Алексей Лобин об артиллерии времен Ливонской войны

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии - Клим Жуков | Разное | Каталог

22.06.18



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Клим Жуков. Всем привет! Продолжаем углубляться в историю Ливонской войны. В прошлый раз мы поговорили о военных кампаниях зимы 1558-1559 годов. Соответственно, сегодня, как я и обещал, будем говорить специально об артиллерии времен Ливонской войны. Это очень важная часть. В эту важную часть нас, как обычно, посвятит Алексей Николаевич Лобин. Алексей, привет.

Алексей Лобин. Привет, Клим. Продолжим. Что касается артиллерии. Конечно же, артиллерия в XVI веке, это фактически ключ от любого города. Как это отметил в свое время Карл Бургундский: “Артиллерия – ключ к городам”. Действительно, все крупные города осаждались с помощью артиллерии. В XVI веке артиллерия, можно сказать, шагала уверенными шагами. Практически каждый европейский государь имел в своем арсенале достаточно современные орудия. И каждый государь стремился заполучить мастеров, которые могли производить эти красивые, изящные, прочные, крупные орудия. Если мы пройдем вскользь по артиллерии вероятных противников, то из всех противников выделяется Иван Грозный.

Клим Жуков. А у нас артиллерия, XVI век. Когда научились лить бронзу по-человечески. Поэтому стало возможно делать именно бронзовые пушки, то есть, литые. Не кованные чугунные.

Алексей Лобин. Чугунное литье, это XVII век. Продолжали ковать на периферии железные орудия. Но бронзовое литье, конечно же, вытесняет железные.

Клим Жуков. Самое главное, что это было очень дорого. Бронза, это же гораздо дороже, чем железо. До сих пор.

Алексей Лобин. Бронза в те годы в России была очень дорогой. У нас не было медных рудников, не было олова, приходилось покупать. Покупали, как правило, лом. Что характерно, лом стал очень доступен, особенно после волны реформации по Европе. Когда старые католические колокола разбивали, очень много из Голландии приходило судов, через Нарву, через Ревель, через Швецию покупали русские медь и олово. Ну, а смешивая у нас, получали бронзу. Смешивали в пропорции девять к одному. То есть, девять частей меди, одна часть олова. Получалась “пушечная медь”, что мы сейчас называем бронзой. Колокольная бронза, там в некоторых колоколах серебра чуть-чуть. На самом деле анализ колоколов показывает, что какие-то среды серебра есть в некоторых колоколах. В основном там олово.

Клим Жуков. То есть, в чистом виде колокольная бронза не подходит под пушки?

Алексей Лобин. Нет. В свое время, когда Петр повелел переливать из колоколов пушки, с этим столкнулись. Собрали колокольную медь, она оказалась непригодна в пушечное литье.

Клим Жуков. То есть, туда нужно добавлять именно меди, чтобы разбавить олово.

Алексей Лобин. Да. Кроме того, в колокольной меди всякие примеси были. Там приходилось либо опять отдавать в колокольное литье, либо, если колокол не успели разбить, его возвращали обратно. Но вернемся в XVI век. Самая крупная артиллерия из таких противников, как Россия, Швеция, Великое княжество Литовское и Ливония... Польшу пока не берем, мы берем начальный этап войны, когда Польша только помогала наемниками. Основные игроки, это Великое княжество Литовское, Ливония и Россия. Потом подключилась Швеция. Если брать артиллерию вероятных противников, то особо выделяется артиллерия Ивана Грозного. По отзывам иностранцев, Грозный имел очень современную артиллерию. Это стало доступно благодаря тому, что приезжали европейские мастера. И итальянцы у нас работали...

Клим Жуков. Начиная с Ивана III.

Алексей Лобин. Последний итальянец, это был Петр Фрязин молодой, так называемый, который сбежал в 1538 году в Ливонию. Сохранилось дело о его побеге. Он писал, что 11 лет работал, при Василии III его наняли в Риме, и он сбежал. Потому, что в Россию вход был рубль, а выход два.

Клим Жуков. Мы помним как Патрик Гордон в XVII веке, когда он отработал контакт и сказал, что собирается уехать, ему сказали, что или в Сибирь, или дальше служи.

Алексей Лобин. Был еще один Петр, тоже Фрязин, который бежал в Литву. Известен колокол, известна пушка, которую Петр Фрязин отлил примерно в 1501 году при Иване III. Иван III его не отпускал, тот сбежал в Литву. Но спустя некоторое время тот Петр Фрязин обратился через русского посла обратно в Россию.

Клим Жуков. То есть, в Литве было еще хуже.

Алексей Лобин. В Литве не было собственной государственной людвисарни, которая отливала орудия. Он там оказался невостребованным, либо предлагали ему какие-то копейки. И Василий III разрешил тому Петру Фрязину вернуться. Чем дело закончилось – неизвестно, по крайней мере, разрешение тот получил. Петр Фрязин молодой, известно, что это был Пьетро Анибале. А вот того неизвестно как звали. И вот после 1530-х годов основную нишу среди литейщиков заняли немецкие мастера. Как правило, имперские, тирольские мастера. Нам известны имена некоторых из них. Это Иоганн Йордан, который в 1521 году известен тем, что отразил Мехмед Гирея от Рязани своей артиллерией. Он сам из Тироля, где ковал ядра, может быть, участвовал в литье. В России он стал уже пушечным мастером.

Николаус Оберакер, уникальный мастер, который известен с конца XV века, из представителей Шпайерской школы литейщиков, ученик мастера Йорга. Который приехал в Россию в 1517, по-моему, году. Среди европейских исследователей известен Николаус Оберакер, который работал до 1517 года, затем исчезает и появляется в 1530-х годах. Время, когда он исчез, он был в России. Он отливал колокола, отливал пушки, потом вернулся. Очевидно, после смерти Василия III он воспользовался сумятицей и вернулся. По словам Сигизмунда Герберштейна, этот “Николай из города Шпайера” неоднократно просился, Василий III его не отпускал. В России он отлил колокол “Лебедь”, по-моему, 1530 года. В 1533-1534 он уже в Европе, в Констанце, отливает колокола. Судя по всему, он имел в Европе учеников потому, что орнаменты колоколов схожи с орнаментами колоколов Оберакера.

У нас есть в Артиллерийском музее гафуница мастера Игнатия. Там тоже олень, такой же, как у Оберакера. Может быть, Игнаний был учеником Оберакера. Этот неизвестный мастер был явно европейский. Потому, что эта пушка лежит в витрине в артиллерийском музее, десятифунтовая, она такого размера небольшого. Роскошный ренессансный орнамент, венки. И олень. Такой олень у Оберакера на колоколе, который сохранился в Нарвском замке. Там написано кириллицей: “Николай, сын Оберакера, из Шпайера”. Также в недавнее время стал известен мастер Якоб фон Вайлерштадт, который лил орудия к Казанскому походу. Есть зарисовки этих орудий начала XVIII века, шведы захватили у нас. Там Якоб фон Вайлерштадт, в 1551-1553 годах отливал орудия. И наконец, Каспар Ганус.

Клим Жуков. Автор знаменитой “ганусовой пушки”.

Алексей Лобин. Да. Я сейчас занялся его биографией. Кое-что удалось найти. У него родственник, Отто Ганусов, пушкарь, в Казани в 1556 году двор получил. Очевидно родственник. И затем, в начале 1560-х годов, появляется в России мастер Богдан из Литвы, который также отливал орудия. У него были ученики. По крайней мере один ученик, под именем Пятой, нам известен. Затем, с конца 1560-х, наступает, так называемый, “Русский” период артиллерии. Русские мастера под руководством Андрея Чохова и Микулы Микулаева начинают отливать типично русские пушки, с русским орнаментом. О Чохове я немного говорил, что последнее упоминание о нем, это 1629 год. Начинал в 1568 году, а закончил в 1629 году. То есть, долгую жизнь прожил.

Клим Жуков. То есть, он начал через год после начала опричнины.

Алексей Лобин. Да. Это первое известное орудие, датированное этим годом, где Чохов фигурирует как “Кашпиров ученик Андрей Чохов”.

Клим Жуков. То есть он учился у Каспара Гануса.

Алексей Лобин. Да. В 1586 году Чохов создает свою Царь-пушку, которая в два раза превосходит “кашпирову”. Судя по описаниям, это увеличенная “кашпирова” пушка. Если “кашпирова” пушка была 660 миллиметров калибром, то у Чохова 890. По артиллерии я немного говорил. Отмечу, что изначально так развивались события, что русские не планировали применять артиллерию в карательных походах на Ливонию.

Клим Жуков. Я рассказывал, первые походы на Ливонию, там было предписано городов не брать.

Алексей Лобин. Хотя ливонские источники говорят, что у русских были маленькие пушечки, наподобие фальконетов, которые передвигались на салазках. Зимний поход как раз.

Клим Жуков. Это и в Первый зимний поход, и во Второй зимний поход 1559-1560 года.

Алексей Лобин. Характерно, что артиллерию использовали в качестве запугивания. Ливонские послы когда приезжали в Москву, устраивали стрельбы показательные. Как они описывают в своих дневниках: “Целый день была пальба из пушек”. После Нарвского взятия, на котором я немного остановлюсь, артиллерия начинает накапливаться в Пскове и Новгороде. Затем уже используется в государевых походах. Хотел отметить такой момент, а именно артиллерийской логистики. Ивану Грозному приходилось таскать орудия, притом крупного калибра, по проселочным дорогам от Пернова до Дерпта, от Дерпта до Ревеля. То есть, площадь достаточно большая. И конечно стоял остро вопрос о логистике, на чем орудия доставлять, если крупные орудия. В основном старались перевозить орудия по речному пути, на речных транспортах, на плотах. Но были такие ситуации, когда приходилось волоком тащить.

Клим Жуков. В любом случае, ты куда-то их привезешь на лодочке, а дальше волоком придется.

Алексей Лобин. Для примера приведу. В среднем, по моим расчетам, я сейчас заканчиваю книжечку по артиллерии Ивана Грозного, я подсчитал, что примерно тяжелая артиллерия проходила за сутки 6-7 километров. Это было связано с тем, что были гигантские орудия весом до 16 тонн, которые тащили, в том числе, и волоком.

Клим Жуков. Пушки колес не имели, они перевозились на колодах.

Алексей Лобин. Для примера, всем известна пищаль “Инрог”, которая стоит в артиллерийском музее.

Клим Жуков. Мы показывали ее фотографии.

Алексей Лобин. Огромная пищаль “Инрог”, 1577 года, Андрея Чохова. Под один ствол этой 70-фунтовой пищали... Ствол у нее весил 450 пудов, а волок весом 210 пудов. Под этот волок требовалось 64 лошадиных подводы. Кроме того под стан с колесами, а в нем весу 200 пудов, еще требовалось 10 подвод. Всего под саму пищаль с волоком и лафетом надо было 74 лошадиных подводы.

Клим Жуков. Получается, ствол перевозили отдельно, лафет отдельно. Потом монтировали на месте.

Алексей Лобин. Да. Когда ставилась батарея, определялось место, ставился лафет, потом поднимался ствол и устанавливали его на лафет. Другая 55-фунтовая пищаль “Пасынок”, весом в 540 пудов, требовала 52 подводы и еще 10 подвод под такой же, 200-пудовый, лафет. А вот “Волк” Чоховский... Сохранилось два Чоховских “Волка”. Во дворе замка Грипсхольм близ Стокгольма. Трофейные орудия, которые шведы захватили в ходе Ливонской войны. 40-фунтовый Чоховский “Волк” весил 550 пудов. Волок – 176 пудов. Ну, и стан - 200 пудов. 62 подводы. Обычно 40-фунтовая “картауна“, как ее называли шведы и немцы, требовала 62 подводы. А если Ливонский поход насчитывал 21 пищаль и 36 мортир, можем себе представить, какой поезд вырисовывался. Кроме того, следует учесть боеприпасы. А ядра тоже, каждое под 40 фунтов. А под осадную пищаль от 50 до 100 ядер. Это все надо было перевезти, установить. Сколько посошных людей надо было нанять, чтобы они все это перевезли. Полоцкий поход 1563 года, это вообще ужас. Там 150 орудий, из них 36 мортир, 4 бомбарды. Все 4 крупных бомбарды, которые были при Иване Грозном. “Кашпирова” – 1200 пудов. Степанова “Павлин” – 1050 пудов. “Павлин” Дебосиса – 1000 пудов. И пудов 900 четвертая.

Клим Жуков. Если даже не Полоцкий, а средний поход куда-нибудь в Ливонию, которые были в два раза меньше, чем Полоцкий...

Алексей Лобин. Берем Ливонский поход 1577 года, Ивана Грозного на Ливонию. Там 21 пищаль, 36 орудий. Из бомбард только одна была, это “Павлин”. Самой крупной пищалью был “Инрог”. Был “Волк”, “Аспид”, ”Соловей”... Потом мелочь всякая 12-14 фунтовая. Можно представить, сколько сил требовалось только под одну артиллерию. Это без провианта, без прочего обоза.

Клим Жуков. Около 1500 лошадей получается только на стволы.

Алексей Лобин. Да. И как это все перевозить, просто диву даешься.

Клим Жуков. А вот история был известная с походом 1567 года, или 1566 года, не помню, после которого началась опричнина. Когда из Москвы везли Большой государев наряд. То есть, главный калибр артиллерии. А дьяк, который был ответственным за перевозку, брал взятки с тех земель, по которым должны были тащить эти пушки. И если взятка его устраивала, там пушки не везли. Соответственно пушки перевозили странными извилистыми путями. Из-за чего они опоздали к началу похода. Из-за чего царь очень обиделся.

Алексей Лобин. Эта история имела место быть. А суммы какие требовались. Если на найм пешего посошного рубль, а на конного два, то сколько денег надо было. Посошных в Ливонском походе было 8900 человек, по-моему. Плюс отряд в 1500 человек, который их охранял. Посошных могли распределить по всему пути...

Клим Жуков. Естественно, это не 9000 человек, облепив пушки, их волокли все вместе.

Алексей Лобин. Хотя сохранились воспоминания иностранцев, которые видели, как эти большие бомбарды перевозили, по 1000 человек участвовало в перевозке.

Клим Жуков. Легко можно представить, что задействованных сил могло быть столько. По нынешним меркам просто отсутствие дороги как таковой. Это некое направление между лесов и рек. Значит, нужны серьезные инженерные усилия, чтобы утрамбовать грунт, если болото, то накидать гать. В общем, целая история.

Алексей Лобин. Это мы еще не касаемся производства, где, как мы говорили, нет меди. Каким образом Ивану Грозному удалось нарастить такой большой парк, да еще как-то его возить? Понятно, что закупали медь. Понятно, что наши соседи препятствовали. Понятно, почему препятствовали. Начиная с 1530-х годов, когда совет приморских городов в городе Любеке принял решение не поддерживать морской торговли с “московитом”, чтобы его не усиливать. Потому, что тревожные вести стали приходить, что у него европейская артиллерия уже. Но была, конечно же, контрабанда. Не все эти города участвовали в блокаде. Есть статистика, регистры таможенных книг Зунда с 1558 по 1581 года, какие корабли и сколько приходило в Нарву. В русскую Нарву, которая была захвачена в ходе Нарвского взятия. Из Голландии пришло 145 судов. Из английской Московской компании – 106. Из Франции – 94. Из Дании – 41. Из Гамбурга – 21. Даже из Восточной Польши было 8. Из Данцига – 1. Из Любека - 1. Хотя эти данные далеко не полные.

Клим Жуков. То есть, понятно, что стоит это дорого, санкции санкциями, а денежки хочется. И все бросились торговать. Сохранились мандаты императора, который указывал: “Что вы делаете? Зачем вы это продаете? Ливония вот-вот погибнет, а вы продолжаете продавать сельдь, пушки, снаряжение...” Это, по-моему, 1560 год. Конечно же, этот стратегический материал, после открытия русской Нарвской торговли, шел прямым потоком. И медь, и олово составляли весомую долю среди ввозимых товаров. Таким образом, вначале Ливонской войны Иван Грозный обладал ощутимым артиллерийским парком. Который, как я уже сказал, необходимо было как-то перевозить. Каким-то образом заменять орудия, когда они приходили в негодность. Иностранцы оставили описание осад русскими, давали оценку орудий. Оценки весьма высокие. За исключением, по-моему, осады Ревеля. Были две осады Ревеля, о которых я чуть позже расскажу.

Алексей Лобин. Что касается соседа, Великого княжества Литовского. Там с артиллерией было гораздо хуже. Не смотря на близость к Европе. Дело в том, что людвисарня государственная там заработала в 1540-х годах только. В основном орудия закупались. В Кракове, в том числе. Возвращаясь к собранию Артиллерийского музея. Там во дворике стоит орудие 1529 года. Имеет два герба: польский и литовский. То есть оно отлито в Польше для Литвы. По заказу. Но что касается осадной артиллерии, в Великом княжестве Литовском были проблемы. Ну, куда они ходили, что они осаждали?

Клим Жуков. Они, как правило, отбивались.

Алексей Лобин. Может быть, именно поэтому не делалась ставка на “осадный наряд”. А вот на “городовой наряд”, да. Орудия делались. Оснащались приграничные крепости от Полоцка до Витебска.

Клим Жуков. А почему так было с Литвой? Они же вроде богатые. Как минимум, не беднее России были. У них и земля получше. У них Киев, Подолия. То есть, много хлебушка, есть чем поторговать. Опять же, к Европе поближе. Подвозя короче, если вдруг что. Санкциям их не подвергали.

Алексей Лобин. Для этого мы можем обратиться к Ливонии. Ливония до начала Ливонской войны в принципе развитое государственное образование. Порт Ревель, Рига. Развитая торговля. Промышленность должна быть развитой. Но с ливонской артиллерией не все так хорошо. Вот в Ревеле и Риге были крупнейшие пушечные мастерские. По самой же Ливонии, мы можем об этом судить по описи ливонской артиллерии 1582 года, которая перечисляла по ливонским крепостям, где и что хранилось. Это, как раз, приложение к Русско-Польскому мирному договору, в котором распределялось какая артиллерия останется в Ливонии, а какую русские должны были вывезти. Честно говоря, артиллерия так себе. Очень много железных кованных орудий, мелких орудий. В таких орденских крепостях, как, допустим, Фелин артиллерии было много стволов, но, в основном, мелочь. За исключением тех орудий, которые были закуплены в Любеке. Магистр закупал в Любеке. Наверное, проще было там купить. Любек, это крупнейший промышленный город, продавал пушки направо и налево. И вот в Фелине, в Вендене... Резиденцией магистра был Венден.

Клим Жуков. Фелин, это было уже на излете Ливонской истории. В Фелин уехал Готхард Кетлер.

Алексей Лобин. Все равно, резиденцией считался Венден. Что касается рижских и ревельских орудий, там, да... Мы можем судить о состоянии артиллерии по описям того времени. Взять Ревель, он же Таллинн. Сохранилась артиллерийская книга 1559 года, она перечисляет 240 орудий в Ревеле. В Ревеле работали известные мастера. Такие, как Хартманы, которые отливали орудия по заказу магистрата. Сохранился ствол знаменитой пушки “Ревельский лев”, который в Артиллерийском музее.

Клим Жуков. Пушек там в самом деле много, он же артиллерийский.

Алексей Лобин. “Ревельский лев”, это очень интересное орудие. Орудие отлито литейщиком Карстеном Миддельдорпом 1559 году, очевидно, в Любеке. Потому, что Миддельдорп делал пушки в Любеке. Задняя часть этого орудия в виде скульптурного изображения сделана. Предполагают, что это Иван Грозный. Есть историк Сергей Богатырев, он предположил вслед за историком Кириллом Шмелевым, что это скульптурное изображение... Шапка очень похожа на шапку Мономаха. Видны бармы. И по своему облику похоже на реконструкцию Герасимова внешности Ивана Грозного. Отлито это в такой сатирической манере. 1559 год, когда Иван Грозный уже ведет войну, заказал Ревель такую пушку. И, если сравнивать с прижизненными гравюрами Ивана Грозного, когда иностранцы изображали его, сходство есть.

Клим Жуков. Кроме того там регалии, помимо портретного сходства, о многом говорят. У кого попало таким барм и такой шапки быть не могло.

Алексей Лобин. Ну, и рижская артиллерия была тоже достаточно мощной. Рижские пушки можно было встретить и в Ливонии, впоследствии эти орудия стали трофеями русских.

Клим Жуков. Если кто-то не слышал. Ливония, это Ливонская конфедерация, которая состояла из трех частей по большому счету. Во-первых, это земли собственно Ордена, бывшего Тевтонского. Во-вторых, это вольные города типа Риги, Таллинна, которые были сами по себе и занимались в основном торговлей и ремеслом. Промышленностью, как бы мы сказали. И это земли архиепископств, которые тоже Ордену напрямую не подчинялись. Они втроем, вроде как, были за одно, а на самом деле ничего подобного. Они, начиная с XIII века, только воевать друг с другом не ходили. Да и то иногда ходили.

Алексей Лобин. Если возьмем еще одного противника, Швецию...

Клим Жуков. Густав I Ваза там в это время правил.

Алексей Лобин. Да. Отметим, что шведская артиллерия была европейского типа. Очень большие заказы в Стокгольме литейщики получают примерно к концу 1570-х годов. Когда у нас уже была война со Швецией. И шведские генералы, которые осаждали Ивангород, потом взяли Нарву, они использовали новые орудия, сделанные стокгольмскими литейщиками. В Швеции металла много. Там и железные руды есть, и медные. Другое дело, что в основном они делали орудия для флота. Сухопутная граница с Россией была через Финляндию. Не предполагалось сначала использовать большие картауны. Но в 1570-х годах новейшие картауны и двойные картауны, калибром до 48 фунтов...

Клим Жуков. Двойная картауна получается не 48 фунтов, а 96 фунтов. “Картаун”, это 48 фунтов.

Алексей Лобин. Мы говорим об условности названий. Потому, что картаунами очень часто именовали и 24-фунтовые тоже. Опять-таки, мы говорим в зависимости от страны. Там была своя классификация, своя номенклатура орудий. Картаунами называли крупнокалиберное длинноствольное орудие, от 24 до 48 фунтов. Есть описания двойных картаун, они были 48. Мы так вскользь рассказали об артиллерии противников. Об артиллерии польской короны надо, наверное, отметить. После Люблинской унии...

Клим Жуков. 1569 год, кто не помнит, когда Литва и Польша соединились уже не в два государства, которые были соединены одной династией, а в единое государство.

Алексей Лобин. Польская артиллерия была на достаточно высоком европейском уровне. К Баториевой войне были отлиты новые орудия, которые потом Баторий таскал от Полоцка, Великих Лук до Пскова. Под Псковом эти картауны вступили в дуэль с русскими осадными орудиями, которые были установлены в башнях. И дуэль была не в пользу польских орудий. Так мы охарактеризовали артиллерийские силы сторон. Перейдем, наверное, уже к осадам. Тем более, что о боевых действиях будут передачи.

Клим Жуков. Будут. По поводу конструкции, внешнего вида пушек, мы с Алексеем Николаевичем записывали специальный ролик про пушки. Ссылку подвесим. Там подробности, как они были устроены, сколько весили... Это все у нас было, специально на этом останавливаться мы сейчас не будем.

Алексей Лобин. Ну, а мы начнем, наверное, с Нарвского взятия. Буквально штрихами покажем, как применялась артиллерия. Конечно, при Нарвском взятии артиллерия проявила себя во всей красе. На самом деле у наровчан плохо работала разведка. Потому, что к весне 1558 года в Ивангород подвезли значительный наряд. Каким-то образом от их взора скрылась установка достаточно крупных орудий и мортир. Очень много было установлено на стенах Ивангорода мортир.

Клим Жуков. Там же шанцы подвели вообще к самой воде. Не могли же они не заметить, как там шанцы роют.

Алексей Лобин. Про шанцы есть упоминание в письмах наровчан Ревелю. Ревель хотел помочь, отправил 12 орудий, порох, провиант на помощь Нарве. Сохранилось письмо, где жители Нарвы жаловались, что эту помощь потеряли потому, что русские перехватили. Русские строили три шанца, рыли их на глазах осажденных. Конечно, перестрелка. С 1 апреля была очень сильная перестрелка, когда стреляли неделю. Как пишут свидетели этой русской бомабардировки, что: “Русские стреляли из орудий больших и малых. Таких, как полушланги, фальконеты и серпентины. Из мортир и из другого оружия”. Кстати, каменные ядра 1558 года, они экспонируются в Нарвском замке. Несколько впечатанных в стены снарядов сохранилось до наших дней. Это русские снаряды каменные времен Ивана Грозного. Согласно свидетельствам, в девятом часу утра 11 мая 1558 года: “Пущенный из русской мортиры огненный куль проломил крышу дома парикмахера Курта Улькена и произвел в нем пожар”. Зафиксирован, по крайней мере, первый пожар у этого парикмахера. Затем пожар перекинулся на соседние дома. Что такое русский файеркугель? Мы точно не знаем, что он представлял собой. Либо каменное ядро, обмотанное паклей, вымоченной в нефти или где-то еще. Либо дорогие, но, тем не менее, употребляемые русскими, снаряды с сюрпризами, с нефтью внутри. Они описаны еще у астраханца Шарифи во время второй осады Казани, что: “Русские стреляли какими-то снарядами, которые подобно звездам падали в Казань, производили пожары. И никто к ним не мог подойти потушить”. Потому, что там стояли стволики...

Клим Жуков. Которые при нагревании стреляли.

Алексей Лобин. Стреляли, ядро катилось, из него вытекала эта горящая нефть. Мы не знаем, что за ядро попало, но...

Клим Жуков. А не могли просто каленым ядром стрелять?

Алексей Лобин. Каленые ядра употребляли венгерцы впервые в армии Стефана Батория. Иван Грозный потом писал Стефану Баторию: “Воюешь ты лютым зверством. Ты жжешь Великие Луки калеными ядрами, изобретением новым и бесчеловечным”.

Клим Жуков. Каленое ядро, это ядро, которое перед выстрелом закатывал в жаровню, накаляли там до красна, потом укладывали в пушку, производили выстрел. Теплоемкость у чугуна огромная, он будет очень долго остывать. Могло произойти возгорание.

Алексей Лобин. Особенно в деревянную конструкцию. Во-первых, не видно, куда оно попадает изначально. Не оставляет этот дымный след. Тушить каленые ядра стали по мере борьбы с ними. Обволакивать бараньими шкурами как-то пытались... Тогда еще каленых ядер не было, были ядра с сюрпризами. Мы знаем, что последовал штурм Нарвы. И трофеями русских, как пишет Лебедевская летопись, стали 230 пушек больших и малых. Но хронист Иоганн Реннер перечисляет: “Три больших фальконы, три других фальконы, два фальконета из Риги. Также 28 малых орудий, 3 обычных четверть шланга...“ Шланг, это длинноствольное орудие.

Клим Жуков. Это видимо то, что у нас пищалью называлось.

Алексей Лобин. “...42 двойных гаковницы, 36 полугаковниц...” Также много коротких и длинных орудий. Артиллерия ливонская в Нарве была не крупнокалиберная. Самое крупное орудие, это фальконы, это 5-7 фунтов.

Клим Жуков. Обычная крепостная артиллерия.

Алексей Лобин. Да. Кстати говоря, часть орудий вывезли из Нарвы тогда же. Мы “ругадивские пищали” встречаем в обороне Смоленска 1609 года. “Ругадивские пищали”, это, очевидно, те, которые были захвачены в Нарве. Ну, и во взятии первой крупной крепости Ливонии русская артиллерия сыграла весомую роль.

Клим Жуков. После пожара туда ворвалась конница в город. И посад они захватили после пожара. В это время Готхард Кетлер, будущий великий магистр, сидел в деблокирующем лагере и не мог понять, что же там такое. Разведка приехала и говорит, что русских нет. А русские уже все в городе были в это время. Кетлер стал ждать, что дальше будет, а в это время и гарнизон цитадели сдался. Там за ночь все произошло буквально.

Алексей Лобин. Да. Также артиллерия участвовала во взятии Нейшлота и крепости Этц.

Клим Жуков. С ней что-то вообще интересное. По ней стали стрелять...

Алексей Лобин. Да. Стали по городу стрелять из всего наряда. И после бомбардировки гарнизон капитулировал. Как правило, взятие ливонской крепости, если она не открывала ворота, происходило следующим образом. Пушки малого и среднего калибра, до 6 фунтов, устанавливались на позициях. Стреляли по местам скопления защитников. Если это не помогало, тогда “последний довод” в виде больших орудий, которые прибывали вслед за войском, как мы говорили, очень долго их надо было возить. На примере взятия Дерпта мы видим, как артиллерия была применена. Надо отметить, что в ту пору Дерпт был достаточно мощной крепостью. Стены были сложены из камня, 17 башен. Было главное сооружение города, это епископский замок. Епископский дом и Домский собор, которые стояли на возвышенности. Город защищало несколько десятков орудий. Особо выделялся “Большой Змей Юрьевский”, отлитый Хартманом в Ревеле специально для Дерпта. Крупное орудие, весом 133 пуда. Опись 1582 года перечисляет Дерптские орудия. Там порядка 40 орудий было. Самое крупное, это было до 10 фунтов ядро. Средненько.

Ну, а русские орудия, которые пришли под Дерпт в войске под командованием Петра Ивановича Шуйского... Были мортиры с ядрами в 24 килограмма. Некая “саженная пушка”, то есть, по сути бомбарда, длиной в сажень, то есть 2 метра. Стреляющая каменными ядрами в пуд с четвертью. Также среди “проломных пищалей” был 40-фунтовый “Свиток”. Пищаль, не известно кем отлитая. Нам известен “Свиток” 1590 года. Но это, очевидно, дубль того, потерянного на Ливонской войне, “Свитка”. И очень много было из Псковского наряда пушек. Таких, как пищали “Гладкая”, 18-фунтовая. 9-фунтовая “Грановитая”. И так далее. Очень много орудий из Пскова. Умелое сосредоточение русских крупных орудий, напротив уязвимых участков стен и башен, сделали свое дело. За 6 дней бомбардировки русские пушкари, как свидетельствует летопись, разбили городовую стену. Летописец пишет о “кривых пушках”, то есть, о мортирах, которые стреляли вот так. С помощью мортир удалось создать несколько очагов пожаров. Мортиры во взятии ливонских крепостей играли значительную роль, забрасывая через стены огненные ядра. Кроме того, русские орудия заставили замолчать юрьевские орудия на стенах.

Как пишут свидетели осады: “14 июля ядра стали падать на крыши домов и производить пожары”. Кроме этого использовались традиционные способы взятия с помощью подкопов. То есть, делался подкоп, закладывался порох. А научились этому наши у литовцев. Когда впервые применен подкоп был со взрывом, это взятие Стародуба. Войсками Яна Тарновского. Тогда это было в новинку. 1530 год, тогда это было в новинку. Но русские тут же взяли на вооружение. И при взятии Казани, и здесь какие-то инженеры делали подкоп. Андреевские ворота обвалились. Остальное доделала артиллерия Петра Шуйского. Петр Шуйский дал два дня на обдумывание условий капитуляции. После чего епископ Герман открыл ворота.

Что еще для примера? Наверное, возьмем взятие Фелина в 1660 году, крупнейшей крепости в Ливонии. Тогда из Пскова была собрана русская рать, артиллерией командовал тогда воевода Морозов и 10 пушечных голов. Что свидетельствует о значительном артиллерийском парке, который был отправлен под эту крепость. Зимним путем под Фелин везли артиллерию почти месяц. В составе артиллерии там было 7 картаун, то есть, крупных орудий проломных, 5 полукартаун, 2 два “шарфмеца”.

Клим Жуков. “Меткая девка”.

Алексей Лобин. “Острая девка”. Тут есть дискуссия. Есть исследователи, которые говорят, что “шарфмеца”, это игра слов. Немецкий язык весьма оригинален и “шарфмеца”, это солдатский юмор. Часто переводили это в значении, как “острая, крутая девка”. У нас отливались аналоги этих “шарфмец”. Орудие, под названием “Острая панна” было отлито Каспаром Ганусом, немцем.

Клим Жуков. Это же, по сути, длинноствольные пищали, эти “шарфмецы”.

Алексей Лобин. Да. И под Фелином была сосредоточена значительная рать. Андрей Курбский отмечал там около 40 орудий, что русские сосредоточили. Примерно о стольких же пушках говорит и Реннер. Он перечисляет 15 огненных мортир, 24 крупных картаун, а также других полевых орудий. Также в составе артиллерии, которая была отправлена под эту орденскую крепость, были “пищали гладкие“, то есть, не имеющие орнамента. И “сороки”, то есть, многоствольные...

Клим Жуков. “Органы”.

Алексей Лобин. Да. Которые использовали для стрельбы по живой силе.

Клим Жуков. То есть, когда дырка уже есть в стене, напротив нее можно поставить “орган” и стрелять. Даже целиться из него невозможно в принципе.

Алексей Лобин. 21 “сорока” была оставлена. О том, что Иван Грозный оставлял в ливонских крепостях орудия, тоже есть данные. Что свидетельствует о том, что русские, когда занимали ливонские крепости, выясняли, что в Ливонии недостаточно артиллерии. Приходя во взятую крепость, русские инженеры определяли, что, да, не хватает. И постоянно из Пскова привозились орудия. Потом, когда Баториев поход висел Дамокловым мечом, когда требовалось срочно укреплять Псков, из Ливонии пошли стволы обратно. И Псков к началу осады войсками Стефана Батория в 1581 году был практически перенасыщен артиллерией и порохом. Это отмечено и в европейских источниках. Сохранился дневник Станислав Пиотровского, где он отмечает, что Псков хорошо вооружен: “Прилетают каждодневно ядра к нам в траншею величиной с человеческую голову”.

Ну, это мы забежали немного вперед. Надо сказать, что сама артиллерия в Ливонии была так себе. Неудивительно, что русская артиллерия достаточно легко справлялась с ливонской. То есть, подавляли в башнях и на стенах орудия, делали проломы и затем был штурм или же гарнизон капитулировал. Основную ударную часть под Фелин подвезли водным путем. На стругах подвезли артиллерию, выгрузили прямо у Фелина. И начали бомбардировать. Как пишут наши повествовательные источники: “Загорелся город”. То есть, опять же “огнистыми кулями” забросали Фелин, начались пожары, и город был взят. Один из крупнейших городов Ливонии был взять с помощью артиллерии буквально за месяц.

Клим Жуков. Со взятием Фелина фактически вся восточная Ливония упала в руки коварного московита.

Алексей Лобин. Да. Потом магистр Кетлер жаловался императору Фердинанду I, что в Фелине московит захватил самые лучшие орудия. А там были орудия, закупленные в Любеке. Эти пушки русские использовали неоднократно, в том числе, в Полоцком взятии. То есть, лучшие любекские орудия пополнили парк артиллерии Ивана Грозного.

Клим Жуков. А как они там с калибрами? У них же наверняка унификации калибров не было.

Алексей Лобин. Во-первых, снимался кружалом калибр. И кузнецам давался заказ делать ядра такие-то. Захватывали, опять-таки, с ядрами. Если ядер не хватало, поступали следующим образом. Для уменьшения обтюрации делали железные ядра, облитые свинцом. В польских источниках и у Курбского есть такая фраза: “Оловом обливаны”. “Олово” по-польски, это свинец. Свинец достаточно дорогой, но крыши ливонских домов часто крылись свинцом. Поэтому свинец тут же снимали и использовали в орудийном деле. Собственно тут мы закончим победоносное шествие русской артиллерии по Ливонии. Остановимся на не победоносном шествии. А именно на осадах Ревеля. Ревель, как известно, пытался взять Иван Грозный. На самом деле Иван Грозный Ревель так и не взял. Ревель был весьма крупным городом, укрепленным достаточно сильно. В первом походе на Ревель в 1570 году, конечно, поход был так себе. Там был Магнус датский... Голштинский принц Магнус, голдовник Ивана Грозного. Поход ничем не завершился. Нормальной артиллерии в 1570-1571 годах не было. И было отправлено всего два воеводы. Артиллерии, помимо средней, не было никакой. И, очевидно, отправили, надеясь, что Ревель откроет ворота.

Клим Жуков. Ревель, если кто не знает, это очень старое датское владение в северной Ливонии. Ну, и там по старой памяти подумали, что, может быть, датчанам и откроют ворота.

Алексей Лобин. Не открыли. Ну, и эти несколько стволов русских пушек ничего не смогли сделать с укреплениями Ревеля, которые защищало 240 стволов. Следующий поход на Ревель начал готовиться в 1576 году. Там уже капитально взялись. Был отряжен осадный парк с артиллерией, с подводами. Всего было 74 больших орудия, 9 мортир, 4 картауны. То есть, очень большой наряд. Командовал человек знающий, воевода Юрий Иванович Токмаков, который и под Нарву ходил, участвовал в осадах. Артиллерию знал как свои пять пальцев. Надеялись, что возьмут Ревель. По ревельским разведданным там были такие орудия как “Свиток”, “Соловей”, “Гладкая”, “Лев”. Также много полуторных. Была бомбарда “Молодец”. Очевидно, бомбарда была достаточно большая потому, что под нее специально отряжался голова, Борис Тимофеев сын Ординцев. И целый отряд посохи.

Клим Жуков. Пушкой командовал целый капитан, получается.

Алексей Лобин. К 28 января 1577 года установили уже 800 туров. Тур, это корзина, набитая землей, камнями для сооружения позиции для артиллерии. Кстати говоря, у русских была традиция. Мы знаем ее из описания Казанского взятия и Полоцкого взятия. Когда воеводы велели на 10 человек сделать по туру. Можем предположить, что...

Клим Жуков. А осадные башни тоже турами называли.

Алексей Лобин. Там таких, которые были под Казанью не было. И вообще в Ливонском взятии я не помню, чтобы создавали осадные башни. Делали туры, шанцы копали, ставили артиллерию и выносили стены. Что мы можем сказать? Дело в том, что у ревельцев укрепления были достаточно серьезные. В том числе шестиэтажная башня, где-то 46 метров, которая имела толщину стен в 4 метра. Еще одна крупная башня, “Маргарита”. Это два таких колоссальных сооружения, которые артиллерия XVI века взять не могла. Эта 30-метровая башня имела особенность, что можно было устанавливать достаточно крупные орудия. Так вот, ревельцы перетащили несколько стволов, отлитых Хенриком Хартманом, на высоту. Благодаря этому они могли обстреливать с легкостью русский лагерь. И дальность стрельбы была значительно увеличена. Они обстреливали лагерь. Воевода Иван Шереметев–Кольцов, который поклялся государю либо взять Ревель, либо умереть, в конечном итоге получил смертельное ранение в ногу. Хорошо укрепленный Ревель оказался не под силу русской артиллерии. Там не было пробито даже бреши.

Клим Жуков. То есть, даже стены не осилили.

Алексей Лобин. Да. И, конечно же, нельзя не сказать о таком триумфе русской артиллерии, как Ливонский поход Ивана Грозного в 1577 году. Когда сам государь пошел в поход, потащил за собой значительный артиллерийский парк. И поход был победоносный, все крепости были взяты. Но после 1577 года пошла череда поражений. Первое значительное поражение, в том числе и артиллерии, это сражение под Венденом, в 1578 году. Когда русская артиллерия, осаждавшая в очередной раз Венден, подверглась атаке со стороны объединенных польско-литовско-шведско-ливонских сил.

Клим Жуков. Все сдружились.

Алексей Лобин. Да. Проблема в том, что было еще перемирие с Польшей, никто не ожидал, что придет такой достаточно мощный отряд. Часть воевод бросила лагерь и ретировалась. Несколько воевод решили сражаться до конца в лагере. Потому, что государев наряд бросать было нельзя. В ходе сражения, 21 октября 1578 года, русский лагерь был взят, и русская осадная артиллерия впервые попала в руки противника. В ее составе был такие орудия как две “Девки”, пищаль “Волк”, одно из крупных Чоховских орудий. На пищали “Волк” и происходили казни. Казнили начальника русской артиллерии Ивана Облоцкого. Есть гравюра 1579 года, где показано, как русский обнимает ствол, а его рубят топором. Под Венденом родилась легенда о русских пушкарях. Что русские пушкари сражались до конца и, видя, что вот-вот попадут в плен, они повесились на собственных пушках. Это пошло со свидетельства Рейнгольда Гейденштейна, который подробно описывал, что: “У русских стволы торчали над рвом. И русские пушкари, не желая попасть в плен, повесились на орудии”. Очень долго в историографии об этом говорили, что пример верности пушкарей.

Клим Жуков. По-моему, их сабельным сечением отделали.

Алексей Лобин. Совершенно верно. А кого-то и повесили на стволе. На самом деле, о чем пишет Мацей Стрыйковский, русских просто казнили на орудиях. Это была традиционная казнь. Когда долго и упорно сопротивлялись. Артиллерия наносила определенный урон. С пушкарями особо не церемонились, их казнили. И русская артиллерия, захваченная противником, была распределена. Часть ушла в Швецию, часть в Польшу...

Клим Жуков. Хозяйственные немцы все сохранили.

Алексей Лобин. Да. И после этого пошла череда поражений. Как я уже говорил, в Баториевой войне артиллерия играла оборонительную роль. При обороне Полоцка, Великих Лук. Но, конечно же, новейшая артиллерия Стефана Батория... Он заказал 21 картауну, которые участвовали и в первом походе и во втором походе. Они, конечно, творили чудеса, проламывая русские деревянные крепости. Осада Полоцка была в 1579 году, Полоцк по-прежнему деревянный был.

Клим Жуков. То есть, сначала мы деревянный взяли в 1563, а потом они в 1579 году обратно забрали такой же деревянный.

Алексей Лобин. И Великие Луки - то же самое. Под Псковом русская артиллерия заиграла новыми красками.

Клим Жуков. Во-первых, Псков, это каменная крепость, так просто ее не расстреляешь.

Алексей Лобин. К 1581 году Псков был перенасыщен артиллерией, со всей Ливонии свозили. Ливонию все равно отдали. Псков выстоял благодаря тому, что крупнейшая артиллерия была сосредоточена в Пскове. Еще мы не упомянули о Полоцком взятии.

Клим Жуков. О Полоцком взятии я отдельный ролик двухчасовой записывал.

Алексей Лобин. Очередной триумф Ивана Грозного. Государев поход, где четыре бомбарды было. Даже Казанское взятие меркнет. Потому, что такое количество стволов, сосредоточенное против деревянно-земляной крепости. На самом деле деревянно-земляная крепость иногда бывает помощнее каменной. Потому, что когда делаются эти стена, насыпанные землей, их возможно было быстро устанавливать. Но против Полоцка было сосредоточено такое количество артиллерии, что просто выносило все.

Клим Жуков. Особенно меня порадовали описания с той стороны, которые говорили, что ядра пробивали замок насквозь. Пробивали одну стену, летели и пробивали еще одну стену.

Алексей Лобин. Да, вылетая с обратной стороны. В штурм Полоцка русские потеряли, если мне не изменяем память, 98 человек или 100 с чем-то. То есть, Полоцк однозначно был взят артиллерией.

Клим Жуков. Учитывая, что у них там случился пожар в посаде. Единственное, что у меня вызывает вопросы в описании в наших источниках, что артиллерию завезли на посад и стали из посада стрелять.

Алексей Лобин. Там есть указание, что на “пораженное место” установили пищаль “Орел”, картауну “Медведь” и “Кашпирову пушку”.

Клим Жуков. Это же нужно было ждать сколько времени, чтобы этот пожар остыл. Потому, что деревянный сруб когда горит... А если их много... Сутки ты просто не подойдешь близко.

Алексей Лобин. Каким-то образом подвезли. Потому, что это фиксируется и в летописях, и в разрядных книгах. Очевидно, была возможность подвезти.

Клим Жуков. Это же пушка дульнозарядная. Открытый порох, а тут огонь. Это же опасно.

Алексей Лобин. Ну, русские. От эпохи Ивана Грозного сохранилось не более дюжины стволов всего. Среди них два больших орудия, это “Инрог” и “Онагр”. “Онагр“ в Кремле находится, “Инрог“ - у нас. Две пищали “Волк“ в Грипсхольме. Небольшое орудие “Богдан” - у нас и две в Гданьске. Шведы потом использовали русские орудия на кораблях. Ну, и мелочь всякая. Очень много пушек сейчас хранится в недоступном для нас месте, а именно, на дне Волги.

Клим Жуков. Почему недоступное? Нырнуть, достать.

Алексей Лобин. Известно, что во время первого похода Ивана Грозного, когда “пришла теплота великая” пушки провалились под воду. Практически весь наряд утонул из-за неожиданно пришедшей оттепели. Невозможно было артиллерию со льда перенести. Представляешь, сколько там бронзовых орудий?

Клим Жуков. Она в воде сохранится навсегда эта бронза, там будет маленькая, тоненькая пленка окисла, которая полностью законсервирует все орудие, плюс там ил, который хорошо консервирует. Надо нырять. У нас есть масса специалистов по подводной археологии. Я уж испугался, что скажешь, где-нибудь на Украине утонуло.

Алексей Лобин. На территории Белоруссии возможно вполне потому, что в XIX веке находили польскую гафуницу 1506 года и русскую пищаль Богдана 1563 года. Их нашли в Белоруссии, крестьянин откопал. И привезли в Артиллерийский музей, где они экспонируются. Орудия прятали, закапывали, топили. Конечно, можно надеяться, что когда-нибудь что-нибудь еще обнаружат археологи.

Клим Жуков. Теперь слово за археологами, надо нырять. Такое количество бронзы под водой должно быть хорошо на детекторе видно, они “фонить” должны.

Алексей Лобин. В зависимости от глубины, если там ил, а глубина метров семь...

Клим Жуков. Надо ставить георадар, значит. Это вопрос серьезной экспедиции. Специалисты есть. Они со дна моря достают такое, что уж... Волга, все-таки река, там не бывает таких штормов, как на море.

Алексей Лобин. Там единственная проблема. Волга русло немного поменяла. Когда делали Куйбышевское водохранилище. Но ориентир известный, остров этот Работка. Он и сейчас есть. Есть там, по-моему, населенный пункт одноименный.

Клим Жуков. В общем надо нырять и искать. Потом тебе сдадим на изучение.

Алексей Лобин. Я бы с удовольствием.

Клим Жуков. Лучше тебя все равно никто не знает эту тему. Спасибо. Очень интересно и познавательно. У нас, прямо скажем, Ливонская война теперь играет совсем другими красками. Потому, что мы все более наглядно представляем себе как конкретно это выглядело, при помощи чего воевали. В том числе, теперь мы более-менее разобрались с пушками. А теперь мы продолжим наше путешествие по полям Ливонии. В следующий раз поговорим о кампании 1559-1560 годов, о Фелинском взятии. Потом, через ролик, постараюсь вам рассказать о военной антропологии, о психологическом портрете дворян и детей боярских, которые воевали с нашей стороны. Соответственно, рейтар и ландскнехтов, которые воевали с той стороны. На сегодня все. Всем пока.


В новостях

22.06.18 13:10 Алексей Лобин об артиллерии времен Ливонской войны, комментарии: 14


Комментарии
Goblin рекомендует заказывать разработку сайтов в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 1

doc090
отправлено 23.06.18 12:02 | ответить | цитировать # 1


Спасибо Алексею Николаевичу за лекцию - прослушал с огромным интересом.
О сохранившихся стволах: году в 1999-м во дворе Артиллерийского музея я обратил внимание на несколько старинных пушечных стволов. Облезлая жестяная табличка гласила: "Пушки, захваченные русскими войсками у шведов в Полтавском сражении". Стволы были богато украшены рельефной славянской вязью, на двух или трёх я разобрал имя Андрей Чохов. Сверху на стволах было выбито клеймо с тремя шведскими коронами, словом Narva и датой 1700. Получается, что эти пушки отлил Чохов при Иване Грозном или Михаиле Романове, они были захвачены шведами в Нарве и отбиты нашими под Полтавой. Через несколько лет я не смог отыскать эти стволы во дворике Артиллерийского музея, их убрали.



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк