Никита Попов о космосе для детей

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Наука и техника | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

27.03.18



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Сергей Ивановский. Итак, всем добрый день, и сегодня мы продолжаем тематику космоса. В прошлый раз у нас был в гостях Денис Рогов и он рассказывал нам про геофизику. Но Денис имеет достаточно большой круг знакомств, и он нам порекомендовал своего товарища Никиту Попова. Добрый день.

Никита Попов. Добрый день, очень приятно. Здравствуйте.

Сергей Ивановский. Попросим представиться Никиту и рассказать немножко о себе.

Никита Попов. Меня зовут Никита Александрович Попов, я директор клуба космонавтики имени Гагарина и лагеря космической подготовки для детей «Шумгам». Вот основной род деятельности это как раз интересно рассказывать про космос, в основном детям, но иногда и взрослым.

Сергей Ивановский. Отлично. Вот у нас сразу здесь очень много вот атрибутов каких-то, я так понимаю, что мы сейчас что-то будем демонстрировать.

Никита Попов. Я с собой взял большой рюкзак, я с собой взял большую сумку – ту, которую обычно беру как раз на эти самые космолекции. Я сегодня постараюсь вас удивить разными вещами и заодно объясню, как можно своими силами удивить своих детей, потому что как мне, наверное, кажется, то, с чем я не то чтобы борюсь, а как бы меняю – мы за последние лет 15-20 мы, взрослые, я про это говорю больше, мы умудрились сделать космос неинтересным. И да, есть какая-то совсем глубокая фантастика – «Звёздные войны», «Стартреки» и прочие, и прочие, а вот так чтобы объяснить, почему ребёнку стоит туда лететь, что там вообще интересного, вот это у нас оно как-то так исчезающее.

Сергей Ивановский. Дети космонавтами уже сами по себе становиться не хотят, как это было когда-то?

Никита Попов. Я скажу страшное – я иногда в первые классы когда прихожу, я могу задать вопрос, для нас дикий, кто такой космонавт. И я рискую получить от некоторых ребят ответ, что они не до конца вообще понимают, кто это такой человек. Если наше, например, поколение, да, вот мне 35, я подозреваю, вам тоже…

Сергей Ивановский. 33.

Никита Попов. 33, да. У нас прямо мечта была, да, стать космонавтом. То сейчас…

Сергей Ивановский. Ну, это казалось круто, как минимум, т.е. когда ты был маленький, тебе это казалось круто.

Никита Попов. Т.е. если бы сейчас сюда, к нам в студию, вошёл настоящий живой космонавт, я бы сначала встал, потом бы сел, и потом с открытым ртом долго-долго мы смотрел, задавал аккуратно какие-то вопросы. Т.е. для меня это, откровенно говоря, мегагерой. Круче космонавта я мало кого могу себе представить. Сейчас для детей это больше, вот если в класс куда-нибудь младшей школы придёт космонавт в пиджачке, это такой дядя-депутат. Да, он пришёл, да, он сейчас порассказывает со своим значком, как же важно изучать науки. А для чего, почему, что там такого интересного в космосе, вот эти смыслы, они как-то потеряны.

Сергей Ивановский. Ну вот я в своё время общался со своей учительницей по истории, и она в определённый момент говорит – Серёжа, вы знаете, я ушла из школы. Я говорю – а что так? Она говорит – вы понимаете, я уже понимаю, что я уже не отвечаю тем запросам, которые есть у детей у современных. Они все сидят с мобильными телефонами, а я, допустим, им рассказываю про полёт Юрия Гагарина в космос. Ну какой им Юрий Гагарин, какой космос? Т.е. там уже все знают, что там куча спутников, что благодаря этим спутникам всё работает. Т.е. даже на таких бытовых каких-то примерах, она говорит, это уже никого не удивляет. Вот если бы там, скажем, я не знаю, высадилась какая-нибудь станция на Марсе, там бы вышли люди, начали бы там ходить и что-то строить, это, наверное бы, произвело впечатление. А так это, говорит, уже то, что я им рассказываю, это в порядке вещей. Ну вот, возможно, это отчасти как бы вот какой-то, может быть, ответ на этот вопрос, почему им неинтересно. Но в частности мы хотели бы сформировать устойчивое такое понимание того, что это всё-таки важно, ну и, собственно говоря, чем давайте и займёмся.

Никита Попов. Согласен. Даже про того же Гагарина можно рассказать ребятам, подбираться к этому событию интересными фактами, например, рассказать, что чтобы вывести какой-то аппарат у нас с вами и полезную нагрузку туда, в космос, на орбиту, нужна первая космическая скорость. И вот ты задаёшь ребёнку вопрос – а как ты думаешь, например, твой папа едет по КАДу и нарушает все правила, гонит, например, 200 км/час, и сколько там у нас это м/с, да, много, это хорошая скорость, безумная. А теперь представь, что ракету и вот сам космический аппарат, её должны разогнать, представьте себе на секундочку, до 8 км/с. Это как это? Т.е. отсюда, здесь, с Обводного до Кронштадта я долечу, допустим, за 5 секунд; до Финляндии я долечу, например, за 25, за 30 секунд.

И вот это всё, оно постепенно входит в ребёнка, заставляя, вскрывая ему аккуратно черепную коробку, вот эти все слои многих-многих других смыслов, которые успели налипнуть, заставляя его посмотреть вообще в космос, обратить внимание лишний раз туда, наверх. Понять, что Луна это не просто пятно яркое на небе, а это, в принципе, рядом с нами ещё одна планета, там есть горы, там есть у нас т.н. моря и прочие-прочие интересные вещи, и вот, например, для чего можно делать свой первый телескоп. Я знаю, Дмитрий Юрьевич рассказывал как-то, как он делал свой телескоп своими руками. Сейчас, конечно, есть у нас такие энтузиасты, но чаще всего можно пойти в магазин и купить.

И, кстати, могу рассказать вот тоже. Некоторые думают, что бы такого интересного купить ребёнку, и покупают телескоп у нас, в Санкт-Петербурге, но по факту особо смотреть у нас в Питере некуда. Луна, ваши ближайшие соседи, да, и что ещё такое – какие-нибудь дальние объекты, например, ангел на Петропавловском соборе, ещё что-нибудь такое яркое. По факту я бы, наверное, советовал детям, которые чем-то подобным здесь увлекаются – не то чтобы астрономией, а вообще науками – купить, например, микроскоп. Ну, компьютерный, цифровой микроскоп, и вот тогда уже смотреть. Тоже даже я, по-моему, с собой взял…

Сергей Ивановский. Давайте показывать.

Никита Попов. ..подобную вещь замечательную. Чем она хороша? Раньше у меня в детстве был совсем простецкий микроскоп, который позволял мне наблюдать… Увеличение было раз, наверное, этак в 5, в 10 от силы. Это у нас до 200 крат. И эта штука позволяет, я могу прислонить её, например, к своей лысой голове, посмотреть, как же там это выглядит у нас интересно. К руке – посмотреть, например, ногти, да. Вот как объяснить ребёнку, почему не стоит грызть ногти. Когда, поверьте мне, дети смотрят на то, что там у нас собирается, на что это похоже, в хорошем увеличении да на большом экране, а в чём его главный плюс – он может по HDMI выводить это всё на большой экран. Я обычно это всё вывожу вообще на проектор, т.е. ваш ноготь размером этак метра 2 – 2,5, там уже разговор идёт совершенно по-другому. Вот, например, такая замечательная штука – посмотреть руку, посмотреть аккуратно глаз, да, если на минимум убрать подсветку. Любые вещи, ваш дом превращается просто в территорию интересного. Опять же, можно вечера проводить.

Я больше вам скажу – эта штука, у меня бывают такие периоды, я какой-то момент, например, увлёкся квадрокоптерами, и я во все свои компании, куда прихожу – студенческие, вожатые и прочие, и прочие, везде всем показывал, как это круто, что такое квадрокоптер, и весь день мы летали. Потом там с шариками был момент, с Айпадом тоже какие-то вещи показывал. Сейчас я прихожу на какие-то дни рождения и прочие вещи с микроскопом, и так полчаса политинформации о том, что же у нас интересного здесь есть. И ребята 20-25-30 лет, т.е. любого возраста, они готовы смотреть, тыкать в себя, в разные части тела, что же там у нас интересного такого есть. Не только дети. Так что очень советую вот такой у нас микроскоп. Это у нас «Левенгук», насколько я помню.

Что ещё могу рассказать? Ну, например, из того что мы недавно приобрели, и с ребятами тоже подобное делаем, вот замечательная камера, она позволяет нам по одному нажатию на кнопку – нажимаю и сразу 2 изображения складываются в сферу, скажем правильно. И потом, используя, например, виртуальные очки, тоже замечательная штука, я могу посмотреть, показать. Т.е. я сделал здесь кадр, потом я могу показать, что же там было в студии. Это сейчас мы будем использовать, совсем скоро у нас полетит, и у нас есть стратосферные проекты, мы запускаем их… Сделаем вот так вот даже. Здесь стандартное штативное гнездо, мы прилепим это всё уже к нашей платформе, на платформе будет ещё несколько камер, и GPS-передатчики, и ГЛОНАСС тоже. И всё вместе это у нас полетит с помощью метеозонда на большую высоту, и потом детям можно будет показать.

Т.е. они надевают эти очки, всё перекачивается на телефон, и мы можем наблюдать, как будто ты сам летишь в стратосферу, и понять вообще, какие процессы там происходят, хотя бы издалека. Как-то Петербург у нас с вами с высоты не 1000 метров, не 5000 метров, а этак так 20, например, 25. Это тоже. Притом могу посоветовать, вот такие камеры сейчас можно где-нибудь с рук взять… Мало кто понимает, как ими пользоваться, и можно её приобрести, допустим, за 4, за 5 тысяч рублей, что, по-моему, за такой интересный гаджет в семье вполне себе. Раньше они продавались по 15, по 20.

Сергей Ивановский. А к чему мы прикручиваем? Например, к квадрокоптеру, допустим, да?

Никита Попов. Можем при желании.

Сергей Ивановский. Это чтобы не высоко, не очень высоко?

Никита Попов. Да. Можем при желании так сделать. Чаще всего на небольшой монопод это делается, поднимается, и у вас уже хорошая перспектива. Вчера буквально был на концерте и, опять же, немного приподнять над толпой, сделать кадр и передать. Можно и видео снимать, и фото, это вот такая штука, которая позволяет нам просто-напросто, опять же, удивлять детей. Согласитесь, взгляд, он просто зацепляется за такой необычный форм-фактор.

Сергей Ивановский. Нет, ну было бы круто, конечно, посмотреть из стратосферы на планету вниз. Это, конечно, здорово.

Никита Попов. Ещё замечательная штука, тоже про неё начал говорить, это виртуальные очки. В моём детстве, наверное, может быть, кто-нибудь вспомнит, был такой замечательный фильм «Газонокосильщик», и там, соответственно, у нас человек становился умнее и безумнее одновременно с помощью виртуальной реальности. Сейчас это у нас тоже сильно далеко продвинулось и стало таким миниатюрным, т.е. я могу достать из рюкзака вот эти очки, вставить сюда телефон, и уже показать, полетать около МКС, где-то оказаться в космосе, на дне океана, показать какие-то интересные процессы внутри клетки. Естественно, какие-то американские горки, пощекотать нервы, всё это тоже работает. И скоро, совсем скоро, это надо очень тоже важно понимать, видимо, возглавлять этот уже процесс, я думаю, что подобные вещи у нас с вами окажутся в школах, притом не просто вот эти любительские, как у меня, а большие наборы, где можно будет… Вот ты рассказываешь ребёнку, например, про Наполеона, и надеваешь очки и он, Наполеон…

Сергей Ивановский. Оказывается перед тобой как бы.

Никита Попов. Да. Или ты сам, ты смотришь, ты что-то делаешь не поле битвы. Ты рассказываешь про Гагарина, ты надеваешь очки на ребёнка, и ребёнок проживает в Гагарине, т.е. даже мы сейчас сами делали, пилили приложение, скажем так, которое позволяло нам… Мы оцифровывали бюст Гагарина, и можно было надеть очки, и ты смотришь внутри виртуальной реальности в зеркало, а в зеркале не ты, в зеркале Гагарин. И вместе с ним забраться в капсулу, сделать этот самый первый полёт, вернуться обратно на Землю.

Сергей Ивановский. Т.е. получается, что такая штука, как бы ты возвращаешь ценность события. Т.е. если мы сейчас не осознаём, что такое первый раз полететь в космос, т.е. мы уже как бы привыкли, ну, летали, все летают уже. А тут вот на, одень, и хотя бы попробуй хотя бы виртуально слетать и почувствовать, что это такое.

Никита Попов. Именно так. Т.е. это те вещи, которые позволяют. Моя задача, в чём я вообще вижу главную задачу, почему мы сделали клуб космонавтики, почему мы сделали лагерь космической подготовки – заново вернуть интерес к космосу, втереться в доверие вообще любыми способами – фокусами с шариками, гаджетами, интересными рассказами. Так, чтобы детям это правда стало интересно, так, чтобы у нас… Ну вот мы с вами сейчас говорим, и по факту берите дальше, да, большие фронтиры какие-то. Мы все с вами сейчас, например, ищем нашу национальную идею. Т.е. это совсем замахнёмся. Можно её поставить совсем далеко и сделать её не на этой планете. Наша задача, чтобы наша дорогая РФ сделала своё маленькое отделение где-нибудь на Марсе, и чтобы вот проходящие вчера выборы Президента России проходили, у нас с вами отделение было не только на МКС, как там вчера писали, что явка была 100%, а где-нибудь на Луне и далее, далее. Это важно для человечества в том числе, это продолжение нашей идеи как человечества. Если что-то не так пойдёт на Земле, а сейчас такой период, когда мы как-то вот все, по-моему, по какому-то краю ходим, мы все это чувствуем.

Сергей Ивановский. Что-то неправильное происходит.

Никита Попов. Да. Есть шансы, что единственный наш шанс толком спастись, это околоземная орбита, и это, скорее всего, даже не Луна, если мы дальше куда-нибудь полетим, это не Венера, это Марс. И было бы очень классно, если бы мы там оказались. Не тайконавты, не астронавты, а наши космонавты. Чтобы это было, это аккуратно вживлять, как в фильме «Начало», идею вживлять детям, и постепенно-постепенно это всё вырастает. И важно ещё, почему тоже мы общаемся с младшими детьми, начиная даже буквально иногда со старшей группы детского сада, потому что когда я прихожу к старшим детям, допустим, я прихожу 7-8 класс. Там передо мной, в принципе, сидят уже сформировавшиеся личности, у них есть свои интересы – компьютерные игры, ладно, у кого-то науки ещё какие-то, но вот именно про космос им не сильно интересно. Они уже считают, прилепили к нему ярлык, что это не сильно увлекательно. А если я прихожу в младшие классы, там я могу им намекнуть, что ребята, там, там собираются просто сливки технологий. Хочешь классные компьютеры – это там. Самые здоровые, крепкие люди – это там. Дизайн, медицина, геология, это всё нам будет нужно. Представьте себе, что мы подгоним сюда, к Земле, например, астероид, будем на нём работать, это не просто ты на Земле что-то делаешь, а ты делаешь это там, на орбите. Вот поэтому и занимаемся. Ну что, могу ещё что-то показать ради интереса.

Сергей Ивановский. Давайте.

Никита Попов. Ну, например, квадрокоптер я взял сегодня с собой самый-самый-самый, наверное, у нас маленький, просто показать. Мы сами пользуемся, есть «Мавики» и «Фантомы». Недавно совсем, к сожалению, разбил наш один «Фантом», будем, видимо, брать для лагеря какой-то уже «Мавик» поменьше. Это «Пэррот». Чем интересны квадрокоптеры – они бывают совершенно разные, и если раньше я покупал квадрокоптеры и далеко полетать не мог, и не мог показать картинку с него, то сейчас все последние модели, они могут у нас подниматься до 500 метров в высоту, и некоторые улетают на 3, на 4 км у нас с вами, куда-то совсем-совсем далеко. И слава богу, что сейчас у нас в России пока не настолько, скажем, требовательное законодательство к этому и, в принципе, на свой страх и риск много где можно летать. Потому что если мы, например, захотим поднять квадрокоптер где-нибудь, навскидку, например, в Париже или в некоторых европейских странах, там есть шансы остаться в этом Париже…

Сергей Ивановский. На какое-то время.

Никита Попов. С продолжительной командировкой, я бы сказал так. Притом неоплачиваемой, потому что да, могут, наше посольство может потом вас не отбить.

Сергей Ивановский. На какую высоту может?

Никита Попов. Это совсем простенькая модель, стоит порядка 5, а то и 7 тысяч, это летает, с помощью Айпада я подключаюсь к нему, могу его запустить…

Сергей Ивановский. Можете, да?

Никита Попов. Здесь прямо сейчас нет, здесь я сейчас не запущу, тут надо всё-таки заранее тоже немножко его подготовить, и он летает сколько хватает wi-fi сигнала, где-то метров, наверное, этак на 30-40. А которые постарше модели, «Мавики» те же самые, «Фантомы», совсем недавно вышла модель по размеру, чтобы не соврать, наверное вот, давайте сравним, телефон, и ещё если сверху ваш телефон положить, да, вот такого размера. И это у нас с вами, например, «Мавик» R, раскладываются у него лопасти и прочие, и там можно уже у нас с вами летать очень далеко. И это, как говорят иностранцы, по-моему, вслед за экшн-камерами, если сейчас экшн-камеры сильно вошли в наш обиход, и у каждого второго что-то есть, они что-то снимают, да, под водой и так, то это next big step, т.е. следующая большая вещь, которая обязательно войдёт в обиход в том плане, что это правда интересно. Ты можешь поснимать свой участок с большой высоты, ты можешь поснимать водопад, реку, что-то поисследовать, это интересно всей семье. Мамы, папы, бабушки-дедушки, дети, естественно.

При этом у нас достаточно хорошо разработана система безопасности, у этих моделей, у хороших. Там есть и, назовём упрощённо парктроник, который позволяет ему не врезаться в людей и понимать, куда они летят, и их сложно убить. Их правда сложно убить. У нас в лагере мы доверяем ребятам летать, начиная с 7 лет, естественно, под присмотром или старших ребят, или взрослых. Но у них есть полётное задание, они поднимаются на 50 метров, они летают над полем, где никому не навредят, и на такой высоте они уже делают любые пируэты, посмотреть, полетать, научиться, как это управлять техникой. И вот у вас в принципе начало того, чтобы когда-то у вас был хороший оператор дрона, который летает у нас с вами далеко-далеко, исследует Антарктику, например, или какие-нибудь военные цели выполняет. Но началось это, опять же, в детстве.

Сергей Ивановский. Т.е. вы даёте возможность ребёнку поуправлять сначала какими-то небольшими, потом более такими уже серьёзными машинками, да, которые могут далеко полетать. Это вот юный конструктор своего рода такой получается.

Никита Попов. Да. И важно, что они правда должны удивлять. Если вы просто придёте с какой-то игрушкой…

Сергей Ивановский. Т.е. цель удивить, короче.

Никита Попов. Да. Совсем простая какая-то игрушка, то он скажет, что да, у меня это есть, и я уже такую много раз ломал, и мне не интересно. А здесь ты приносишь квадрокоптер тысяч за 100, за 120, и тут всегда интересна реакция у младших школьников, они обычно говорят – у меня дома таких 3. А потом следующий вопрос – а как это летает? Им хочется к этому приобщиться, видно даже по глазам, это как с камерами тоже – о, у моего папы такая есть, а что это такое? Т.е. понимаем, что он просто захотел к этому приобщиться таким маленьким не то что привиранием, не знаю, как правильно назвать, но ему интересно. Ты уже вошёл в круг доверия, ты дядя, который умеет удивлять. Твоя задача далее, после этого удивления, подстройки к ребёнку, сделать так, чтобы он узнал что-то о космосе, и захотел после этого урока, после этой космолекции стать космонавтом, инженером, учёным.

Сергей Ивановский. Ну или, как минимум, хотя бы попасть на какую-то секцию или кружок.

Никита Попов. Да, естественно. Это очень важно. Потому что я себя считаю, я сам выпускник юношеского клуба космонавтики имени Титова, у нас Аничков дворец, наверняка кто-нибудь знаком с этим замечательным заведением. Там ребята-подростки, я вспоминаю, что я туда пришёл, наверное, уже в классе 7-8, и я считаю, что мы сейчас ребят, в принципе, готовим к этому кружку. Он правда сильный, он пережил в т.ч. и 90-е сложные для него были, и вот начало 2000-х. Сейчас там много всего готовится и делается, там астрономия такая, я до сих пор её вспоминаю, как будто я уже там в 9 классе учился где-то в ВУЗе, и история авиации, история космонавтики. Т.е. мы ребят, скажем по-честному, берём на крючок, да, и ведём-ведём, маним. Аккуратно маним в сторону космонавтики. Потому что я правда считаю, что там наше будущее, и я правда считаю, что нам пора, мы засиделись на Земле. И если наше с вами поколение, ну, я хоть так, морально как-то себя готовлю к космосу, чтобы хотя бы за деньги как-то слетать, микрогравитацию почувствовать и невесомость. Следующее поколение, они уже в моём понимании, те люди, которым я рассказываю в школах эти лекции, должны быть на Луне и должны быть на Марсе. Всё в их руках.

Сергей Ивановский. Ну вот я могу только сказать, что у меня в школе даже толковой астрономии не было. Т.е. это вот действительно, наверное, упущение, т.е. какие-то там дисциплины, слава богу, да, а какие-то дисциплины это полные пробелы, конечно же. Ну, это нельзя назвать плюсом, мягко говоря.

Никита Попов. Ещё важный момент. Важно объяснить детям, что сейчас многое поменялось, и вот мы, например, с ребятами 2 года назад провели интересный проект, мы делали стратосферные запуски над Санкт-Петербургом. Берётся шар, я всегда детям задаю вопрос, мы надуваем обычно разные шарики, вот здесь у меня, например, это шарик, наверное, совсем маленький, стандартный 10 дюймов. Кстати, такой интересный вопрос, можно дома провести эксперимент, задайте своему ребёнку, надуваете шарик примерно до такого размера и спрашиваете – дорогой мой сын или дочка, вот это размер Земли, покажи мне, пожалуйста, руками размер Солнца. И вот обычно…

Сергей Ивановский. Пропорции.

Никита Попов. Ну да, примерно пропорции, там дети показывают так, так, некоторые так показывают. А самые правильные дети, умные, они говорят, что дорогой дядя, показать Солнце руками так нельзя, потому что если такого размера будет Земля, то Солнце будет размером с приличное здание. Это у нас совсем большой объект.

Сергей Ивановский. Это чтобы человек понимал хотя бы соотношение пропорций.

Никита Попов. У меня есть целый альбом с космолекций, где у меня дети сидят с разинутыми ртами, удивляются.

Сергей Ивановский. Ну вот мы эти фотографии подгрузим, да, но вот самый первый вопрос, т.е. это вот искреннее удивление, да, т.е. это просто заснято искреннее удивление, т.е. это не постановка?

Никита Попов. Всё честно. Моя задача – я веду лекцию, и их уже много прошло, я не ошибусь, если скажу – лекций 500, а то и 700 за несколько лет, и я просто знаю динамику этой лекции. Раньше я занимался детскими праздниками, и взрослые праздники мы какие-то проводили, и динамика всего происходящего, ты не просто ровно ведёшь урок, ты удивил, ты что-то показал, ты немного успокоил, и вот какой-то такой момент, когда у нас с вами, мы прошлись по планетам, мы порезали планеты, мы показали их. И потом я рассказываю ребятам, например, размеры относительно Земли и всех остальных планет, и вот Солнца. И постепенно-постепенно это всё появляется. Я знаю, что здесь они будут сейчас удивляться, я знаю, что они будут удивляться, открывать рты, когда я им покажу, расскажу про шарик размером почти с их класс, 6 метров в диаметре, и как мышь у нас летала туда, в стратосферу. И моя задача – аккуратно встать где-нибудь в уголке, взять зеркалку, и нащёлкать этих портретов, 30-40 штук иногда бывает, это всё тоже реально.

Про шарики стал говорить. Вот этот шарик побольше, это уже, если он надут гелием, поднимает, наверное, камеру он не поднимет, грамм 100 он поднимает, метровый. Мы используем ещё больше, и был у нас проект, когда мы захотели, мы запускали сначала камеры, обычные экшн-камеры над Петербургом, это уже лет, наверное, 5-6 назад было, с крыши Санкт-Петербургского планетария. А потом мы решили, что мы готовы на себя взять ответственность за кого-то живого. Каждый раз повторяю, что я сам с большим удовольствием бы полетел туда, в стратосферу, это безо всяких шуток, и сейчас если кто-то нам предложит подобный проект, и мы найдём на это средства и финансы, мы подобное реализуем. Но там мы уже говорим с вами о миллионах рублей, да. Это и гелий, и скафандр, и парашютная система, и прочие, прочие системы. Там не хватит даже того, если я продам свою машину, квартиру, ещё и вашу попрошу.

И мы решили, что мы готовы вместе с ребятами-школьниками, ребятами-учёными, сделать такой проект. Мы возьмём из вивария, там, где над мышками ставят опыты, спасём 2 мышек, и сделаем из них мышенавтов. Примерно январь-февраль-март, да, ну, 3 – 3,5 месяца мы готовились к этому проекту. По факту, конечно, большую часть работ и всех расчётов делали взрослые. Т.е. по выходным собиралось порядка 15 человек совершенно разных – и биологов, и инженеры, ребята-астрономы, и прочие, прочие, прочие, которые считали, сколько же нужно будет мышке, как это сделать, какой нужно первый контур жизни сделать, да, второй защитный контур. И когда это всё полетело в апреле, газеты написали, что школьники Санкт-Петербурга запустили мышь в стратосферу и вернули её живую обратно. Но за этим, конечно, взрослые стояли.

Ребята нам предлагали идеи интересные, в лагере была смена, посвящённая всему этому, и мышка тоже там как раз присутствовала. И ребята очень переживали. Нам важно было объяснить – в космосе очень часто так случается, что у тебя есть ровно одна попытка. Мы отлично с вами понимаем, что бы было, если бы, например, наш замечательный Юрий Гагарин, с ним что-нибудь пошло не так. Это была бы большая для нас катастрофа, и очень важный момент, который мог бы повернуть что-то сильно в другую сторону. И здесь тоже у нас не было второго шанса, важно было это всё сделать. Всё получилось.

Сергей Ивановский. На чём запускали?

Никита Попов. Большой шар. У нас была 9-литровая пластиковая бутылка, там был у неё подсветка, подача кислорода и прочие, и прочие вещи. Облеплено всё было камерами, датчиками, и большой пенопластовый короб для сухого льда. Всё это вместе мы собрали в такой аппарат, на котором было написано «внимание, проводится научный эксперимент. Если к вам прилетел на парашюте обратно из стратосферы этот объект, то позвоните по указанному телефону в клуб космонавтики. Вам полагается приз». Тоже важный момент. Потому что согласитесь, когда к вам прилетело 5 камер, куча техники тысяч на 100, на 150…

Сергей Ивановский. Нужен ли мне ваш приз?

Никита Попов. Да. Это было важно, важно было тоже сделать, и вот в этом году тоже мы что-то подобное будем запускать, но уже хотим, опять же, мы хотим туда…

Сергей Ивановский. Прикрепить вот эту камеру.

Никита Попов. Да. Вот эту замечательную камеру. И мы хотим, чтобы она у нас полетела, сделала снимки, сделала видео, и потом мы всё оттуда скачаем в наши виртуальные очки, и вы надеваете ребёнку это на голову, и он вместе с этой камерой летит прямо над Санкт-Петербургом.

Сергей Ивановский. Круто, конечно, круто. Так а мышка-то куда вернулась в итоге?

Никита Попов. Ну, на Землю, это важный момент.

Сергей Ивановский. Где её ловили?

Никита Попов. Боровичи. В сторону. Наверх она поднялась, по нашим расчётам, где-то на 20-21 км, в сторону она улетела на 300 км, под Боровичами упала. Вообще всем советую как-то браться за интересные такие проекты, которые вы с детства хотели реализовать. Потому что очень правильная фраза, что нет ничего замечательнее, чем взрослые, которые реализуют свои детские мечты. У них это получается. Одно дело – собрать это всё, готовиться, да. Второе дело – запустить. Тоже такой пик счастья, когда мы все поняли, что всё получилось, и она полетела. Ты переживаешь весь день, ты понимаешь, что от тебя зависит вообще, что там происходило, как ты готовился. И самый, наверное, пик был, когда ребята нашли нашу мышку, нашли то место, куда она приземлилась, вскрывали контейнер, и внутри живая, здоровая мышка. Сразу открою секрет – да, у нас был на случай того, что если что-то пойдёт не так, да, чтобы хотя бы детей сильно не травмировать, мы не зря взяли 2 мышек.

Сергей Ивановский. Т.е. одна была запасная как бы.

Никита Попов. Да. Т.е. про запас, если что-то было бы не так. Но тем интереснее было. Т.е. дяди, тёти, у которых свои дела, научные степени, бизнесы какие-то, они чуть ли не плакали там – да, она жива, всё получилось, они звонили. Случай был, когда звонил Алексей Мерсадыков, есть у нас замечательный дядька, и его жена сказала, что когда он позвонил и сказал, что мышка жива, сказала, что он так даже не радовался, когда сын родился. Потому что это правда, это…

Сергей Ивановский. Соучастие такое.

Никита Попов. Да, это соучастие. Ребята, мы взялись, мы придумали, мы это сделали, и всё у нас получилось.

Сергей Ивановский. А вот вы перечислили. Кто участники всё-таки, поподробнее? Т.е. вы говорите – разные взрослые, которые участвовали. Кто вот эти люди?

Никита Попов. Всех не перечислю, я могу просто сказать, как это всё происходило.

Сергей Ивановский. Ну, я имею в виду, что кто они, вот вы говорите – предприниматели, студенты…

Никита Попов. Студенты… Как это всё собирается? Например, есть какая-то идея, да. И у меня порядочно знакомых и в социальных сетях, и так, например, через федерацию космонавтики, через клуб космонавтики, много сфер общения. И я понимаю, я обычно создаю небольшой диалог и заявляю там идею, уже более-менее такое первое приближение расписано, что мы хотим делать. Например, сейчас мы работаем, мы хотим сделать пневморакету, т.е. не на пиропатроне, а классика, когда вы надуваете бутылку, она взлетает метров на 30, на 40, летом с детьми, может быть, кто-нибудь делал. А мы хотим сделать пневморакету, которая поднимется на 1000 метров. Есть рекорд сейчас для подобных вещей где-то порядка 800 метров, 830, по-моему, африканские студенты-ребята сделали. А вот мы будем делать на 1000.

И я говорю, что я знаю, что вот этот человек увлекается техникой, он, например, сам на 3D-принтере печатает телескоп, он может нам корпус напечатать. Этот человек у нас хорошо откровенно работает руками, он может всё собрать. Программисты, мы делали как раз сбор данных и всё прочее, нам нужны были. Ребята-фотографы, которые подскажут, как правильно нам сделать картинку. Просто люди, которые нам помогут техникой, например. Т.е. мы не всё. Да, я тогда давал деньги, мы заработали под Новый Год праздниками деньги, и я потом это вложил как раз в наш проект, но тоже в какой-то момент на всех не хватает, всех угостить. Вот приходят к тебе люди, они работают, просто угостить всех пиццей, например. И мы это делали-делали, ребята-биологи нам, естественно, понадобились, потому что если ты просто вобьёшь в Гугл запрос – сколько проживёт мышка в бутылке закрытой, например, он тебе не даст ответ. И тут или опытным путём, а мы не хотели, откровенно говоря, лишний раз нашу мышку нагружать и мучить её, или узнавать у специалистов. Мы смотрели, сколько человек у нас в закрытых помещениях. Мы же понимаем, что у нас она задохнётся не от того, что там нет кислорода, а то, что у нас с вами там углекислый газ, отравится от него. И вот это всё у нас разные варианты.

Сергей Ивановский. Эти ребята, они работают как бы, как сказать, на энтузиазме, или вы это оплачиваете как-то?

Никита Попов. Всё на энтузиазме. Мы выбираем какое-то время по выходным. Кому интересно, тот остаётся, всё просто. Ты хочешь себе сделать небанальный, интересный досуг.

Сергей Ивановский. А вот, вы говорите, деньги вы потратили. Это вы свои деньги потратили на это, а оно никак назад как бы не возместилось?

Никита Попов. Ну, оно осталось, из невозместимого это взорвавшийся шарик. Что с шариком происходит – он у нас поднимается всё выше, выше, там, соответственно, его гелий растягивает. По краям у нас давление всё ниже и ниже, и вот он взрывается. Минус шарик, минус гелий – целый баллон гелия уходит на это. И, естественно, есть шансы, когда мы первый раз подобное запускали, мы вообще не понимали, вернётся ли это всё обратно. Т.е. вы запускаете всё – вот эту вашу камеру, камеру, ещё одну камеру, GPS-передатчик хороший, и есть шансы, что вы это больше никогда не увидите вообще. Но это, опять же, окупается. Я потом это рассказываю детям. Вот, опять же, чем я удивляю. Т.е. я им задаю вопросы про шарики, мы надуваем этот большой шар и, опять же, шарики бывают разные – одно дело маленький, другое дело большой. Потом я говорю – представьте, что можно ещё больше шарик найти.

Сергей Ивановский. А вот этот вот шарик, вот он в какой размер?

Никита Попов. Это примерно где-то у нас метр-полтора, вот такой.

Сергей Ивановский. И что на нём можно поднять?

Никита Попов. Если надуть гелием, я думаю, мы поднимем грамм этак где-нибудь 50-70. Ну, здесь только самую-самую маленькую камеру или какой-то GPS-передатчик, тоже хотя бы такой маленький опыт сделать, без камер. Потому что детям задаёшь вопрос – как вы думаете, шарики могут долететь до космоса? Некоторые думают – а почему нет? Вот если наблюдать за ним, ведь он летит-летит-летит. Никто никогда не видел из них, как они как-то взрываются в небе. Но некоторые говорят, что да, они, например, в интернете видели, что шарики обычно взлетают и там они у нас просто-напросто взрываются. И тогда спрашиваешь – выше самолётов они могут взлететь? Опять же, тоже они обычно говорят, что нет. И вот показываешь им ролик, что шарик правда может подняться максимально. При этом тоже тут мы стараемся про Роскосмос не шутить, но там была фраза про то, что до космоса на батутах. Я ему аккуратно объясняю, что на шариках до космоса нельзя, потому что если бы можно было бы…

Сергей Ивановский. Наверное, полетели бы.

Никита Попов. Мы бы взяли это на вооружение и наш уважаемый А.И. Борисенко, космонавт, который часто проводит у нас в Петербурге много времени, естественно, летали бы на шариках. Это просто банально весело.

Сергей Ивановский. А вот можно тогда, вот вы сейчас упомянули про вашего знакомого космонавта, чуть-чуть про него рассказать? Т.е. он, видимо, приходит к детям, рассказывает какие-то вещи, да?

Никита Попов. Бывают такие лекции, тоже бывают такие встречи, но надо понимать, что космонавты это всё-таки люди сверхзанятые, я бы назвал их так. Тем более те, которые готовятся у нас к полёту, там совершенно обычно не остаётся времени на какие-то особые вылазки куда-то. Да, основные у нас силы космические сконцентрированы в Москве и в Подмосковье, там у нас проживает большинство космонавтов. Хотя надо понимать, что, например, Крикалёв, он учился, не так далеко от нашего Санкт-Петербургского планетария его школа была, и тоже туда часто заглядывает. Бывают какие-то большие мероприятия, куда сразу несколько школ приходят, и вот тогда у нас космонавты общаются. Но тут тоже важно понимать, что детей хорошо бы к этому мероприятию подготовить, потому что есть какие-то вопросы, которые чаще всего звучат, ну, навскидку – как вы спите? Как вы едите? Извините, как вы ходите в туалет?

И вот эти вопросы, они из лекции в лекцию, из встречи во встречу, они уже сильно наскучили космонавтам, и как-то интереснее можно ребятам, и с ними перед этим поговорить, да, пообщаться, на какие-то совсем простые вопросы ответить, и… Ну, например, такой вопрос, как ребёнку объяснить, на что похожа невесомость у нас на Земле здесь, вот внутри. Некоторые думают, что невесомость это ты как ангелочек паришь, тебе приятно, хорошо. А потом ты объясняешь, что если спросить космонавта, то он ответит, что это, наверное, больше похоже всё-таки на то, что тебя перевернули вниз головой, и твоё сердце откровенно не понимает, что вообще происходит с его безумным хозяином. И у нас красные уши, красные глаза, повышается давление.

А вот теперь задумайся, дорогой мой человек, что в таком состоянии космонавту нужно провести не 1 минутку, не час, а некоторые там у нас космонавты проводят полгода, год недавно летали и астронавты, и наши космонавты. И вот каково им, что происходит с их организмом? Почему мы вот до сих пор не на Марсе. Как им будет лететь туда долго, и обратно возвращаться. И вот сразу другие вещи возникают. А космонавты, кстати, тоже очень важный момент, я детям объясняю очень важный, есть отдельно прямо лекция, которая называется «как стать космонавтом». Некоторые думают, и взрослые в т.ч., что космонавт это двухметровый красавец-мужчина или дама, которые сажень в плечах, безумный взгляд, и они просто гуттаперчевые как..

Сергей Ивановский. Киногерой, т.е. такая типичная картинка киногероя.

Никита Попов. Всё, что можно собрать. При этом я обычно говорю так, что если вы встретите космонавта где-нибудь в магазине «Пятёрочка», например…

Сергей Ивановский. Не отличите от обычного человека.

Никита Попов. Да, совершенно. Вы просто даже не поймёте, что перед вами космонавт. Да, это очень здоровые люди, да, это очень подготовленные люди – и физически, и голова, скажем так, прокачана у них.

Сергей Ивановский. Интеллектуальные, очень много знают.

Никита Попов. Да, у них нет, скажем, сильно лишнего веса какого-то, это всё у нас с вами… Самое главное – космонавт очень адекватен той среде, где он находится, это очень важно. Потому что многие, когда у нас.. Кстати, тоже если мало ли будет интересно, можно прямо об этом поговорить отдельно в том плане, что как стать космонавтом, потому что я знаю, что наше, например, поколение, вот вы ещё попадаете, и есть шансы попасть в следующий набор космонавтов. И у некоторых эта мечта до сих пор есть – как сделать так, как себя подготовить ко всему этому, какие нужно сдать анализы, что подлечить, и многие срезаются – ладно ты здоровый, ладно ты умный, но на психотестах, на психологических тестах. Потому что ты не можешь толком, например, общаться в закрытом помещении. Вот закрой нас здесь на полгода. Кто кого первый съест?

Сергей Ивановский. Ну да-да, через сколько мы друг другу…

Никита Попов. Это важно.

Сергей Ивановский. Точно так же даже, как дети там находятся, не знаю, на даче или в лагере, т.е. они всё равно – кто-то, может быть, сближается, а кто-то с кем-то, наверное, и…

Никита Попов. Тот же самый лагерь, лагерь космической подготовки, изначально из чего это всё исходило, задача была простая, идея вообще сама. Я много катался, есть у нас замечательный лагерь под Санкт-Петербургом, и в какой-то момент я понял, что можно сделать тематические смены в том плане, что мы можем сказать, что мы сделаем отряд космонавтов, космонавтов-детей. И подготовка как у Гагарина – батуты, физподготовка, ОФП, астрономия, начала астрономии, история космонавтики и авиации, и плюс вся эта лагерная жизнь, которая тебя как-то возвышает над этой повседневностью, и заставляет какие-то особенные мысли подумать, небанально провести время. И вот из этого уже вырастают у нас с вами люди, которые правда они, у них есть такие свои, назовём так, космические ценности. Вот так оно и рождается.

Сергей Ивановский. Здесь у нас ещё какие-то хитрые вещи, давайте.

Никита Попов. Могу показать, но это обычно хорошо работает на детей и на женщин, фокус.

Сергей Ивановский. Давайте фокус.

Никита Попов. Как у нас с вами берутся планы своей личной ракеты. Мы берём с вами книжку, книжка у нас с вами, естественно, она совершенно пустая. Но если к этой книжке прикоснуться, ну-ка давайте-ка магическую лампочку возьмём, сделаем, да, постучим, и сами что-то хорошенько придумаем, есть большие шансы того, что в этой пустой книжке у нас появятся уже первые наши наброски. Ну и, соответственно, как это сделать так, чтобы всё у нас с вами, скажем так, воплотилось в жизнь. Нужно ещё постараться, здесь всё просто, здесь можно потереть, подуть и добавить цвета, и в нужный момент тогда наши планы, они уже обретут цвет. Ну а если мама и папа, и прочие герои ругаются на то, что вы нарисовали в их загранпаспорте какие-то закоряки, можно просто хорошенько подуть, и у нас с вами…

Сергей Ивановский. Опять белый лист.

Никита Попов. Это, кстати, к вопросу о планах, о том, что всё-таки нужно их реализовывать. И вот глупость, детский фокус, он работает. Когда ты показываешь, ты вроде бы говорил о науке, и потом привязал к этому в нужное место фокус, оно даёт, это как такой мультипликатор, множитель, это всё умножает эффект, это очень важно. Или, например, ну что ещё такого интересного показать? Кстати, вот один из таких моих важных инструментов это планшет. Мы сами того не понимая, носим в кармане очень хорошие инструменты. Например, я хоть и являюсь директором клуба космонавтики, но я наизусть, наверное, созвездий 5-6 покажу на нашем петербургском небе, если очень-очень постараться – 7-8 наберётся, но это уже со скрипом. А я могу достать смартфон, достать планшет, открыть там правильную программу и навести на небо. И в какой-то момент прямо там у меня будет всё-всё-всё небо, любая звезда. Можно будет показать… ради интереса, так, чтобы можно было тоже понимать, вот, например, есть такое замечательное приложение, называется Starwalk, прогулка по нашему звёздному небу. Куда бы я ни навёл, в т.ч. и даже за горизонт, любая звезда, любое созвездие..

Сергей Ивановский. В камеру, может быть, будет видно.

Никита Попов. Я думаю, тоже можно будет отдельно показать. Мы можем это всё дело рассмотреть. Вся информация, которую можно узнать про эту звезду, здесь есть. Это ваш маленький виртуальный планетарий. Оказались в поле, вы хотите кого-то удивить… Стоит буквально меньше, чем ваша ежедневная чашечка кофе.

Сергей Ивановский. Ну вот, например, опять же, мы там ездим периодически посмотреть на Северное сияние, которое вот можно у нас в Ленобласти иногда застать, и ты, когда туда приезжаешь и пока ты его ждёшь, наверное, было бы круто вот такой штукой воспользоваться, потому что я вот до этого момента, так сказать, такой любитель очень поверхностный, но, тем не менее, вот я, наверное, сейчас себе такое скачаю, потому что опять же, ты вот в небо смотришь, звёзд много, красиво. Но что из этого что? И было бы круто, конечно, узнать.

Никита Попов. И то же самое – ты берёшь планшет, это то, с чем часто некоторые дети проводят по полдня. И кроме всяческих игр, кроме всяких Майнкрафтов, Ютубов, всего прочего, здесь есть очень классные вещи. Ну, например, мы можем прогулку по Солнечной системе, пройтись по всем планетам, показать…

Сергей Ивановский. Сделаем запись, да?

Никита Попов. Да, я думаю, сделаем обязательно запись, чтобы можно было это всё показать потом на большом экране. То, что у нас с вами происходит буквально вот на кончиках ваших пальцев. Мы полетаем по нашей Земле, давайте я покажу, например, нашу замечательную красавицу планету. Можно запустить время, чтобы у нас за 1 секунду проходило сразу много-много-много, несколько минут. Посмотреть все орбиты, посмотреть внутри, разрезать планету, размеры указать и оценить, насколько мы относительно маленькие. Т.е. некоторые думают, что вот у нас большая планета, страна самая большая у нас с вами в мире, а когда ты показываешь, например, сравнение размеров, там, где мы с вами пройдёмся по всем планетам – то, что мы, откровенно говоря, не такие большие.

Вот здесь постепенно-постепенно-постепенно мы подходим к тому, что ребёнок уже здесь начинает удивляться. Я ему говорю, что Марс, например, в 2 раза меньше Земли, и ты будешь там весить не… Ну, здесь я вешу где-нибудь 75-80 кг, а там в 2 раза меньше я буду весить. У меня ничего не отвалится, просто ты у нас чуть выше будешь прыгать. Эта планета меньше тебя, скажем, к себе (совсем по-простому) прижимает. Вот у нас Венера, где температура, например, тоже задумайся, 480 градусов. Т.е. там даже скафандр для выхода в открытый космос не спасёт. Наша замечательная планета. И вот пошли планеты-гиганты.

Например, в этот момент те самые удивлённые лица, один из моментов, когда они появляются. Это Нептун, это Уран, ну и самый-самый яркий момент, когда мы наконец-то оказываемся у нашего Солнца. Всё становится на свои места мгновенно. Мы вот эта вот маленькая-маленькая точка, вот эти 3 пикселя на экране, все наши, как говорил Карл Саган – все наши страсти, все наши волнения, все наши войны, любови и прочее, это вот там, на этой маленькой… Мы даже не пылинка. Мы теряемся даже в размерах Солнечной системы, а что говорить про галактику и про Вселенную. Хороший вопрос, который можно детям задавать и себе иногда задавать. Вот вам задам вопрос. Как вы думаете, у нас Вселенная, есть ли у неё край?

Сергей Ивановский. Можете мне не задавать, я не знаю.

Никита Попов. Некоторые отвечают, что есть, и тогда я ему задаю обычно следующий вопрос…

Сергей Ивановский. Где он?

Никита Попов. Да. А что за этим краем? Как бы за там есть… Тогда он отвечает, что, наверное, тогда нет. Я ему, опять же, задаю вопрос – а теперь представь себе, попробуй, в голове, как это объект, у которого нет конца и края. И когда ты это всё пытаешься делать… Чем занимался наш многоуважаемый Стивен Хокинг, который недавно нас покинул – он как раз это всё пытался себе как-то в голове сформулировать. И больше того, он это всё выводил уже цифрами, формулами. И я детям и говорю, что ребята, перед вами, казалось бы, многие сейчас мучаются, какие себе цели ставить – квартира, машина, финансовые цели… Потому что, ну, как-то человек измельчал, мы всё на Земле уже практически знаем, да, и мы там в глубины океана уже окунулись. Но нет, у нас фронтиры, наши дальние цели, загоризонтные цели, они далеко. У вас много-много всего, ребята, пора, пора на Марс, много чего нужно будет сделать. И начинать можно буквально со своего планшета, со своих книжек, телескопов и всего прочего, что у вас есть дома.

Сергей Ивановский. Здорово-здорово, да. Что, фокус с лампочкой?

Никита Попов. А я бы показал сперва фокус, у меня ещё есть сковорода. Тоже глупость, за которую меня ругают.

Сергей Ивановский. В чём фишка? Вы собираетесь её гнуть?

Никита Попов. Я придумал такую легенду, пусть меня простят наши многоуважаемые настоящие легенды. Я думаю, вы да, если при желании, согнёте. Но тут в чём, опять же, маленький такой обман, наверное, скажем, но, опять же, мы подбираемся… Есть по легенде, когда проходит у нас космонавт все этапы подготовки, ему ребята дарят такую сковородку и говорят – если ты готов к космосу, ты, как настоящий русский богатырь, возьмёшь эту сковородку, прямо сожмёшь в бараний рог. Вы даёте детям, лучше лет до 13, если постарше, то они тоже смогут согнуть, и они стараются, они пытаются, у них не получается. А потом берёте вы, дядя, который хотя бы по утрам иногда делает зарядку, умеет подтягиваться, и всё это должно происходить в идеале… И дарите на память классному руководителю. Ну, это вам. В студии пусть будет, я видел у вас много замечательной посуды.

Сергей Ивановский. Дмитрий Юрьевич, у нас новые артефакты.

Никита Попов. Да, это вам. И согласитесь, это никак не связано, вот капитально, совсем. Но это важно. Важно запомнить. Я очень верю, не знаю, наверняка есть какая-то такая подобная теория, я её называю «теория важных встреч» в том плане, что ты живёшь, ты что-то делаешь, у тебя есть какие-то интересы, а потом ты встречаешься с каким-то интересным человеком, и после этого… Это как такой на твоей судьбе, ты куда-то пошёл, ты вдруг увлёкся физикой, ты вдруг увлёкся рисованием. Я помню, как я сидел, например, папа принёс мне подшивку «Техники – молодёжи», и я пропал на выходные, вот 2 дня я смотрел-смотрел эти старые номера, эти рисунки, рассказы, короткие какие-то статьи, цифры. И то же самое, я очень надеюсь, что у меня получается всё это делать.

Я прихожу в класс, я говорю ребятам, что сегодня мы с вами будем говорить про космос, и вот за эти 45 минут, которые длится урок, и немножко перемены, моя задача сделать так, чтобы потом, в следующую неделю, у них была одна тема на перемене, они рассказывали, как тот дядя согнул сковородку, запустил квадрокоптер, показывал на крутом Айпаде планеты, и что они хотят к чему-то такому приблизиться, в т.ч. откуда тот дядя – из клуба космонавтики. Космос крутой, хочу в космос. И вот мы аккуратненько вот этот замечательный шарообразный камень судьбы толкнули в нужную нам сторону. Очень на это надеюсь.

Сергей Ивановский. Да, я думаю, что это было бы здорово. Было бы очень интересно.

Никита Попов. Да. Ну и что ещё такого интересного показать, мы с вами, по-моему, по всему прошлись. Квадрокоптеры, ещё раз скажу, что они правда, они бывают совершенно у нас разные, и если мы с вами, например, захотим что-то сделать, такой приятный подарок семье, задумайтесь, чтобы можно было нам правда в какой-то момент, например, сделать… модно сейчас, я знаю, делать селфи, а вы сделайте квадроселфи. Т.е. у вас всё это полетит на высоту 300 м над Санкт-Петербургом, и на память тоже можно будет оставить. 3D-фотографии, не 3D, а больше даже, наверное, правильно сказать 360. Ну и с лампочкой да, фокус. В чём заключается фокус? Это особенная лампочка, так рождаются мысли вот у нас. Просто, в простых руках она…

Сергей Ивановский. В простых не волшебная.

Никита Попов. Допустим, да, не то что бы даже волшебная, не волшебная, а просто мало ли вот идея, вы просто не задумывались насчёт космоса, а так у меня какая-то идея могла родиться. И я беру эту лампочку, она сама не горит, к ней не подведено электричество, но если я… Что-то появилось, всё просто. Т.е. оно так и работает. Вы берёте, вот какая-то идея, раз… Тоже глупость, почти глупость, но на женщин и детей это хорошо действует, и этим надо пользоваться. Поэтому я…

Сергей Ивановский. Ну, мне кажется, что вот есть такие, скажем, всегда все апеллируют к впечатлениям человека, к эмоциям каким-то уникальным, удивительным. И вот, например, когда, не знаю, идёт продажа какого-нибудь уникального товара, всегда, конечно, апеллируют к эмоциям человека. Когда человека пытаются в чём-то убедить, опять же, апеллируют к каким-то эмоциям, примерам из жизни, я не знаю. Берёшь какую-нибудь книжку про какого-нибудь великого американского предпринимателя, и там очень много мотивирующих каких-то рассказов о его жизни, как вот он, значит, испытывал сложности, а потом вот неожиданно, значит, он там заработал эти миллионы. Наверное, можно пользоваться этими способами, скажем, такой условной манипуляцией, но в каких-то благих, на наш взгляд, целях, да, для того чтобы ребёнок, например, заинтересовался космосом, а не просто видеороликами на Ютубе или просто прогулками, бесцельными прогулками по улицам.

Никита Попов. Будьте хотя бы для своих детей удивительными. Если у вас получится, да, если у вас это получается, тогда расширьте свою зону на других людей, и ладно детей, на других людей. Удивляйте, заставляйте радоваться этой жизни, она правда безумно-безумно классная. Мы об этом почему-то, особенно в Санкт-Петербурге такое чувство, что как-то забываем, на нас давит отсутствие неба, например. Звёзды, дай бог, раз в неделю, а то и раз в месяц можно у нас увидеть на нашем засвеченном небе. Недавно была история, я знаю, что и к вам тоже на канал приходили ребята из Пулковской обсерватории, о том, что тоже собирались чуть ли не закрывать её. Но надо понимать, что у нас тяжело наблюдать, и чтобы куда-то вот насытиться звёздным небом, в горы, да, это можно делать. Ну или вот через компьютерные технологии.

Ещё одна маленькая вещь, которую покажу – как можно сделать прямо здесь, на вашем столе, самый настоящий марсоход, например. Ставите специальный маркер, это изображение как будто кто-то там сфотографировал камушки у нас небольшие, да, и сейчас я наведу на это изображение свой планшет со специальным приложением. Называется оно Spacecraft 3D, тоже запишем, покажем, как это всё выглядит. Оно вообще бесплатное, и можно, наводя планшет прямо на телефон, разрешите я вам покажу тоже…

Сергей Ивановский. Круто.

Никита Попов. Да. Вот здесь у нас с вами появляется самый настоящий марсоход, который можно уже рассмотреть, покрутить. Это т.н. дополненная реальность, то, что мы с вами можем как раз рассмотреть, показать. Т.е. я могу крутить наш телефон, взять его в руки, это всё у нас с вами там появляется. Достать его манипуляторы, т.е. можно вживую ребёнку показать. И тоже маленький фактор, как удивить ребёнка. То же самое можно сделать, у меня в кармане, всегда с собой таскаю замечательную нашу купюру, надеюсь, у взрослых она уже у многих появилась, 2000 рублей.

Если здесь у нас с вами красивый мост, то с другой стороны здесь находится космодром Восточный, и мало кто знает, что, во-первых, если навести на этот космодром, на эту купюру у нас через правильное приложение камеру телефона или с планшета, то здесь появится настоящая ракета, Солнечная система, в дополненной реальности можно будет посмотреть. А ещё маленький секрет, который мы сами недавно с ребятами обнаружили с помощью вот этого замечательного как раз микроскопа. Мы рассматривали ракету и обнаружили, что вот здесь совсем-совсем микроскопический муар-рисунок, там у нас космонавт, там у нас Большая Медведица и спутник, это всё вот там зашифровано, можно посмотреть, тоже такие мелочи, которые ты по-другому никак не найдёшь.

Сергей Ивановский. Может быть, даже и не обратил бы внимания, вот вы бы не сказали, я бы никогда не принялся бы, например, рассматривать двухтысячную купюру.

Никита Попов. Да, да, потому что он привычный мир. Ну, что тут в микрофоне, например? А когда ты к этому микрофону аккуратно приставишь уже, посмотришь в микроскоп, это совсем другой мир. Миры. Нам окружает безумство миров, безумство. И когда ты стараешься, ты говоришь, что здесь тебе неинтересно, дорогой друг, задумайся. Даже если тебе здесь неинтересно, ну, как Стивен Хокинг давай уйди тогда в науку или что ты там умеешь, петь, танцевать, в какие-то другие биологии, геологии и прочие вещи, где ты правда себя проявишь. Я очень надеюсь, что у нас сейчас очень большой задел. Мы с вами, по-моему, живём в такое безумно-безумно переломное время, и я рад, что даже у того же Илона Маска, хоть у нас и принято его обычно ругать, и говорят, что это всё такая показушная вещь – запустить машину свою.

И Гринько, Николай Гринько, замечательный автор-исполнитель, он даже сделал песню про то, как мы запускаем Жигули в космос. Но я надеюсь, что всеми этими вещами мы просто воодушевляем всех людей. Когда мы приезжали с такими лекциями в Москву, разговоры были как раз… Сидели простые люди – менеджеры по продажам, программисты. Они обсуждали этот запуск, космос вошёл в их жизнь. И фильмы, которые сейчас снимают, и лекции, которые сейчас всё популярнее и популярнее, и в т.ч. и наш лагерь, куда ребята тоже катаются с каждым годом всё больше, говорит о том, что мы с вами на пути к космосу. Это безумно классно, и я надеюсь, что этому в т.ч. способствовали мы, вы, то, что здесь обсуждают, и тот самый телескоп, который Дмитрий Юрьевич сделал своими руками, большое ему спасибо хотя бы что рассказал об этом.

Сергей Ивановский. Здорово. Ну вот у нас ещё осталось несколько таких вот штук.

Никита Попов. Да. Наверное, стоит её показать. Интересная колонка, я могу менять её расцветку. Она ничем не отличается от стандартных колонок, даже я бы сказал, что у неё достаточно посредственный звук, JBL Pulse 2, но у неё есть этот приятный фактор удивления, когда мы можем менять цвет. И как я могу общаться с детьми – я вхожу, говорю – здравствуйте, сегодня мы будем с вами разговаривать про космос, меня зовут Н.А. Попов, директор коуба космонавтики, и что мы с вами сегодня сделаем, и нажимаю на кнопку. Магия началась. Это такая магия, которая у тебя, как это было сказано у классика, что технологии неотличимы от магии. Что-то летаем, что-то снимает, что-то появляется, светящиеся колонки, т.е. ты такой маленький Гарри Поттер или какие там были хорошие фигуры, который пришёл и позволяет это детям делать. Эта колонка, ну и, наверное, что ещё можно такого показать простого – наверное, основное…

Ну вот ещё из красивых игрушек – замечательный памятный мне подарок – ракета. Судя по тому, как она сделана, это, скорее всего, реплика из где-то 60-х годов, но это больше для нашего музея. Мышку я к вам, к сожалению, уже не принёс, она, если кто-то не знает, мышка, которая летала в стратосферу, они не так долго живут, и не так давно она, к сожалению, перед, как раз за месяц перед Стивеном Хокингом покинула нас. Мышки обычно живут где-то порядка 2 лет, вот она своё как раз и отжила. Жила у нашей вожатой, большое ей спасибо, Анна Александровна, потому что мало кто знает, что мышки, они, конечно, особый запах у них и не каждый это всё дело выдержит. У неё даже вместе с котами всё это дело получилось прожить.

Сергей Ивановский. Ну вот вопрос. Хорошо, вот у вас есть ваш лагерь какой-то и какой-то клуб. Как можно к вам попасть, что нужно сделать для этого?

Никита Попов. Самое простое и правильное это… в конце года в клуб уже бестолку идти, потому что много ребят пришли, а вот ребёнка отправить в лагерь космической подготовки. Это такая… лагерь это маленькая жизнь. И весенняя смена, она будет буквально уже через неделю у нас, в конце марта. Туда, скорее всего, уже не получится записаться и попасть ребёнку, а летние смены там мы делаем целых 2 – июль и август. В интернете прямо так и набрать в Яндексе – «лагерь космической подготовки для детей».

Сергей Ивановский. И что вы там делаете?

Никита Попов. Мы делаем, мы там интересно живём. Я скажу так, что обычно родители, меня уже эти шутки про то, что Никита Александрович, а как-то вот для взрослых сделать подобный лагерь, не то чтобы приелись, но я уже придумал какие-то ответы. Там правда интересно, и в т.ч. и нам. Мы – и вожатые, и я очень ждём каждый раз лето, мы делаем лесной лагерь, это такой вариант, где можно в палатках пожить и основы выживания в лесу. Первая помощь, история авиации и история космонавтики, начальная астрономия, мы берём с собой телескоп. Но тут важно понимать, опять же, летом тяжело в него наблюдать, хотя нам тоже дают очень большие и хорошие, с автонаведением. Это очень хорошая клубная работа, у нас есть небольшие звания у ребят. Сначала ты сдаёшь какие-то экзамены, ты становишься кадетом, потом ты сдаёшь «ночь в лесу», «молчанку» и прочие, ты становишься апрентисом, а потом уже мастером, т.е. есть к чему стремиться. И потом уже ребята вырастают.

У нас есть ребята, которые были у нас детьми, а теперь они вожатые. Это очень ценно, очень классно. Каждому даётся футболка с подписью клуба космонавтики на память форменная. У нас достаточно строго в том плане что мы, естественно, не суворовское училище, но у нас ко взрослым нужно обращаться на вы, у нас, естественно, нельзя ругаться матом, нельзя драться, про курение я вообще не говорю, у нас и вожатые в т.ч. никто не курит.

Сергей Ивановский. Только мальчишки или и девчонки тоже?

Никита Попов. Фифти-фифти. Хотя больше да, больше должен сказать, что больше парней, но все прямо замечательные. Надо сказать, что у нас не получается сильно дёшево это дело в том плане, что мы берём стандартную путёвку, и ещё добавляем сюда свои вот эти все гаджеты и прочее. Но, опять же, одно дело простой лагерь, куда ты отдаёшь ребёнка и он, скажем, просто проживёт, просуществует, часто это бывает, хотя иногда бывают и правда очень классные вожатские отряды, которые могут насытить жизнь ребёнка. В наш лагерь когда заезжаем, т.е. мы заезжаем, у нас обычно целая Газель вещей – проекторы, квадрокоптеры, палатки, много-много всего, чтобы это всё насытить. У нас своя библиотека, у нас свои виртуальные очки, у нас свои маленькие кинотеатры. Т.е. там жизнь, ещё раз повторюсь…

Сергей Ивановский. Какие книжки в библиотеках? Какие фильмы?

Никита Попов. Совершенно разные фильмы мы ставим. У нас есть вечера, когда у нас документальные фильмы, когда мы понимаем, что мы не хотим долго задерживаться перед тихим часом, и буквально на полчаса-час что-нибудь про космос, что-нибудь про науку. А иногда бывают просто игровые фильмы – да, фантастика, да, это бывают у нас какие-то просто приключенческие фильмы. Мы делимся обычно на 2 этажа. Просто есть фильмы, даже сейчас у нас есть градация 12+ и далее, а есть дети помладше. Дети к нам катаются совершенно разные, самое главное школьники – от 7 и уже даже 15, 16 лет к нам тоже ребята катаются. Интереснее, когда ребёнок приезжает к нам всё-таки в младшем возрасте, потому что он перед нами, и он с нами раскрывается, и успевает много смен пройти вместе с нами, и больше с нас взять. Потому что когда ты приезжаешь 15-летним ребёнком, у тебя уже, опять же, сформированные интересы, и тяжело тебе вливаться в такое…

Ещё из интересного, наверное, самые правильные занятия, которые и я больше всего люблю, это конструкторские бюро. Например, ну, классика, мы хотим сделать скафандр. Полчаса небольшая лекция про скафандр, рассказываешь детям про критерии, какие должны быть, и после этого выдаёшь в принципе на каждую команду гору мусора – пластиковые бутылки, верёвки, резинки и всё остальное, и вот задача детей, вспоминая, что рассказывали, сделать подобие скафандра. Или ещё классная штука, попробуйте со своими детьми. Задача простая – берёте обычное яйцо куриное, не варёное, обычное. И ваша задача сделать так, чтобы… У вас есть ткань, у вас есть, например, какой-нибудь небольшой пластик и верёвочки, сделать так, чтобы это яйцо спустилось с 3 или 4 этажа, вы его выбрасываете, и оно спускалось аккуратно у нас и не разбилось. Задача, команда взрослых, команда детей, ножницы и всё остальное, и вот вы уже понимаете, какого размера должен быть парашют.

Сергей Ивановский. Дети каждый год приезжают какие-то, которые вот были в прошлом году, посещают смены?

Никита Попов. Скажу больше, у нас есть некоторые ребята, которые по факту, я всегда шучу, что побольше меня, наверное, были в лагере, в том плане, что я из лагеря как-то иногда отлучаюсь по каким-то делам. А есть ребята, которые с самой первой смены ещё лесной, когда мы были лесным лагерем, т.е. мы жили прямо в лесу, сейчас мы живём в корпусах уже всё-таки больших. И девчонка с нами каталась каждую-каждую смену неотлучно, и вот только недавно она уже в силу возраста, она сейчас поступает в институт, я надеюсь, что к нам Настя Розина, наша вожатая, приедет.

Сергей Ивановский. Вопрос ещё по поводу, далеко ли от Питера?

Никита Попов. Не так далеко. Машиной буквально час-полтора, поляна Семиозерье, нам очень нравится это место, это за Зеленогорском, университетский, это как раз нашего СПбГУ. И там лагерь чем нам нравится – это пересечённая местность. У нас в Санкт-Петербурге очень уж мы такие ровные, плоские, кроме, наверное, Пулково, Пулковской обсерватории. А там любая прогулка по этим холмам, она превращается уже в физическую нагрузку, и озёра, и у нас даже есть такая небольшая легенда, мы сами её, опять же, придумали, о том, что это не просто озёра, это у нас что-то упало прямо из космоса туда. И вот мы с ребятами исследуем. Там есть марсодром наш и лунодром, где большой песчаный карьер, где мы какие-то модели на радиоуправлении используем и какие-то имитируем вещи.

А у нас там проходил эксперимент – дети находились в палатке целые сутки, добровольцы, мы как раз рядышком с ними находились и смотрели, как они себя ведут у нас в таких закрытых, скажем так, условиях. Это по мотивам эксперимента ИМБП, Института медико-биологических проблем в Москве, где там у нас ребята-космонавты закрывались на неделю, на 40 дней, далее-далее-далее и больше. Т.е. подаётся питание, но общаться можно только по рациям, и вот микроклимат в группе, что происходит, всё это под камерой происходит, ну, можно там, естественно, какие-то бытовые надобности выходить в туалет делать, но это закрытая штука. Я знаю, что под Санкт-Петербургом или где-то не так далеко, скажем, от него, очень хотят построить подобие марсианской станции т.н., как в Америке в пустыне стоит, чтобы туда студенты могли приезжать и имитировать такие марсианские условия, как будто вы там работаете в скафандрах и во всём остальном.

Сергей Ивановский. Круто, круто, ничего не добавить, не отнять. Очень здорово, очень интересно. И очень надеюсь, что кто-то из зрителей заинтересуется, соответственно, и может вот попасть в лагерь к Никите. Какие-то контакты мы можем ваши оставить.

Никита Попов. Да. С большим удовольствием мы тоже оставим, приходите, у нас сейчас будут родительские собрания для того чтобы поехать на летние смены, если можно как раз тоже это сделать. Скоро будет совсем, концерт мы сделаем, скорее всего, 14 апреля под день космонавтики, Николай Гринько, это космический, скажем так, на тему космоса мы поговорим у нас, в Санкт-Петербурге. И ещё из интересных, наверное, моментов, которые мы ближайшие будем делать, мы опять будем кое-что запускать, это пока секрет, в апреле мы об этом расскажем. И мы думаем над пневморакетой. Если правда кто-то этим сильно увлекается, если кто-то правда хочет с нами поучаствовать во всём этом – добро пожаловать.

Сергей Ивановский. Т.е. приглашение не только к детям, но и к взрослым людям, которые в чём-то очень хорошо разбираются и могут, так сказать, просто своё свободное время, энтузиазм, силы, опыт приложить.

Никита Попов. Да. Адекватных взрослых не так чтобы много. Мы заинтересованы в таких людях, и идеи, и прочее. У нас у самых много идей, но важно это всё воплотить, это важно. Поэтому если есть у кого-то подобные идеи… И про подготовку космонавтов, опять же, если правда будет интересно, как это сделать, отдельно даже про вот эти замечательные квадрокоптеры, потому что это то, что, по-моему, просто нужно. И в Опершопе продаваться, по-моему, должно, надо Дмитрию Юрьевичу намекнуть на это. С большим удовольствием расскажем, очень классная штука.

Сергей Ивановский. Я знаю, что вы там Дмитрию Юрьевичу что-то передали, какую-то кофточку такую.

Никита Попов. Да. Дайте мы, разрешите, подарим вот такую нашу форменную флиску с вышивкой клуба космонавтики им. Ю.А. Гагарина, это у нас…

Сергей Ивановский. Ну, на кого в студии налезет здесь, у нас, на того, видимо, и останется.

Никита Попов. Чистая, свежая, вкусная. Оставил бы себе, но пусть подарком тоже тогда перейдёт.

Сергей Ивановский. Благодарю. На сегодня всё, всем спасибо. Записывайтесь к Никите.

Никита Попов. Спасибо большое. Всего доброго.


В новостях

27.03.18 16:03 Никита Попов о космосе для детей, комментарии: 18


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк