Мастер-класс Дмитрия Пучкова для учащихся школы телевидения "Кадр"

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Каталог

07.04.17


01:03:22 | 91751 просмотр | текст | аудиоверсия | youtube | яндекс.диск

Школа телевидения "Кадр" на Чапыгина



Д.Ю. Зовут меня Дмитрий, фамилия Пучков, подпольная кличка «Гоблин». Я – бывший милиционер, это наложило на мою психику специфический отпечаток. Знаю всякое, умею тоже всякое. У меня есть сайт, на сайт ходит 125 тысяч посетителей ежесуточно. У меня есть канал на YouTube, куда записалось 900 тысяч человек на прошлой неделе, а также всякие «Фейсбуки», «Вконтакты», «Твиттеры» и прочее, где тоже колеблется между 50 и 100 тысячами подписчиков. И «Инстраграмм» - всё есть. Лет мне много, я в родной стране один такой в таком возрасте, у которого всё это есть и в таких масштабах. Могу поделиться опытом. Т.е. я не знаю, с чего начать, про что говорить. Задавайте вопросы, я всё расскажу, что вас интересует.

Вопрос №1 Как найти своё призвание?

Д.Ю. Это непросто. Призвание ищется только в процессе жизненного поиска, и его вот так взять, определить невозможно. Лично у меня всегда получалось так, что мне надо было в первую очередь зарабатывать деньги, поэтому я занимался только тем, что приносит как можно больше денег. Например, при советской власти денег больше получали пролетарии, а не работники умственного труда. Соответственно, я пошёл в пролетарии. Пролетарию больше всего, например, в г. Санкт-Петербурге много денег, Ленинград тогдашний, можно было заработать водителем грузовика – я пошёл в водители грузовика. В водителях грузовиков больше всех зарабатывали грузовики с прицепами – я получил права на прицеп. Дальше выяснилось, что больше всего платят по выходным, праздникам, и всякое такое – стал работать по выходным и праздникам. Дальше оказалось, что больше всего платят по ночам, поэтому я по выходным, праздникам и по ночам ездил а грузовике с прицепом. При советской власти таких называли хапугами и рвачами, т.е. тогда не приветствовалось это стремление заработать как можно больше денег. Ну вот как-то так получалось, что жизнь заставляла работать там, где деньги платят. Как только у тебя появляется семья и дети, а женился я в 18,5 лет, я был молодой, с одной женой живу до сих пор, уже 38 лет, наверное – это много, не все до стольки вообще доживают, ну и по ходу менял разные сферы деятельности. В конце концов стал, как крокодил Гена, работать сам собой, за это мне платят деньги. Вот. Поэтому поиски призвания окончились в 40 лет, и это достаточно поздно, я считаю.

Вопрос №2 Вы сами занимаетесь своим пиаром?

Д.Ю. На старте, естественно, надо заниматься самому, но когда ты доходишь до определённого предела, сам ты уже просто не справляешься. Я вот постольку поскольку именно прокатом фильмов занимался в своём собственном переводе, то когда вот к этому приступил, то нанимал специалистов по пиару. Специалисты по пиару кроме того, что они окормляют интернет, они ещё заняты бумажной прессой, которая составляет тоже серьёзный сегмент, и если тебя там нет, это люди, которые про тебя вообще никогда не знали и никогда не узнают.

Специалист по сравнению со мной, я такой хитрый, ловкий, но это вот можно сравнить, что я на самокате езжу везде, так ловко лавирую, а специалист – он как паровой каток едет и всё плющит. У них это дело гораздо серьёзнее поставлено. Но до этого надо дорасти. Получается не у всех.

Вопрос №3 В чём секрет популярности вашего блога и кто ваша целевая аудитория?

Д.Ю. Эта т.н. популярность имеет резко оборотные стороны, т.е. я поскольку вырос в отсутствие интернета, то у всех людей моего поколения и немножко младше впечатление такое, что популярность – это всеобщее обожание, все тебя страшно любят. На самом деле, когда появилась обратная связь, то чётко делится пополам – вот эти вот тебя любят, обожают, а вот эти тебя с такой же яростью ненавидят, просто кушать не могут, как они тебя ненавидят, за что – понять невозможно. Я достаточно долго был твёрдо уверен, что мне в милиции всё про меня рассказали, я всё про себя знаю, ничем меня не удивить – удивили очень сильно в этих самых интернетах. Я, как бывший милиционер, про всё цинично рассказывать буду: т.е. основной секрет популярности в переводах американских фильмов – это мне так видится, что американское кино – это гигантская волна, которая создана при полном моём отсутствии, а я его перевожу, и таким образом получается, что вот волна, а я по ней на дощечке еду, и все видят, какой я красивый, умный. Это Тарантино кино снимает, а не я, категорически, но популярность складывается вот так. Для развития и продвижения это крайне полезно – рассматривать в Сети вещи, которые вызывают массовый интерес. Вот у меня есть сайт, на сайт – повторюсь – ходит много народу. Ему уже 17 лет, там окуплены тысячи страниц, и он крайне положительно воспринимается поисковиками. Вышел, например, художественный фильм «Викинг», соответственно, если вы забьёте «Викинг», то я там в первых строчках в Гугле вылезу. Это крайне полезно – выражать своё мнение о вот таких насущных, актуальных событиях. Вот я сделал ролик про «Викинга» - вот его 1 млн. 800 тысяч раз посмотрели. Это очень много для меня, но тем не менее, этим надо постоянно пользоваться.

Что касается аудитории, ну я не знаю – а как вы можете угадать, кто смотрит? Вот я снимаю ролики по 1,5 часа, а дети дольше 3 минут смотреть не могут вообще. 1,5 часа – это ролики для взрослых, они на серьёзные темы, их тоже там активно смотрят, потому что не всем интересна подростковая идиотия. Хотя и подростки смотрят тоже. В основном, если через интернет смотреть, кому это интересно и зачем это вообще надо, то это либо студенты, начиная от студентов старших курсов, которые закончили уже вузы, и лет до 35.

Вопрос №4 Что вам помогает развиваться личностно – литература какая-то, необычные люди?

Д.Ю. Это т.н. всеми так горячо любимое саморазвитие – я с трудом понимаю, что это такое. Есть, наверное, образование базовое, которое вам дают в школе, в вузе. В рамках этого вам дают некие базовые вещи, на основании которых вы уже можете потом это как-то расширять. Вот я выучил английский язык, ну с одной стороны, народом востребованный: переводы фильмов про бандитов, уголовников, пьяных негров и всякое такое, где без передыху ругаются матом. Это крайне важно, для массы граждан вот если слово из трёх букв прозвучало – это что-то такое, всё. Переубедить невозможно. При этом вы можете совершенно спокойно в свободную минуту читать Джойса, Фицдджеральда и всяких таких. Оно не стыкуется, т.е. что там у вас постоянно расширяются поля знаний. Саморазвитие это или нет, я, честно сказать, не знаю.

Вопрос №5 Чувствуете ли вы давление или конкуренцию со стороны известных блогеров, которые очень быстро собирают аудиторию, несмотря на спорный контент?

Д.Ю. Категорически нет! Интернет у нас настолько большой, что никакой конкуренции там нет вообще. Т.е. я - даже не знаю, как сказать – оно всё всё время будет съезжать в коммерцию. Т.е. вот я делаю ролики, например, сугубо коммерческого содержания, и вот, например, у меня ролик посмотрят 100 тысяч раз, а есть какой-нибудь … у которого 5 миллионов подписчиков, и у него ролик посмотрят 800 тысяч раз, но меня смотрят взрослые люди, в а YouTube, например, вылезает реклама. Мои все эту рекламу смотрят, т.е. она не как… а у детей, у которых денег нет, они страшно переживают за то, что им рекламу показывают, они её всю выключают – у них стоит т.н. AdBlock, который всю рекламу отключает вообще. Ну и в результате у человека 3 млн. подписчиков, а за рекламу на YouTube ему набегает 700 долларов в месяц, а мне 10 тысяч, грубо говоря. Где конкуренция? Это не конкуренция, это обман и издевательство над детьми. А то, что у них так много подписчиков – ну на здоровье. Вы же понимаете – миллионы мух не могут ошибаться. Канал «Культура» никто же не смотрит… я ни в коем случае не сравниваю себя с каналом «Культура», но количество просмотров у него не такое, как у передачи Малахова. Надо ли нам всем смотреть Малахова? Думаю, что нет.

Вопрос №6 Жанры каких фильмов вам больше нравятся?

Д.Ю. Я люблю, чтобы фильмы были смешные. На мой взгляд, наличие и отсутствие чувство юмора напрямую говорят об уровне развития интеллекта: если человек не понимает шуток и не умеет острить сам – что-то с ним не так, с головой. Я люблю, чтобы было смешно. При этом постольку поскольку жизнь специфическая была, я люблю уголовников, полицейских … Выдающийся представитель всего этого, например, режиссёр Гай Ричи. С моей точки зрения, человек глубоко погружён в уголовный мир Лондона, прекрасно понимает, что у таких людей как, это очень сильно видно, т.е. у него фильмы вроде смешные, но если внимательно смотришь – ничего смешного там нет, они ужасны. Вот он ловкий.

Вопрос №7 С какой социальной сети вы начинали и как вы привлекали людей?

Д.Ю. Раньше не было социальных сетей категорически, их вообще не было, т.е. интернет был непонятно для чего, когда не было возможности общаться именно друг с другом, т.е. это как средство общения, были только сайты, не объединённые ничем и никак. Общение только в комментариях велось: новость – вот к ней комментарий. Писали их массово – у меня тогда времени много было, печатаю я очень быстро, поэтому я там со всеми дискуссии бесконечные мог вести, времени было много, ну а постольку поскольку жизненный опыт, во-первых, и возраст сильно разные, то я, с точки зрения посетителей сайта, персонаж был весьма необычный. Ну вот, общение шло достаточно бодро. Потом появились всякие ЖЖ. Т.е. я когда сайт построил, на него с первого же дня открытия стало ходить от 1000 человек и больше, потом лет через 8 появилось какое-то ЖЖ, потом в ЖЖ появились какие-то «тысячники» - это что-то невероятное было: у него 1000 подписчиков! Я всё время с недоумением на это смотрел – что это такое? Они там как-то хитро и замаскировано считали рейтинги – кто там на кого сослался, ещё чего-то. Потом они зачем-то меня в свои рейтинги включили. В рейтингах этих ЖЖ, вот при том, что ко мне людей ходит, наверное, больше, чем в весь этот ЖЖ, вместе взятый, я у них выше 52 места никогда не поднимался в их рейтинге. Там так хитро всё устроено, интересно, для того чтобы только нужные люди попадали наверх. Смотреть всегда смешно. Я когда-то работал в тюрьме в оперчасти, и по части угнетения людей являюсь настоящим профессионалом, поэтому когда я общаюсь с людьми вне тюрьмы, мне это не очень интересно – угнетать их и что-то с ними делать, а вот эти люди, которые никакого отношения к тюрьмам не имели, а полагают себя свободными личностями, они наоборот, у них там всё затянуто, закручено, рот не открывай, здесь заминусуем, тут удалим, ещё чего-то, забаним – выглядит безобразно, на мой взгляд.

Вопрос №8 Какие есть, может быть, какие-то опорные точки - с чего вообще нужно начинать? Как набрать аудиторию и не быть очередным непонятно кем в этой куче, массе информации?

Д.Ю. Повторю то, что сказал сначала – т.е. должны быть некие резонансные вещи, о которых вы говорите и пишете, что-то такое, что привлекает всеобщее внимание – это раз. Т.е. если речь про деньги, то вам, как девочкам, например, у девочек очень много всяких расходников: помады, лаки и всякое такое. Как разрисовать ногти, покрасить глаза, и прочее, и прочее. Мальчикам в этом деле гораздо труднее, потому что кроме водки и ножей, по-моему, ничего и не остаётся. Ну, машины – дорого, непонятно, кому ты рекламируешь, а помада и лак стоят относительно дёшево, покупают их постоянно, поэтому у девочек с заработками всё хорошо. У меня, например, потолок того, что мне платят в «Инстаграмме» за одну фотографию – 80 тысяч рублей, это не сильно много. Хорошим девочкам платят по 400 тысяч рублей за фотографию, что, в общем-то, на мой взгляд, очень и очень серьёзные деньги. С моей точки зрения, если вы, с одной стороны, хотите популярности за счёт чего-то, так сказать, условно назовём это «духовного» - это одно, если вы хотите зарабатывать деньги – это несколько другое. Т.е. копать тут надо в разные стороны, не факт, что это хорошо пересекается. Но в целом и то, и другое требует настойчивости в стиле дятла – т.е. это ежедневно надо что-то выдавать, ежедневно всех чем-то заинтересовывать, расширять круги, всех вовлекать. В YouTube, например, крайне эффективно т.н. «перекрёстное опыление» - это когда один youtuber зовёт к себе другого youtuberа, а потом тот зовёт этого, и в результате народ бежит и оттуда, и отсюда. Есть такой канал «This is Хорошо» - они как-то раз меня позвали, типа, озвучь нам, расскажи нам про 3 ролика – что ты про это думаешь? Я рассказал, в итоге ко мне на канал 3 дня подряд по полмиллиона человек прибегает. Такого добиться другими способами я вот лично не знаю, как. Поэтому кроме собственной настойчивости и произведения контента на регулярной основе надо дружить с людьми, которые занимаются тем же самым – вот это тоже очень сильно способствует. Но основное всё равно в себе, т.е. надо трудиться, и просто так ничего не получится.

Вопрос №9 А вот с этими хейтерами, которые всячески, может быть, оскорбляли вас – вы вступали с ними в связь, отвечали что-нибудь?

Д.Ю. Сначала да, постольку поскольку я вырос среди уголовников, то у меня с речью всё в порядке, оскорбить я кого угодно могу так, что мало никому не кажется. При этом там есть инструмент, в рамках которого я могу тебя забанить, и больше ты ничего не напишешь, и последнее слово всегда останется за мной. Но когда уже другие есть модераторы, а там есть такой ресурс у детей, называется «Двач» - может, слышали? Это такая двойка и «ch» - сокращение от «channel», от «канала». «2-ой канал» - по-русски читается, как «Двач». Дети, значит, там резвятся, они все анонимны, они все как прибегут, они тебе как напишут – там вообще! А твои попытки на это как-то среагировать – это всё бесполезно. Но, как говорится, не на того напали – я себе немедленно сделал возможность не только модерировать эти комментарии, т.е. прибавлять, удалять, а редактировать, например. Меня все знают – если вы чего-то там захотите найти, вы немедленно найдёте, где я живу, кто моя жена, кто мои дети. В силу этих обстоятельств я абсолютно прозрачен перед всеми, поэтому я, в общем-то, слежу за речью, и тут вдруг приходит какой-то под кличкой «Cobra Killer» и, перемежая речь матюгами, он обо мне высказывает. Если ты хочешь мне что-то написать, сфотографируйся с паспортом с пропиской, тогда я буду нормально с тобой разговаривать, а до тех пор, пока ты выступаешь под какими-то никами, я считаю, что ты ведёшь себя, как скотина, а скотина заслуживает только вот такого же скотского обращения. Поэтому я могу, макнув перо в навоз, исправить его текст, что «я, как малолетний дебил, хочу сказать тебе следующее: мы, малолетние дебилы, считаем тебя тем-то, тем-то и тем-то». Там детский шок словами было не описать – что это такое? Это же непорядочно. Я говорю: да ты что? Т.е. только что ты меня матюгами обкладывал, как говорили в известном фильме в тех кругах, к которым я имею честь принадлежать, за такое тебя убьют, просто зарежут без разговоров, а ты себе позволяешь прилюдно подобное. А я, оказывается, что-то нехорошее делаю. Здравствуй, добро пожаловать в реальный мир. Ну таким, к сожалению, оно, конечно, весело, но, с моей точки зрения, тоже неправильно, это нерациональная трата времени и сил, поэтому таких идиотов просто банят, и они не появляются.

Вопрос №10 А можете, пожалуйста, описать, как выглядит стандартный ваш рабочий день: вот вы занимаетесь блогерством, правильно? Вы просыпаетесь – и что вы делаете? Это ваш основной вид деятельности?

Д.Ю. В основном я зарабатываю деньги.

Как?

Д.Ю. Ну, есть разные способы, т.е. есть то, что на виду, и то, что не на виду. То, что на виду – оно на сайте. То, что не на виду, я про это не рассказываю, неправильно про это рассказывать, т.е. есть коммерческая деятельность, о ней просто не надо говорить. Деньги любят тишину. И есть некая, так сказать, публичная деятельность, в которой вот я появляюсь у себя на сайте, и за это неплохо платят. Но времени она отнимает очень много. Т.е. я вот ноги с кровати спустил, и уже на работе, потому что садишься завтракать – уже залез, что-то там почитал, посмотрел, где-то написал, переоделся, поехал на работу. Попытки вынести всё это дело на работу, когда тебе кажется, что на работе ты будешь работать, а дома ты работать не будешь, они ни к чему не приводят. Работаешь ты всё время, и оно отнимает всё абсолютно свободное время. Когда появился интернет, давно, 20 лет назад, он состоял только из текстов, но оно уже тогда было очевидно, что тексты все превратятся в видео, потому что это читать хочется только ограниченному количеству граждан. Большинство хочет смотреть и слушать, поэтому должны быть видеоролики, и как только до этого дошло, я себе построил студию, студия у меня здоровенная – 250 кв.м, она больше, чем это помещение, где я один бегаю из угла в угол и кривляюсь на разные темы. Это, соответственно, сам себя я записывать не могу, для этого требуется, например там, пяток камер, которые по 3 тысячи баксов стоят, грубо говоря, нужен свет специальный – один фонарь стоил 1,5 тысячи долларов. Если вы хотите, чтобы получалось мега-супер-дупер, пригодное для трансляции в телевизоре, то оно дорогое. На старте такое не надо, на старте можно наснимать себя совершенно спокойно айфоном, если он есть, ну и будет получаться то, что надо и по качеству видео, и по звуку.

Вопрос №11 Если мы, допустим, в эфире в прямом, открытая веб-камера прямо сейчас, лайф, то именно неожиданность и спонтанность здесь проявляются, и они создают интерес, вот чтобы острота была, прямо как есть, без редактуры.

Д.Ю. Может произойти следующее: что, например, группа граждан в количестве 10-15 человек, вот они прибегут к вам и начнут вам в этих вопросах гадить, забьют вообще всё, умея грамотно пользоваться…

Модератора туда.

Д.Ю. Как, если это в он-лайне происходит? Вы не успеете их забанить, они будут логиниться под другими именами, писать оскорбления – и всё, и всё это превратится сразу в вакханалию и идиотию. Поэтому оно специфическое, так вот: а давайте вот так! – нет, так нельзя, получится не то, что надо. Я … долго занимался допросами граждан, когда они не могут тебе ничего сделать, ты как паук и муха – это совершенно разное положение – он ничего тебе сделать не может, а ты сидишь и задаёшь вопросы, на которые он должен отвечать, не может не ответить. И вот он крутится, изворачивается – мне это, поверьте, неинтересно. Как там у гражданина Познера: сейчас я вам задам такой вопрос, что вы не вывернетесь – а зачем? Вот если мы с вами сядем беседовать, вот вы, как личность и специалист, пришли, я свою задачу вижу в том, чтобы вы, как специалист и как личность, говорили о том, о чём вам интересно. Не я вам объяснял, как устроена жизнь, коварными вопросами и моими мощными философскими пассажами, а чтобы вы говорили. Я точно такой же зритель, как и все остальные, просто задаю вопросы, понятные для аудитории: а почему это так, а почему то так? Может, я даже лучше, чем вы, разбираюсь в вопросе, но это вовсе не повод показывать, какой я на фоне вас умный и самоутверждаться, ещё чего-то там. Это неправильно, мне такое не нравится.

Т.е. античную риторику, классический греческий подход – это самоутверждение, да, вы отрицаете? Ну я понял.

Д.Ю. В чём смысл? Понимаете, если затевать дискуссии, то с моей точки зрения, как мужчины, она должна немедленно перейти в побои

В драку …

Д.Ю. Так точно. А чего с тобой разговаривать? Зачем? В чём смысл? Давайте где-нибудь за углом его изобьём – там хотя бы не привлекут, а так…

Вопрос №12 Скажите, пожалуйста, вы аполитичный человек?

Д.Ю. Нет.

Скажите, а как … журналиста остаться при своём мнении, и в то же время…

Д.Ю. Никак, жизнь вас рано или поздно поставит в такие условия, что надо занимать чью-то сторону. Меня выращивали коммунисты, воспитывали коммунисты, несмотря на то, что я барыга и достаточно нехороший человек, взглядов я придерживаюсь сугубо левых. Есть у нас такой Никита Сергеевич Михалков, который в художественном фильме «Предстояние» снимает свою дочку, к которой проклятые большевики в пионерском лагере пристают и говорят: «Твой папа – враг народа, отрекись от него». А она говорит: «А чего это я буду отрекаться – он мой папа? Идите все нафиг». Война, немцы, всё понятно, большевики, опять-таки. А вот теперь нет никаких большевиков, нет никаких немцев, а мне предлагают отречься от моего папы, потому что мой папа был коммунист. А с какого перепугу я должен от своего папы отрекаться? Вы кто такие, чем вы лучше, чем мой отец? Он меня ничему плохому не учил, и в школе меня ничему плохому не учили, и в пионерском отряде ничему плохому не учили, и комсомольцем я был – меня тоже ничему плохому не учили. А вы чему теперь учите детей? И как, какую сторону занимать-то? Вот вы сволочи и негодяи, а это были приличные люди. И что – их надо предать? Вот на Украину можно посмотреть – там всё предали и продали, и что получилось? Немцев – обращаю ваше внимание – нет, никто у границ не стоит и никто никаких нападений не готовит, а в мирное время, вообще без повода какого-то убиваете людей, и что – я не должен занимать никакой стороны? Так не бывает, не сможете вы в стороне остаться никогда, оно рано или поздно сведётся к тому, что вы будете вынуждены занять сторону. И надо занять правильную. Возвращаясь к тем же большевикам, большевики всё время говорили, когда я был маленький, что вот те, кто при царе родился и вырос, они все плохие, неправильные, вот когда они все передохнут, наступит счастье. Пока я был маленький, ну это казалось умным. Теперь нам то же самое рассказывают про тупых совков: когда тупые совки передохнут, наступит демократическое счастье. Поскольку я сам тупой совок, то мне как-то странно: во-первых, я воспитываю своих детей, например, не разговорами, а собственным примером. Разговорами тоже, но в определённых жизненных обстоятельствах я поступаю только так, как меня учили мои родители и наставники. Ребёнок, как мартышка, смотрит на тебя и делает то же самое – и что? Как они умрут-то, если то, что в нас, мы передаём детям, и дети вырастают точно такие же.

Вопрос №13 У нас была программка изначально, когда мы шли сюда, и первый вопрос стоял так: журналист или блогер – какие у них общие черты и какие различия? Как вы считаете, можете нам рассказать?

Д.Ю. Журналист – это, во-первых, их специально образованный человек, их специально учат и готовят, и они в своей профессии разбираются значительно лучше, чем граждане, к этому делу вообще не причастные. При этом за ними стоят редакции. Условия, на мой взгляд, абсолютно неравные, вообще: эти могут идти, куда угодно, общаться, с кем угодно. Т.е. если вы приходите к некому, я не знаю, актёру или режиссёру, космонавту, неведомо кому – вот у вас аккредитация, вот вы с ним договариваетесь, и он, будучи человеком, безусловно, занятым, вот для этого издания он готов побеседовать. А если мы с вами как блогеры идём, он отвечать даже не будет.

По вашим словам, журналист получает зарплату, соответственно, он под редактором, который правит его тексты, и т.д. Блогер, получается, под властью только себя самого. Журналист получает зарплату, что получает блогер? Как это работает?

Д.Ю. Если вам сразу объяснить, что примерно от 3 до 5 лет вы будете работать бесплатно, я боюсь, у вас энтузиазм сразу улетучится, а журналисту с первого дня платят зарплату, и он с этого живёт. За ним стоит редакция, которая его поддерживает, продвигает, и всякое такое. … вы будете самостоятельно. Это категорически неравные условия. Категорически, вообще.

Т.е. вы хотите сказать что эти блогеры, у которых по 5 млн. подписчиков на YouTube, они ничего не получают?

Д.Ю. У вас умное лицо, а там дебилы, которые непрерывно ругаются матом, несут какую-то ахинею. Вот в любом классе, например, есть предводитель, как во всяком социуме, и там отличники, не отличники – неважно, формальный лидер, неформальный – они есть, и есть них пирамиды – такие бандерлоги, которые, там, они и здесь не могут принять участие – ума не хватает хорошо учиться, здесь не могут принять участие – уме не хватает, там, физических кондиций. В школе важно, что бы был крепок, блондин, голубоглаз, всякое такое. Никуда они не могут. Вот они внизу сидят, как мартышки, не имеющие права голоса, вообще ни на что – и вдруг появился интернет, где эта мартышка может вылезти и нести откровенную ахинею. Причём он натуральный дурак, вот малолетний дурак, и смотрят его точно такие же малолетние дураки, а постольку поскольку они составляют большую часть социума, отсюда такое гигантское количество подписчиков.

Ага, сразу раскрываю вопрос: значит, умному человеку очень сложно заработать в интернете, заведя какой-нибудь блог на какую-нибудь интересную тему?

Д.Ю. Вы не можете рассчитывать на такое количество подписчиков. Вот такого не может быть. Вы не будете ругаться матом, вести себя, как полный идиот, отвратительно кривляться, визжать, как умалишённая, всего пугаться, т.е вести себя, как полная дура – это да, это мальчикам интересно. Но вы готовы из себя такую делать? На мой взгляд, это не надо, никакая популярность этого не оправдает, категорически не оправдает. Этим заниматься просто не надо.

Вопрос №14 Скажите, существует мейнстрим, и способен ли блогер создать противоположный сигнал с противоположным мнением и выдержать конкуренцию? Вот такой устойчивый сигнал, который не в мейнстриме, против мейнстрима, в нашей стране это возможно, с вашей точки зрения?

Д.Ю. Вы про цензуру или про что?

Про всё.

Д.Ю. Цензуры у нас нет, как таковой, т.е. все эти вопли и крики, что кому-то там не дают творить, это способ привлечения внимания. Никакой цензуры у нас нет, т.е. если вы посмотрите этих малолетних клоунов, у которых матерщина в 7 этажей, просто там туши свет! Оскорбления чего угодно, начиная от религиозных чувств, кончая неведомо чем – что-то никто их не закрывает. Политические какие-то вещи – ну не знаю, хочется вам смотреть канал «Дождь» или что там - на «Медузе» на какой-нибудь – всё в интернете есть. Другое дело, что они не могут добиться такой безумной популярности, как Первый канал, вот не могут – и всё. А Первый канал в силу того, что там огромный коллектив, огромные деньги и вещание на всю страну, на большинстве территорий родной страны кроме Первого канала не видно ничего – вот за счёт этого он такой. Можно ли вступить с ним в конкуренцию?

Имеется в виду - аудиторию перетягивать шаг за шагом, день за днём, перетягивать адекватную аудиторию и…

Д.Ю. Мне кажется – кажется – я вот так думаю, что т.н. блогеры занимают специфическую нишу, и в этой нише борьба с чем-то там вообще не входит, так сказать, в их компетенцию. Они вот живут в своём углу и в своём углу этим занимаются. Ну есть, например, любители игры «World of Warcraft» - они в своём углу сидят. Есть любители рыбалки нахлыстом, например, специфическая рыбалка – они в своём углу сидят. Мотоциклисты здесь, огородники тут. Собрать их в кучу, чтобы они все объединились на почве чего-то, крайне непросто. У вас есть замечательный пример – Лёха Навальный, который занимается разоблачением каким-то там, выступает жёстко против. Много у него поклонников?

Да, у него поклонники в «Альфа-банке» и в Йельском университете – это все известные поклонники, там деньги не заканчиваются, поэтому …

Д.Ю. Вот на мой взгляд, с точки зрения милиционера, человек, который ходит и тычет пальцем, говорит: вот этот вор, вот этот вор и вот этот вор… У нас вообще в стране такое обострённое чувство справедливости, никто не любит, когда кто-то ворует. Воруют все, но никто не любит. Казалось бы, вот при таком подходе все должны бежать за Лёхой: Леха, брось нас в огонь, мы готовы. Нет, такого не получается – ни людей набрать не может на таком благодатнейшем вообще материале, ничего не может, ничего не получается. Т.е. вот даже у таких продвинутых граждан, как он, не получается. Я боюсь, что и у других не получится.

Вопрос №15 Есть какой-то набор навыков, которые вам помогают вести блог, или, может, каких-то качеств, которые позволяют вам быть успешным?

Д.Ю. Я просто хорошо умею говорить по-русски. Речь персонажей, переданная на понятном русском языке, без всяких там этих заковык: «Мы сделали это» и ещё чего-нибудь, как по-русски вообще никто не говорит. Вот это залог, когда простым и понятным языком до людей доносишь то, что ты хочешь сказать. Т.е. я и переводить могу, и по-русски писать тоже умею – я 11 книг, по-моему, насочинял. Люди склонны, так сказать, как говорил кумир миллионов Арнольд Шварценеггер, 95% граждан нуждаются в том, чтобы им говорили, что надо делать. Людям всё время нужен какой-то предводитель, они всё время ищут, как бы кого-то здравомыслящего найти. И в моём понимании, применительно ко мне, здравый смысл – это основа всего, когда я не визжу, в истерике не бьюсь. Натренироваться несложно – любую книжку из классической русской литературы читаете вслух, через некоторое время вам становится понятно, каким образом наши гении литературы складывали слова в предложения. Это очень сильно влияет на мозг – чтение вслух. Не разговоры не пойми с кем, а именно чтение правильно написанной литературы. На старте важно, что вы говорите, а не как это заснято, т.е. смотреть за качеством надо только с определённой ступени. На старте телефона – за глаза и за уши, потом что тратить деньги непонятно на что – зачем оно вам? Чем сложнее технически прибор, чем дороже, тем сложнее он в управлении. Зачем это? Я вообще ничем пользоваться не умею, мне это не надо – вот деньги, вот люди, у которых это профессия, и они всё сделают, как следует. Если начнёт получаться, и появятся деньги, то гораздо правильнее нанимать специалистов. Самому в это упираться вообще не надо.

Вопрос № 16 Расскажите про свою команду: в какой момент вашего творчества начали появляться люди, которые вам стали помогать, что это за люди, где их вы находили?

Д.Ю. Достаточно долго я вообще всё делал один, при мне там был такой талантливый мальчик, которого я 13 лет тренировал, воспитывал на должности, так сказать, администратора, потом этот мальчик от меня убежал, и теперь бегает, поливает меня дерьмом везде, где только может. Педагогический эксперимент потерпел оглушительный крах. Есть люди, которые… ну например, изначально нужен был оператор и осветитель – это был один человек, он же работал монтажёром, т.е. тогда мало чего-то делали, поэтому обходились вот с ним вдвоём, всё делали. Потом, когда, ну вот я канал построил в 2008 году, и до 2016, к началу 2016 года выпустил 1006 роликов, из них большинство с 2013 по 20167 годы получилось. 1006 роликов, а за 2016 год за 1 год сделал 630 роликов. Если учесть, что они там по часу- по полтора, это очень много. Лучший мой монтажёр меня два года уговаривал взять его на работу. Мне было недосуг с ним беседовать сначала, но потом он взял меня измором и теперь работает. Прекрасный специалист, вообще замечательный человек – никаких претензий, ничего. Но ему это действительно было интересно, вот он теперь тут работает. Просто так чтобы кого-то зазывать, с улицы – это неправильно, нужны люди специфические. Т.е. это деятельность непростая, миллионов она никому не приносит, кроме меня, понятно, но вот я как-то неохотно миллионами делюсь.

Вопрос №17 Рекламодателей своих первых вы сами находили, или они вас?

Д.Ю. По большей части сами, т.е. они приходили уже тогда, когда есть раскрутка, авторитет – и тогда да, им интересно. Потому что если вы занимаетесь в какой-то конторе рекламой, и вам выделяют некий рекламный бюджет, то, естественно, прежде чем вы потратите, то не какой-то там симпатичный паренёк, который вам нравится, и вот его вы проспонсируете – вам отчётность нужна: на сколько там, какую аудиторию покрыли, принесло это чего-то, не принесло? Т.е. там нельзя работать с кем попало, и это тоже большое заблуждение: вот я занимаюсь кино, по идее, у меня всё должно быть залеплено кинорекламой. Но какому-нибудь «Warner Brothers», или там «Universal», «Paramount» куда тратят рекламный бюджет? Понятно, на «Mail.Ru», куда ходит, например, я не знаю, сейчас 10 миллионов в сутки – это всяко отличается от моих 125 тысяч. Т.е. для меня 125 тысяч – это очень много, а в масштабах мировой революции это вообще ни о чём, и денег тебе никто не даст. И это надо трудиться с рекламными агентствами. Рекламное агентство включает вас в свой пул, где у него 20, например, ресурсов, которые крышует, условно, рекламное агентство, и в рамках этого рекламное агентство говорит: у меня тоже 3 миллиона, дайте мне денег. Ему денег дают, и рекламное агентство уже внутри вас деньги делит. От ваших денег заберёт ровно половину, но тут уже выбор небольшой – либо ничего, либо половина. Это достаточно много. Лучше всего жить в Москве, это крайне важно, лично быть со всеми знакомым, т.е. когда на основании личных контактов, то всё это происходит значительно бодрее. Ну сейчас всё подсократилось тоже, когда кризис начался, там всё эти «я тебе, ты мне», «100 тысяч тебе – ты 20-ку мне назад, и у нас всё вообще прекрасно» - тоже оно со временем само собой прекращается, а в условиях кризиса прекращается совсем.

Вопрос № 18 Расскажите, это маска, когда вы в творчестве себя преподносите?

Д.Ю. Это не маска, я считаю, что это грань. Не маска, нет, т.е. ну как – все люди лицемерны, все абсолютно: с мамой он разговаривает так, с друзьями так, с детьми так, с женой итак. Есть вещи, которые в жизни делаешь, есть которые делаешь за деньги, а есть которые не делаешь ни за деньги, ни бесплатно, никак вообще, потому что их нельзя делать. Лицемерие ли это? Мнение выражаются полностью противоположное всё время: «Мне безумно нравится». «А я ненавижу». «А вот приходит к вам историк такой-то, он прекрасен». Следующий комментарий: «Вот этого козла уберите, пожалуйста, чтобы я больше его никогда не видел». Как это можно как-то сочетать? Это можно с точки зрения социологических наблюдений посмотреть, что эти так, а эти так. Никакой середины нет – либо обожание, либо ненависть, этот хочет этого, а этот противоположного, этот любит кислое, этот сладкое – как их можно вообще сочетать? В конце концов приходишь к выводу: вот я такой, извините, ребята, другим быть не могу, подстраиваться под ваши пожелания не способен. Хочешь – смотри, не хочешь – не смотри. С моей точки зрения, вся наша т.н. свобода, которую нам коммунистическая партия объявила, она как раз про это – что появилась возможность выбора: раньше было 4 телевизионных канала, а теперь их 400 с чем-то. Смотреть-то всё равно нечего. Есть возможность выбора, хочешь смотреть – смотри, не хочешь – до свидания.

Вопрос № 19 Ваше отношение к современному Петербургу? И Америка, Европа – где проще человеку реализоваться?

Д.Ю. На мой взгляд, историческую часть поломать никому не дали. Что происходит в Купчино или на Гражданке – это, по-моему, вообще никому не интересно. Новостройки, делай, что хочешь – ты там ничего не испортишь. А в центре не портят ничего. Я там живу, непрерывно хожу в пешие прогулки, мне там очень сильно нравится. Город у нас мрачный, соответствует внутреннему содержанию, ничего в нём весёлого нет. Мне нравится, я с удовольствием хожу. Что касательно Европы, его же строили, как закос под Европу, звали лучших людей. Но постольку поскольку денег у нас было гораздо больше, чем в Европе, то у нас кусок набережной от моста до моста дороже, наверное трёх Амстердамов. Если поедете туда, там всё такое маленькое, микроскопическое, сплющенное. Смотреть интересно, жить, на мой взгляд, невозможно. Я много где был – везде безумно интересно. Есть внешняя сторона, вы же когда туристом приезжаете вот к нам, например, вот вам Дворцовая площадь, стрелка Васильевского острова, Петропавловская крепость, вот посмотрите, как круто: архитектор такой-то, царские могилы, ещё чего-то там – вы ходите, разинув рот: «какая прелесть!». В Купчино вас не повезут. Внутри оно выглядит всё совершенно не так, как может показаться, а в плане реализации для меня это вообще крайне затруднительно. Если вы думаете, что вы туда едете в Европу, и там вокруг вас начнут водить хороводы – нет, не начнут. Никому вы там не нужны, по большому счёту. Пробиться – ну наверное, можно, но это получается очень-очень далеко не у всех. Есть хороший пример – вот из города Вологда возьмите и переедьте в Москву, там все говорят по-русски, денег в Москве завались вообще, всё замечательно, всё для вас открыто, приезжайте, поселитесь и посмотрите, как получится. Это гораздо проще, чем уехать в Нью-Йорк, где все говорят на чужом языке, вы никогда для них не будете свои, никогда вообще! Никогда вы не научитесь говорить, как шпион, без акцента, чтобы вас за своего принимали, и там масса всяких барьеров и трудностей, которые… не знаю, зачем их преодолевать? Я не понимаю. Всё здесь есть, вообще всё, т.е. вот эти вот сказки, что там 100 сортов колбасы, еда какая-то – всё теперь здесь есть, всё. Проклятый большевизм ушёл, остался правильный капитализм, всё есть. Чего мы там искать хотим?

Вопрос №20 Были ли какие-либо предложения вам вести программы на телевидении?

Д.Ю. В силу возраста и способностей я по нашим меркам, извините за нескромность, мягко говоря, не бедный, и если меня куда-то звать, то мне надо платить деньги. Привожу условный пример: прибегают и говорят: «Дмитрий Юрьевич, а вот давайте вы пойдёте в нашу передачу, там вот это, вот это, вот это и вот это. Интересно?» – «Очень, безумно интересно! Сколько вы за это будете платить?» – «Сколько вы хотите?» Ну, есть примитивные вещи: если ты, грубо говоря, зарабатываешь, берём условные 10 тысяч, то для того, чтобы тебя переманить, надо хотя бы половину накинуть, т.е. предложить 15. «Сколько вы хотите?» Я сообщаю, что я хочу вот столько. Повисает неловкая пауза. Подумали…

А сколько вы хотите?

Д.Ю. Сложно сказать. Они говорят: «Вы знаете, у нас даже руководство столько не получает». Я говорю: «Тут дело в том, что я их не получаю – я их зарабатываю, начнём отсюда. Раз. Во-вторых, зачем вы ко мне идёте, если вы даже не можете определиться, сколько у меня денег и кого вы вообще зовёте?» – «Ну вы знаете, вот у нас большинство людей, которые участие принимают, они вообще бесплатно в передачах снимаются». Я говорю: «Я могу понять, если я пою песни и танцую в банях на корпоративах, то появление в телевизоре радикально влияет на расценки танцев в банях, и этим людям, которые там пляшут, они нужны, да они идут работают к вам бесплатно – я понимаю, зачем, и это вообще не мой участок, на здоровье, каждый сам для себя определяет. Но я-то в банях не танцую, мне-то это зачем? Мне деньги нужны. Денег у вас нет – зачем вы ходите и что вы спрашиваете?» При этом они там: «А вот вы знаете, у вас такие хорошие ролики про кино, нам нравятся». Я говорю: «И?» – «Давайте к нам!» – «А у вас что?» – «А всё то же самое, только вы про Фёдора Бондарчука ничего плохого говорить не будете, потому что наш директор дружит с Фёдором Бондарчуком». Я говорю: «Я про Фёдора Бондарчука никогда ничего не говорю, я с Фёдором не знаком. Ну знаком, да. Это личность, с которой я не дружил, вместе не пили – как я могу про него что-то говорить, как взрослый человек? Я смотрю фильмы, они мне не нравятся, и я про это сообщаю – мне фильмы не нравятся». – «Ну давайте, и про фильмы тоже не будешь». Я говорю: «Так это получается, что ты меня зовёшь, как какую-то кусачую собаку, которая дерзко обо всём высказывается, теперь ты, значит, пассатижами мне все зубы выдернешь, и теперь давай кусаться не будешь. Зачем я тебе нужен? У вас есть свои передачи, вот показывайте их». Несмотря на все эти предложения, ни до чего не договорились ни разу. Оно не интересно мне, с точки зрения денег, и неинтересно им, с точки зрения содержания.

Т.е. какая-то цензура в любом случае на телевидении?

Д.Ю. А не цензура, это совершенно нормальные вещи, я не это не смотрю, как на цензуру. Да, там есть формат, например, да простят меня присутствующие дамы, слово «жопа» в телевизоре употреблять нельзя, и это совершенно правильно, потому что неведомо кто смотрит. Вот у меня в начале ролика написано «21+» - не надо, не включай, ты можешь услышать что-то вот… я там не ругаюсь нехорошими словами, но, с моей точки зрения, это категорически не для детей, показывать такое не следует.

Вопрос №21 Что входит в ваши функции, полномочия, как члена общественного совета при Министерстве Культуры РФ?

Д.Ю. Я разглядываю сценарии, которые претендуют на государственное финансирование, т.е. вот люди пишут сценарии, а их… я член Совета, я не один, Совет достаточно большой. Вот я читаю сценарий и пишу отзывы, что я об этом думаю и считаю ли я нужным это государственно финансировать. Большинство, мягко говоря, очень скромных литературных дарований, очень скромных, если не сказать, что это пишут просто 8-классники, которые ничего в жизни не понимают абсолютно. Они настолько слабые, что только руками развести, а тем не менее берут, что-то где-то снимают, что-то там потом в прокат выходит. Ну, странные мягко говоря. Но оно там серьёзно поменялось, т.е. когда поднялся очередной вой про цензуру, что, типа, государство начало выдавать заказ и интересоваться: а что вы там делаете вообще? Сначала подняли дикий крик, что это недопустимо, что это вторжение в творческий замысел. Как-то странно: если государство даёт деньги, как заказчик, наверное, оно имеет право поинтересоваться, что получится в итоге. Хотя бы поинтересоваться, потому что в итоге получается такое, что хоть стой, хоть падай, причём – обратите внимание – у всех. Ни один советский творец из тех, кто гремел в советское время, ни один не снял ничего за последние 25 лет, что заслуживало бы хоть какого-то внимания – его просто нет, снимают такой шлак, что страшно смотреть. Ну, сообщили, что теперь нам нужны хорошие исторические и патриотические фильмы … и те же самые люди, которые вчера антисоветчину всякую гнали и русофобию, они по щелчку раз – и стали писать сугубо патриотические сценарии. Выглядит смешно, с одной стороны, но с другой стороны, как говорил товарищ Сталин: извините, других писателей у меня для вас нет. Есть у нас вот такие – да, беспринципные и с гибким хребтом, ну вот такие они, творцы, от природы, что делать? Ну что-то там варится, что-то там устаканивается. Попутно мы… «мы» - это громко сказано, т.е. я принимал активное участие в сборе денег на художественный фильм про 28 панфиловцев – такой у нас, можно сказать, народный проект был. Сняли за 1 млн.700 тысяч баксов, собрали 6 – по нашим меркам, это коммерчески успешный был проект. Я давно живу, я ещё в прокате видел «Они сражались за Родину». Я тогда маленький был, и когда смотрел… я-то шёл смотреть там про войну, а там всё время ходили и разговаривали. Меня это раздражало, т.е. они о чём-то не о том говорят, поря уже стрелять начать, а как-то не стреляют. «28 панфиловцев» наоборот – через 20 минут как начали стрелять, так до конца и стреляют. Это то, что мечтает увидеть любой мальчик. Любой мальчик склонен к насилию – так у него голова устроена. Если мальчик не хочет в 18 лет никого убить, у мальчика непорядок с головой, ему лечиться надо. Вот это кино для нормальных мальчиков, снятое взрослыми мужчинами, которые помнят, как они были детьми, в общем-то, ну с уважением к подвигу предков относятся. На мой взгляд, хорошее кино, совершенно новый жанр в отечественном кино вообще, вызвавшее массу вопросов: как это за 1,5 миллиона получилось вот так, а за 40 миллионов получилось наоборот? Как это вы ухитряетесь за 40 млн. снимать такую дрянь? Вот, вот так.

А «Левиафан», вы считаете, провокация …?

Д.Ю. Я считаю, что это откровенная глупость, которая… я не знаю, реальная жизнь, с моей точки зрения, устроена не так. Гражданин Звягинцев, при всём моём глубоком к нему уважении, как к творцу, художественный фильм «Возвращение», на мой взгляд вот, на грани гениальности, дальше попытки закосить под Тарковского неудачны.

Тарковский не был абсолютно …

Д.Ю. Не надо косить, ты сам умный, делай своё, а это, где консультантами выступают ольги романовы – не позорься вообще, это же совсем нехорошо. Я не знаю, на мой взгляд, главный герой должен вызывать у меня сопереживание, а если ты мне показываешь какую-то алкоголическую мразь и хочешь во мне вызвать сочувствие к этому человеку – нет у меня никакого к нему сочувствия. Там все такие – и главный герой, и всё окружение.

Я во многом согласен …

Д.Ю. Только напалм.

Вопрос №22 … журналистов обвиняют в узконаправленности, в узколобости и зацикленности, замыленности взгляда. Как избежать этого?

Д.Ю. Не знаю. По-моему, ты либо специалист и в чём-то разбираешься глубоко, либо наоборот настолько поверхностен, что не разбираешься толком ни в чём. Это вот для меня, например, проблема: у меня хорошая память от рождения, почти как у Вассермана, я много чего знаю, но все эти знания очень-очень неглубокие – ты вот понасшибался где-то верхушек, если с тобой будет разговаривать гражданин, не сильно эрудированный, то ты его поразишь своими знаниями, пониманием, ещё чего-то. Как только ты начинаешь говорить со специалистом, ты тут же начинаешь «плавать», потому что ты вот это слышал, вот это тебе кажется, вот это ты не понял, это не так, это не так, это не так – ну и только руками развести. Как – нужна специализация или не нужна? Точно так же и у журналистов: либо ты пишешь про сельское хозяйство и разбираешься в приплоде кроликов, ну либо ты мировые проблемы какие-то освещаешь, в которых не понимаешь вообще ничего. По-моему, так, по-моему, надо быть специалистом – это гораздо правильнее.

Вопрос №23 В соцсетях мы видим всякие приколы примитивные, они собирают огромную популярность – это деградация или же это временная такая мода, которая пройдёт?

Д.Ю. В любой компании есть шутки определённого рода, понятные только этой компании. Вот я в 6-ти школах учился, приходишь в очередную – они там про что-нибудь рассказывают, ха-ха-ха, всем смешно, а тебе тут же сообщают: ну тебя-то тогда не было, ты вообще не врубаешься, о чём это. Т.е. ты посторонний человек, не из этой компании, и это те же самые мемы, которые эту компанию крепко связывают: В основном это воспоминания о совместных пьянках, походах вместе с пьянками и ещё чем-то там, смешные ситуации, в которые – вот все это всегда помнят. Точно так же я в своей компании, не помню, в последний раз этому безобразию предавались, наверное, в 1978 или 1979 году, а вспоминаю до сих пор, все уже лысые и седые, но смешно было, да. А это просто то же самое, только расширенное – шутки-то, они же действительно смешные.

Вопрос №24 Как вы относитесь к краудфандингу в кино?

Д.Ю. Отношусь положительно. На «28 панфиловцев» мы собрали 35 млн.рублей, рекордсмены, но бюджет 150 млн. – это мало, не хватает. Но заниматься этим полезно, да. Мы насобирали денег, начали фильм делать, и тогда этим заинтересовалось Министерство культуры, лично министр сказал, что выдаст денег столько же, сколько соберут люди. Мы насобирали 30, ну там в определённый момент, Министерство культуры выдало 30, побеседовало с Министерством культуры Казахстана – Казахстан выдал ещё 19, и Фонд кино выдал 100 млн. на рекламу, т.е. это… ну они возвратные, эти 100 млн., но а если бы люди ничего не собрали, и если бы ничего не начали, то никаких бы денег не было вообще. Поэтому как начинание крайне полезное и дальше будет только расширяться. Единственно, что там ресурсы, на которых деньги собирают – вот в Америке некий Кикстарер есть, а у нас т.н. Бумстартер: там 5% заберёт агрегатор, 10% заберёт себе этот Бумстартер, 13% подоходного с вас вычтут – итого 28% как не было. Зачем, кому треть денег подарили, для чего? У меня это всё организовано не так: вот у меня на сайте, я лично сам для себя собираю деньги на собственные, так сказать, прожекты – это если вы применительно к себе – да, люди с удовольствием сдают, никаких вообще преград нет, лично себе под лично свои проекты собирать деньги, не через всякие эти Бумстартеры. Да, т.е. люди серьёзно заинтересованы, и это не миллионы (ну хотя у кого как), но да, и поддерживают, и пользоваться этим, на мой взгляд, надо. Желательно иметь для начала большую аудиторию, чтобы было с кого собирать. Аудитория в настоящее время, например, вот в таких делах нагоняется исключительно, извините за цинизм, благими делами. Т.е. если вы собираете деньги, условно, на каких-то пострадавших от чего-то, детей, ещё чего-то там, это у людей вызывает серьёзный отклик. Ну т.е. опять таки, извините за цинизм, т.е. когда деньги собирают на «панфиловцев», и началась война на Украине, то, естественно, в первую очередь сдают деньги на тех, кто пострадал от обстрелов. Хочешь ты, не хочешь – вот туда денег несут гораздо больше. Если этим заниматься, то это привлекает, во-первых, это дело полезное, во-вторых, оно привлекает огромное количество народа. Естественно, его надо освещать, т.е. когда деньги сдают, за них надо отчитываться, говорить: сдали вот столько, потрачено вот столько, потрачено вот на это, и вот результат нашей помощи. Мы, например, через мой сайт непрерывно снабжаем детские дома на Донбассе, там часть войсковых подразделений одеваем-обуваем и детей в детских домах снабжаем. Ну это да, это вызывает живейший отклик. Поэтому оно сочетает в себе, т.е. здесь вы людям помогаете и расширяете охват аудитории. Когда он расширится за счёт таких вещей, тогда уже можно на что-то своё. Это, во-первых, подобными действиями вы вызываете к себе серьёзное доверие. Ну я не знаю, я не вижу смысла чего-то там крысить, какие-то деньги оттуда вынимать. На мой взгляд, всё, что сдают, всё туда и переправить надо. Оно вызывает доверие, расширяет аудиторию. Но когда уже дадут много, тогда да, можно приступать к чему-то своему.

Вопрос №25 Подача, интонация – это у вас от природы, или вы искали этот момент, как вы будете говорить, чтобы это выглядело уверенно?

Д.Ю.Так я говорю специально – ниже. Нет, нигде не тренировался, никто не учил вообще, непонятно. Т.е. когда раньше кино переводил, я этим занимался один и, сидя у себя дома в кладовке – это было одно. Там мне казалось, что я безупречен, вообще у меня так ловко получается – комар носа не подточит, а все остальные дураки. После этого кино стал показывать в кино, т.е. когда там английская копия на экране с английским звуком, а я в зале с микрофоном сижу и, читая бумажки, выкрикиваю в микрофон. Первым я показывал такой художественный фильм «Рок-н-рольщик», показал его раз 20, наверное, и все 20 раз я там истерично в бумажках всё время чиркал авторучкой по ходу выкриков, что здесь не так, тут не так, тут не так… Первый раз меня удивило: как я мог такое недосмотреть в тексте? Второй раз, когда я всё исправил и напечатал бумажки заново, удивило ещё больше – как это, я же, вроде, всё проверил? Но когда и в 20-ый раз я всё исчиркал, то там натурально опускаются руки, потому что что-то ты тут не понимаешь. Ну и 3 года заездов, я 3 года ездил непрерывно, не могу сказать, что за копейки, но, в общем-то, чисто, так сказать, из интереса разъезжал по городам и весям и это дело показывал. Ну там вот да, когда ты непрерывно в этом упражняешься, там приходит понимание. А поскольку я сижу в зале и слышу, как народ реагирует, т.е. мне-то кажется всё время, что я так ловко шутки перевёл, что это они смешные, а потом становится понятно, что в ряде мест они смеются от того, как я это говорю. Это неправильно, потому что в фильме этого нет, там не подразумевается в этом месте смеяться. Там всегда американцы выдают специальные тексты для переводчиков, где для иностранных дебилов понятно написано: «Это шутка, тут должно быть смешно». Так и есть, но наши переводчики выше этого, чтобы опускаться – какие-то американские тексты читать, это же несерьёзно. Ну а когда смеются там, где не написано, что шутка есть, ну это, с одной стороны, неправильно, ну с другой стороны, такая у меня особенность речи. Я не считаю, что это плохо, на мой взгляд наоборот хорошо. Ну вот как-то так натренировался. Педагогов не нанимал, педагогов таких просто нет.

Вопрос №26 А вы на данный момент кого-нибудь продюсируете?

Д.Ю. Кроме как на себя, ни на что времени не хватает. А у вас про что? …

Д.Ю. По идее, поскольку я этим занимаюсь, так сказать, в глобальном масштабе, то один просто всё не успеваешь, т.е. нужны другие люди, которые, например, рассказывают про компьютерные игрушки, про кино, про всякие железки и прочее. Для этого нужны другие люди. Про книжки… Вот других людей пытаемся подтягивать, но пока не сильно успешно. Всем всё время кажется, что там какие-то адские миллионы – повторюсь: адские миллионы только у меня, а у всех остальных зарплата. Так несправедливо устроен капиталистический мир.

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


В новостях

07.04.17 01:38 Мастер-класс Дмитрия Пучкова для учащихся школы телевидения "Кадр", комментарии: 31


Комментарии
Goblin рекомендует создать сайт в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 1

viktor-viktorov
отправлено 16.04.17 09:37 | ответить | цитировать # 1


Дим Юрьевич, нужна Ваша помошь. в общем окончил я как то колледж. учился хорошо, учеба мне давалась отосстельно легко, по крайней мере легче чем одногрупникам, не смотря на то что это было давно года 4 назад остался кое какой багаж знаний.И сейчас собственно я решил развиваться как специалист в своём направлении, но вот проблема, так как я не мог работать по специальности 4 года меня сейчас никуда не берут, говорят мало опыта и т.д. в некоторых вопросах я реально вижу что у меня там знаний нет, но ведь и никто не даёт шанса начать развиваться как специалист, даже пробный заход не дают сделать и из-за этого я уже больше полу года не могу реализовать себя как специалист в своём направлении. сейчас я начал задумываться может податься туда куда примут, заняться чем то другим, но тогда вероятнее всего я закрою себе и без того маленький путь развития как специалиста моего профиля. но и работать а бы где и как не охота. Вы неоднократно говорили что работали то там то тут везде смогли себя реализовать а теперь ооо какой стали. так вот, подскажите как начать этот своё путь и не потерять много времени. к сожалению или счастью много людей пытались найти себя в течении всей жизни и так не нашли, дайте пару дельных советов как найти себя, как реализовать в чем то и так чтобы действия не были напрасны. ведь живём один раз и на всякое растрачивать время нельзя. и да, какие книги вы читали в 25 лет, что почитать посоветуете, уж очень люблю это дело. Спасибо.



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк