Георгий и Александр Соколовы о втором заезде в Египет

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии - Александр Соколов | Разное | Каталог

29.05.18



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Георгий Соколов. Здравствуйте, друзья. Сегодня у вас в гостях редактор портала antropogenez.ru, автор книг “Мифы об эволюции человека” и “Ученые скрывают”, лауреат премии “За верность науке” Александр Соколов.

Александр Соколов. Здравствуйте, Георгий.

Георгий Соколов. Беседовать с ним буду я, Георгий Соколов. Сразу скажу, что все совпадения между участниками сегодняшнего “Разведопроса” случайны. Но перейдем к делу. Александр, скажи, пожалуйста, зачем ты ездил в Египет второй раз? Я помню времена, 5-10 лет назад, граждане Российской Федерации ездили в Египет примерно также, как сейчас на шашлыки. Но времена изменились и сейчас ездят зачем-то другим. Зачем вы поехали в Египет?

Александр Соколов. Причин конечно несколько. Надо сказать, что поскольку мы с нашим проектом “Ученые против мифов” занимаемся разоблачением мифов в области древнейшей истории, то как же нам обойтись без Египта? Египет, это средоточие всевозможных древностей, это средоточие огромных сооружений из камня. К Египту устремлены взоры адептов различных альтернативных исторических концепций. Не только нашей страны, со всего мира. Про Египет огромное количество баек, заблуждений, фильмов, книг, роликов, где рассказывается о том, что мы можем видеть сейчас, это руины, конечно, не той египетской цивилизации, о которой написано в учебниках, а это построили инопланетяне 500 тысяч лет назад. Или какие-нибудь атланты. Или отлили из бетона уже в XIX веке. И так далее. Как же нам не посетить Египет второй раз. Конечно, мы были год назад в Египте. Георгий, ты тогда составлял нам компанию.

Георгий Соколов. Но, увы, в этот раз мне не удалось составить вам компанию, поэтому сегодня я и задаю собственно вопросы, потому, что мне тоже интересно.

Александр Соколов. Но за одну поездку не осмотреть и сотой части того, что в Египте есть. Поэтому мы, конечно, поедем еще раз. Мы ехали таким маленьким сплоченным составом. Помимо меня, что важно, в Египет впервые приехал Николай Васютин. Те, кто следят за нашей деятельностью, знают, что Николай Васютин, это экспериментатор, который занимается реконструкцией древних технологий. Он сверлил гранит медной трубой, пилил гранит медной пилой. В прошлом году мы с Николаем Васютиным кремнем сделали в граните этот глазик. Зрачок высверлили медной трубочкой. При этом Николай Васютин сам никогда не был в Египте.

Георгий Соколов. Ему, наверное, это вменяли всевозможные альтернативщики?

Александр Соколов. Я не знаю. Они найдут, что вменять. Они теперь ему будут вменять, что он только один раз был в Египте. Короче говоря, поехал я, поехал Николай Васютин и, можно сказать, руководитель организационный нашей группы, Валерий Senmuth. Помимо того, что он музыкант, он большой энтузиаст Древнего Египта, культуры Древнего Египта. Тоже борец с мракобесием. Он лучше нас всех знает Египет, он там бывал много раз в различных поездах. Мы ехали маленьким составом, на не очень долгое время, девять дней заняла наша поездка. Валера составил нам такой плотный график, что отдыхом это нельзя было назвать ни в коем случае.

Позже пяти утра мы не вставали. В некоторые дни мы вставали до четырех утра. Потому, что когда мы поехали кататься на воздушном шаре, там надо было выехать в четыре утра. Каждый день мы вставали, когда я обычно в России ложусь. Каждый день у нас был такой список, что к концу дня мне казалось, что три дня прошло или четыре. Начать с того, что главной целью нашей поездки был город Луксор, это Верхний Египет. Там находились Фивы. Это древняя столица Верхнего Египта. С XI династии она была столицей всего Египта. И там средоточие всевозможных древностей. На двух берегах находится это все. На восточном берегу находился город, “город живых”, где сейчас находится город Луксор.

Георгий Соколов. Почему “город живых”?

Александр Соколов. Потому, что там жили. Там находились храмы огромные. Там храм Амона-Ра в Карнаке, храмы знаменитые, которые в Луксоре находятся, они были соединены аллеей сфинксов, которая почти три километра в длину. Ну, и там жили люди, там собственно город находился. А на западном берегу город мертвых, где находились некрополи. Где куча заупокойных храмов. Это такая тема, которая уже после пирамид пошла, когда стали себе отдельно делать гробницу фараоны, а отдельно строить, еще при жизни, заупокойный храм. Западный берег, там находится Долина царей, это гробницы фараонов, долина цариц, долина знати, где хоронили всяких вельмож, чиновников, город мастеров, где жили те, кто это все строил. Там храм Аменхотепа III, от которого остались огромные статуи. Храм Рамсеса III, храм Рамсеса II.

Георгий Соколов. Все, что связано с загробной жизнью и с похоронами являлось огромной индустрией.

Александр Соколов. Это огромная территория и это все нужно было осмотреть. Сейчас там находится фактически деревня. Очень маленький городок. Там еще находится дом Картера, археолога знаменитого, гробницу Тутанхамона нашел. Одна касса на это все...

Георгий Соколов. Билетная?

Александр Соколов. Да, билетная. Один из приколов был в том, что Валера сфотографировал на телефон список всего, на что можно взять билеты в этой кассе. Это вот такой список, 25 пунктов. Мы приходили в шесть утра к этой кассе и Валера говорил: “Нам вот это, вот это... По три”. И кассир офигевший начинал объяснять: “Ребята, вы это не сможете за сегодня осмотреть, а завтра эти билет недействительны”. Но мы смогли.

Георгий Соколов. Хочу еще отметить для наших зрителей забавный момент. Александр неоднократно вел трансляции из различных храмов в нашем сообществе “ВКонтакте”. И было оригинально, проснувшись утром, в семь утра, увидеть, что в нашем сообществе “ВКонтакте” уже идет трансляция. И Александр уже гуляет. Еще, с учетом сдвига по часовым поясам, с шести утра он уже гуляет по какому-то древнеегипетскому храму. А как вы добирались?

Александр Соколов. Отдельная песня как мы добирались потому, что прилетели мы в Хургаду.

Георгий Соколов. Прямым рейсом?

Александр Соколов. Нет. Есть прямые рейсы, но только в Каир. А от Каира до Луксора еще 700 километров. Поэтому это не вариант. Мы летели с пересадкой в Стамбуле. Прилетели мы в Хургаду, прилетели мы ночью. И дальше нам надо было еще 400 километров до Луксора. Причем надо было на западный берег. Надо было доехать в Луксор, как-то переправиться, найти отель, который мы забронировали. Но, повторяю, это реально деревня. По-моему, это был не самый лучший план вылезти ночью в аэропорту в Хургаде и начать договариваться с таксистами, чтобы они нас везли 400 километров. Не знаю, стоит ли посвящать зрителей в муторные подробности того, как таксист согласился везти нас только на автобусную станцию. На автобусной станции автобусов не было. Другой таксист повез нас на вторую автобусную станцию, потом на третью. В итоге, наконец, мы кого-то поймали на улице, и он согласился нас везти. Потом, долго ли, коротко, муторно, таксист не знал дороги, там куча блокпостов. Еще надо сказать, что когда вы ездите по Египту по каким-нибудь шоссе, через каждые пару километров стоят блокпосты с военными, это военизированная страна, вас проверяют. Какие-то бумажки проверяют у таксиста, спрашивают: “Кого везешь?” – “Рус”. – “А, рус. Езжай”. Потом мы еще узнали, общаясь с водителями, что там все очень непросто. Нужны какие-то разрешения, просто так возить туристов нельзя. Если ты скажешь, что это твои друзья, у тебя попросят показать бумагу, что это твои друзья. Бумага стоит 150 фунтов, ее нужно получать. Короче говоря, пять часов мы ехали...

Георгий Соколов. Видимо, это было все равно выгодно этим водителям?

Александр Соколов. Да. Хотя они изображали грустные лица. Они неплохо прокатились. Может быть, впервые в своей жизни они приехали в Луксор, где никогда не были. Там два водителя, они менялись. Причем один вел, другой сидел сзади. Учитывая, что нас три человека на заднем сиденье весьма небольшого автомобиля. Приехав туда, они сразу стали фотографироваться на фоне колоссов Мемнона. Потом еще надо было найти отель. Отель находится в самом глухом тупике, куда ехать через огороды буквально. На самом деле место классное, мне вот это понравилось. Если кто-то любит уединенный тихий отдых. И главное, учитывая ситуацию с туризмом в Египте, если вы хотите, чтобы вы там были вообще одни, это идеальное место. Единственное, что до магазина непросто добраться и вообще это глушь. Мы втроем, это маленький отельчик, очень колоритный, и больше там никого. Три европейца приехали, весь персонал, четыре человека, включая управляющего отелем, они собрались посмотреть на нас. Нам лично управляющий отелем готовил обед, когда мы просили. Когда мы уезжали, они садились на мотоциклы и все разъезжались тоже, и отключали воду и электричество в этом отеле. Я вообще не знаю, как они существуют потому, что мы прожили в этом отеле пять дней и заплатили по 100 долларов каждый. Это вся их выручка. Я не знаю, мы уехали, на смену нам никто не пришел. Поэтому нам лучшие номера.

Георгий Соколов. Сто долларов за все пять дней?

Александр Соколов. Да. Девяносто два, если точно.

Георгий Соколов. Недорого.

Александр Соколов. Да. Если вы не фанат люкс номеров, если вы способны переносить что горячая вода не всегда течет из душа, и некоторые другие мелкие...

Георгий Соколов. Как там комары?

Александр Соколов. Комаров вот не было. В прошлом году в Каире нас жрали зверские, чудовищные комары, которые из вентиляции ордами летели. Здесь меня ни разу не укусил ни один комар, хотя там даже балдахин специальный над кроватью. Это мы жили первую половину нашего пребывания. Потом мы вернулись на восточный берег и там мы уже жили в отеле городском. Немножко там уже по-другому. Балкон выходил на помойку потому, что там помойка везде почти. Он выходил на крышу какого-то дома, заваленную консервными банками. И что именно в Луксоре... Там шумно очень еще. Причем музыка только местная. Там какая-то дискотека, я не знаю что, где звучит заунывная арабская музыка всю ночь. Я-то спал нормально, а вот Николай Васютин, который жил на последнем этаже, рядом с верандой, где происходил постоянно какой-то банкет, ему было нелегко. А если открыть балкон, то такой запах конской мочи. В Асуане в прошлом году этого не было. А здесь рядом с отелем парковка этих экипажей и все кругом пахнет конской мочой. И, кстати, я подумал, что когда-то все города должны были так пахнуть. Потому, что это было главное транспортное средство. В Луксоре это до сих пор, эти вот повозки. Но это все мелочи.

Георгий Соколов. Мы про быт еще что-то будем говорить? Или сразу перейдем к интересному, к достопримечательностям?

Александр Соколов. Я еще хочу сказать как мы там перемещались, несколько моментов. И еще раз, мы просто летели дикарями, никаких туров не брали, все сами. Поэтому мы сами бронировали отель, сами договаривались о транспорте, никаких гидов. Поэтому все это нам обошлось гораздо дешевле. Мы договаривались с хозяином отеля, мы говорим: “Хотим на воздушном шаре полетать”. Он сказал: “Это стоит 60 долларов”. В Луксоре это стоит 125 долларов, если через гидов каких-то. Перемещались мы на машине, опять же, договорились с местным водителем. Там такой Мухаммед оказался, очень порядочный и толковый парень, который нас везде возил. Но, еще раз, блокпосты везде. В некоторых местах, например, когда мы поехали в Абидос... Абидос, как мне сказали, считается один из криминально неблагополучных регионов Египта. К нам там в некоторых местах приставляли машину с охраной. То есть, мы едем, перед нами едет джип, в кузове сидят автоматчики. Причем смотрят так, как будто сейчас из-за кустов выскочат террористы. В некоторых местах нас постоянно возили с автоматчиками.

Георгий Соколов. А откуда они брались, просто с некоего блокпоста?

Александр Соколов. Да. Вот мы подъезжаем к блокпосту, там, видимо, говорят: “Туристов везешь?” – “Да”. – “Вот тебе охрана”. Дальше мы едем до следующего блокпоста, они сменяются. Довольно прикольно, ты едешь, а перед тобой, иногда включая сирену, едет машина с персональной охраной. И были забавные эпизоды. Например, мы решили там купить арбуз. Мы просим водителя остановиться, он останавливается. Останавливается эта охрана, причем они недовольные всегда, что непредвиденная обстановка. И вот мы идем покупать арбуз, подходим, там сидит “дух” в чалме. Мы говорим: “Арбуз”. Он говорит: “Давай деньги”. Я ему даю 50 фунтов. 50 фунтов, это примерно 150 рублей. Он мне дает сдачу 10 фунтов. И тут я вижу, что рядом с нами стоит уже немолодой военный с автоматом. Он смотрит на продавца и довольно сердито что-то говорит, я так понял: “А не охренел ли ты?” И тот, подумав, еще 10 фунтов дает сдачи. Я понял, что покупать арбузы с автоматчиком, это всегда дешевле.

А в некоторые места нас, к сожалению, не пустили. Мы подъехали к очередному блокпосту... Причем интересно, по этому шоссе в одну сторону мы проехали один раз нормально. А когда мы ехали обратно, на блокпосту сказали: “Нет. Эта дорога для туристов небезопасна, там нет военных”. И нам пришлось делать огромный крюк через восточный берег. Возвращаться, объезжать. Поэтому мы в несколько мест не попали. Мы хотели посмотреть пару пирамид интересных. “Нет, там постреливают”. Могут ограбить, как мне потом сказали. Хотя наш водитель сказал: “Это дураки. Никто вас там не тронет потому, что все здесь любят туристов. Ну, а если что-то случится, мы быстро уедем”. Но мы туда не поехали.

Ну, и по поводу криминала. Водитель, который проводил экскурсию... Со слов нашего водителя Мухаммеда. Мы едем, я вижу машину без номеров. То есть, мы проезжаем неприглядного вида село. Там стоят машины без номеров и стоят экскаваторы. Он говорит: “Видите эти машины без номеров? Это золотоискатели”. Нелегальные золотоискатели. Я говорю: “А как они без номеров ездят?” – “А они на шоссе не выезжают. А сюда полиция особо не суется”. Вот они на этих машинах без номеров ездят в пустыню за золотом. Там есть месторождения золотые. Экскаваторы, это их. То есть, они ездят добывать золото с экскаваторами. Но если их поймает полиция, всех убьет. Вот что рассказал нам водитель.

Георгий Соколов. Насколько этому можно доверять?

Александр Соколов. Не знаю. Но то, что там машины без номеров ездят и стоят экскаваторы, это факт. Или мы там проезжаем какой-то фосфатный завод. “Здесь добывают фосфат, который на кораблях отправляют в Европу. Здесь работал мой отец. Это очень вредное производство. Здесь люди долго не живут. И каждый работник здесь каждый день выпивает стакан молока с двумя яйцами размешанными, чтобы не заболеть. А если ты не выпьешь, такую штуку, то быстро умрешь. Но рабочие забывают. Они или забывают вообще, или забывают положить яйца. Однажды я тут ехал, когда работало производство. Я только пять минут зашел подышать. Потом я целую неделю не мог спать, не мог дышать, не мог курить. Потому, что не выпил молоко с яйцами”. Главный рецепт, друзья. Если с вами что-то случится, вы отравились, подышали парами какой-нибудь ртути, рецепт от Мухаммеда: стакан молока и два яйца. Все.

Про Мухаммеда можно еще отдельно рассказывать. Про его жизнь и прочее. Забавный парень. Оказывается, мы фотографировали его, а он фотографировал нас. И он меня даже пригласил в гости, он в этом же селе живет. В частности посетили местную школу потому, что Мухаммед гордо сказал, что его отец предоставил их двор для школы, где дети 5-6 лет готовятся к поступлению в полноценную школу. Они там учатся читать, писать. И, конечно, читают Коран. Первая книга, которую читает пятилетний ребенок, это Коран. Мы туда пришли, действительно там двор, на земле сидит куча детишек, держат листы из Корана. Он сказал: “Вот, отец предоставляет”. Это стоит 10 фунтов в месяц. То есть, 30 рублей в месяц это стоит. “Это лучше, чем если эти ребята бегают по улице и попадают под машины”. Я подумал, что, с одной стороны, да. Это совершенно другая культура, другой менталитет. Но вот ребенок, первое, что он читает, это Коран. То есть, уже с самого раннего возраста дошкольного определенная система мира инсталлируется ему в голову.

Георгий Соколов. Ну, да. Я буквально недавно читал некое исследование с цифрами о том, что сейчас мусульманский мир... Притом, что мусульмане составляют значительный процент населения планеты Земля сегодня, их, по-моему, 1 миллиард 300 миллионов, но по количеству ученых, научных достижений на душу населения они, мягко говоря, совсем не впереди планеты всей. Чего нельзя сказать о тех, кто жил на этой земле всего несколько тысяч лет назад. О древних египтянах, которые были неким авангардом человечества. Может мы тогда собственно и перейдем?

Александр Соколов. Кстати, по поводу всего этого. Я бы осторожно относился к таким цифрам потому, что когда это публикуют, тем более с некоторым четким антирелигиозным подтекстом... Я сам атеист, но вместо мусульман можно взять женщин, какие-нибудь национальные меньшинства и начать из этого делать далеко идущие выводы. Авторы, которые нарисовали эти цифры, они начнут вопить. Например, в том же Египте очень круто развита археология. Там работают местные археологи египтяне. Может они не Нобелевские лауреаты, но историческая наука там хорошо поставлена. Там очень приличные книжные магазины, кстати говоря. Да, мы понимаем, что определенная часть нашей цивилизации отстает по научным достижениям. Но всегда нужно смотреть на комплекс причин, а не сразу показывать пальцем и говорить: “Вот эти уроды потому, что они верят в Аллаха, а не в Иисуса”.

Георгий Соколов. Или вообще ни в кого не верят.

Александр Соколов. Да. Я понимаю, с одной стороны, может быть лучше, что эти дети сидят в школе и учатся, чем они бегают по улице. Но потом они, может, будут бегать в ИГИЛ с автоматами, с некоторой вероятностью. Мы там лазили по всяким нетуристическим местам, общались с местными...

Георгий Соколов. И как в нетуристических местах?

Александр Соколов. Специфично. Мы видео записали в том числе. Там ходили вечером, когда темно. Неуютно. Но может быть, если приедет из Египта сюда человек и будет в Питере в каком-нибудь спальном районе вечером ходить, ему тоже будет неуютно. То есть, это просто некое ощущение совершенно чужой среды. Мусор, запах, облезлые, полуразвалившиеся дома, которые непонятно, то ли их не достроили, то ли они уже развалились. Теснота, публика специфическая, одеты специфически. Для европейцев все это так немножко... Но никакой агрессии со стороны египтян ни разу мы не встретили. Мы лазили по местам, где европейцы редко бывают. Еще снимали видео. Ну, так посматривали, как бы мы смотрели, если бы у нас какой-нибудь папуас по улице прошел с фотоаппаратом. Например, когда в Луксоре мы в кафе сидели, ели, официант когда узнал, что русские здесь живут, был крайне удивлен. Русские должны жить в Хургаде, а сюда приезжать на экскурсионном автобусе. Он впервые увидел, что русские живут в Луксоре. Я сказал: “Мы еще не пьем и не курим”. У него вообще челюсть отвисла.

Про женщин интересный был эпизод. Да, женщины, особенно если это не в городе, а где-то в сельской местности, они все в черном. Или вообще с закрытым лицом. По крайней мере, все очень строго, консервативно. Можно предположить, что они очень скромные, необщительные. Но вот в Луксоре мы убедились, что молодежь уже не совсем такая, как мы себе представляем. Во-первых, эта молодежь, обоих полов, очень активно кутила на крыше нашего отеля. А во-вторых, мы с Валерой, это уже предпоследний день, пошли вечером в Луксорский храм пофотографировать закат. А вечер, это как раз время, когда туда приходит много туристов. Китайцев много, кстати. Русских там практически нет, пару раз мы видели. И местные там гуляют. Я стою с Валерой, фотографирую. Остановились две девушки, они в закрывающих все платках, в остальном они одеты обычно. Они остановились, посматривают на нас, потом подходят и: “А вы не говорите по-арабски?” Мы: “Нет”. – “А можно с вами сфотографироваться?” И дальше происходило то, что раньше, в прошлую поездку в Египет, молодые люди местные активно хотели фотографироваться с нашими девушками. В этот раз девушки хотели фотографироваться с европейцами. Они довольно активно с нами фотографировались. А потому убежали, больше мы их не видели. Они гуляли вдвоем, две девицы, без сопровождения мужчин. Они спокойно подошли к туристам, никаких комплексов, они вели себя как обычные европейки. Это, видимо, новое городское поколение Египта.

Георгий Соколов. Не смотря не те изменения, которые несколько лет назад в сторону ортодоксального ислама?

Александр Соколов. Да. Я не знаю, может им это еще аукнется. Да и вообще молодежь везде примерно одинаковая. Это город все-таки. Понятно, что в сельской местности все более консервативно. Если не считать каких-нибудь спутниковых тарелок на крышах, ты видишь такой быт, как ты представляешь они жили столетия назад. На ослах ездят, сидят на крылечках мазанок вот этих, в огородах с тяпками...

Георгий Соколов. Понятно. Давай перейдем к самым... У нас, поскольку времени описать все те 25 достопримечательностей в день, которые вы посещали... Не успеем. Поэтому давай по самым интересным местам, ярким впечатлениям. Что стоит в Луксоре посетить?

Александр Соколов. В Луксоре стоит посетить все вообще. Там нет такого, чтобы я сказал: “А вот это ерунда какая-то”. Если турист приедет в Луксор, ему там хватит на месяц ходить и осматривать. Я выделил из каких-то особых вещей потому, что Валера, он там уже многое повидал. И он делает акцент на каких-то необычных достопримечательностях, малоизвестных. Например, мы решили осмотреть несколько пирамид. Все знают пирамиды Гизы, Саккары.

Георгий Соколов. Обычно когда говорят “пирамиды”, имеют в виду пирамиды Гизы.

Александр Соколов. Да. Хеопса, Менкаура и кучу других пирамид знаменитых. А помимо этих пирамид есть еще много пирамид поменьше. И вот есть, это называется “малые ступенчатые пирамиды”, которые строились еще до пирамид Гизы. Часто говорят, что после великих пирамид Древнего царства, это пришло в упадок и стали пирамидки пониже и пожиже. А эти пирамиды строились до пирамид Гизы, то есть, их возраст, это конец III династии. Таких пирамид найдено семь, и мы посмотрели две из них. Еще две нам не удалось посмотреть, нас просто не пустили. Это такие маленькие, неказистые, почти развалившиеся ступенчатые пирамиды, про которые нет ни в каких туристических путеводителях. И мы их находили по Google map. У Валеры просто были координаты, мы говорим водителю: “Вот здесь повернуть налево, здесь повернуть направо”. Одна пирамида называется “пирамида Накада”, а другая называется “пирамида Синки”. Одна находится... Вокруг поля, какие-то сельские угодья. А вторая в середине пустыря со свалкой.

Обе они не охраняются. Вообще удивительно, что они до сих пор стоят, что их местные жители до сих пор не растащили. Но сохранились они плохо. То есть, это небольшие пирамиды из грубо обработанных или почти не обработанных каменных блоков, слепленных раствором. Внутри этих пирамид погребений нет. Насколько я знаю, может, меня поправят египтологи, их функция до конца не ясна. Но предполагается, что фараоны их ставили как пограничные столбы, показывая власть на определенных территориях.

Вторая пирамида, пирамида Синки, она сохранилась получше. К ней сохранился такой пандус из кирпича-сырца. А вокруг, опять же, свалка. Я оттуда вел трансляцию. Когда мы начали снимать, появился какой-то подросток местный и начал с нами делать селфи. Потом, он видимо позвонил, подтянулись его кореша, вокруг нас стала собираться группа подростков. Через некоторое время у Васютина взяли померить очки, кепку. В итоге мы оттуда были вынуждены быстро уехать потому, что они вели себя на самом деле дружелюбно, но все более активно. Нам предлагали пойти выпить. Я понял, что сейчас тут соберется вся округа, и мы быстро уехали. Они уже и в машину заглядывали, но, правда, все вернули. То есть, это все не охраняется.

Мы увидели еще пару объектов, за которыми никто не присматривает. Я понимаю, что в Египте ведется работа археологов, реставраторов, реконструкторов, но число достопримечательностей все равно больше, чем государство в состоянии обеспечить охрану. Есть объекты, которые не охраняются вообще никак. Ну, вот две пирамиды нам не удалось посмотреть, но нам удалось осмотреть местно, которое мы не планировали осматривать, даже не знали, что оно существует. Мы ехали в город Эдфу смотреть храм Хора. Мы едем по шоссе, а наш водитель говорит: “А вы знаете, здесь есть такое место, называется Эль-Каб. Слыхали?” – “Нет. А что это?” – “Да тут гробницы, остатки города. Хотите посмотреть?” – “Конечно хотим”. И мы останавливаемся посреди шоссе. Тут идет железная дорога. А тут стоит касса. В кассе очень грустный араб сидит. Я уверен, что мы там были единственные посетители, как минимум, в этот день, а, может быть, в неделю. И он нас повел.

Там находится место, называется оно Эль-Каб. Когда-то это был древнеегипетский город Нехеб. Где с одной стороны некрополь, гробницы XVIII династии. Там какие-то высокопоставленные жрецы похоронены. И вот туда продаются билеты. Мы пошли смотреть эти гробницы, они интересные, с росписями красивыми. Например, там нарисованы корабли, которые везут какие-то грузы. Еще какие-то интересные сюжеты из жизни жрецов. Но я обратил внимание, что все в граффити XIX века. То есть, судя по всему, это была волна туда такого туризма в XIX веке. Ну, это все не охранялось. И эти посетители XIX века были ничем не лучше современных, и там все загажено. В XX веке стали охранять, стало сложнее.

Георгий Соколов. Появился кассир хотя бы.

Александр Соколов. Ну, кассир, наверное, позже появился. Потом, посмотрев эти гробницы, мы пошли, решили посмотреть железную дорогу. Там стоит какой-то старый состав. И тут мы видим огромную кирпичную стену. Потом я посмотрел, это на самом деле квадрат такой, сторона больше 500 метров. Мы: “Что это?” Наш водитель: “А тут город был какой-то”. Мы пошли, там огромная кирпичная стена, высотой она метров восемь. На нее можно подняться, мы по ней ходили. Внутри огромная территория, заросшая колючками, кустами. И там руины древнего города. Стена эта построена, я прочитал, в XXX династии, в IV веке до нашей эры. Там остатки двух храмов, там остатки деревень. Там священное озеро, к нему спуск – каменные ступеньки. Мы пошли там бродить, там никого. Потом какие-то местные жители проехали на ослах. Это реально из кирпича, не из каменных блоков, огромная крепость. Пандус на нее такой поднимается. Вроде, судя по всему, там тоже все разваливается. Есть изображение XIX века, где там еще что-то стояло. Сейчас там только фундаменты, колонны лежат. Мы подошли, там храм, который был. Там блоки, на них надписи, я по-древнеегипетски читать не умею, но они вверх ногами. Их потом укладывали наоборот. Там частично росписи сохранились. Мы там бродили, осмотрели, пофотографировали. И поехали дальше. Это не охраняется никем, хотя раскопки там были. Это место изучалось с XIX века. Но сейчас, видимо, им не занимаются.

Георгий Соколов. Печально. Что говорить, у нас в Ленинградской области тоже есть места, имеющие высокую историческую ценность, типа Копорской крепости, которые как бы есть, и туда можно поехать, но по факту они потихонечку разваливаются.

Александр Соколов. Там все-таки лучше: нет снега и не особо с дождями. Но все равно, ветер, песок. Местные жители наверняка тащат какие-нибудь камешки.

Георгий Соколов. Ну, если они до сих пор строят дома из кирпичей, то почему бы не утащить парочку камней.

Александр Соколов. Например, в Карнаке сейчас стоит часовня красная, “капелла Хатшепсут” называется, это было построено при женщине-фараоне Хатшепсут. А когда она умерла, блоки использовали как наполнитель для новых сооружений. В середине XX века более 300 блоков было вытащено оттуда и археологами, и конструкторами заново собрана эта капелла. Ее заново отстроили, она красивая, из красного кварцита.

Георгий Соколов. Кстати говоря, типичный комментарий, который приходится слышать: “Да это же все новоделы. Это археологи сейчас специально для туристов все это...”

Александр Соколов. Я про это хотел сказать. Есть блоки очень красивого, очень древнего сооружения. Есть вариант просто оставить их валяться или восстановить из них древнее здание. Естественно, там не все блоки остались. Для того, чтобы восстановить, нужно недостающие чести реконструировать. Какой вариант лучше? Или эти руины. Вот или их восстанавливают, или они разваливаются дальше. Еще через какое-то количество столетий от них не остается ничего. Вот храм Хатшепсут, про который сейчас будем говорить, он действительно сильно реконструирован, сильно восстановлен. Это новодел для туристов. Там очень четко видно, какие части восстановлены. Есть фотографии всех этапов. То есть, вас не обманывают, никто не говорит, что оно такое здесь стояло. Есть вариант, либо это восстанавливается и как-то консервируется, либо оно будет разваливаться дальше. Другого варианта просто нет. Там работают очень крутые польские реставраторы и консерваторы, мы там пообщались. Именно храм Хатшепсут, знаменитый храм. Вы наверняка его видели, кто был в Египте. Кто не были, играли в игру “Serious Sam”, там бегали по этому уровню. Сейчас я хочу рассказать про еще одно замечательное впечатление. Это осмотр этого храма сверху.

Георгий Соколов. Что за храм, кто такая Хатшепсут?

Александр Соколов. Хатшепсут, это знаменитая женщина-фараон. Про нее там всякие легенды... Она мол с накладной бородой изображала мужчину при жизни. Потомки ее не любили, пытались всячески стереть память о ней, разобрали эту часовню. Во многих местах мы видели ее изображения, которые были тщательно уничтожены.

Георгий Соколов. Как вы могли видеть, если они были уничтожены?

Александр Соколов. Там какие-то следы остались, там сбито лицо, например. В некоторых случаях это мусульмане, в некоторых случаях это ранние христиане. А в некоторых случаях, судя по всему, это в древности, потомки, они ее не любили. И вот там знаменитый храм с тремя террасами. Он в скалах частично сделан. Известный памятник. Валера мечтал залезть на скалы над этим храмом. То есть, понятно, ты покупаешь билет, идешь, смотришь. Этот храм в скалах, над ним очень высокая скала и там сверху площадка. И вот мы когда там лазили, еще перед этим, когда мы пришли в долину знати... Там в этой долине знати 450 гробниц. Мы купили сколько-то билетов. Там к тебе со всех сторон лезут смотрители... К нам подошел молодой араб, представился, что он Абдул и сказал, что готов нас сопровождать. Мы сначала от него отмахивались, но увидели, что он такой нормальный, адекватный. Ладно, будем с тобой ходить. Мы в тот день 18 что ли гробниц осмотрели. Это был наш рекорд.

Мы с ним разговорились и Валерий говорит: “Я очень хочу залезть на площадку над храмом Хатшепсут”. А накануне мы пытались по тропинке подняться на гору и посмотреть рассвет. Мы к шести утра пошли смотреть рассвет. Там сверху какой-то блокпост, военные, они говорят: “Извините, тут ходить нельзя”. Абдул говорит: “Нет проблем. Только надо идти рано. Я вас проведу тропинкой туда”. Созвонились с ним, договорились. А он к Валере испытал такие дружеские чувства потому, что Валера Senmuth. А Senmuth, это архитектор этого храма.

Георгий Соколов. Senmuth это же не настоящая фамилия.

Александр Соколов. Да, это его псевдоним сценический, музыкант он. И в пять утра мы встречаемся с этим Абдулом. Ничего не подозревая, он начинает нас вести и по ходу говорит: “Ребята, надо будет немножко карабкаться. И вы вниз главное не смотрите, вы на меня смотрите”. А у меня рюкзачок, у меня там бутылка воды большая. Хорошо хоть я кроссовки одел. В общем, мы уже не мальчики, такие дяди, всем за сорок. Идем. Тропинка все круче и дальше мы лезем. В общем, я когда лез, особо страшно не было. Вниз я не смотрел. Я потом видеозапись посмотрел. И понял, что мы там лазили по карнизам, где можно было реально грохнуться очень легко. Я вот не знаю, о чем думал этот Абдул. Он был весьма радужно, оптимистично настроен. Несколько раз мы делали привал, он говорил: “Тихо”. Сидим минут десять и пошли дальше. В итоге мы там без страховки, без предупреждения вскарабкались на эту верхотуру.

Георгий Соколов. Есть у арабов какая-то легкомысленность.

Александр Соколов. А может туристы сердечники, может у них ноги больные или просто человек потеряет равновесие. Что ты будешь делать? Потом нам рассказали, что, может быть, там есть другие, более безопасные, тропы, но поскольку он хотел получить от нас бакшиш, он нам хотел экстрим. Много таких острых ощущений. В итоге мы забрались на эту скалу, прошли по ней. Сверху, с приличной высоты сфотографировали этот храм. С другой стороны, по каким-то осыпям спустились. И по билетам после шести утра вошли, пошли осматривать этот храм. Здорово, что в Египте всякие эти достопримечательности открываются в шесть утра, и там еще нет туристов. Потому, что в некоторых местах туристов нет вообще сейчас. Но вот в таких популярных местах все-таки много туристов приезжает. Если хочется спокойно, без суеты и шума, посмотреть, лучше приходить к шести утра.

Георгий Соколов. Как мы год назад к пирамидам точно так же рано утром пришли и...

Александр Соколов. Но мы там к восьми приходили все-таки. А тут мы приходили вообще к открытию. Мы пошли осматривать этот замечательный храм. Он великолепен. Там всякие интересные изображения. Там, например, изображен корабль, на котором везут обелиски Хатшепсут. Это два обелиска, которые были установлены в Карнаке.

Георгий Соколов. Я слышал, что нельзя на корабле того времени перевезти достаточно большой блок.

Александр Соколов. Египтяне, тем не менее, нарисовали. Причем там два обелиска, каждый весит больше 300 тонн. Нам недавно египтолог, Максим Лебедев, прислал ссылку на интересную статью. Где подробно, с расчетами, реконструируется процесс транспортировки и установки этих обелисков. Мы сейчас эту статью переводим и, возможно, в ближайшее время опубликуем. А там мы еще пообщались с польскими реставраторами. Или, как они сами себя назвали, консерваторами. Мы идем и видим, что там лежат две огромные головы. Это Хатшепсут в образе Осириса. А там стояли статуи. От одной из них, видимо, осталась только голова. Там трудятся две женщины. Одна из них услышала русскую речь, я трансляцию веду, и говорит: “Здравствуйте”. Мы разговорились, это польская реставратор, ее звали Дорота. Я очень мило с ней побеседовал, и она показала, что делает. Там лежит голова этой статуи, она вся в трещинах. И эта женщина в резиновых перчатках шприцем в трещины вводит эпоксидную смолу. Чтобы она не разваливалась дальше.

То есть, они потихонечку, скрупулезно все это восстанавливают, реставрируют. Для поляков это государственной важности проект, они очень горды, что именно они занимаются этим храмом знаменитым. Это такое сотрудничество Польши и Египта. И мы очень мило с ней побеседовали. Кстати, на тему реставрации. Когда мы были в Луксорском музее, там в фотографиях подробно показано как реставрируется статуя. Вот, что от нее осталось. Вот как с ней работали. Вот как снимали слепки. Колоссы Мемнона, знаменитые огромные. Которые на самом деле колоссы Аменхотепа III. И они стоят у храма Аменхотепа III, от которого ничего почти не осталось. Там их два, а подняли еще два.

Георгий Соколов. Что значит подняли?

Александр Соколов. Они еще в древности были повалены землетрясением. Эта статуя, которая тоже под 700 тонн... Они не цельные, они из блоков песчаника, если не ошибаюсь. И там на фотографиях... Две знаменитые статуи стоят, эти огромные, восемнадцатиметровые и еще две в XXI веке установили. Ну, не целиком они сохранились. И там, на плакатах, показано как их поднимали. Поднимали их очень интересно. С помощью каких-то надувных штук. Под них как-то подсовывали надувные штуки, нагнетали воздух. А потом туда подсовывали доски и подсыпали камни и песок. И постепенно их поднимали. Вот такая технология. Правда, там какими-то надувными штуками они их подкачивали. Я выложу эти фотографии, я специально сфотографировал все эти плакаты. Кстати, из этого места сфинксы, которые в Питере на набережной. Они из этого места привезены. Из остатков храма Аменхотепа III, в XIX веке на волне увлечения Египтом. Все тащили, наши тоже притащили.

Георгий Соколов. Возвращаясь к Хатшепсут. Перескочил к колоссам, к Питеру и так далее. Понятно, что если у нас есть разваливающаяся статуя, мы в нее закачиваем эпоксидную смолу. Допустим, у нее остаток правой руки, мы можем предположить, как была левая. Но если храм представляет собой остатки в виде отдельных блоков, растащенных, развалившихся, как все-таки делается реконструкция храма?

Александр Соколов. Сейчас там очень интересно это делается потому, что Карнак, это огромная территория. Там не только храм Амона-Ра, а куча всего. Там есть место, которое называется то ли сад камней, то ли город камней. То есть, огромная площадь, которая вся покрыта блоками каменными разными. Поскольку в этом Карнаке в течение столетий что-то строилось, а потом разваливалось, сейчас там делают так: все эти блоки извлекают, раскладывают, сортируют. Потом их оцифровывают. Делают виртуальные копии и пытаются из них собрать то единое целое, что они когда-то составляли. И после этого их собирают уже в реальности. Из них стараются восстановить те сооружения, которые когда-то были. Сейчас работают вот так. Раньше, когда не было цифровых технологий, то же самое делалось на бумаге, не знаю, в пластилине, в гипсе. Не как попало это делается. Наверное, всегда можно предъявить претензии к реставраторам, что они где-то перестарались.

Георгий Соколов. Сделайте лучше.

Александр Соколов. Да. Или просто оставьте как есть. Пусть оно разваливается. Я опубликую всякое видео. Я надеюсь, что смогу это сделать, просто его терабайты.

Георгий Соколов. Я обращаюсь к нашим зрителям. На канале Александра Соколова точно помню, что есть видео из храма Хатшепсут. Его можно посмотреть.

Александр Соколов. Кстати говоря, благодаря тому, что в Египте, в бедной, неблагополучной стране, везде, где мы были, нормальный мобильный интернет. В какой-нибудь самой жуткой местности, на пустыре, на свалке, мобильный интернет ловил везде. Удивительно. Даже на вершине скалы. Даже на воздушном шаре. Но, к сожалению, нас конечно надули. Египтяне не могут не надуть как-нибудь туристов. Когда мы прилетели, мы хотели тут же купить “симки” местные, интернет. Нам продали двухгигабайтные, но подсунули гигабайтные. И к тому моменту, как мы отправились летать на воздушном шаре, интернет у меня закончился. Поэтому вместо чудесной трансляции фотографии и то видео, которое я смог снять.

Замечательный вид отдыха в Луксоре, это полет на воздушном шаре. Это на самом деле очень колоритно потому, что в той местности, где мы жили, эти шары тут же рядом взлетали. Взлетают они рано утром, в шесть утра. Просыпаешься ты от звуков, они эти горелки “врубают”. И когда ты выходишь, у тебя над головой летят эти шары. А когда мы ходили смотреть рассвет, это такое невероятное зрелище, когда в лучах восходящего солнца поднимаются штук восемь воздушных шаров. Дальше они парят над скалами. Они летят иногда так низко, что слышно как говорят люди в корзине. Это можно было фотографировать бесконечно. И мы мечтали сами прокатиться. Валера это уже сделал несколько лет назад, но хотел повторить. Для нас это стоило около 60 долларов. Соответственно в четыре утра за нами заехал микроавтобус. Сели мы, поехали, подобрали еще какого-то француза с молодым арабом. Нас привезли на большую площадку, где происходит запуск этих шаров. Туда же привезли толпы китайцев. Из европейцев там были мы, этот француз, сколько-то англичан. И орава китайцев, с которыми египтяне, видимо, научились работать как массовики-затейники.

Дальше мы там долго сидели, часа полтора. Потому, что погода, видимо, была нелетная. Местные “шаровики” запускали какой-то шар. В итоге, наконец-то, около шести утра, всех стали сортировать по шарам. Я накануне узнал, что там какой-то шар упал, сгорел, год назад. Все погибли. И нас запихивать стали в эти шары. Там большая корзина, в нее садится человек двадцать. Причем тут горелки шумят. Египтяне удерживают эту корзину изо всех сил. Ты залезаешь, тебе велят присесть и вот так держаться. Да. Не разрешили брать фотоаппараты с собой. Потому, что боятся, что будут фотографировать военные объекты. Телефоном фотографировать можно. Поэтому я взял телефон, Валера взял маленькую камеру. Дальше мы полетели. Взлетели мы довольно высоко. Больше километра точно. Николай не полетел с нами, он сказал: “Не хочу я летать, я работал на кранах много лет, мне высоты хватило. Я лучше вас с земли пофотографирую”.

И мы думали наивно, что наш шар... Мы же видели, как шары летят у нас над отелем. Что он у нас над отелем пролетит. Но он-то летит как ветер. И его несло в другую сторону. Довольно долго нас несло, перенесло через Нил, куда-то на восточный берег стало уносить. Несколько раз опускался, поднимался, все очень красиво. Сверху все это очень интересно выглядит, храмы эти, город. Видно, какие там крыши. То есть, крыш там нет вообще. Потом мы начали снижаться наконец, на какое-то поле. Причем там есть пилот, пожилой дядька. Он периодически отчитывался по рации где они летят потому, что там, по видимому, ехали нас ловить. И вот когда мы начали снижаться, он говорит: “Ребята, сейчас будем садиться. Ни о чем не беспокойтесь. На корточки садитесь и держитесь”. Дальше мы сели на корточки, мы держимся. И он начал кричать: “Don not worry!” Он это повторял раз двадцать. А я между прутьями видел, как быстро приближается земля. Я понял, раз он кричит, значит, сейчас чего-то будет. Из-за сильного ветра нас довольно сильно долбануло, потом начало тащить и завалилась корзина. Мы приземлились набок и потом нас тащило.

Местные подбежали и тоже руками тормозили этот шар. Короче говоря, некоторые китайцы оттуда как горох высыпались. У меня кепка улетела, но никаких травм мы не получили. Но такой адреналин. К сожалению, запись не сохранилась. Когда мы попросили египтян предоставить запись, они нам ее в итоге не дали. Даже за деньги. Валера сказал, что когда он летал в 2011 году, такого не было. То есть, зависит от погоды. Интересное впечатление. Это был полет. Что еще можно особо отметить? Мне очень понравился Луксорский музей древностей. Это музей археологический находит в городе Луксор. Он по сравнению с Каирским музеем, конечно, маленький, но он по-современному сделан. Потому, что Каирский музей местами это составленные в кучу экспонаты.

Георгий Соколов. Там, видимо, с давних пор оно сильно не обновлялось ни технически...

Александр Соколов. Сейчас же там будет большой музей в Гизе, куда перевезут большую часть коллекции. Здесь тоже очень хороший музей. Тоже мало народу, как во многих местах, где мы были. Шикарные экспонаты, многие из них известны нашим зрителям по фотографиям. Статуи, барельефы. Я это все фотографировал, фотографировать там можно. Там лежат две мумии. В том числе там мумия, вероятно, Рамсеса I, основателя XIX династии. Эти мумии, в отличие от Каирского музея, можно спокойно фотографировать. Кроме того, что мне понравилось, там много оружия и предметов быта. Там луки со стрелами, причем стрелы с наконечниками медными, деревянными, кремниевыми. Стрелы учебные, стрелы для убийства, стрелы для травмирования. Луки там не простые, а из разных сортов дерева.

Георгий Соколов. Что за стрелы для травмирования?

Александр Соколов. Клим Жуков, наверное, лучше скажет. Но я уже слышал, в связи с другими эпохами, что если ты стреляешь на большое расстояние, ты убить не можешь, но ты можешь нанести максимальное поражение, например, коню. Там вот такой наконечник, рассекающий, чтобы кровь текла. Когда человек или конь получает несколько таких стрел - неприятно. Убить, не убьет. И там предметы быта всякие. Там, например лежит древнейший в мире льняной носок. Ему порядка 3 тысяч 500 лет. Солнечные часы там лежат. Еще там инструменты. Часто нас спрашивают: “А как египтяне измеряли, выравнивали? Как они уровень определяли, поверхность?” Там лежат инструменты. Угольник с отвесом для определения горизонтали. Там отвес для определения вертикали, с двумя палочками и грузиком. Там лежит угольник со шкалой, линеечки, писчие принадлежности.

И там лежат чертежи. Понятное дело, что большая часть документации не сохранилась потому, что это делалось на папирусах. А там чертежи на кусках известняка. То есть, там лежит, например, такой длинный кусок известняка, на который нанесен, судя по всему, план гробницы Рамсеса IX. Мы ее посещали в долине царей, а там ее план. Причем нанесена сеточка такая, разные элементы разным цветом нарисованы. Там еще план какого-то помещения с колоннами. И там интересно, что указаны размеры, это столько-то локтей, это столько-то... И я уже потом прочитал... Уже не помню, кто пишет про эти сооружения. Объясняется, что тут он измерил сначала, записал. Потому понял, что измерил неправильно, стер числа и написал другие. То есть, видно, что это был какой-то план. Там есть набросок на деревянной доске. Там две скульптуры царей намечены. И тоже такая сетка нанесена. То есть, видно, что он сначала размечал, а потом по сеточке рисовал.

Когда мы в Абидосе посещали храм Сети I, там в одном месте на стене тоже видимо наметил художник план рельефа, тоже там сетка и какие-то узорчики остались, нанесенные каким-то красителем. Там модель корабля такая, с человечками. С веслами, там сидят гребцы, стоит какой-то надсмотрщик. Там, кстати медный топор лежал с рукоятью в виде медной трубки. Вот так туда вставлено лезвие и, видимо, туда вставлялась деревянная палка. Та самая медная трубка, тонкостенная, которую египтяне, конечно, сделать не могли. Она там лежит в составе медного топорика. В общем, очень прикольный музей. Такой полумрак там, все подсвечено хорошо, ну, и очень интересные экспонаты. И как, я говорил, мы посетили еще дом Говарда Картера. Знаменитого археолога, который нашел гробницу Тутанхамона. Там, кстати, рядом с ним находится копия гробницы Тутанхамона. А дом оригинальный, не копия.

Георгий Соколов. А копия, она на поверхности находится?

Александр Соколов. Нет, тоже входишь, спускаешься. Там стоит саркофаг, тут же фотографии висят, рассказывающие это знаменитую историю с раскопками гробницы. Она небольшая. По сравнению с той же гробницей Рамсеса IX, которую мы видели в долине царей, это маленькая, скромная гробница. Мы сначала посмотрели, как хоронили высокопоставленных чиновников, жрецов, мастеров, а потом фараонов.

Георгий Соколов. Насколько я помню, Тутанхамон не считался каким-то выдающимся фараоном. Он умер молодым.

Александр Соколов. Это относительно скромная гробница. Она крута тем, что сохранилась почти не разграбленной, в отличие от большинства других. Вот. Там домик этого археолога, в котором сохранена обстановка, в которой он жил.

Георгий Соколов. Это какие годы?

Александр Соколов. 1920-е годы. Там кабинет его, спальня. Комната, где он проявлял фотографии. Там сделана такая обстановка: красный свет и висят, сушатся фотографии. Сделано аутентично. Стоит там киноаппарат, патефон. Довольно скромно он жил, этот археолог. А недалеко там находится более крупный дом. Это дом некоего графа, мецената, который финансировал все эти раскопки. Но туда мы уже не пошли. Вот.

Георгий Соколов. Может быть, ты нам расскажешь немножко о загадочных неуместных артефактах.

Александр Соколов. Я сейчас рассказываю о том, что турист может посетить при желании. А мы, поскольку наша деятельность специфична, хотели уделить внимание неуместным артефактам, загадкам древности. Некоторые нам удалось посмотреть. Например, это знаменитый “вертолетик”, “танчик” и ”подводная лодка” в храме Сети I в городе Абидос.

Георгий Соколов. Если не ошибаюсь, первый твой поход на “RenTV”. Тебе именно о них задавали вопросы.

Александр Соколов. Да. Это на самом деле находится на потолочной балке. Это такой храм здоровенный, сверху потолочная балка. Он весь покрыт надписями, как это часто в Египте. На потолочной балке в одном месте что-то похожее. Мы там ходили и нас водил местный археолог, достаточно образованный, он нам показал много всего. Помимо этого храма мы, например, посетили Шунет-эль-Зебиб, это находится на некотором расстоянии от храма Сети I. Это считается одним из древнейших кирпичных сооружений в мире, 2750 лет до нашей эры. С этим археологом мы посетили несколько более-менее закрытых для туристов мест. А сам храм строился больше 20 лет. Начинали его строить при Сети I, а заканчивали при его сыне, Рамсесе II, который хотел оставить больше своего следа в истории, чем след какого-то папаши. Соответственно, это одно из многих мест, где сбиты старые надписи, закрашены старые надписи и поверх них нанесены новые. Но именно в этом месте два иероглифа так наложились, что получился “вертолет”. Причем понятно, что это надпись, она выглядит как надпись, она находится среди других надписей. И что это за такой иероглиф, который в Египте встречается в одном мести и больше нигде, и обозначает “вертолет”? Почему-то для людей XX века, придумали это в XX веке, очевидно, что египтяне летали на вертолетах, похожих на транспортные средства XX века. Это бред само по себе. Ну, и для тех, кто знает египетскую письменность, понятно, что это наложение одной надписи на другую. Там осыпалась штукатурка.

Во многих других местах, в этом храме и в других сооружениях там находящихся, видно, что вот здесь часть, которая была сделана при Сети I, качественнее. И там именно барельеф, который выступает из стены. То есть, для этого надо было больше труда, чтобы сбить все вокруг. А вот часть, которую делали при Рамсесе, качество похуже. Там рельеф, который углубляется в стену, то есть, побыстрее. Там везде следы переделки, которая осуществлялась. Этот археолог нам много интересного рассказал. И, что интересно, позволял себе критические замечания о религии. Он, видимо, получил хорошее образование. Мы ему показали наше видео на телефоне с нашими экспериментами, ему это очень понравилось. Он, например, сказал, что в этом храме есть две какие-то закрытые комнаты, которые пока не исследовали, а только нашли. На основании осмотра плана сооружения, там есть какие-то пустоты. И что еще только собираются их исследовать.

Георгий Соколов. А там-то вертолет...

Александр Соколов. Вертолет и стоит. В общем, отдельно можно рассказывать только о походе с этим археологом. Потому, что мы посмотрели несколько храмов, посмотрели гробницы. Там, кстати, стоит храм Сети I и стоит храм Рамсеса II. А между ними квартал современный жилой. По словам этого археолога, это все будут сносить. То есть, сейчас государство выделило средства. Там найдены какие-то сооружения, что-то вроде библиотеки, какие-то жилища. Короче говоря, все это будет расселяться. Это не единственное место в Египте, где мы слышали, что: “Вот это место будут сносить для раскопок”. Жилые дома. Это будет расселяться, это будут сносить, и там будут проводиться раскопки.

Георгий Соколов. В 2050 году

Александр Соколов. Может быть быстрее. Снести-то недолго. Там такие дома, что подойди, ударь молотком и это все сложится. Я хочу сделать подборку фотографий, где Египет современный и древний. Дальше мы посетили место Дендера, там находится храм богини Хатхор. Это такой поздний храм, это эпоха Птолемеев. Это уже поближе к римлянам. И там уже примешивается стиль античный. Он трехэтажный, там лестницы, по которым можно подняться на крышу. Там же находится крипта, то есть, скрытое помещение, там такой люк... Я, кстати, на видео все записал. По лестницам спускаешься и там такое узкое длинное помещение, на стенах этого помещения много разных изображений. И среди них конечно “электрическая лампочка”. Там изображены египтяне, они держат такую большую штуку, а в ней змея. Как говорят египтологи... Я бы хотел, чтобы Максим Лебедев более подробно рассказал. Там есть сопроводительный текст, где объясняется, что это цветок лотоса, это змея, она символизирует что-то. Но конечно, если очень хочется, это электрическая лампочка, трансформатор, провод, штепсель. Все там это есть.

Георгий Соколов. Причем Эдисона именно, со спиралью. Не светодиодная, не галогенная.

Александр Соколов. Да. Там их несколько стоит. Забавно. Кстати, в этом же храме Хатхор, есть Дендерский Зодиак такой. На самом деле это копия его. Его вывезли в Лувр в свое время. Египтологи говорят, что там изображены пять планет, судя по их расположению, это, примерно, 50-й год до нашей эры. Примерно тогда, когда заканчивалось строительство этого храма. Мы смотрели еще храм бога Хнума. Находится он в городе Эсна. Он тоже в такой стилистике поздней, хорошо сохранившейся. Он интересен тем, что находится на уровне 10 метров ниже поверхности. В середине города. То есть, такая большая котловина и в ней стоит храм, красивый храм. А вокруг жуткий бомжатник. Туристов там не было, когда мы там были.

Кроме того, естественно в Карнаке... Храм Амона-Ра. Обычно туристов водят определенным маршрутом, а это же огромная территория. Это не просто храм, это храмовый комплекс. Там стоят огромные обелиски. Там стоят обелиски Хатшепсут, про которые я говорил. Там лежит обелиск Аменхотепа III поваленный. И для любителей атлантов и инопланетян это объекты восхищения. Это и для меня объекты восхищения. Но там доказывают, что это сделано за пределами современных технологий.

Георгий Соколов. Начинают соревноваться в области уже фантазии.

Александр Соколов. Да. Я специально выписал цитату из одного сайта: “Прорези на лежащем в Карнаке обелиске Аменхотепа III выполнены на пределе современных камнерезных технологий”. Мы специально сфотографировали крупным планом эту прорезь, она идет вот так. Друзья, это действительно сделано очень круто, но это явно вручную. Мы специально фотографировали крупным планом грани этих обелисков. Если ты издали смотришь, он прямой. Но если ты близко подойдешь, то увидишь, что там все гуляет. Поверхность там не идеальная. Иероглифы на поверхности этих обелисков, про которые говорят, что они штампиком как-то, они все разные. Часто можно слышать, что там угол сходит на нет. Нет, ребята. Если издали смотреть, то да. Конечно, там все аккуратно скругляется. То есть, качество там, может, чуть получше, чем здесь. Но не радикально лучше. Кстати говоря, на разных объектах качество разное, что тоже позволяет некоторым сказать: “А, вот это делали люди, а вот это пришельцы”. Но гораздо проще объяснить, что были разные мастера, разный бюджет.

Георгий Соколов. Разная квалификация.

Александр Соколов. И мы как раз над этим прикололись. Может быть, вы уже видели наш ролик. Мы когда гуляли в Луксоре, там Луксорский храм обнесен, уже в XX веке, оградкой с такими красивыми тумбами, на которых столбы с фонарями. Под гранит, но если присмотреться, то видно, что это какая-то облицовочная плитка. Они такие блестящие, лакированные, с прорезями аккуратными. Вблизи посмотреть, там видно, что вставочки сделаны. Но несколько тумб, то ли у них не хватило денег, то ли они в другое время это ремонтировали, грубо сляпаны из какого-то бетона. Вот это сделали люди, а это не люди, это людям не под силу. Примерно также рассуждают те, кто видят древние предметы в Карнаке, например. Повторяю, идеальных объектов там нет. Там есть хорошо сделанные.

Георгий Соколов. Вообще идеальных объектов не существует в природе.

Александр Соколов. Кроме того, в Карнаке мы видели... Ну, это любой видит, кто туда войдет и посмотрит налево. Недоделанные колонны. Гипостильный зал, где два ряда колонн. Колонны из барабанов. А пара колонн не закончена. Там видно, что они просто укладывали друг на друга почти необработанные блоки, а потом их заравнивали. Пару колонн не доделали. То же самое там стены. Стены храма, повернутые к зрителям, ну, и к фараону, красивые, гладкие, покрытые изображениями. А если обойти с другой стороны, там стена из таких блоков, которые не доделаны или которые не собирались доделывать. То есть, во многих местах видно как работали. В одной из гробниц мы видели, стоят несколько статуй и видно, эту статую закончили: красиво, качественно сделана. А вот эту начали и бросили. Точно так же, как современные скульпторы из камня работают, можно найти фотографии этапов труда. Там по этапам можно видеть, как это делалось. Я очень жалею, что не записал на видео. Там сидит современный мастер и зубильцем по известняковым плитам делает какие-то рельефы. Это стальное зубило, у них было какое-нибудь бронзовое.

Главное место в Карнаке, Мекка сторонников альтернативной истории, это пилон ворот Тутмоса III и на нем прорези. Это гранитный пилон такой и на нем есть прорези. Про эти прорези говорится: “Эта прорезь, она несколько метров в длину, совершенно прямая. Везде одинаковый профиль”. Поскольку мы сами делали надпил на гранитной плитке, Николай Васютин очень хотел посмотреть на эту прорезь. Он пришел туда. Поскольку там не очень рекомендуется пользоваться какими-то измерительными приборами, могут за это выгнать, он сделал медные уголочки ,чтобы их туда вставить и посмотреть. Очень быстро стало ясно, что эта прорезь “гуляет”, она отнюдь не прямая, угол ее разный на разной высоте. Где-то он побольше, где-то он даже 20 градусов. И конечно есть четко различимое донышко. Прорезь не отличается по своему строению от той прорези, которую мы получили в эксперименте. Только она длиннее и чуть поуже. Они, видимо, делали более узким полотном. Николай предполагает, что это была маленькая пилка, которой, двигаясь вдоль намеченной линии, можно было пропилить эту прорезь на всю длину, а потом установить вертикально. Николай Васютин и там сказал, и у себя на странице написал, что: “Я приехал в Египет, увидел столько красот. Столько величественных сооружений, столько памятников человеческому труду, а господа немоглики молятся на эти декоративные пропилы неказистые”.

Георгий Соколов. Что ты можешь сказать про некий психологический настрой, я не знаю, модель потребления или отношения к этим всем объектам, с которым ты рекомендуешь людям туда ехать? Я просто вижу людей, которые насмотревшись этого всего, пропитавшись, может быть в сопровождении каких-то альтернативно настроенных гидов приезжают туда и, увидев любой такой объект, они, не разобравшись, начинают причитать, что: “Это невозможно сделать. Я не знаю, как это сделать”.

Александр Соколов. Не знаешь, так узнай. Сегодня, пока я ехал сюда, в facebook написала женщина, учительница школы в Самаре. Прислала мне фото: кусок пирамиды Менкаура. Спрашивает: “А как такой след можно было сделать без станка?” Там фото гранитной облицовки пирамиды Менкаура, где часть ровная. Там недоделанная облицовка. То есть, они сначала укладывали облицовочные блоки, потом выравнивали. В одном месте они выровняли, в другом бросили. Там идет вот такое все, а потом ровное. Я пишу: “Вы посмотрите вблизи, там видно, что это долбежкой все делалось”. Она пишет: “Спасибо. Я-то сама понимаю, что, наверное, так. А меня коллеги достали уже с этим всем. И про древних славян, и про пирамиды. Можно я буду вам еще писать с вопросами какими-то?” Понятно, что если у человека нет каких-то ориентиров, а к нему начинают лезть с этим, ему ответить нечего. Ему приходится соглашаться, что да.

Георгий Соколов. На мой взгляд, важно понимание, что есть твои знания, они ограничены. Есть знания тех, кто рядом с тобой, они тоже ограничены. И есть знания специалистов мира, они несколько больше, чем твои личные знания. Если ты чего-то не знаешь – задай вопрос.

Александр Соколов. Если ты технический специалист, и ты считаешь, что работаешь руками, не надо врать. Ты работаешь, как правило, с теми инструментами, с которыми сто лет назад еще никто не работал. Тот, кто держит в руках болгарку, перфоратор, шлифовальную машинку, это все работа отнюдь не руками. А вот если хочется разобраться, как работали в Каменном веке, в Бронзовом веке, в Средневековье, даже в XIX веке, выкинь все это и твои знания нужно немножко подкорректировать. Работали совсем по-другому. Медленно, трудно. Но это не значит, что эти задачи не решаемы. Для египтян, что очень важно, у них была очень хорошая организация труда. И много времени.

Продолжая разговор. Отверстия. Еще один момент, на который часто обращают внимание, это отверстия в твердых породах камня. Мы в свое время провели эксперимент и высверлили отверстие в граните. Показали, что медной трубой с абразивом это делается. Но там же есть отверстия большие. А большие уж точно не могли. Какую трубу вы для этого возьмете? Где у египтян были трубы? Забегая вперед, скажу, что мы планируем эксперимент, результаты которого покажем на форуме “Ученые против мифов”. В Москве, 16 июня. Где мы как раз попросили наших друзей, в частности, челябинского археолога Ивана Семьяна, сделать медную трубу по древней технологии. От руды до результата. Причем именно большую трубу. Мы хотим сделать ее разрезную, просто из свернутого листа. Потом они ее пришлют нам, Николай Васютин возьмет эту трубку и с помощью нее высверлит в граните что-нибудь.

Георгий Соколов. Мы надеемся.

Александр Соколов. Да. Пока эксперимент не проведен, мы не можем гарантировать, что он получится. Николай Васютин сфотографировал одно из таких отверстий. Часто спрашивают: “А зачем они нужны?” Мы видели несколько маленьких отверстий, например, в обелиске. Вероятно, туда крепились какие-то украшения или светильники. Мы видели большие отверстия, туда крепились ворота. Туда входили какие-то выступающие оси. Одно из таких отверстий в храме Мединет-Абу, это храм поминальный Рамсеса III, на западном берегу Нила. Там Николай Васютин сфотографировал с увеличением это отверстие, там четко видно, что это множество маленьких отверстий по периметру. Причем они с зеленоватым оттенком, вероятно, это окислы меди. Когда у них не было большого сверла, они, видимо, сверлили по периметру множество маленьких дырочек, а потом выбивали. Тоже на пределе технологий. Не было у них большого сверла, они решили задачу, как, может быть, современный мастер ее бы решил.

Георгий Соколов. Про артефакты ты про все рассказал, про загадочные?

Александр Соколов. Про загадочные артефакты, наверное, не про все, но про самые главные.

Георгий Соколов. Какие, может быть, ты выводы хочешь сделать из этой поездки? Скажем так, некое резюме для наших зрителей. Может быть, какие-то рекомендации для тех, кто захочет туда ехать.

Александр Соколов. По поводу нашей поездки выводы. Во-первых. Бояться ездить в Египет, по-моему, не нужно. Потому, что там постоянно египтяне плачутся, что к ним никто не едет. Скучают по русским, очень любят туристов. За время нашего пребывания там, с нами ничего не произошло. Прямые рейсы сейчас есть, в Каир. Поэтому, если кому-то хочется поехать, посмотреть древности... Еще раз, мы не типичные туристы. Мы за все это время один раз искупались в море, в последний день. Все это время мы моря не видели и собственно особо не отдыхали.

Георгий Соколов. А в Ниле там не искупаешься особо.

Александр Соколов. Я бы не стал. В прошлом году мы рискнули искупаться в Ниле, но это было южнее и дальше от населенных пунктов. И то, нам говорили, что лучше так не рисковать. Все зависит от того, какой отдых вам нравится. Если нужно просто поваляться на пляже, пожалуйста. Для этого не обязательно в Египет ехать. К вашим услугам Турция, Болгария, куча других мест. Если хочется посмотреть древности, я бы не брал тур. Потому, что с вас, во-первых, сдерут втридорога. Подсунут гида, может быть, не очень грамотного, который навешает вам лапши. Вы будет все время находиться в ситуации: “У нас осталось 15 минут, быстро пошли. Сфотографировались и едем в лавку”. Здесь мы прекрасно провели время, мы сами себе устанавливали маршруты. Мы конечно туда вернемся. Обязательно. Георгий, надеюсь, ты составишь нам компанию.

Георгий Соколов. Я тоже надеюсь. У меня с прошлого года о Египте осталось такое теплое ностальгическое чувство. Это сочетание колорита, доброжелательности и огромного количества интересного.

Александр Соколов. Мы там очень дешево ели. И ни разу никто не отравился. На 60 фунтов можно прекрасно там пообедать. 60 фунтов, это 180 рублей, грубо говоря. Это очень хороший опыт туризма. Единственное, не надо лазить на скалу, как мы лазили. Не пытайтесь это повторить. На шаре покататься, ну, с осторожностью можно. А для тех, кто верит в древних атлантов, инопланетян, которые построили эти все древности, просто походите и внимательно посмотрите вблизи. Я не призываю вас верить мне и не навязываю какую-то официальную точку зрения. Присмотритесь к следам инструментов. Если вы считаете, что там какая-то идеальная симметрия, просто возьмите линейку и измерьте. В некоторых случаях, может быть, какое-то протрезвление наступит.

Георгий Соколов. Про форум, наверное, стоит сказать.

Александр Соколов. Да. Как я уже сказал, 16 июня мы готовим очередное наше большое мероприятие. Это уже седьмой форум “Ученые против мифов”. Предыдущий был в Питере, а теперь в Москве.

Георгий Соколов. Вначале я представил Александра, как лауреата премии “За верность науке”. В феврале 2018 года в Москве было вручение премий “За верность науке”, которое министерство образования и науки проводит раз в год. И форум “Ученые против мифов”, в том числе, Александр, и ваш покорный слуга получили премию “За верность науке” в номинации “За лучший научно-просветительский проект года”. Благодаря, в том числе, поддержке канала oper.ru и вас, уважаемые зрители. Спасибо вам.

Александр Соколов. Да. Спасибо, друзья. Мы готовим седьмой форум. Мы стараемся очень тщательно подходить к программе, чтобы это не было повторением предыдущего. Поэтому у нас будут новые спикеры, новые темы. Мы покажем эксперименты. У нас будет эксперимент со сверлением. И еще один, о котором я не буду подробно говорить. Потому, что тоже коллеги по своей инициативе в другом городе колдуют над неким интересным результатом. Мы впервые поднимем тему вируса ВИЧ, который вызывает или не вызывает СПИД. Потому, что тема медицины, всевозможных отрицателей, антипрививочников, это страшная вещь. Можно смириться с тем, что люди не верят, что древние египтяне построили пирамиды, от этого мы не умрем. От отказа от прививок, от нежелания признать реальность страшной болезни люди реально умирают. Мы поднимем эту тему.

Георгий Соколов. Впервые в рамках наших форумов. В очередной раз поговорим о глобальном потеплении. У нас будет лекция, посвященная климату. Надеюсь, что будет доклад Михаила Никитина. Замечательного биолога, автора книги “Происхождение жизни. От туманности до клетки”. Он поговорит о некоторых мифах креационистов.

Александр Соколов. Кстати говоря, у нас перед этим еще будут дебаты интересные. Стоит сказать об этом?

Георгий Соколов. Пока не будем.

Александр Соколов. Ладно. Друзья, ссылка на описание нашего форума под этим роликом, я надеюсь, она будет. Где вы сможете посмотреть программу, посмотреть на лица наших докладчиков, на темы, которые будут звучать. Ждем вас, у нас билеты быстро заканчиваются.

Георгий Соколов. Мы не знаем, когда выйдет это видео, и надеемся, что билеты к тому моменту еще останутся.

Александр Соколов. Нередко бывает так, что мы призываем всех, а билетов уже нет. Но всегда будет онлайн трансляция. Это, кстати говоря, для иногородних. Тех, кто не может себе позволить приехать в Москву.

Георгий Соколов. Да. Качественную трансляцию с нескольких камер, с эффектом присутствия.

Александр Соколов. Ждем вас. Но лучше, конечно, прийти лично, задать вопросы нашим спикерам. Пообщаться.

Георгий Соколов. Подержать, например, этот гранитный глаз в руках, посмотреть его вблизи.

Александр Соколов. Да. Конечно. И будет “пингвинопитек”. Причем, вероятно, “пингвинопитек” посетит наш форум уже в двух ипостасях. Это секрет.

Георгий Соколов. На этом все. Спасибо, друзья. До новых встреч.

Александр Соколов. Спасибо.


В новостях

29.05.18 16:32 Георгий и Александр Соколовы о втором заезде в Египет, комментарии: 29


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк