Егор Яковлев про фальшивый допрос в НКВД Христиана Раковского

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии - Егор Яковлев | Разное | Каталог

26.03.18



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Клим Жуков. Всем привет. Сегодня с Егором Николаевичем Яковлевым мы должны были по плану говорить о третьей серии сериала “Подлинная история русской революции”. Но поступили тревожащие вводные. Поэтому мы отвлечемся. Тем более, что это отвлечение будет тематически напрямую с этой историей связано. И поговорим об интересной книжке “Красная симфония”. Егор Николаевич, привет.

Егор Яковлев. Привет. Да, действительно, “Подлинная история русской революции” не только по первому каналу идет, но и по многим другим каналам. Еще одно проявление “подлинной русской революции”, это, конечно, то издание, о котором Клим Александрович сейчас сказал. Предыстория вопроса. В очередной раз ко мне обратились школьники или студенты младших курсов с сообщением, что происходит что-то непонятное. Преподаватель рассказал им на занятиях, что революции, и Февральская, и Октябрьская, были организованы иностранными банкирами. И стопроцентные доказательства...

Клим Жуков. Документальные.

Егор Яковлев. Документальные, конечно. Архивные. Я поинтересовался, что это за доказательства. Мне сообщили, что это допрос бывшего наркома иностранных дел Украины, известного большевика-интернационалиста, Христиана Раковского, который был сделан в НКВД в 1938 году. И даже предоставили выдержки из этого допроса, в которых действительно Христиан Раковский рассказывает следователю о том, что революция была устроена на деньги банкиров. И до сих пор банкиры... Точнее не сами банкиры, а финансовая элита, которая стоит за спинами банкиров. До сих пор оказывает влияние на политику Советского Союза. И вообще на все мировые дела.

Клим Жуков. На политику Советского Союза, она вряд ли до сих пор оказывает.

Егор Яковлев. “До сих пор”, имеется в виду в 1938 году. Текст сразу вызывает вопросы своей публицистичностью. Мы дальше будем цитировать. А взято все это из одной книги известного писателя на тему истории, Арсена Бениковича Мартиросяна, который в основном знаменит работами по биографии Иосифа Виссарионовича Сталина. У него есть пятитомник “Двести мифов о Сталине”. В частности там он цитирует этот допрос. Мне эта публикация уже попадалась когда-то. Дорогие друзья, это знаменитый фейк, который мы сегодня с Климом Александровичем и обсудим, дабы школьники и студенты нам ничего на эту тему больше не писали.

Клим Жуков. С другой стороны радует оперативность реакции школьников и студентов. Они очень бдительны и наблюдательны. Без них мы бы про такое даже не услышали бы, скорее всего.

Егор Яковлев. Нет, я про это уже знал и раньше. Это один из известных, знаменитых фейков, которые питают правомонархическую литературу до сих пор. Сейчас право-монархическая литература немного поменялась, она уже более негативно к Сталину относится. Одно время был такой тренд, что Сталин – это красный император.

Клим Жуков. Красный монарх. Это прямо в 2005-2008, даже 2010 годы. Прямо такой тренд, как говорится, был.

Егор Яковлев. Смысл в том, что проклятые, антипатриотичные, гнусные большевики во главе с Лениным и Троцким совершили Октябрьскую революцию, два десятилетия издевались над Россией. Но потом товарищ Сталин, который возможно даже был сыном великого царского разведчика, Пржевальского, навел порядок. Всю эту Ленинскую гвардию перестрелял.

Клим Жуков. Кроме того, как известно, Сталин заканчивал Тифлисскую семинарию. И, как говорят, получал благословение на такую деятельность у Афонских старцев.

Егор Яковлев. Да. По благословению Афонских старцев перестрелял всю Ленинскую гвардию и создал Красную империю. И, собственно, фальшивый протокол Христиана Раковского, он лежит в фундаменте этой трактовки. Сразу отметим, что этого протокола, как исторического архивного документа в природе не существует. И история его публикации много скажет нам о подлинности этой работы.

Клим Жуков. Забегая вперед, Раковский в 1938-м году, в самом деле, был под следствием и допрашивался. Значит, в архиве ФСБ должен быть протокол его допроса. Я не знаю, это сейчас засекречено или нет?

Егор Яковлев. Я думаю, что да.

Клим Жуков. Вот когда рассекретят, я думаю, откроется масса интересных деталей.

Егор Яковлев. Безусловно. Но я думаю, что это отдельная история. Мы сейчас обратим внимание на историю появления этого текста в публичном пространстве. Появился этот документ не в России. Появился он внезапно в Испании, был опубликован в 1952 году на испанском языке в Мадриде. Опубликовал его издатель Маурисио Карлавилья. Как этот документ попал в Испанию? Публикаторы в предисловии рассказывали, что документ попал совершенно невообразимым образом. Оказывается, доброволец из “Голубой дивизии”, оказавшись в каком-то пригороде...

Клим Жуков. Кто не знает, “Голубая дивизия”, это испанская дивизия, которая воевала во время Великой Отечественной войны на территории Советского Союза.

Егор Яковлев. Да. В том числе под Ленинградом. И вот доброволец из “Голубой дивизии”, оказавшись в пригороде Ленинграда, не понятно, в каком пригороде, зашел в некий дом, нашел тело человека. Публикаторы предполагают, что это был человек, который записал текст. Рядом с телом лежали четыре тетрадки, в которых на французском языке был изложен текст протокола допроса. Дальше доброволец из “Голубой дивизии”, который публикаторами скрыт под инициалами, вернулся благополучно в Мадрид, принес тетради в издательство. Издательство прочитало и обалдело. Потому, что там была вся “правда”, вся “подлинная история русской революции”.

Клим Жуков. Что-то это мне напоминает. Я думаю, что если бы тетрадки были вырезаны или выжжены на деревянных дощечках, это была бы точная копия...

Егор Яковлев. “Велесовой книги”.

Клим Жуков. Да. Она была обнаружена точно так же. В непонятном доме. Правда, во время Гражданской войны, а не Второй мировой. А так история абсолютно симметричная.

Егор Яковлев. Издателям это все очень понравилось потому, что это сенсация. Они взяли это и опубликовали. Что же там было? Почему протокол допроса был записан в этих тетрадках? Автор этих тетрадей, это некий доктор, Иосиф Ландовский, служивший в НКВД. Его вызывали, чтобы он проводил разные манипуляции над допрашиваемыми во время процессов 1937-1938 годов. Интересно, что допрос Раковского, по непонятным для нас причинам, велся на французском языке. А Раковский был этнический болгарин. Хотя в тексте намекается на то, что он еврей. Ну, он евреем не был, он был реальный болгарин. Допрашивал его тоже человек не русский, русского не нашлось. Особо доверенный человек Сталина, чилийский коммунист с французскими корнями, по имени Рене или Габриэль Дюваль. Вот именно его Сталин отправил допрашивать такого ценного свидетеля. Потому, что Раковский пожелал что-то такое рассказать, что можно было доверить только самому близкому, самому доверенному человеку.

Клим Жуков. Раковский говорил по-русски, сто процентов.

Егор Яковлев. Раковский говорил по-русски. Раковский знал украинский язык. Он, кстати, был одним из сторонников, даже лидеров, украинизации. Он был большевиком-интернационалистом, очень близким к Троцкому. Есть документы, где он резко критикует нарождающуюся Сталинскую бюрократию.

Клим Жуков. Я читал. Они почему-то по-русски.

Егор Яковлев. Да. Все они написаны на русском языке. Огромное количество выступлений Раковского, все они написаны и произнесены на русском языке.

Клим Жуков. Такого прекрасного человека допрашивать по-русски “беспонтово”. Тем более, по-болгарски.

Егор Яковлев. Конечно. И русского следователя посылать к нему тоже “беспонтово”. Для того, что Раковский рассказал все и ничего не скрыл, был вызван доктор Ландовский, он должен был подсыпать ему в чай некий препарат, изобретенный в тайных лабораториях НКВД. Который не то, чтобы развязал ему язык, но, как рассказывается в рукописи, создал бы у него ощущение эйфории от того, что он рассказывает правду. Хотя, как говорит Ландовскому Габриэль Дюваль, Раковский и так согласен все рассказать.

Клим Жуков. Но подсыпали все равно, чтобы ему еще было приятно от того, что он говорит правду.

Егор Яковлев. Излишне говорить, что советской истории неизвестен никакой доктор Ландовский, никакой Габриэль Дюваль. Таких людей просто не существовало. Понятно, что никаких доверенных чилийских коммунистов с французскими корнями рядом со Сталиным не было. Если бы были, мы бы про это знали. Все персонажи данной рукописи выдуманы от начала и до конца. Тем не менее, эта рукопись стала популярной и выдержала, как пишут источники, уже 12 изданий.

Клим Жуков. А мне вот, что интересно. Допустим, эти люди, в самом деле, были, просто мы чего-то не знаем. Как вышло, что протокол допроса... Это секретный документ, его кому попало не показывают и из специальных учреждений выносить их нельзя. Как протокол допроса оказался в непонятном пригороде Ленинграда около трупа доктора, который даже допроса не вел?

Егор Яковлев. Он записывал. Там говорится о том, что он записывал специально для себя.

Клим Жуков. Люди, которые это говорят, они представляют себе, как ведется допрос, кто может, что записывать, кому можно эти материалы выносить? Или он записывал дома по памяти после этого.

Егор Яковлев. Там хитро все. Допрос происходил не в здании НКВД. Раковского, специально, чтобы расслабить, вывезли на некую дачу НКВД.

Клим Жуков. Это называется конспиративная квартира.

Егор Яковлев. Это была дача, дом отдельный. Чтобы он там расслабился и все рассказал. То есть, режим секретности был снижен, чтобы успокоить свидетеля. Понятно, что это произведение в жанре фэнтези. Давайте обратимся к тому, что конкретно там рассказывал Раковский. Вот еще один важный момент, который я забыл. Это просто очень смешно. Начинается это произведение рассказом доктора Ландовского про ужасы Сталинских репрессий. Это очень забавно читать. Здесь рассказ о том, что раньше его приглашали смотреть на пытки, и он не понимал смысла, зачем его зовут.


“При одной лишь только мысли, что меня снова могут послать на Лубянку для присутствия при новой сцене террора, я волнуюсь и дрожу. Мне стыдно, что я принадлежу к человеческому роду. Как низко пали люди, как низко пал я. Предшествующие строки — это то единственное, что я мог написать спустя пять дней после моего возвращения из здания НКВД на Лубянке, при попытке изобразить на бумаге пережитый ужас, нарушая этим хронологический порядок моих записей. Я не мог писать. За эти протекшие месяцы я задавал себе тысячу раз один и тот же вопрос: “Кто были те лица, которые инкогнито присутствовали на пытке?” Я напряг все свои интуитивные и дедуктивные способности. Был ли это Ежов? Это возможно, но я не вижу оснований для того, чтобы ему нужно было скрываться. Официально он несет ответственность, и чувство опасения, которое заставило бы его скрыться, не поддается логическому объяснению”.


Егор Яковлев. Внимание, вопрос. К какому логическому выводу приходит автор данных строк? Кто же скрывался там?

Клим Жуков. Я затрудняюсь даже представить себе.

Егор Яковлев. Ну, как? Кто у нас младенцев ест?

Клим Жуков. Лично Сталин?

Егор Яковлев. Конечно.

Клим Жуков. А ему заняться было больше нечем?

Егор Яковлев. Нечем было.

Клим Жуков. Там есть у него даты под всем этим? Когда он смотрел на терзания?

Егор Яковлев. Это лето 1938 года.

Клим Жуков. А день не указан?

Егор Яковлев. Нет.

Клим Жуков. А, ну, зачем. Ведь можно сопоставить журнал посещений Сталина с этим текстом и понять, где в это время был Сталин.

Егор Яковлев. Конечно, но я думаю, что это излишне потому, что и так понятно. По деталям, которые мы дальше прочтем, понятно, что здесь полная фигня написана. Чем интересен допрос Раковского. Вот они садятся, Дюваль начинает задавать ему вопрос. Раковский с самого начала берет быка за рога и пускается в философские дебри, объясняя допрашивающему, что такое настоящий марксизм. Начинается его заявление с того, что: “Все, что вы знаете о марксизме, это на самом деле не марксизм”. Потому, что, как говорит Раковский:


“С марксизмом получается точно так же, как с древними эзотерическими религиями. Их приверженцы должны были знать только самое элементарное. Поскольку у них этим нужно было вызвать веру. То есть, то, что необходимо как в деле религии, так и в деле революции”.


И далее Раковский сообщает Дювалю, что никаких противоречий в капитализме не существует. То есть, противоречие, как объективный системный закон капитализма, это выдумка. На самом деле все противоречия создаются искусственно.


“Будьте уверены, что если бы Маркс верил в то, что коммунизм дойдет до победы только благодаря противоречиям в капитализме, то он ни одного разу, никогда бы не упомянул о противоречиях на тысячах страницах своего научного революционного труда. Таков был категорический императив реалистической натуры Маркса: не научной, но революционной. Революционер и конспиратор никогда не разоблачит перед своим противником секрета своего триумфа. Никогда не даст информации: он даст ему дезинформацию...”


Все, что написано Марксом, это дезинформация.

Клим Жуков. Маркс, он где участвовал в революционной деятельности? Маркс революционером не был. Он был ученый, публицист, полемист. Философ.

Клим Жуков. Естественно, ученый-философ в первую очередь.


“Маркс обманывает из тактических соображений насчет происхождения противоречий в капитализме, но не насчет их очевидной реальности. Маркс знал, как они создавались, как обострялись, и как дело доходило до создания всеобщей анархии в капиталистическом производстве, предшествующей триумфу коммунистической революции... Он знал, что это произойдет, ибо он знал тех, кто их создает”.


Егор Яковлев. Следователь НКВД просто обалдел от таких откровений. Но текст составлен так, что постепенно он начинает понимать, что Раковский прав. Основной смысл выступления Раковского в данном тексте заключается в том, что на самом деле все противоречия капитализма создавались искусственно неким Финансовым Интернационалом. Впрямую это не говорится, но по ряду намеков про некую расу, которая стоит за всем этим, становится понятно, что речь идет, конечно же, о евреях.

Клим Жуков. Ну, а кто же еще? Опять же интересно когда такое читают и воспринимают это с доверием. Надо же понимать, что противоречия капитализма, это противоречия, которые родились задолго до глобализации оного капитализма в конце XIX века. Противоречия, которые имелись на капиталистических предприятиях Голландии в XVI веке...

Егор Яковлев. Будет, про это есть. Ты думал тут срезать Раковского? Нет.

Клим Жуков. Я тут с логикой вижу большие проблемы. Может не большие, но проблемы точно совершенно. Я даже не говорю про исторически реалии, я вижу в цепочке рассуждений нарушения. Потому, что финансовый капитал, это тоже капитал. Финансовый капитал напрямую проистекает из обычного капитала. То есть, в XVI веке никакого финансового капитала не было в принципе. Тем более его не было в XV, и в XIII его не было. И даже в XVII веке никакого финансового капитала не существовало. Он появляется только в XIX, по большому счету.

Егор Яковлев. Да. Для доказательства своих мыслей Раковский привлекает авторитет Троцкого, он говорит: “Троцкий писал: “Кто толкает Англию на путь революции?” И отвечал: “Не Москва, а Нью-Йорк”.

Клим Жуков. А в XVI веке была революция в Англии, тоже Нью-Йорк толкал? Индейцы?

Егор Яковлев. Интересно, как здесь подана фейковая дискуссия с Дювалем. Дюваль ему говорит, что Троцкий говорил: “Если финансисты Нью-Йорка и ковали революцию, то это делалось бессознательно”. Троцкий имел в виду совсем другое. А Раковский ему объясняет: “Энгельс и Маркс камуфлировали правду. Значит, и Троцкий камуфлировал. Просто иногда проговаривался”.

Клим Жуков. Тут, прошу прощения, Егор Николаевич, надо сразу сказать, что такое финансовый капитал. Об этом забывают многие. Финансовый капитал, это сращение банковского капитала и промышленного капитала. Если этого сращения нет, никакого финансового капитала нет. Потому, что представляют себе финансовый капитал в виде огромной горы денег. Потому, что думают, что финансы и капитал, это одно и то же. Финансовый капитал, это огромная гора денег и хозяин этой горы может кому-нибудь их ловко подсунуть и что-нибудь этакое “вымутить”. Это не так.

Егор Яковлев. Дальше Раковский переходит к истории русской революции, к “подлинной”. Естественно, мы здесь выясняем, что русская революция была создана закулисными финансовыми воротилами. Или, как называет их Раковский, “Ими”. “Они”, это местоимение, которое разбросано по всему тексту.

Клим Жуков. Оно как-то выделено, это местоимение?

Егор Яковлев. Оно в кавычках, с большой буквы. Попутно здесь сообщается, что мечтают они, естественно, об абсолютной власти. Почему-то абсолютную власть им должно принести именно коммунистическое господство.

Клим Жуков. Прикольно. А то, что там денег не будет, например, это тоже должно принести финансистам какой-то очередной кусок власти? Тебе же сказали, это обман Маркса. Деньги будут.

Клим Жуков. Кстати, по поводу формы подачи. Если это выдается за протокол, никаких “Они” там быть не может. Потому, что это ведет стенографист и если там специально не сказано: “Прошу занести в протокол, что “Они”, я имею в виду какую-то группу, которую нужно писать с большой буквы и в кавычках”. Ничего подобного в протоколе быть не может.

Егор Яковлев. Я уже не говорю про публицистический стиль всего этого. Переходим к подробностям.


“Первым агентом “Их” был Керенский. Керенский должен был спровоцировать будущее кровопролитное наступление. Он реализует его с той целью, чтобы демократическая революция вышла из берегов. И даже еще больше. Керенский должен сдать целиком государство коммунизму, и он это завершает. Троцкий имеет возможность неприметным образом оккупировать весь государственный аппарат“.


А Троцкий, это главный агент “Их”, который прибыл прямо из Америки, с деньгам Якоба Шиффа, американского банкира. Соответственно, Керенский должен передать ему власть. Эта схема вообще очень характерна для черносотенной публицистики. Впоследствии она была заимствована Николаем Стариковым. Только у Старикова движущей силой революции представлена британская разведка, но суть событий та же самая.

Клим Жуков. Кто мешал британской разведке существовать тайно на деньги нью-йоркских банкиров? Никто не мешал.

Егор Яковлев. Я думаю, мы скоро прочтем об этом в какой-нибудь книге. Керенский, это первый агент. В принципе он со всем сам прекрасно справлялся. Но, видимо, не до конца. То есть, он должен все развалить...

Клим Жуков. А Троцкий должен прийти на развалины и захватить все это.

Егор Яковлев. Да. “Большевики взяли то, что они им вручили”, - говорит Раковский. Следователь от этого обалдевает и говорит: “Вы осмеливаетесь говорить, что Керенский был сообщником Ленина?” – “Ленина – нет. Троцкого – да. Правильнее сказать, что сообщником “Их” – “Это абсурд!” – “Знаете ли вы, кто финансировал Октябрьскую революцию? Ее финансировали “Они”. В частности через тех же самых банкиров, которые финансировали Японию и революцию в 1905 году. А именно через Якоба Шиффа и братьев Варбургов”. Упоминание здесь Якоба Шиффа не случайно. Якоб Шифф, это стародавний комплекс всей правомонархической русской эмиграции, который стал известен в годы Русско-Японской войны. Когда он проявил себя как главный ненавистник Российской империи, главный враг русского царизма. И эту свою позицию подтвердил активным участием в финансировании Японии перед, и в годы Русско-Японской войны.

Клим Жуков. Это было связано с еврейскими погромами. Шифф был евреем, он не очень любил тех, кто организовывает и “крышует” еврейские погромы.

Егор Яковлев. Совершенно верно, это было связано с Кишиневским погромом 1903 года, который имел огромный резонанс во всем мире. А Шифф был одним из идеологов американского еврейства. Он не жалел сил, чтобы организовать международное давление на российский царизм с целью отмены черты оседлости и других мер, дискриминирующих российское еврейство. Собственно в этом и заключался смысл его поддержки Японии в Русско-Японской войне. Он действительно говорил, что русские цари, это его враги потому, что они отказывались отменить черту оседлости. Причем, понимая, что деятельность Шиффа негативно сказывается на имидже российской монархии в мире, в Петербурге разрабатывались планы Шиффа как-то умилостивить. Был план приглашения его в Россию. Но еврей не мог въезжать в Россию официально, он мог приехать по специальному приглашению. А Шифф отказался ехать по специальному приглашению, он сказал: “Отменяйте эту меру, и я въеду на общих основаниях”. Это стало причиной, по которой с Шиффом соглашение не состоялось. Он и в дальнейшем не скрывал своего негативного отношения к царизму. Но никаких данных о том, что он финансировал революцию - нет. А вот после того, как произошла Февральская революция и все дискриминирующие меры по отношению к еврейству были сразу отменены, Шифф высказался в том смысле, что он приветствует это...

Клим Жуков. Теперь молодцы.

Егор Яковлев. Да. И поучаствовал в, так называемом, “Займе Свободы”, который Временное правительство разместило в США. Что касается его участия в Октябрьской революции, об этом нет никаких данных. Известно только то, что когда из правомонархической среды поползли слухи, что и это тоже на деньги Шиффа потому, что там всем заправляют евреи. А евреев может только главный еврей из-за океана спонсировать. Шифф неоднократно публично отрицал какое бы то ни было свое участие в октябрьских и последующих событиях. Мы ничего не знаем о том, чем Шифф, например, мог бы помочь Красной армии во время Гражданской войны и так далее. Следов этой помощи в принципе нет. То есть, невозможно провести какие-то параллели между деятельностью Шиффа после 1917 года и победой Красной армии в Гражданской войне. То есть, никаких крупных займов Советскому правительству Шифф не давал. Никак не помогал международной поддержкой, никогда не поддерживал никакие просоветские организации в США. Наоборот, он резко негативно отзывался. То есть, он готов был сотрудничать с февралистами. Наверное, нашел бы общий язык с буржуазно-демократической республикой, если бы она в России существовала. Но с большевиками ему точно было не по пути.

Клим Жуков. Это, во-первых. Во-вторых, надо понимать, что в то время, а именно в конце XIX, в начале XX века, для серьезного воротилы государственного уровня раскрытие себя в качестве участника тех или иных революционных выступлений, это было не очень хорошо для имиджа. Потому, что даже японцы, которые имели связи с некоторыми кругами социал-демократии в России, в 1904-1905 годах, очень долго вели дискуссии внутри государства стоит ли вообще финансировать подрывную деятельность, которую могли бы вести, скажем, эсеры. Полковник Акаси, который должен был помочь финансово, он очень долго не мог получить денег. Потому, что японцы говорили: “Мы против императора такими средствами действовать не будем потому, что это гнусно. С Россией мы воевать будем, и воюем, но на полях сражений”. Потом, в конце концов, он деньги получил, правда, небольшие. Кстати, единственный, кто этих денег не взял гарантированно, это был Ленин и большевики, которые, узнав о присутствии японского агента, с конференции развернулись и тут же уехали.

Егор Яковлев. Я бы прибавил, что есть такая вероятность, что эти деньги были американские. Как раз деньги из того займа, который дал Шифф.

Клим Жуков. Об этом пишет Николай Стариков. Правда, он пишет обычно шире, что: “Это английские и американские деньги. Потому, что англичане и американцы активно кредитовали Японию перед Русско-Японской войной и в ходе Русско-Японской войны”. Но сразу возникает логический вопрос. Например, я передал Николаю Старикову тысячу рублей. А Николай Стариков купил на тысячу рублей паленой водки и передал своим последователям. Значит ли, что мои деньги спаивают последователей Николая Старикова?

Егор Яковлев. Нет, тут немного другая история. Дело в том, что можно допустить такую вероятность, что это были американские деньги, которые передавались японцам с условием, что они пойдут на революционное движение. Такое предположить можно. Есть об этом, в частности, указание в мемуарах Савенкова. Он говорит, что Конни Циллиакус, который был главным агентом социал-демократии, такой финский социал-демократ и националист, яростный ненавистник России, который мечтал о независимости Финляндии, именно он получал деньги с той стороны. И когда он получил этот транш, он объявил, что на самом деле это американские деньги, которые выданы при условии, что они будут разделены между разными партиями. В итоге они достались эсерам, финским националистам, грузинским националистам и армянским националистам. Это известная история про пароход “Джон Крафтон”, который был гружен оружием и сел на мель в Балтийском море. Еще один пароход шел из Европы в Батум, и его тоже полиция накрыла, хотя что-то с него удалось увезти. То есть, эти деньги были потрачены на закупку оружия. Это, правда, происходило в самом конце 1905 года. Можно предположить, что это были американские деньги, я, например, это допускаю. Другое дело, что нельзя сказать, что революция была устроена японцами или американцами.

Клим Жуков. Нет, конечно. Во-первых, этих денег не хватило бы ни в коем случае.

Егор Яковлев. Есть хорошая книга историка Павлова под названием “Японские деньги для русской революции”. Он там делает правильный вывод о том, что к концу войны японцы поняли, что можно подкупить отдельных революционеров, но нельзя подкупить революцию, она все равно будет развиваться по своим законам.

Клим Жуков. В этой истории я не могу понять, зачем это было нужно американцам. Зачем это могло быть нужно японцам, я могу понять. Подрывная деятельность в тылу, диверсии, террористические акты, это все дестабилизирует тыл. Это важно во время войны. Американцам-то это зачем?

Егор Яковлев. Я могу объяснить, насколько я это понимаю. Что происходило в США? Были две силы, которые заявили о себе как противники царской монархии. Это Якоб Шифф и National City Bank, который возглавлял Джеймс Стиллман, родственник Рокфеллера. Всей этой истории предшествовал скандал, связанный с допуском Standard Oil к нефтяным месторождениям Апшерона. Когда финансовый агент Российской империи Рутковский в 1902 году встречался со Стиллманом, Стиллман поставил ему фактически ультиматум, что если Standard Oil не будет допущен к нефтяным месторождениям Апшерона, то National City Bank выступит в качестве финансиста Японии. Донесение Рутковского находится у нас здесь в Российском государственном историческом архиве, я его читал, он там прямо пишет, что: “Стиллман на это намекал и скорее всего речь идет о деньгах на войну для Японии”. Но Витте, которому Рутковский это сообщение адресовал, никак не отреагировал. То есть, Россия проигнорировала, можно сказать. В чем заключалась интрига? Дело в том, что у Standard Oil была идея строительства Транскитайской железной дороги. А Россия, как мы знаем, заканчивала строительство Транссибирской железнодорожной магистрали. И здесь возникала капиталистическая конкуренция по освоению Дальнего Востока. То есть, это была не только конкуренция между Россией и Японией, но и между Россией и Standard Oil. Были эти капиталистические игры с целью торпедировать российские планы по освоению Манчжурии и Дальнего Востока вообще. Поэтому я вполне допускаю, что там могли быть американские деньги. Это абсолютно не значит, что революция произошла потому, что были выделены эти деньги. Но эти деньги были одним из факторов, который нужно учитывать в описании системной картины.

Клим Жуков. Ну, безусловно. Просто, опять же, когда говорим о февральских событиях, мы смотрим на города, где происходили масштабные, или не очень масштабные, мероприятия. Но революция происходила не в городах. Это было движение, в первую очередь, крестьянской массы, которую профинансировать было невозможно. Мы точно знаем по донесениям Третьего отделения, что волновались в первую очередь села и деревни, где не было агитаторов.

Егор Яковлев. Кстати, это справедливо и для 1905-1907 годов. Потому, что это была фактически крестьянская война. Мария фон Бок, дочка Столыпина, очень ярко описывает, как она едет в поезде по Саратовской губернии ночью и смотрит в окно: там всполох, там всполох. Это крестьяне жгут помещичьи усадьбы. Но что важно, если в 1904-1905 году след Шиффа просматривается, то в 1917 он не просматривается вообще.

Клим Жуков. Да, это всегда самое главное, что нужно смотреть на источники. Мы не можем ни о чем говорить, если у нас нет хотя бы косвенных источников.

Егор Яковлев. Дальше история по версии “Красной симфонии разворачивалась” так: Ленин сорвал планы Финансового Интернационала и зачем-то заключил Брестский мир. Финансовый Интернационал хотел, чтобы Красная армия шла в Европу. Пришлось Троцкому исправлять ошибки Ленина. Для этого он организовал, при помощи своих связей, покушение Каплан на Ленина.

Клим Жуков. Ничего себе. А то, что там Троцкий выступал, в Брест-Литовске, это вообще ничего?

Егор Яковлев. Так он и не давал Ленину заключить таким образом... Это хитрое “ни мира, ни войны”, это была его хитрая политика для того, чтобы не дать Ленину заключить мир. “По его приказу Блюмкин убил посла Мирбаха. Государственный переворот, подготовлявшийся Спиридоновой с ее социал-революционерами, был согласован с Троцким. Его человеком для всех этих дел, стоявшим вне подозрений, был Розенблюм, литовский еврей, который пользовался именем Рейли и был известен, как лучший шпион британской Интеллидженс. На самом деле это был человек от “Них”. Честно говоря, репутация Сиднея Рейли как лучшего шпиона, она существует только на Западе. Потому, что если посмотреть на историю этого человека беспристрастно, то Сидней Рейли провалил все операции, которые ему поручались.

Клим Жуков. Если он был агент “Их”, то “Они” очень плохо подходили к кадрам. Репутация Рейли скорее беллетристическая, чем реальная.

Егор Яковлев. Вообще Сидней Рейли, это человек, который не выполнил ни одного задания успешно. Ему не удалось вообще ничего. Напомню, они, видимо, с Фрэнсисом Кроми планировали осуществить государственный переворот в Петрограде. Я рассказывал об этом в ролике о заговоре послов. Но ничего у них не получилось, они были разоблачены ЧК. Поэтому тут какие-то неубедительные авансы ему раздаются.

Клим Жуков. И как Троцкий приказал что-то Блюмкину, они же были в разных партиях?

Егор Яковлев. Это тоже был человек от “Них”. “Благодаря Гражданской войне мы отказались от конспиративных террористических методов. И представилась возможность держать в наших руках реальные силы государства. Поскольку Троцкий сделался организатором и начальником Советской армии. До этого армия беспрерывно отступала перед белыми и территория СССР уменьшалась до размеров прежнего Московского княжества”. Раковский не назвал бы страну в 1918 году “СССР”.

Клим Жуков. Это точно. Да и Троцкий бы не назвал. Он стал наркомом по обороне буквально сразу после Брестского мира. В это время никто еще не отступал. А когда начали отступать, Троцкий как раз всем и рулил, если по хронологии. До того он был наркомом иностранных дел. И сразу после этого он стал наркомом обороны.

Егор Яковлев. “Но тут, как по мановению волшебной палочки, она начинает побеждать”. Как вы думаете почему?

Клим Жуков. Денег дали.

Егор Яковлев. “Я вам скажу. Когда Троцкий взял на себя высшее командование Красной армией, он, таким образом, уже имел в своих руках силы, необходимые для захвата власти.” Что же не захватил-то? Непонятно. Гражданская война укрепляет позиции Троцкого для перехвата власти у Ленина. Так оно и было, вне сомнения. Старому революционеру можно было уже умереть, будучи прославленным”. Это про Ленина. “Если он остался в живых после Каплан, то он не вышел живым после тайного процесса для насильственного прекращения его жизни, которому он был подвергнут”.

Клим Жуков. Охренеть. Эту болезнь Троцкий подстроил или “Они”?

Егор Яковлев. Троцкий, это человек “Их”, поэтому это он подстроил. Мы потом коснемся возможного автора. У меня есть сомнение, что он хорошо говорил по-русски. “...После тайного процесса для насильственного прекращения его жизни, которому он был подвергнут”.

Клим Жуков. Сразу хочется сказать словами профессора Преображенского: “Кто на ком стоял? Выражайтесь яснее”.

Егор Яковлев. Но потом неожиданно появился Сталин, который все планы Троцкого и “Их” нарушил. И начал отстреливать эту, так называемую, ленинскую гвардию.

Клим Жуков. Ну, Сталин появился не совсем внезапно. Сталин к тому времени довольно давно находился где-то около власти.

Егор Яковлев. Они его не замечали.

Клим Жуков. А то, что он был наркомом по национальностям, это неинтересно было?

Егор Яковлев. Это не их уровень. Они начали его замечать, только когда он составил успешную конкуренцию Троцкому. Ну, и как ситуация решается. “Они” увидели, что Сталин не может быть низвергнуть путем государственного переворота”. Он всех агентов отстрелял.

Клим Жуков. “Переворачивать” было некому.

Егор Яковлев. “Исторический опыт продиктовал “Им” проделать со Сталиным то же, что было проделано с царем”. Дальше Раковский рассуждает на тему, что он пораженец. Дюваль ему говорит: “Какой пораженец? Раньше существовала Российская империя феодально-буржуазная, а сейчас у нас пролетарское государство. Как же вы можете быть пораженцем?” А Раковский отвечает: “Нет, у нас тут коммунизм только для вида. Настоящий коммунизм, это не коммунизм по Ленину, а это коммунизм Финансового Интернационала. Поэтому я и пораженец”. Далее история Раковским излагается следующим образом. Сначала они начали поддерживать Гитлера. Начали поддерживать Гитлера не для того, чтобы сокрушить Сталина, а для того, чтобы дать возможность затаившимся троцкистам прийти к власти. Осуществить то же самое, что по их мнению осуществил Ленин. Начинается война, они пропагандируют поражение и на волне настоящей революции приходят к власти, начинают здесь строить настоящий троцкизм под крылом Финансового Интернационала. Но после того, как Сталин всех отстрелял, это уже стало бессмысленно. К тому же Гитлер стал проявлять самовольство и вызывал большее беспокойство у “Них”, чем Сталин. Почему? “В силу своей природной интуиции, и даже вопреки техническому мнению Шахта, он создал экономическую систему очень опасного типа”.

Клим Жуков. Имеется в виду Ялмар Шахт.

Егор Яковлев. Известный немецкий финансист. “Будучи безграмотным во всех экономических теориях и подчиняясь только необходимости, Гитлер устранил, подобно тому, как мы сделали это в СССР, частный и интернациональный капитал”. Мне кажется, на этом месте за кадром надо включить громкий смех.

Клим Жуков. То есть, “Крупп”, “Герман Геринг Верке”, это просто и были структуры финансового капитала. Это финансовый капитал в чистом виде.

Егор Яковлев. Можно привести блестящий, на мой взгляд, пример, что после того, как была завоевана Польша, сразу там образовались совместные Немецко-Американские предприятия, в которых акции были разделены примерно пополам. То есть, в завоеванную нацистами Польшу вошел не только немецкий капитал, но и американский, и британский, и французский. Все это можно было найти в таком причудливом смешении, не смотря на то, что страну находились в состоянии войны. Только все это делалось через подставные фирмы и был незаметно.

Клим Жуков. Ну, естественно. Если внимательно посмотреть на фирму “Opel”, выясниться, что она всю дорогу принадлежала “General Motors”. В известной своей части. Не помню, какой это был процент акций, но контрольный пакет акций находился у “General Motors”.

Егор Яковлев. На эту тему нужно сделать отдельную программу, очень интересно распутывать, что кому принадлежало. “Скажу даже, что Гитлеру благоприятствовало счастье. Он почти не имел золота, поэтому не впал в искушение создать золотой стандарт. Поскольку он располагал только полной денежной гарантией техники и колоссальной работой немцев, то его золотым вкладом стали техника и работа. Нечто настолько вполне контрреволюционное, что как вы видите, он, как бы, при помощи волшебства устранил безработицу среди более 7 миллионов техников и рабочих”.

Клим Жуков. Опять не очень по-русски написано.

Егор Яковлев. Да вообще. Габриэль Дюваль говорит, что безработица была устранена благодаря ускоренному перевооружению. Раковский ему отвечает: “Что дает ваше вооружение? Если Гитлер дошел до этого вопреки всем окружающим его буржуазным экономистам, то он был бы способен при отсутствии опасности войны применить свою систему и к мирной продукции”. Тут снова можно включить смех потому, что понятно, что гитлеровская система базировалась, во-первых, на ограблении. Сначала это было ограбление еврейского населения, потом это было ограбление тех стран, в которые входили немецкие войска. Плюс иностранные кредиты, которые развивали военную промышленность Германии. И развивали с совершенно определенными конкретными целями для возрождения немецкой военной машины, для сокрушения угрозы коммунизма.

Клим Жуков. Причем все это было оформлено политически напрямую потому, что союзники по Антанте на момент 1933-1938 годов были настолько мощнее Гитлера, что могли бы его прихлопнуть. Однако ремилитаризация Рурской области, аншлюс Австрии, ловкий раздел Чехии. Как-то все на это смотрели вот так. Хотя даже еще во время французской кампании генералы Гитлера говорили: “Мы настолько слабее Франции и Англии, что это ничем хорошим не кончится”. Хотя всем известно, чем это кончилось в итоге.

Егор Яковлев. Да. Поэтому очень странно все это читать. Непонятно на кого это... То есть, понятно на самом деле, на кого это может быть рассчитано.

Клим Жуков. Кто не понимает, что сейчас сказал Егор Николаевич, этот путь, который прошел Гитлер с 1933 года и дальше, это путь нормального капиталистического развития с самого его начала, просто многократно ускоренный, в рамках одной страны. Потому, что весь капитализм развивается именно так, сначала это ограбление собственного населения. Потом, если удачно все пошло, это колонизация окружающих территорий и прямое их ограбление, а впоследствии экономическая эксплуатация. А потом свертывание в монополистический капитал уже интернациональный.

Егор Яковлев. В общем, возрождение национализма в Европе, это уже повод для войны. Главный повод для войны. Причем здесь уже положительной стороной выступает Гитлер. Потому, что он возрождает буржуазное национальное государство. А мы помним, что буржуазное национальное государство, в трактовке Раковского, это очень опасно, это очень плохо для “Них”. А вообще, как бы, нам подразумевается, что это очень хорошо. И в этой парадигме уже Гитлер предстает, в общем и целом, положительным персонажем. А Сталин предстает и так, и сяк. Потому, что там намекается на то, что эти “Они” все равно существуют в России и после смерти Сталина они выйдут из подполья и возьмут власть в свои руки. А Сталин будет вынужден сотрудничать с этим закулисным Финансовым Интернационалом, чтобы разгромить Гитлера. Потому, что Гитлер рано или поздно нападет. Возможно, удастся с ним договориться на какое-то время, но угроза Гитлера не ликвидируется. Хотя ему придется воевать с западными капиталистическими государствами потому, что там всем заправляют “Они”. Ну, и на этом допрос заканчивается. Надо понимать, что Габриэль Дюваль...

Клим Жуков. Задумался.

Егор Яковлев. Да. Услышал какие-то вещи, которые поколебали его уверенность в Марксистско-Ленинском пути, и задумался. А уж доктор Ландовский, который все это записывал по-французски, он мгновенно перековался в борца с Финансовым Интернационалом. Из всей этой лабуды часть наших авторов выбирают только... Игнорируют все, что связано с революцией, выбирают только одно зернышко – позитивную роль Сталина: “Сталин молодец, он же отстрелял этих гадов, банкирских агентов”. И возносят это на знамена, укрепляя тем самым мифологему “Сталин – красный монарх”.

Клим Жуков. У нас, кстати, многие левые, так сказать, левые, на это намекали и прямо писали. Как, например, известный публицист Максим Калашников. У него разные книжки есть, “Сломанный меч империи”, короче говоря, у него обильное творчество. И там все время написано, что: “Сталин перестрелял всех этих Троцких и прочих троцкообразных паразитов, которые пытались сделать коммунистическую интернациональную чушь, а Сталин - настоящий монарх”.

Егор Яковлев. Давайте проясним ситуацию. Во-первых, после смерти сильного лидера, каким, вне всякого сомнения, был Владимир Ильич Ленин и после каких-то революционных изменений в государстве, очень часто происходит распад правящей коалиции на какие-то фракции, которые начинают между собой воевать. В данном случае такой распад произошел, он был неизбежен, неминуем. Собственно все эти фракции между собой воевали, каждая претендовала на право называться наследниками Ленина. И победила та фракция, которая предложила наиболее реалистичный, наиболее отвечающий обстоятельствам путь развития страны.

Клим Жуков. Собственно Ленинская фракция победила.

Егор Яковлев. Да, победила Ленинская фракция. Но почему она не идентифицируется часто как Ленинская? Потому, что действия Сталина оцениваются вне контекста окружающей среды. Очень часто говорится о том, что Ленин был сторонником мировой революции, а Сталин, это сторонник построения социализма в одной стране. При этом игнорируется, что и сам Ленин чутко и мудро реагировал на изменения окружающей среды. Если мы возьмем, например, ситуацию 1918 года, лето, мятеж левых эсеров, то неожиданно выяснится, что левые эсеры выступали за мировую революцию путем продолжения войны. Даже попытались Советскую Россию втравить в эту войну путем убийства Мирбаха. А Ленин говорил: “Нет, не мировая революция, а мир и строительство социализма в отдельно взятой стране”. Получается, что Ленин был сталинцем что ли? Но на самом деле Сталин был ленинцем.

Клим Жуков. Они были один ленинцем, а другой сталинцем. Если люди не на словах, а реально уважают Сталина, из этих, что правых, что левых публицистов, надо понимать, что в таком случае, если развить их логику до конца, Сталина уважать не за что. Потому, что Сталин был очень плодовитый писатель. Он очень много написал, в самом деле, своей рукой. И он везде логически и не противоречиво доказал, что он является сторонником мировой революции. Буквально до самых последних работ в начале 1950-х годов. Он везде писал, что является сторонником мировой революции и объяснял почему. Если вы уважаете Сталина, нужно понимать, что он писал одно, а думал нечто совершенно другое. За что вы его уважаете тогда, не очень понятно. А если вы признаете, что он принципиальный человек, то посмотрите, что он писал, а он писал, что является сторонником мировой революции. Потому, что и Ленин, и его последователь, и ученик, Сталин говорили, что это не построение социализма в отдельно взятой стране, а это момент становления мировой революции. Потому, что как это полагали наивные начетники-марксисты в начале XX века, что революция, раз, и произойдет везде. Настоящие марксисты, которые использовали марксизм, как метод познания, никогда об этом не говорили. Они посмотрели, что Европа прямо сейчас не полыхнула. Ну, так это нормальный процесс становления, который состоит в отрицании собственного отрицания. Потому, что у нас есть момент революции и момент контрреволюции. И если в Германии, в Венгрии контрреволюция временно победила, это неизбежный момент реакции и нужно развивать революцию там, где революция уже победила. Что является зерном, из которого потом вырастет революция в мировом масштабе. Потому, что Ленин был прекрасно осведомлен в мировой истории, и Сталин, кстати говоря, тоже. Они прекрасно знали, что мировая капиталистическая революция происходила в течении более, чем трехсот лет.

Егор Яковлев. Я бы здесь добавил в качестве пояснения, что Ленин говорил о мировой революции в ходе окончания Первой мировой войны. Первая мировая война отличалась тем, что это была затяжная, кровопролитная, от которой народы всех воюющих стран катастрофически устали. Она произвела ужасное впечатление на население этих стран и до сих пор воспринимается как ужасная трагедия. Если мы посмотрим даже на современные произведения, на сериалы, которые снимаются в Америки, Англии, Франции, везде это ужасающее впечатление от войны прослеживается. Первое применение газов. Окопные сидения многодневные, многомесячные. Постепенно по ходу этой войны к людям стало приходить сознание, что у этой войны есть виновник. И этот виновник капитализм. Если свергнуть капитализм, то не будет таких ужасных войн, воцарится спокойная, счастливая, мирная жизнь. Поэтому антикапиталистическое движение во всех странах Европы было в этот момент очень сильным. Потому, что преступления капитализма, эта война, она была перед глазами. И именно этим были вызваны вполне справедливые надежды Ленина на мировую революцию. И революционные ситуации действительно складывались, но победила революция только в России. Хотя реально произошла она и в Германии, Венгрии, Австрии, отчасти в Финляндии. Там везде были гражданские войны. Только в России это закончилось победой революции. В Европе это была победа контрреволюции. Тем не менее, Ленин имел основания полагать, что революция может в этот момент победить не только в России.

Клим Жуков. Шансы на это были, безусловно.

Егор Яковлев. Да, шансы на это были. А, например, в 1930-е годы никаких революционных ситуаций в Европе уже не было. А любой марксист прекрасно понимает, что невозможно осуществить революцию искусственным образом. Она вызревает сама, она искусственным образом потерпит поражение, дискредитирует саму идею. Поэтому никакого искусственного насаждения революции в европейских странах марксист Сталин осуществить не мог. И предполагать не мог.

Клим Жуков. Он об этом прямо писал. Что если у вас нет революционной ситуации, то есть, противоречия капитала еще не вошли в ту фазу из которой вызреет революционный класс, значит, пока никакой революции у вас не будет.

Егор Яковлев. Совершенно верно. Поэтому говорить, что Ленин в 1917-1918 году был сторонником мировой революции, а Сталин в 1937-1938 году был сторонником красной империи, и не замечать контекста, это совершенно ненаучный подход.

Клим Жуков. Это просто неразумно, какой там научный подход. Даже если вы не являетесь ученым, можно взять, почитать, что писал по этому поводу Ленин, Сталин. И посмотреть Большую советскую энциклопедию касательно того, что происходило вокруг. Этого будет достаточно для формирования непротиворечивой картины. Как я думаю.

Егор Яковлев. Но вернемся к “Красной симфонии”. Сразу скажем, что всегда, когда я встречаю в каком-то подозрительном тексте имя Якоба Шиффа, это звоночек, что где-то рядом нужно искать правомонархическую русскую эмиграцию. Потому, что, как я уже сказал, имя Якоба Шиффа было идеей фикс этих правомонархических кругов. Неоднократно называемые в этой студии имена Бориса Бразоля, Григория Шварца-Бостунича. Они все перепевают эти старые мотивы, которые на самом деле появились в черносотенных кругах сразу после Русско-Японской войны. Участие Якоба Шиффа в антирусской кампании на Западе, оно очень сильную травму нанесло этим черносотенным кругам. На самом деле еще не лучшим образом сказалось на судьбе русского еврейства. Контрреволюция победила, началась Столыпинская реакция. В этот момент черносотенцы получили возможность для развития своих антисемитских идей. Этот текст, хоть и косвенным, скрытым образом, пронизан антисемитизмом. Уже одно то, что Раковского выдают за еврея, хотя он был болгарином. И намекается, что персонажи, которые Финансовый Интернационал составляют, они тоже принадлежат к известной расе. Тут используется слово “раса”, это тоже интересно.

Я стал изучать происхождение этого текста и обнаружил, что этот текст очень быстро был переведен на русский и английский языки. Переводчиком значился некий русский эмигрант Георгий Кнупфер. Георгий Кнупфер, персонаж истории неизвестный, но потом я понял в чем секрет. Неправильный перевод с английского на русский, в России его фамилия всегда писалась, как Кнюпфер. Более известен его отец, Мориц, или Маврикий, Кнюпфер. Который был капитаном первого ранга, воевал в белой Северо-Западной армии.

Клим Жуков. Если это в России, то Мориц. У нас имя Маврикий было не шибко распространено в начале XX века.

Егор Яковлев. Ну, он немецкого происхождения. Сына уже называли Георгием Маврикиевичем в эмиграции. Мориц Кнюпфер эмигрировал и жил в Лондоне после поражения белых. Соответственно там же воспитывался и его сын. В начале 1940-х годов Георгий Маврикиевич стал руководителем Высшего монархического совета.

Клим Жуков. Тут же, наверное, где-то рядом семейство Кирилловичей Романовых должно появиться.

Егор Яковлев. А вот семейство Кирилловичей, оно как раз находится в Мадриде. Сначала оно было в Германии. Кирилл Владимирович сначала уехал туда со своей супругой и оказал там поддержку молодой, нарождающейся национал-социалистической партии. Потом Кирилловичи перебрались в Мадрид, где Владимир Кириллович, сын великого князя Кирилла Владимировича, который возложил на себя титул императора в изгнании. Он женился на женщине по имени Леонида Багратион-Мухранская, которая была, о ужас, разведена. Она вышла замуж за Владимира Кирилловича вторым браком. До этого она была замужем за американским магнатом по фамилии Керби. И этот факт женитьбы на разведенной женщине очень шокировал часть монархической эмиграции, которая считала, что этот брак нелегитимный. Там появилась байка, которая до сих пор ходит по монархическим изданиям. Если вы наберете в Google запрос на эту тему, то вам вывалится статья “Кирилловичи – проект мировой закулисы”.

Клим Жуков. “Их”.

Егор Яковлев. “Их” проект. А почему “проект мировой закулисы”? А потому, что выясняется, как считают эти правомонархические круги, что Леонида Багратион-Мухранская первым браком была замужем за миллионером Кирби, а Кирби был на ней женат даже третьим браком. А первым браком он был женат на дочери кого?

Клим Жуков. Шиффа конечно.

Егор Яковлев. Якоба Шиффа, правильно. И вот таким замысловатым образом... Но, видимо, эта связь установилась очень давно, еще, так сказать, при папе.

Клим Жуков. Видимо, я думаю, приверженность “Им”, исходя из этой концепции, передается половым путем. Кирби заразился от Шиффовны в первом браке и передал это таким образом через свою бывшую жену Владимиру Кирилловичу. И он, проснувшись однажды после брачной ночи, понял, что он проект мировой закулисы. Какая-то такая у меня рисуется картина.

Егор Яковлев. Ты знаешь, это интересная гипотеза, но она не проходит проверку практикой. Потому, что в статье, где я это все вычитал, указывается, что все началось еще раньше каким-то образом. Потому, что не случайно Кирилл Владимирович с красным бантом пришел к Таврическому дворцу в феврале 1917 года. Он уже тогда перешел на сторону мировой закулисы.

Клим Жуков. А я вот видел такую передачу, наверное лет пять назад, “Суд времени”. Там какой-то деятель...

Егор Яковлев. Александр Закатов.

Клим Жуков. Точно. Говорил: “Не выходил Кирилл Владимирович с бантом, это придумали”.

Егор Яковлев. Он говорил, что это газетчики написали. Просто есть несколько синхронных свидетельств, независимых друг от друга о том, что выходил с бантом. Я думаю, что выходил, конечно. Как он туда пришел? Он же был шефом Гвардейского морского экипажа. Весь матросский состав Гвардейского морского экипажа сразу же перешел на сторону революции. И вопрос по существу стоял так: либо ты с красным бантом выходишь во главе Гвардейского экипажа, либо тебя поднимают на штыки. А как раз у матросов самая жестокость и была в февральскую революцию. Кирилл Владимирович находился в жесткой оппозиции, это было известно. У него были помыслы о троне, я думаю. Он был очень амбициозный человек. А с другой стороны, возможно, да, это инстинкт самосохранения. Потому, что угроза жизни существовала реальная вполне.

Но вернемся к Георгию Кнюпферу. Почему это так важно? Георгий Кнупфер был писателем и публицистом, как выясняется, и издавался он в том же самом издательстве Маурисио Карлавильи. но дело не в этом, а в том, что конкретно он там издавал. А издавал он произведения на ту же самую тематику. Про Финансовый Интернационал и его козни. В частности, у него есть книга “Борьба за власть в мире”, которая излагает ровно то же самое, что Раковский излагает в этой удивительной истории Габриэлю Дювалю. Попробуем зачитать некоторые выдержки из труда Кнюпфера. И вот Георгий Маврикиевич начинает прямо издалека. Все, что ты хотел, в частности про английскую революцию. А, нет, сначала про голландскую.


“Впервые заговорщикам, вождям международного капитала, имевшего в то время свой центр в Голландии, удалось уничтожить христианский монархический строй с королем Божьей милостью, при котором люди жили преимущественно религиозными понятиями и целями, хотя и в уже ослабленном виде из-за протестантизма страны. В православной России это удалось только через 250 лет. Кромвель не был просто изолированным англо-шотландским явлением. Он был деятелем целой сети, работающей по всей Европе на средства и по указке Финансового Интернационала. Даже в России были проявления этого влияния. Основная задача заключалась в убийстве Помазанника Божьего в условиях, в которых народ, как будто несет ответственность и монарх как будто повинен в антинародных намерениях и действиях, в тирании”.


Егор Яковлев. Монарх повинен в тирании – как предположить такое возможно?

Клим Жуков. Никак.

Егор Яковлев. “По тому же рецепту, теми же силами проводились и другие революции”. В частности французская и русская. Причем во всех названных странах не было тирании и народ жил материально хорошо.

Клим Жуков. Да. Обалдеть. Во Франции, в самом деле, народ жил несколько лучше, чем в России. А вот в России народ в целом жил не очень хорошо. Мы об этом рассказывали усилиями Егора Николаевича, Бориса Витальевича Юлина, Клима Александровича Жукова, за этим столом в том числе.

Егор Яковлев. Да.


“Следующая, и столь же важная, задача английских революционеров заключалась в передаче контроля над государством и народом представителями и агентам заговорщиков. Пока правил Кромвель, задача была решена. Но английская левая диктатура пала, и наследник замученного Карла I, его сын, Карл II, вернулся в атмосфере неописуемого народного восторга в 1660 году. Однако заговорщики точно знали, что и как они делают. Тогда как король, правительство и общество, в целом, не имели никакого понятия. Так потом было везде. Революции отчасти удавались потому, что стоящие у власти не понимали, что им угрожает и что надо делать для предотвращения опасности. Таким образом, в Англии после падения Кромвеля захватчики власти пошли по другому пути. Вместо прямого захвата власти, они решили взять полноту фактической власти, оставляя ее видимость существующему государству и правительству. Этот маневр был блестяще задуман и проведен, и столь удался, что позже эта денежная власть распространилась потом на весь мир”.


Клим Жуков. А как это у них получилось интересно в Голландии, например? Я очень неплохо знаю историю Священной Римской империи, Первого Рейха, получается. И как-то я не очень понимаю. Вот у нас был король Филипп Габсбург, который управлял, в том числе, и Нидерландами. Где там эти заговорщики сложились? Нидерланды, это была часть Бургундии, которая попала в орбиту Испании через посредство Германии и, конкретно, семейства Габсбургов в начале XVI века. Точнее в конце XV века, после того, как дочка Карла Смелого, после его безвременной гибели в 1477 году на поле битвы при Нанси, удачно выскочила замуж за будущего императора Максимилиана I Габсбурга. У них родился сын Филипп, которого назвали Филипп Красивый. Бургундская принцесса принесла Германскому императору Бургундию, то есть Нидерланды. И Бельгию в том числе. Бельгия в то время входила в состав этой территории общей, она потом стала Бельгией, как раз после войны за независимость в Нидерландах. Филипп Красивый женился на Хуанне, дочке Изабеллы Кастильской и Фердинанда Арагонского. И после того, как все они умерли, сын Хуанны и Филиппа, Карл V Габсбург, стал сразу хозяином Бургундии, Германии, Испании и еще, ко всему прочему, испанских заморских владений в Америке. То есть, нужно понимать, что Нидерланды стали частью католической монархии Габсбургов по династическим соображениям. Они никогда не были их подданными природными, в том смысле, что они вместе произрастали как государства. И когда династия Габсбургов утратила контроль непосредственный над слишком разросшейся империей... Филипп II вообще проживал в Испании на постоянной основе, там тепло и прикольно. Нидерланды, которые были самодостаточным экономическим агентом, стали некоторым образом тяготиться властью испанцев. И тяготились этим в первую очередь нарождающиеся капиталистические круги. Я вот чего-то финансового заговора там не вижу. Были конкретные финансовые противоречия между территорией Нидерланды и территорией Испания, которые решились военным путем. Решились, конечно, плохо. Причем победы революции полной там не получилось потому, что большую часть территориальную, Бельгию, от Нидерландов оторвали. И она до сих пор является отдельным государством.

Егор Яковлев. Ну, если объяснить на пальцах, то звучать будет следующим образом. Нарождающиеся капиталистические круги в Нидерландах не должны были стремиться к максимальному получению прибыли потому, что они находились в христолюбивой монархии. А христолюбивая монархия несовместима со столь низменными мотивами, как заработок. Поэтому нужно было не развивать капитализм, а все деньги отдавать на богоугодные дела, строить церкви.

Клим Жуков. Габсбурги бы и строили. В Мадриде.

Егор Яковлев. В принципе, да. Короче говоря, логика примерно такая. Это борьба неких христолюбивых монархий против закулисного Финансового Интернационала.

Клим Жуков. Меня поражает, где там Интернационал в XVI веке? Потому, что богатейшие части Европы, это были Бургундия нидерландская и Италия северная, в лице городов-государств Милана, Генуи, Венеции. Как богатейшие круги Италии были связаны с богатейшими кругами Нидерландов, чтобы сформировать хоть какой-то зачаток Интернационала, я решительно отказываюсь понимать. Они просто не были связаны.

Егор Яковлев. Это просто современные легенды автоматически переносятся на ситуацию XVI-XVII веков. Потому, что нет метода для объяснения столь грандиозных событий, как буржуазные революции в европейских странах, у персонажей вроде Кнюпфера. Он не может это объяснить никаким другим способом, кроме как заговором Финансового Интернационала. А доказательств для этого не нужно. Мы же видим, что христолюбивые монархии пали одна за другой. Совершено явно, что это произошло не само собой. А как это могло произойти? Только в результате заговора. Вот так они мыслят. Таким образом, я предполагаю, что именно Георгий Кнюпфер и был автором этого псевдодопроса Христиана Раковского. Но, возможно, ему в этом помогал или участвовал сам издатель произведения Маурисио Карлавилья. Потому, что это тоже интересный персонаж.

Клим Жуков. Напоминает мне его имя что-то, где-то я его слышал.

Егор Яковлев. Возможно, потому, что в Испании это человек известный. Он один из самых страстных не просто франкистов, а именно франкистских нацистов. Его называли нацистом потому, что помимо того, что он был фашист, он был еще фанатичный антисемит, а также помешан на всяких масонских заговорах. Вся линейка его издательства, насколько я понимаю, была посвящена разоблачению разного рода заговоров. На этой почве они с Георгием Кнюпфером и сошлись. Этот Высший монархический совет, он в значительной степени сочувствовал Адольфу Гитлеру и всем его действиям. Что собственно видно из откровений Раковского, у которого Гитлер становится не таким уж и плохим. Там есть пассаж, я просто не стал его уже читать, о том, что роднит Сталинский СССР и Финансовый Интернационал, это ненависть к христианству. А вот Гитлер нормально к христианству относился. И война против Гитлера, это тоже сокрушение христианства.

Клим Жуков. Что является лютейшим бредом, как есть. Потому, что, во-первых, Гитлер к христианству не очень хорошо относился. Во-вторых, христианского Гитлера сокрушала, в том числе, христианская страна США. Где с христианством полный порядок потому, что там коммунистическим атеистом быть не модно, мягко говоря.

Егор Яковлев. Но там Финансовый Интернационал правит, а у Гитлера все нормально. И в этом тоже есть следы правой русской эмиграции. Потому, что Адольф Алоизович, в рамках пиар-кампании, отгрохал грандиозный православный собор в Берлине. По поводу чего правая монархическая эмиграция просто пела ему осанну. Это очень смешно потому, что Деникин в 1939 году писал примерно так: “А вы “Mein Kampf” читали?” Там митрополит Анастасий, который расплылся, узнав об этом. У Деникина есть доклад, который он в 1938 году произнес, в 1939 году издал отдельной книжкой, вот он там и пишет: “Митрополит Анастасий “Mein Kampf” читал?” Как там говорится о русском народе, чего ты ждешь? Это было понятно даже Деникину и, в принципе, наиболее прозорливым эмигрантам, пусть даже негативно настроенным к Советскому Союзу. Но что касается этой правой эмиграции, она была просто ослеплена. Она в Гитлере видела и защитника христианства, и ожидала от него восстановления России. Даже после поражения нацизма, взятия Берлина, эти симпатии и фантазии на тему Гитлера, спасителя и защитника христианских ценностей, борца с мировой плутократией и жидо-большевизмом, все эти иллюзии все равно оставались. И это одно из ярких свидетельств тому.

Клим Жуков. Изрядная картина рисуется, между прочим. Потому, что из этого есть еще и практические выводы. И практические действия, которые на данный момент вполне конкретно предпринимаются. Хотя бы в виде памятника Краснову, признания невиновными в разных преступлениях таких персонажей, как фон Паннвиц. И общей риторики, которая нарастает как с той стороны, так и изнутри Российской Федерации. Вот у нас объединилась Русская православная церковь и Русская православная церковь за границей. Что мы получили в итоге? Мы за один день прославили 1140 святых, что в христианской практике не мыслимая цифра, такого не было никогда. Среди этих святых оказалась масса интересных персонажей. Например, представители Псковской православной миссии, которые прямо сотрудничали с нацистами. И, пользуясь нарушением тайны исповеди, прямо стучали на заключенных, которых они исповедовали. На православных заключенных. Ну, и там тоже оказались пострадавшие за веру. А это оно вот отсюда вырастает. Мы с Егором Николаевичем сейчас смеемся потому, что, в самом деле, местами очень смешно и даже забавно, а последствия и практические действия, которые из этого следуют, они самые несмешные.

Егор Яковлев. Это уже в учебном процессе. Не единственный случай такого рода. У меня был год назад случай, когда мне писали по поводу того, что Ленин вывозил золотой запас к американским банкирам. Это у Валентина Катасонова написано, а ссылается он, внимание, на Игоря Бунича.

Клим Жуков. Офигеть. Игорь Бунич, это такой прото-Резун, который писал такую же ахинею, на которую ни один серьезный историк никогда ссылаться не будет. Только в виде хохмы: “Посмотрите, еще такие были концепции, как у Бунича, Резуна, такая-то страница”.

Егор Яковлев. Бунич тоже таскал легенды этой правомонархической эмиграции. Это тоже легенда правой монархической эмиграции, что пришли к власти на деньги банкиров и отдавали долг вывозом золота из России. Ссылки на статью, по-моему, в “New York Times”, которой не существует естественно. Выдержки из переписки Ленина, которые на самом деле маскируют известное дело, описанное в романе Юлиана Семенова “Бриллианты для диктатуры пролетариата”. Но, по мнению Бунича и Валентина Катасонова, главного вора, который грабил Государственное хранилище ценностей, Якова Шелехеса, расстреляли не за то, что он грабил и продавал на Запад через посредников. А за то, что от него произошла утечка информации о том, что Ленин и компания вывозят золото банкирам туда. Весь этот бред заливается в уши, в том числе, преподавателям истории. А преподаватели истории транслируют это детям.

Клим Жуков. Без всяких сомнений. Я, будучи в Крыму, на форуме “Таврида”, на исторической секции, много общался с юными преподавателями, которые буквально только что демобилизовались из профильных ВУЗов по истории и много интересного для себя почерпнул. Потому, что человек в возрасте 22-25 лет уже получил через ВУЗ, через средства массовой информации, через чтение в интернете без должной подготовки заряд этого бреда. Через уважаемых, так сказать, во многих кругах Катасонова, Фурсова. Это все было воспринято на веру, потом были прочитаны их книжки. И это все льется в уши не только школьников, но уже и в ВУЗах. Потому, что некоторые люди вполне уже вышли в возраст ВУЗовских преподавателей. Мы когда с Егором Николаевичем обсуждали данное произведение, у нас родилась некая идея. Потому, что есть корпус основных легенд и мифов. Только не Древней Греции, а белой эмиграции, и тому подобных документов, которые являются стопроцентными фейками, или просто злонамеренной фальсификацией, на которые теперь ссылаются, как на исторические источники. Не худо бы нашему историческому сообществу серьезному соорудить некий реестр документов и источников. Не книг, написанных на их основе, а именно первоисточников. Которые являются лютейшим фейком и фальсификатом. Чтобы люди... Пока даже не академическая среда, а просто люди, которые пытаются сами для себя разобраться в истории, увидев документ из этого списка, не воспринимали всерьез выводы, сделанные на основе его анализа. Потому, что анализ основан на песке фактически.

Егор Яковлев. Да, совершенно верно. Туда могли бы войти такие известные документы, как “Сообщение агентства Гавас 1938 года”, которое является одним из камешков в фундаменте концепции Резуна. Фальшивое письмо Гитлера Сталину в 1941 году, из-за которого Сталин, якобы, не ожидал нападения. Фальшивое письмо Павла Николаевича Милюкова, в котором он признается в том, что руководил свержением Николая II потому, что Россия стояла на пороге победы в Первой мировой войне. И вот такого рода документы, которые на сто процентов являются фальшивыми, но, тем не менее, находятся в научном обороте и используются как аргументы в научных спорах. Просто потому, что не существует однозначного мнения, руки у кого-то не дошли однозначно объявить это фальшивкой. Ну, и, конечно, “Красная симфония” тут первым номером должна идти.

Клим Жуков. Да. На самом деле нужно идти несколько дальше. Потому, что дряни всякой наплодили не только по поводу истории революции. Вот прямо нужно начинать с “Велесовой книги”, которая якобы отражает древнюю историю славян. И заканчивать хотя бы Второй мировой войной. Потому, что на самом деле такого рода “документов” не так много. И выявить их все, которые имеют широкое хождение, нет большой проблемы. Чем мы и займемся.

Егор Яковлев. Обязательно.

Клим Жуков. Никто не уйдет обиженным. Ну, что? Вроде бы все?

Егор Яковлев. Да. Хорошо разобрали.

Клим Жуков. Так точно. Егор Николаевич, спасибо большое.

Егор Яковлев. Спасибо.

Клим Жуков. Вернемся к “Подлинной истории русской революции” и еще кое-чему.

Егор Яковлев. На следующей неделе.

Клим Жуков. На сегодня все. Всем пока.

Егор Яковлев. Пока.


В новостях

26.03.18 16:02 Егор Яковлев про фальшивый допрос в НКВД Христиана Раковского, комментарии: 39


Комментарии
Goblin рекомендует заказывать одностраничный сайт в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 3

Neisser
отправлено 26.03.18 16:25 | ответить | цитировать # 1


Боюсь даже начинать смотреть)) Помню ваш заочный диспут по теме Нобеля и его бакинских месторождений, как бы до мордобоя не дошло))


NDT
отправлено 26.03.18 21:03 | ответить | цитировать # 2


Кому: Neisser, #1

У них был очный совместный разбор фильма - неплохо спелись.


spetrov
отправлено 08.04.18 17:36 | ответить | цитировать # 3


Про Шифа и его деньги, к слову, и Шульгин писал.



cтраницы: 1 всего: 3

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк