Разведопрос: Сергей Белоусов, основатель и генеральный директор компании Acronis

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Наука и техника | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

04.04.17




Acronis True Image 2017 New Generation



Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Сергей, добрый день.

Сергей Белоусов. Здравствуйте.

Д.Ю. Представьтесь, пожалуйста.

Сергей Белоусов. Я основатель и руководитель компании Acronis, которая собственно разрабатывает продукты резервного копирования, аварийного восстановления и хранения данных.

Д.Ю. Ничего себе. Наша компания, да?

Сергей Белоусов. Компания глобальная, но разработка в России.

Д.Ю. А почему в России? У нас все такие умные, что могут такое делать?

Сергей Белоусов. Ну так получилось, я родился в России, в частности, в Питере, недалеко отсюда. Учился в России и когда я начал создавать свои компании, я много нанимал на работу россиян, хотя вообще-то говоря, они создавались не в России, компании, уже в Сингапуре. И потом, когда стал нанимать уже много инженеров, выяснилось, что много инженеров, продвинутых проще нанимать именно в России, именно мне.

Д.Ю. А почему так получается, они дешевле или они умнее?

Сергей Белоусов. Ну просто в России есть какое-то количество инженеров, например, 500 тысяч, и из этих инженеров я могу к себе нанимать на работу топ-10%, топ-5%, топ-1%, а в других странах я не могу самых лучших нанимать. Я могу некоторых лучших, некоторых худших. В России одно из, наверное, топ-3 мест для работы, для таких продвинутых инженеров.

Д.Ю. Сами рвутся.

Сергей Белоусов. Кроме того, конечно же в России есть определённые области экспертизы, которые сложно найти в других частях мира. Безусловно, есть инженеры любого качества в Соединённых Штатах Америки и в Европе, но опять-таки, не обязательно они хотят у меня работать.

Д.Ю. А вот в последнее время остро стоит вопрос образования. У нас математики хорошие в нашем образовании?

Сергей Белоусов. Математики пока ещё у нас хорошие. У нас хорошая математическая школа. Замечательное свойство для математики заключается в том, что математике, чтобы заниматься, до недавнего времени, не нужно было большого количества денег. Сейчас огромное количество математики делается на компьютерах и, хотя бы нужны деньги для того, чтобы покупать мощные компьютеры, может быть какие-то мощные другие вычислительные устройства, в которых обычные процессоры или GPU-процессоры, или какие-то специальные процессоры.

Я видел в списке вопросов вопрос про математиков и просто подумал, что есть много разных ответов на этот вопрос. Большинство из них политически некорректные, поэтому я не буду их рассказывать. Они политически некорректны не в текущем политическом контексте, а как раз в мировом контексте этических норм. Я вам потом скажу, вы мне напомните.

Д.Ю. Хорошо.

Сергей Белоусов. Но вообще, можно и так сказать, что есть такая поговорка детская, что мне мама в детстве выколола глазки, чтобы я в шкафу варенье не нашёл…

Д.Ю. Теперь я не смотрю кино и не читаю сказки…

Сергей Белоусов. …Зато я нюхаю и слышу хорошо.

Поэтому, в отсутствие денег в Советском Союзе и до этого очень большой был упор на математику, потому что мало средств вычислительных и поэтому огромное количество алгоритмических вещей делалось математиками. И большая хорошая математическая школа, которая пока ещё существует.

Д.Ю. А юная поросль, как, идёт, не идёт?

Сергей Белоусов. Юная поросль идёт, она всегда идёт. Знаете, анекдот, тоже такой был про японцев, которые приехали в Советский Союз, всё посмотрели и потом, когда уезжают, у них спрашивают: «Что вам понравилось?». «Дети.»

Д.Ю. Да. «Всё, что вы делаете руками…»

Сергей Белоусов. Да. Дети как бы они же остались, вот они остались. Система образования в школах тоже какая-то ещё существует. Опять-таки, она достаточно конкурентная, хотя сейчас очень много конкурентов сейчас, особенно в Азии.

Д.Ю. А вот у вас могучий бизнес, выдающийся, не побоюсь такого слова, а с чего начинали?

Сергей Белоусов. Я учился в физмат школе-интернате, 45 физмат школе-интернате при Ленинградском государственном университете, последние три года – в Петергофе. Потом я учился в Физтехе, потом собственно основал свой первый бизнес.

Д.Ю. Что это был за бизнес?

Сергей Белоусов. Это бизнес по сборке компьютеров был, достаточно банальный. Он достаточно быстро вырос. И потом образовал второй бизнес, уйдя из первого. А в первом я был просто так скажем сооснователем, не главным человеком. А во втором уже главным, по производству консьюмер-электроники. А потом уже, когда создавал первый бизнес и второй, где-то в промежутке стал много времени проводить за границей и в частности в Сингапуре и Силиконовой долине, и так получилось, начал сначала заниматься продажей, а потом разработкой программного обеспечения, сначала чужого, а потом своего.

Д.Ю. Как Сингапур? Вы его как видите, как бизнесмен или как житель?

Сергей Белоусов. Ну я гражданин Сингапура… Сложно сказать. Я вижу его как удобный офисный центр. То есть это очень удобно – из Сингапура можно летать куда угодно, с паспортом сингапурским пускают без визы в Китай, Японию, в Америку, в Европу.

Д.Ю. Удобно.

Сергей Белоусов. Но я вообще-то не в Сингапуре, я между Сингапуром, Москвой, Лондоном и Бостоном равномерно размазан.

Д.Ю. Глобально.

Сергей Белоусов. В этом нет ничего хорошего.

Д.Ю. Согласен.

Сергей Белоусов. Просто ужасно, на самом деле. Например, вчера я прилетел из Лос-Анджелеса и сейчас в Лос-Анджелесе ночь, я хочу спать.

Д.Ю. Как спасаетесь? Мелаксен?

Сергей Белоусов. Никак не спасаюсь. Просто плохо сплю и потом плохо себя чувствую.

Д.Ю. А в России как, такой бизнес можно вести вообще?

Сергей Белоусов. Можно, в России много компаний, которые ведут такой бизнес, мы не единственные далеко. Есть, например, замечательная питерская компания JetBrains, которая мировой лидер в области средств разработки программного обеспечения. Она вот питерская, она мировой лидер, реальный мировой лидер. С ней как-то может конкурировать только Microsoft, но потихонечку Microsoft сдают позиции в этой области – Eclipse.

Д.Ю. Действительно?

Сергей Белоусов. Да, безусловно. Потому что эта область разработки, она давно не только на майкрософтовской платформе, она на разных платформах и JetBrains поддерживает много платформ.

Или есть другая компания питерская, которая конкурент компании Acronis, компания Veeam, тоже один из мировых лидеров. Есть компания Kaspersky, есть компания Parallels, которую я основал перед Acronis. Много есть компаний, короче. То есть таких компаний много и это связано как раз именно с тем, что здесь есть всё-таки очень сильная экспертиза в области сложного программного обеспечения.

Д.Ю. Сразу возникает вопрос: как у вас здоровья-то на всё это хватает? Такие вообще охваты…

Сергей Белоусов. Пока хватает, мне – 45. Но может и не хватить…

Д.Ю. Спорт какой-нибудь практикуете, нет?

Сергей Белоусов. Я немножко иногда занимаюсь на эллиптическом тренажёре, стараюсь много ходить пешком. Как-то там иногда отжимаюсь или приседаю. Но так я спортом не занимаюсь. Я воспринимаю спорт, как некую такую…

Д.Ю. Зарядку.

Сергей Белоусов. Нет. Скажем так, что приходится заниматься спортом, н е как потеря времени.

Д.Ю. Ну как зарядка. Чтобы организм больше работал.

Сергей Белоусов. И спать тоже приходится. Это не хочется делать, но, к сожалению, приходится спать.

Д.Ю. А «воюя» с Майкрософтом, Билла Гейтса живого видели?

Сергей Белоусов. Я видел живого Билла Гейтса. Мы не воюем с Майкрософтом, Майкрософт вообще, особенно сейчас, это компания, которая, наверное, наиболее дружелюбная с точки зрения партнёрства для других технологических компаний. То есть вот с Google начинает быть может работать, но Google очень много лет подряд имел такую стратегию, что в мире никаких других компаний нет, всё должен делать Google. И Amazon в общем-то был тоже сложной компанией, потому что есть вот так вот, вот так берёшь, а по-другому нельзя.

Д.Ю. Нельзя, да.

Сергей Белоусов. И Apple, в общем-то, тоже был такой компанией. Майкрософт всегда был очень дружелюбен. А Билла Гейтса да, видел. И даже он мне пожал руку и сказал, что у меня хорошая архитектура. Это было очень давно и с этого собственно и начался бизнес по разработке программного обеспечения. Это было в 1997 году.

Д.Ю. Здорово. А он служит вам неким образцом, нет?

Сергей Белоусов. Ну не знаю, не сотвори себе кумира. Как он может служить образцом, он совсем другой.

Д.Ю. А Стив Джобс, царствие ему небесное?

Сергей Белоусов. Я тоже видел Стива Джобса пару раз и тоже как бы с ним общался, но уже более предметно, потому что в этот момент производили номер один софт для того, чтобы запускать Windows на Mac’е и он, наш софт, был на 10% всех Мас’ов и поэтому уже с ним был какой-то такой, грубо говоря осмысленный разговор, а не просто «у вас хорошая архитектура». Стив Джобс очень интересный человек. Как бы примером он в какой-то степени служит, но я не ассоциирую себя ни с кем конкретно. Конечно же, Стив Джобс, можно понять, что он делал правильно.

Д.Ю. И неправильно тоже, теперь понятно.

Сергей Белоусов. Это очень сложно – понять, что он делал неправильно, потому что в той области правильных действий, которые он делал, уже сложно так делать, что уже сложно понять, что он делал неправильно.

Д.Ю. А вот такие вещи: вы сказали, что Google считает, что есть только Google и ничего другого… <

b>Сергей Белоусов. Он меньше сейчас так считает.

Д.Ю. Да. Это происходит только на каком-то конкретном отрезке, когда они ворвались во что-то новое, всё застолбили и никто не может ничего сделать, а потом, когда подтянулись другие, то оказывается, что надо со всеми дружить или нет?

Сергей Белоусов. Дружить нужно со всеми…

Д.Ю. Сразу.

Сергей Белоусов. Я не знаю, мне сложно сказать. Я пока что вижу, что Google это такая монополия, в общем-то достаточно опасная и с точки зрения того, она очень много делает инноваций, но при этом, если она захватит полный контроль за большим количеством областей, то безусловно это должно затормозить инновации. Так работает базовая экономическая теория – что, если конкуренции нет, то инноваций тоже нет. И пока Google продолжает быть большим и страшным.

Д.Ю. А на государственном уровне с ним не борются, нет? Взять, как китайцы – отсечь это, отсечь то.

Сергей Белоусов. Я думаю, что будут в конце концов и Google всячески к этому готовится, он пытается себя как-то внутри разделить… но я думаю, что самый большой конкурент Google, чтобы стать компанией, которая может стоить триллион или два триллиона долларов, это именно антитраст-комитет.

Д.Ю. Ничего другого не остаётся. Я так думаю, что их ломать начнут на государственном уровне…

Сергей Белоусов. Безусловно.

Д.Ю. …запрещая тут, запрещая там.

Сергей Белоусов. В некоторый момент начнут, но это сложно, потому что теперь же вопрос такой, что если раньше IT-компании имели только значение экономическое, то сейчас они имеют значение огромное политическое и стратегическое. И мощный Google, он очень нужен Соединённым Штатам. Разломать его, можно разломать…

Д.Ю. Вместе с Соединёнными Штатами.

Сергей Белоусов. Да. Сложная вещь.

Д.Ю. Они будут его защищать изо всех сил, по всей видимости.

Сергей Белоусов. Да. Поэтому тут сложно, нужно так его сломать, чтобы при этом не сломать силу страны. А это сложно.

Д.Ю. А вот они занимаются сбором данных непрерывно. Я некоторым образом причастен к разным структурам по собиранию данных, вот они их собирают, хотим мы этого, не хотим, ты завёл какие-то там аккаунты туда-сюда…

Сергей Белоусов. Конечно не хотим.

Д.Ю. А большинство не хочет естественно.

Сергей Белоусов. Ну люди пока об этом не думают, потому что пока люди не чувствуют в основной массе, с мире 7 миллиардов людей и я думаю, что очень маленькое количество людей, несколько десятков тысяч или сотен тысяч максимум беспокоятся о своих данных. Они не понимают, что если сейчас уже собрать про человека все данные и если есть возможность показывать ему то, что нужно, то можно полностью влиять на его жизнь. Люди об этом просто не думают пока что, они предпочитают… ну так, бог с ним. Но если об этом задуматься, то конечно же это большая проблема.

Вообще в интернете и мире будущего одна из главных проблем – это приватность и безопасность. Приватность – это разное от безопасности, потому что не обязательно, что ваши данные могут быть использованы преступниками, они могут быть очень хорошими людьми использованы, которые просто будут показывать вам так данные, что вы просто будете думать, что, например, в Питере жить очень плохо, а вот, скажем, например, в Липецке жить очень хорошо.

Д.Ю. Чудесно, да.

Сергей Белоусов. Чудесно. И после того, как с вами поработает система, через год вы будете очень хотеть уехать в Липецк и там открыть какое-нибудь радио.

Д.Ю. Ну это в некоторых аспектах очень сильно заметно.

Сергей Белоусов. Да. И это очень большая проблема. Это то, что является миссией Acronis’а, я пытаюсь это сделать миссией Acronis’а – это то, что мы хотим отдать контроль за вашими данными вам обратно.

Д.Ю. А как это технологически делается?

Сергей Белоусов. Тут немножко разное. Мы делаем разные вещи: всё, что можно, чтобы улучшить эту ситуацию, чтобы можно было у Google забрать ваши данные, чтобы можно было не давать лишние данные Google, чтобы можно было хранить копию данных, чтобы их не мог потерять Google. Но не в частности Google, а кто угодно. Чтобы ваши данные были вашими, потому что сейчас данные про вас и ваши данные, они не ваши, они на самом деле может быть вашей операционной системы, может быть компьютера, может быть Фейсбука, может быть Google, может быть у всех сразу есть куски данных про вас.

Д.Ю. Даже юридические, да?

Сергей Белоусов. Юридические, там вообще запутанная ситуация, но такое тоже может быть, да.

Д.Ю. Ну а вот я, например, типичный простолюдин. Вот у меня есть страничка в Фейсбуке, вот у меня есть страничка в Вконтакте, вот у меня какой-нибудь Google Docs, где все хором обрабатывают какой-то документ. А как же их спрятать тогда?

Сергей Белоусов. Их нужно не просто прятать, потому что речь идёт не только о том, что может быть их нужно прятать, может быть ещё нужно иметь возможность, например, чтобы они их не потеряли или чтобы к вашим данным не получил доступ какой-нибудь нехороший человек или нехорошая программа. Нужно может быть иногда их так стереть, чтобы нельзя было восстановить, наоборот, как раз – вы хотите просто уничтожить какие-то данные…

Д.Ю. Да, да.

Сергей Белоусов. И это сложно. Люди обычно об этом не думают, но если вы прочитаете внимательно ваш договор с Фейсбуком, у вас вообще-то есть договор с Фейсбуком, вы вообще-то, когда подписались, он говорит: прочитайте наш user agreement

Д.Ю. Да-да-да.

Сергей Белоусов. Вы читали его?

Д.Ю. Конечно нет.

Сергей Белоусов. Но если его прочитать, то там написано, что Фейсбук ничего не обещает…

Д.Ю. Естественно.

Сергей Белоусов. …ни за что не отвечает. И проблемы даже с Фейсбуком, они происходят: иногда у людей воруют их аккаунты, стирают их посты… И мы позволяем вытащить данные из Фейсбука, восстановить их на Фейсбук. Мы собираемся это делать со всеми источниками данных подобными.

Основная проблема заключается не в том, что это нельзя сделать, даже с Фейсбука вы можете это сделать, но это просто сложно сделать, то есть вам нужно много кнопочек нажимать, куда-то там ходить, что-то стирать, чего-то восстанавливать, какие-то сеттинги делать. И простой пользователь, он просто это не делает, потому что это очень сложно. А мы желаем это просто, вот и всё.

Д.Ю. А вот сам процесс обращения к вам, он как выглядит? Зачем мне, например, допустим, я средней руки коммерсант, зачем мне обращаться к вам?

Сергей Белоусов. До недавнего времени основная программа, которую мы производили, это программа резервного копирования. Это значит, что если у вас есть компьютер, то мы делаем полную копию вашего компьютера, и если что-то случается с оригиналом, то мы можем восстановить либо один кусочек, например, какой-то файл или какую-то директорию с файлами, или какую-то программу, либо весь компьютер целиком. Но сейчас ещё мы делаем систему аварийного восстановления, это когда, если у вас компьютер есть, если он исчез, то мы можем вам восстановить копию вашего компьютера в облаке, и вы можете ей пользоваться, даже если у вас нет замены компьютера.

Мы делаем системы хранения данных, системы архивации данных. Зачем это нужно – если у вас есть (вы средней руки бизнесмен) бизнес, то сейчас очень большая часть вашего бизнеса – это те данные, которые есть на вашем компьютере или на вашем сервисе. И если по какой-то причине эти данные исчезнут, у вас будет потеря времени, потеря денег и в некоторых случаях потеря бизнеса. И поэтому вам обязательно нужно, чтобы эти данные не могли исчезнуть. И если вы хотите, чтобы они не могли исчезнуть, единственный способ это гарантировать – это иметь копию, потому что, если у вас нет копии, то в конце концов, когда-нибудь они всё равно исчезнут. Это происходит со всеми.

Они могут исчезнуть по разным причинам: они могут исчезнуть потому, что вам на компьютер выльет воду ребёнок, но могут они исчезнуть и потому, что, например, вам на компьютер поставится опасная программа КиберЛокера, которая закриптует все ваши данные и попросит с вас выкуп.

Д.Ю. Бывает, да.

Сергей Белоусов. Это такое происходит достаточно часто.

Д.Ю. А к вам такое не может пролезть?

Сергей Белоусов. Не может, с точки зрения того, что мы не знаем, как оно может к нам пролезть на данный момент. Вообще, в области компьютерной безопасности всё можно взломать и всё можно зашифровать. Всегда идёт битва между теми, кто пытается спрятать и, кто пытается раскрыть. Но мы на данный момент думаем, что нас взломать нельзя, и что мы огромное количество подобного рода атак на ваши данные можем остановить в реальном времени и ваши данные никогда не пострадают.

Д.Ю. Ну, то есть прецедентов не было, да? Чтобы какой-то там смертоносный червь закрался и всё изгадил.

Сергей Белоусов. Пока что не было таких прецедентов. Если у вас есть кроме того копия, то всегда можно восстановить.

Д.Ю. Пример из жизни: вот у гражданина контора, в ней десяток машин стоит, там люди работают, что-то считают. Тут прибегает наша доблестная полиция и говорит: сейчас мы у вас всё арестуем до проверки и изымают всю технику, увозят к себе, опечатывают, ну естественно бизнесу кранты. До недавних пор было именно так. Это делалось с целью проведения следственных действий, для устрашения, для изъятия бабла, ещё чего-то.

Сергей Белоусов. Или просто, скажем, вам не нравится человек вы знакомитесь с милиционером и говорите: слушай, вот человек мне не нравится, пусть у него компьютеры заберут.

Д.Ю. А потом будем возмущаться 37-ым годом, делая так, будем недовольны. Ну а в то время, как у вас есть такие копии, мы можем…

Сергей Белоусов. Мы можем восстановить это в облаке. И вы можете продолжать работать.

Д.Ю. Десять машин и всё спокойно работает… Круто.

Сергей Белоусов. Да. Но это конечно же только один пример. Бывают другие примеры, менее такие страшные. Например, вы перевозите офис просто. То есть вам нужно переехать и при этом нужно, чтобы всё продолжало работать на момент переезда. Вы конечно можете купить новые компьютеры, запустить в новом офисе, а потом в этом выключить. Но это же не реально, дорого. И поэтому можно в момент перевоза запустить всё в офисе, перевезти офис – и обратно.

Может быть и совсем другая ситуация, которая всё-таки случается чаще, как это ни грустно, чем приезд полиции – у вас компьютеры ваши могут украсть просто, воры обычные. Такое бывает. Потому что компьютеры стоят денег, почему бы их не украсть.

Опять-таки, повторяя ситуацию с КиберЛокерами, которые зашифруют ваши данные, бесконечно обычная. Количество атак выросло, по-моему, в десять раз в прошлом году или что-то такое.

Д.Ю. Те, кто не знает, это вдруг у тебя на экране начинает мигать надпись «звони сюда, плати деньги и тогда мы тебя откроем».

Сергей Белоусов. Да. Потому что это до появления этих программ – ransomware – преступникам нужно было как-то что-то делать для того, чтобы деньги получить: они взломали ваш компьютер, а дальше что, ну там кредитные карточки, ну а дальше что, ну можно попробовать ей куда-то оплатить, но это геморрой. А тут всё очень просто – просто говоришь: вот сюда присылай деньги. И всё. Тебе сразу же получаются деньги в виде денег, а не в виде кредитных карточек или каких-то доступов к компьютерным ресурсам.

Д.Ю. Удобно.

Сергей Белоусов. Да, очень удобно. Даже сейчас, я просто хочу сказать, что в принципе может быть пользователям, слушателям и смотрителям будет интересно, что есть такие ransomware-as-a-service, то есть можно пойти и любому человеку научиться писать ransomware, и получить необходимый набор тузов, чтобы начать его распространять своим друзьям.

Д.Ю. Сейчас малолетние-то идиоты возбудятся, узнав о таком.

Сергей Белоусов. Я просто к тому, что обязательно нужно защищаться. Это бесконечно простая вещь, которая будет дальше расти и нужно защищаться. Лучший способ защититься – это иметь резервную копию, в частности, защищённую резервную копию от компании Acronis и активную защиту от компании Acronis, потому что тогда это с вами не может просто произойти.

Д.Ю. А конкуренты на пятки наступают, нет? Глядя на успех, должны…

Сергей Белоусов. Конкурентов много. Тот рынок, на котором мы работаем, он очень-очень, к сожалению, запутанный. В нём есть конечные пользователи, семьи, маленькие бизнесы, средние бизнесы и большие бизнесы, в нём есть разные источники данных, в нём есть разные страны, в нём есть разные вертикальные сегменты и во всех них есть разные типы конкурентов.

Кроме того, с данными можно делать разные вещи: резервное копирование, аварийное восстановление, хранение, защита, вот то, что я сказал, подпись, как это сказать по-русски… мониторинг, архивация… то есть можно много вещей делается с данными. И поэтому, в каждой области есть разные конкуренты, они по-разному наступают на пятки, и они все друг другу ещё наступают на пятки, это такая область.

Д.Ю. А видя успех, юные дарования к вам бегут с криками: а вот я разработал, вот я придумал, дайте денег?

Сергей Белоусов. Нет, денег мы дарованиям не даём никаким. Мы можем у них взять денег. Если они как бы придут, а мы скажем: пожалуйста, давайте денег, а мы вам дадим продукт компании Acronis, вы можете поставить себе, защитить свои данные. Но к нам приходят люди просто работать. Мы открыли сейчас как раз офис в Питере, почему, собственно, я здесь, и мы набираем активно в этот офис людей. Этот офис будет заниматься очень-очень интересными как раз областями, в частности защитой данных…

Д.Ю. Какие требования к кандидатам?

Сергей Белоусов. …Это как раз некая такая совершенно уникальная вещь, которую мы делаем первые в мире, это сращивание систем компьютерной безопасности, систем защиты данных. Этого никто другой не делает, у нас работают люди, которые раньше работали в «Касперском», в частности, бывший руководитель их разработки, в частности, и бывший руководитель их research’а.

Д.Ю. У меня аж сердце захолонуло, неужели Евгений ушёл к вам.

Сергей Белоусов. Евгений, нет, пока не ушёл. Они ушли оттуда давно, по какому-то недоразумению, они н к нам пошли от Касперского, мы вообще с Касперским партнёры и стараемся ничего не делать, чтобы могло повредить Касперскому.

И здесь также, самое интересное, что мы занимаемся тем, что мы внедряем искусственный интеллект и машинное обучение в системы защиты данных. И это очень интересно.

Д.Ю. А искусственный интеллект, он уже страшен или не очень?

Сергей Белоусов. Да, думаю, что да, думаю, что страшен. То есть тут сложно сказать, в какой момент он станет страшен. И как раз, если думать о Google, это то, что проблема монополии Google, она носит в некотором смысле такой почти вселенский характер, потому что, если так подумать, первая компания, у которой появится искусственный интеллект – это Google. И если у Google будет огромная монополия на то, что мы видим из интернета и то, что мы в интернете делаем, это опасно – может непонятно что произойти.

Д.Ю. А какую опасность представляет? Вот из того, что видится.

Сергей Белоусов. Понимаете, тут же какая ситуация, что сейчас мы всё-таки пока что, вы и я (у меня тоже была бы седая борода, если бы она была), у нас седые бороды и поэтому мы выросли в физическом мире и поэтому мы огромное количество информации получили о том, как мир устроен из того, что мы потрогали.

Д.Ю. Да.

Сергей Белоусов. Скажем, я был в Москве… А в мире будущего люди живут в виртуальном мире. Потому что практически всю информацию, начиная с маленького детства, они получили через какой-то цифровой intermediary, в частности, могут очки виртуальной реальности одеть…

Д.Ю. Извиняюсь, перебью. Как раз третьего дня прибыли ко мне эти самые очки, я принялся играть в игру Batman…

Сергей Белоусов. HTC или какие?

Д.Ю. Sony VR.

Сергей Белоусов. PlayStation?

Д.Ю. Да. Принялся играть, меня первая мысль, посетившая, крестился двумя руками: слава богу, что мне не 13 лет, иначе всё вот это вот…

Сергей Белоусов. Да-да, это было бы всё реально.

Д.Ю. …идите прочь вообще.

Сергей Белоусов. А тут же какая штука интересная, я сейчас просто как хобби делаю такой маленький проект виртуальной реальности в Сингапуре, и купил HTC очки с этими двумя девайсами. И мы сделали как бы модель яхты и типа можно походить внутри яхту, поменять её, поездить на ней. И сначала, когда ты эти очки надеваешь, тебе кажется, что типа плохое качество, но буквально минут через двадцать всё – у тебя это срастается, всё прекрасно совершенно, ты не замечаешь, как на плохом телевизоре. И теперь, представьте себе, что всё это – поток информации, контролирует искусственный интеллект, который может им манипулировать очень эффективно так, чтобы заставить вас делать то, что нужно. Ну это, наверное, страшно, мне кажется…

Д.Ю. Страшно, да.

Сергей Белоусов. Да. Ведь регуляции сейчас нет про искусственный интеллект. Вот то, что говорит Илон Маск, он говорит следующее: он говорит, что нужно, чтобы искусственный интеллект, чтобы были какие-то ограничения в том, как и где можно использовать искусственный интеллект.

Д.Ю. А кто его сможет ограничить?

Сергей Белоусов. Ну, нет, имеется в виду, что просто нужно понять, где можно, где нельзя. Потому что искусственный интеллект, у него же какая ситуация: что естественный интеллект – человеческий, он несовершенен, люди очень часто делают вещи, которые плохие.

Д.Ю. Не просчитанные.

Сергей Белоусов. Не просчитанные, это ладно, главное – гадости делают, например, взрываются в середине рынка вместе с кучей других людей. Но всё-таки в среднем за 100 тысяч лед существования людей, за 10 тысяч лет существования цивилизации, за многие миллионы лет существования млекопитающих, у них есть какие-то всё-таки грубо говоря барьеры. Вот, скажем, мать, наверное, не будет убивать своего ребёнка, ну потому что такая популяция не выжила бы. А ребёнок, наверное… в среднем, люди не склонны друг друга убивать…

Д.Ю. Своих, во всяком случае.

Сергей Белоусов. Да. И так далее и тому подобное. У искусственного интеллекта нет никаких таких ограничений, то есть искусственный интеллект, его задачи не понятны – что он захочет делать, пользуясь возможностью на вас влиять – не ясно.

Д.Ю. У нас своих таких хватает во всех правительствах по всему земному шару.

Сергей Белоусов. И тем не менее, всё-таки про них можно сказать, что они имеют детей, жён, мам, пап, они читали книжки в детстве и они думают о том, что про них будут думать их дети, жёны…

Д.Ю. А этот ничем не связан.

Сергей Белоусов. А эти пока что ничем не связаны, он ничем не связан. Он может ничего не думать.

Д.Ю. Опасная вещь.

Сергей Белоусов. Да, очень опасная.

Д.Ю. Почти, как у братьев Стругацких, где комиссия по надзору была за всякими изобретателями, всех к ногтю – потому что ты неведомо что там наоткрываешь, а результат абсолютно…

Сергей Белоусов. В случае с искусственным интеллектом основная проблема в том, что опять-таки небольшое количество компаний контролируют почти весь поток информации, который мы получаем.

Д.Ю. Я не думаю, что, если будет две или три, они будут чем-то отличаться, они наоборот, вступят в конкуренцию, кто быстрее сделает и у кого лучше получится, а что у них получится – бог его знает. Кто за этим следит?

Сергей Белоусов. Кто-то следит.

Д.Ю. Как говорится, «кто присмотрит за смотрящим?»…

Сергей Белоусов. Непонятно, да. Лучше об этом не думать.

Д.Ю. Ну а мы в этом деле, если я правильно понимаю, вот Google – это мегакорпорация, которая, как пылесос засасывает к себе лучших из лучших, а у нас с этим делом не так хорошо, да?

Сергей Белоусов. Это не совсем так. Для того, чтобы сделать… на настоящий момент, искусственный интеллект, это всё-таки очень новая область и в ней не обязательно нужно большое количество людей, нужны просто специальные люди. И у нас есть много экспертиз в этой области, в России в частности.

В частности, в Acronis те люди, которые работают, это команда, которая первая побила тест Тьюринга. Есть такой Алан Тьюринг, который придумал такой тест, что, если группа людей разговаривает с компьютером в течение какого-то периода времени и потом большинство группы считает, что это не компьютер, что это живое существо с интеллектом, то тогда действительно этот тест побит.

Д.Ю. То есть ему можно задавать вопросы, а он должен давать ответы.

Сергей Белоусов. Да, да. Разные вопросы и он должен давать ответы. И они побили тест Тьюринга в 2014 году, это была всемирная новость, в первый раз за историю. И вот они у нас работают…

Д.Ю. Не знал.

Сергей Белоусов. …и могут, наверное, что-нибудь хорошее сделать.

Это очень сильно напоминает, знаете, из России есть тоже другая компания, называется Nginx, она пока маленькая, но Nginx – это номер один веб-сервер, но как бы не совсем веб-сервер, это ещё application, его использует Фейсбук, LinkedIn, Amazon и очень скоро его будет использовать, наверное, 70% всех веб-сайтов мира. Но вроде бы, как же так, есть огромный Google, есть огромный Microsoft, у Google собственный веб-сервер есть, но он только для себя его использует. Как может Nginx такое сделать, тем более, что он из России происходит. А на самом деле, Nginx написал один человек – Игорь Сысоев.

Д.Ю. Обалдеть.

Сергей Белоусов. И он написал главную часть его и до сих пор продолжает писать эту главную часть. И всё. И поэтому, Nginx – номер один. Должен быть всего один человек.

И с искусственным интеллектом не очень сильно отличается. Такая серьёзная система искусственного интеллекта, её может быть может писать десять человек, поэтому тут у Google нет никакого преимущества перед Acronis,

Д.Ю. А для совсем чайников, это что, это софт – искусственный интеллект – или какие-то невообразимые компьютерные мощности?

Сергей Белоусов. Это софт. И мощности тоже. Но в основном, это софт. В нашем случае, это софт. В случае Google, это, к сожалению, ещё и мощности и там, где нужны мощности, тут конечно нам не поконкурировать с Google.

Д.Ю. Ну, голь на выдумки хитра. Может наоборот, поспособствует тому, что зайдёте с другой стороны, с неожиданной.

Сергей Белоусов. Может быть, да. Как это с математиками бывает.

Д.Ю. А где это применяться будет? На что вы нацелились?

Сергей Белоусов. Мы, собственно, сейчас у нас всего три конкретные области, куда мы собираемся. Одна – это область защиты, мы не можем, не хотим и не будем пытаться повторять то, что делает Касперский и поэтому наша системы защиты основана на эвристиках и искусственном интеллекте, то есть она как бы наблюдает за тем, что происходит на вашем компьютере и увидев, что происходит что-то странное, предлагает вам прекратить это. То есть там именно статические эвристики и машинное обучение, которое постоянно обучается на всех компьютерах, смотрит, что происходит на всех компьютерах и соответственно само улучшается.

Вторая вещь, которая тоже достаточно банальна, это то, что большинство систем, которые мы продаём, их нужно конфигурировать. Если говорить об аварийном восстановлении, вот, например, офис с десятью компьютерами, то сконфигурировать такую систему сложно: как восстанавливать, как эти компьютеры между собой связать. Это некий процесс – конфигурация такой системы. Мы хотим, чтобы это просто делалось искусственным интеллектом, чтобы я говорю: я хочу, чтобы в этом сценарии было это, а после этого система сама выясняла, какие есть у вас компьютеры, какие есть сервера, как их нужно восстановить, в каком порядке, что на них нужно запустить. Это достаточно банально.

Третья вещь, которая мне кажется небанальной и меня она особенно радует – это то, что у любого маленького даже бизнеса (ну или у человека) есть огромное количество данных, которые сейчас невозможно поискать, потому что они на разных местах. Вы про себя сказали – Фейсбук, OneDrive, компьютер, телефон, айпад, старый компьютер, и кроме того, может быть их можно посёрчить, их нельзя категоризовать каким-то разумным образом, понять, какие из них важные, какие не важные, какая про них статистика, по каким фолдерам их можно разложить. На самом деле, сёрчить тяжело, потому что у человека мозг так не работает – просто сразу понять, что он хочет найти, ему нужно их как бы побраузить, то есть, если вы что-то ищете, вы хотите походить, но сейчас у вас это всё развалено совершенно беспорядочно. Мы хотим напустить искусственный интеллект на то, чтобы он попытался эти данные разложить как-то по-разному, чтобы имело смысл их рассматривать, навести порядок.

Представьте себе, у вас просто библиотека и в ней все книжки разбросаны. Вот мы хотим искусственный интеллект напустить, чтобы он разложил книжки, причём, так как это виртуальный мир, то там их можно разложить и так, и сяк, и этак, и этак. И вы, вместо разваленной кучи книжек, заходите и можете поискать по автору, можете поискать по названию, можете поискать по теме, можете поискать по году, походить, поискать нужную вам книжку.

Д.Ю. В настоящее момент даже без этого, бумажные книжки читать уже, если по специальности, очень сильно неудобно: там не поискать, не отметить, не вырезать, не вставить никак невозможно. Они бесят откровенно.

Сергей Белоусов. Я не читаю бумажные книжки уже.

Д.Ю. А специальные службы к вам не подкрадываются? Это же бездны отверзаются по возможности сбора данных на граждан. Google именно этим и занят, по большому счёту.

Сергей Белоусов. Специальные службы всегда подкатываются, но у нас такая модель, что мы сами всё-таки данные не имеем, а данные имеют наши партнёры. И поэтому, они подкрадываются, наверное, к нашим партнёрам, мы предпочитаем об этом не думать. То есть партнёры наши: это большие телефонные компании, сервис-провайдеры, дистрибьюторы, то есть там, условно говоря, StarHub – это telco в Сингапуре, он использует наш софт, наверное, к нему приходят специальные службы. Или Ростелеком – это наш партнёр. Наверное, к нему тоже приходят, но мы про это не знаем.

Д.Ю. А что можно присоветовать гражданам? Что не надо вообще показывать?

Сергей Белоусов. Это очень сильно зависит. Граждане все очень разные, у них очень разные есть ограничения в их же жизни и деятельности, и поэтому… Вообще, самое главное, это то, что нужно обязательно хотя бы знать, что в ваших данных содержится. И это то, что как раз тоже сделает этот искусственный интеллект, одна часть категоризации – он вам просто расскажет, какие данные ценные, какие не ценные.

Сергей Белоусов. Потому что пользователи просто часто не думают, что с ними можно сделать, если получить доступ к их данным или если эти данные сломать. Особенно дети об этом не думают. То есть как бы дети, они выросли в этом мире, в котором айпад, в нём что-то делают и потом – раз! – неожиданно можно потерять много денег или потерять много времени, или повредить своему здоровью даже.

Д.Ю. А вот, упомянутая выше, ещё виртуальная реальность не наступила, а наши средства массовой информации формируют у нас так сказать определённый взгляд на мир, общественное сознание.

Сергей Белоусов. Виртуальная реальность наступит очень быстро. Во-первых, позавчера буквально один из моих главных сотрудников, который мне помогает с этим проектом виртуальной реальности с яхтами, он прислал мне, что Sony продаёт в четыре раза больше VR-сетов, чем думало. Потому что они недорогие и очень-очень другой экспириенс совсем.

Д.Ю. Абсолютно.

Сергей Белоусов. Да. И я просто смотрю, прямо везде она возникает, эта виртуальная реальность, потому что эти очки недорогие и они станут ещё дешевле. Но тем не менее, средства массовой информации формируют, да.

Д.Ю. Вот виртуальной реальности ещё нет, а они нам всё время сообщают в массе, что мы живём только с нефти, только с продажи природных ресурсов, а вы рассказываете, с моей точки зрения, удивительные вещи.

Сергей Белоусов. Ну это не так, мы не только с нефти, Россия экспортирует программное обеспечение на много миллиардов долларов. Это просто меньше, чем нефть, пока что. Наверное, можно в 10 раз больше этого делать. Какие-то усилия, я так понимаю, правительство и государство предпринимает для того, чтобы это происходило. Наверное, можно больше предпринимать. Замечательная вещь, именно технологий информационных, это то, что, во-первых, можно вырасти в 10 раз за короткий срок, за 10 лет вырасти в 10 раз – без проблем. Вырасти в продаже нефти в 10 раз нельзя никак.

Д.Ю. Нельзя.

Сергей Белоусов. Можно только уменьшить их, скорее всего.

Во-вторых, это то, что информационная технология, она часть всего: часть политики, часть бизнеса, часть войны, то есть без неё ничего не будет работать и поэтому это очень всё равно необходимо.

И третья, совершенно замечательная вещь, это то, что на самом деле вырастить информационные технологии не сложно, для этого всего лишь нужно, например, сделать десять хороших университетов в области информационных технологий.

Д.Ю. Как раз хотел задать вопрос, да.

Сергей Белоусов. Это может обходиться государству в каждом университете, что такое хороший университет – должно быть, например, двадцать профессоров, в каждом. 10 на 20 – 200 профессорских позиций, каждая профессорская группа может стоить, ну я не знаю, полмиллиона долларов в год. То есть это грубо говоря 100 миллионов долларов в год…

Д.Ю. Не смешно, да.

Сергей Белоусов. …и можно очень сильно улучшить. Ну 100 миллионов долларов в год – это 5 миллиардов рублей.

Д.Ю. Для государства-то, что это, да.

Сергей Белоусов. Это не так много, ну 6 миллиардов рублей.

Д.Ю. Вообще не смешно. По сравнению с результатом…

Сергей Белоусов. Да. Результат огромный может быть. Но сейчас, к сожалению. Такой программы нет. Есть замечательная программа «Топ 5-100», но она широкая очень, она не про информационные технологии, она про любую науку. Она хорошая, но мне кажется, что 10 университетов в Топ-100 IT-университетов, у России есть большие шансы туда войти. То есть, во-первых, это ещё легко, а во-вторых, ещё и недорого. Но пока этого нет.

Д.Ю. А вы самостоятельно отдельно государству никакие программистские ПТУ не строите?

Сергей Белоусов. Мы обязательно сотрудничаем с университетами. Мы сотрудничаем здесь с ИТМО, у нас запускается большая программа в апреле, по-моему. Мы сотрудничаем с Физтехом, мы сотрудничаем с Новосибирским университетом, мы сотрудничаем с «Университетом Иннополис». У нас есть собственная кафедра. Мы уже объявляли, что мы, наверное, будем создавать собственную магистратуру на Физтехе, может быть это немножко шире будет. Мы сотрудничаем с университетом Алфёрова, в котором я только что как раз был.

Но всё-таки мы не можем это потянуть, потому что вот эти шесть миллиардов, которые нужно потратить, они будут создавать талант, который к нам пойдёт только очень маленький процент этого таланта. Он пойдёт в разные места, в основном останется в России. Но мы конечно же хотим это делать, мы пытаемся лоббировать это в государстве, в частности.

Д.Ю. Вопросов очень много, а время закончилось. Увы, вам на паровоз надо.

Сергей Белоусов. Да.

Д.Ю. Спасибо большое, Сергей.

Сергей Белоусов. Пожалуйста.

Д.Ю. Если будет возможность, заходите к нам ещё. Доспросим.

Сергей Белоусов. Да, хорошо.

Д.Ю. Спасибо.

Сергей Белоусов. Пожалуйста.

Д.Ю. А на сегодня всё. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


В новостях

04.04.17 16:02 Сергей Белоусов, основатель и генеральный директор компании Acronis, комментарии: 69


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк