Нашим гражданам практически всем доподлинно известно, что все всё украли, всё разворовали. А вот деньги дали - с какой степенью успеха их можно разворовать, в конце концов? Чтобы жизнь-то удалась. 75 миллионов...

Дмитрий Гладков. Да немного, конечно, но одному человеку, может и хватит. Нет, по карманам распихать невозможно, т.е. это жесточайший контроль со стороны государства идёт. Как бы это ни звучало для граждан удивительно, эти деньги не просто выкидывают, и тащишь их, куда хочешь. Нет.

Д.Ю. Ну если граждане руководствуются тем, что пишут наши СМИ известной направленности, то оно вот так.

Дмитрий Гладков. То оно, конечно, всё так.

Д.Ю. А тут личный опыт.

Дмитрий Гладков. А здесь, во-первых, эти деньги поступают на специально открытый счёт в специальном банке, т.е. это не просто там на счёт упали. Во-вторых, эти деньги списываются и акцептуются только на конкретное в рамках выполнения данного проекта, т.е. потратить их на что-то отвлечённое принципиально невозможно. Если в этой цепочке появляется что-то, что не входит, не вписывается в выполнение...

Д.Ю. "Роллс-Ройс", например, да?

Дмитрий Гладков. "Роллс-Ройс" или хотя бы "БМВ" последней серии - нет, никто этого не оплатит и никто этого не подтвердит, более того, никто на какого-то "серого" контрагента эти деньги не отправит. Т.е. всё должно быть подтверждено конкурсами на конкретные виды работ или закупку материалов, всё это проверяется, и только в этом случае деньги платятся, списываются со счёта и отправляются. И всё это дальше потом опять же контролируется. Более того, есть серьёзные санкции, всех подробностей раскрывать не буду, т.е. данный проект должен в течение определённого срока быть выполнен обязательно. Т.е. нельзя, "ну не шмагла я" - так нельзя. Т.е. нужно отчитаться за результат, это обязательно, потому что если нету результата в конце, то там другие процентные ставки и другие... всё, т.е. это просто...

Д.Ю. Какой-то тоталитаризм получается.

Дмитрий Гладков. Ну по-другому нельзя, это деньги.

Д.Ю. Ну и как вы в целом, успешно это дело осваиваете?

Дмитрий Гладков. Сейчас пока идёт проектная часть, т.е. мы разрабатываем проект по модернизации производства, и соответственно, непосредственно уже все работы - это следующий год. Т.е. буквально август-сентябрь - мы в конкурсе победили. Это вот то, что касается направления. А вообще рынок очень небольшой, "поросёночек" маленький, новых мощностей вводить никто не будет на этом рынке - есть 4 производителя на территории РФ.

Д.Ю. У нас один есть, я с ними трудился когда-то, да.

Дмитрий Гладков. Это очень серьёзно, кстати, серьёзное предприятие, имеет серьёзные проектные мощности и вообще историю богатую.

Д.Ю. Но они другие трубы делают, да?

Дмитрий Гладков. Нет, такие же. Т.е. опять же такие же и опять же... Ну надо понимать, что это государственное предприятие, у них вот этой коммерческой составляющей нет, первоочерёдной. Мы в первую очередь коммерческое предприятие, наши цели - это извлечение прибыли, как бы это ни звучало.

Д.Ю. Отлично звучит! На мой взгляд.

Дмитрий Гладков. Как говорил мой учитель, прибыль - это бухгалтерский термин, и он на бумаге. Кэш в кармане - это единственный показатель нормального бизнеса.

Д.Ю. Трезвомыслящий был человек.

Дмитрий Гладков. В корень смотрел. Вот это так вкратце о рынке. Есть серьёзные проблемы, как я уже упоминал, это проблема даже не каких-то там государственных препон или ещё чего-то, т.е. это абсолютно насущные проблемы: это отсутствие проектных организаций, которые могут проектировать собственные змеевики. Для того, чтобы поставить новый змеевик на новое строящееся предприятие, нужно, чтобы иностранный производитель вас добавил, как производителя, к себе в проект. Он, естественно, этого делать не будет, у него есть свои производители, с которыми давнишние отношения, и ни в коем случае нельзя попасть. Более того, даже ремонтные потребности или, например, поставить целиком змеевик - это нужно получить согласование в проекте, т.е. нужно пойти к иностранному проектировщику и договориться о том, чтобы он внёс изменения в проект на российского производителя. Это тоже принципиально...

Д.Ю. Как интересно невидимая рука рынка распоряжается.

Дмитрий Гладков. Да, очень невидимая, да, и предприятие, которое, т.е. надо понимать, что стоимость змеевика очень... больше деньги, более того, не дай бог, какая авария и простой предприятия по этому направлению - это вообще колоссальные деньги. Рисковать никто не хочет. Есть иностранный производитель, есть у него 100 лет работы. Более того...

Д.Ю. Отлажено всё, да?

Дмитрий Гладков. Всё отлажено, да. Да, дорого, но есть гарантия. Т.е. до падения рубля это даже не обсуждалось - зачем, если разница не сильно большая в цене, рисковать, связываться с российским производителем? Т.е. мы сейчас, по сути дела, как китайские производители в начале - кто там будет связываться? Но ценник подталкивает. Но есть и другие предприятия, например, компания "Сибур" - они начали заниматься импортозамещением ещё до того, как это слово в тренд попало. Очень большую поддержку нам оказывают, учат нас работать правильно, хорошее, очень серьёзное предприятие, спасибо им большое. Работаем с ними очень активно. И т.к. на рынке засилье иностранных проектов и иностранных производителей, вот эту схему ломать в ближайшие 5 лет, наверное, будет очень тяжело. Для этого должны появиться проектные мощности на территории РФ, которые смогут эти вещи проектировать самостоятельно.

Д.Ю. А это кого-то где-то учат?

Дмитрий Гладков. Учатся сами, наверное. Паровой реформинг уже проектируют в России, ну и всегда проектировали, а печи пиролиза - их нет. Да, завтра-послезавтра эти проектировщики появятся, надеюсь, до того, как им секторальные санкции "прилетят". Надеемся.

Д.Ю. Надеемся, что наши ролики не смотрят в ЦРУ и не готовят нам удар. Это что же получается - вместо того, чтобы готовить юристов и визажистов, оказывается, нужны инженеры, да?

Дмитрий Гладков. Нужно было инженеров готовить, да, более того - металлургов ещё, потому что те же самые марки стали, как я уже повторялся, это тоже все иностранные, и мы сейчас плетёмся в хвосте, потому что мы сейчас осваиваем их марки стали, которые они разработали десятки лет назад, а они уже эти 10 лет ведут исследования на новые материалы, и завтра эти материалы появятся на рынке. Они будут более долговечны, они будут более технологичны, и мы опять будем здесь догонять. Т.е. здесь, наверное, это неправильный путь, правильный путь - это начинать собственные исследования. Это очень дорого, но к этому неизбежно надо приходить. Например, китайцы далеко шагнули в этом направлении, у них очень большой рынок собственный данной продукции, они не пустили основных иностранных производителей на свою территорию, т.е. там были очень серьёзные попытки построить собственные предприятия по производству на территории китайской, они туда не допустили, сделали собственное производство, сами проводят исследования, сами вводят новые материалы - они в этом плане шагнули далеко вперёд. Не дай бог, они повернут голову в нашу сторону, нам, конечно, крыть нечем, т.е. там серьёзный европейский уровень.

Д.Ю. Надеемся, и китайское ЦРУ нас не смотрит.

Дмитрий Гладков. Надеемся. Ну надо отдать должное: к Китаю ещё такое подозрительное отношение, т.е. китайское...

Д.Ю. Да как сказать. Совсем же недавно... т.е. я относительно давно живу, я помню, когда японская продукция была...

Дмитрий Гладков. Это как "Назад в будущее", там такая плата японская...

Д.Ю. ...омерзительная - часы вёдрами продавали на вес. Потом китайское такое же. А я вот люблю ножики, например, ножики китайские долго были из такого кроватного железа, или из гвоздей, я не знаю, дрянь какая-то, потом внезапно стали замечательные.

Дмитрий Гладков. Научились из порошковой стали делать.

Д.Ю. Тут мне осталось непонятно, ну т.е. ясно, что ножик точит и клепает станок, по большому счёту, станок немецкий или шведский, и сталь, я всё время думал, что это немецкая или шведская, а оказалась своя уже. Ну хорошо, отличные ножики получаются.

Дмитрий Гладков. Ну и трубы у них отличные получаются, научились, умеют, и сейчас активно наше руководство в Китай летает, смотрит, как это всё происходит у них. Потому что, например, есть такой вид оборудования, которое мы используем, например, кокиль, в который заливается - в принципе, чего сложного: там паковка, высверлена большая труба, но как оказалось, если её неправильно термообработать, то она при нагреве и при заливе в неё расплава начинает вести себя как-то неправильно, т.е. там где-то там искривляется, и из неё кривая труба вылазит. Ну это я так, очень грубо. И наши, оказывается, не то, чтобы не хотят, а если и хотят, то делают это очень дорого. А китайцы это умеют делать очень хорошо и делают это уже на протяжении нескольких лет, и оказывается, что вот их кокили дешевле и по качеству лучше, чем произведённые у нас. При этом вот там никаких секретов диких, наверное, нету, можно делать у нас.

Д.Ю. Промышленный шпионаж - втереться к китайцам в доверие?

Дмитрий Гладков. Обязательно. Надеюсь, китайцы не смотрят, ну потому что втираемся, ездим, смотрим, общаемся. Серьёзно - по внутренней расточке трубы, т.е. это же глубокая расточка, т.е. трубу отлили - у неё внутри шлаковые отложения, неметаллические включения. Это всё нужно снимать, поверхность внутри должна быть идеальная, для того чтобы протекающая реакция внутри... т.е. там зеркальная поверхность должна быть. Это опять же станки, это оборудование, на котором это всё растачивается. Мы работаем сейчас на советском оборудовании, это советские токарные станки, которые у нас установлены...

Д.Ю. "Догоним и перегоним" называются, поди, да? "ДИП" - это "догоним и перегоним".

Дмитрий Гладков. Да, "ДИПы" стоят. Растачиваем, всё получается. В этом направлении есть, куда расти, но...

Д.Ю. Но советские станки - это всё равно печально. Это ж сколько лет - износ, поди, неточности, поди. Нет?

Дмитрий Гладков. Да, конечно, это капремонт обязательно. Это же, опять же, глубокая расточка на большие длины, там, соответственно, небольшие погрешности- это уже... Т.е. конечно, износ станков, основных фондов износ...

Д.Ю. А станкостроения своего у нас такого тоже больше нет, да?

Дмитрий Гладков. Ищем контакты. Краснодарский завод уже всё, есть там карусельные станки стоят, а уже нет такого завода. А по другим...

Д.Ю. На его месте простроили район элитного жилья?

Дмитрий Гладков. Торговый, наверное, центр какой-то хороший, ещё что-то.

Д.Ю. Людям на пользу.

Дмитрий Гладков. Вот я, кстати, приехал, вчера был - "Красный выборжец", тоже уникальное предприятие, производит жаропрочную на медном сплаве продукцию. В упадке. Оказывается, хороший район города, очень хороший.

Д.Ю. Ну у меня тут по дороге, ну оно, конечно, возможно, я так думаю, что это неизбежность какая-то, постольку поскольку просто само время поменялось, если раньше города... Ну были же градообразующие предприятия, и больше города - они же всё равно вокруг каких-то заводов и фабрик, поскольку раньше даже трамваев-то толком не было, надо было ходить пешком, и это должно было быть недалеко. Потому что ботинки были очень дорогие, и гоголевская "Шинель" многим непонятна чисто с материальной точки зрения: что это такое было для чиновника - купить хорошую шинель. Чиновник был не самый нищий, пролетарий был гораздо слабее. Ну времена поменялись, и вроде как, как мне кажется, в центре города Петербурга, наверное, неправильно, чтобы был завод.

Дмитрий Гладков. И самое печальное: переносить его смысла нет никакого, потому что оборудование, опять же, устарело, даже не морально устарело, т.е. оно изношено, его переносить смысла нет - проще новый построить, новое оборудование закупить, потому что таскать это старое - ну а какой смысл? Т.е. сколько лет этому оборудованию?

Д.Ю. Я когда на заводе работал с 1984 по 1990-ый, наверное, или 1988, не помню. Неважно.

Дмитрий Гладков. Я под стол пешком бегал в это время.

Д.Ю. У нас там треть станков, примерно треть, была вывезена по репарациям из Германии. С одной стороны, у всех вызывало жёсткое недовольство: что это такое, сколько можно, смотрите - там 1938 года производства станки, как можно? Но в ряде обстоятельств это никак не влияет вообще.

Дмитрий Гладков. Ну та же гильотина "Эрфурта", например, она до сих пор работает на некоторых заводах Волгоградской области.

Д.Ю. Аналогично, т.е. у нас цех, где грубая обработка была, там сплошь ранее судимые трудились, особенно на гильотинах, они это - не все пальцы у них были, но это говорило о том, что станок работает исправно. Ну тем не менее... Вот у меня товарищи тоже примерно тем же занимаются, товарищи говорят, что по нынешним меркам построить завод где-нибудь далеко от города Санкт-Петербурга,и даже если возить туда личный состав на самолётах, это получается дешевле, чем производить в городе Санкт-Петербурге, из-за стоимости земли там, и прочее. Поэтому, наверное, правильно, что у вас...

Дмитрий Гладков. Ну это неизбежно... А у нас в Волгоградской области, т.е. область очень раскидистая, размером с Францию, но вокруг Волгограда есть много городов-спутников, Волжский, например, очень промышленно развитый регион, Средняя Ахтуба - это в 30 км от города, т.е. в рамках любого города это переезд из одного района в другой. Да, это, наверное, удобно. Т.е. в принципе, удобно, почему нет? Это областные тарифы на электроэнергию, это, как бы там ни звучало, это областные зарплаты, т.е. это не городские, хотя специалисты нужны, естественно, самого высокого уровня.

Д.Ю. А где их брать - ПТУ строить или как? Или они есть?

Дмитрий Гладков. Вот это тоже то, о чём мы думаем, потому что есть институты на территории Волгоградской области, есть мысли об открытии кафедр на территории предприятия, где бы, например, студенты решали наши технические проблемы, защищали на этом свои кандидатские или ещё что-то, писали курсовые, дипломы, но решали наши проблемы. Потому что, как мы все знаем, если бы советские воспитанники либо вообще молодые, т.е. средней прослойки с 90-ых годов, их просто нет. Поэтому если бы постоянно выбывающие кандидаты и академики из этой области, либо молодёжь, которая активно подхватывает этот флаг. Поэтому да, такие мысли есть, думаем об этом, присматриваемся, кто бы мог из институтов в этом направлении помочь.

Д.Ю. Кадры решают всё!

Дмитрий Гладков. Всё решают кадры.

Д.Ю. Но где брать, непонятно.

Дмитрий Гладков. Потому что металлургия - это металлургия, она имеет огромное количество, просто чудовищное количество, скажем так, в уравнении, для того чтобы получить нужный результат, там переменных просто чудовищное количество, и когда у нас там что-то получается, а потом не получается, у нас есть такая шутка на заводе, надо звать священника с кадилом, потому что ... тут всё было нормально, а тут раз - и опять! "Никогда такого не было, и вот опять."

Д.Ю. А наши украинские бывшие братья как-нибудь с вами пересекаются?

Дмитрий Гладков. Да, на территории Украины есть завод - это Никопольский трубный, сейчас "Трубосталь", который тоже сейчас производит данную продукцию, но... ладно, к лучшему, к худшему - на территорию сейчас вот с обострением практически поставки прекратились. Ну и мы, соответственно, туда ничего не поставляем, потому что там есть собственный производитель, и туда смысла нет никакого лезть. А ближнее зарубежье активно осваиваем, потому что нефтепереработка есть и в Казахстане, и в Узбекистане, там, в Средней Азии, есть ряд предприятий, на которые уже ездим, общаемся.

Д.Ю. Я там качал нефть - в Средней Азии. Там качалки ещё гражданин Нобель поставил.

Дмитрий Гладков. Работают до сих пор, да?

Д.Ю. Работают до сих пор.

Дмитрий Гладков. Это говорит о том, что не всё старое менять надо. Азербайджан. Ну так щупальца свои раскидываем на постсоветское пространство активно. Выходить, конечно, на европейский уровень или там на мировой, конечно, не то чтобы рано, т.е. для этого нужно серьёзно возрасти в подготовке и качестве. Ну вот над этим и будем трудиться.

Д.Ю. Ну т.е. получается, что, во-первых, в родной стране, оказывается, есть чем заняться, кроме распиливания государственного бюджета, да?

Дмитрий Гладков. Работы много.

Д.Ю. Государство родное, оказывается, даже в этом помогает: может выделить денег на развитие. Деньги, оказывается, не все воруют, есть люди, которые занимаются делом, в конце концов, и готовый продукт находит сбыт не только в родной стране, но даже и вокруг.

Дмитрий Гладков. А в ближайшем зарубежье, да. И есть понимание у отечественных потребителей, что несмотря на все сложности работы с российским производителем, а они, безусловно, есть, это делать надо, и постоянно звучит, что всё понимаем, но надо, понимаем, что надо, поэтому есть сложности - будем решать, брать будем. Это радует.

Д.Ю. Надо к вам внимательно присмотреться. Давайте, мы через год встретимся.

Дмитрий Гладков. Да, могу приехать через гот - отчитаться.

Д.Ю. А может, мы с Дементием к вам заедем с внезапной проверкой, посмотреть, как там трубы.

Дмитрий Гладков. Приезжайте, есть, что показать.

Д.Ю. Можно посмотреть, да?

Дмитрий Гладков. Без проблем.

Д.Ю. Спасибо, Дмитрий, очень интересно, очень познавательно. Успехов!

Дмитрий Гладков. Пожалуйста.

Д.Ю. А на сегодня всё. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Google+


В новостях

01.11.16 13:04 Дмитрий Гладков про центробежно-литые трубы, комментарии: 86


Комментарии


cтраницы: 1 всего: 1

Андрей Валяев
отправлено 01.11.16 18:12 | ответить | цитировать # 1


Очень полезное и вдохновляющее видео. Радует, что кто то пытается заниматься производством, а не только сырьё распродавать.



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

разделы

Главная страница

Tynu40k Goblina

Синий Фил

Опергеймер

Светосила

За бугром

English

Победа!

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Комментарии

Поисковые запросы

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Google+

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Гоблин в ivi

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в Google+

Новости в ЖЖ

Группа в Контакте

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк