Разведопрос: Эльдар Муртазин про Android O, закон Яровой, противостояние Samsung и Apple

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Наука и техника | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

30.05.17







Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Эльдар, добрый день.

Эльдар Муртазин. Привет.

Д.Ю. Таки удалось…

Эльдар Муртазин. Да, я приехал.

Д.Ю. …заманить тебя, да.

Эльдар Муртазин. На допрос буквально.

Д.Ю. Как в целом?

Эльдар Муртазин. Хорошо, идёт. У тебя?

Д.Ю. Отлично. Подготовлен ряд вопросов, на которые…

Эльдар Муртазин. Слушай, я уже боюсь.

Д.Ю. …нам бы хотелось получить ответы. Вот смотри. Вот давеча Google выкатил бета-версию нового Андроида, Андроид О.

Эльдар Муртазин. Мне это напоминает старый анекдот про озеро ООО.

Д.Ю. Вот ты, как эксперт, что ты об этом скажешь?

Эльдар Муртазин. Ну, во-первых, это версия для разработчиков. Наши люди каждый раз, когда показывают новую версию, говорят – я уже завтра хочу её на телефоне. Через год люди её получат, это реальность. Ну надо подождать немножко, тем более, что не всё показали. Там очень много улучшений, связанных с алгоритмом искусственного интеллекта. Если сегодня Google предсказывает ваш путь до работы, домой, пробки, то улучшаются голосовые подсказки, улучшается распознавание, и самое главное, что он теперь будет угадывать не только что вы делали, но что вы будете делать, это самое главное, мне кажется.

Д.Ю. Гражданам, наверное, невдомёк, что они всё время делают одно и то же.

Эльдар Муртазин. Не, невдомёк. Люди на самом деле повторяются вообще, знаешь, из раза в раз.

Д.Ю. Ну для меня удивительно. Я залезаю в автомобиль, телефон коннектится к блютусу, оно сразу сообщает, что до дома, учитывая обстановку на дорогах, тебе ехать вот столько. Я первый раз увидел, занервничал, думаю, что это.

Эльдар Муртазин. Да? Следят. А у меня, на самом деле, телефон ещё подсказывает, что наступило 2 часа, тебе надо позвонить по такому-то номеру, потому что ты по понедельникам всегда туда звонишь в это время. Я никогда не думал, что я настолько вот…Мы же себя мним непредсказуемыми такими, порывистыми, вот. Я, оказывается, одному и тому же человеку по понедельникам звоню, мы с ним обсудили это, он говорит – я никогда не обращал внимания на это. Вот так, так происходит в жизни.

Д.Ю. Всякие диверсии, когда заказываешь билет в кино в онлайне, оно тебе его мигом в календарь, напоминание.

Эльдар Муртазин. Говорит сколько ехать, что делать.

Д.Ю. Отвал башки, да.

Эльдар Муртазин. Куда бежать.

Д.Ю. А как считаешь вообще, граждане от этого поумнеют, не поумнеют?

Эльдар Муртазин. Ты знаешь, это расслабляет очень сильно и есть проблемы. Я много катаюсь, так же, как и ты, когда Google Now, иногда он (Google ассистент), он иногда не перестраивается на другой часовой пояс, нет перевода в календаре времени, сходит с ума. В 3 часа ночи он пишет «у тебя встреча». И ты такой – ой.

Д.Ю. С кем?

Эльдар Муртазин. Да, с кем, какой часовой пояс, что? Но помогает. Помощники помогают, это будет интересно. Вообще Android развивается, надо понимать, что Android, что iOS, потому что фишечки, которые массе людей не доступны в силу того, что у них нет смартфона. У нас в стране, на секундочку, половина людей, почти половина, сидит сегодня с телефонами, которые смартфонами назвать нельзя, объясню почему. 30% - это кнопочные телефоны, оставшиеся со старых времён, новые телефоны, а оставшиеся 20% - это смартфоны, в которых выключена передача данных вообще. Т.е. это звонилки.

Д.Ю. А в чём смысл? Зачем выключают? Опасаясь там чего-то, или не знают, где включать?

Эльдар Муртазин. Не, некоторые люди просто говорят – мне вот только звонить нужно, смс изредка, а вот чтобы за мной телефон следил – ни-ни. Покажите, где заклеить камеры.

Д.Ю. Он же и так следит, если работает.

Эльдар Муртазин. Если работает, да. Но люди боятся, боятся, правда. Т.е. один из самых интересных видов бизнеса сегодня – наклейки на камеры продавать для ноутбуков, планшетов и тому подобное.

Д.Ю. Чтобы камера ничего не видела, да? Ну это ж была какая-то фотка Цукерберга, где у него там заклеено.

Эльдар Муртазин. Мне кажется, у него это профессиональное уже. Ну, ему надо опасаться, конечно. Вдруг ты увидишь его не в рубашечке, без рубашечки, за компьютером.

Д.Ю. Немыслимо.

Эльдар Муртазин. Ой-ой-ой. Но это же… Для меня это была бы психологическая травма.

Д.Ю. А в родной стране на мобильном рынке вообще что происходит?

Эльдар Муртазин. Слушай, в родной стране всё хорошо. Если говорить про коммерческую составляющую, рынок устройств, которые продаются, он стабилен третий год подряд, цена средняя растёт, живёт рынок. Рынок операторов тоже живёт, но люди стали меньше платить, люди, кризис.

Д.Ю. В чём причина? Из-за кризиса?

Эльдар Муртазин. Нет, ты знаешь, люди вообще у нас в стране очень странные, потому что люди считают, что у нас в стране вообще всё плохо.

Д.Ю. Да.

Эльдар Муртазин. Вообще всё плохо. К бабке не ходи, вот тебе скажут, что всё плохо. И с этим «плохо» происходит такая трансформация удивительная. Человек никогда не выезжал за рубеж, вообще никогда, но он знает, что там лучше, там кисельные берега, всё хорошо. И говорили, что всё вы…

Д.Ю. Вы всё врете.

Эльдар Муртазин. Вы всё врете. Посмотрят нашу передачу, скажут – ну, собрались 2 старых этих самых, коптилки, скажем так, и вот обсуждают, что хорошо, пропагандисты. Но у меня есть несколько примеров, когда люди уезжали жить, и писали пространные письма, там через 2-3 месяца писали «Эльдар, извините, пожалуйста, я там год про вас писал гадости, а сейчас я столкнулся на деле, какая связь по качеству и сколько она стоит, беру свои слова обратно». Качество связи в России сегодня одно из лучших в мире, но в целом связь стоит недорого, и она очень качественная, мы лидируем по внедрению новых стандартов связи. Это даёт нам возможность, скажем так, как обычным людям, посмотреть фильмик в дороге где-то, ещё что-то сделать, потому что когда я приезжаю, столбы под Екатеринбургом, например, там связь есть. Приезжаешь в национальный парк какой-нибудь американский, и ты понимаешь, первое, о чём тебя рейнджер предупреждает, говорит – вот через 10 км связи не будет вообще никакой, купи воды, запасную шину, если что – не бегай, жди у машины, может быть, выживешь. Ну это же вообще бред.

Д.Ю. Ты что, там в городе Лас-Вегасе от угла к углу меняется, здесь берёт, тут не берёт. Я такое уже и не помню, чтобы у нас такое было, что где-то телефон…

Эльдар Муртазин. Я больше того скажу, в некоторых, огромных по размеру европейских странах, которые меньше Московской области в несколько раз, я периодически наблюдая сигнал edge, это такой выходец из прошлого, я периодически когда смотрю, даже вспоминать приходится, что это такое, напрягаться. Бывает. И сегодня связь дешёвая, и это означает очень плохую вещь. У нас есть пример Украины, я сейчас кодовое слово сказал, потому что слово Украина, оно затмевает разум, сейчаc стереотипы посыпятся. Вот сейчас я уверен, знаешь, так в комментариях там – раз-раз-раз-раз-раз, причём я больше могу ничего не говорить, всё, тема задана. Украина в своё время не инвестировала в технологии и в сети, т.е. они говорили – наш потребитель не должен платить много, поэтому он будет платить 5 долларов в месяц, условно. Ну что, 5 долларов в месяц пришло к тому, что - мы сегодня, кстати говоря, платим 5 долларов, ну, среднее RPU 300 рублей – а у них нет технологий, у них нет сетей, у них нет будущего как такового.

Меня вот информация, которая поразительна – первые элементы умных городов в России стали появляться больше 10 лет назад, это мачты освещения, по смс ещё управляемые, потом интернет-протоколы, edge, GPRS, не суть важно, 2G, 3G, сейчас 4G, будет вот 5G интернет. А, внимание, сейчас я не обижаю соседнюю страну ни в коем случае, это просто факт – первый район с элементами умного города на Украине появился в октябре прошлого года, как тестовый, который не полноценное развёртывание, работа и прочее. Просто потому что сети сегодня – только-только 3G недавно появился, 4G появился недавно. Точнее, 3G, я вот так сказал 4G, я понял, что…

Д.Ю. Погорячился.

Эльдар Муртазин. Погорячился. Забегаю вперёд. Т.е. у них этого ничего нет. А оборудование, кстати говоря, всем известный секрет полишинеля – основные украинские операторы – это российские операторы, как бы там кто не открещивался. Я вот сейчас, я не хочу обижать, да, но Б/У оборудование – оно тоже неплохое. Операторам же вот что на свалку выкидывать, что на Украину завозить, проще завозить на Украину, ставить оборудование, которое нам уже не нужно, потому что оно на несколько поколений отстаёт от того, что у нас стоит. Это, конечно, проблема, там развития телекома нет. А телеком сегодня двигает экономику, потому что когда у тебя есть связь хорошая, когда у тебя есть хороший интернет, ты можешь делать огромное количество вещей, ты не привязан к тому. Это самое важное для экономики новой, она мобильна. Не важно, где ты сидишь, важно, что ты делаешь. Сидишь на даче, в парке, ещё где-то, ты можешь работать. Опять-таки, если работа не связана с токарным станком, но в парк ты не притащишь его. Знаешь, вот притащил ты.

Д.Ю. А вот скажи. Вот то, что у нас всё такое передовое и хорошее, а у них, не будем показывать пальцем, не такое хорошее. А почему так получается? Вот Америка, например, богатейшая страна…

Эльдар Муртазин. Богатейшая.

Д.Ю. А со связью как-то вот местами не очень хорошо. И за интернет, я помню, там с меня просили…

Эльдар Муртазин. Там лупят так, что…

Д.Ю. …В гостинице «Цезарь» 14 долларов за сутки, это если я сижу в номере, и 30, если я хочу интернет по всей гостинице, в сутки. Вот, неплохо.

Эльдар Муртазин. Недорого, недорого.

Д.Ю. Хотя, казалось бы, я не знаю, по-моему, оно как телевизор и радио, всё должно быть бесплатное.

Эльдар Муртазин. Тебе надо сказать по-другому, что тебя выгоняли этим из номера в автоматы, где бесплатная еда, напитки и всё остальное.

Д.Ю. Там такого я не видел.

Эльдар Муртазин. Не, а там на этаже казино, ты можешь присесть, просто даже не играть, тебе принесут еду, напитки, чтобы соблазнить тебя поиграть немного.

Д.Ю. Я, к счастью, не игрун вообще ни разу. Я один раз попробовал там, по копейке 20 баксов проиграл, никакого интереса, чуть не уснул. Люди сказали, что ты неправильно играешь, надо по 200 долларов за раз, тогда азарт проявляется.

Эльдар Муртазин. Соточка – максимальная ставка, 400 выигрываешь и уходишь. И так каждую ночь.

Д.Ю. Я таких высот не достиг.

Эльдар Муртазин. Но вот смотри…

Д.Ю. Вот, извиняй, вот возвращаясь чуть-чуть назад. Вот у них какое-то неважнецкое оборудование, да, у нас…

Эльдар Муртазин. Нет, у них хорошее оборудование. Америка очень похожа на Россию, но в Америке была проблема в чём: мы перескочили за счёт Перестройки, у нас до 90-х годов сотовой связи как таковой не было, Аутай там не вспоминаем систему. А у них была уже сотовая связь, она была развита, это были аналоговые стандарты – Amps, Damps, NMT и прочее, прочее. И операторы в них вложили много денег, они говорили – мы не хотим снова вкладываться в ваш GSM непонятный. И получилось так, что в какой-то момент, до 2000 года, Америка сильно отставала в плане технологий, т.е. она плелась за Европой очень сильно, и их это бесило. Но в конце 90-х они приняли решение, что всё, мы инвестируем деньги, и начали как бешеные строить GSM-сети, в частности, 3G. Они действительно за счёт инвестиций совершили рывок, но вот этот рывок, он был как бы разовым, города высотные, каменные мешки, сложная застройка – у них действительно очень сложна связь. Если бы в России была такая высотная застройка, у нас бы были те же самые проблемы. Т.е. для того, чтобы Нью-Йорк нормально обеспечить связью – крайне сложно.

Другой пример, мой читатель написал – вы пишите про связь всё время, просто приведу пример: T-Mobile у меня не работал двое суток на Манхэттене, и когда я звоню в поддержку, мне говорят – он не работает, да, мы не знаем, когда заработает, у нас там засбоило что-то. Это нормальная ситуация, самый дешёвый оператор – он ничего не обещал, такое случается. У нас же системы, мы не очень богатая страна, наши операторы тоже не очень богаты, надо отдавать должное этому, мы делали ставку на ключевые технологии с точки зрения того, что они позволяют дешевле обслуживать каждого абонента. Каждое новое поколение связи, оно в обслуживании дешевле. Поэтому мы бежали впереди паровоза, внедряли новые поколения, и при этом подтягивали людей. В чём проблема любого оператора в любой точке мира: ты запускаешь там NG поколение, не важно, 5G, 6G, 7G, а люди не хотят его. Т.е. есть там ты да я, да мы с тобой, а большинство людей не хочет, они говорят – нам это пофигу, нам не нужно, и не пользуются, потому что они не видят сервиса, не видят потребности. Кривая постепенно растёт.

Наши операторы, понимая это, научились ещё на 3 поколении инвестировать в интерес людей, т.е. они показывают, что можно делать, как можно делать, показывают и рекламу, и за свои деньги, скидывая тарифы. Поэтому люди пользуются, и у нас кривая адаптации новых технологий – одна из лучших в мире, потому что… Про это вообще никто не говорит, но если массовый потребитель не принимает технологию, она не летит. Тут нужны деньги. И сегодня мы пришли к тому, что из-за обесценивания рубля в 2 раза в кризис, инвестиции-то всё равно в валюте идут, не важно, где вы покупаете – в Китае, в Америке, в Европе. Оборудование телеком на 80% - зарубежное. Т.е. постепенно вот это импортозамещение у нас идёт, но оно идёт с большим скрипом, напряжно, оно случится когда-то, но сейчас мы покупаем за валюту. И если у нас цены на связь будут фиксированные, как сейчас, не будут расти, мы не получим 5 поколение, а оно очень важно во всех смыслах.

Д.Ю. А что там, в 5 поколении?

Эльдар Муртазин. Ты знаешь, 5 поколение важно с точки зрения того, что оно вытягивает всю экономику за собой, потому что новые возможности появляются.

Д.Ю. Например.

Эльдар Муртазин. Я приведу примеры. На 1 км2 в 5 поколении предполагается подключение до миллиона устройств. Миллион. Это не телефоны, это не модемы. Миллион устройств, которые постоянно в сети – это различные датчики, интернет-вещание и тому подобные вещи. Т.е. появляется новая экономика, которая позволяет нам строить, например, тот же самый умный город. Что это предполагает: у тебя есть счётчики воды, света, ещё чего-то. Эти счётчики могут подключаться к сети, не нужны никакие обзвоны, обходчики, сразу знают, что у тебя происходит. Знаешь, как русские люди на это реагируют? Отрицательно. Знаешь, почему? Ну это как с «Платоном» происходит примерно.

Д.Ю. Ну, крутить счётчики…

Эльдар Муртазин. Не получится. Крутить счётчики, т.е. вот что должен, то заплати, пожалуйста. Люди этого многие не хотят. Помимо этого, это освещение – в подъезде, не в подъезде, т.е. свет умный с датчиками светодиоды, т.е. заходишь в подъезд, они загораются. При этом лампочка имеет доступ в сеть, просто в ДЭЗ, в управляющую организацию, не важно кому, сообщает. Я работаю – мой ресурс такой-то, я не работаю, перегорела, света нет, давай ка замени меня и прочее, и прочее. Т.е. действительно жизнь, наша жизнь, казалось бы, мелочь, она упрощается, и тратит меньше и меньше денег государство, наших налогов, на то, чтобы поддерживать города и ту инфраструктуру, что есть.

И самое главное – это первый шаг и самый важный шаг у управляемым автомобилям, которые без водителей ездят, потому что сегодня, если приехать на любую выставку, подойти у умной машине, открыть багажник, половина багажника – сервера, сервера. И когда спрашиваешь, говоришь, условно говоря, не важно, на чём – электрическая машина, не электрическая, а сколько энергии ты тратишь на то, чтобы запитать эти сервера? И люди говорят – ну это прототип, но да, наверное, машина в 2 раза меньше проедет, потому что электрику надо питать. А почему это? Да потому что машина должна радары-лидары, датчики всевозможные, она ощупывает пространство.

Если, вот у нас Москву часто ругают, что у нас инфраструктура постоянно меняется, светофоры срыли, поставили. Но вот мы массово начнём внедрять новые технологии, элементы умного города – видеокамеры, которые коммуницируют с машинами, дорожную разметку, которая коммуницирует с машинами, и прочее, и прочее. Мы избавляемся от необходимости этих серверов в машинах, мы убираем эти данные, потому что город их передаёт. И очень быстро можно внедрить вот такой вид транспорта, который решает кучу проблем – экологию, как быстро доехать из точки А в точку Б. И главное, тебе - русские люди этого не любят – но тебе будет не нужна машина своя, зачем? Тебе нужно – ты арендовал такую машину. Хочешь выпендриться, поехать на раут светский – взял подороже машину, вышел – она автоматически двери закрыла и уехала от тебя. Всё.

Д.Ю. Ну, в городе-то она явно не нужна, живёшь… Вот, пока ехал сейчас в контору, вот улица в 3 полосы, вот встаю в левую полосу, а впереди, метрах в 70, там машина стоит на моей полосе, и мне надо будет перестроиться. Начинаю трогаться, сбоку от меня такси, ну, у меня автомобиль несколько быстрее такси ездит, и, в общем-то, я, не создавая проблем, могу перестроиться. Нет, не может же такси меня пропустить, надо меня жизни научить, оно там изо всех сил давит на газ, я его объезжаю, а в это время впереди машина, которая стоит, она бодро начинает выезжать в правую полосу. Тут все по тормозам, как такси мне в задницу не приехало, даже не знаю. Я подозреваю, тупой робот подобных вещей вообще не допустит.

Эльдар Муртазин. Не допустит, к сожалению.

Д.Ю. И пропускная способность должна увеличиться просто радикально.

Эльдар Муртазин. Знаешь, мы к тому моменту совсем старпёрами будем, будем рассуждать – вот помнишь времена, когда на перекрёстке 5 баранов выезжают и стоят, а вот сейчас этого уже нет. Это действительно снижает аварийность на дорогах и убирает человеческий фактор, что очень немаловажно. Но куча юридических проблем, здесь важно понять, что сегодня технологии без чиновников, нигде в мире они больше не работают, потому что чиновники стали составной частью технологии. ДТП с участием автопилота – кто отвечает, кто виноват? Известная дилемма трамвая, что ты можешь задавить людей, или пострадали чтобы твои пассажиры – кого надо спасать? Был скандал год назад о том, что один из архитекторов автопилотов из БМВ сказал, что конечно мы будем спасать пассажира, потому что он нам заплатил деньги. Но народ стал, не народ – хомячки, назовём их так, стали возмущаться, как так, человеческая жизнь! Ничего личного, бизнес. Человек купил машину, его будут спасать.

Д.Ю. Странно. К пьяным идиотам и наркоманам никаких претензий нет, ролики в Ютубе включишь, там какие-нибудь аварии, там остатки волос дыбом встают, что-то никому никакого дела нет. А вот бы ввели, например, как это в некоторых местах бывает – пописай в баночку, а мы на анализ отнесём, а потом лет на 5 тебя закроем за то, что это ты тут устроил под воздействием известно чего, зная, что этого делать нельзя. Тоже, наверное, возмущение вызовет.

Эльдар Муртазин. Да не, у нас хлебом не корми, дай повозмущаться. Меня другое знаешь как пугает. У меня в жизни было несколько ситуаций, когда я попадал на дороге, люди были пьяны в прямом смысле этого слова. Один там лыка не вязал. Ну и потом начиналась история, либо родственники, либо там какие-то люди, которые приходили ходатайствовать за них. И они говорили – что ты, нерусский, что ли, человек, не пьёшь, что ли? Это же дело житейское, понятно, что же он, пешком бы домой, что ли, пошёл? Ты же не убился. Я говорю – я не убился, а вот он выедет и убьёт кого-нибудь. Но это же чисто такая, наша черта, да. Но ты же не убился, надо простить и понять.

Д.Ю. Отношение к законам у нас специфическое.

Эльдар Муртазин. Да, это правда.

Д.Ю. А вот про деньги, возвращаясь чуть-чуть назад.

Эльдар Муртазин. У меня нет денег. Я сразу за карманы.

Д.Ю. Вот граждане платят в Европах, в Америках, и платят в России. Там как, разница существенная, нет?

Эльдар Муртазин. Огромная, на порядки. Т.е., условно говоря, за всё то же самое, что ты получаешь в России, другое дело, что операторы их не активируют на то, чтобы они это получали. Т.е. какой-нибудь немец, например, чтобы он смотрел сериалы через мобильный интернет, да он застрелится. Он скажет - вы что, это так дорого, я что, дурак что ли? Я буду дома до вай-фая, до проводного интернета, там на телевизоре посмотрю. У нас многие покупают роутеры, модемы, и раздают этот мобильный интернет по всем своим устройствам, потому что действительно дёшево и доступно. Это первое. Второе – просто приведу пример, который сейчас ужаснёт. Есть такой крупный оператор в Америке, Verizon, много-много миллионов абонентов. Средний RPU Verizon составляет почти 100 долларов. Я вот сейчас соврал специально, чтобы меня поймали на этом, он чуть-чуть, процентов на 20 ниже, но это всё равно, вы можете посчитать – 80 долларов, и 300 рублей, при этом сеть хуже, чем у нас.

И сегодня мы говорим о том, что для 5G нужно, чтобы цены поднимались. Если они не будут подниматься, будет плохо. Я всегда почему-то, я вот пью кофе, я в кофе рассуждаю. В среднем, кофе в Москве в кофейне, не в самой дорогой, стоит 250-300 рублей. И когда человек начинает говорить – операторы воруют, они, значит, гады такие, они из моего кармана вынимают деньги. Я человек спрашиваю – слушай, ты настолько бедный, что у тебя 2 чашек, ну там если сейчас 1 чашку кофе платишь, будешь платить 2, у тебя денег на это нет, вот реально? То же самое про фильмы, когда фильмы, музыка, люди воруют это всё. Возникает вопрос – зачем воровать, если ты можешь подписаться на сервис, где ты совершенно легально всё получаешь, с чистой совестью, без всяких этих. Люди приводят кучу доводов, но они все разбиваются, когда другие люди, которые платят, спрашивают – слушай, 150 рублей в месяц за музыку тебе что, дорого?

Д.Ю. Я даже не знаю, что сказать. Вот она вся.

Эльдар Муртазин. Вот всё. При этом, понимаешь, для того, чтобы украсть, приходится прикладывать – ну там же сервиса как такового нет.

Д.Ю. Возможно, это развивает мозг? Возможно.

Эльдар Муртазин. Не знаю.

Д.Ю. Но вот из дома изъять 3 шкафа, набитые всякой лабудой, а тыкнул пальцем, и вот оно всё заиграло, зазвучало. А кино, ну кино, то, которое я смотрю – оно обычно по 90 рублей. Больше тебе скажу, что с моей точки зрения, большинство фильмов вообще не заслуживают того, чтобы их смотрели, ну и, в общем-то, 90 рублей…

Эльдар Муртазин. Даже воровали.

Д.Ю. Тем более воровали, я ещё надрываться буду. Третьего дня тут скачали лауреата «Оскара» «Лунный свет». Чтоб я так жил, ёлы-палы, такие замечательные фильмы.

Эльдар Муртазин. А я ходил в кино на «Ла-ла-ленд».

Д.Ю. И как?

Эльдар Муртазин. Я очень люблю Лос-Анджелес, это единственное, что меня примирило с фильмом, ушли мы с середины, потому что сил моих не было. И когда люди там, особенно в Фейсбуке это показательно, Вконтакте те, кто мало кто ходил и писал об этом, не принято. А вот в Фейсбуке принято восхищаться чем-то вот таким, люди писали, говорили прямо, что круто. Я же известный провокатор, да, я так втёрся в доверие, и спрашивал – а что именно вам понравилось? Слушай, кроме междометий – нууу, это – ничего не было, по сути. Ну да, наверное, понравилось, но фильм дурацкий, на мой взгляд. Хотя мне нравятся какие-то наши фильмы, которые многие считают дурацкими, но это просто разгрузка мозга.

Д.Ю. «Притяжение»?

Эльдар Муртазин. Не, ну мы, знаешь, таки должны выйти. Я не знаю, как называется этот район, где мы сидим, но по аналогии сказать как «мы из Чертаново». Фёдор Бондарчук совершил, как мне кажется, невозможное в этом фильме, потому что он снимал по американской кальке, но в Америке есть хотя бы идеологическая составляющая, что все козлы, а мы сначала сплоховали, но потом мы вот собрались и победили. У нас ощущение, что снимало 2 разных человека.

Д.Ю. Больше.

Эльдар Муртазин. Начало, что мы такие хорошие, позитивные, потом парень то ли грибов съел, то ли с ума сходит и всё это как-то вот очень странно, мягко говоря. Я логики…Ты знаешь, смотрел не в кино, честно. Во-первых, они позвали на, как это называется, не анонс – на премьерный показ…

Д.Ю. Предпремьерный показ.

Эльдар Муртазин. Может быть. Нет, меня, по-моему, не звали на предпремьерный, меня звали на премьерный, это был какой-то новый кинотеатр в новых, далеко, одним словом. Я не поехал. Там был мой знакомый, который позвонил примерно через час, я говорю – что, закончилось? Тот говорит – не, я не выдержал, ушёл бочком-бочком из зала. Я смотрел на компьютере этот фильм, и, в общем, я тебе хочу сказать, просто в целях ознакомления, я ржать начал где-то через полчаса просто, вот меня на хаха пробивало. Но это ужасно, на самом деле ужасно.

Д.Ю. Про кино, я, ты знаешь, я тут полтора года назад принялся ходить, буду ходить теперь в кино.

Эльдар Муртазин. На всё?

Д.Ю. Да. Вот с начала 2016 года я начал ходить в кино. Ну, время от времени зовут, что-то я смотрю сам. Ну и что тебе сказать, примерно через 3 месяца у меня уже какое-то это, я думаю, или я совсем старый уже, т.е. вся вот эта вот чушь, она уже перестала радовать, или что-то случилось с кино. Вот когда я дошёл до «Ла-ла-ленда», который мне понравился, я задумался, а чем понравился Ла-ла-ленд? Ну и вот первое, и оно же, наверное, последнее – это просто нормальное кино на фоне, ну, дяденька, тётенька…

Эльдар Муртазин. Поют дяденька, тётенька.

Д.Ю. Песни там не главное. Судьба жестокая…

Эльдар Муртазин. Подожди-подожди. Я не могу понять, тебе не нравятся геи-инвалиды, больные СПИДом?

Д.Ю. Как-то мне, это очень от меня далеко, ты знаешь. С моей точки зрения, у людей в жизни есть приоритеты. Понимаешь, если в какой-нибудь Руанде зарезали 4 миллиона человек какие-то тутси хуту, или наоборот, я уже не помню, то, на мой взгляд, остановить резню в Африке – это гораздо важнее, чем заботиться о правах пацанов, которые… Это даже не права, а проблемы какие-то странные, на мой взгяд. Есть какие-то в жизни приоритеты, и вот это меня удивляет. Зачем столько внимания вот этому…

Эльдар Муртазин. Ты не в западной культуре живёшь. Знаешь, почему?

Д.Ю. Меня большевики испортили в детстве. Я политинформацию в школе читал.

Эльдар Муртазин. Знаешь, звучит двусмысленно, что тебя большевики портили. Ну, меня тоже, коммунистическая партия приложила свою руку, в застенках буквально, в галстуке пионерском.

Д.Ю. Насильно.

Эльдар Муртазин. Насильно. Не дай бог, галстук не оденешь, атата. Есть такая формула, один известный британский журналист, показывая изъяны, то, что мы называем западного общества, он вывел формулу, что смерть одного пожарного в Бронксе для американской аудитории равна смерти 10 европейцев где либо. Смерть 1000 африканцев – она равна вот этим 10 европейцам. А смерть каких-то азиатов никого вообще не волнует, потому что это никому не интересно.

Д.Ю. Миллионами. Их там много.

Эльдар Муртазин. Это грубо, но это правдиво абсолютно про то, что происходит. У нас очень, знаешь, как, это в тему того, о чём мы говорим. Мы привыкли жить своим мирком, нам кажется, что здесь и сейчас – это очень важно для нас, а весь мир, он живёт лучше или хуже, наоборот, в зависимости от точки зрения. Весь мир, как ни странно, живёт плюс-минус, в каких-то местах лучше, в каких-то хуже, но мы абсолютно, как страна, мы продукт нашей эпохи, мы абсолютно на том же уровне с другими странами. Нет, ну есть какие-то вещи хуже, какие-то лучше. Приведу простой пример, был вот на днях в Туле. Тула – замечательный город, 200 с небольшим км от Москвы, 2 часа дороги. Ездил я на электричке, на ласточке, комфортабельная. Город приводят постепенно в порядок, появляются производства, шевелится что-то. Уныния 90-х там нет, и люди уже по-другому смотрят на жизнь. Они что-то делают, шевелятся, да, там небогато. Если раньше средняя зарплата была 10 000, сейчас это, допустим, 15, они сами так говорят. Не до фига. Но есть вот, знаешь, эта тенденция, и они видят. Если раньше народ бухал просто, потому что от безысходности, безнадёга.ру, всё этим сказано. Сейчас этого не происходит, потому что есть дело, куда можно себя применить.

Меня в этом плане, конечно, очень-очень расстраивает, я про политику редко говорю, но меня реально раздражают моменты, когда вылезает куча гадёнышей в прямом смысле этого слова, которых вот, знаешь, гниды, которых надо давить, почему – они на аудиторию людей, кто вообще ничего не понимает, начинают вешать какую-то лапшу. Про то, как у нас плохо в телекоме, про то, что у нас не соблюдаются законы, кто-то за кем-то следит, прочее. Они даже технически не понимают, как это работает, и не хотят понимать. Они врут постоянно и говорят, что у нас всё плохо. Когда я начинаю говорить о том, что ребят, давайте посмотрим, сравним, ещё что-то.

Д.Ю. С чем сравнить-то? Покажите эталон, где совершенство?

Эльдар Муртазин. Да, где хорошо. Но самое главное, что это же всегда баланс параметров. Я понял, что спорить с некоторыми из этих людей невозможно, полемика невозможна. Знаешь, что они делают? Они выбирают виртуального оператора какого-нибудь, не важно – американского, европейского, у которого нет вообще ничего, и абонентов тоже, и говорят – слушайте, там безлимит стоит 10 долларов в месяц. 10 долларов, посчитайте, там всё безлимитно везде. Я даже, будучи в Америке, специально заказал заранее себе в гостиницу эти карточки, это было в Лас-Вегасе и в Лос-Анджелесе, когда я приехал, мне оттуда было вылетать, я неделю был в Лос-Анджелесе. Я решил их потестировать. Из 5 виртуальных операторов 4 вообще не заработали в принципе.

Д.Ю. Отлично. Деньги заплачены.

Эльдар Муртазин. Ну, конечно, они заплачены, они просто не работали ни в одном, ни в другом телефоне. Попытки связаться с ними – как бы заплатил, спасибо, до свидания, и всё.

Д.Ю. На том конце, да, круто, круто.

Эльдар Муртазин. И когда мне эти люди начинают рассказывать, что ну, вот зато вот ты можешь… Ну иди и воспользуйся тогда, если ты хочешь так.

Д.Ю. Общение с подобными гражданами, на мой взгляд, абсолютно непродуктивно. Надо не отвечать на вопли идиотов, а создавать что-то своё, как вот мы сейчас. Вот на здоровье, народ посмотрит, послушает не идиотию какую-то…

Эльдар Муртазин. Надо сказать сейчас какие-нибудь слова такие, опорные, такие правильные.

Д.Ю. Вот про связь, слушай. Вот сейчас появилась куча всяких этих, я вот пользуюсь, например, Вотсапом, и народ названивает через Whatsapp постоянно.

Эльдар Муртазин. Whatsapp, Viber, Wechat, что угодно.

Д.Ю. Качество звука, я первый раз, когда услышал, думал, что-то с телефоном случилось, наверное, что-то там замкнуло и стало хорошо наконец-то. Отлично слышно, прекрасно видно и всякое такое. А если все вот, помнишь, когда-то не так давно, в исторической перспективе, всякие вьетнамцы там организовывали интернет-телефонию, и там за долю малую можно было позвонить куда угодно через интернет. А это ж убьёт, поди, телефонную связь?

Эльдар Муртазин. Это уже убивает.

Д.Ю. Да?

Эльдар Муртазин. Мы говорим о том, что в течение 10 лет мы не будем платить за голос, смс, и тому подобные вещи, это глупо, потому что всё будет в передаче данных, ты покупаешь некий пакет, большой, маленький, не суть важно, и гарантированную скорость доступа, которая тебе обеспечит, например, шикарную голосовую связь, но чтобы видео, там в 4К смотреть в стриме, я не знаю, люди уже и этого хотят.

Д.Ю. Требуют.

Эльдар Муртазин. Требуют буквально.

Д.Ю. Мне задают вопросы – почему у вас ролики не в 4К и не 60 кадров в секунду? Я с недоумением спрашиваю – а вы где их смотрите, в телефонах, что ли? Зачем?

Эльдар Муртазин. Ты знаешь, может быть, хотят все твои трещинки рассмотреть на большом экране, потому что…

Д.Ю. Я не так прекрасен, мне так кажется, и что там смотреть, не понятно.

Эльдар Муртазин. Это тоже непонятно.

Д.Ю. Ну раз есть, должно быть.

Эльдар Муртазин. Должно быть. Ну положено, написано, что, зря люди 4К телевизоры что ли покупали? Я знаю ответ, но говорить я не буду. До появления PlayStation ответ был «зря». Если говорить про вот это направление, то, что у нас сегодня происходит, люди действительно, как правильно сказать-то, чтобы никого не обидеть… Мы с азиатами, мы модным веяниям очень подвержены. Хотим 4К, да, хотим передачу данных побыстрее. Зачем, знаешь, как, когда Nokia, edge-сетей в России не было, Nokia выпустила первый телефон, ещё кнопочный, с поддержкой edge. Люди приходи в салоны связи, Евросеть и прочие, говорили – я хочу вот с edge телефон. Ему говорили – а зачем, у нас сетей нет. И они понимали, что их обманывают, что вот такой хороший телефон, а им какую-то туфту втюхать хотят. И пытались покупать. Но потребность действительно есть, и потребность огромная. Та страна, которая сегодня обеспечит себе качественный телеком, передачу данных в больших объёмах, она будет выигрывать.

Я приведу простой пример с точки зрения работы, которая может быть в недалёком будущем, это телемедицина, о которой как-то публично говорят, но не всегда понятно. Вот, например, случай тяжёлый, какая-нибудь деревня, надо, чтобы бабушку-дедушку-человека посмотрел хороший врач. Сегодня для этого есть что: есть, если это север – вертолёт, олени и тому подобные вещи. Если это какой-нибудь населённый пункт ближе к цивилизации – машина, автобус, самолёт. Это занимает время. Время очень часто ценно в таких ситуациях. Если врач из Москвы, Петербурга, другого крупного города, сможет посмотреть человека, поставить диагноз, это уже ценно. И это первый шаг к тому, что мы создаём автоматические комплексы диагностики, которых сегодня в мире нет, по сути. Big data уже обрабатывает данные о том, что … мы недавно делали работу, я сейчас похвалюсь.

Пришли люди, говорят – слушайте мы знаем, что есть big data, есть данные какие-то, которые можно анализировать. А мы эпидемиологи, уже заговариваюсь, всё. Я на них смотрю, говорю – слушайте, я вроде не болею, спасибо, я не знаю, как вам помочь. Они говорят – вы знаете, мы хотим привязать телефоны, вот у нас есть идея, что происходит с теми людьми, кто болеет, и с их телефонами, когда они болеют, но они находятся дома, они не носят телефоны, они, как правило, лежат в одной точке у кровати, не перемещаются. Но при этом они работают, они общаются, у них профиль меняется. Мы хотим наложить картину, мы исследовали в нескольких странах, что с людьми происходит, с соседями, как быстро они заболевают, заболевают или не заболевают, в зависимости от дома и прочее. Вот у нас есть алгоритм, давайте посмотрим. Мы посмотрели, и ты знаешь, удивительная ситуация – мало того, что алгоритм подтвердил, что именно так происходит, но этот же алгоритм можно использовать для прогнозирования. Когда ты знаешь, что у тебя вот так человек начал себя вести, ты знаешь, что через 3 дня его сосед через стенку гарантированно заболеет. Море возможностей. Ты можешь этому соседу смску отправить – «Вася, у тебя за стеной зараза»…

Д.Ю. Берегись.

Эльдар Муртазин. «Попей лимон с мёдом», не надо потом себя травить таблетками, и это облегчает нашу жизнь. Это фантастика, о которой наши родители мечтать не могли, а мы это получаем как данное. Знаешь, такая магия, которая приходит в жизнь. И таких историй огромное количество. Руки не доходят у людей сегодня реализовать всё, что можно. Это круто, очень круто.

Д.Ю. Я вот мечтаю, чтобы автомобильные штрафы присылали. Ты мчишься 180, тебе раз – смска – 5000 списали.

Эльдар Муртазин. Сразу.

Д.Ю. Поздравляю, да. Наверное, так и будет.

Эльдар Муртазин. Особенно если это Сбербанк.

Д.Ю. А вот этот упомянутый тобой интернет вещей, когда всё соединится в кучу и всё, холодильник начнёт тебе подсказывать, чего ему не хватает для твоей роскошной жизни, а утюг сам выключится или закричит страшным голосом – выдерни штепсель. Это вот вопрос. Это что у нас, очередной скачок индустриализации или это новая какая-то индустриализация?

Эльдар Муртазин. Индустриализация новая, я это называю индустриализация 2.0, потому что вот кажется, да, глупость, зачем в чайнике какой-то чип, который выходит в сотовую сеть и что-то делает, да, это же бесполезно. На самом деле, мы создаём инфраструктуру уже даже не для 5G, а для 6, 7G, почему. Основная проблема, что сегодня сеть построена – базовая станция, которая передаёт сигнал куда-то. А представь себе, что каждый предмет будет иметь маленький, с низким энергопотреблением чип, который может стать элементом сети и передавать данные, т.е. ты сможешь дотянуться куда угодно, это твоя сеть персональная, или глобальная сеть вещей. Передаёт понемножку данных. Это первый плюс. Второй плюс заключается в том, что, сам по себе чайник – никто не будет управлять со смартфона, пришёл-ткнул, это проще. Когда производили кофеварок говорят, что «с помощью нашего приложения, проснувшись утром, вы можете…», ну это идиотизм, да. Ты берёшь чашку, ставишь, нажимаешь кнопку, но это тоже ритуал.

Но при этом есть другая история, что вещи будут определять, где ты находишься, и умным системам передавать. Например, есть система follow me. Я был 5 или 6 лет назад в Сеуле, где построили полноценную квартиру будущего, её перестраивают каждые полгода, тестируют, что будет в будущем. Мне предложили там пожить, сказали – вот подпиши, что ты никому никогда…Я надеюсь, эти хитрые корейцы не смотрят нас. Ты знаешь, что больше всего меня поразило? Не душ, который привыкает к той температуре, которая тебе нужна, измеряет твою температуру дистанционным датчиком, подстраивает воду, чтобы тебе было комфортно.

Это всё круто, это приятно действительно, но мне стало, и понравилась другая вещь, что практически все поверхности – это экраны, и самое главное, что ты начинаешь смотреть телевизор с какой-то передачей или фильмом, встаёшь, идёшь… ну, обычно как – ты вот идёшь в холодильник за пивом, а за тобой картинка идёт по стенам, на холодильнике, и ты не отрываешься от просмотра, ты фактически, ну да, не так удобно, как сидя большую плазму смотреть, там плазма стояла, а… это удобно, это вот такая фишка. Утром удобно то, что ты просыпаешься, сегодня все ассистенты в наших телефонах, там это было реализовано – тебе сводку газет твоих любимых, выдержка, температура, какие вообще события, что происходит. Ты чистишь зубы и у тебя мелькает эта картинка, ты не отвлекаешься, это круто. И то, что ты можешь разговаривать со своим домом, и говорить – дом, я вернусь сегодня в 7 вечера, подогрей мне постель, пожалуйста. Такие кровати стали появляться только в этом году, стоят очень дорого, но там вообще всё можно придумать. Ну это уже так.

Д.Ю. Подозрительно. С подогревом, подозрительно. Стены и телевизоры – это же как у Брэдбери, помнишь, у него там соседи были, всё время какой-то бесконечный сериал во всю стену показывали, уже, по-моему, дошли.

Эльдар Муртазин. А это уже есть, дошли до этого. Ну и плюс, есть же момент, умные материалы будущего, точнее, текущего уже, сегодняшнего дня, они подразумевают, что ими надо как-то управлять. А умные материалы – это очень интересная тема. Я, например, зимой не хочу в своём доме чистить, например, дорожку подъездную и прочее, я хочу, чтобы она стаивала так же, как снег с крыш. Такие материалы появляются, т.е. они запасают энергию, появляется снег – они его топят и фактически ты не тратишь никаких денег, это умные материалы. Классно? Классно. Ими надо управлять тоже, потому что надо понимать – вот сейчас я хочу растопить снег, или я вообще уехал и 2 недели не топи снег, не надо, а сделаешь это 1 раз, и прочее, и прочее. Наша жизнь, она будет более предсказуемой во всех смыслах. Это и хорошо, и плохо. Для романтизма останутся заповедники.

Д.Ю. А вот была Олимпиада. На Олимпиаду заезжали, было круто, меня, честно говоря, просто потрясло, когда там на таком огромном стадионе Мегафон бодро выдавал там – хочешь, пиши смски, хочешь – смотри прямую трансляцию, везде работало LTE и всякое такое. Это круто, что так можно сделать. Но всё же делают за кордоном. А не могут ли закордонные люди нам что-нибудь туда такое коварно встроить, чтобы всё это портить и гадить?

Эльдар Муртазин. Да не, могут. Вкладки в оборудование есть всегда, это просто предмет первой необходимости любого производителя, вопрос, когда применять. Применяют их только во время войны. Войны у нас, слава богу, нету, по столу стучать нельзя, но я так постучал, считай. Если говорить о… оборудование, знаешь как, оборудование не решает сегодня всё. Интеллектуальные вещи, составляющие – это то, как соединить это оборудование, какой софт написать, чтобы оно работало, и Мегафон на Фиште в Сочи-2014, на зимней Олимпиаде, делал то, что никто никогда не делал. Они объединили разных поставщиков, разное оборудование, написали свой софт, и создали схему того, как это оборудование должно перекрываться, сектора, базовые станции. Создали систему, которую никто не создавал, и всё работало.

После этого, есть же огромное количество мест, где нужны подобные технологии, это не обязательно стадионы. Ну вот германская консерватория на Эльбе сейчас, в Гамбурге. У них примерно те же самые технологии используются, которые использовал Мегафон впервые. Инженеры Мегафона делились опытом со своими коллегами по всему миру, т.е. это фактически продажа того, что они придумали, и оборудование здесь – это только одна из составляющих. Да, нам нужно своё оборудование, да, мы к этому идём. Но мы не можем, понимаешь, мы не можем скакнуть в отсутствие производства сразу к ракетам, надо пройти все этапы. Мы выжимаем всё, что можем, учим людей, чтобы работать. И сегодня инженер, который приезжает из России куда-либо, его отрывают с руками и ногами, потому что они не просто квалифицированные, они умеют строить сети так, как не умеют строить местные. И для них это, конечно, шок, потому что инженер, который занимает обычную позицию в России, за рубежом, как правило, сразу возносится, потому что он знает оборудование, знает, как оно совмещается. Уровень специалистов намного сильнее и выше.

Д.Ю. Это наследие проклятого тоталитаризма, я так подозреваю.

Эльдар Муртазин. Это наследие капитализма. У нас люди, если работают и при деле, они, в общем-то, не глупенькие, и они делают…

Д.Ю. Это ж образование.

Эльдар Муртазин. Да, ну конечно. Ну, кровавый режим заставляет же, понимаешь. Утром встаёт… я вообще себе представляю, когда мне хочется посмеяться, в интернетах это часто возможно, но люди пишут какие-то вещи, и я спрашиваю – подождите, вот вы говорите, у вас подъезд загажен. А вы вот правда считаете, что какой-то топ-чиновник, Владимир Владимирович лично приехал, вот у него расписание, в 8 утра к Иванову заехать в подъезд, нагадить. Ему ж сколько людей оббежать надо.

Д.Ю. Это слишком глубоко, мне кажется.

Эльдар Муртазин. Почему глубоко? Почему мы убираем свои подъезды, если возникают какие-то проблемы, и решаем потом с ДЭЗом, а не ждём каких-то дворников, убиралок и прочее. Мы же живём там, это же гадство у нас.

Д.Ю. Ну это, на мой взгляд, это 2 подхода. Подход №1 – лично я хочу, чтобы у меня в подъезде было чисто. Я думаю, что сделать, например, найму дворника, или своему дворнику лишние, я не знаю, 500 рублей заплачу, и пусть он моет. Либо надо встать в позу и сказать, что мне должны, вот обязано государство это делать, и продолжать жить в дерьме. Я не спорю, обязано, но мне вот как-то вот чистый подъезд ближе, понимаешь, от меня это не требует там…

Эльдар Муртазин. Ты знаешь, по поводу «обязано» про телеком, это звучит, практически каждый второй говорит, что мне обязаны, я клиент, мне обязаны вот здесь, так-так. Это, конечно, утомляет, потому что не всегда это так. Т.е. да, обязаны оказывать услуги определённого качества, они оказываются. Но логика любого потребителя такова, что он считает, что ему не докладывают, к сожалению. Не докладывают, не кормят.

Д.Ю. Ну, пусть пострадают немножко, да. А вот ты сказал, что инженеры у нас хороши. А наши программисты, они хороши, нет?

Эльдар Муртазин. Зависит очень сильно. Есть примеры хорошие, есть примеры плохие так же, как везде. Но там, если посмотреть на компанию Касперского, международная компания очень высокого уровня, я несколько раз сталкивался с проблемами, когда мне, на моих ресурсах очень хитро сделанные люди не просто атаковали, там закладочки и прочее. Работало несколько западных компаний, таких крупных, на слуху, за большую денежку, они не смогли решить проблему. Когда я обратился к Касперскому, уже знаешь, от отчаяния просто, они не просто решили – выделили специального, я вот боюсь соврать, он не старший специалист, но там специалист по таким вещам, причём такой, ведущий. Я ведущий аналитик, а он ведущий специалист. Ты знаешь, он не просто за 2 дня, полный аудит, чего происходит, полные рекомендации. У меня ребята, которые работают с технической поддержкой наших ресурсов, они просто открыли, челюсть упала плавно, они сказали – ну это просто экстра-класс, это невозможно. Человек заглянул туда, куда нормальные люди никогда даже не догадаются, не заглядывают, и он вычистил реально всё, что там было, причём, и сказал о том, что это действительно так, так и так.

При этом, вот эти компании, я же шёл от простого к сложному, что сначала первая компания, которая гарантировала, что она сделает. Они там что-то сделали, что на поверхности, но глубоко никто не копал. Они копнули глубоко. Я потом, когда разговаривал на эту тему именно с людьми, кто теми или иными услугами пользовался подобного рода, все говорили следующее: если у тебя ерунда какая-то, тебе всё равно, куда идти. Если у тебя действительно проблема, которую надо решить, ты идёшь только к ним. Всё, других вариантов нет. Это не в качестве рекламы, это в качестве того, что если уже у нас что-то случается, это случается на очень классном, мировом уровне. И математики российские, они очень хорошие. Т.е. сегодня по поводу криптозащиты, криптографии, того, что используется в тех или иных направлениях, сегодня математический аппарат, алгоритмы у нас очень и очень неплохие, это правда.

Другое дело, что у нас же принято – в России ничего случиться не может хорошего по определению. И я тут провёл эксперимент, я люблю эксперименты ставить над людьми – я ездил в Париж, не чтобы сэкономить, пригласил друзей, всё, у меня очень много либерально настроенных друзей, и за столом мы сидели, и люди ели камамбер, говорили – сразу видно, был в Париже, привёз, как все нормальные люди, сыр, вкусно, очень классно, у нас так не умеют, вот вообще не умеют. Я говорю – ребят, он из Твери. – Да нет, ты шутишь, это полная ерунда, у нас в Твери так не делают. Ты ещё скажи, что там из Белоруссии. Я говорю – слушайте, это правда, из Твери, я вам сейчас упаковочки принесу, покажу. Принёс, показал. Те, кто хвалил сыр, искренне оскорбились. Т.е. я боялся, что они животами маяться сейчас начнут. Т.е. лица у них были кислые-кислые.

Д.Ю. Скрутило тут же.

Эльдар Муртазин. Скрутило тут же психологически. Но развивается, и продукты тоже развиваются, это просто видно потребителю обычному. Когда ты не специалисты, ты что-то можешь сравнить, что-то не можешь сравнить, с точки зрения сети, качества сети и прочих вещей. У нас нет своих телефонов сегодня, да, но у нас происходит очень много устройств, которые проектируются в России, создаются в России. Более того, появляются производства электроники внутри России. Просто это всё не афишируется, мы не кричим на каждом углу. Потому что было время, знаешь, каждый чих так освещался…Слушай, я был против всегда этого, потому что это вызывало, во-первых, это противно. Мне, как жителю страны, когда я понимаю, что это такое, что это вообще ничего не стоит, это там отвёрточная сборка, условно говоря, это преподносится как полёт на Луну. Ну это, блин, это противно. Но сегодня действительно происходит много вещей, которые не заметны, но которые делают у нас в стране люди. И делают как частная инициатива, так и государственная. Плюс частно-государственное партнёрство развито.

Д.Ю. А вот ты упомянул разнообразных негодяев, которые подло куда-то влезают…

Эльдар Муртазин. Лживых мерзавцев, не побоюсь этого слова.

Д.Ю. Да. Негодяи бывают крайне разнообразны, действуют повсеместно – как в обычной жизни, так и в необычной.

Эльдар Муртазин. Я чувствую, я после этого эфира буду валенком, кровавой гэбнёй и прочим.

Д.Ю. Ну и вот у нас гражданка Яровая выступила с известным законом. Что можешь о нём сказать? Нам всем кранты или что?

Эльдар Муртазин. Да. Накрыться белой простыней, лечь ногами к взрыву. Госпожа Яровая… вообще я исхожу из предположения, хотя многие люди его опровергают своими действиями, но все, кто живёт внутри страны, они по-своему как-то, в меру своих сил и возможностей хотят, чтобы жизнь была лучше.

Д.Ю. Я тебе как неким образом бывший милиционер, что технические средства прекрасно помогают ловить негодяев, и чем сильнее развиты технические средства, тем лучше происходит отлов негодяев.

Эльдар Муртазин. Эта работа уже идёт, понимаешь? С профессиональной точки зрения, все инструменты как были, так и есть, это СОРМ, СОРМ-2 на сегодняшний момент. Что предложила Яровая? Яровая, в силу недомыслия и непонимания технических моментов, просто сказала – а давайте записывать все разговоры за неопределённое время, и мы сможем с их помощью найти вот этих негодяев и наказать их. На самом деле, так не работает, потому что нам пришлось бы купить все носители информации, которые произведены за год в мире, просто взять и купить. Во-первых, кто нам их продаст в таком объёме, во-вторых, зачем нам тратить триллионы рублей на реализацию – это фактически весь ВВП России, который надо единовременно частным компаниям, коммерческим, бухнуть из-за прихоти чиновников. Неоднократно…

Д.Ю. А действительно запись разговоров, они ж там в узких диапазонах, файлики маленькие, действительно требуют такого количества?

Эльдар Муртазин. Там не только запись разговоров, нет. Разговоры как раз таки можно писать для всех, просто смысла в этом не особо много, честно скажу.

Д.Ю. Ну как, почему не особо много?

Эльдар Муртазин. А зачем тебе писать разговоры? Смотри, если человек…

Д.Ю. Как милиционеру, мне нужны, я это, она ж прокурор. Естественно, нужны все разговоры, потому что если я обратно посмотрю, о чём это ты там разговаривал?

Эльдар Муртазин. А вот смотри, я тебе сейчас объясню. Мы только что про мессенджеры, ты говоришь, в Вотсапе такой хороший звук. И тогда надо писать Whatsapp, другие программы тоже. О чём она и говорила, что… когда ей объяснили, что большая часть людей, злоумышленников, не общается по телефону, они звонят через программы. Она сказала – ну, значит весь интернет-трафик надо писать. Но…

Д.Ю. Например, игру World of Warcraft.

Эльдар Муртазин. Да.

Д.Ю. Там тоже интенсивно общаются.

Эльдар Муртазин. Пара гигабайт, когда ты из Стима что-нибудь скачиваешь, дистрибутив игрушки, его тоже надо сохранить для потомков, причём, для каждого. Проблема в чём – есть шифрование, к которому операторы не имеют отношения. Они не могут выдать ключи. Там же следующая итерация была – давайте обяжем их ключи выдавать. Образование госпожи Яровой и господина Озерова, оно происходило по ходу пьесы. Знаешь ,как это – показания менялись, но цель оставалась одна и та же, наслаивалось, наслаивалось, пока это не превратилось в полный абсурд. Сейчас я могу утверждать, что общими усилиями того, что они хотели, не случится вообще. Это позитивная новость. То, что с терроризмом и негодяями надо бороться, безусловно, и мы будем бороться, и мы это делаем, есть комплекс технических мер, которые позволяют вычленять, находить, блокировать их активность, и прочее, и прочее. Вот эти комплексы, они развиваются, но к первоначальному вот этому посылу безумному – то, что называется «поправки Яровой», закон о связи именно в области прослушивания – это всё не работает и не будет работать, слава богу.

Д.Ю. Т.е. в том виде, в каком предлагали изначально – во-первых, это безумные деньги, я правильно понимаю?

Эльдар Муртазин. Безумные, этого не будет. Тем не менее, будет в некоем более нормальном, компактном режиме, когда проактивно на сетях операторов государство сможет отслеживать угрозы. Это интересно всем, если говорить про ФСБ, например, это более интересно, чем просто в массиве информации что-то пытаться выудить, найти иголку в стоге сена. Другое дело, когда анализируется поведение людей и устройств, анализируется, как они себя ведут. Я могу просто, я пример с заболеваниями привёл, но эти же данные позволяют вычленить людей с плохими намерениями и это более действенно. Т.е. когда люди не тратят своё рабочее время в ФСБ на то, чтобы проверять всех, а они проверяют тех, кто подпадает под определённую выборку, и это видно, это хорошо вычленяется. Их эффективность работы резко возрастает, и все в плюсе – мы защищены, они получают очередные звёздочки на погоны, медальки, в общем, хорошо всё.

Д.Ю. Ну, с моей точки зрения, понимаешь, оперативная работа, она всегда работа с людьми. А технические приложения – это технические приложения.

Эльдар Муртазин. Нет.

Д.Ю. То, что я могу что-то подслушать, подсмотреть. Ну, приведу тебе банальный пример: вот сидят уголовники в камере. А в камеру заведён микрофон. И вот уголовники, о чём они сидят, треплются – бабы, еда. Поскольку они уголовники, они не склонны обсуждать свою противозаконную деятельность. Ну ты можешь…во-первых, это сотрудник должен сидеть и всё время слушать.

Эльдар Муртазин. Не-не, не так, смотри.

Д.Ю. Это чушь полная.

Эльдар Муртазин. Чушь полная.

Д.Ю. А хорошо – это когда ты им заводишь своего человека, который 20 лет отсидел, может дать совет, и вот с ним они будут обсуждать, что они сделали, как, когда, где, какие последствия, как себя вести и всё такое. И это даст хорошую информацию, но это не человек, а микрофон, он…

Эльдар Муртазин. У тебя хороший пример знаешь в чём? Они уже сидят в какой-то области в камере и ты заводишь своего человека. Сегодня проблема какая: те, кого знают, с ними работают. Вопрос, как найти тех, кого ты не знаешь, кто потенциально может это сделать.

Д.Ю. Связи – это первейшее.

Эльдар Муртазин. Связи – это понятно. Но если там условный террорист-одиночка, его тоже надо вычленить и нейтрализовать.

Д.Ю. Это не просто.

Эльдар Муртазин. Это не просто, но технические методы, они как раз таки облегчают на порядки эту задачу. Сегодня это используется. Если говорить про пример других стран, сегодня 3 страны в мире лидируют в области этих технологий.

Д.Ю. Что же они там делают?

Эльдар Муртазин. Это Россия, США, Израиль. Это профилирование угроз, и по профилированию угроз нахождение в проактивном режиме людей, т.е. это непублично обсуждаемая информация – какое количество терактов было предотвращено в России, США, Израиле.

Д.Ю. Про такое не говорят, естественно.

Эльдар Муртазин. Не говорят. Но ежегодно, я хочу подчеркнуть, ежегодно это десятки в каждой стране, десятки терактов, когда незадачливый террорист, подготовленный, т.е. это не ребёнок, когда он выходил из своего подъезда, его тут же крутили. Ну, потому что есть технические средства. Это важно, потому что мы хотим жить в более прозрачной, спокойной стране, и меня радует знаешь как вот – люди очень часто боятся, слежка, ещё что-то. Во-первых, каждый конкретный человек ни государству, ни другим людям, к сожалению, не интересен, скучно.

Д.Ю. И самому себе, и даже своим соседям и семье, да. Меня всё время это, ты знаешь, поражает – если ты там, например, у тебя есть семья, а ещё у тебя, и ещё у тебя кто-то есть. Вы хоть сами на себя посмотрите, ты передвигаешься по городу абсолютно одинаковыми маршрутами всегда. Если ты поехал в эту сторону, то совершенно очевидно, что к бабе своей, а если в ту – то в семью, да. Они такие загадочные, ты знаешь. Забывают о том, что у них есть паспорта, например, т.е. железно привязаны к прописке, работе и всякое такое. Они забывают, что у них есть социальные сети теперь, где они сами про себя всё пишут, и то, на что раньше работало наружное наблюдение, теперь у каждого вывалено в этом Вконтакте, вот он круг знакомств, пожалуйста. А кого к тебе подвести через этот самый круг – это уже вопросы техники. Ты сам про себя всё написал. Какая секретность, какая хитрость, вы о чём вообще.

Эльдар Муртазин. Да нет, приватности вообще нет, с этим надо смириться просто. Не надо рефлексировать на тему того, что за мной кто-то следит или ещё что-то. Я вообще всем советую очень простую вещь. Упражнение простейшее: представьте себе, что вы просыпаетесь и по Первому каналу вас показывают в самом неприличном виде, просто представьте себе такую ситуацию. Какие чувства, что вам скажет мама, папа, соседи, как соседская собака после этого на вас будет смотреть. Пропустите через себя эту эмоцию, а потом поймите, что это может случиться в любой момент. Ну просто, чисто теоретически. Жизнь станет намного проще, потому что всё это ерунда, это проходит, это краткосрочно. Толпа хочет зрелищ, эти зрелища, к сожалению, быстро проходят, толпа не способна фиксироваться на одном предмете до бесконечности. Кто-то будет вспоминать – тебя по Первому каналу в неглиже показали, ну ерунда.

Д.Ю. Завтра уже другого покажут, гораздо смешнее будет.

Эльдар Муртазин. Конечно.

Д.Ю. Вообще это страшно, так я тебе скажу.

Эльдар Муртазин. Почему?

Д.Ю. Ну я всё время вот думаю – ну мы же все были когда-то молодыми…

Эльдар Муртазин. Я и сейчас молодой.

Д.Ю. Чушь прекрасную несли, а ещё мы всякое вытворяли, хорошо там видеооборудования-то не было, ничего не сохранилось, а на нынешних смотрю – вот снимает молодой человек ролик, кроет матом в 3 этажа, темы, мягко говоря, странные поднимает, обсуждает там что-то такое, а оно ж теперь никуда не денется.

Эльдар Муртазин. В веках.

Д.Ю. И немного погодя это твои дети посмотрят, как папа или, не дай бог, мама, себя вела. А вот, пожалуйста. А чего ты от них потребуешь, от этих детей, а что ты ему скажешь? Может быть, ты ему расскажешь, что матом ругаться нехорошо, а он… ты-то сам-то как?

Эльдар Муртазин. Не, ну слушай, эта проблема отцов и детей, она была, будет, потому что мы были не безгрешны и наши дети будут себя так вести, это абсолютно, как мне кажется, нормально. Другое дело, что, я вот сейчас выступлю перпендикулярно, что называется. Иногда да, вот вспоминаешь уже, всё-таки годы не те, полжизни прожил, плюс-минус, и думаешь – было бы неплохо какой-нибудь архивчик чтобы был. Потому что сейчас у меня, например, Google Фото подкидывает из прошлого фотографии – 5, 4летней давности, этот день в таком-то году. Ты знаешь, очень, там нет ничего такого, но ты смотришь там, как дети у тебя меняются, где ты был, вспоминаешь какие-то вещи. Настолько приятная фишка, она ничего не стоит, с утра просто так взглянул и думаешь – ух ты, я вот это забыл, и что-то вспоминается. Интересно, потому что мне вот кажется, что…

Д.Ю. Ты себя, наверное, прилично вёл на этих фотографиях, их можно показывать окружающим.

Эльдар Муртазин. По-разному. Не, ну смотри. У меня было однажды интервью на одном западном канале, я вообще про этот канал ничего не знал. И я в этот момент понял, что либо у меня с английским плохо, либо у меня спрашивают что-то такое. У меня там буквально второй вопрос – часто ли вы записываете хоум-видео? Я уточняю – вы в каком плане, что вы под хоум-видео? – То самое. Я как советский человек говорю – никогда. Потом думаю – а что скрывать-то, вот так, по большому счёту? Я так ещё громче сказал – никогда. Вот, ну и там начались такие каверзные вопросы разные. Я говорю – слушайте, ну я в этом, в принципе, ничего не вижу такого, если там 2 человек хотят что-то записать, на здоровье, если им это нужно. А у нас тема была как раз таки про приватность жизни, порномести, вот это всё. Гадко, когда у вас проходят отношения, и какая-то одна обиженная сторона вдруг вываливает всё это грязное бельё куда-то наружу толпе, говорит – я хороший, а она плохая, или он плохой, я хорошая. Но это просто от недостатка воспитанности, от каких-то пораненных сильно чувств.

Но опять-таки да, если такое случается, ничего в этом страшного нет, дело житейское. И там дети, не дети, т.е. это тоже сценарий для поведения, для того, чтобы объяснить, что этот человек сделал плохо, потому что вот так. У меня, например, достаточно недавно бы грустный день, мой близкий родственник умер, и когда были похороны, его внуков, условно говоря, они живут с отцом в разводе, не отпустили на сами похороны, причём они достаточно не то что дети 3-4 лет. Для меня это настолько было дико, т.е. дико с точки зрения поведения конкретной женщины, которая до сих пор мнит себя обиженной, и любой вот, знаешь, повод – не повод использует для того, чтобы вот досадить, что-то доказать, хотя там никаких проблем не было. И это проблема, то, что мы сами по себе, мы с годами не становимся, к сожалению, как человечество, умнее, лучше. Всё то же самое. Вот Древнюю Грецию, что сейчас взять – люди были те же самые. Когда нам говорят про какие-то нравственные принципы какой-то эпохи, я могу всегда сказать 2 вещи – просто эпоха стоит от нас очень далеко и свидетелей не осталось. А было, я уверен, то же самое, плюс-минус. Потому что, к сожалению, есть наука статистика, она очень такая простая, понятная, и статистика утверждает, что все умными быть не могут.

Д.Ю. Не могут.

Эльдар Муртазин. Но социология утверждает ровно обратное, проводят опрос – все умные.

Д.Ю. Да, это неизбежно удивляет, поражает меня. Есть известный тезис про то, что 95% граждан просто дебилы, но тут не все, многие почему-то сразу считают, что я себя записал в эти 5%, это не так, потому что в разных обстоятельствах совершенно разную степень дебильности.

Эльдар Муртазин. Потому что мозг не включаем.

Д.Ю. Так точно. Да и невозможно, наверное. Тренироваться надо на проживание жизни, как вот жить. Например, вот есть такая контора – Apple, делает хорошие телефоны под названием iPhone. Для меня открытие, что он оказывается Айфон, и Айпэд, и даже ФЕйсбук, у нас как-то ударение не так. Вот делает такие замечательные телефоны, всё время идёт борьба с конторой Samsung, которая тоже всё время что-то делает. Кто кого заборет?

Эльдар Муртазин. Знаешь, всё-таки компания Apple – компания сегодня одного продукта – iPhone, другие продукты, они меньше в продажах занимают. Стив Джобс когда ушёл, он был таким генератором идей новых направлений, которые действительно расширяли присутствие на рынке. Тим Кук за всё время, вот единственный продукт, который он сделал, это Apple Watch, Apple Watch не очень популярны с точки зрения…

Д.Ю. Я тебе честно скажу – я вообще не понял, зачем они.

Эльдар Муртазин. Они популярны, но в очень узком сегменте.

Д.Ю. Единственное, что вот я, лично для меня польза – я вот плохо слышу на улице, когда звонит телефон.

Эльдар Муртазин. Вибрация.

Д.Ю. Вот они жужжат на руке, прекрасно, схватил телефон, достал. Всё, больше ничего. Что-то там про здоровье, сколько я прошёл, не прошёл – фигня полная.

Эльдар Муртазин. Надо брать правильные решения.

Д.Ю. Что это?

Эльдар Муртазин. Ну это Gear S3 frontier… ты знаешь, и вся передача была ради этого момента. Так. Пользуясь случаем, хочу передать Наташе в компании Samsung привет, только что второй чемодан, потому что у нас есть… На самом деле я к умным часам всегда относился плохо по одной простой причине – они не выглядят как часы. Первые умные часы, которые мне понравились – это вот фронтиры, потому что они выглядят, как часы. И второй момент, который для меня лично важен – я часами считаю всё, что показывает время вне зависимости от постукиваний, вскидывания рук. Т.е. вот горит экран, 2-3 дня они работают от одной зарядки, меня устраивают. Как только мне надо каждый день заряжать, как только мне надо что-то стучать и прочее, мне это неудобно, мне неинтересно.

Д.Ю. Да, вот я вчера забыл, и сегодня я ношу по привычке, а не работают, блин.

Эльдар Муртазин. Видишь, как. Есть ещё 1 момент с умными часами – иногда приходится сидеть на всяких заседаниями с чиновниками, представительный такой кагал сидит, там не достанешь телефон, не можешь, или там iPad и прочее, все сидят вот так примерно. Я сижу вот так тоже, кручу уведомления, что происходит вообще.

Д.Ю. Смски тоже да, удобно читать.

Эльдар Муртазин. Смски удобно, можно голосом надиктовывать. ФСОшники, правда, в последнее время отнимать стали, потому что узнали, что на них можно записывать звук.

Д.Ю. Кто бы мог подумать?

Эльдар Муртазин. Вот это было неожиданно.

Д.Ю. А это, кстати, не проходит по категории «оперативное оборудование»?

Эльдар Муртазин. Нет, не проходит. Меня удивило, знаешь, первые модели, они же были, здесь была камера, можно было скрытую съёмку осуществлять. Я всегда задавал вопрос – как вы вообще сертифицировали, потому что это скрытая видео- фотосъёмка, это невозможно. Мне говорили все – как-то спокойно совершенно. А потом как-то незаметно камера исчезла, так что… не была популярна. А я видел, с другой стороны, что часть людей реально почему-то, я признаюсь честно, да, были пара ситуаций, когда я фотографировал на часы, потому что мне было неудобно достать телефон, ткнуть в морду человеку и сказать – слушай, я так тебя люблю, знаю. Увидел в ресторане Вуди Аллена в Москве. Ну что я к нему подойду, сидит человек, ест, к нему все табуном, все оглядываются, подбегают, подпишите мне это, это, это. Как бы неудобно. И показывать неуважение, тоже тыкать телефоном, нет.

В Берлине, кстати говоря, в Германии, сейчас совершенно замечательная вещь – там очень популярны бани. Немцы в этом плане вообще, у них проблема с тем, что они любят чистоту, просто свой личный пример расскажу. Когда я был молод, красив как Аполлон, наверное, я пришёл в … при гостинице, сауна, захожу – я же советский человек – плавки, полотенечко, тапочки резиновые, шапочка резиновая, которую мне там выдали, чтобы плавать в этом бассейне. Ну я полотенечко расстелил, тапочки оставил у входа, лёг на полотенечко. Заходит немка и говорит – полотенце нельзя. Я вынес полотенечко, повесил. Захожу обратно – тапочки тоже туда. Выхожу. А дальше она мне про плавки говорит и шапочку. Я возмутился.

Д.Ю. Плавки снял, но шапочку оставил.

Эльдар Муртазин. Оставил. Всегда что-то должно быть. Меня первый раз заинтересовал этот вопрос, и мне говорят – да, действительно, местные, как бы принято по нормам гигиены, такие представления у народа, быть голенькими, причём там смешанно это всё, и никто не комплексует. В гостиницах, конечно, это не так, потому что много приезжих, но в нормальных банях немецких это вот как бы так. И никто на это не обращает внимания. Может быть, корни лежат в том, что в ГДР, к слову сказать, не в Западной Германии, там было целое направление за натуральную жизнь, семьями голышом бегали, всё, это было очень интересно. И сейчас в Германии в последние 3 года возникла проблема – гадские люди, потому что телефоны стали защищёнными от воды, приходят в баню и фотографируют голых людей. Потом там целые сайты выкладывают. Все эти сауны-бани стали запрещать использование телефонов на своей территории, т.е. это на уровне закона. Берлин не помню, как земля правильно называется, не произнесу, Берлин и окрестности, они последними приняли этот закон, что нельзя проносить телефон и фотографировать других людей. Я тебе могу сказать честно, что периодически, я там хожу в спортклуб, в сауну, когда хочется попариться рядом с домом, чтобы не ехать за город. И меня, конечно, напрягает, когда приходит в сауну человек, у него телефон. Ещё больше напрягает, когда он по нему разговаривать начинает. Т.е. блин, ты хочешь расслабиться, а тут… Это ужасно. У нас не фотографируют, надеюсь.

Д.Ю. Не знаю. У нас бани вообще под другое дело заточены, как ты понимаешь. Мне кажется, я вот, глядя на дешевизну оборудования нынешнего, по-моему, оборудовали уже всё, что только можно.

Эльдар Муртазин. Было пару скандалов в России, когда люди заселялись в дорогие гостиницы, ставили видеокамеры, дистанционно управляемые, и просто записывали всё, что происходит в номерах, чтобы, я не знаю… ну ты вселяешься, ставишь оборудование, уезжаешь, а там же другие люди.

Д.Ю. Интересно.

Эльдар Муртазин. Другие люди. Им как бы интересно было, чтобы кого-то поймать на чём-то, шантажировать, я так понимаю, извлекать выгоду и прочее. Насколько я знаю, этих людей поймали уже, потому что вот эта смекалка российская, она быстро закончилась, но сама вот, то, о чём ты говоришь, дешевизна технического решения, она позволяет любому человеку подглядывать за любым, по факту, да. Потому что, ну вот история тоже, которая случилась на юге Москвы, она совершенно запредельная, на мой взгляд. Любовь, мальчик-девочка. Девочка сказала – всё, расстаёмся. Мальчик, как бы ревность, все дела, следил, всё. Следил-следил, до подъезда доходит, дверь закрывается, никак. Пошёл купил квадрокоптер, каждый вечер у девочки под окнами что-то жужжало, мальчик смотрел – одна ли она, не одна, с кем разговаривает и прочее. Пока кто-то из соседей, не будучи суперраздражённым этой историей, не достал какую-то мелкокалиберную винтовку, и из неё, ну там пневматику, и из неё этот квадрокоптер не пострелял. Как бы на этом всё закончилось.

Но средства слежки, они, в общем, доступны сегодня всем практически. Когда люди берут в свои руки вот это, знаешь, у меня крыша поехала, но я хочу точно знать что-то, это безумие. Второе безумие, я недавно столкнулся, мне человек написал такое письмо, знаешь, вопль, что мне делать? Так получилось, что я в социальных медиа общаюсь с разными людьми, и за мной жена следит. Она следит, во сколько я был в Вотсапе, там показывается, где я что написал, и прочее, и прочее, ну это же идиотизм. Он говорит – я уже запуганные, я боюсь заходить в эти социальные медиа, потому что как только я захожу, приходит вопрос – а что ты тут делаешь? Это бред. Люди сходят с ума.

Д.Ю. Крепкая семья, осмелюсь заметить. Ну, в целом, про это, про сбор оперативной информации мне вообще не понятно. Закон очень странный. Если я возьму какой-нибудь видеорегистратор, присобачу к нему аккумулятор, видеорегистратор продаётся абсолютно законно, аккумулятор тоже, и вот я его поставлю на шкафу и его там никто… Может, я его какому плюшевому медведю в глаз.

Эльдар Муртазин. Ты должен сообщать. Нет, нельзя. Кстати говоря, плюшевые медведи – это самые популярные камеры видеонаблюдения, они незаконны. Ты должен предупреждать других людей, даже которые находятся на территории твоей квартиры, что ты ведёшь видеосъёмку. С одной стороны. С другой стороны, как ни странно, суды принимают это в качестве доказательства, что меня несколько… вот с позиции закона пугает, потому что мы запрещаем…

Д.Ю. Да.

Эльдар Муртазин. За это использовании полагается срок, за покупку, продажу, использование, особенно когда из Китая люди заказывают часы со скрытой камерой, ручку-диктофон… Изымают и сажают, это правда. Сроки такие недетские дают за это. Им план надо выполнять, люди попадают, и я всегда говорю – люди, не покупайте вы это, зачем? Часто бывает на борту самолёта продают. Вот Австрийские авиалинии продают целый набор шпионского оборудования, вот целый набор, знаешь. Лечу в Россию, хочу вообразить себя Джеймсом Бондом, куплю ручку-диктофон, ручку с фотокамерой, часы с фотокамерой, и прочее, и прочее. Ну, тебя если проверят просто, это будет реальный срок, это никому не нужно. И вот с мишками – мне непонятно. Т.е. вот за нянечками следят, потому что всякое бывает, и детей бьют, хочется знать, быть в безопасности, это твой дом, в конце концов.

Д.Ю. Я бы, например, даже если бы у меня ничего не было, я бы нянечке сразу сказал – Маня, у меня всё записывается, Маня, ты знаешь. Потому что лично мне, я когда смотрю эти ролики, там какого-то ребёнка пинают, бьют, подзатыльники дают, мне не надо постфактум узнать, что его били, мне надо это прекратить, поэтому я сразу бы сказал, даже если ничего нет. Маня, тебя записывают, веди себя прилично – задницу не чеши, не бей его…

Эльдар Муртазин. На самом деле, а почему нет? Это можно сказать, в этом нет ничего проблемного.

Д.Ю. Есть люди верующие, они считают, что за ними бог всё время смотрит. Ведут себя при этом безобразно, правда, потому что непонятно, смотрит он за ними или нет. А вот если видеооборудование смотрит, тут всё ясно, все окружающие увидят, что ж ты там вытворяла-то такое, ёлы-палы. Поэтому…

Эльдар Муртазин. Везёт тебе с верующими. Мне не везёт. Нет, ну просто у меня есть соседка верующая, в плохом смысле этого слова, потому что я пытался объяснить, что там… я уважаю очень верующих людей, причём любой веры, и стараюсь не преступать как бы какие-то грани, не обижать их в их вере, не пропагандировать свои взгляды, ну, как бы очень уважительно, на дистанции. Но когда тебе из, скажем так, изо дня в день срезают домофон, потому что это сатанинское изобретение…

Д.Ю. Это больные, наверное. Дело не в вере.

Эльдар Муртазин. Она религиозна, скажем так, крайне религиозна, и поэтому вот проявляются такие вещи. Причём если бы она только у нас это делала, она же по всему подъезду это делает.

Д.Ю. Лютует.

Эльдар Муртазин. Ходит, знаешь так, ходит и срезает. Мы даже иногда думали – а нет ли приёма вот этих как бы штук, кто-то может, собирает их, платит за это деньги, потому что это просто клиника какая-то. Т.е. это происходит.

Д.Ю. Слушай, а вот если у меня в двери стоит глазок электрический.

Эльдар Муртазин. Видео, да.

Д.Ю. И глазок, он у меня всё записывает. А это-то хоть законно, нет?

Эльдар Муртазин. Ты знаешь, я не знаю…

Д.Ю. Я ж никого не предупреждаю, что он записывает.

Эльдар Муртазин. По поводу новых технологий, это тоже смешно. Часто приезжают курьеры, причём курьеры – это особый вид людей, им надо, весь мир подождёт. Они не договариваются, просто приезжают. У меня была история совершенно замечательная. Я был где-то далеко от страны, у меня звонок как раз таки видео, может по вай-фаю на приложение на телефон транслироваться. Человек нажимает на звонок, мне идёт вызов, я могу поднять и ответить. Я поднимаю, отвечаю, говорю – здравствуйте, вы кто? – Я курьер, привёз вам… Говорю – вы знаете, меня нет сейчас, я вернусь через неделю. Ты бы видел его лицо. Он говорит – не хотите открывать, не открывайте. Я говорю – вы понимаете, я сейчас не здесь. Он говорит – да это я уж понял, голос-то не из-за двери слышится, а из динамика. Вы, наверное, где-нибудь на островах отдыхаете. Я говорю – ну да, я где-то в Греции. И человек не поверил. Понимаешь, вот эта связка того, что можно отвечать, не находясь за дверью, она, конечно, в голове не укладывается. Надо же.

Д.Ю. Давай вернёмся чуть-чуть назад. Вот Самсунги и Эплы. Вот посмотрев на Эплы, ну, умер Стив Джобс, царство ему…

Эльдар Муртазин. Наташа, третий чемодан готовь. Третий.

Д.Ю. Царство ему небесное. И как-то перестало появляться что-то радикально новое. Я так думаю, что он коварный тиран, но при этом тиран гениальный в своей области, пропихивал вот вещи специфические. А этот самый Тим Кук, кроме камин-аутов, что-то ничего такого нам не преподнёс и не преподал. При этом у меня знакомые друганы из программистов хором говорили, что часы это вообще, такой новый рывок, такое там дадут, и на программном рынке, ща мы тут все забогатеем, напишем про это, напишем про то, кончилось ничем.

Эльдар Муртазин. Ну да.

Д.Ю. А вот контора Самсунг бомбит и бомбит, там уже этот, 8, по-моему, был…

Эльдар Муртазин. 8, S8, S8 Plus.

Д.Ю. Я уже начал испытывать лёгкий душевный дискомфорт, может, уже купить, ёлы-палы, посмотреть? Кто кого победит?

Эльдар Муртазин. 3 чемодана и телефон в студию! Я думаю, что это будет постепенный процесс. Android – более популярная операционная система, Самсунг является крупнейшим производителем на Android. Если говорить серьёзно – Apple очень силён в определённых нишах, но они расширяют сейчас ценовое предложение. Я когда говорю, что самые продаваемые телефоны Apple – это дешёвые телефоны, против законов физики не попрёшь. Люди искренне возмущаются – как так, я купил флагман за такие-то деньги, все вокруг меня поступают так же. Самый большой процент кредитов на дорогую технику – это кредит на технику Apple. Как правило, покупают люди, которые не могут обладать этой техникой, но они, особенно в России, хотят показать, что у них всё хорошо.

Д.Ю. Статус.

Эльдар Муртазин. С Самсунгом примерно то же самое в этом сегменте, на самом-то деле, но его продаётся меньше, потому что у тебя есть выбор – ты можешь его купить за 5 000, за 10, за 15, за 30. И многие модели, интересно, можно подобрать по себе. Поэтому, я думаю, в конечном итоге, Самсунг догрызёт, тем более, что технологии у них лучше на голову, это как бы факт.

Д.Ю. Например, в чём?

Эльдар Муртазин. Да во всём. Начиная с того, что лучше экраны, они являются мировым лидером в этой области, и iPhone 8 будет с экраном от Samsung. Они мировой лидер в области памяти, они в производстве полупроводников являются одним из лидеров. Если говорить про производство тех же процессоров, Qualcomm, который лидирует по поставкам, они приходят на поклон к Самсунгу. Сони, который лидировал в камерах, приходит на поклон к Самсунгу, потому что производить негде. И более того, в обмен на производство они отдают свои технологии. Они отдают бесплатно то, что требует разработки, много лет потратить на доработку, доведение до ума. Сейчас Самсунг условно бесплатно это получает, и мы видим, какой рывок из поколения в поколение они совершают. И это действительно заслуживает уважения. Мне, я не скрывал никогда, у меня вообще очень прагматичный подход к устройствам – я выбираю лучшее. Многие люди считают, что лучшее – это не это, а там Айфон, например. Они имеют право на такую ошибку. Я легко отношусь к человеческим слабостям, потому что планшет у меня – iPad. Я считаю, что iPad лучше, чем Android-планшеты по многим причинам, но смартфон, чтобы быть гибким и иметь возможность всё, что угодно делать, плюс я много фотографирую, мне качество фотографий важно. На их фоне оно тоже хорошее, но там нет ручных настроек, много всего.

А отвечая на твой вопрос – они их грызут понемножку, знаешь, как грызут. В прошлом году случилось с седьмыми – Galaxy S7, очень многие яблочники, как-то знаешь так, стесняясь – «ну я взял попробовать просто…» А цепляет, потому что ты когда привыкаешь уже, 2 недели проходит, тебе уже сложно без каких-то фишек, например, быстрая зарядка. У тебя Айфон заряжается долго банально, а иногда времени нет, а тут 10 минут – 20% заряда и побежал дальше. Беспроводная зарядка встроенная. Много мелочей, которые действительно облегчают жизнь.

Когда появились AirPods с блютус-наушниками беспроводными от Apple, «это же революция», все там говорили. А я всё время сидел и думал – то ли я дурак, то ли кто-то в лыжах стоит на асфальте, потому что я 5 лет – беспроводные наушники-то давно существуют, но я 5 лет пользуюсь качественными наушниками, которые по звуку лучше, чем AirPods, выглядят нормально, и не испытываю вообще никаких проблем. Более того, я их использую как гарнитуру, говорю часто в машине с людьми, не по громкой связи, вот не всегда удобно, когда кто-то с тобой едет, например, и это всё есть, это уже существует. А неожиданно в мире Apple открыли, что есть беспроводные наушники. Это же бред. Ну и второй момент, конечно – в 7 поколении Айфонов отказ от разъёма 3,5 мм это был просто удар под дых. Люди доказывали много лет, что Apple – это музыка, купили наушники хорошие. Всё это, значит, на мусорку, и надо покупать какие-то другие наушники, странно.

Д.Ю. Очень тонкий ход, я считаю. Т.е. всё это одного, так сказать…

Эльдар Муртазин. Мне шутки нравятся, знаешь, это про на каждый продукт у нас есть 2-3 провода разных, и они между собой не совместимы при этом. Это бред.

Д.Ю. Зачем, загадка. Вот это мне лучше видно, чем вам, оно какое-то очень странное. Идиотский вопрос – у тебя у самого-то какой телефон?

Эльдар Муртазин. Galaxy S8 Plus.

Д.Ю. Рекомендуешь?

Эльдар Муртазин. Очень.

Д.Ю. Буду пробовать.

Эльдар Муртазин. 4. Я считаю за нас двоих.

Д.Ю. Спасибо.

Эльдар Муртазин. Спасибо.

Д.Ю. Они действительно хорошие.

Эльдар Муртазин. Хорошие.

Д.Ю. Как ни кривляйся, хорошие, и всё. У меня вокруг у всех товарищей такие. Спасибо!

Эльдар Муртазин. Спасибо.

Д.Ю. А на сегодня всё. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Google+


В новостях

30.05.17 14:12 Эльдар Муртазин про Android O, закон Яровой, противостояние Samsung и Apple, комментарии: 140


Комментарии
Goblin рекомендует заказывать создание сайтов в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 4

Kasan
отправлено 31.05.17 01:33 | ответить | цитировать # 1


Дмитрий Юрьевич - советская атомная подлодка от мира маркетинга. Торпедирует конкурентов гарантировано.


REZAKOV
отправлено 31.05.17 04:10 | ответить | цитировать # 2


Гость очень интересную вещь затронул о том, что самсунг получает технологии в обмен на то, что он произведёт продукцию владельцев этой технологии. Встаёт момент, когда идей много, а возможности реализации мало, заводов , фабрик, мастерских. В мою фирму, например, практически ежедневно обращаются люди с предложением реализовать их идеи, но сейчас на моих часах 4.00 ночи мы в мастерской сидим делаем сверхсрочные заказы на собственную продукцию, слушаем ролики и думаем где бы взять ещё рук, на реализацию даже собственных идей не хватает. Кого не спроси на вопрос "ты делать что умеешь?" ответ "придумывать!" или "разрабатывать" или "учить жизни". Сильно бесит эта ситуация.


Neisser
отправлено 31.05.17 12:39 | ответить | цитировать # 3


По поводу нарушения авторских прав, невысокой стоимости лицензионного продукта и тп. Все так, согласен. Но я когда их нарушаю, или например отключаю рекламу на ютюбе при просмотре роликов ДЮ рассуждаю примерно так. Человек создавший продукт намного богаче меня, а раз так, то мне деньги нужнее или в случае с ДЮ, время свое тратить чтобы человек богаче меня стал еще богаче смысла не вижу. Надо сокращать разрыв между богатыми и бедными раз государство не вводит прогрессивный налог. Может моя позиция и таких как я приведет к тому что качественного продукта выпускать станут меньше так как не будет много денег на разветвите. Я осознаю это, тем не менее стою на своей позиции.


Deniss
отправлено 06.06.17 00:51 | ответить | цитировать # 4


Вещи, о которых говорит собеседник - хорошие. Однако внедрение подобных технологий оставит без работы миллионы людей.

Людей, которые не хотят развиваться, может быть, не способны к развитию.

Это большая проблема.



cтраницы: 1 всего: 4

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в Google+

Новости в ЖЖ

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк