Максим Бендус про единство армии и народа

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Общество | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

04.06.18




Баир Иринчеев про литературу о Великой Отечественной войне <--more--> Список обсуждаемой литературы и фильмов:

Детские и подростковые произведения:
1. "Сказка о Военной тайне, о Мальчише-Кибальчише и его твёрдом слове», А. Гайдар, 1933. Мультфильм 1959 г. и фильм 1964 года по данному произведению.
2. "Честное слово", Леонид Пантелеев. Мультфильм 1978 г.
3. "Тарантул", 1957, Матвеев Г. И. - особо холел отметить, что книга о ленинградских мальчишках, во время Великой Отечественной войны участвовавших в обороне города, помогавших советской контрразведке. В 1981г. на Ленфильме был снят киноспектакль.

Для юношей и взрослых:
1. "Молодая гвардия". А. Фадеев,1946 г. - экранизирована 1948 г.
2. "Звезда", повесть Э. Казакевича, экранизирована в 1949 г.
4. "Судьба человека", 1956 г. М. Шолохов, экранизирован в 1959 г.
5. "На войне, как на войне", В. Курочкин, экранизирована в 1968 г.
6. Повесть "А зори здесь тихие..." Б. Васильев, 1969 г. - экранизирована в 1972г.

Фильмы:
1. "Максим Перепелица", 1955 г. Ленфильм, А. Граник.
2. Х/ф про советскую дедовщину "В бой идут одни «старики»", 1973 г.
3. Сериал "Государственная граница", 1980-1988 гг.

Перестроечные фильмы:
1. «Команда 33», 1987, Николай Гусаров
2. «Делай-РАЗ!», 1989, Андрей Малюков
3. «Фанат», 1989, Владимир Феоктистов
4. «Караул», 1990, Александр Рогожкин
5. «Ивин А.», 1990, А. Ким
6. Повесть «Сто дней до приказа», 1987, Ю. Поляков – экранизирована 1990 г.
Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Клим Жуков. Всем привет! Сегодня у нас в гостях опять Максим Бендус. В прошлый раз мы с ним поговорили плодотворно, как мне кажется, о спорте и воспитании людей, физической культуре народа в целом. Сегодня мы хотим поговорить об армии. Об армии, как отдельном феномене, и об армии, как структуре общественного бытия. Максим, привет.

Максим Бендус. Добрый день.

Клим Жуков. Я правильно обозначил предмет?

Максим Бендус. Все верно. Надо понимать, что любая армия, в любой стране, это, прежде всего, государственный институт, полностью интегрированный в систему государства. Наша страна, естественно, тоже не исключение и армия современной России является также государственным институтом, который выполняет волю нашего государства. Армия, это некоторый государственный институт, предназначенный для решения политических вопросов государства исключительно одним, силовым, способом. Для этого есть там специальные люди, обученные, которые проводят жесткую силовую политику государства в жизнь.

Клим Жуков. А собственно, что такое государство? Государство, это инструмент насилия в руках правящего класса. Внешнее насилие осуществляется с помощью армии. И некоторых спецслужб.

Максим Бендус. И здесь я хотел сказать, что в различные исторические периоды армия выполняла разные задачи. Первичная задача, это защита от внешнего врага. Мы можем наблюдать на протяжении всей истории, что армия с этим прекрасно справлялась. К примеру, армия, как инструмент правящего класса, в том же Древнем Риме. Понятно, что это рабовладельческое государство. Армия защищает интересы правящего класса, то есть, рабовладельцев. И защищает Римскую республику, например, во Второй Пунической войне от Ганнибала.

Клим Жуков. А в Первой от Пирра.

Максим Бендус. Если не забираться так глубоко в историю, опять же, возьмем Российскую империю, 1812 год...

Клим Жуков. А почему бы не забраться, там очень показательно в Древнем Риме, в Древней Греции. Потому, что изначально рабовладельческое государство имело честную рабовладельческую армию, в которой в основном состояли рабовладельцы, которые сами защищали свое рабовладельческое достояние от окружающих. А потом, когда это стало невозможно, в силу того, что государство разрослось, армия стала совсем другая. Хотя, казалось бы, она все равно находилась в руках рабовладельцев, но, по сути, не была уже рабовладельческой. Потому, что там воевали в основном уже не рабовладельцы.

Максим Бендус. Это понятно. Я почему сделал такой перескок? Чтоб показать насколько армия бывает разной. Война 1812 года, всеобщее единение, Отечественная война, Наполеон движется к Москве. Тут и войска участвуют в боевых действиях, и народное ополчение, и партизаны. Крестьяне восстают против интервентов. Здесь армия и народ едины, выступают единым фронтом против внешнего агрессора.

Клим Жуков. Тут немножко не так. Это во второй половине войны было так. В первой половине войны, пока французы вели себя с некоторым приличием, восставшие крестьяне зачастую давили не французов, а собственных помещиков. Когда французы приходили, становилось понятно, что можно свести счеты со своими собственными помещиками.

Максим Бендус. Абсолютно верное замечание. Я почему хотел выделить это? Я хотел показать единение народа, когда есть внешний враг. Оно происходит потому, что рано или поздно интервент начинает себя вести некорректно. И зачастую происходит объединение угнетаемого класса с классом угнетателей против внешнего агрессора. Но при этом та же армия может решать полицейские задачи, как это было в случае восстания Емельяна Пугачева. Важно понимать, что армия, это силовой инструмент. И в первом, и во втором случае способ решения один – силовой. Это раз. Важно понимать, что армия, это институт государства, какая бы она ни была, она действует в интересах государства, значит, в интересах правящего класса.

Теперь я хотел бы отойти от истории. Уже, как бы, современность, назовем это так. Ближе уже к нашему времени. За мою, достаточно короткую в историческом понимании жизнь, я видел несколько изменений моего государства. А, значит, мог отследить и несколько изменений армии. Если армия институт государства, то с изменением государства меняется и армия. Отчасти интересно жить в такое время потому, что можно наблюдать все эти преобразования. Мое детство было советским. Я застал еще советскую систему воспитания людей по отношению к службе, по отношению к военнослужащим. Я застал переходный процесс, то есть, “перестройку”. Соответственно, застал все эти переходные процессы. Я в конце Советского Союза поступил в Киевское Суворовское военное училище, там проходил обучение, потом перевелся в Казань. У меня отец находился на военной службе, мама, поэтому я мог с ними общаться, отслеживать по их настроениям... Посещая воинские части, общаясь с коллегами отца, мог оценивать эти изменения.

Потом, когда стал суворовцем и курсантом, смог непосредственно на своем опыте оценивать. Не смотря на то, что у нас произошло конституционное изменение в 1991 году, когда Советский Союз перестал существовать, образовалось новое государство, современная Россия, у армии есть еще одно свойство, она достаточно архаична. Если какие-то изменения в обществе происходят, как правило, армия их воспринимает с некоторым опозданием. Я еще застал отчасти советскую систему воспитания и обучения.

Клим Жуков. Это не только армия. У нас образование как долго оставалось советским по типу. Хотя давно не было советского государства.

Максим Бендус. Все верно. Просто сейчас мы говорим об армии. Если разбираться с советским периодом, там достаточно все было понятно. Еще раз кратко пройдем. В Советском Союзе народ и армия были едины. Советский Союз, если вспомнить, это было государство диктатуры пролетариата. Основная масса населения Советского Союза, это и был пролетариат.

Клим Жуков. Рабочий класс. Пролетариат, это люди, лишенные собственности. У нас была собственность общенародная. Поэтому, как только у нас победила революция, класс пролетариат стал рабочим, исчез как пролетариат.

Максим Бендус. У нас с самого первого дня существования Советского государства до самого последнего сохранялась даже частная собственность. Были индивидуалисты, которые занимались своим хозяйством, имеется в виду в деревне.

Клим Жуков. У нас была и коллективная собственность, и колхозы, которые были, по сути, буржуазны. Как коллективный буржуа. “Социализм есть неразвитый коммунизм, сохраняющий родимые пятна предыдущей общественно-экономической формации”.

Максим Бендус. Так или иначе, народ и армия были едины. Мы помним, что у нас была система комплектования армии призывная. Все, кто подходил по определенным критериям, здоровья, возраста, были обязаны выполнить священный долг, то есть, послужить в армии. Количество людей, связанных с армией, было достаточно большим, сравнивая с другими формами комплектования вооруженных сил. И 23 февраля хоть и не был красным днем календаря, но отмечался с хорошим размахом. Для того, чтобы человек служил в армии достойно, его нужно специально готовить. Сейчас очень модно слово “мотивация”. Его где нужно и не нужно употребляют. На самом деле такое слово раньше не любили употреблять, а употребляли слова “воспитание”, ”дисциплина”.

Как же осуществлялась эта мотивация или воспитание, чтобы мотивировать человека, чтобы он потом смог безболезненно для своей психики осуществить эту службу? Я могу говорить о себе, из своего опыта. У нас была традиция в семье служить в армии. Дедушка, бабушка, мать, отец постоянно подчеркивали, что самое достойное занятие для мужчины, это защита своего отечества. Естественно, с детства одними из любимейших фильмов, были фильмы, так или иначе связанные со службой. Безусловно, это были фильмы о Великой Отечественной войне. Я уже говорил, что застал живыми всех прадедов и дедов своих, которые мне могли от первого лица рассказать, как они воевали, как переживали оккупацию.

Клим Жуков. Если прадеды, они и Гражданскую войну должны были помнить.

Максим Бендус. Гражданская, почему-то, лично меня интересовала в меньшей степени. Великая Отечественная война интересовала больше. Если уж совсем говорить про мое детство, я в детстве много болел. Мама, когда мне ставила горчичники, они читала мне сказки, начиная от сказок про богатырей былинных, заканчивая, я на Кавказе родился, поэтому, например, нартский эпос очень был востребован. Мама мне читала про нартов. Естественно, одним из любимых произведений был “Мальчиш-Кибальчиш”. У меня была книжка ровно с такими же иллюстрациями. Когда мама с папой, с дедушкой, с бабушкой воспитывали во мне какие-то волевые качества, они мне рассказывали такое произведение “Честное слово”. Собственно рассказ от первого лица. Военнослужащий ждет отправления поезда, гуляет по окрестностям, в парке старушка, возле нее мальчик с деревянным ружьем. Оказалось, что мальчика выставили на пост старшие мальчики. Решили над ним подшутить, назначили его часовым, скажем так. Он дал честное слово и не мог уйти пока его не снял с поста этот военнослужащий. Понятно, что это детский рассказ, там прослеживаются нарушения устава караульной службы. Но честное слово осталось честным словом.

Я тут распечатал Троепольского “Белый Бим Черное ухо”. Как такое отвлечение. Тоже элемент воспитания. Такие вещи, достаточно добрые из моего детства, наивные. Но они оставили след. До сих пор я об этом вспоминаю. Когда я подрос и мог сам читать, мне дедушка нашел в библиотеке прекрасное произведение “Тарантул”. Не знаю, помните вы такое произведение или нет, литературы такой было большое количество. Здесь речь идет о блокаде Ленинграда, как дети помогали бороться с шпионами, которые, в частности, подсвечивали важные административные и военные объекты. Очень интересное произведение, в моем детстве оставило след, до сих пор вспоминаю. Классика жанра, это “Судьба человека”, Шолохов. Причем была прекрасная экранизация этого фильма, старшего Бондарчука.

Сейчас любят говорить про какие-то ограничения в советском кино, про буйство цензуры. А у нас, по сути, старший Бондарчук, который сыграл главную роль... В фильме красиво показано, как он, по сути, “хиви”, добровольный помощник у немцев был. Человек, такая сложная судьба.

Клим Жуков. “Хиви”, кто не знает, это “Hilfswilliger”, “желающий помочь”.

Максим Бендус. Шикарная сцена в фильме в конце, с мальчиком.

Клим Жуков. Там вообще весь фильм шикарный. Особенно когда они в здании разрушенной церкви предателя ночью примучили.

Максим Бендус. Какие-то сцены из фильма “Они сражались за Родину”. Прекрасная экранизация. Я даже помню, у меня отец в клубе офицеров... Они ставили какую-то сценку из “Они сражались за Родину”. Раньше очень модны были такие мероприятия, связанные с досугом, театральные кружки... Ну, а в далеких гарнизонах развлекали офицеры сами себя. Развлекали не какими-то попойками. Спортом, серьезной работой. Был свой театральный кружок, где ставили достаточно серьезные произведения. Попробуй там еще сыграй какие-то моменты. “На войне, как на войне”. Любой ребенок мечтает быть танкистом. Тут не совсем танкисты, тут самоходки. Шикарное произведение, шикарная экранизация.

Клим Жуков. Я когда оказался на книжной выставке первый раз в городе Лондоне, естественно сразу помчался смотреть на военную тематику всякую. Там был целый ансамбль лотков с книжками, там танки, самоходки, самолеты. Все так здорово нарисовано, обложки классные. И написано по-польски. Я немедленно бросился к этим полякам знакомиться. Я вижу, что они примерно моего возраста. А у них там книжка как модельки делать. И у них там нарисован Т-34-85, и написано “Рудый”. Я говорю: “Это из фильма “Четыре танкиста и собака”. Они говорят: “Да, фильм хороший. Но на самом деле такого быть не могло потому, что вы же нас завоевали. Если это и было, это про коллаборационистов, про недостойных людей”. Я тут же с ними перестал дружить и ушел.

Максим Бендус. Ужас. Шизофренизация идет полным ходом и не только у нас. Вернемся к светлому советскому прошлому. Казакевич, “Звезда”.

Клим Жуков. К сожалению, экранизация у “Звезды” была, наверное, только одна, первая. Остальные сильно слабее.

Максим Бендус. Разумеется. И первую, я помню, первый раз посмотрел в компании своего дедушки. Шикарное произведение. Новые пытался посмотреть два раза, пытался недавно. До этого даже не пытался. Думал надо подготовиться к передаче, надо посмотреть. Я волевой человек, но сил у меня не хватило.

Клим Жуков. Ну, тут когда смотришь старую экранизацию... Притом, что она кое-где наивная, кое-где снята на не очень хорошую пленку. То есть, технический уровень, но ты видишь, что человек одевает форму, она на нем нормально сидит, он двигается в этой форме как положено. А тут люди, которых показывают, это люди, которых нарядили в какие-то дурацкие костюмы. У них эти ружья, винтовки, как надувные автоматы выглядят.

Максим Бендус. Современные фильмы про войну, с современными актерами, у меня вызывают в этом смысле очень смешанные чувства. Эти ребята тяжелей мышки компьютерной и ложки столовой ничего в руках не держали. Они держат любое вооружение как весло. А выправки просто нет совсем.

Клим Жуков. А режиссер не может поставить задачу потому, что сам никогда этого мундира не носил, этого оружия, скорее всего, не держал. Он просто не помнит как это или никогда не знал.

Максим Бендус. “Максим Перепелица” – прекрасный фильм. Комедия, но не смотря на то, что это комедия, там очень серьезные вопросы. Вопросы воспитания. Потому, что главный герой, как вы помните, был не совсем дисциплинированный мужчина. Обратите внимание, какое участие проявляет там офицер, старшие товарищи по воинскому званию. Когда он приезжает на побывку, его же сослуживец, из его деревни, в звании сержант, он младший сержант. Фильм, не смотря на такую комедийность, показывает все аспекты быта. Отчасти можно сказать, что это наивно. Во всяком случае, все аспекты воспитания и перевоспитания в фильме показаны на пять. Пускай даже в комедийной форме. Комедия накладывает определенные ограничения. В конце концов, мы видим как из разгильдяя Максим Перепелица превращается в нормального, достойного воина. Военнослужащего вооруженных сил Советской армии. Если вспомнить еще один фильм с актером Быковым, “В бой идут одни старики”, кто его только ни смотрел.

Клим Жуков. Все смотрели.

Максим Бендус. Помните, там был летчик, который исполнял песню на украинском языке, у него были психологические проблемы, он впал в такое состояние... Он не мог в бою проявить себя. И как коллектив помогает ему преодолеть. В советском кино, не смотря на наивность, режиссеры перед собой ставили очень серьезные задачи, показывали очень серьезные моменты, проблемы воспитания, психологические проблемы, связанные с травмами, полученными в боевых действиях. Человек же не машина, он все равно пропускает все через себя. Советское кино, не смотря на наивность, решало такими простыми приемами очень серьезные задачи воспитания. Я привел два примера: с перевоспитанием раздолбая и психологическим стрессом военнослужащего. Таких примеров, если смотреть советское кино, можно привести очень много. Потому, что каждый фильм, по сути, кроме основной сюжетной линии показывал еще кучу маленьких моментов. Тот же “Максим Перепелица”. Когда Максим исполняет свою песню, ходит по спортивному городку и проделывает гимнастические упражнения, как бы невзначай. Мне было бы интересно, если бы сейчас актеров попросили сделать что-нибудь из старых гимнастических упражнений невзначай. Можно было бы посмеяться.

Маленькие какие-то маркеры, такие зарисовочки, они дают понимание, что советская пропагандистская машина работала с эффективностью 100 процентов. Я до сих пор помню все эти моменты воспитания, перевоспитания, все сюжетные линии этих фильмов. О некоторых даже не могу спокойно говорить без надрыва в голосе. Если говорить про мотивацию, где может быть более сильная мотивация...

Клим Жуков. Это важно, когда молодой человек с четырехлетнего, пятилетнего возраста сначала книжки с мультиками, потом фильмы, в нем воспитывается уважение к армии, понимание долга. Что если со здоровьем все в порядке, мы мужчина подходящего возраста, в армию тебе идти не просто положено, это за честь. В армии тебя научат быть в коллективе, взаимовыручке. В конце концов в армии можно было вторую профессию получить. Сколько людей получили права водительские в армии. Сколько получили разных смежных специальностей: слесарей, электриков. В общем, армия, это был подлинный срез общества. В этом обществе, более маленьком, чем основное, люди оказывались на 2-3 года. Ненадолго. Но все равно, они транслировали все моменты устройства общества в армию. И потом из армии привносили обратно. Как ни крути, война происходит довольно редко. У нас не средние века, мы не находимся постоянно в состоянии войны. Армия, на мой взгляд, это был инструмент формирования самого общества. Потому, что когда все мужчины от Южно-Сахалинска до Калининграда находились в одной и той же армии, вставали в шесть утра под одно и то же знамя, это прививало единую культурную матрицу. Потому, что ты с человеком ехал в поезде, спрашивал: “А вам как служилось, уважаемый?” У вас есть, как минимум, общая тема для разговора.

Максим Бендус. Все верно. Еще одну важную особенность хотел бы подчеркнуть. Все советские книги об армии, все советские фильмы четко показывали связь армии и народа. Вы сейчас привели пример с призывным контингентом. Но у нас же есть еще другие представители государства. Например, женщины, которые не подлежали призыву на строчную службу. Разумеется, женщины были в советской армии и проходили службу. При этом и произведения литературные, и кинофильмы того времени показывали четкую связь с народом. Солдат, это всегда защитник и помощник. Будь то женщина, ребенок, пожилой человек, эта связь всегда подчеркивалась. То есть, солдат - всегда защитник и помощник.

И теперь я бы хотел перейти к переходному периоду, к нашей любимой “перестройке”, которая как раз пришлась на мою школьную молодость. Опять же, как индикатор можно взять наш кинематограф. Есть такой фильм “Команда 33”. Шикарный фильм 1987 года. Суть фильма какая? Как раз призывной контингент, молодые люди, путешествуют на поезде, когда их везут от военкомата, через который их призвали, к месту службы, то есть, на Дальний Восток. Ехать им долго. В основном фильм показывает не проблемы армии, а проблемы общества и призывного контингента. Здесь еще, в 1987 году, что стоит отметить? Уже понятно, что есть проблемы в обществе, их драматурги не могли обойти стороной. Была тенденция говорить правду, которая называлась “гласностью”. В этом фильме молодые люди и рассказывают друг другу о каких-то проблемах. Но при этом следует обратить внимание, что офицеры полностью участвуют в жизни этих молодых людей. Они выступают в роли наставников, помогают решать проблемы этих молодых людей: советом, делом. При этом их будущие сослуживцы, то есть, военнослужащие старшего призыва, тоже выступают в этом фильме в роли учителей, наставников.

В этом фильме... Чем он такой знаменательный для меня лично? Я его смотрел несколько раз, его показывали, когда я уже в Суворовском учился. Или на первом курсе Военной академии. Это было после 1987 года, по прошествии 3-4 лет, я его смотрел еще раз. Обратил внимание, что офицеры и сержанты еще показаны друзьями призывного контингента. Есть такое знаменитое произведение, того же года, это “Сто дней до приказа” Юрия Полякова. Первый раз это произведение издалось, если мне память не изменяет, в “Юности”, был такой журнал. Ну, и имело эффект разорвавшейся бомбы, как сейчас любят писать. Оно рассказало, что оказывается в советской армии не все так гладко, что есть такое явление, как “дедовщина”. Что военнослужащие старшего призыва заставляют военнослужащих младшего призыва стирать портянки, подшивать подворотничок и все в таком стиле. На самом деле достаточно юморное произведение. Но в тот момент времени оно имело действительно эффект разорвавшейся бомбы. Потому, что армия была для советских людей каким-то сакральным объектом. А тут такая вещь.

Естественно, только дай старт, наши драматурги... Причем даже некоторые очень хорошие, например, Андрей Малюков, “Делай – раз!”. Миронов молодой, Машков. Два года прошло, казалось бы, здесь уже показаны прямые издевательства. Военнослужащий, сержант, которого играет Машков, не простил молодому призывнику... Он его или плечом как-то ударил... Вместо того, чтобы попасть в десант или морскую пехоту, сержант уговорил, чтобы его распределили к нему и издевался над ним в процессе фильма. Здесь показано издевательство должностного лица, все-таки сержант, это командир, пусть и младший. Ну, и “дедовщина”. Андрей Малюков. Из последний фильмов, что у него было? “Мы из будущего”, по-моему, первая часть. В принципе я не скажу, что плохой фильму, для современных фильмов.

Клим Жуков. Для современных он даже хороший.

Максим Бендус. Из современных “Мы из будущего” и “Брестская крепость” как-то отложилось, а все остальное...

Клим Жуков. Единственное что в “Мы из будущего”, как немножко знакомый с практикой “черных копарей”, которые там являются главными “героями”... Когда я увидел “черных копарей”, черных в прямом смысле слова меня просто это... У нас под Питером в то время, когда снимался фильм “Мы из будущего” просто нельзя было пойти и чего-то начать копать. Все, что можно было раскопать на поверхности, все уже было раскопано. Для меня, как для фаната точности, начало фильма было смазано. Потом фильм реабилитировался. Самое хорошее там – окончание. Где здоровенный дурак нацист себе свастику с плеча срезает.

Максим Бендус. Фильму, за то, что он показывает перевоспитание главного героя, уже можно дать какой-то плюс. В современной реальности меня, например, не удивило если бы наоборот, он себе что-то набил бы в итоге потом. А тут все-таки молодец режиссер. Мы вспоминали на прошлой передаче, “Фанат”, с Серебряковым. Здесь чем фильм примечателен? Того же года, 1989. Фильм, условно, можно поделить на периоды: мальчик-спортсмен до службы в армии, его период службы в армии и увольнение из армии. Фильм рассказывает о социальных проблемах того периода времени. В том числе о спортивных секциях. Парень занимался каратэ. Потом вошел в группировку молодежную. И, чтобы его не посадили в тюрьму, фактически тренер за него поручился, через знакомого военкома, его призывают в армию.

Он попадает в армию, там дедовщина. Старший призыв всячески дискриминирует молодое пополнение. Соответственно берут в оборот этого “фаната”, они устраивают дружеский спарринг, он себя зарекомендовал. Там даже показан национальный аспект. Эти “деды” представители каких-то кавказских народов. И, в конце концов, когда он выходит из армии, он превращается в такого дельца, барыгу. Он даже идет в таком джинсовом костюме, модный по тому времени. Он в принципе полностью состоялся как член того общества. То есть, фильм отчасти тоже очень показательный. Я вот его пересматривал, просто было интересно. Из сегодняшнего времени на него смотришь совершенно по-другому, чем когда я его смотрел ребенком. И такой фильм Александр Рогожкина, очень мрачный, снят в черно-белых тонах, с Булдаковым, “Караул”. Не знаю, смотрели вы его или нет.

Клим Жуков. Смотрел.

Максим Бендус. Фильм очень тяжелый. Он касается не совсем армии, как таковой. Это все-таки внутренние войска, которые относились тогда к МВД. По внутренним войскам... Почему-то все их ассоциируют непосредственно с вооруженными силами. Они немножко к другому ведомству. Ну, в форме ходят, погоны носят. Здесь рассказана история, когда старший призыв унижает младший призыв, находясь в карауле. Что такое караул? Это выполнение боевой задачи в мирное время. Ребята вооружены, они охраняют заключенных. Как и в фильме “Фанат”, нет участия офицерского состава. В фильме “Делай – раз!” офицеры что-то пытаются, но не выражена их роль. В кино не показана доминирующая роль начальника, доминирующая роль воспитателя. Здесь прапорщик какой-то научной работой занят, философский трактат какой-то, условно, пишет. Он самоустранился не просто от воспитательной работы, а от выполнения своих прямых служебных обязанностей, как начальника караула. Ну, и нам показано во всей красе как “деды” издеваются над молодым призывом. Это еще не все “перестроечное” кино. Я подготовлю...

Клим Жуков. У нас “перестроечного” кино оказалось так много. Слава Богу, сейчас его снимают гораздо меньше.

Максим Бендус. Чтобы тут не занимать время, сейчас можно сделать краткие выводы по этим фильмам. Чтобы не говорить бесконечно, я дам список в конце. Я даже подготовлю список детской литературы, советского кино. Сделаю список “перестроечных” фильмов. Кому интересно, может с творчеством тем, “перестроечным” ознакомиться. Очень интересно будет видеть тенденцию, как менялось отношение к армии. Например, с того же 1987 года, с “Команды 33”. Ну, и до 1990-1991 года. Еще там был “Ивин А.”. Военнослужащий-пацифист при побеге арестованного не применил оружия. И написал в объяснении, почему он его не применил. Я дам этот список, кому надо, тот посмотрит и увидит изменение отношения к армии. Увидит, как менялась показываемая нашими драматургами роль сержантского состава, старшего призыва. Как, например, “Максим Перепелица”, старший призыв помогает. Сержант – друг солдата, помощник, одновременно воспитатель и наставник. Офицеры все, без нарушения субординации, это друзья, с которыми можно поговорить. Но при этом офицеры хорошо себя позиционируют, никакого панибратства, наставники и воспитатели над вверенным им личным составом.

И как происходит обесценивание этих ролей в “перестроечном” кино. И к чему это приводит. От всех этих фильмов, как от фильмов ужасов, веет какой-то беспросветной безысходностью. Почему сравнил с фильмами ужасов? Меня всегда убивает в фильмах ужасов, что, как правило, жертва не оказывает достойного сопротивления. Если бы я увидел какой-то объект, который меня пытался хоть как-то третировать в существующей реальности... Раз он вошел в мою реальность, он живет по ее законам, примерно...

Клим Жуков. То есть, его можно кирпичом ударить.

Максим Бендус. Правильно. Я бы его грыз. Он бы меня уронил, я бы схватил, что под рукой, ударил по своду стопы. В общем, пока бы я дышал, ему было бы плохо. Но в “ужастиках” почему-то такого не происходит. “Перестроечное” кино чем-то похоже.

Клим Жуков. Оно еще хуже. Потому, что показывает не какого-то скользкого пришельца, оно показывает наших сограждан. И это гораздо хуже. Потому, что скользкий пришелец, скорее всего, нам в жизни не встретится, а с согражданами мы имеем дело ежедневно. И в “перестроечном” кино нам сообщили, что в армии настолько все плохо, и армия это такая мерзость, да и общество наше, которое продуцирует эту армию, тоже мерзость. От этого такая безнадега вылилась на общество, что идешь общаться со сверстниками, это же первейшая была тема разговора: “Как откосить от призыва”.

Максим Бендус. Это точно. Если анализировать этих драматургов “перестроечной” эпохи, они же тоже пытались ответить на вопрос: “А почему так?” Понятно, что они показали эту безысходность. Образы были настолько натуральны, узнаваемы для советского общества. При этом они пытались как-то анализировать ситуацию и дать ответ. Весь советский период любой драматург, в области литературы, в области кино, он являлся архитектором душ. От этих архитекторов ждали каких-то ответов. Каких-то рецептов что ли. Все ожидают, помимо диагностики, каких-то конкретных советов. Драматурги наши выделяли несколько причин. Откуда взялась “дедовщина”? В 1980-е, в 1990-е драматурги, “интеллектуальная элита”, говорили: “Две причины. Первая, это из-за демографической ямы, связанной с Великой Отечественной войной, были призваны люди, которые имели судимость. Они внесли порядки, не свойственные тогда для советской армии”. Второй причиной называлась военная реформа. Когда у нас сократили срок службы. На флоте вместо четырех стали служить три года, а в сухопутных войсках с трех до двух. Естественно, это обидело тех военнослужащих: “Мы служили четыре года, а тут пришли, и будут служить три года...” Якобы это являлось причиной зарождения этой дедовщины.

Я не слышал в те времена, чтобы хоть кто-то соотносил проблемы в армии с проблемами в обществе. Никто не говорил: “А вот вы знаете, армия, это институт государства. Если у нас в государстве есть какие-то проблемы, то, наверное, стоит ожидать каких-то проблем в армии”. Потому, что люди в армии, они не инопланетяне. Их специально в армию с другой планеты не завозят. Обычный человек попадает в армию на два года. Но до этого 18 лет он где-то живет и воспитывается кем-то и где-то. Что касается воспоминаний моих родителей и их сослуживцев, то они мне рассказывали следующую интересную историю. Многие из них были возмущены этим термином “дедовщина”. Они говорили: “Что это за термин “дедовщина”? Вот я знаю, что если один человек другому нанес побои - есть статья в Уголовном кодексе...” И в армии Уголовный кодекс тоже работает.

Клим Жуков. Военная прокуратура есть.

Максим Бендус. Если человек там совершает самое тяжелое преступление, убийство человека, то в армии это тоже статья, и она тоже работает. Почему нужно придумывать отдельный термин, если все составы преступлений описаны в уголовном кодексе? Чтобы “распиарить” какое-то явление, нужно сделать его уникально узнаваемым. Что такое “состав преступления”? Как-то несерьезно. Возьмем термин “дедовщина” и запустим его в обиход. Практически все “перестроечные” драматурги и общественные деятели, так или иначе, “пиарили” это явление. Те же офицеры говорили: “А что случилось?” Когда они читали в “Красной Звезде” какую-нибудь заметку про дедовщину, они говорили: “Это не у нас”. В 1987 году он говорил, что: “Это не у нас”. А уже в 1988 году он хватался за голову и говорил: “Где эти комсомольцы?”

Небольшая ремарка. Советская армия, это была производная от советского общества. В советском обществе руководящую роль играла коммунистическая партия, как и комсомол. Мы были октябрятами, пионерами, потом вступали в комсомол. Если первые две организации были не то, что несерьезные, я не могу так сказать, они были подростковые. Комсомол уже подразумевал более активное участие в социальной жизни страны. Гораздо более активное, чем пионерия и октябрята. Ну, и самым верхом такого участия, это участие в коммунистической партии. В войсках это тоже сохранялось. Офицеры были в большинстве своем коммунистами, а военнослужащие были комсомольцами. Решался вопрос о дисциплинарном проступке не только в дисциплинарном порядке, но еще проводились комсомольские собрания, где человеку могли выдать какие-то рекомендации. Не обязательно по исправлению в дисциплинарном плане. Могли закрепить за ним не просто сержанта-наставника, а старшего товарища по комсомольской линии.

И эта партийная линия имела еще обратную связь. Например, если офицер допускал, мягко говоря, недостойное поведение в отношении военнослужащего, военнослужащий мог обратиться через комсомол и по партийной линии... Комсорг обратился бы в коммунистическую ячейку в воинской части и офицеру могли бы что-нибудь сказать по партийной линии или к нему приняли бы меры. Было определенное взаимодействие. Там было все достаточно сложно. Но как раз офицеры удивились, что: “Дедовщина не у нас. И вот она уже у нас”. Офицеры, с которыми я общался, говорили: “Что случилось с призывниками? Раньше я сам таких слов не слышал”. Если кто-то думает, что офицер, который хорошо занимается своим личным составом, не в курсе, что у него в подразделении творится, этот человек глубоко заблуждается.

Клим Жуков. Этого просто не может быть.

Максим Бендус. Офицер очень хорошо знает, что у него происходит с личным составом, какие там настроения. Более того, это его прямые должностные обязанности. Поэтому переход в этих отношениях для многих офицеров явился сюрпризом. Существенно изменился призывной контингент. Вот эти фильмы “перестроечные”... Если спросить драматургов: “А зачем вы снимали такое кино?” Они скажут: “Мы же зеркало общества. Мы видим недостаток, как мы можем мимо него пройти? Вот мы его описываем”. Но это явление имеет обратный эффект. Эти фильмы воспитывают “так не надо”. Если все советские фильмы воспитывали “как надо”, то все “перестроечные” фильмы воспитывали “как не надо”.

Клим Жуков. Это называется диалектическая рекурсия. Как говорил Маркс: “Идея становится материальной силой, когда завладевает умами тысяч”.

Максим Бендус. Драматурги говорили... Они повторяли, по сути, за всеми остальными: “Советский Союз, это страна рабов, нас всех унижают. Это диктатура, это угнетение свобод. Куда ни плюнь, везде кошмар”. При этом, что интересно, в их фильмах видно, что они боятся армию, боятся собственного народа. На самом деле все эти герои “перестроечных” фильмов, это ребята из народа. Эта “элита”, которая показывает как зеркало, она боится их.

Клим Жуков. Все просто. Наша “интеллектуальная элита”, они же перестали себя с народом ассоциировать в какой-то момент. “Если я снимаю фильмы или пишу книги, я читал Солженицына, Пастернака, Булгакова – я не как все. Я не вкалываю на заводе, мой сын не пойдет в армию. У меня дети будут учиться в Англии”. И тут же у нас выходит трилогия Говорухина. “Россия, которую мы потеряли” и “Так жить нельзя”. “Так жить нельзя” – это зоологическая ненависть к собственному народу и собственному бытию вообще. Понятно, тебе мент американский, который говорит, что получает 40 тысяч долларов в год, он жалуется. У него на лице написано, что он мало получает. А нам говорят: “40 тысяч долларов в год, вы представляете, как люди живут?”

Максим Бендус. Сравнили бы цены наши того времени и в Америке того времени. Таким бы открытием явилось. Все правильно. И одна из задач, которая была решена этим “перестроечным” кино, это развитие ненависти к армии, через ненависть к собственному народу, который ассоциировался тогда с этой армией. И полное размежевание этого института. То есть, армия и народ перестали быть едиными. Если я смотрю такой фильм, как родитель, гипотетически, я думаю: “Я в такой ужас ребенка не пошлю. Не смотря на то, что я служил. Пусть сначала наведут порядок в этой армии, а потом я своего ребенка пошлю”. Небольшой отскок. Я когда читаю Стругацких, у меня складывается впечатление, что они педагоги-наставники, но они все время абстрагируются. Но что интересно в раннем творчестве Стругацких, они показывают ошибочность такого подхода. Это не Иван Ефремов со своими макаренковскими подходами. Практически все произведения типа “Трудно быть богом”, “Обитаемый остров” показывают абсолютную несостоятельность такого подхода, отстраненного наставничества. Типа: “Я тут педагог, научу как хорошо, а потом вы...” Обычно получается плохо.

Вот эти наши педагоги и драматурги, они выполнили задачу. Они отвадили народ от армии. Действительно, любой здравомыслящий на бытовом уровне человек воспринимает то, что показывают, как действительность, окружающую нас. Он должен быть садистом по отношению к своим детям, чтобы отправить их в такую армию. Если верить тому, что показывается. И, как я говорил, эти фильмы имели воспитательный эффект. Они воспитали...

Клим Жуков. Контрвоспитательный.

Максим Бендус. Да. Воспитали именно тех ребят, которые потом пришли в армию, которые там устраивали ту же самую “дедовщину”. Они точно знали как там надо себя вести, им показали. А тут еще романтизация образа преступника.

Клим Жуков. Ну, это началось, к сожалению, не в “перестройку”, а гораздо раньше.

Максим Бендус. Разумеется, но я хотел об этом в конце сказать. То есть, мы сейчас просто намечаем переходы. И вот мы пришли к тому, к чему пришли. Все 1990-е годы у нас тут была жуткая дедовщина, откосы от армии. Постоянно статьи, что там кому-то ноги отбили... Иванова уволили. Ему там инкриминировали, что он не в курсе был. В Челябинском, по-моему, училище... Я уж не помню. В общем, мы пришли к тому, что армия и народ перестали быть едиными. И тут мы получаем такое произведение - “Штрафбат”. Прекрасное произведение. Чем оно прекрасно? Вы ассоциируете себя с кем-то из героев?

Клим Жуков. Нет. Потому, что я точно знаю, что штрафбат, это офицерское подразделение, где служат накосячившие офицеры. Там показана штрафная рота.

Максим Бендус. Вы военный историк и погружены в вопрос. Допустим, что гражданский человек, вообще откосил от армии в 1990-е годы. Теперь сидит и смотрит этот фильм “Штрафбат”. Для него это просто картинка. Он себя не ассоциирует ни с офицерами НКВД, ни с офицерами действующих частей, то есть, не штрафных. Ни с главным героем потому, что он же не репрессирован. Он не может себя отнести к криминальным людям, которые составляют основную массу этого штрафного батальона по фильму. Также примерно можно смотреть какой-нибудь голливудский фильм про супергероев. Это не о нас. Прыгают прикольно в трико. Ну, а здесь не в трико. Тоже прыгают классно. У них какие-то проблемы есть, им тяжело. О чем это? Это не о нас.

Клим Жуков. Я помню Егор Иванов из интернет-канала “Tubus Show” посчитал сколько раз сказали слово “расстрелять” в сериале “Штрафбат”. Если их собрать все вместе, получится короткометражный фильм.

Максим Бендус. С одной стороны это не о нас. Но с другой стороны, это про нашу историю, про наших предков. Обратите внимание на лицо этого прекрасного актера. Это не шутка, он актер прекрасный. Он хорошо играет надрыв, хорошо играет сволочей.

Клим Жуков. Он играет бухих офицеров чаще всего.

Максим Бендус. Везде он кого-то пытается расстрелять, хватает пистолет. Актер шикарный. После таких ролей, я верю, я ненавидеть начинаю. Думаю: “Какая сволочь”. Я ему сопереживаю.

Клим Жуков. Ну, он такой фактурный.

Максим Бендус. Мы понимаем, что НКВД-шники сволочи, офицеры действующей армии просто твари, которые гнали на убой бедных штрафбатовцев. И оказывается, победу добыли нам в бою именно заключенные, боевые попы, штафбатовцы. Вот, например, фильм “Служу Советскому Союзу” 2012 года.

Клим Жуков. Это просто кошмар.

Максим Бендус. Я сериалы не смотрю, для меня это просто пытка, как пенопластом по стеклу. Если простой человек, который не служил в армии, который воспитывался... Мои школьные годы, моя молодость пришлись на конец 1980-х, начало 1990-х. Я точно вижу, что это не моя армия. По всем этим сериалам, по всем этим кино. Это не мои предки. У меня, допустим, таких в роду не было.

Клим Жуков. У меня дедушка с такими петлицами всю войну прошел и тоже был немножко другой. Я его хорошо помню.

Максим Бендус. Вот об этом и речь. Это не о нас. Если я не в теме, если у меня не было дедушки, я не мог с ним поговорить или дедушка не любил рассказывать про войну... Такое тоже бывало. У меня прадеды, например, очень не любили вспоминать Великую Отечественную войну. Прадед по линии отца умудрился в 1942 году... На сайте министерства обороны я проверял, долгое время существовали две надписи. Одна, что он погиб в 1942-м году, а вторая, что он был взят в плен. И действительно прабабушка получила похоронку, а потом он пришел. Я с собой не взял фотографии, хотя они у меня есть в семейном архиве. Мы с отцом достали все альбомы и отсканировали. Я там даже некоторых не знаю. Мне отец говорит: “Напиши в комментариях, что это тот-то, тот-то”. Он мне рассказывал, что расспрашивал своего дедушку, моего прадедушку, тот очень не любил рассказывать.

И что мы получаем? Мы получаем, раз, полный отрыв армии от народа. И отрыв нас от истории. То есть, вот эти все фильмы, они же посвящены конкретному событию, Великой Отечественной войне. И мы тут получаем, что, оказывается, победили зеки, а у меня в роду зеков не было. Победили штрафбатовцы, а у меня в роду штрафбатовцев не было. Значит, это не мой дедушка победил, не мой прадедушка победил, а кто-то другой победил. Мне это в фильме показали более чем наглядно. Отрыв, он сформировался. А теперь мы приходим к нашему отрыву. У нас Сент-Экзюпери в “Маленьком принце” говорил, что: “Если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно”. Не то, что я верю в теорию заговора. Зажгли в “перестройку” такую оголтелую кампанию. Это было кому-то нужно. И 100 процентов, если попытались бы такое зажечь в 1930-х годах, я боюсь, что не получилось бы. И в 1950-х бы не получилось.

Клим Жуков. Более того, не получилось бы даже в 1970-х.

Максим Бендус. И, как вы уже говорили, армия, это прямое отражение общества. Она отражает все проблемы общества. А общество у нас существует в рамках законов конкретной общественно-экономической формации. И если у нас произошел ряд реформ, после войны, в 1960-е годы, которые привели к изменению курса в общественно-экономической формации, и мы начали строить немножко другое общество. В итоге к 1980-м годам мы пришли к периоду, по сути, контрреволюции. И свершилась номинально уже как контрреволюция в 1991 году. Когда у нас строй с социалистического поменялся на капиталистический. Казалось бы, причем здесь это?

Клим Жуков. Напрямую.

Максим Бендус. И опять же, обратимся к нашим зеркалам. Только уже западному зеркалу. Такие картинки про “дедовщину” в армии наших любимых капиталистических стран.

Клим Жуков. У них все в порядке с “дедовщиной”. Хотя армия, вроде бы профессиональная.

Максим Бендус. Об этом и речь. Вроде бы там и призыва нет как у нас. Например, есть прекрасный фильм Стэнли Кубрика. Сержант Хартман там ураганил так, что мама не горюй. Вот я не помню, чтобы хоть один сержант или офицер ко мне так обратился, когда я был в младших по отношению к ним чинах. Если бы он начал так разговаривать... Я бы конечно потом понес наказание, но этот человек бы огреб. Такого унижения чести и личного достоинства, какое показано в армии США, когда я еще учился, не было от слова “совсем”.

Клим Жуков. Их и теперь нет. Попробует офицер с кем-нибудь так разговаривать, на него немедленно напишут куда следует.

Максим Бендус. А в армии США, опять же, смотрим в зеркала, фильм “Солдат Джейн”. Орут там на них сержанты так, что мама не горюй. Что только с ними не делают. Любимая военная академия США, “West Point”. Там вообще официально кадеты старших курсов имеют раба из младших. Если ты как-то не так посмотрел, можно подраить зубной щеткой унитаз. Это, кстати, оттуда к нам пришло, эти шутки с зубными щетками. Имеется в виду, в российскую армию нового типа. Там “дедовщина” и отношение с позиции какого-то высокомерия и приемов, которые направлены на унижение именно чести и достоинства, это записано, грубо говоря, в законах, в правилах учебных центров, ВУЗов для подготовки офицеров. Взять смешную комедию “Майор Пэйн”. Попробовал бы кто-нибудь у нас в советское время, да и в наше время постричь мальчиков на лысо и одеть их в платье. А там это показано как что-то нормальное. Фильм, это, опять же, зеркало. “Дедовщина” действительно в армии США есть и она узаконена. Они решили вопрос “дедовщины” как? Они ее тупо узаконили.

“Дедовщина” является прямым наследием этого капиталистического общества, которое, как мы говорили, это общество страт. Есть четкий имущественный ценз. То есть, если я из богатой семьи, мой отец, моя мать входят в элиту какого-нибудь города. Я учусь хорошо, в хорошей школе. Мой отец обращается к местному сенатору, он пишет рекомендательное письмо и вот я уже кадет “West Point”.

Клим Жуков. Не каждый в “West Point” попадет.

Максим Бендус. А у нас, если мы берем советское время, любой мальчик из деревни приезжает, поступает в Суворовское, потом в любой ВУЗ, в зависимости от оценок, если отличник, то на выбор. Или идет в ту же армию. Получает какую-то специальность и может прямо из войск, там написать рапорт, и уйти в военное училище профессионального образования. Там продолжить и службу, и учебу, и выйти оттуда в офицерском звании. Сейчас это пока что сохраняется. Но немножко не так. Сейчас у нас пытаются косметические средства наложить на существующий порядок вещей. Как армия, допустим, 1980-х была наследницей всех плюсов, минусов и проблем того общества. А должностные лица пытались их как-то решать. Сейчас тоже пытаются решить. Вы знаете, сократили срок службы. Избавились от “дедовщины” и получили национализм, местечковость какую-то. Есть такие картинки, снятые солдатами на телефон, где написано “Дагестан”, “Ингушетия”. Это прекрасно вписывается в общую канву. Раньше, допустим, “пробивали скворечник”, били бляхой. Сейчас тоже бьют бляхой, пишут “Чечня”, оскорбляют. Мы стремимся к тому, что нужно.

Клим Жуков. К лучшим образцам. Это неизбежно. Потому, что если у вас не будет замкнутых обществ, объединенных единой исторической или профессиональной судьбой, на одном принципе организованных, например, по сроку службы... Например, вы служите вместе и давно. Если не будет таких, то они будут по национальностям. Если у вас общество транслирует страты, в том числе националистические, у вас в армии будут землячества. Тем более, что когда в одно место загоняют несколько десятков мужчин молодого возраста, им по любому нужно как-то выделиться. Это так биологически заложено. Так как общество капиталистическое, других способов выделиться нет, проще всего выделиться за счет того, что я русский, например. Какая разница, у вас преступность в армии будет на основе “дедовщины” или на националистической основе?

Максим Бендус. Практически никакой. А что же касается будущей элиты армии? В данном случае офицерского корпуса. Если раньше офицером мог стать любой парень “от сохи”. Таких примеров масса в советской армии. Я когда в Суворовском начинал учиться, у нас кого только не было. Кстати, по моим наблюдениям, парни из деревни гораздо круче, чем парни не из деревни. Они крепкие, они не такие избалованные благами цивилизации.

Клим Жуков. У них природная дисциплина имеет место. Они в шесть утра привыкли вскакивать корову кормить.

Максим Бендус. Конечно. Кстати, самый для меня плохой был призыв, 2002 года из Москвы. Очень уж такие “грамотные” ребята попались. А тут еще в военном округе решили такое ноу-хау сделать: поставить телефоны прямой линии с прокуратурой и с Комитетом солдатских матерей. У меня в один месяц было 14 проверок. Служить некогда. Причем там мамы: “А вы что на них кричите?” – “Я не кричу, я приказ отдал”. Я не кричал, унижая достоинство. Просто громко скомандовал. Водовозов приводил пример в лекции о действиях по сигналу “химическая тревога”. Химическая тревога, вторая часть норматива. Ты орешь на весь плац: “Плащ в рукава, чулки, перчатки надеть”. Чтобы услышали. Или: “Песню запевай!” Как скомандуешь, так они и запоют тебе. У меня был такой мехвод, Гайдамакин, у него такое лицо. К нему мама подходит: “А вас здесь хорошо кормят?” Я не выдержал, даже засмеялся.

Я служил в частях постоянной боевой готовности, у нас все командиры были советского воспитания. Они, во-первых, там дембелей немножко мучили на предмет формы одежды. Они к форме как к святому относились. Что офицеры, что сержанты из постоянного состава, ну, и прапорщики, понятное дело. У нас командир части мог выйти в спортивный городок и сделать такое, что некоторые военнослужащие молодые не могли такое выполнить. Причем личный пример поражал. Это отдельная песня, можно отдельно рассказать. Личным примером он сам вдохновлял. Он сам являлся образцом дисциплины, образцом ношения формы одежды. Ну, и поведения, как такового, военнослужащего. Вот такая была советская элита. Пусть постсоветская, но с советским воспитанием. А какая она сейчас, как ее воспитывают? Например, тут недавно такое событие имело место быть. В славном городе, по-моему, Свердловске или Екатеринбург, не помню. Это был бал. Нас зрители могут поправить. Я увидел у кого-то новость, что провели какой-то бал, посвященный празднованию очередного юбилея Николая II.

Клим Жуков. Хотелось бы понять, какое Николай II имеет отношение к современной российской армии.

Максим Бендус. Не понятно. Сейчас же у нас есть кадетские корпуса, у нас нет Суворовских училищ как таковых. Те Суворовские, которые есть, раньше они относились к министерству обороны. А теперь это, по сути, школьники в форме. Куча сейчас кадетских корпусов, казачьих корпусов... Это кадеты, как я понимаю. Здесь тоже кадет изображен, рядом священник. Все как положено. Тут можно много вопросов задавать. Например, как относились священники к Николаю II, когда его отлучили от престола?

Клим Жуков. По этому поводу мы с Дмитрием Юрьевичем ролик записывали. Кто первый ратифицировал отречение Николая II? Неважно, законное, незаконное. Кто первый ратифицировал? Вот они его и ратифицировали. А что это за прекрасные люди во фраках?

Максим Бендус. Видимо открытие, полонез. В Суворовском тоже учили меня полонез танцевать и вальс. Давно это было. А сейчас меня заставь танцевать... Дамы, это же будущие жены офицеров. Это элита наша будущая. Опять же, возвращаясь к стратам. Теперь у нас будут “господа офицеры”. У нас теперь казаки, у которых тоже есть кадетские корпуса, у них все прекрасно и с идеологией. Эту шизофрению вообще обсуждать, мне кажется, не стоит. Есть казаки, которые начинают “топить” за того же Николая. При этом они, почему-то, за белых.

Клим Жуков. Одновременно за Николая и за белых, это как? Я не понимаю.

Максим Бендус. Причем за тех белых, которые вроде как поддержали отречение Николая. Имеется в виду, которые потом воевали на Северном Кавказе, в Ростове, в Новочеркасске. А у них атаман, после того, как они нагайками побили этих “навальнят”, они же выпороли этих... Читаешь эти новости... Вы помните, было такое светлое произведение, когда главный герой видел, как какой-то генерал танцует на балу, а потом наказывает шомполами солдата. И это главного героя рассказа возмутило. Такой мужчина, так вытанцовывал со своей дочерью, старый генерал, а потом принимает участие в экзекуции. Короче, смысл в том, что мы к этому придем. Сейчас пока в войсках телесных наказаний нет.

Клим Жуков. Такое впечатление, что мы попали, наверное, в век XVIII. Только почему-то интернет и телевизор до сих пор работают. Казаки кого-то выпороли. Выяснилось, что неправильно выпороли. Их выпороли самих. А вот просто интересно, какие-то граждане бегают по улицам города и бьют нагайками других граждан. А куда смотрит при этом полиция? На каком основании эти люди избивают других людей на улице? Они члены общественной организации. Я тоже член общественной организации. Нагайки у меня нет, у меня восемь алебард есть.

Максим Бендус. Один удар алебардой, даже тупой, он прямо... Эффективней. Боевая эффективность сто процентов.

Клим Жуков. Это же еще более феодально будет выглядеть. Подумаешь, нагайками побили, а мы древками.

Максим Бендус. Вот вы сейчас шутите, а я боюсь, что скоро до этого дойдет. Вернемся к армии. Армия отражает все то, что мы сейчас имеем в обществе. И тут возникает общественный конфликт. Объясню какой. Если раньше, в советские времена, все было в единой идеологии. То есть, в обществе какие идеи пестовались? Альтруизм, общественное выше частного. Меркантильность, мещанство, они высмеивались и порицались. Особенно на ранних стадиях социалистического общества.

Клим Жуков. Маршала Жукова за проявление меркантильности и мешочничества уволили из главнокомандующих. И отправили командовать Одесским военным округом.

Максим Бендус. Да. Два штуцера вышли боком. Это ружья охотничьи. Тут получается, что... Приоритет общественных интересов. “Сам погибай, товарища выручай”. Везде, не только в армии. То есть, мы единый, сплоченный организм. От маленького коллектива, бригады рабочей... Заканчивая городом, всей нашей страной. Консолидация работала даже в экстремальных ситуациях. Вы помните Спитакское землетрясение? Как отреагировали все. От маленького до большого. Мы – единая страна. Национального вопроса вообще не стояло. Это советские граждане.

Клим Жуков. Этих армян поехали спасать азербайджанцы.

Максим Бендус. В том числе. Там кого только не было. А теперь, если обращаемся к обычному обществу, что здесь пестуется? Приоритет личных интересов. Заработай, потом сможешь что-то говорить кому-то. Достигни какого-то положения, тогда тебя начнут слушать. Деньги, успех в современном понимании. Приоритет личного успеха над общественным успехом. Ты должен быть лучшим менеджером по продажам, лучшим сотрудником “Макдоналдса”. Никто не говорит, что: “Победила бригада Петрова”. Социалистические соревнования, где вы? Их нет. Личный успех. Эгоцентризм, естественно, из-за этого. Потому, что каждый человек воспринимает себя центром Вселенной. Жесткая конкуренция. То есть, мы теперь не товарищи с вами. Соревнование всегда имеет какую-то товарищескую основу. Была такая Ронда Роузи, которая так вела себя иной раз... Мне, например, нравится Роуз Намаюнас из-за того, что она просто скромная, не выпендривается, не плюет никому в лицо на этих взвешиваниях.

Клим Жуков. Ну, это шоу.

Максим Бендус. Шоу. Но шоу чему-то учит. Как и фильм, оно несет какой-то посыл. То есть, вот оно: “Человек человеку волк”. В прямом смысле. Самое страшное, когда попадаешь в коллектив, например “продажников”. Из них самая сволочь, это начальник, например, филиала, который руководит этими сволочами меньшего пошиба. Если бы им дали оружие, разрешили его применение... Потому, что сейчас, на самом деле, оружия очень много, гражданского, как такового. Нет короткоствольного нарезного в гражданском обороте. Вот если бы как-то упразднили его порядок применения и убрали бы уголовную... То у этих “продажников” такое бы началось... Конкуренция подразумевает еще и нетерпимость. Ты за что человека ненавидишь? Он же такой же, как ты. Такой же “продажник”, как ты.

Клим Жуков. Так он твое место занимает. Или конкурирует за то место, на которое ты претендуешь.

Максим Бендус. А тут же еще можно притянуть для морального оправдания. Он, например, плохо выглядит. Плохой спортсмен, фигура некрасивая. Он, может, принадлежит к другой национальности. Понятно, что базис у нас всегда экономический. Дальше это наворачивается как снежный ком. А теперь представьте, таких товарищей нужно призвать в армию. И что-то сделать, чтобы они потом выполняли совершенно другие задачи. В смысле боевые задачи. А эти задачи подразумевают определенного рода воспитание, чувство коллективизма. Они не должны конкурировать, они должны сотрудничать. Какой-то конфликт в обществе получается. С одной стороны человек до 18 лет воспитывался в таких парадигмах, пришел в армию, и ему говорят совершенно другое: “Сам погибай, товарища выручай”. А чего это вдруг? Если мы меня воспитывали до 18 лет так, а потом сказали: “Теперь ты должен любить Васю Петрова”. Закрыть его от пули, вытащить его раненного. Или если вы с ним в госпиталь попадаете, нет санитарки, ты за ним должен судно вынести. Я бы сказал: “А чего это вдруг?” А потом еще офицер, он мне тоже конкурент, я тоже хочу носить такую форму красивую. Чтобы меня слушались, а не я его слушался. То есть, явный конфликт.

Клим Жуков. Шизофрения получается. С одной стороны, если ты оказался в армии, тебе нужно быть коллективистом. Потому, что армия, это по определению коллективное начало. В одиночку там ничего не получится. А с другой стороны ты оказываешься в обществе, где проповедуется совсем другое. Потому, что выживать ты должен сам по себе. Тебе никто не поможет. Может быть, кроме твоих родителей, которые тоже в хронологии конечны. В конце концов, ты останешься один, и тебе никто не поможет. И тут, раз, и ты в армии, где ты должен слушаться вон того парня. На каком основании? И помогать этому сослуживцу. Тоже спрашивается: “На каком основании?”

Максим Бендус. Говорим про боевые задачи. Боевые задачи первичны для выполнения военнослужащими. А как же мне выполнять боевую задачу, если она входит в конфликт с моими личными интересами. Например, с самым главным интересом – потерей жизни и здоровья.

Клим Жуков. Тут ровно одним способом. Капиталистическая армия, это армия наемная. Соответственно она работает за деньги. Но абсолютно точно известно из истории, что за деньги можно убивать, а умирать за деньги люди, как правило, не хотят. За исключением фанатов, которые есть всегда. Которым просто адреналин важен.

Максим Бендус. Сколько их, этих фанатов?

Клим Жуков. Чуть-чуть. Всегда чуть-чуть.

Максим Бендус. Это, по сути, те же самые шизофреники или другие, как сейчас говорят, пассионарные личности... Скажем так, это небольшая категория людей.

Клим Жуков. Всегда, от природы, людей, у которых инстинкт самосохранения подавлен, их всегда мало. Иначе человечество бы не выжило.

Максим Бендус. При такой постановке вопроса говорить о моральной устойчивости военнослужащего, во всех отношениях, уверенности военнослужащего в собственном оружии, в собственной правоте, назовем это так... Вообще о мотивации можно говорить?

Клим Жуков. Любой человек, если получает приказ от офицера... Причем, скорее всего, от офицера, которого он раньше в глаза не видел. Потому, что он находится в штабе. И вот приходит приказ. Нужно пройти 200 километров, развернуть свою гаубицу и выстрелить. Ты что сделаешь? Ты должен сесть на броню, подхватить свою гаубицу, отвезти и выстрелить. Ты должен быть четко уверен, что офицер тебе отдает моральный приказ, что ты по врагу реально стреляешь, а не по женщинам и детям в каком-нибудь домике. Должна быть этическая мотивация стопроцентная. Потому, что так можно с ума сойти. Ты просто не знаешь в кого стреляешь.

Максим Бендус. В советской армии все точно знали в кого они стреляли. Это раз. А главное, они еще знали, для чего они это делают.

Клим Жуков. Конечно. Потому, что мы не вели завоевательных войн никогда. Поэтому, если к нам кто-то пришел, извините, получите.

Максим Бендус. И момент еще один очень важный. Вы правильно отметили, что у капиталистического общества выход из положения только один. Это контрактная армия. Это экономический выход. А второй, это воспитывать, как ни странно, таких ребят, кастовое общество. Например, если я казак, я на Северном Кавказе вырос, на Кубани, я бы тоже мог себя позиционировать казаком, а остальных называть “быдло”. Я вот еду на коне, увидел, волжские немцы разговаривают, а у меня отец немчуру рубил, я их нагайкой... Потому, что услышал эту речь. Какой-то мужик идет, крестьянин, лапотник, шапку передо мной не ломает. А тут увидел кого-то с эполетами золотыми, тут уже я шапочку сломил. И если прикажут кого-то нагайками постегать... Пропишут особый статус, например, в Законе о казачестве новом. Особый статус этих войск.

Мы конечно зря по казакам тут ходим... Не только они. Тут любая общность может быть создана, наделена какими-то сепаратными правами... Создать ореол касты, со своим кодексом... Которые будут себя позиционировать отдельно от общества. Вот эти люди будут из гаубицы в кого угодно стрелять. Если не по своей станице, если мы берем казаков, то почему бы и нет? Черных от масла и гари рабочих, почему бы и нет? Вот к этому мы все движемся семимильными шагами. К чему собственно наш сегодняшний разговор? К этому выводу мы и пришли. Рассуждая, что армия является отражением общества. Общество любой базируется на общественно-экономической формации. Значит, и армия тоже на ней же базируется.

Клим Жуков. Армия в первую очередь. Потому, что она очень требовательна к деньгам. Поэтому она всегда прямое отражение общественно-экономической формации.

Максим Бендус. Разумеется. Что все те проблемы или плюсы, которые в обществе есть, они переходят в армию. И если, допустим, меняется государство, меняется политика государства, армия тоже рано или поздно изменится и будет абсолютно соответствовать той политике, которую проводит правящий класс в этом государстве. Будет соответствовать во всем. Практически все капиталистически страны, это контрактные армии. Ты выделяешься в такую элиту, твоя семья получает преференции, льготы, меньше налоги. Правящий класс тебя выделил. Ты можешь быть из семьи рабочих или из среднего класса. Ушел в армию, потом стал армейской элитой, дослужился.

Клим Жуков. Тут все очень хорошо, Но есть одна проблема. Такая армия не способна к глобальной войне. То есть, если будет в самом деле серьезная угроза, а не раз в месяц съездить в командировку, кинуть бомбу на каких-нибудь бедуинов местных, такая армия не способна к долгой войне. Потому, что любая элита, например, военная, очень малочисленна. Она при первом конфликте высокой интенсивности кончится месяца за два. И воевать будет просто некому после этого.

Максим Бендус. Это было доказано историей, Первая мировая война.

Клим Жуков. Офицерский корпус, конечно, не весь погиб, но прорядился за первые полгода войны так, что стало некого выпихнуть в траншею, чтобы командовать. Стали всех этих из школы прапорщиков, чтобы хоть кто-то там командовал. А это далеко не те офицеры, которые были к 1914 году.

Максим Бендус. Разумеется. Если делать обобщающий вывод по нашему сегодняшнему разговору. Мы рассмотрели как армия преобразовалась. Теперь мы имеем то, что имеем. Вы правильно сказали, что теперь наша армия, она абсолютно соответствует армии ведущих капиталистических стран. Она способна решать задачи, связанные с локальным военным конфликтом, имеющим, как правило, экономические причины. Будь то Югославия, Сирия, Ирак, Афганистан. Она прекрасно эти задачи решает силами экспедиционных корпусов, какими-то базами она диктует волю... К глобальной войне она не способна. В глобальной войне происходят другие преобразования. Вы отмечали войну 1812 года, послабления для народа, чтобы он как-то против Наполеона восстал. И те события, которые случились после Первой мировой войны у нас в России. Когда элита не отреагировала на историческую необходимость как-то решить противоречия. В итоге случились две революции в 1917 году. То есть, в нашем случае, как там на машинах люди пишут: “Если надо, повторим”. По-моему, мы сейчас движемся к такому повторению. Если будет что-то серьезное, то будет что-то серьезное. С серьезными преобразованиями.

Клим Жуков. Ну, что же? Будем надеяться, что эти серьезные преобразования оставят в живых большую часть наших сограждан. Потому, что бывают варианты самые разные, к сожалению. Сейчас общество в этом отношении еще более уязвимо, чем в 1914-1917 году потому, что в 1914 году невозможно было отключить электричество потому, что его не было. А теперь если его отключить, это же будут джунгли.

Максим Бендус. Разумеется. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Если в 1914 даже иммунитет граждан был адаптирован к суровым условиям проживания, то сейчас выключи город...

Клим Жуков. От розетки.

Максим Бендус. Да. Добавь еще что-нибудь такое... И боевая дизентерия закончит войну за тебя, скажем так. На самом деле, это объективный исторический процесс.

Клим Жуков. Оно не первый раз. К сожалению, и не последний. Спасибо.

Максим Бендус. Пожалуйста.

Клим Жуков. Надеюсь было интересно, хотя, как обычно, немного пугающе. На сегодня все. В следующий раз поговорим о других, не менее интересных, вещах.


В новостях

04.06.18 13:02 Максим Бендус про единство армии и народа, комментарии: 49


Комментарии
Goblin рекомендует заказывать одностраничный сайт в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 6

theslytod
отправлено 04.06.18 14:55 | ответить | цитировать # 1


Про бал и наказание солдат.

Рассказ "После бала" Л.Н. Толстой.


MarinaRu
отправлено 04.06.18 15:59 | ответить | цитировать # 2


Можно добавить - "Тарантул" только одна часть трилогии этого автора, ещё "Тайная схватка" и "Зелёные цепочки". Как раз последние и экранизированы. Очень интересно!


EVY
отправлено 05.06.18 20:20 | ответить | цитировать # 3


Спасибо за беседу! Слушала вас и сердце сжималось( Говорили ровно то, о чем я думаю в последнее время. Смотрю на окружающих меня людей и с ужасом и сожалением понимаю, что среди них катастрофически мало тех, кто в случае войны (не дай Бог) будет способен, да и просто изъявит желание защищать нашу Родину!(( Максимум, за что они будут биться, в случае чего, так это в аэропорту за место в самолете.. Хотя, живу я в среде, в общем достаточно благополучного, "среднего класса" и казалось бы, есть что терять людям.. И еще одно наблюдение, которое меня вводит в замешательство - все вышесказанное в основном относится к мужчинам! Женщины, в большинстве своем более патриотичны и настроены "по-боевому", т.ч похоже женских батальонов будет гораздо больше, чем в ВОВ. Буду рада, если ошибаюсь!!
В отношении дедовщины - скажу "страшное" - в Великой стране Британии (оплоте и примере демократии), дедовщина цветет махровым цветом не только в военной среде, но и респектабельных учебных заведениях Оксфорда, Кембриджа, Йеля и т.п., со времен их основания! Преподаватели, полиция и даже родители студентов прекрасно об этом в курсе и никого это не смущает, кроме некоторых русских родителей (которые, видимо не доросли до высот демократии) и которым прямым текстом говорят, что так принято, а если не нравится - "идите в сад.."(( Т.ч. дедовщина это вовсе не армейское изобретение и уж тем более не российское, как у нас принято считать.


pruss
отправлено 07.06.18 22:31 | ответить | цитировать # 4


Кому: EVY, #3

> катастрофически мало тех, кто в случае войны (не дай Бог) будет способен, да и просто изъявит желание защищать нашу Родину!

Патриотизм - последнее прибежище негодяев - так кажется? Я в юности этой фразы не понимал. Как можно патриота, человека, готового не задумываясь отдать жизнь за Родину, называть негодяем?
Но наша Родина, за которую нас воспитали отдать свою жизнь - она кончилась. Она есть, она еще немножко наша, но убеждать кого-то, что надо быть патриотом и отдать, если что, свою жизнь, чтобы известно кто продолжал наживаться на том, что создано трудом миллионов - это да, это надо действительно быть негодяем. Теперь фраза стала понятной.


EVY
отправлено 16.06.18 07:02 | ответить | цитировать # 5


Кому: pruss, #4
Вы реально считаете, что те, кто придут, в случае отсутствия сопротивления, не будут наживаться? Или Вам буде легче, если наживаться будут неизвестно кто вместо "известно кто"??
Ваши слова, только подтверждают то, о чем говорили в ролике. Конечно, у каждого есть свой выбор, но я точно знаю, что до последней возможности буду защищать своего ребенка, свой дом и свою Родину, как бы по-негодяйски это для Вас не звучало.


ptarakan
отправлено 15.08.18 00:33 | ответить | цитировать # 6


Спасибо, Максим. ДЮ молодец расширяет горизонты и темы. Однако можно продолжить просветительскую работу, в еще более глубоком направлении - школа, потому что как Вы правильно заметили Армия это срез, происходящего в обществе. А дети это то что попадает в армию, поэтому осветить для молодежи (а у ДЮ регулярно проскакивают вопросы уровня -"я молод расскажите как жить") что же собственно происходит на их уровне - имеет смысл.
не нашел Вас в друзьях в ВК Жукова Клима, о чём жалею.



cтраницы: 1 всего: 6

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк