Разведопрос: Роман Юрченко про запись нового альбома

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Культура | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

16.11.17



Роман Юрченко - артист, поэт, автор и исполнитель

Помочь Роману Юрченко записать новый альбом:
  • сбер: 4173 9800 1766 1600
  • втб24: 4272 2903 6948 8572
  • бинбанк: 4627 0343 7079 5712




Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Роман, добрый день.

Роман Юрченко. Здравствуйте, Дмитрий Юрьевич, рад видеть.

Д.Ю. Симметрично. Представься, пожалуйста, для тех, кто тебя в прошлый раз не видел.

Роман Юрченко. Меня зовут Роман Юрченко, я ветеран МВД, в настоящий момент автор-исполнитель и артист кино, творческий человек.

Д.Ю. Что сейчас исполняешь?

Роман Юрченко. Хотелось бы ответить: авторские песни.

Д.Ю. Неожиданно, да.

Роман Юрченко. Да, очень удивительно. Сейчас я плодотворно, я надеюсь, тружусь над новым альбомом, который очень бы хотелось, чтобы вышел в следующем году твоими молитвами и, возможно, с помощью..

Д.Ю. Контингента.

Роман Юрченко. …контингента, да, твоих зрителей твоего канала. В общем, смысл такой, что есть уже большое количество песен совершенно различных, начиная от патриотической направленности, песен про тех людей, которые воюют и несут свою службу в горячих точках, и заканчивая про песни, которые о любви. Материала много, а для того, чтобы его переработать и для того, чтобы из этого получился продукт, пока возможности нет, и хотелось бы, чтобы она появилась, финансовая возможность, и в следующем году уже получились какие-то вещи.

Д.Ю. А вот слушай, технологические вопросы: вот ты, например, придумал песню, хорошую по умолчанию – а что дальше технологически происходит? Вот как ты, что это у тебя… что за студия, кого ты берёшь? Ты же не как Пол Маккартни, один на всех инструментах не бомбишь? Как это вообще происходит?

Роман Юрченко. Ну, после того, как пишется песня, сразу же возникает вопрос, что из неё можно сделать? Если ты её хочешь так просто петь в компаниях – это одна история, если ты считаешь, что это продукт, который будет интересен слушателям и зрителям, то тогда следующий шаг – т.е. вот написал песню, написал музыку, написал стихи, как-то наиграл на гитаре либо на пианино, либо это всё дело напел, потом она отдаётся аранжировщику – это специальный такой человек, который песню превращает в конфетку. Т.е. у него в голове играют какие-то скрипки, какие-то, скажем, духовые, может быть, барабаны, что-то ещё, гитара где-то вставляется, чтобы эта песня превратилась… Ну сам же знаешь, что даже «Чижик-Пыжик», из него можно сделать и танго…

Д.Ю. Я сам музыкант, но парни не в курсе.

Роман Юрченко. Да-да-да, и самбу, из любой песни, определённая стилистика есть. Тот человек, который всё слышит, он работает пока в электронном варианте, как-то всё это дело записывает и начинает потом, т.е. это, соответственно, стоит определённая работа, это работа аранжировщика, и сейчас в настоящее время он также является автором. Т.е. кроме автора стихов и музыки, к примеру, это я, который зарегистрируется песня в Российском авторском обществе, ещё и аранжировщика тоже эта песня регистрируется, он как автор именно песни, аранжировки, теперь тоже в Российском авторском обществе регистрируется человек. После этого снимается студия, это тоже стоит определённых денег. Т.е. мы заплатили аранжировщику, снимается студия, он там это всё видит, слышит, мы приглашаем музыкантов – это уже в зависимости от полноты, так сказать, кармана, т.е. можно прописать всех музыкантов живыми, начиная от барабанов и заканчивая гитарой, а можно, допустим, барабаны оставить электронными, чтобы это компьютер сделал – это стоит немножечко дешевле. Всем музыкантам, соответственно, тоже платятся деньги, потому что это работа, за красивые глаза, люди тоже кормят свои семьи. Т.е. музыкантам заплатили, они всё записали. Кроме того, что музыканты получили зарплату за то, что они 2 часа играют, платится ещё аренда в студии. Т.е. всё, мы заплатили за студию, за аранжировку, за музыкантов, приходит потом солист, т.е. в данный момент я, дальше продляет эту студию и уже поёт, уже под этот «минус», который получился, т.е. вот уже есть под что спеть.

Д.Ю. Т.е. это не так, что толпой собрались в одном помещении, ты кричишь, остальные играют.

Роман Юрченко. Нет, так можно тоже, но качество немножечко от этого страдает.

Д.Ю. Почему? Или там в микрофон что-то попадает?

Роман Юрченко. Там, да, вообще никто никогда сразу же вокал точно не пишет с музыкантами, и обычно музыкантов пишут отдельно. Можно записать, скажем, ударные, ритм-секцию, барабаны с басом, к примеру, потом сверху гитара, которая … потому ещё соло добавляется, человек со стороны слышит, ну потому что когда все сразу играют, можно и налажать, а тут работает метроном в студии, к примеру, и все пишут под этот метроном, чтобы не облажаться. Ну и всё, и потом после этого, как человек уже спел, тогда, опять же, специальному человеку, который делает мастеринг, платятся деньги за студию, и он уже всё аккуратненько сводит, чтобы, допустим, барабан не звучал громче, чем бас-гитара, или голос не перекрикивал, или не был слишком тихий, он делает мастеринг песни, после этого, так сказать, всё, перерезается ленточка, и под заказ вот тебе песня, она готова. Т.е. получается, в принципе, это достаточно серьёзное финансовое вложение.

Д.Ю. А времени сколько занимает?

Роман Юрченко. А это в зависимости от возможности, в принципе, наверное… можно несколько песен, если музыкантов позвать, они могут сидеть несколько часов и 3 песни свои партии прописать в один день. А можно, аранжировщик может сидеть, это может сразу прийти, а может не сразу прийти. Т.е. в принципе, это где-то, наверное… ну вот альбом пишется, я думаю, в течение не меньше, чем 3-4 месяцев

Д.Ю. Месяцев?

Роман Юрченко. Конечно, да, при условии финансирования.

Д.Ю. Серьёзно!

Роман Юрченко. Да, ну конечно, тем более, там же студия не такая, что ждут меня одного, красавца.

Д.Ю. Ну естественно.

Роман Юрченко. Т.е. мне дадут какое-то – вот у вас есть час, допустим, во вторник, 3 часа в субботу, и т.д. Ты всё это дело планируешь себе, дальше, дальше, дальше, и по истечении определённого периода времени, когда уже, допустим, есть… а в альбоме должно быть минимум 10 песен, когда есть уже 10 песен, вот они лежат, ты уже эти 10 песен даёшь, чтобы опять сделал мастеринг ещё раз, ровненько всё причесал, пригладил, припудрил, чтобы всё было хорошо, и в студию. В студии уже смотрят, до того, как выпускается диск, в студии уже должны люди это всё дело на болванку накатать, ну а чтобы накатать, нужно ещё взять фотографов, чтобы оформить этот альбом, соответственно, тоже дизайн альбома, работа фотографа, и т.д., и т.п. Получается на самом деле продукт, который делается не сразу, но потом получается что-то хорошее, если хорошо постараться. Можно, конечно, сделать тяп-ляп, написать под гитару, выкинуть это в Сеть, но я считаю, что это неуважение к поклонникам, и хотелось бы, чтобы песни жили, потому что у меня есть несколько песен, которые живут, их поют люди под гитару и поют в группах, они на различных музыкальных сборниках находятся, поэтому, как говорила Фаина Раневская, «сняться в плохом фильме – это всё равно, что плюнуть в вечность». Мне кажется, что сделать плохую песню и выкинуть сказать, что вот это мой альбом – это аналогичная история.

Д.Ю. И вот альбом записан, а дальше что? Я вот в этом деле, в музыке не сведущ.

Роман Юрченко. Альбом записан – есть 2 варианта, как в том анекдоте: первый – это ты этот альбом несёшь, соответственно, презентация альбома делается, люди приглашаются на концерт, он выкидывается в различные интернет-магазины, на Ozon.ru или… вырежешь потом, не будем никакой рекламы делать – хрен знает, они сейчас продают это или нет? Потом альбом выставляется в интернет-магазины, может выставляться в зависимости от дистрибьютора, с которым ты подписываешь контракт, куда-то там ещё в другие места, и человек может либо скачать это всё через iTunes или другие точки, другие интернетные площадки, либо непосредственно приобрести на дисках и на концерте, т.е. всегда есть возможность купить альбом исполнителя на концерте, которые у него происходят, для того чтобы подойти потом получить автограф. Всё записывается, скажем так, в историю, т.е. этот альбом уже будет находиться в музыкальной коллекции российской музыки, не побоюсь этого слова.

Д.Ю. А т.н. раскруткой кто занимается?

Роман Юрченко. Да, про 2 варианта – есть 2 варианта: если ты девушка с накачанными губами и, как Владимир Владимирович сказал, слабым социальным…

Д.Ю. Пониженной социальной ответственностью.

Роман Юрченко. Если ты – девушка с накачанными губами, а в наше время, возможно, и не девушка, и с пониженной социальной ответственностью, у нас таких, кстати, очень много в шоу-бизнесе, то за тебя может заплатить какой-нибудь большой богатый дядя, и ты проплачиваешь свои ротации на радиостанциях различных.

Д.Ю. Т.е. всё, что в детстве нам в Советском Союзе рассказывали про звериный оскал капитализма, где платят деньги за то, чтобы песни крутились, это правда, да?

Роман Юрченко. Есть радиостанции, в которых… я, в принципе-то, не побоюсь сделать антирекламу, ну подумаешь сам потом, если надо – вырежем, вот «Русское радио» мне в своё время по блату мне предлагали, чтобы у меня был месяц ротации моей песни на «Русском радио», с очень хорошим отношением, потому что меня человек знал, я не буду называть его фамилию, могу только сказать про то, что он мой тёзка, был, который там работал, мне сказали, что вот он зарядил 1 млн. 200 тыс., когда доллар был ещё под 30 руб.

Д.Ю. 45 тысяч баксов, да?

Роман Юрченко. Да, т.е. это вот месяц, а так вообще это якобы 1,5 ляма стоило, а вот мне вот 1 млн. 200 тыс.

Д.Ю. А ты – извини за дурацкий вопрос – столько поднимаешь, чтобы можно было столько… ?

Роман Юрченко. При всём желании, даже если бы у меня были эти деньги, во-первых, я был тогда сотрудником милиции, и тогда у меня не было никаких вариантов платить. Да я бы и не платил принципиально, но есть радиостанции… Но есть огромное количество исполнителей, которые как однодневки мелькают, я даже фамилии их не помню, мало же кто остаётся – на том же самом «Русском радио» постоянно новые были тогда имена, которые потом пролетали, их сначала одно время крутили постоянно, а потом они исчезали, потому что заплатили, деньги кончились – тебя нет, и не осталось… твоя песня ничто. Вот сейчас вспомнил одну фамилию, кстати – Лена Зосимова.

Д.Ю. Ха-ха-ха, я только сказать хотел!

Роман Юрченко. А я больше никого и не знаю из них. Чего там – чувихе папа пробашлял, кто он там – с нефтью был связан.

Д.Ю. Не знаю.

Роман Юрченко. Всё, там Вове Преснякову денег дали, он с ней записал дуэт. И всё, и пока были деньги, её крутили, какие-то концерты делали. Зачастую, как у нас тоже в Санкт-Петербурге, приезжают люди, они вообще такие крутые исполнители, «Октябрьский» собрать. Считается, что если ты в Питере собираешь «Октябрьский», ты очень хорошего уровня исполнитель.

Д.Ю. Безусловно.

Роман Юрченко. И если люди многие собирают «Октябрьский», тот же Сергей Трофимов, я не знаю, Маршал…

Д.Ю. Григорий Лепс.

Роман Юрченко. Григорий Лепс, и т.д., и т.п., то приезжает какая-нибудь, сейчас не буду называть имена, приезжает какая-нибудь, не знаю, Маша Запупкина, она приходит, и у неё аншлаг, а ей нужно несколько раз собрать «Октябрьский», чтобы потом на «заслуженную артистку России» подать, или что-нибудь ещё. Откуда у неё аншлаг? Потому что приходят и бесплатные билеты раздают.

Д.Ю. В воинские части, да?

Роман Юрченко. Да, если первые ребята покупают билеты, то ко вторым в воинские части, значит, кто там ещё…

Д.Ю. Пожарные дружины.

Роман Юрченко. Бабушкам в собес – что пожалуйста, только придите. Более того, ещё автобусами свозят, я знаю такие случаи. Есть некоторые даже певицы популярного нынче жанра патриотической песни, которым мужья проплачивают все эти концерты, рекламу, которая тоже огромное количество денег стоит, ну а потом привозят автобусами зрителей, а считается, что они собрали «Октябрьский». Есть и такие ребята. А у меня вариантов нет ни первых, ни вторых, ни третьих. Все дуэты, которые были записаны в моём творчестве – это дуэт с Сергеем Трофимовым, с Маршалом и Сергеем Чиграковым – я ни копейки ребятам не платил, они мне помогли по-человечески, и немного радиостанций, на которых крутят мои песни – это «Дорожное радио», «Милицейская волна», «Радио Шансон». Опять же, я хочу сказать, что это взяли просто в ротацию из-за того, что песни понравились. Но если так вот 3 радиостанции, на которых крутят, 100% я знаю, мои песни, это 100%, мне и поклонники пишут, то рассылал я пресс-релиз с этими песнями радиостанций, наверное, на 100. Т.е. вот, пожалуйста.

Д.Ю. Серьёзный подход. Ну, правильно, так и надо, в общем.

Роман Юрченко. А нет вариантов, с учётом того, как мы говорили, что…

Д.Ю. А ты знаешь, меня как-то раз, вот есть у нас такая в Москве, я не знаю, раньше было, сейчас – не знаю, «Радио Энергия/ENERGY», такая – NRJ пишется. Как-то раз они меня пригласили сделать смешную озвучку для роликов между песнями известных исполнителей. Там был очень толковый у них руководитель, Царство Небесное – помер, но они это дело организовали следующим образом: они не по каким-то хит-парадам радиостанций, а по тому, сколько купили рингтонов той или другой песни. Вот, типа, берём там оператора и смотрим: вот какого-нибудь Скутера купили миллион, следующего 800 тысяч, туда-сюда. На мой взгляд, исключительно разумно, т.е. мы тут вообще никакого касательства не имеем, это то, что нравится людям – вот эти исполнители и вот эти песни, они хотят, чтобы этот звонок 20 раз в день звучал. Ну, на мой взгляд, это грамотный подход, вот сейчас же, несмотря на все эти безумные ротации за деньги, если песня плохая, её не слушают, она никому не интересная, а если песня хорошая, плати – не плати, всё равно все слушают. Вот как-то так. Чего они разумно не подходят?

Роман Юрченко. А это замкнутый круг: для того, чтобы твою песню услышали и чтобы взяли её на рингтон, её должны услышать слушатели этой радиостанции, а они не могут услышать, потому что эту песню не берут, т.е. прыщи потому что…

Д.Ю. Замкнутый круг, да.

Роман Юрченко. Да, и поэтому прыщи, поэтому как бы замкнутый круг получается. На самом деле, так всё устроено, что очень тяжело, и даже пробиться в ротацию зачастую, чтобы взяли твою песню на радиостанцию, это очень непросто. Ну есть настроение, поэтому когда показывают про редактора, что он такой решает – взять, не взять, так оно и есть, что, действительно, через какие-то отношения…

Д.Ю. Ну а всякие интернеты – вот теперь же там доступ для всего. Вот у тебя, например, канал на YouTube, страничка «Вконтакте», страничка в Фейсбуке, Твиттер свой, туда-сюда, и ты вот через них там всё это дело, нет?

Роман Юрченко. Ну, у меня есть и канал, и странички, но дело в том, что я не очень агрессивно выкладываю туда информацию, у меня нет времени снимать, у меня нет такой прекрасной студии, как у тебя, и возможностей таких, ну ты этим занимаешься профессионально, поэтому да. В принципе, может быть, и можно было, мне предлагали, чтобы я вёл свой блог, но я посмотрел: как «дневник кача» или как что-то ещё – вести такие блоги это нужна тоже определённая специфика. Я с удовольствием общаюсь с людьми, у меня я надеюсь, это получается делать, но… Я пробовал – пока не очень получилось, надо пробовать. Дело в чём: я всё-таки несколько немолод, и музыка, которую я пишу, не молодёжного формата. Возможно, если бы мне было лет хотя бы 25, и я бы слушал совершенно другую музыку и писал бы её, может быть, это было бы интересно подросткам и молодёжи, которые в большинстве своём составляют аудиторию интернетную, потому что люди там моего возраста, 40 или там 50- лет, которые слушают мои песни, они приходят домой с работы и они не полезут непосредственно сразу же смотреть: о, тебе пришло – опа, в YouTube Роман Юрченко выложил новый клип, или что-то ещё – как он троллит кого-нибудь. Согласись, это определённый контингент зрителей и слушателей. Те люди, которые меня слушают, они прежде всего обладают хорошим вкусом с точки зрения не столько даже музыкальной продукции и музыкального оформления песни, сколько хороший вкус относительно стиха, т.е. у меня есть определённая ритмика стиха, я очень аккуратно обращаюсь со словом, очень аккуратно обращаюсь с рифмой, а молодежи сейчас абсолютно это не настолько важно.

Д.Ю. Ну совсем идиотский вопрос задам: а рэпом не увлекался?

Роман Юрченко. Я могу написать…

Д.Ю. «Я мог выступить против Гнойного, блин…»

Роман Юрченко. Слушай, я тебе хочу сказать, что, по большому счёту, то, что они делают – Гнойный и Оксимирон, да?

Д.Ю. Я без понятия.

Роман Юрченко. Я честно скажу – я принципиально посмотрел их баттл, в принципе, мне понравилась какая-то тема, хотя я бы вот так не выдержал, чтобы надо мной кто-то - ну это правила игры, мне кажется, это больше игра у них – чтобы надо мной какой-нибудь чувак нависал и в глаза мне, брызгая слюной, мне… или тебе, представляешь, нависаю сейчас тебе на очки, кричу, забрызгиваю, там, и чего – рассказываю тебе о том, что ты снял проститутку, которая совершенно случайно оказалась мужиком, и ты не выгнал её, а ночью у тебя что-то происходило, ещё и в таких выражениях, и вот он нависает, тебе рассказывает. Что бы я сделал – я бы сделал баттл нормальный.

Д.Ю. Легко предсказуемо, да.

Роман Юрченко. Да, но они не делают это почему, почему он его не бьёт – потому что очки снимают. Я не могу это всё дело понять, и мне кажется, что вот они баттл, они сидели, наверняка, готовились, они всё это дело учили…

Д.Ю. И не только они, там явно кто-то ещё участие принимал.

Роман Юрченко. И не только они – куча народу, да. Я не против – вот сел какой-нибудь чувак, и не обязательно, в любой стилистике начинает рассказывать, к примеру, какие-то стихи, начинает из головы прямо непосредственно сразу говорить, ничего не готовясь – вот это мне было бы более интересно, в этом бы я смог поучаствовать. А рэп – это молодёжная субкультура, которая имеет место, и мне нравится, в принципе. Я не могу сказать, что я слушаю днём и ночью рэп, но мне нравится и как Дельфин пишет, да, и как Баста – прекрасные ребята. Но они тоже очень чётко с рифмой обходятся, заметь, это качество стиха. А есть какие-то другие группы, которые рифмуют «любовь» и даже не «морковь», чтобы звучало, а «любовь» и «голова», например: там, «на-на, на-на, у меня от любви болит голова» - т.е. вот такие, но это..

Д.Ю. «Ботинки» - «полуботинки» - хорошая рифма.

Роман Юрченко. Да-да, это не обязательно рэп, это и попса, и т.д. Поэтому я отвечаю, да, мне тоже задавали вопрос, почему мой крайний альбом вышел в 2007 году, а сейчас, извините, 2017-ый. Я могу это объяснить: потому что кроме недостатка финансовых средств я боюсь не то, что исписаться, а я боюсь стырить что-нибудь у кого-нибудь, т.е. написать какую-нибудь мелодию, не всегда я пишу мелодию, а ещё мелодию пишут мои друзья-композиторы, чтобы не повторялись песни, чтобы они не были похожи одна на другую, потому что есть зачастую такие исполнители – вот у них одна песня хитовая, а дальше включаешь альбом – она как пластинка, слова меняются, а музыка одна и та же.

Д.Ю. Я думаю, что это продюсеры требуют: тех же щей, только гуще влей.

Роман Юрченко. Ну, может быть, или там слушаешь, а песни вообще, похоже, что, ёлки-моталки, ты у кого-то там украл эту песню. Ну 100% идёт 10 нот подряд и ещё с такой же ритмикой, ты понимаешь, что человек у кого-то стырил. Я не хотел, я хотел, чтобы каждая моя песня, во-первых, была хорошей, чтобы её можно было исполнять, не стесняясь, и чтобы они не сказали, что я у кого-то украл.

Д.Ю. Есть такой отличный ролик какой-то это, кавказские юмористы там какие-то смешные – там 2 брата уже к отходу ко сну готовятся: «Слушай, в правду про Киркорова говорят, что он гей?» «Ты что, он воровской жизнью живёт – у Таркана песню украл». Ну там с матюгами – вообще ураган! «Воровской жизнью живёт…»

Роман Юрченко. Ну да, типа того.

Д.Ю. А клип, например, вот для раскрутки, естественно, все снимают клипы. Ну самый сейчас у нас на слуху и на виду Серёга Шнуров, у Серёги там какие-то вообще безумного размаха клипы просто…

Роман Юрченко. Я хочу сказать, что я даже и… сейчас я тайну расскажу вообще: я не расскажу, про что следующий клип Шнурова…

Д.Ю. Это мы отрежем.

Роман Юрченко. Ну ладно. А потом обидится на тебя, что ты отрезаешь всё. Я хочу сказать, что я пробовался в качестве актёра на клип Шнурова, я не знал совершенно, там был кастинг «попробовать актёры, прийти на клип одной известной музыкальной группы». Я пришёл, и оказалось, что это песня Шнурова, и то, что песню эту должны были снимать за рубежом, в Таиланде… Я не подписывал, кстати, этих самых, о неразглашении никаких…

Д.Ю. Поэтому всё разгласишь?

Роман Юрченко. Да, тем более туда, можно сказать, в клип меня не взяли, поэтому я сейчас всем расскажу, что расскажу – как вы про трансвеститов там снимаете! Слава Богу, что не взяли! Серёга потом тебе скажет. Вот, он, действительно, снимает клёвое кино, мне очень нравится. Мне не всегда нравится тот музыкальный материал, который он подаёт, и там, по мне, иногда многовато мата. Я тебе хочу сказать тоже одну такую историю: я в своё время, когда я ещё был сотрудником ОМОН, мне очень нравилось то, что делал Шнуров, но несмотря ни на что тот материал, который он иногда выдаёт, я считаю Шнурова гениальнейшим человеком, он прекрасный продюсер, у него всё нормально, он знает, что нужно делать и как это нужно делать. Правда, моё мнение – что когда-то произойдёт время такое, что он изменит отношение к своему творчеству, и он будет людей вытягивать к более светлому и к более чистому, сейчас он пока немножко не этим занимается.

Д.Ю. Хулиганит.

Роман Юрченко. Да, а потом в конце концов, я думаю, придёт время, какое-то наверняка сделает. Так вот, мне нравилось его… у меня идея была даже, чтобы это написать альбом, чтобы в этом альбоме было большое количество дуэтов, и я очень сильно хотела записать дуэт со Шнуровым, и более того, даже под этот дуэт была специально написана песня, даже с его именем. Поэтому, Сергей! Надо использовать все средства, так сказать. Сергей, ты ещё никогда не пел дуэты, которые были написаны специально для тебя. Я тебе клянусь, там даже мат есть. Один раз я её исполнил на концерте по форме, и моя пенсия приблизилась вообще очень быстро, поэтому…

Д.Ю. Со скоростью света.

Роман Юрченко. Со скоростью света, да, поэтому если что… Ну вот я снимал тоже пару клипов.

Д.Ю. Да, давай про клип: клип как-нибудь, ну кроме того, что это затратно…

Роман Юрченко. Это очень затратно.

Д.Ю. А вот как вообще – пользу приносит?

Роман Юрченко. Ну, когда снимают такие клипы, как Шнуров, которого знают, как Шнурова, понимаешь, мне кажется, что Серёжа возьмёт сейчас вот этот самый у тебя камеру просто, вот сейчас придёт сюда, просто матом пару слов споёт и сделает обалдевший вид, ты поржёшь, всё это дело заснимется, это он отправит, и там будут миллионы просмотров. Смотря кто снимает, понимаешь, а такого – там, какой-то вирусный ролик, я не знаю, как выстрелит, чтобы какой-то там такой клёвый клип сделать, чтобы все посмотрели, и всё, бегом все начали его смотреть. Не знаю, мне кажется, что тоже не так всё просто. Мне кажется, что, если говорить, опять же, про Шнура, то у него вот 5 пальцев, и один палец ничего не сделает, он в носу может поковыряться, но когда он вот эти 5 пальцев вместе на одной руке складывает, получается кулак, которым он очень чётко бьёт по груше, и из груши вылетает не только пыль, но и дензнаки, а также возможность снимать другие клипы, что самое главное.

Д.Ю. Ну а для тебя вот это имеет ли вообще смысл, какие будут затраты?

Роман Юрченко. У меня есть клип, который мне люди нарезали на песню «Братан», где поёт Сергей Чиграков, Сергей Трофимов и я – это клип, который нарезали, он есть у меня на канале, из боевых действий которые были, документальные съёмки боевых действий и немножечко истории отряда, т.е. там есть и живые люди, там не всё можно было показывать, не всё можно было снимать, туда вставлять. Ну вот нарезали, просто под мою песню туда отправили. Где-то в самом конце только мы втроём обнимаемся на Васильевском острове, т.е. вот Чиграков, я и Трофимов, там одна фотография всего-то.

Д.Ю. У тебя на канале есть?

Роман Юрченко. Да, это есть у меня на канале.

Д.Ю. Можно посмотреть, линк под роликом.

Роман Юрченко. Да. Потом также мы снимали клип на песню «Милицейский рок-н-рол». Я написал песню «Милицейский рок-н-рол», эта песня стала саунд-треком к сериалу «Люди Шпака», и мы сняли там клип.

Д.Ю. А кто такой Шпак? Я кроме командующего ВДВ Шпаков не знаю.

Роман Юрченко. А там, короче, был сериал про то, что какая-то очередная адаптация сериала полицейского – в общем, сериал про полицейских с юмором, т.е. там про милицию. Ну чуваки, у него, в общем, команда, он начальник, я так понял, уголовного розыска, и у него вся его бригада, отделение УР, вечно попадают в какие-то ситуации, в которых, там, всё вот это смешное происходит. Там играет Александр Баргман, Иван Васильев – вот 2 местные ребята.

Д.Ю. Мы всё равно никого не знаем.

Роман Юрченко. Ну ты Дужникова знаешь Стаса, который в «Ворониных» играет вот этого Лёню, который крепкий, скажем так.

Д.Ю. Я не смотрел.

Роман Юрченко. Ну ты видел когда-нибудь рекламу, что там что-то есть такое?

Д.Ю. Нет. Мы в отрыве от этого…

Роман Юрченко. А ты фильмы смотрел «Параграф 78»?

Д.Ю. Я ж вражьими занимаюсь. Да, «Параграф 78», да.

Роман Юрченко. Вот он Любу играл, в «ДМБ» «Бомбу» играл.

Д.Ю. Да-да, понял, да.

Роман Юрченко. Станислав Дужников.

Д.Ю. Отвратительный фильм «Параграф 78».

Роман Юрченко. Да, я согласен с тобой.

Д.Ю. Плевок в вечность, так я тебе скажу. Туши свет! Кто это такое придумывает, кто это такое режиссирует? Ужас! Людей всегда жалко просто.

Роман Юрченко. Я вообще считаю, что если бы мы с тобой немножечко посидели и так было чуть времени, мы бы написали прекрасный сценарий о милиции, только кому он нужен, понимаешь?

Д.Ю. Никому.

Роман Юрченко. Вот вопрос – что мы бы ходили даже с твоей известностью…

Д.Ю. «Матильда» нужна, о чём ты говоришь, ёлы-палы?!

Роман Юрченко. Да, «Матильда»… Вот «Матильда» бы куча видео смотрела и на неё бы подписалась куча подписчиков, и её бы крутили на всех кино… и куча бы людей ходила. Я имею в виду, с тем временем, про Матильду Кшесинскую, она как раз отлично раскрутилась.

Ладно, про клипы продолжу: вот этот «Милицейский рок-н-рол» - там клип игровой, мы играем, он смешной, несмотря на то, что у меня давно просят переписать слова на «Полицейский рок-н-рол». Мне кажется, это не знаю, я честно скажу – у меня до сих пор комсомольский билет сохранился, поэтому…

Д.Ю. Да и не только у тебя.

Роман Юрченко. Вдруг наши придут? Настоящие наши, не Зюганов, а настоящие наши вдруг придут – ещё пригодится. И короче говоря, т.е. я сказал: принципиально не буду «Полицейский рок-н-рол» петь, «Полицейский рок-н-рол» мне, прости Господи, это партизанские сёла и тому подобное, когда там полицаи были. Получилось, но там товарищ мне помог с одним условием – что мы там спонсировали… т.е. нас спонсировали, мы рекламировали водку, и там зачастую замазано, но потом признали закон, и её перестали, убрали со всех телевизоров, т.е. вот он висит у меня на канале – ну т.е. там вот есть водка. Кстати, есть там линк, тоже можно посмотреть. Ну и соответственно, под песню «Банька», которая такая хитовая, её достаточно часто крутят, мы сняли тоже клип «Баня». Где найти спонсора? Никто просто не подойдёт, вот так вот денег не даст. Тот же товарищ сказал: «Ребята, вопросов нет – я вам спонсирую клип «Банька,» - прошёл определённый период времени, - «но я запускаю новую линию водки, и надо, чтобы она была в кадре». Мы сняли этот видеоклип, его смотрят, он смешной, на самом деле, тоже можно посмотреть – ну это чтобы посмотреть о моём творчестве, он клёвый, но опять же где-то чтобы его такой широкий показ – его не показывают, потому что у нас идёт борьба с пьянством. А я считаю, что алкоголики против наркотиков, поэтому я так же, как и вы, Д.Ю., гоню самогон…

Д.Ю. Правильно!

Роман Юрченко. … да, и предлагаю его друзьям.

Д.Ю. На мой взгляд, чушь собачья вообще. Есть традиционные способы развлечения, например, алкоголь. Это традиция, тысячелетия, и всякое такое. С моей точки зрения, это первое – нельзя усугублять, вот категорически, других веществ добавлять не надо, и этого хватает за глаза и за уши, традиционного способа, и это – обратим внимание – дуракам приносит неисчислимое количество бед и горя – давайте ещё героина туда подсыплем. Ну, глупость, на мой взгляд. Это раз. Второе: как мне кажется, вот был СССР, и например, в республике Армения нее было вытрезвителей вообще. Ну ты можешь представить, что в СССР не было вытрезвителей?

Роман Юрченко. Я не могу.

Д.Ю. А не было! А почему в Армении не было вытрезвителей?

Роман Юрченко. Все друг друга знали?

Д.Ю. Ну и это тоже, но несколько другая культура пития, так скажем, т.е. как я вот жил в Узбекистане, Узбекистан сильно от Армении отличается, примерно так же, как от России, но если мы садимся бухать, ну там кругом мусульмане, но наверху крыша, поэтому известно кто не очень через крышу видит, садимся употреблять алкоголь. Во-первых, это немыслимо без закуски – не как у нас, там, одна эта карамелька на троих: «Куда ты жрёшь? Это же закуска!» Сели – плов, еда, водка, выпили-закусили, выпили-закусили. 2 года прожив в Узбекистане, я видел 2 валяющихся в траве пьяных: один был русский, другой был узбек – всё по справедливости.

Роман Юрченко. Один был русский, а другой был узбек, который решил с тобой посоревноваться, кто больше выпьет.

Д.Ю. Да. И как-то, на мой взгляд, люди, государство должно быть озабочено тем, чтобы повышать культуру потребления алкоголя: научите, что пить, что не пить, чем закусывать, как это благообразно должно проходить, чтобы люди не оскотинивались, а получали удовольствие от процесса. Нам же всё время рассказывают, что мы алкоголики, а как только начнёшь смотреть по количеству потребляемого спирта на душу населения, то мы от всяких франций, италий, германий, испаний, португалий мы вообще там… ну они пьют сильно больше, но при этом что-то вот никто про них не говорит, что они алкоголики. Так может, и у нас какие-то государственные меря принять, объясняя людям, как это как следует употреблять? И особое внимание качеству напитков. Ты меня как-то раз своим гороховым самогоном угощал – слеза комсомолки!

Роман Юрченко. Да. Это моя бомба, я хочу сказать.

Д.Ю. Слеза комсомолки! И никаких патологий наутро.

Роман Юрченко. И никакого метеоризма – это важно тоже.

Д.Ю. Это важно. В нашем возрасте.

Роман Юрченко. В нашем возрасте важно, чтобы не было метеоризма.

Д.Ю. Прекрасные напитки, и что значит: давайте это, там, теперь уберём и не будем показывать? Что значит «не будем показывать»? Сегодня вы мне алкоголь запретите, завтра вы мне скажете, что сало есть вредно, послезавтра – мясо. Всё это убрать, всё это запретить. Тут у вас курить нельзя, тут пить нельзя, тут ещё чего-то – я это решительно не одобряю!

Роман Юрченко. А я хочу тебе сказать, мне кажется, что это крайности, потому что если говорить про алкоголь: ты насколько помнишь, у нас ещё была старая советская ментовская школа, в которой учили очень чётко – 3 способа получения психологической разгрузки: первый способ – это алкоголь, второй способ – это секс, третий способ – это спорт. Когда ты бываешь в командировке или где-то ещё, ну в той же самой… в горячих точках в республиках, не будем называть – неважно, на Кавказе, доступен какой способ? Первый способ – алкоголь. Кроме того, что он самый доступный, он самый быстрый, но правильно – его нужно грамотно использовать. Сдуру можно и секс, знаешь, вон как Панин – собаками закончить в конце концов.

Д.Ю. Наговаривают на Лёху.

Роман Юрченко. Всё нужно делать в меру, и конечно, я тоже считаю, что я сам не курю, но эти все чрезмерные запреты, у нас какие-то всё время вот это вот, что нужно преувеличить всё обязательно, что нужно, если бороться, то бороться так уже, чтобы вообще руки-ноги переломать этому борцу. Если не бороться, если разрешить, то разрешить тоже всё. Какие-то крайности, которые, к сожалению…

Д.Ю. Как маятник качается.

Роман Юрченко. Да, в нашей стране вот эти вот качели крайностей. Нельзя курить – но почему? Я вот сам не курю, но, ёлки-моталки, есть люди, вы права одних, получается защищаете, почему не защитить права других? Пусть курят, сделайте специальные места. Вот эти кабинки в аэропортах курительные, кому они мешали в конце концов?

Д.Ю. Не знаю.

Роман Юрченко. Там стояла труба высасывающая, я помню, в Шереметьево, там заходили, курили, высасывало.

Д.Ю. Берите деньги, в конце концов, за посещение кабинки – люди будут платить.

Роман Юрченко. Да, хорошо.

Д.Ю. Чушь какая-то.

Роман Юрченко. То же самое, как я вот сейчас хочу сказать: я против того, что запретили алкоголь на борту или перед тем, как, чтобы выпить крепкие напитки, потому что человек, который хочет… Ну зачем это делать? Потому что как это получается: есть аэрофобия у многих, и не без причины, ну придёт человек, 50 г выпьет, ну 100 г – ничего страшного. А те, которые нажираются, вот вы запретили – они же всё равно нажираются, всё равно всё это дело происходит. Я видел людей, которые с аэрофобией – ну вот он бы выпил там за сумасшедшие деньги, он бы приехал, посидел бы и подумал: так, нифига себе – 50 г водки там стоит 200 рублей, я выпью 2 по 50 – денег жалко. К примеру, да, и то там не 200, там, наверное, 300 в аэропорту стоило. Этот человек, т.е. того 600, он покупает за 300 рублей бутылку водки, пока ведут его на такси, он это всё из горла забабахивает, проходит контроль – всё, там его развозит, он никакой. Вот конкретные примеры глупости нашей чиновничьей, которая, кстати, если уж исторически рассуждать, ещё с того времени пошла.

Д.Ю. Бесполезно.

Роман Юрченко. Как мы с тобой, это…

Д.Ю. Давай обратно, да: клип, водка…

Роман Юрченко. Давай выпьем. Без закуси.

Д.Ю. Т.е. клипы, по большому счёту, как я понимаю, тоже так же нуждаются в раскрутке, да?

Роман Юрченко. Да, клипы нуждаются в раскрутке. Вот сейчас есть песня, на которой – спасибо большое Александру Маршалу – мы написали песню «Ветераны» называется, её взяли в ротацию на несколько радиостанций, это песня про тех людей, которые служили, служат. Ну, я считаю, хорошая получилась песня, добрая. Не можем на неё снять клип, потому что, опять же, если идти человеку и сказать, он даст денег и скажет: «Да, но вот извини…» Это бизнесмен, понимаешь, это капитализм. «Я просто так зачем тебе дам? Вот у нас будет презентация водки, и там будет этот клип идти, ты ещё пару песен споёшь, и увидят, что это будет водка». Ну этот клип тогда для себя вот повесил на канале, зачернил, и всё. Т.е. на телевидение на «Шансон» не возьмут, на «Ля-минор» не возьмут, никуда не возьмут, потому что везде такая история.

Д.Ю. Нельзя.

Роман Юрченко. Да. Поэтому… Ну вот Серёжа может себе позволить, конечно, великолепные клипы эти. Клипы великолепные, конечно.

Д.Ю. Клипы отличные! Ничего сказать не могу – отличные просто.

Роман Юрченко. Чего ты, кстати, пора бы тебе сняться уже в каком-нибудь там клипе.

Д.Ю. Я в мультфильме есть.

Роман Юрченко. У меня получилось бы, мне кажется.

Д.Ю. Ну т.е. с т.н. меценатами в родной стране вот всегда сложности, т.е. либо реклама понятного продукта, либо как-то вообще никак?

Роман Юрченко. А мне, Дим, если честно, я иногда не понимаю, не знаю, может, человек я такой невезучий – есть люди, которые, знаешь, как-то находят этих меценатов, которым в казино проиграть миллион, допустим, за один вечер – это даже не деньги.

Д.Ю. Таких много, кому не деньги.

Роман Юрченко. Да, каких много, и они, наверное, неплохие даже люди, и что вот если на такого человека как-то попасть туда к нему и сказать: «Дядь, дай миллион, Корейко, я вот песню напишу хорошую. Напишу песню про тех, кто воевал, про дедов наших, про…» А вот у меня есть песня такая, кстати, надо сейчас закончить, она там про дедов наших, про любовь, про настоящую любовь, хорошую любовь, добрую, к животным – в хорошем смысле этого слова, я в хорошем…

Д.Ю. Ловко!

Роман Юрченко. Типа «Люси» у Газманова, я имел в виду. Блин, после Панина даже про животных нельзя сказать, что… Вот что сделал актёр Панин – он сделал отвратительную вещь: нельзя сказать, что ты любишь животных, потому что все сразу же начинают думать о плохом, понимаешь? И про голубого щенка нельзя сказать.

Д.Ю. Отличная картинка была – сидят они, из «Жмурок» кадр, где они с этим, с Дюжевым сидят, Дюжев за рулем: «Куда отдыхать поедем?» И Панин такой: «Куда угодно, только не на собачью выставку, а не то я заведусь – и всё».

Роман Юрченко. Нет, ну ты понимаешь, ну это же, блин, зараза, это тренд, который это всё происходит потом, понимаешь? И т.е. как вот найти таких людей, к которым подойти и сказать, что ребята, ну давайте, мы запишем альбом, у меня есть видеоклип, который тоже, я надеюсь, будет под линки, больше 2 млн. просмотров.

Д.Ю. Прилично!

Роман Юрченко. Да, и там, Господи, там какая-то, я думаю, что сейчас, после того, как ты это кинешь… Песня, которая называется «Встреча» о встрече ветерана чеченской войны и о встрече ветерана войны Великой Отечественной, написанная по событиям – я познакомился с дедушкой одним, Михалычем, я как помню сейчас, его звали, мы вместе лежали в госпитале, и мы с ним разговаривали о жизни, о том, что происходит. Он солдатом был, под Прохоровкой воевал, т.е. он в сражении под Прохоровкой артиллеристом принимал участие, там выжить… сам помнишь, что это такое – Курская дуга, и под Прохоровкой, это, я не знаю, 1 шанс из 10 тысяч, наверное, что он остался жив. И вот мы с ним разговаривали. Я написал эту песню, я считаю, песня получилась очень хорошая, я считаю, это лучшая песня, которую я написал. Там есть припев: «Он за Сталина глоток, я за Путина, он за правнуков, а я за детей. Отчего в России жизнь безрассудная воевавших за неё сыновей?» На самом деле эта песня не простая и не про Путина, эта песня про то, что и один. и второй, они просто там, как, действительно, нравится кому-то Путин или Сталин или не нравится – это люди, которые однозначно вошли в историю нашей страны, и те люди, при которых велись определённые… война была, какие-то задачи выполнялись. И т.е. солдаты, т.е. в принципе, эта песня о солдатах, но там уже начали… Я там чищу, конечно, периодически – вот эти товарищи наши небратья с Украины, которые там меня прокляли и уже растоптали, и либералы наши…

Д.Ю. Ну, эти-то твари всё продали, всё предали, отцов и дедов. Всё продано и всё предано … а тобой, значит, недовольны?

Роман Юрченко. Да, я, Дим, вот периодически это всё чищу: «Ты, как ты смеешь за Путина тост поднять?!» А когда ты говоришь: «Люди, Господи, ну вы в это вцепились – вообще не про это песня…»

Д.Ю. А за кого надо – за Обаму пить или за Трампа? Я что-то вот теряюсь.

Роман Юрченко. За Петю, наверное, Порошенко.

Д.Ю. Я много лет идиотам пытаюсь объяснить, что речь не про то, что Сталин хороший, замечательный, волшебный, ангел с крыльями, речь про другое: если ты против него, значит, ты за Гитлера. Выбора-то нет вообще, нет его!

Роман Юрченко. Ну, в то время не было возможности, скажем, было чёрное и было белое, и всё.

Д.Ю. Да, если хохлы за Гитлера… Товарищ Сталин выступал на стороне добра, и по всей видимости, Бог был на его стороне, потому что сатанинское зло в лице нацистской Германии товарищ Сталин сапогами растоптал. И что теперь? Вот так было – и что?

Роман Юрченко. Ну видишь, недорастоптал некоторых.

Д.Ю. Ну да, взошло вокруг Киева.

Роман Юрченко. И несмотря на такое количество большое просмотров, я тоже не совсем понимаю, даже те люди, хотя меня тут называют «путинским холуём» и т.д., там называют, я это убираю. Я сначала пытался объяснить, что песня вообще про встречу двух ветеранов, но потом плюнул, просто чищу уже. Ну хочу сказать тоже: если я путинский холуй, то где все эти ребята, которые перед выборами меня с этой песней должны на руках носить, понимаешь, чтобы я её пел?

Д.Ю. Я тебе скажу: значит, песня попадает в самое больное место. Это хорошая песня, раз она их так бесит.

Роман Юрченко. Ну, бесит… Но песня хорошая, действительно, на самом деле. Поэтому я не знаю, там, ролики… Вот я бы на «Ветераны», может быть, и снял бы ролик, более того, мы написали сценарий, и там очень интересный был сценарий, я могу даже… Я не знаю, когда-нибудь родится этот клип или не родится, но там смысл в том, что вот мы хотели про ветерана, т.е. разные ветераны, ну вот если ребята песню послушают, они услышат. В YouTube есть, у меня рука не поднялась – в YouTube на эту песню выложил кто-то самодельный ролик, мы не будем его помещать, потому что встреча ветеранов ВДВ, и зачастую они бухают, кто-то там пьяненький уже такой, т.е. культурной ценности это не имеет, но у меня рука не поднялась его заблокировать, потому что ну там ребята сами встречались, им эта песня понравилась, в принципе, для них же, для пацанов всех и писал. Но конечно, я бы снял что-то более художественное. У меня есть знакомый парень, который начинающий режиссёр, он рассказывает, у него вот в мыслях такая история, что как бы проходит человек… Ну допустим, вот он сидит, ну вот как ты, сидит вот, допустим, ведущий какой-то, вот он ведёт программу, потом выходит, садится в машину и едет куда-то. Потом, допустим, повар, человек, который сидит готовит, шеф-повар в каком-то ресторане, тоже потом одевается, куда-то выходит, и потом они все встречаются и под куплетом они все в медалях и в орденах. Более того, я хотел снять реальных живых людей, т.е. у меня есть люди, которые, действительно, ветераны СОБРа, один из них, там, действительно, работает шеф-поваром, он прекрасный специалист в этом вопросе, другой ресторатор, у третьего свой бизнес, четвёртый в ДОСААФе рулит пятый просто на огороде сажает – тоже, да, представляете: дяденька копает. И к тому же не только чеченцы, там, скажем, афганцы, и т.д., и т.п. Мы все между собой общаемся, и вот хотел сделать такой клип, чтобы потом все встречаются, это встреча ветеранов. Ну, дай Бог, может быть, когда-нибудь и получится.

Д.Ю. Ну, если нет меценатов, может, тебе как-нибудь народными силами можно помочь? У тебя есть какая-нибудь карточка, я не знаю, куда денег можно заслать?

Роман Юрченко. Карточка у меня есть, я скажу больше – у меня есть несколько карточек… «Есть ли у вас план, мистер Фикс? – У меня есть много планов». У меня есть несколько карточек, да.

Д.Ю. Нужна одна.

Роман Юрченко. Нужна одна. А может, несколько – кому удобнее как будет?

Д.Ю. Ну давай, попробуем несколько.

Роман Юрченко. Ну да, я думаю просто… Я не знаю, я хочу сказать: друзья, Д.Ю. мне сказал честно, что у него настолько хороший контингент, который смотрит этот канал, который реально может помочь записать мне хороший альбом. У меня действительно будут хорошие песни, действительно, там будут сюрпризы, там будут интересные дуэты. Я сейчас нахожусь на пенсии и занимаюсь тем, что зарабатываю на жизнь исключительно с творческой точки зрения. К сожалению, у меня нет концертов ни в БКЗ, ни в Кремле, нету огромного количества корпоративов, может быть, потому что я пою не совсем те песни, для которых приглашают специальных артистов, может быть, ещё что-то. Д.Ю. мне сказал, что можно к вам обратиться, и вы поможете. Я не совсем уверен, что всё получится, но каждый человек должен максимально попробовать воплотить свою мечту. И я считаю, что мой альбом – это то, что может помочь разрушать зло, а зло существует только с молчаливого согласия добра. Друзья, я прошу вас помочь, я прошу вас перечислить денежные средства. Я вам даю слово, что они будут использованы исключительно на благо именно вот этого проекта музыкального, ни копейки из них на водку я не потрачу – я гоню свой самогон. Закуску покупать будет, если у нас получится всё с альбомом, Д.Ю. – мы с ним договорились. В общем, всё будет по-честному – и альбом, и если получится, и клип. Помогите, и будет классно вообще тогда!

Д.Ю. Все, кто хочет помочь Роману Юрченко записать новый альбом – реквизиты под роликом, смело засылайте. Роман, успехов, будем за тебя болеть, помогать по мере сил.

Роман Юрченко. Спасибо. Спасибо, друзья, за то, что вы были с нами. Спасибо, Д.Ю. Всем большое спасибо. Будем жить.

Д.Ю. Будем стараться. А на сегодня всё. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


В новостях

16.11.17 12:59 Роман Юрченко про запись нового альбома, комментарии: 8


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк