Новые подробности о фильме «Ленинградская сюита»

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Семья Сопрано | Сериал Breaking Bad | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии - Баир Иринчеев | Разное | Каталог

15.05.19



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Баир Иринчеев. Добрый день, уважаемые зрители. Добрый день, Светлана. Добрый день, Егор. Несколько месяцев назад мы уже встречались со Светланой и Егором и говорили о фильме “Ленинградская сюита”. Который посвящен теме, на которую у нас давно ничего не снимали. Это артисты, актеры, танцоры Кировского балета в блокадном Ленинграде. На прошлой передаче мы обсуждали, что последний фильм, “Мы смерти смотрели в лицо”, снимался в 1980-е годы. Тогда у нас шла речь, что собираем деньги, будут съемки. Прошло несколько месяцев. Съемки были у нас в музее. Я частично их видел. Поэтому мы решили встретиться вновь и рассказать, что происходит на проекте, что достигнуто за эти несколько месяцев. Что было достигнуто тем огромным трудом, который за эти месяцы проделан. Светлана, Егор, вы авторы сценария, вы авторы проекта. Что изменилось на проекте за время, которое прошло с нашей последней встречи?

Светлана Николаенко. Самое главное, что мы отсняли эпизод, на который мы собирали финансирование. Конечно, не все получается сразу. Мы четыре дня были в Выборге, снимали в музее Карельского перешейка. Там есть большой деревянный ангар. Там мы и снимали. У нас была по сценарию сцена выступления концертно-выездной бригады для рабочих и их семей. Это было начало марта, было очень холодно, минус пять. Ангар не отапливается, там ощущалось как минус десять.

Баир Иринчеев. Еще влажность.

Светлана Николаенко. Да. Было очень холодно. Два дня мы снимали. Еще один день до, это была подготовка. Конечно, мы ходили греться, когда была возможность. Условия были блокадные.

Баир Иринчеев. Все прочувствовали.

Светлана Николаенко. Это было лучше для истории. Аутентично. Девушки-балерины танцевали, у них был пар изо рта. Как это и было по-настоящему. Они действительно были замерзшие. Потрясающее зрелище.

Егор Шилов. Мы чуть-чуть приблизились с артистами к пониманию того, что могло быть. Но в кадре все очень аутентично. Там и пар изо рта, как сказала Света. Я поражаюсь мужеству девушек-артисток балета, которые при этих минус 5, которые ощущались как минус 10, несколько дублей подряд танцуют.

Баир Иринчеев. Это было самоотверженно, это раз. Во-вторых, ресурсы маленькие, костюмер не смог приехать. Костюмы делались на месте, все это затянулось. Смена у нас когда одна закончилась?

Светлана Николаенко. У нас в первый день до часу. Вторая до двух, до трех. К сожалению много было проблем по организации. Не хватало людей.

Баир Иринчеев. Светлана, с таким бюджетом это неудивительно. Я был на нескольких кино-проектах, там все понятно. У вас есть бюджет, есть люди, они все работают за зарплату. Все приехали, есть буфет какой-то. Есть где-то отапливаемое помещение. А тут ничего нет. Это конечно самоотверженное кинопроизводство. Вам огромное спасибо, что взялись. Я в беседах с товарищами сравнивал это с тем, что у вас есть танк, есть два человека из экипажа в пять человек. И вы все равно бросаетесь в бой. Вам за это огромное спасибо. Все очень старались. А то, что не все получилось... По-другому и быть не могло по большому счету с такими ограниченными ресурсами.

Светлана Николаенко. Я думаю, для нашей ситуации мы сделали все, что могли. Очень скоро мы сможем представить на суд зрителей то, что получилось. Мы уже закончили монтаж эпизода. Планировали быстрее, но это долгий творческий, технический процесс. Сейчас у нас идет речевое озвучивание. И цветовая коррекция идет.

Егор Шилов. Многие моменты приходили на площадке. Планировали одно. Понимаем, что из-за организационных проблем оно не склеивается. Внезапно поступает предложение: “Давайте попробуем”. Получается что-то, что гораздо тоньше и гораздо глубже. При этих условиях в какой-то момент артисты начали и движения экономить. У них тело начало работать абсолютно правильно. Если говорить про комичные ситуации, самой смешной ситуацией было... И смешной, и самоотверженной. Потому, что выглядело это очень смешно. Парням-артистам, исполнителю роли Нечаева и одного рядового огромное спасибо. Когда уже мы закончили съемки, ребята в пять утра побежали разгружать аппаратуру. Я считаю, что это настоящее творчество. Потому, что когда убирается идея финансового благополучия и люди идут работать, творить за идею, они думают, в первую очередь, о партнерах на площадке.

Баир Иринчеев. Также и опыт уникальный, я считаю. С такими ограниченными ресурсами. В первую очередь людскими. Когда людей не хватало. У нас же есть поговорка: “Одна голова хорошо, а две лучше”. Коллективное творчество всегда лучше, чем когда один человек вызывает вдохновение. А именно когда все собираются, все смотрят на ситуацию с разных сторон. В результате получается гораздо лучше, когда все вместе. Но конечно это сильно выбивает производство. Очень сильно замедляет съемочный процесс. Самое главное, что эпизод снят. Сложно было собрать всех девушек вместе. У всех же постоянная своя работа. У всех концерты. А их же пять было?

Светлана Николаенко. Шестеро девушек. Плюс еще актеры. Собрать всех в одно время, организовать.

Егор Шилов. Репетировать с точки зрения балета. Репетировать начали за полтора месяца до съемок. Еженедельно. Необходимо было попытаться еще и дать пластику и технику тех годов.

Баир Иринчеев. У вас историческая реконструкция получилась балета 1940-х годов?

Егор Шилов. Стараемся.

Баир Иринчеев. Вы знаете, с моей точки зрения это неважно. Потому, что 99 процентов зрителей не увидят особой разницы.

Светлана Николаенко. Зрители – да. Но люди из мира балета тоже будут смотреть.

Баир Иринчеев. Все должно быть на уровне, да. Если говорить о военном кино, образцы униформы, военной техники, снаряжение, вывешены в интернете, вы можете сами посмотреть. Здесь они хорошо сделали, здесь они схалтурили. Все-таки балет... Я когда начал читать дневники и прочее, такая тема, в которой разбираются очень немногие. Вы молодцы, что стараетесь с точки зрения балета все сделать правильно. Это вопрос, мне кажется, уважения к зрителю, в первую очередь. Сделать свою работу хорошо. Это то, что сейчас ушло из многих областей. Гордость за профессию, гордость за хорошо сделанную работу.

Егор Шилов. Отчасти это возникло из-за того, что очень ограниченная площадка. Когда мы говорили с хореографом...

Баир Иринчеев. Шесть на шесть.

Егор Шилов. “Там же будет невозможно по-настоящему выпрыгнуть“. - “Но ведь тогда был и прыжок поменьше“.

Светлана Николаенко. Тем более, что очень часто приходилось выступать в условиях, которые не подходят для полноценного танца.

Егор Шилов. Сцена два на два была.

Баир Иринчеев. Кузов грузовика. Огромное спасибо добровольцам нашего музея, которые построили сцену. Героическими усилиями за выходные или за двое выходных. Потому, что поняли, что иначе ничего не снять. Эпизод один отсняли. У меня сразу вопрос. А сколько еще снимать? Нужны ли масштабные съемки? Улицу всю отсняли или не всю?

Светлана Николаенко. Впереди еще много. Еще будет несколько концертов, которые нужно снимать.

Егор Шилов. Обязательно хотим показать концерт в филармонии в 1941 году.

Баир Иринчеев. Это уже не к нам.

Егор Шилов. Это крупная, массовая сцена. Потому, что концерт состоялся, не смотря на яростную бомбардировку. Во многих дневниках я читал, кто-то думал: “Ехать, не ехать. Бомбят с утра”. Кто-то из артистов думал: “Придут ли зрители?” Когда зал забился и это был полный аншлаг, не было свободных мест. Артисты увидели реакцию людей на свое творчество, они поняли: “Да, мы нужны городу”. Многие не понимали, как можно танцевать, когда другие уходят на фронт, воюют. После этого концерта пришло осознание: “Мы не просто можем, мы должны это делать. Потому, что это наша война“.

Светлана Николаенко. Это осень 1941 года, это начало. Очень важный концерт, хотим его показать. Еще есть пара уличных сцен, которые происходят зимой. Поэтому мы уходим в следующую зиму. Но это ничего страшного. Главное сделать хорошо, толково.

Баир Иринчеев. Добро пожаловать к нам. Хотел добавить, что в процессе обсуждения сценария, съемок, работы над фильмом стало ясно, что у нас не очень известен такой пласт источников, как дневники артистов Кировского и других театров. Когда я записывал здесь ролик о науке в блокадном Ленинграде, возник вопрос: “Чем занимались люди культуры?” Родилась мысль опубликовать дневники. Те, которые публиковались в 1948 году. Сейчас мы готовим книгу. Не знаем когда она выйдет. Будем стараться к фестивалю “Цифровая история”, который пройдет 18 мая в Санкт-Петербурге. Хотел зачитать в каких условиях все это происходило. Это запись из дневника Натальи Павловны Сахновской за 1 мая 1943 года. Блокада уже прорвана, но немецкие тяжелые батареи по-прежнему стоят в Стрельне, на Вороньей горе. С юго-запада они продолжают обстреливать город. Немцы прекрасно знали когда у нас праздники, они старались по праздникам нанести удары. 1 мая 1943 года. Я хотел зачитать одну страницу из дневника Натальи Павловны Сахновской. Эта глава так и названа “Тяжелый день испытаний”:


“Международный праздник трудящихся стал для нас, блокадников, тяжелым днем испытаний. С 8 часов утра и до вечера обстреливался город. Снаряды летели во все концы, неся смерть и увечья, лишая жителей крова. Наши выступления в этот день должны были начаться в филармонии в большом зале. Мы с Робертом бежали от Садовой улицы по улице Ракова. Район подвергался артобстрелу. Некогда было отсиживаться в бомбоубежище. Только мы добежали, за нами захлопнулась тяжелая дверь главного подъезда филармонии. Мы шагнули в вестибюль, как раздался взрыв. Попало в проходивший трамвай на Площади искусств. Страшно было узнать что осталось от людей. Не успели подняться в зрительный зал, снова ахнуло. На этот раз в карниз здания филармонии. Посыпался битый кирпич, стекло. Возле потолка в стене большая пробоина. Концерт не смог состояться. Впереди еще выступления. Должен состояться праздник 1 мая. Надо только благополучно перебежать по Невскому проспекту в наше хореографическое училище, где находится наш сборный пункт и военно-шефская комиссия, чтобы получить направление. Страшно увидеть кровь на Площади искусств. Выходим из филармонии через боковой подъезд и спешим по Невскому. Несколько человек осматривают разрушения в Гостином дворе. Среди них узнаем председателя горисполкома Р. С. Попкова. Наши партийные руководители вызывают уважение своим умным руководством, заботой о людях и городе. Мы добежали. Где-то совсем близко сильный взрыв и несколько подряд. Мы поднялись на третий этаж. Кое-кто из артистов уже был там. Вдруг появилась Алла Мерецкая. Вся в крови. Ее трясла лихорадка, она не могла выговорить ни слова. Все мы засуетились вокруг нее, усадили, смыли кровь. Из несвязного рассказа мы поняли, что она ехала в трамвае, шедшем по Невскому проспекту. На углу Садовой упал снаряд. Очевидно, рядом с трамваем. Убитые и раненые упали на нее и защитили своими телами”.


Такой дневник полностью был опубликован, насколько я понимаю, один раз. В 1992 году супругом Натальи Павловны.

Егор Шилов. Этот дневник почти не разошелся по массовому читателю. Одна из копий этой книги была обнаружена на помойке и передана в музей.

Баир Иринчеев. Ну, да. Это еще один привет из “святых“ 1990-х. Такие вещи выбрасывались. Блокада стала огромным контрастом с тем, что было до войны. Она здесь пишет: “После концертов я редко возвращалась домой одна”. Поклонники, цветы...

Егор Шилов. В самую тяжелую зиму, когда ее муж, Роберт Иосифович Гербек, слег в больницу, она каждый день пешком ходила к нему в больницу. Пыталась найти что-то покушать, что-то ему принести. Весь дневник Натальи Павловны Сахновской пронизан глубочайшей любовью к мужу.

Баир Иринчеев. Я так понял, это их вытащило. Они друг за друга держались. Друг друга поддерживали. Второе. Это артист. Глубоко переживает и может изложить красиво. Я бы сказал, что это не обычный блокадный дневник, это несколько глубже. Он имеет не только документальную ценность. Имеет и художественную ценность. То, как она описывает, это картины встают. Воспоминания публиковали, но тираж небольшой. Якобы это не интересует массового читателя. Огромное количество есть воспоминаний и дневников блокадников. Есть интервью с нашими бойцами и командирами. А артистов и было не так много. Они сначала выживали, потом выезжали на фронт.

Егор Шилов. У Натальи Павловны приводится, что за февраль они дали 38 концертов. Это не считая выступлений в блокадном театре, где в 1942 году они поставили балет “Эсмеральда”. Сделали декорации, костюмы. Помимо балета “Эсмеральда” шефские концерты, выступления в домах культуры, в клубах. Дальше идет постановка балета “Шопениана” Фокина. Классический балет. Дальше они ставят “Конька-горбунка”. Премьера “Шопенианы” прошла в Кронштадте. У Натальи Павловны очень ярко описано путешествие в Кронштадт. 4 часа утра, они сели на небольшой катер. Под дымовой завесой, под обстрелом добрались до Кронштадта.

Баир Иринчеев. Они шли из Лисьего Носа, если я правильно помню.

Егор Шилов. Они вернулись в Лисий Нос, а шли они через Ораниенбаум.

Баир Иринчеев. В 1943 году им нечего было делать на Ораниенбаумском плацдарме, если только они не давали концерт. По этим катерам, которые бегали из Лисьего Носа в Кронштадт. По ним стреляли наши соседи финны. Потому, что Лисий Нос от немцев загорожен самим Кронштадтом. Финны трофейными советскими орудиями работали по нашим кораблям, которые ходили в Кронштадт. Но там им противодействовала Красная Горка. Как только финны открывали огонь, сразу открывали огонь, старались их заставить замолчать. Мы немного отошли в сторону от фильма. Ты сказал, что этот проект становится чем-то большим, чем фильм.

Егор Шилов. По-другому и быть не могло. У меня лежат дневники, рядом сценарий, куда я пометки вношу, что можно было бы дополнить, раскрыть. Потому, что чем больше я открываю источников, тем больше я понимаю, что нужно вносить какие-то поправки. Что-то где-то увеличивать, расширять. Для меня это нечто большее, чем фильм потому, что мне кажется, мы как петербуржцы, ленинградцы должны отдать долг памяти тем артистам, которые здесь остались. Которые действительно поддерживали боевой дух ленинградцев, бойцов. Выезды на фронт, описанные Натальей Павловной... Когда они приезжают, начинается обстрел, на сцене два на два отыгрывают танец. Когда их принимают, бойцы с юмором относятся... Описывалась история, что они приехали на концерт, а организатор концерта забыл организовать музыкальные инструменты. Оркестр переглянулся, вытащили расчески, начали играть на расческах. Под это танцевали. Солдаты стали подпевать. Родилась семейная атмосфера. То, что описывает Наталья Павловна: “Мы стали семьей. Мы приезжали не просто к бойцам. Мы приезжали к друзьям, к родным”. У нее описывается трагическая история. Они выступали на катере. “Один раз приезжаем и узнаем, что капитан, который нам подарил шапку и статуэтку погиб”. Видно, что это для нее было большим горем.

Светлана Николаенко. Теперь мы еще больше погружаемся в эти источники. Очень интересно. Которые нигде не показаны. Хочется еще больше деталей добавить, каких-то оттенков.

Егор Шилов. Сейчас появилась возможность прочесть полную версию дневников Ольги Генриховны. Даже то, что не было опубликовано в книжке 1948 года. Там описывает гораздо более детально. Даже события начала войны. 22 июня она вышла на улицу, поехала к швее. И только у швеи она узнала что случилось. Она посмотрела на улицу, там было много людей. Я чувствую, что чувствовали эти люди. Наталья Павловна, Ольга Генриховна в какой-то степени стали очень родными.

Баир Иринчеев. Да. Они, как артисты, через себя все пропускают. Как творческие люди. Технические работники, они тоже оставили подробные дневники. Но там гораздо меньше эмоций. Как выжить, что надо есть, как надо одеваться. Там другое видение. Там у Ольги Генриховны, что надо работать, надо помогать стране: ”Меня в стационар положили. Спецпаек выдали какой-то. Мне все это выдали бесплатно. Поэтому я считаю, что я должна это вернуть каким-то образом своей стране”. Там описывается стационар в ”Астории”. У Ольги Генриховны описано, что когда она туда приехала, там все было очень плохо. Температура около нуля, питание еще не налажено. Потом она говорит, что за неделю наладили паровое отопление, стало тепло. Она смотрит на окно и видит, что там лед оттаял. Она видит Ленинград, у нее появляется надежда, что мы победим, что город выживет. Она говорит: ”Как они это сделали?” За неделю все наладили. То, что Глинка пишет, касается небольшого периода становления стационара.

Егор Шилов. В этом стационаре сформировалась особая творческая атмосфера: ”По вечерам мы собирались, слушали рояль. Пианист в халате и в шубе обещал Шопена вечером сыграть”.

Баир Иринчеев. Это творческая интеллигенция очень деятельная. На тот момент, когда наш с вами ролик выйдет, будет этот эпизод?

Светлана Николаенко. Трейлер.

Баир Иринчеев. Трейлер уже будет. Можете посмотреть. Снималось все это с большой стойкостью, самоотверженностью, мужеством. Это, я так понимаю, второй монтаж уже. Первый не очень.

Светлана Николаенко. Третий монтаж.

Баир Иринчеев. Бесконечный процесс. Всегда можно улучшать. Что сейчас в планах. Общение с продюсерами?

Светлана Николаенко. Поскольку у нас сейчас будет эпизод, на который мы надеялись, мы уже может общаться со спонсорами, продюсерами. Показывать. У нас есть что показать. Не просто наши слова, наша уверенность, но и маленький эпизод, который мы можем везде показывать и распространять. Поэтому на него и будем делать упор.

Баир Иринчеев. Но, тем не менее, сбор средств продолжается. Сценарий потихонечку дорабатывается с учетом тех источников, которые новые появились. Я так понимаю, племянница Ольги Генриховны передала не только рукопись, но и документы.

Егор Шилов. Напечатанные рукописи. Документы она показала, дала сфотографировать.

Баир Иринчеев. Надеюсь, что удастся ее уговорить. На ”Цифровой истории” 18 мая в витрине под нашу ответственность выставить, потом ей вернуть. Буквально один день показать. В любом случае на ”Цифровой истории” 18 мая будет стенд небольшой. С вами можно будет встретиться, пообщаться по проекту.

Светлана Николаенко. Мы даже сможем показать трейлер, небольшой фрагмент.

Баир Иринчеев. То есть, будет на ”Цифровой истории” возможность посмотреть и пообщаться со съемочной группой проекта ”Ленинградская сюита”. То есть, работа идет.

Егор Шилов. Работа идет. Сбор продолжается. Недавно подключили PayPal. В остальном продолжается упорная творческая работа. Возникают правки сценария, они не глобальные. Чаще всего то, что мы описали в сценарии, находит подтверждение в дневниках, обрастает таким количеством деталей. Мы понимаем, что какие-то персонажи, которых мы задали в истории, их можно заменить реально существующим героем. Директор театра Беляков. Героическая личность. Театр в своих мастерских занимался изготовлением маскировочных сетей. Пошивочные цеха театра занимались пошивкой формы для военных, ватников. Когда снаряд попал в театр директор Беляков обходил театр и думал, что снаряд попал, а нет пожара. Ходил, искал. Наконец под оркестровой ямой нашел очаг возгорания. Затушил сам, утром сообщил об этом. В дневниках Натальи Павловны и Ольги Генриховны директор театра упоминается как человек, который старался помочь артистам. Такие моменты хочется отразить в фильме.

Светлана Николаенко. Работа идет, мы добавляем разные детали.

Егор Шилов. Пытаемся составить какой-то план того, как мы это будем снимать дальше.

Светлана Николаенко. На ближайшей съемке чтобы было понятно, что делать.

Баир Иринчеев. У нас история ноябрь-декабрь. То есть, нужно ждать следующей зимы.

Светлана Николаенко. У нас есть интерьерные сцены. Есть детали, которые можно снимать в любое время.

Баир Иринчеев. Надо составить план съемок. Что можно снять на небольшие средства. Учитывая, что все актеры где-то работают. Их надо всех упрашивать. Уважаемые зрители, постараемся сделать маленькую выставку. Это раз. Второе. Будет показан трейлер фильма. Трейлер у вас небольшой. Ну, и третье, что можно будет с вами пообщаться. Будем всячески стараться выпустить книгу дневников и воспоминаний артистов Кировского театра. Если не получится к этому фестивалю, мы в любом случае выпустим. Но будет это либо на летнем фестивале под Москвой, либо на осеннем фестивале где-то еще. В планах у нас эту книгу напечатать. Я считаю, что это нельзя не публиковать. Это должно быть опубликовано, введено и в научный оборот. Очень тяжелое чтение. Описывается ужасный период. Люди, тонко переживающие, описывают очень подробно. Очень доверительно. Я считаю, что это должны люди знать. Как творческие люди это все ощущали. Какой вклад они внесли в общее дело победы над врагом. Еще раз хотел бы зачитать:


”1 июня. В мае у нас с Робертом 38 выступлений. Месяц закончился открытием Сада отдыха. 29, 30, 31 погода была холодная. Танцевать было тяжело. Было трудно дышать. Хуже всего было 30. Перед Садом отдыха ездили на концерт на открытой грузовой машине. 1 и 2 июня работаем по утрам, выступаем днем и вечером. 3 июня состоялся большой, торжественный концерт в честь награждения воинов, моряков, работников подразделений МПВО и других защитников нашего города медалями ”За оборону Ленинграда”. Как мы горды за них и за то, что учреждена такая медаль”.


Баир Иринчеев. То есть, они каждый день, как минимум, одно выступление делали. Работали самоотверженно, на износ. Это тоже хорошо бы показать в фильме. Светлана, Егор, что-то еще хотели бы сказать?

Светлана Николаенко. Мы очень рады, что работа продолжается. И даже то, что мы дописываем сценарий для нас не тяжесть. Наоборот, мы рады. Такая глобальная, такая интересная работа, столько новых деталей узнаешь. Хочется сделать наше повествование еще глубже, еще интереснее.

Егор Шилов. Хочется поблагодарить тех, кто поддержал наш фильм. У нас благодаря вам появилась возможность снять наш эпизодик и огромное вам спасибо.

Светлана Николаенко. Мы очень рады, что появилась поддержка от людей. Часто нам люди пишут: ”Как вам можно помочь? Что можно еще сделать?” Это самое главное. Когда ты чувствуешь поддержку. Такая история нужна людям.

Егор Шилов. Спасибо.

Баир Иринчеев. Да. Спасибо всем большое. Добро пожаловать на фестиваль ”Цифровая история”, где будет премьера трейлера. И где будет возможность пообщаться со Светланой и Егором. Где мы будем стараться сделать и выставку, и представить вам книгу воспоминаний и дневников артистов Кировского театра. Рабочее называние ”Танцуя под обстрелами”. Спасибо большое. До новых встреч.


В новостях

15.05.19 16:04 Новые подробности о фильме «Ленинградская сюита», комментарии: 4


Комментарии
Goblin рекомендует заказывать разработку сайтов в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 1

Dr.Rysev
отправлено 24.05.19 16:17 | ответить | цитировать # 1


Доброго времени суток. Не менее интересная тема для разведопроса - работа медицинских учреждений в период блокады, в частности службы крови. Очень хотелось бы послушать или даже рассказать



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудио в Spotify

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк