Главный плюс - Дмитрий Пучков

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

07.06.18


14:49 | 119584 просмотра | текст | аудиоверсия | youtube | яндекс.диск

Дмитрий Пучков в студии канала Город+ в новом выпуске программы «Главный+».

Дмитрий рассказал о настоящем и будущем видеоблогинга, а также поделился планами вернуться к разработчике, озвучке и написанию сценариев к видеоиграм.

Главный плюс - Дмитрий Пучков
Город+ в Телеграм
Город+ в Twitter
Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Город+. Сегодня в студии Город+ - Дмитрий Пучков, переводчик, писатель, публицист, блогер, более известный под псевдонимом Гоблин. Дмитрий, здравствуйте.

ДЮ. Здрасьте.

Город+. Дмитрий, с вами надо обязательно говорить о кино. Мы все смотрели множество ваших фильмов. Есть ли те, которые просто ваши любимые?

ДЮ. Наверное, правильнее сказать, какие лучше всего получаются. Лучше всего получаются фильмы Гая Ричи, известного британского режиссера. Мне кажется, что у нас с ним полное совпадение в мироощущении, поэтому то, что делает он, созвучно мне хорошо получается у меня. Такие фильмы, как «Карты, деньги, два ствола», «Большой куш», «Рок-н-рольщик», «Шерлок Холмс» - замечательно получаются. И мне они нравятся больше всего.

Город+. Сколько фильмов вы перевели?

ДЮ. Не считал, не знаю.

Город+. Сотни?

ДЮ. Да. Две, три, может.

Город+. А как родилась идея переводить игры?

ДЮ. Предложили. Фильмы переводить принялся, потому что другие их переводят откровенно плохо, с моей точки зрения. То есть то, что переводили во времена перестройки, когда на кассетах, с отвратительным звуком, когда переводчик, надев наушники, из пяти предложений расслышал четыре, перевести смог три, сказать успел два, одно из них неправильно – получался такой весьма приблизительный пересказ кино. Переводить нормально - это когда у тебя текст английский, из него ты делаешь текст русский, а потом этот текст с выражением зачитывается. Никак по-другому. Ну и в игрушках, собственно, примерно такая же ситуация. Вот, позвали когда-то давно, я игрушек пять-шесть, наверное, перевел. Продались чудовищными тиражами. Я вообще полезный для зарабатывания денег.

Город+. Счастливый.

ДЮ. Да.

Город+. «Санитары подземелий» - это же вообще была ваша игра полностью?

ДЮ. Это отдельная игрушка, да. Некоторое время, начиная с 96 года, я напряженно играл. Приближаясь к сорока годам, я впал в детство, начал играть в игрушки, поскольку появились компьютеры, на которых были игры. Играл в игры, мне это страшно нравилось. Я тогда в милиции службу нес сутки через трое. Вот сутки душил негодяев, а трое суток стрелял монстров. Ну и, собственно, такое увлечение… Тогда начали выходить массово журналы профильные, в которых писали про компьютерные игрушки. Ну с моей точки зрения, мои любимые игры хвалили недостаточно, поэтому я макнул перо, погнал строку, много заметок писал, пользовался серьезной популярностью. Если моя заметка была в журнале, то меня печатали на обложке – обратите внимание, внутри есть такой шедевр. Ну и из всего из этого в конце концов сложилась книжка под названием «Санитары подземелий». Это такая псевдофантастика псевдохудожественная. Я никаких иллюзий относительно своих литературных талантов не питаю. Но получилась книжка про бойцов, которые в отдаленном будущем воюют со злобными инопланетянами. И из этого потом построили сначала компьютерную игру «Санитары подземелий», а потом ее продолжение – «Санитары подземелий – 2». Вот, два таких шедевра выпустил. Шедевры безо всяких преувеличений. То есть я на этом деле... «Я» неправильно говорить – мы как создатели получили все индустриальные призы. То есть у нас есть такая разновидность отечественных «оскаров» для компьютерных игр – это была лучшая российская игра 2006 года, лучшая ролевая игра и всякое такое.

Город+. Сейчас онлайн-игры?

ДЮ. Ну да. С 2008 года радикально изменилось. Когда грянул экономический кризис на родной планете Земля, нашу игрушечную индустрию это зацепило самым серьезным образом. И такие игрушки у нас больше просто не делают. Делают игрушки онлайновые. Мне это уже, так сказать, не сильно интересно. Это игры совершенно другого типа. Но, надо заметить, денег там просто на порядки больше, то есть в сотни раз. Как-то вот не получается с этим.

Город+. Мир меняется. И в играх тоже. Кстати, ваш сайт oper.ru создавался для написания заметок о чем больше – об играх, о милиции?

ДЮ. Про все на свете сразу. Изначально был другой сайт - quake.spb.ru, была такая игра – Quake, и мы ее яростно обсуждали. Она была лучше всех на свете и все такое. У меня там был свой отдельный уголок, раздел, под меня заточенный. Но это вещь профильная, про компьютерные игры, а у меня-то жизненные интересы исключительно разносторонние, поэтому со временем пришлось отпочковаться со всем уважением. То есть никаких конфликтов, истерик. Уважаемые люди, дружим со всеми до сих пор. И перебрался в свой уголок, где я могу писать о чем угодно. С одной стороны – игрушки, с другой, например, политика. Я человек взрослый, меня это касается самым серьезнейшим образом. То есть все животрепещущие вопросы современности, касательно родной страны в том числе, мы там обсуждаем. Я всякое пишу, народ ходит читает. Когда сайт открыл, на него в первый же день пришли тысяча с лишним человек за сутки - по тем временам было очень много. Ну а в настоящее время – от ста до ста двадцати тысяч приходит ежесуточно. Ну я один такой, в таком возрасте в родной стране больше таких нет.

Город+. Да, для сайта в наше время эта посещаемость – фантастическая.

ДЮ. Это не социальная сеть, ничего. В социальных сетях я тоже есть, естественно. Во Вконтакте сто тысяч подписчиков у меня, сто тысяч подписчиков в группе, посвященной творчеству, в Твиттере тысяч сто тридцать, наверное, в Фейсбуке – 56, по-моему. В общем, я везде есть, даже в Инстаграме семь тысяч есть.

Город+. Про YouTube: как пришло понимание, что надо переходить на видеоблоги?

ДЮ. Оно изначально, так сказать, очевидное. То есть когда начинали, в интернете были только тексты, потому что связь была настолько хороша, что даже тексты пролезали с трудом. Фотографии микроскопические были, никакого видео – это вообще исключено было. Но, в общем-то, мозгом понятно, что сегодня это текст, завтра – отличные снимки, а послезавтра – это видео. Видео, естественно, гораздо доступнее, потому что телевизор затмевает все на свете по воздействию на массы. Ну и так постепенно и двигалось. Я видео занимался с 2006-2005 года, наверное. Тогда широкополосного интернета не было, это было сложно и таким спросом просто не пользовалось. Ну а когда в 2014 году запретили переводить кино, озвучивать так, как я этим занимаюсь… К концу 2012 года у меня было 18,5 тысяч подписчиков на канале. Ну и в предчувствии того, что запретят показывать кино, я принялся развивать канал. И в настоящий момент там 1125000 подписчиков. То есть по 250 тысяч в год получается.

Город+. Там фактически миллионы просмотров видео. Я помню – о коричневом перевороте…

ДЮ. Да, ну это такое животрепещущее политическое так сильно смотрят. Если такие политические новости – тысяч по триста просмотров. Если что-то про игрушки – тысяч сто, скажем. Про кино – двести.

Город+. Хочется спросить как у человека, которого непосредственно коснулся закон о запрете мата в кино. Какая-то логика в этом вообще была?

ДЮ. С моей точки зрения, это вообще вещи крайне странные. Подобные законы принимают люди, которые не вчерашним днем живут, а позапозавчерашним. Вот у каждого из нас есть телефон, и у наших детей есть телефоны, и у внуков тоже есть телефоны. По большей части это смартфон, в котором тычком пальца ты мгновенно попадаешь в интернет. Никакой цензуры там нет. Дети могут смотреть что угодно, начиная от порнографии и заканчивая отрезанием голов.

Город+. Вопрос родительского контроля.

ДЮ. Ну с одной стороны да, безусловно, а с другой стороны - вы ничего не уконтролируете: ребенок ушел в школу, и чем они там занимаются – хотелось бы узнать. Родители просто не видят, что там происходит и как. Что они пишут друг другу в социальных сетях, например, каким словами пишут – это никто из этих граждан, которые из позавчерашнего дня, не знает вообще. Вот они запретили нецензурную брань на киноэкранах, в театрах. Чего добились-то? Я лично понять не могу. Я родился в Советском Союзе в 61-м году, в военном городке – там кругом одни коммунисты были и военные, не самые тупые люди, но почему-то к пяти годам я все слова уже знал. Никакого американского кино, никакого интернета, никакого тлетворного влияния Голливуда. Как так получилось? Потом в 18 лет меня призвали на воинскую службу в Советскую армию, дали автомат, научили убивать людей. А в пятьдесят лет мне сообщили, что матом ругаться нельзя. Не просто ругаться – слушать мне это нельзя. Что за чушь вообще?

Ну если у нас есть какие-то там ориентиры, теперь, так сказать, общепризнанные… Вот западные страны: как там устроено? Есть система рейтингов, точно такая же, как была в Советском Союзе. «Детям до шестнадцати». И там точно так все это поделено. Вот это – для детей, это – для больших детей, а вот это – для взрослых. Есть достаточно примитивная градация. Почему не взять, так сказать, передовой опыт? Вот кино в моем переводе. Например, идет оно один раз в неделю. Мне не надо, чтобы их показывали каждый день на семи сеансах. Мне надо, чтобы показывали один раз в пятницу вечером. Значит, в зал на пятьсот человек придет пятьсот человек. Это прекрасно. Накупят попкорна, пива, еще чего-то там – это тоже прибыль кинотеатру. Посмотрели кино вечером.

Город+. …добровольно посмотрели…

ДЮ. Да. Вот я пришел, например, в кино. Меня на афишах предупреждают, что в фильме присутствуют нехорошие слова, сцены насилия и какая-нибудь там обнаженка. Ну если я решительно отвергаю все это как взрослый человек – наверное, я не пойду. Меня никто туда штыком не загоняет. Ну а если я осознанно хочу пойти и посмотреть, и заплатить за это деньги – почему вы мне мешаете? Есть телевизор, национальные телеканалы, где подобные вещи недопустимы. Хотя там без затей в дни школьных каникул днем, в час дня, показывают какую-нибудь «Бригаду», например. Там какие-то стриптизерши пляшут, здесь кокаин нюхают, тут людей убивают, здесь какие-то трупы вывозят – это нормально. Главное, чтобы слово на букву «ж» не прозвучало. А иначе нравственность в родной стране рухнет. Ну надо как-то половинки мозга между собой подружить и жить дальше. Ну я так думаю, что это явление временное, это как маятник: сначала в одну сторону – полная вседозволенность, делайте что хотите, а потом - давайте все запретим.

Город+. Запрет мата – это же был один из первых запретов? Это сейчас мы начинаем привыкать, а тогда это было, по-моему, первым шагом.

ДЮ. Странная вещь, странная.

Город+. Как вы вообще оцениваете будущее видео для средств массовой информации?

ДЮ. С появлением интернета оно как-то радикально поменялось. Как способ стремительного донесения… Ну вот недавно случилась трагедия в городе Кемерово, где сгорел торговый центр. Вот – типичный пример. Сразу повылезли всякие блогеры, не знаю, цензурным словом не назвать, с криками: вас обманывают, на самом деле сгорело не 60 человек, а 560; пока вы тут на митинге стоите, власти в лесу трупы зарывают. Это самое яркое проявление – вот такого, на мой взгляд, быть не должно. Если тебе хочется подобное рассказать – то потом, наверное, тебе надо в суде ответить за то, что ты говорил. Объяснить, как ты сеял панику, как ты пытался устроить массовые беспорядки, как ты подбивал людей. Это все понятно: граждане, у которых погибли жены, дети, мужья, они все убиты горем, собрались на площади – и там достаточно буквально пары ярких выступлений, чтобы после этого пошли громить полицейские околотки и поджигать городскую администрацию. Люди, которые подобные вещи говорят, - абсолютно безответственные. Но тут, как и в случае с каким-нибудь пиратством, запретами оно не решается. Категорически нельзя решить: замолчи ты, замолчи ты, замолчи ты. Должны быть государственные точно такие же информационные средства. Когда у вас вот на площади митинг, а вот здесь – казенная телестудия, которая ведет прямой репортаж, которая зовет людей. А людей следует звать сведущих, образованных и подготовленных, которые от пожарной охраны, от МЧС, которые подробно объясняют, что произошло, что мы делаем, что мы собираемся делать. Если у вас возникли какие-то комитеты из граждан, которые желают проверить, сколько там трупов в морге или еще что-то, - идите сюда. И это надо снимать, и это надо показывать. Таким образом, у этих балбесов безответственных инструмент из рук выбить. Недопустимо, чтобы какие-то непонятные мутные личности влияли на общественное сознание. Но до этого у нас пока что не дошло, к сожалению.

Город+. Но дойдет, как вы считаете?

ДЮ. Безусловно. Это вопрос жизни и смерти государства, в общем-то. Общественное сознание не существует само по себе. Его формируют СМИ. СМИ всегда дают нам информацию в специально подготовленном виде. Хорошо это, плохо – этот вопрос вообще в другой плоскости лежит. Случилась беда, например. Она уже случилась. Кто виноват? - покажите мне. Вот кто виноват? Покажите мне судебное заседание, расскажите, кто какой срок получил, кто как наказан. Скажите, что надо делать в других учреждениях, чтобы подобное не повторилось. С какой интенсивностью проводятся проверки, кто за это отвечает, как это вообще происходит. Ничего же хитрого-то нет. Если есть какие-то меры противопожарной охраны – будьте любезны их соблюдать. Если происходит резонансное событие – будьте любезны его освещать от начала до конца, чтобы я знал, что виновные найдены, осуждены и посажены. Что они наказаны за это, а не так, что сегодня вы орете – такое чувство, что вулкан забил, а завтра – гробовая тишина, и у вас уже какие-то совершенно другие поводы. Это задача государства – организовывать подобные вещи. Граждане самостоятельно такое не решат. Граждане самостоятельно могут устроить истерику и сподвигнуть других граждан на различные безобразия.

Город+. Так обычно и происходит. Но вопрос же не только в беде. Ведь и радостные, и просто рутинные события можно освещать понятно, хорошо и так, чтобы это было ясно, что что-то делается.

ДЮ. В этом, на мой взгляд, абсолютно ничего хитрого нет. То есть это вот – вчерашний день, когда нужно было очень, крайне дорогостоящее оборудование для съемок, свет, студии, звук, специалисты, которые все это делают. С появлением интернета оно все вообще умерло. Возьми телефон – в нем есть видеозапись. Нажми и ходи с этим телефоном на палке, без палки, снимай, показывай, комментируй. И это вызывает гораздо больший интерес, потому что публика это воспринимает как настоящее, живое. «Нас тут не обманывают, а нам с простого телефона простой пацан показывает правду». Оно прямо в мозг заходит. Что мешает это делать? Я вообще отказываюсь понимать. По-моему, у нас люди разоблачениями советской власти насколько ушиблены на голову, что когда в советское время телевизор включаешь – комбайны до горизонта, завод, стройка, колхоз… И теперь считается, что это что-то отвратительное, это не надо показывать. Показывать надо только каких-то безобразно кривляющихся клоунов, которые кто-то с кем-то сошелся, развелся, на деньги кинул, из квартиры выжил, еще чего-то там. Страна живет другим: завод, стройка, колхоз. Покажите мне, какие у нас строятся заводы. Побеседуйте с людьми, которые их строят, которые на них работают. Что они там выпускают, какую пользу родной стране приносят. Как в армии служат, как на флоте. Это же наши люди, в конце концов, это наша страна. Мне интересно. Вот кроме керченского моста что-нибудь построили, нет? Я понимаю, что мост – это событие, это круто, это отличная стройка, ну а еще что-нибудь происходит? Давайте там посмотрим. Люди труда лично мне гораздо интереснее, чем клоуны. Клоуны тоже отличные для отдыха, но в цирке. А здесь как-то вот – чем страна живет, не показывают.

Город+. Дмитрий, вы у себя в рубрике «Разведопрос», по сути, то же самое делаете? Приходят люди и говорят о том, что у них происходит, кто они такие, что делают?

ДЮ. Ну да. Я там по большей части историей занят. Мне интересно мнение неангажированных и непредвзятых граждан. Например, с чего началась Первая мировая война, откуда взялась вторая, как революция в России произошла, сколько их было, какие причины, какие следствия повлекло? То есть вот, на мой взгляд, пыль уже осела, народную собственность поделили, люди остались при деньгах… Я, честно говоря, понять не могу наших доблестных антисоветчиков, которые, захлебываясь пеной, визжат о том, как все было отвратительно. Пацаны, деньги уже поделили. Поделили без вас, уже всё. Давайте трезво посмотрим. Не надо никакой идеологии уже, давайте трезво посмотрим. Если вы слово «коммунизм» замените на слово «суверенитет», то я вас уверяю, все будет выглядеть совершенно по-другому, и вам станет понятнее, что происходило. Давайте трезво поглядим, что же было с родной страной. Почему это было так, и какие события происходили, и к чему это привело. Вот в таком ключе разбираем, беседуя с историками, потом из этого выпускаем книжки. Книжки тоже, что характерно, прекрасно продаются. Это даже не вопрос выгоды - в книжках много денег нет, это то, что до людей доносится. Например, чего хотели нацисты от нас, когда напали на Советский Союз, откуда взялась Первая мировая война, что говорят историки про гражданскую войну. Масса всяких тем захватывается, очень интересно.

Город+. Отдельную узкую тему возьму, к которой вы неравнодушны, - это миф о сталинских репрессиях.

ДЮ. Это не миф. Репрессии были, это ключевое.

Город+. Репрессии были, вопрос в количестве жертв.

ДЮ. У нас есть замечательные исторические примеры. Английская революция, французская революция, русская революция. У французов она называется Великой, между прочим. Вот она Великая французская революция. Потому что произвела тектонические сдвиги в европейском обществе. Когда монархи ушли, а на их смену пришла буржуазия и капитал. Это – революция. То есть как на Украине у них там революция – это не революция. Это государственный переворот, потому что одних от корыта отогнали, а другие к корыту прибежали. Это вот революция по-украински. Но тем не менее. Вот во Франции была революция. Были ли там жертвы во время этой революции? Гильотина на Гревской площади рубила бошки безостановочно.

Город+. А сколько там было жертв?

ДЮ. В процентном соотношении гораздо больше, чем у большевиков. Это могу сказать точно. Главная заслуга большевиков в этом деле – в том, что они стремительно все эти дела остановили и прекратили взаимоуничтожение нации, когда мы пожирали сами себя. Хорошо это или плохо? Наверное, отвратительно. Ну никакая революция не обходится без гражданской войны и массовых репрессий. Были ли при товарище Сталине репрессии? Да, были. Собственность поделили, деньги у тех, у кого надо – ну давайте разберемся уже, без воя, без закатывания глаз, без пены давайте разберемся. Если этих людей судили, и если они оказывались в местах лишения свободы или приговаривались к высшей мере судами – есть документы. Давайте посмотрим по документам: сколько человек было привлечено к ответственности, сколько расстреляно. Дальше давайте поглядим, по каким статьям. Дальше давайте разберемся, про что 158-я статья. Если вам кажется, что она политическая…

Измена Родине – это политическое преступление или нет? Надо за него расстрелять гражданина или нет? Бандитизм – это политическое преступление или нет? И внезапно обнажится, что подавляющее большинство граждан, пострадавших от репрессий, пострадали за совершенно конкретное уголовное преступление. Тут не надо никаких иллюзий питать. Закончилась Первая мировая война – всем было ясно, всем и – о ужас – товарищу Сталину тоже, что через двадцать лет война продолжится. Никто никаких иллюзий не питал, всем было понятно. Гражданин Гитлер не скрывал, что он пойдет завоевывать жизненное пространство на Восток.

Город+. Он об этом говорил прямо.

ДЮ. Книги писал. И надо было готовиться к визиту лучшей армии планеты Земля? Наверное, надо. На это было двадцать лет. То есть поднять страну из разрухи и отбиться в самой страшной войне человечества. Успешно пробежали эти двадцать лет под руководством этого чудовищного упыря? Да, успешно. К войне подготовились, войну, что характерно, победили. Война закончилась в Берлине, а не в Москве. И? А что надо было делать-то? Вообще непонятно. А как страну готовить? Чтобы она была готова к войне с самой развитой индустриальной державой Европы, а точнее со всей объединенной Европой, - и мы должны быть индустриальной державой.

И если кто-то хочет сказать, что становление капитализма в странах Европы, например в Англии, проходило бескровно и без жертв – чушь собачья. Там оно растянуто на сотни лет. А здесь двадцать отпустили. И что делать? Для того чтобы народ трудился на стройках коммунизма, его надо кормить. Никакой частник в России этого сделать не может. Нужны были колхозы. Колхозы построили. Колхозы прокормили все стройки коммунизма. Обратите внимание, во время войны у нас никакого голода не было. Голод был в 46-м году, когда был неурожай. Ну как это так? Значит, колхозы эффективны были. Ну а то, что от этого пострадали какие-то там кулаки, скажем так… сколько их пострадало? А какое количество народу зажило лучше? Теперь не принято говорить.

Говорят про каких-то единиц пострадавших, а про миллионы ничего не говорят. А зачем врать все время? Рассказывают, что там без паспортов деревня не выпускала. Не выпускали, нельзя было уехать. Ну расскажите, а как от 18 до 30, по-моему, миллионов человек оказалось на стройках коммунизма? Они пленные были, осужденные, посаженные, еще что-то? Или это крестьяне, которые без паспортов не могли выезжать, в количестве десятков миллионов человек уехали и благополучно трудились на стройках коммунизма? Зачем неправда-то? История родной страны трагична, да. Она настолько местами ужасна, что про нее ничего придумывать не надо, вообще ничего. Говорите правду, как есть. Не надо помои людям в голову заливать. Потому что заливание помоев рано или поздно закончится тем, что произошло на Украине. Все плохо в родной стране.

Давайте все сломаем? Давайте. Это уже набивший оскомину пример. Вот живем мы все в сарае, скажем так, в казарме. Деревянная такая казарма в один этаж. И вдруг прибегает к нам наш товарищ и выпучив глаза начинает орать: «Пацаны, мы неправильно живем!» Мы согласны, да, щели, ветер дует, не очень сытно как-то. «Давайте сломаем и построим дворец!» Давайте, конечно. Он пригоняет нам стенобитную машину с чугунной гирей на веревке, расшибает наш сарай – и? «Ну стройте дворец», - говорит он. Из чего? «Ну вот из этого – вот поломанные доски лежат». – Ты чего, обалдел, что ли? «А чего вы хотели? Больше не из чего». Ну тут вопрос: а зачем вы наш сарай поломали? Он, конечно, неважнецкий, но в сарае лучше, чем в поломанном сарае. Зачем вы это делаете?

Город+. А кино «28 панфиловцев» - деньги на него долго собирали?

ДЮ. Два года. Собрали на него 35 млн рублей – это абсолютный рекорд в родной стране так называемого краудфандинга, когда общественность сдает деньги, и на эти деньги реализуется некий проект. Никто у нас столько не собирал. Но это долго. Изначально на кино надо было 80 млн рублей. И когда начали собирать – сначала собрали три миллиона, потом шесть – подключился министр культуры и сказал, что министерство культуры выделит столько же денег, сколько соберет личный состав. При этом министр проявил недюжинную – я не знаю даже, как правильно назвать, - то есть он не дал столько же денег, когда собрали шесть или десять, а дал столько же, когда собрали тридцать пять. Выдал тридцать миллионов, но это все равно радикально отличается от предложения, поступившего, когда было собрано шесть.

Министр культуры Российской Федерации от министерства культуры выделил 30 млн рублей, договорился с министром культуры Казахстана, который выделил еще 19 млн рублей, ну и остальное выдал наш отечественный частный бизнес, такая контора Gaijin, которая игрушки про танчики, самолетики делает. Грянул кризис, и из-за того, что делали долго, из 80 миллионов получилось 150. Они образовались – кино засняли. После этого кино надо прокатывать. Без рекламы в нынешних условиях кино прокатывать нельзя. Государство, опять-таки в лице министра, договорилось и выделило еще 100 миллионов рублей на рекламу. Это были возвратные деньги, которые надо было отдать. Ну, кино прокатали. Я не могу сказать, что оно денег срубило, как «Трансформеры» - так не бывает. Но тем не менее успешно отбилось и даже что-то, по-моему, принесло.

Город+. Такой опыт возможно повторить в кино в России? Можно еще на какое-то кино собрать денег таким образом?

ДЮ. Можно, конечно. На мой взгляд, без проблем. - Каким образом? - Если, например, на государственном телевидении проводить сбор денег, именно на телевидении, где люди смской сто рублей или двести пошлют, то да, там миллионы можно насобирать. Но этим никто не занят. Тут дело-то не в кино и не в деньгах. Дело в конкретных людях. Кино снимал конкретный режиссер – Андрей Шальопа. Вот Андрей – спортсмен, отец большого количества детей, «вижу цель – не вижу преград». Были деньги, не было денег – он взял и снял кино. Это от человека зависит. Не от государства, сбора денег – это надо, но оно вторичное. Людей таких среди наших режиссеров – вот пока что один Андрей. Всем остальным гораздо интереснее про кровавый совок, про ужасный, душащий всех режим и еще чего-то там. Ну, им интересно про это, мне – нет. «28 панфиловцев» - отличный фильм.

Город+. Хотелось бы еще что-то снять про войну или поучаствовать в чем-то? Какая тема из военных недостаточно раскрыта?

ДЮ. Если конкретно из того, чего мне хочется, я бы чего-нибудь из того, что поближе. Вот у нас сейчас гражданская война на Украине идет. Многие рассказывают, что это братский народ. Это не братский народ. Мы – один народ. Никакого братства там нет. Это одно и то же, это мы фактически, но живущие на юге. Вот там – гражданская война, люди там воюют – осознанно, добровольно. Вот про них мне интересно. Но обратите внимание: никаких художественных… там есть писатели, сценаристы, там все есть. Пьесы пишут, рассказы пишут. Что-нибудь видим в телевизоре, в прессе нашей? Нет, ничего нет. «Освободите Сенцова» - вот это я вижу. «Режиссера». Задаешь вопрос: назовите мне хотя бы один фильм режиссера Сенцова. При чем тут это? При чем тут режиссер? Это раз. А во-вторых, как это у вас так получается – а остальные, они как? При чем тут режиссер. Это у вас, как у Оруэлла: все животные равны, но режиссеры равнее. Да, вот этому надо внимание уделить. Человека поймали с восемью килограммами тротила в рюкзаке в составе организованной группы, где все друг друга сразу сдали, естественно…

Город+. …до этого организовав поджог.

ДЮ. Да. Ты террорист. И что теперь? Что ты как террорист должен делать? По-моему, лежать на нарах и думать о том, что же ты в этой жизни сделал неправильно. За двадцать лет можно подумать нормально. С какого перепугу тебя освобождать надо? Вот этим наша творческая элита занята – обслуживанием интересов сенцовых и зарубежных государств. А своими согражданами – нет. Это ей неинтересно. Печально.

Город+. Дмитрий, спасибо огромное. В студии Город+ был переводчик, писатель-публицист и видеоблогер Дмитрий Гоблин Пучков.


В новостях

07.06.18 14:20 Главный плюс - Дмитрий Пучков, комментарии: 13


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк