Михаил Трофименков о «Новом порядке»

26.05.21 23:05 | Goblin | 11 комментариев

Фильмы

Цитата:
«Новый порядок» завоевал Приз Большого жюри Венецианского фестиваля, а режиссер Мишель Франко — титул наследника Луиса Бунюэля. С титулом явное недоразумение: с великим сюрреалистом Франко не имеет ничего общего. Разве что в «Новом порядке», как и в «Ангеле-истребителе» (1962) Бунюэля, сильные мира сего оказываются заложниками неких апокалиптических событий. Но садистская фантазия Франко о беспощадном бунте городских низов и еще более беспощадном его подавлении озверевшей военщиной в чем-то загадочна. Трудно понять, искренняя ли это имитация политического кино 1970-х, актуальная антиутопия или спекуляция на всеобщем ощущении, мягко говоря, тревожного положения дел в мире.

Зато в выборе Венецианского жюри ничего загадочного нет. «Цивилизованному миру» неуютно, неловко, страшно. В конце 1980-х устами Фрэнсиса Фукуямы объявив о «конце истории», западное общество не хочет, но вынуждено смириться с тем, что история как череда потрясений никуда не делась. Оно нехотя осознает, что его бедствия — лишь рикошет событий, происходящих за пределами уютной, обжитой, крошечной Европы. Оно жаждет хоть какой-нибудь определенности, просит «сделать ему больно» в надежде сублимировать свои страхи. Франко как представитель страшного «большого мира» делает Европе больно: мастеровито и с неуместной декоративностью. Кроваво-красный и зеленый цвета — даже из крана в какой-то момент течет зеленая вода — самозабвенно буйствуют на экране так, что и груды израненных тел кажутся арт-инсталляцией.
Михаил Трофименков о «Новом порядке»

Вконтакте
Одноклассники
Telegram

Вступай в нашу группу ВКонтакте

Комментарии
Goblin рекомендует заказывать создание сайтов в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 11

Цитата
отправлено 26.05.21 23:05 | ответить | цитировать # 1


Арт-резня
Михаил Трофименков о «Новом порядке» как имитации политического кино

Журнал "Коммерсантъ Weekend" №15 от 14.05.2021, стр. 24
В прокат выходит лауреат Венеции, фильм мексиканца Мишеля Франко («Хроник», «Дочери Абриль») о резне в Мехико. Франко держит в уме классику политического кино, но смотрит на классовую борьбу глазами гостя на буржуазной вечеринке — как и его привилегированные фестивальные зрители

«Новый порядок» завоевал Приз Большого жюри Венецианского фестиваля, а режиссер Мишель Франко — титул наследника Луиса Бунюэля. С титулом явное недоразумение: с великим сюрреалистом Франко не имеет ничего общего. Разве что в «Новом порядке», как и в «Ангеле-истребителе» (1962) Бунюэля, сильные мира сего оказываются заложниками неких апокалиптических событий. Но садистская фантазия Франко о беспощадном бунте городских низов и еще более беспощадном его подавлении озверевшей военщиной в чем-то загадочна. Трудно понять, искренняя ли это имитация политического кино 1970-х, актуальная антиутопия или спекуляция на всеобщем ощущении, мягко говоря, тревожного положения дел в мире.

Зато в выборе Венецианского жюри ничего загадочного нет. «Цивилизованному миру» неуютно, неловко, страшно. В конце 1980-х устами Фрэнсиса Фукуямы объявив о «конце истории», западное общество не хочет, но вынуждено смириться с тем, что история как череда потрясений никуда не делась. Оно нехотя осознает, что его бедствия — лишь рикошет событий, происходящих за пределами уютной, обжитой, крошечной Европы. Оно жаждет хоть какой-нибудь определенности, просит «сделать ему больно» в надежде сублимировать свои страхи. Франко как представитель страшного «большого мира» делает Европе больно: мастеровито и с неуместной декоративностью. Кроваво-красный и зеленый цвета — даже из крана в какой-то момент течет зеленая вода — самозабвенно буйствуют на экране так, что и груды израненных тел кажутся арт-инсталляцией.

Очень скоро эта декоративность начинает раздражать. Не столько потому, что не может задрапировать схематизм фильма, сколько потому, что Франко ухитряется потеряться в собственном, как сказал бы Борхес, лабиринте, состоящем из одной прямой линии.

Сначала он противопоставляет два мира, два Мехико, граница между которыми кажется столь же непреодолимой, как сто лет тому назад. Сливки общества собираются в особняке некоего влиятельного персонажа на свадьбу его дочери Марианны (Найан Гонсалес Норвинд). Меж тем в бедных кварталах вовсю полыхает кровавый кошмар бунта, но известие о нем — не более чем информационный шум. Мятеж способен разве что доставить мелкие хлопоты гостям, вынужденным объезжать армейские блокпосты. И то правда, сколько таких мятежей прошелестело мимо таких особняков. Но на этот раз все сложится иначе.

Сначала в поместье не ворвутся даже, а просто зайдут незваные гости — безжалостные мародеры и убийцы с индейскими лицами. Не только слуги, но даже цепные охранники особняка присоединятся к их оргии. Марианна отлучается с собственной свадьбы до вторжения толпы — избыточное человеколюбие гонит ее в бедняцкий квартал, чтобы вручить бывшему слуге деньги на операцию жены. Казалось бы, повезло ей. Но встреча с солдатами, зачищающими город, обернется таким адом, что быстрая смерть от рук погромщиков покажется упущенной удачей.

Вычислить источники режиссерского вдохновения нетрудно. Прообраз погромного бунта — «Каракасо», стихийный мятеж венесуэльской столицы в феврале 1989-го против неолиберального поворота в экономике. С тех пор похожие бунты случались не раз. Скажем, декабрь 2001-го выдался кровавым в Аргентине, не далее чем в 2019–2020-м взрывались Колумбия, Чили, Гондурас. Но «Каракасо» остался в истории как самый жестокий из мятежей (бойня длилась десять суток и унесла, по некоторым оценкам, три тысячи жизней) и как самый судьбоносный. Мизансцены «Нового порядка» воспроизводят знаменитые фотографии резни в Каракасе.

Бесчинства же победителей цитируют практику военных хунт Чили и Аргентины. Те же импровизированные концлагеря, тот же конвейер насилия, то же вымогательство у жертв выкупа. У Мехико свой подобный опыт: расстрелы сотен студентов во время «резни Тлателолько» в 1968-м и «резня Тела Христова» в 1971-м.

Другими словами, «Новый порядок» устроен как коллажный конспект классовой борьбы неолиберальной эпохи: за обреченным бунтом — кровавый пир победителей. Что само по себе вовсе не плохо: в былинную эпоху 1960–1970-х левые режиссеры снимали такие конспекты от Боливии до Японии, и среди них было немало шедевров. Но есть нюансы. «Новый порядок» не более чем похож на политическое кино, которое — стесненное в средствах и оттого изобретательное — само было частью исторического процесса. Его авторы считали себя солдатами революции, что наполняло умозрительные сценарии искренностью.

Франко ничем не стеснен и ничем не ангажирован. Ему равно отвратительны бунтовщики и каратели. Он подобен гостям на свадьбе, которые знать бы не знали обо всех ужасах, если бы армия сумела защитить квартал особняков. Ужас для него заключается в том, что Марианна «попала под раздачу», пав жертвой тех, кто охраняет ее классовые интересы. Конечно, гибель от рук люмпенов ничем не слаще гибели от рук карателей, но это в жизни. В кино такая поза режиссера оборачивается тем, что эмпатии ни к кому не испытываешь. Франко не то чтобы снимает с холодным носом: все гораздо хуже. Экранные пытки и изнасилования вызывают ту же неловкость, что и садомазохистское порно на тему инквизиции или концлагерей. Такого порно в мире с конца 1960-х тоже снято немерено, только вот у его безвестных авторов не было шансов попасть в Венецию.


dead_Mazay
отправлено 27.05.21 01:10 | ответить | цитировать # 2


> Франко ничем не стеснен и ничем не ангажирован. Ему равно отвратительны бунтовщики и каратели.

Какой нехороший Франко. А так-то должен был бы облобызаться или с первыми, или со вторыми, да.


stereosin
отправлено 27.05.21 10:10 | ответить | цитировать # 3


Кому: dead_Mazay, #2

> А так-то должен был бы облобызаться или с первыми, или со вторыми, да.

Дедушка Ленин еще учил - к черту объективизм, интересы трудящихся прежде всего!


Восточный Ветер
отправлено 27.05.21 10:10 | ответить | цитировать # 4


Кому: dead_Mazay, #2
Думается, здесь имелось в виду то, что режиссер не несет в своем фильме никакой идеи, не ставит никаких вопросов, не говоря уж об ответах, просто со стороны показывает - бунтовать это плохо, посмотрите, какой кошмар. И жестоко подавлять тоже плохо, посмотрите, какой ужас. Оно как-то, может и не для всех, но в целом, и так очевидно. В статье не говорится, что Франко плохой.


Shnyrik
отправлено 27.05.21 10:40 | ответить | цитировать # 5


Кому: dead_Mazay, #2

> Какой нехороший Франко

Я извиняюсь, конечно, но, вроде, автор нигде не пишет, что Франко "плохой". Ну, точнее, в тексте есть несколько эпитетов, которые можно трактовать так, что фильм автору скорее не понравился, но лично мне кажется, что это скорее результат разочарованных ожиданий в отношении увиденного автором идейного наполнения.

> А так-то должен был бы облобызаться или с первыми, или со вторыми

Мне кажется, что автор статьи не призывает Франко ни с кем "лобызаться", но зато трактует позицию режиссёра как, ну, если максимально грубо и утрируя: "Всё ж было хорошо, и вдруг такое! Какова хера вам надо?! ОТЪЕБИТЕСЬ ОТ МЕНЯ и те, и эти! ДАЙТЕ ПРОСТО ПОЖИТЬ!!1" И ему эта позиция очень сильно не нравится, потому что она заведомо проигрышная при вообще любых раскладах.


NitroFury
отправлено 27.05.21 12:12 | ответить | цитировать # 6


"Мизансцены «Нового порядка» воспроизводят знаменитые фотографии резни в Каракасе."

Кто-то знает, о каких фотографиях идет речь? Мне найти их не удалось.


dead_Mazay
отправлено 27.05.21 12:53 | ответить | цитировать # 7


Кому: Shnyrik, #5

Я бы позицию критика охарактеризовал как "тоску по старым добрым временам", когда и девки давали чаще, и режиссеры были круче. С точки зрения Трофименкова, в данном фильме отсутствует авторская позиция (я утрирую, конечно). С моей точки зрения, автор ясно показывает, что "оба хуже", и то, что он не встает ни на одну из сторон (и правильно делает, таких друзей - за хуй и в музей, pardon moi) - именно она, позиция и есть. Что до глубокого исследования причин феномена - ну так не все у нас Бергманы и Висконти.


Validus Saint
отправлено 27.05.21 13:37 | ответить | цитировать # 8


"Бесчинства же победителей цитируют практику военных хунт Чили и Аргентины."
...и до того и так далее... Ну нет практики- не практики хунт- не хунт. Есть бунт. В данном случае бедных против богатых (-в принципе). Какие формы, ответы, особенности он принимает, содержит, несёт- не суть. Потому что это лишь- тактика.
Но отчётливо тревожно за уютный интеллектуальный мир г-на Трофименкова ;(


Shnyrik
отправлено 27.05.21 13:38 | ответить | цитировать # 9


Кому: dead_Mazay, #7

> "тоску по старым добрым временам"

Не без этого тоже, конечно.

> С моей точки зрения, автор ясно показывает, что "оба хуже"

Дык, это ж (как мне кажется) и есть главный вопрос-претензия критика к режиссёру: оба хуже, но выскажи ну хоть какую-нибудь мысль про то, что нам-то делать, ну кроме того, чтобы "страдац".


KAAREAL
отправлено 27.05.21 16:25 | ответить | цитировать # 10


Кому: Shnyrik, #9

Ленин уже ответил.


dead_Mazay
отправлено 27.05.21 19:44 | ответить | цитировать # 11


Кому: Shnyrik, #9

Мне кажется, он другую цель перед собой ставил (по крайней мере, как это выглядит со стороны моими глазами): пиздец - он, дорогие друзья, выглядит вот так, будет именно так, и к этому все и идет. Как пел Федя ЧИстяков - пиздец особенно близок, пиздец близок как никогда. А анализировать будут выжившие ис числа не посаженных.


На глубину, как говорится, творение не претендует - и так картина нарисована изрядная.



cтраницы: 1 всего: 11

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит



Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк