Клим Жуков о крестовых походах, часть 4: Первый крестовый поход

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Семья Сопрано | Сериал Breaking Bad | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии - Клим Жуков | Разное | Каталог

14.08.19



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую. Клим Александрович.

Клим Жуков. Добрый день. Всем привет.

Д.Ю. Что сегодня?

Клим Жуков. Сегодня мы поговорим про первый крестовый поход. Потому, что все уже назрело. Я думаю, что мы так поступим. В силу того, что у нас система погружения в тематику... Она той версии, которую мы утвердили во время рассмотрения эпохи викингов. Это погружение в мир сам. Не обязательно рассказывать про все события. В конце концов, крестовых походов было 9, учитывая поход Петра Пустынника и бедноты. А рыцарских 8. Плюс еще крестовые походы против альбигойцев, крестовые походы в Прибалтику. Потом XV, XVI века псевдо крестовые походы. Про каждый не рассказать. Это слишком много. Сейчас я хочу самый показательный, самый главный крестовый поход, первый, осветить. Насколько мы это сможем за один раз сделать. Потому поговорить про религии эпохи крестовых походов. Что там творилось. Потому, что много чего творилось. А потом дальше пойдем.

Д.Ю. Давай.

Клим Жуков. Этот ролик будет такой, следующий про религии. Пока хочу напомнить всем, что у нас продолжаются лекции ежемесячные ,посвященные военному делу средневековой Руси. И мы первую серию заканчиваем 22 августа. Будет лекция “От победы на Дону к поражению на Ворскле”. Это взаимоотношения Великого княжества Литовского, Руси и Орды. Соответственно, как получилось победить на Дону, как получилось проиграть на Ворскле. С использованием почти тех же самых действующих лиц. От 1380 до 1399 года. На Заневском, 37. В том же самом зале, где мы обычно все и проводим.

Д.Ю. Линк под роликом.

Клим Жуков. На прошлую лекцию пришло столько народу, что я озадачился. В зале 232 места. Люди стояли на балконе, в проходах. А зала нормального в Питере, чтобы не 1000 мест, а мест 500. Чтобы он был оборудован светом, звуком. Такого просто нет за приемлемые деньги. Или 1000, или 150-250. Что происходит? Не понимаю.

Д.Ю. Видимо, как я предполагаю, такие мероприятия бывают нечасто. Надеюсь, ты разовьешь.

Клим Жуков. Будем стараться.

Д.Ю. И доберешься до концертного зала “Октябрьский”.

Клим Жуков. Да. Я надеюсь, мы доберемся в конце концов. У нас же есть одна затея.

Д.Ю. Как раз для “Октябрьского”.

Клим Жуков. Не будем пока про нее рассказывать. Но вы готовьтесь.

Д.Ю. Да. Вынужден сообщить, у нас за стеной общественный туалет, некоторым образом. На два посадочных места. Его ремонтируют. Гнут какое-то железо. Не то унитазы куют. Будут стучать. Извините.

Клим Жуков. Я теперь хочу каждую историю про крестовый поход начинать крестоносным анекдотом. Сидят два молодых человека в кафе. К ним подходит официантка и говорит: “Что будем брать, мальчики?” Они отвечают: “Мы будем брать Иерусалим”. Начать про первый крестовый поход хочу цитатой из “Истории, обработанной Сатириконом”. Там сказано смешно, метафорически. Как обычно. “Крестовые походы - своеобразнейшая полоса в истории человечества. Можно с уверенностью сказать, что если Луна имеет или имела свою историю, то Каталаунская битва могла быть, и гвельфы и гибеллины - также, и "его местоимение" Генрих Птицелов - также, но крестовые походы - никогда. Прежде всего откуда на Луне взяться евреям? А для того чтобы осуществить настоящий священный крестовый поход - необходимо убивать евреев. Начать с того, что цель крестовых походов была вовсе не в том, чтобы убивать встречных евреев, а в том, чтобы освободить гроб Господень из рук магометан. Евреи же просто попадались по дорогам, и их убийство нисколько не утомляло благородных рыцарей, имеющих на одежде изображение красного креста. Здесь между прочими рыцарями был и Готфрид Бульонский - имя, которое по неизвестной мнемонической причине остается в памяти русского интеллигента даже тогда, когда все прочие имена и цифры древней, средней и новой истории им давно забыты. Собственно говоря, одним этим и замечателен благочестивый герцог. Но популярность его в среде русской интеллигенции огромна”. Я провел некий опрос и выясняется, что в среде русской интеллигенции Готфрида Бульонского почему-то помнят.

Д.Ю. Хорошо, не Солянский и не Борщевой.

Клим Жуков. Итак. 1090-е годы...

Д.Ю. Извини, перебью. Я бегал по Франции, искал эти Каталаунские поля. Они их до сих пор не нашли. У нас Куликовское поле нашли.

Клим Жуков. Там ни одного ориентира в источниках не оставлено. Я думаю, она была примерно такая же, как Куликовская битва. Там 6 тысяч с одной и 7 тысяч с другой. Все сказали: “Как много. Чтобы стыдно перед потомками не было скажем 500 тысяч. Мы все понимаем. Они все равно поверить не смогут. И даже полей найти не смогут. Поэтому врать можно все, что угодно”. Про крестовые походы тоже врут постоянно. Потому, что у магометан армии маленькими отрядами по 100 тысяч человек.

Д.Ю. Я, кстати, был в Храме Гроба Господня. С большим интересом. Я поскольку не очень погружен, так сказать, в христианскую религию. Там при входе каменная плита, на которой, якобы, тело Христа лежало. За нее подержаться надо. Я подержался. А потом там внутри оказалась Голгофа, где крест стоял. Тут я перешел на бег. Сунулся в источники. Оказалось, что это какая-то императрица Византийская Елена сказала, что это было примерно тут. Построили храм.

Клим Жуков. Так и было. Ей явилось чего-то там. Или она так всем сообщила, что было видение. И немедленно построили. Там такого в ходе, в том числе, и крестовых походов было очень много. Видения посещали всех не стесняясь.

Д.Ю. Там красивая, где могила была... Или как это называется?

Клим Жуков. Пещера. Погребальная пещера.

Д.Ю. А над ней построена кувуклия красоты нечеловеческой.

Клим Жуков. Это там, где загорается во время Пасхи огонь.

Д.Ю. Говорят, что турки, когда турецкая империя была, потребовали показать как он загорается. И запротоколировали все это. Пришлось показать, что его зажигают. Неважно. Такой красоты нечеловеческой. Там все такое это византийское. Очень красиво. Но внутрь не залез. Там очередь была.

Клим Жуков. Там вся топография, она прямо сразу говорит, что все это с Евангельскими рассказами бьется с огромным трудом, а сами Евангельские рассказы внутри себя с хронологией истории тоже не бьются. Потому, что начать с того, что вся история про распятие Христа, что пришел злобный Понтий Пилат. И пыточный отряд все организовал. Это невозможно потому, что в это время в Иерусалиме не было ни Понтия Пилата, ни римских солдат.

Д.Ю. В отъезде был.

Клим Жуков. Они базировались в другом месте. В Иерусалиме в это время не было наместника римского. А это все описание истории, прямо скажем, уже после 60-х годов нашей эры. Когда после известного восстания римляне всем наклали и сказали: “Мы тут с вашей независимостью наплакались уже. Хватит. Теперь у вас здесь будет и легион, и пыточный отряд”.

Д.Ю. Все, как у людей.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. А ты смотрел художественный фильм “Страсти Христовы”?

Клим Жуков. Смотрел.

Д.Ю. Я пол одеяла сжевал. Даже ветеранам конвойной службы такое смотреть невозможно. Такой ужас. А папа римский сказал, что все так и было. А фильм к прокату в Израиле запретили. Я спросил израильских камрадов: “В чем дело?” Мне сказали: “Ты обратил внимание, что Сатана ходит только за евреями?” Я не обратил, но подход интересный.

Клим Жуков. Итак. 1090-е годы. А конкретно середина...

Д.Ю. Храм уже был?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. И вокруг магометане?

Клим Жуков. А еще евреи. А еще куча христиан разных типов. Да еще и магометане разных типов. В корне недопустимо. Папа Урбан, чтобы прекратить безобразие, разброд и шатание среди личного состава немедленно организовал сквозную агитацию среди церквей, монастырей клюнийской конгрегации. Принялся агитировать их за правильное.

Д.Ю. Монастырь в Клюни. Я помню, там давали обет молчания. Я правильно помню? Говорить нельзя было, они языком глухонемых овладели.

Клим Жуков. Кое-какие герои крестовых походов умудрились, не смотря на то, что все были добрые католики, даже окрестности самого Клюнийского монастыря разорить. “Не могу смотреть на ваше благополучие”. В 1095 году, за год до начала крестового похода, непосредственно перед Клермонским собором, о котором мы говорили в первый раз, он посетил... Я бы сначала посетил всех королей. Ничего похожего. Он вообще ни к какому королю не поехал. Первым делом он посетил епископа Адемара Монтейльского. Из Монтелимара, урожденного графа де Валентинуа. Он был младшим сыном, отправили на службу дорогому отечеству по духовной линии. Это в северном Провансе. Мы точно не знаем, стенограммы их встречи не сохранилось, но в силу того, что именно Адемара первого посетили и именно он стал легатом при папском войске, видимо, о чем-то таком они и договаривались. Что показывает, что к Клермонскому собору папа подошел уже подготовленным. А потом он посетил Раймонда IV, графа Тулузского. Будущего одного из героев крестовых походов. Первого крестового похода. Казалось бы, правильнее было бы посетить Филиппа I, короля Франции. Если вы собираетесь всех французов подпрячь под крестовый поход, нужно к самому главному идти. Тем более, что посещение Раймонда... Ему было 53 года, он был очень опытный дипломат, военный, посещал Иерусалим в 1071 году. Было бы оправданно, если бы, например, Филиппу было 7 лет. Что он решает? Понятно, что ничего. Но Филиппу-то было 43. Кажется, что этот выбор, мягко говоря, не очевиден. Мы отлично понимаем, что это Средние века. Излет раннего Средневековья. Король, это вообще не правитель Франции. Это первый среди очень равных. И нужно обращаться к людям, которые реально что-то решают. Но все-таки король, это король. Наличием своего титула мог бы гораздо эффективнее организовать дорогое отечество на поход. Но нет, к нему не обращаются. Совсем.

Д.Ю. Что-то политическое? Или они сразу искали людей, которые решают...

Клим Жуков. А вот мы сейчас опишем пример Раймонда Тулузского. Кто он собственно такой. Приготовьтесь к нырку в волшебный мир Средневековья. Почему они к нему обратились. Пример показательный. Именно так решалась политика... Так решалась механика политики в Средние века. Через родственные связи конечно. 53 года дяденьке, он сын Понса Тулузского.

Д.Ю. Кто такой Понс? Имя?

Клим Жуков. Да. Понс граф Тулузский, его папа. И девушки по имени Альмодис де ла Марш. То есть, от отца ему по наследству досталась Тулуза. И Готская марка. Это в южной Франции. Не очень большая территория, которая граничила в свое время с владениями вестготов. Поэтому она и Готская марка. Мать отца, бабка его, была девушка по имени Эмма Прованская. И через бабку ему досталась часть Прованса и титул графа Прованского. Не весь Прованс. Там параллельно с ним еще были. Прованс – территория очень большая. В это время там единый правитель существовать не мог. Но часть Прованса у него была. И титул. Мы теперь посмотрим на семейку Понса Тулузского. Первая жена у него была некто Майора, дочь Санчо, третьего короля Наваррского. В Испании. Альмодис де ла Марш была вторая жена. А третья жена была дочь Рамиро I, короля Арагона. То есть, наследник Понса по факту того, что папа два раза был женат на испанских девушках, имел глубочайшие связи в Испании. Плюс он уже там воевал в 1080-е годы против мавров, против арабов. Он имел непосредственный опыт сражений с чем-то, с чем придется столкнуться потом в Святой Земле. Не совсем с тем же. Однотипные войска. Очень много легкой конницы. А вот тут посмотрим на маму. Потому, что Альмодис ле ла Марш была девушкой не просто непростая девушка, а девушка яркой феодальной карьеры. Она до Понса успела побывать замужем. Была замужем за Гуго V де Лузиньяном. Это папа Гуго VI де Лузиньяна, одного из героев первого крестового похода. Это южная Франция, очень могущественный сеньор. Потом с Гуго ей пришлось развестись потому, что она была ему двоюродная сестра.

А тут подоспела клюнийская реформа, запретили. Это слишком близкородственные связи. Хотя бы на троюродной сестре. Куда это годится? Именно поэтому Генрих I Капетинг вынужден был жениться на Анне Ярославне, дочке Ярослава Мудрого. Чтобы не было никаких проблем с освящением брака у папы. Об этом мы тоже поговорим чуть позже. Еще один перспективный участник крестового похода одновременно приходился Раймонду IV Тулузскому сводным братом и троюродным братом. Просто по факту, что такая мама была. Мама вышла замуж за Понса Тулузского. Они пробыли в браке некоторое время, нарожали кучу детей. И в 1053 году был произведен пиратский налет на Нарбонну. При помощи эмира Тортоса и графа Барселоны Рамона Беренгера I. Он с мусульманами договорился, налетел с целью Альмодис похитить. И похитил, увез ее к себе. Она была не разведена, он ее выдал за себя замуж. И они вместе родили четырех детей. Двух мальчиков и двух девочек. Как это умудрились сделать, учитывая, что это не крестьянская дочка. Так или иначе имело бы некий отклик. Оно имело некий отклик. Их потом отлучили от церкви.

Д.Ю. Пытались привести в чувство.

Клим Жуков. Да. Это вообще никак не помогло потому, что он заставил местных попов их расписать законным браком. Четверо детей, все крещенные. Они были реально крещены, это крещение было воспринято папским престолом, говорит о том, что потом одного из них отлучили от церкви. Значит, было от чего отлучать. У него было два сына. Беренгер Рамон II и второй сын Рамон Беренгер. Один так, а другой этак. Закончила она нехорошо, ее убил пасынок, сын третьего мужа от первого брака. Она стала протаскивать своих детей, а у графа Барселонского были дети от первой жены. Чтобы все это не приобрело нехороший оттенок, ее пасынок прибил.

Д.Ю. Мы еще никуда не углубились. Какое кубло.

Клим Жуков. То есть, таким образом сын Альмодис де ла Марш, Раймонд Тулузский, он просто по факту своего рождения имел настолько плотные связи на юге Франции и в Испании, что было понятно, что только этот человек сможет возглавить все это огромное, пестрое, недружное южно-французское ополчение. Это во-первых. Юг Франции из всей Франции ближе всего к цели крестового похода. Поэтому договариваться нужно было не с королем Франции, а с Раймондом IV Тулузским. Если что, все попрутся через его земли. Это крайне показательный момент. На нем я остановился как на примере. Как тогда делалась политика. Папа Урбан, имея в виду свое посольство, должен был эти родственные связи держать в голове. Знать к кому ехать. Какой-то его советник, который знал кто кому родственник ,кто женат на ком.

Д.Ю. Существует такая теория, что этот гигантский человеческий мозг создался и обострился благодаря решению подобных задач. Кто чей родственник, кто с кем дружит, кто не дружит. В башке такое удержать непросто.

Клим Жуков. Я когда разбираюсь со всеми этими сволочами, я чувствую, что у меня новые извилины отрастают. В дальнейшем был Клермонский собор. Мы об этом уже сказали. И вокруг клюнийской конгрегации стал собираться круг людей, которые были готовы к нападению на владения сельджуков. Вместе с войсками византийского императора Алексея I Комнина. Естественно, призыв был чисто религиозный. Тут нужно напомнить, что то, что мы обсуждали в первой серии, в первом ролике, что религиозный призыв, по нашим понятиям, маскировал чисто грабительские цели. Но это по нашим понятиям. Для тех людей строго параллельно. Более того, мы не можем сказать у кого преобладала какая задача. Потому, что масса людей шла в самом деле в паломничество отмаливать грехи, освобождать Гроб Господень. Конечно, имея в виду, что их за такое благое дело наградят. Потому, что невозможно сделать столько хороших дел и чтобы тебе не отвалилась какая-нибудь премия. В конце концов, это честно заслуженная премия.

Д.Ю. А в чем задача? Если магометане церковь не сломали, а там все как есть, что они освобождать собрались? Туда ходить нельзя было? Что не так? Что хотели сделать?

Клим Жуков. Потому, что вполне понятно. Это материальная причина. Те рыцари, в первую очередь из высшей аристократии, которые там бывали, они знали, что нет никакого единого магометанского мира. Значит, отнять можно. Раз они все дерутся друг с другом. Приезжая в Иерусалим, Раймонд IV отлично видел, что у них там творится то же самое, что творится во Франции. То есть, все режут, травят, интригуют, никто ни с кем не может договориться. И это приправлено густой религиозной ненавистью.

Д.Ю. “Идет нормальная цивилизованная жизнь”.

Клим Жуков. Потому, что приехав в родную Францию, увидев кучу сволочей, своих родственников, друзей, Раймонд Тулузский понимал, что они все католики, у них у всех есть высший духовный авторитет – папа римский. Когда он приехал в Иерусалим, он увидел, что, во-первых, есть сунниты, сельджуки. Эти сунниты... Хотя, вроде бы, они все мусульмане. Вся эта гигантская сельджукская империя уже готова развалиться. По факту она уже развалилась. Но де-юре еще нет.

Д.Ю. Сельджуки, это турки?

Клим Жуков. Огузы. Мы о них подробно говорили в первой ролике.

Д.Ю. Агузарова, она огуз?

Клим Жуков. Не знаю. Она Агузарова. Или Огузарова? Агузарова. Совсем другое дело. Потому, что есть у них Амали-шах. Он очень авторитетный правитель. Но как только он помрет, все сразу развалится, незамедлительно. А на что развалится? В каждом городе сидит свой бек. Какой-то областью управляет эмир. Они по факту все слабо зависят от центра. А, может быть, враждуют с какими-нибудь соседями. И он видит, как они режут друг друга, происходят междоусобные войны. Между двумя городами. Они не поделили границу между собой, они передрались. А при этом огромный султанат уже делится на центральную часть с центром... Кочующая столица. Исфахан, Мерв, туда, в сторону Каспийского моря. А тут у нас есть Румийский султанат. Он тоже сельджукский, но он по факту независимый. И у него очень сложные отношения с сельджукским центром. Есть Конийский султанат. Это только то, что находится в Малой Азии. А центр дробится на два султаната. Они непосредственно не граничат с будущим театром военных действий, но все равно единства в них нет. Это большие территории, которые отваливаются от центра. И внутри них в каждом городе свой эмир или атабек. И отлично может внутри маленького султаната устроить гражданскую войну. И не только может, но и устраивает. Это не считается чем-то ненормальным. Они все вместе собираются лупить византийцев. Потому, что земли можно отнять только у них. И это большая благородная цель, которая их на какое-то время объединяет. Но земли в Малой Азии кончаются. После поражения при Манцикерте в 1071 году Малая Азия вся, до Босфора, отваливается сельджукам. Значит, новых земель взять больше негде. Нужно их брать друг у друга.

Д.Ю. Неплохо.

Клим Жуков. При этом сельджукская военная машина, если взять ее как нечто совокупное, сталкивается в Палестине с шиитами, с Фатимидским Египтом. Внутри шиитов поднимает голову движение исмаилитов, которые тоже шииты. Тоже считают, что власть праведного халифа должна принадлежать потомкам Али, зятя пророка. Но шестой халиф лишил своего сына, старшего сына, Исмаила, законного наследника, наследства. И часть людей не согласилась с этим решением. Это было в VIII веке. Стало развиваться движение поклонников власти потомков Исмаила. И получается, что есть сунниты, а с другой стороны шииты. Шииты с суннитами схватились друг с другом за Палестину. Значит, там можно вклиниться. При этом и шииты не смогут организовать какого-то общего фронта. Потому, что у них внутри не все в порядке. Даже на религиозной почве. Уж про суннитов я только что рассказал. У себя, по сравнению с тем, что происходило там, Раймонд Тулузский видел железный порядок. “У нас гораздо лучше все, у нас есть только католики”. Как он думал, конечно. Тулуза, Лангедок, Готская марка совсем скоро станет ареной кровавой Альбигойской истории. Потому, что оказывается, что среди этих людей была масса не совсем добрых католиков. Это до времени никого не напрягало. А скоро напряжет. Тогда они об этом не думали. Дальше я хочу процитировать советского исследователя крестовых походов Заборова: ”Не будем упрощать историю: рыцарство не оставалось безразлично и к религиозным лозунгам похода, сформулированным папой. Реальные, т.е. грабительские, цели войны большинству феодалов представлялись окутанными религиозным покровом. В воображении сеньора спасение христианских святынь символизировало подвиг, в котором высшие, религиозные цели сливались с вполне посюсторонними, сугубо захватническими устремлениями. Согласно средневековым представлениям, в такой слитности, казалось бы, несовместимых начал, в действительности не было никакого противоречия. Крестовый поход рисовался рыцарству продолжением паломничеств, иначе говоря, своего рода вооруженным паломничеством. В нем воплощались и самоотречение во имя высших целей, связанное с отказом от земных сует и от привычных ценностей — ради наинадежнейшего спасения души, и акт покаяния, искупления грехов, причем сами рыцари мнили себя — именно в таких терминах выражают их самосознание хроники и иные свидетельства современников — ”бедняками Христовыми”, ”из любви ко Христу” пренебрегающими низменными практическими интересами. Вместе с тем Крестовый поход олицетворял и заслугу его участников перед Всевышним, который вознаградит преданных ему чад, даровав им победу, а с нею и добычу, и богатство, и земли, который выкажет им свое благоволение, продемонстрирует им богоизбранность ”верных”, готовых положить за него, Господа, ”живот свой”.

Д.Ю. Толково.

Клим Жуков. В обще это... Там три предложения, в которых в основном выражена идея, которая, как представляется современным ученым, сплеталась в основе клюнийской пропаганды крестового похода. И того отклика, который она находила в умах паствы. Когда мы говорим о грабительских целях, нужно понять, что участие в крестовом походе для высшей аристократии, Раймонда Тулузского, Годфруа из Булони, его братьев, это им стоило примерно пяти годовых ВВП вверенных им территорий. Весь доход, который у них есть за пять лет нужно было потратить на то, чтобы туда поехать. Потому, что ехать приходилось не в настоящее паломничество, а везти с собой войска, которые нужно было безостановочно кормить. Снаряжать их лошадьми, обеспечивать фураж, обеспечивать прокорм на всем этом огромном пути. Нанимать корабли у итальянцев. То есть, да, перспективы гигантские, но это же без всякой гарантии. Что случится по пути.

Д.Ю. Если прижмут к реке, никаких гарантий.

Клим Жуков. Никаких гарантий, а потратить нужно астрономическую по тем временам сумму. Это сейчас кажется, доход Тарентского графства, его на карте Италии можно ногтем закрыть. Серьезная сумма. Она представима. Но это была не сумма денег. Это невозможно было скопить в виде монет и потом потратить по дороге. Нужно было натуральным образом иметь коней, запасать солонину. То есть, это физические величины, а не условные величины. Конечно, деньги тоже. И не маленькие. Это сейчас, исходя из современных понятий, мы можем представить, как можно сконцентрировать пять годовых ВВП страны на одну какую-то цель. Сейчас любая нормальная большая страна, да, со скрипом, но сделать такое сможет. Сконцентрировать такие суммы можно. В этом нет ничего непредставимого. А этим парням? У них не было банков, у них не было денег.

Д.Ю. Только то, что из кармана вынешь.

Клим Жуков. Да. Дело было крайне сложное. У них, помимо прагматического интереса, был идеологический заряд. Об этом ни на секунду нельзя забывать. Эти люди, даже высшая аристократия, шли рисковать всем. Потому, что в случае неудачи парировать такие убытки было вообще невозможно. Я уж молчу о том, что там можно было элементарно ласты склеить. Правда, все это были профессиональные военные, для которых склеить ласты героически была цель жизни, в этом не было ничего страшного. А вот денежки потерять, которые для всей семьи, это был огромный риск. Мы должны очертить круг участников крестовых походов. Потому, что есть те, которые постоянно на виду. Это Уго Вермандуа, это Танкред и Боэмунд Тарентские и прочие. Эти люди все были так или иначе рыцари. Они почти все получали фактическое рыцарское посвящение. Не все. Но имелось в виду, что это не просто дворяне, а рыцари. Дворяне-воины. Но в силу того, что это не просто дворяне-воины, это аристократы, владельцы огромных земельных наделов, у них были шансы вложить много средств и получить еще больше в результате. Но вместе с ними шли и простые рыцари, которые, возможно, владели поместьем в 100-200 гектар. И каменным домом. Это хорошо если каменным. То есть, мелкие землевладельцы, их непосредственные вассалы. Вот у них накопить каких-то средств шансов гораздо меньше. Они в основном занимались тем, что рисковали на поле боя. Во время стычек и прочее. То есть, именно они несли основные риски. Как основная ударная сила, тяжелая конница. При этом, если Раймонд Тулузский мог договориться с венецианцами, чтобы они подогнали 20-30 кораблей к порту, чтобы туда погрузить награбленное и отправить домой, то простой рыцарь договориться с кораблем не мог. У него даже приблизительно нет средств, чтобы расплатиться с услугами такой штуки, как корабль. Все, что награбил, он повезет с собой получается. А много ты с собой увезешь? Естественно немного. Своего обоза, уходящего за горизонт у него тоже нет. При этом риск получить стрелу в глаз есть. Как у всех.

Поэтому на всем протяжении крестоносной агрессии заметный антагонизм между простыми рыцарями и тоже рыцарями, но непростыми. Это две стороны конфликта. Третья сторона конфликта и одновременно участник мероприятия, это обычные рядовые граждане, которые не являлись воинами. Были служилые люди по прибору. Те, которые пошли, поддавшись пропаганде клюнийской конгрегации. Сейчас мы скажем как это было и во что это вылилось в итоге. Но это зачастую люди были вообще не военные. Была масса людей, которая просто поперлась за крестоносным войском, взяв дубину. Были просто паломники, которые потом применялись в качестве тягловой силы, в качестве саперов. Вместо лошадей и мулов. Об этом, например, Раймунд Ажильский пишет, это хроникер, который обслуживал интересы Раймонда Тулузского. Ослы и лошади пали, на этих людей можно было погрузить вещи, чтобы они их тащили. Там конечно были и военные. Которые в силу того, что не были аристократами, классовым образом были солидарны с этой беднотой. Это была другая сторона конфликта. Их было большинство естественно. Причем неимоверное большинство. Которые со своей стороны влияли, в том числе, на политику крестового похода и на то, как это все происходило. Притом, что именно эта часть, она была максимально заражена чисто религиозными идеями, без серьезного налета прагматики. Потом это скажется очень сильно. Если мы посмотрим на классическую советскую историографию этих процессов, случайно может сложиться впечатление, что рыцари были плохие, а эти были хорошие.

Д.Ю. Потому, что это народ.

Клим Жуков. Да. Народ угнетенный, естественно. И мы скажем: ”Эти рыцари были грабители и убийцы”. А эти были, беднота, угнетенный класс. Объективный факт. Но когда они оказывались на чужой территории, они все превращались в грабителей и убийц.

Д.Ю. За этим и шли.

Клим Жуков. Да. Причем не важно, это были воины, не воины, просто крестьяне, которые сбежали от своего крепостника где-нибудь на юге Франции. Они все одинаково превращались в бандитов и убийц. По щелчку пальцев. И все началось с того, на что, я думаю, даже Урбан II и его предшественник Григорий VII не рассчитывали. Они просто не знали как эта клермонская проповедь отзовется по всей Европе. Это удивительно, что без наличия интернета в процесс массового паломничества оказалась включена такая территория. То есть, люди принялись сами собираться в этот поход от Англии и Дании до южной Италии.

Д.Ю. Ого. И никакого интернета.

Клим Жуков. Из уст в уста, методом “сарафанного радио” люди, находящиеся в той экономической ситуации... Она была крайне непростая, не смотря на намечающийся экономический рост. Конкретно в этот момент был по всей Европе массовый голод. Семь лет было “тощих“, когда не было урожая. Конечно не по всей Европе, но это нанесло чудовищный удар по низшему классу землевладельцев и всему классу земледельцев. Они стали просто сбегать со своих мест, солидаризироваться с разорившимся рыцарством. Я повторюсь, если я говорю “рыцарство”, я имею в виду дворянство. Потому, что все это не обязательно были рыцари. Это были профессиональные воины, может быть, не принявшие рыцарского посвящения. Просто потому, что у них не было денег на это, слишком дорого. Но все равно, это потомственные профессиональные военные. И начинается поход бедноты. Символом которого стал Пьер Амьенский, он же Петр Пустынник. И его немецкий друг Вальтер “Голяк“.

Д.Ю. Я там был. Там ему памятник стоит возле собора, в Амьене.

Клим Жуков. На самом деле вождей этого движения было гораздо больше, но их всех перечислять не будем. Это бессмысленно, вы можете все это прочитать. Забегая вперед, движение бедноты закончилось страшной катастрофой. Ничем другим и не могло. Во-первых, для бедноты. А во-вторых, для тех территорий, по которым эта беднота прошлась. Но не нужно думать, что это были только крестьяне. Это был не поход, самое главное. Это была миграция. Которая представляла, как любая миграция, срез общества. За изъятием высшей аристократии, им с этими людьми было не по пути. Это были крестьяне, разорившиеся горожане, бедные рыцари, рыцари-разбойники. Которые по зову клермонской проповеди все отправились в поход. Настолько гигантский эффект имела речь Урбана II, полностью попавшая в цель. Людям это было абсолютно понятно и абсолютно нужно. С экономической и с идеологической точки зрения. Они эту проповедь услышали. И совсем забегая вперед. Грандиозный успех первого крестового похода, это не успех похода. Это успех миграции. Это было огромное слитное усилие основной части Западной Европы и части Северной Европы. Которое было направлено в один вектор. Потому, что если бы это было не так, как это будет со всеми остальными крестовыми походами... Которые были организованы не просто лучше, а на порядок лучше. Имелся гигантский опыт транзакций логистических. От Италии, допустим, до Палестины. А тут масса людей шла в неизвестность, никакого планирования, не имела централизованного снабжения. Однако победа за победой. И результат тот, к которому стремились. Все последующие походы не имели такого успеха. Или имели результат с обратным вектором. Только потому, что это был не поход, это была миграция.

Мы точно не знаем цифр. Кто отправился в поход бедноты, сколько их было. Потому, что в источниках колеблется между 100 тысячами и 500 тысячами человек. Можно с таким же успехом сказать, что их было 5 миллионов. Мы просто не знаем кто сорвался с места. Это конечно фантастическая цифра, 5 миллионов. Так и 100 тысяч фантастическая. Мы отлично понимаем, что это первое движение, было массовое движение людей. Конечно даже подобия организации не было. Это были толпы паломников. Да, среди них были вооруженные люди. Которые двинулись по суше, через Венгрию, в сторону Константинополя. И первое чем они занялись, это были еврейские погромы. Незамедлительно. Потому, что на привале возникает беседа: “Зачем мы идем в Святую Землю?” - “Освобождать Гроб Господень от магометан”. - “Кстати, как Господь в Гробу оказался?“ – “Его же евреи убили. Все вместе евреи его убили. А чтобы убить еврея не нужно никуда идти. Вот же он“.

Д.Ю. Можно начать прямо здесь.

Клим Жуков. “Мы начнем отмаливать грехи прямо сейчас”. Кстати, у него можно чего-нибудь отнять. Это же самое главное. И по всему маршруту прокатывается волна еврейских погромов. Когда они доходят до Венгрии, король был в курсе, что идут крестоносцы. Идет паломничество рыцарей. Но вместо паломничества рыцарей вдруг появилась натуральная орда цыган, которые пошли по его несчастной Венгрии. И там уже был вопрос не еврейских погромов, а просто погромов. Так как он не ожидал, он не успел это все проконтролировать. Пришлось собирать срочно войска и все эти разбегающиеся шайки паломников отлавливать и убивать. Сажать в тюрьмы, загонять в общее стадо. И сделать все, что угодно, чтобы Петр Пустынник и Вальтер “Голяк”, как символы, увели это как можно быстрее в Византию, чтобы Алексей Комнин разбирался.

Д.Ю. А зачем они в Византию шли? Италия ближе. Нет?

Клим Жуков. А как они по морю попадут в Святую Землю? У них кораблей нет. А венецианцы дураки что ли? Сажать такое количество людей на корабли бесплатно.

Д.Ю. То есть, они без денег шли.

Клим Жуков. Беднота. Это просто народный поход. Эти люди продавали хижины, земельные участки. Если почитать даже нарратив того времени, мы поймем, что цены на все и так небольшие. Кто покупал все это? Покупали клюнийские монастыри в первую очередь.

Д.Ю. У которых с деньгами все было хорошо.

Клим Жуков. По крайней мере, сильно лучше, чем у окружающих. Именно клюнийская конгрегация невероятно обогатилась. Дальше они еще обогатятся. Но эта массовая распродажа земель за гроши. Земель, скота, одежды, чего угодно. Только, чтобы пойти в поход.

Д.Ю. Обрушили рынок недвижимости и всего остального.

Клим Жуков. Да. Это было очень на руку кое-кому. И вот вся эта толпа оказалась в Византии. Алексей Комнин тоже был немножко в шоке. Он тоже был уверен , что к нему нормальные рыцари едут. А вот, опять же, саранча. Толпа каких-то цыган.

Д.Ю. Я предлагаю не забывать, что все они были христиане. И были озадачены высокой духовной целью.

Клим Жуков. Да. Алексей Комнин был озадачен тем же. В силу того, что он был озадачен очень высокими целями, он этих людей принялся как можно быстрее, абсолютно бесплатно перевозить через Босфор. В Малую Азию. Чтобы их больше никогда не видеть.

Д.Ю. Охереть. Это они пешком дошли до туда, дальше через Босфор и пешком в Палестину. Да?

Клим Жуков. Да. Сразу нужно сказать, что если мы представим себе 100 тысяч стартовавших... Те, которые дошли до Венгрии. Через Босфор, наверное, половина переправилась. Остальные перемерли по дороге или были перебиты венграми, перерезали друг друга, погибли от поноса. Вариантов никаких. Учитывая уровень организации всего этого, падеж, я думаю, приближался к 50 процентам. Без вариантов. Сколько бы их ни стартовало, пришло в два раза меньше. Как только они оказались на сельджукской территории... Это были условно дружественные территории, через которые их пропускали или пытались выпереть оттуда. А сельджуки увидели, что им пригнали 100 тысяч рабов. Это просто замечательно. Приехала разведка, посмотрели. Как-то они дошли до Никеи постепенно. Где все это, так называемое, войско встретилось с сельджукским войском.

Д.Ю. Никея, это где Никейские соборы проходили?

Клим Жуков. Да. Их в одном сражении просто разогнали, вытоптали, перебили, частью взяли в плен, продали в рабство. Но, что характерно, от 3 до 5 тысяч человек, более-менее организованных, отлично свалило и продолжило гулять, ожидая подхода основных сил. А сам Петр Пустынник как-то оказался в Константинополе. Когда резали его паству, он как-то оказался в Константинополе.

Д.Ю. Возможно, вернулся помолиться.

Клим Жуков. Да. Но его это никак не коснулось. Он потом дождется первого крестового похода и пойдет дальше с основной армией.

Д.Ю. Молодец Петр. Головастый.

Клим Жуков. Удивительный дядька, Просто удивительный. А вот в 1096 году начинается поход рыцарства. И мы не можем исчислить...

Д.Ю. А несколько тысяч остались и огрызались, бегали, продолжали грабить кого-то. Да?

Клим Жуков. Да. Опять же, из всей гигантской миграционной волны, это только то, что дошло до места и уцелело. Не попало в плен, не умерло от болезней.

Д.Ю. Повезло людям.

Клим Жуков. И вот собирается аристократия в поход. То, что и называется первым крестовым походом. Это была репетиция, а теперь наступает премьера. Очень было бы неплохо посчитать сколько их было. Но это невозможно никак. Это XI век. Мобилизационных листов не сохранилось. По крайней мере, в слитном виде. Есть масса информации и можно вывести некие рамочные ограничения. Вот, например, Готфрид Бульонский. Вместе со своими родственниками. Из Лотарингии с ним убыло 39, назовем их, лордов. То есть, те, которые могли с собой какую-то дружину привести. Какой-то отряд любой. Сам Готфрид Бульонский, возможно, мог и 100 рыцарей выставить. Со свитами. Какой-нибудь поп, который с ним шел, тоже дворянского звания, понятно, что он шел не просто молиться. Вся эта клерикальная часть войска, это тоже были военные.

Д.Ю. Боевые мракобесы.

Клим Жуков. Да. У него там, может, 2 человека, может, 3. Мы можем умножить 39 на 10, например. И получим 390 человек тяжелой кавалерии. Понятно, рыцари и их боевые слуги. А почему на 10? Почему не на 5? Мы просто не можем представить себе как это было. Но если мы посмотрим на то, что оказалось в итоге в Иерусалиме после его взятия... А Готфрид Бульонский, мы же знаем, станет первым королем Иерусалима. Правда, не королем, а охранителем. У него осталось 300 рыцарей и 2 тысячи пехоты. Если принять некий коэффициент, что половина по дороге вымерла, там все было очень непросто, то получится, что у него было 600 рыцарей и 4 тысячи пехоты. С суммой в почти 40 лордов вполне бьется. От каждого... Условно, 15 человек с каждым шло именно рыцарей. Уго Вермандуа, это был сын Генриха I и Анны Ярославны, младший брат короля. А с ним вышло всего 20 лордов. Потому, что графство Вермандуа, это крошечное графство. Опять же, думать, что с ними... Уго Вермандуа, у него 20 тысяч человек... Нет. Ничего подобного. Тысячи полторы человек, может быть, с ним было. Роберт Нормандский, которого звали “Короткие чулки”. Это был сын Вильгельма Завоевателя, брат короля Англии Вильгельма Рыжего, который постоянно воевал с Вильгельмом Рыжим, имея в виду, что Англия ему бы пригодилась. Но у него не складывалось никак, он был бедным, за это его звали “Короткие чулки”. У нас переводят как “Короткие штаны”, нет, “Короткие чулки”. С ним было 30 лордов. Боэмунд Тарентский, с ним было 43 лорда. Включая его непосредственных родственников, братьев, всех считаю, кто с ним шел.

Д.Ю. У итальянцев замечательное имя Боэмунд, я не знаю как правильно ударение, превратилось в Баймонте.

Клим Жуков. Потом из южной Франции. Глава южно-французского похода Раймонд Тулузский. С ним 56 лордов шло. Из Франции Стефан де Блуа, 19 лордов. И Роберт Фландрский, 24 лорда. Это тот самый парень, которому, якобы, Алексей Комнин писал в свое время. Итого, если мы посчитаем... Это, что мы точно знаем, тот, кто упомянут поименно. Я их поименно считал. 231 лорд, который мог привести с собой дружину. Плюс Свен Эстридсен Датский и его бургундская супруга, которые привели с собой, якобы, 1500 рыцарей. Это конечно ерунда. Они, скорее всего, 1500 человек всего с собой привели.

Д.Ю. А бабу зачем тащить?

Клим Жуков. Баба – наследница бургундских земель. За бабой пришли рыцари, которые обязаны выходить по феодальному призыву. Она тоже приехала. Девок приехало в крестовый поход... С Раймондом Тулузским две бабы приехало. Которые притащили с собой своих вассалов. Мужика нет, а земля есть с которой обязаны служить. И девки поперлись, чтобы за ними следить. Флориане Бургундской было 14 лет. Там такие романтические гравюры, как она рубится с сельджуками сидя на коне. Она погибла в этом походе. Попали под раздачу под Антиохией. Свен Датский и Флориана Бургундская оттуда не вернулись.

Д.Ю. Полегли в боях.

Клим Жуков. Да. Когда мы обозначаем это все, мы должны понять, что это не был нормальный феодальный призыв, когда у тебя есть задача по обороне родных рубежей. Туда из-за крайней популярности клюнийской проповеди ломанулась толпа людей, которые вообще не были обязаны службой. Если мы посмотрим на армию того же Раймонда, мы увидим там англичан. Что там англичане делают? Они просто нашли человека, который им понравился, и к нему присоединились. И так по всем персонажам этого крестового похода. У них еще вассалы друг от друга по дороге перебегали: “Я теперь с ним дружу”. Это был след того самого миграционного усилия, которое предприняла Европа. Были не только эти самые рыцари, не только их лорды. это были люди, которые отовсюду к ним примыкали. Поэтому это не совсем нормальная феодальная армия. Она была гораздо больше, чем если бы мы могли исчислить вассалов конкретных мелких 231 лорда. И та пехота, которая могла быть с ними выставлена. Плюс это толпа людей, которая с ними поперлась. Об этом часть хроник прямо говорит. Перед войском и за войском тащилась толпа бедняков.

Д.Ю. В надежде?

Клим Жуков. Да. Нужно еще упомянуть, что это те, кто начали поход. Потом к ним подходили подкрепления. Более того, 1100, 1101 год, начинается вторая волна первого крестового похода. Иногда вообще ее называют вторым крестовым походом. Когда все услышали сколько они понахватали, все так обрадовались в Европе.

Д.Ю. Что же я лежу, дурака валяю?

Клим Жуков. Например, Стефан де Блуа, который свалил из крестового похода, напугавшись, что все плохо. Убежал в Европу с криками: “Все пропало”. Снова собрал людей и вернулся. Потому, что он понял, что вроде и ничего. Потом активное участие приняли люди, которые просто приглядывались, что получится из затеи. Например, все итальянцы. И пизанцы, и венецианцы, и генуэзцы, это те, кто приняли активнейшее участие во второй волне. Нормально закрепились, есть порты, можно приплыть. И в ходе крестового похода подкрепления прибывали. Вычислить сложно, но можно. 40 или 50 тысяч войска, которое якобы соединилось в Константинополе, не было даже рядом. Потому, что 20-35 тысяч человек военных, включая пехоту, это максимум, что в принципе можно высчитать. Это большое количество для раннего Средневековья. Если сравнить , что Англию приехало завоевывать около 5 тысяч человек. И то, это усилия всей северной Франции и всей норманнской Италии. Тут больше 20 тысяч человек. И абсолютно непредсказуемое количество бродяг. Их даже примерно не вычислить.

Д.Ю. Я с твоего позволения буду смотреть в карту.

Клим Жуков. Потом норвежцы предприняли свой крестовый поход. Туда же, в Палестину. Сигурд, крестоносец был такой норвежский. Причем они там “ураганили“ так, норвежцы, что вообще огонь. Это были натурально викинги, которые только что закончили эпоху викингов. Не успокоились.

Д.Ю. Мы бедные мореходы с севера.

Клим Жуков. Мы опять бедные мореходы с севера. Там все, наверное, крестились двумя руками, даже мусульмане, увидев подплывающие драккары с полосатыми парусами. “Мы думали, что вы уже все”. А нет, совсем еще не все. Словом начинается поход. Готфрид Бульонский, предводитель лотарингского рыцарства, про него говорят, что это был великий воин, типа Гектора или Ахилла. На самом деле это не так. Готфрид Бульонский, судя по тому, что мы о нем знаем, отличался в первую очередь крайне соглашательской позицией. Именно поэтому он всех устраивал. Потому, что он не лез на рожон. Конечно лез, но не как все. Самые бодрые парни были... Раймонд Тулузский, самый богатый из всех, поэтому ему хотелось еще больше. И конечно же Боэмунд Тарентский...

Д.Ю. Я перебью. Тут на карту смотреть страшно. Куда они шли. Туши свет. Так.

Клим Жуков. С Готфридом пошли его сын, его почему-то Евстахий у нас. Евстахий и все.

Д.Ю. Ну, если греческое имя, то почему бы не переделать. Хотя непонятно. Тогда Джоны Иванами должны быть.

Клим Жуков. Когда лотарингское рыцарство... Оно пошло также, как Петр Пустынник, через Венгрию. А там уже король Коломан был наготове, он сказал: “Извините, пожалуйста, я второй раз этого у себя на земле больше видеть не хочу. Хотите идти через мои земли, давайте заложников. Когда на границу с Болгарией придете, я всех вам отдам”. И младший брат, Бодуэн, вынужден был сесть почетным пленником. На реке Саве венгры их догнали, отдали заложников. Перелистнул чуть-чуть... А вот Боэмунд Тарентский, это был, наверное, самый ураганный дядька среди всех представленных. Во-первых, это сын Роберта Гвискара, это еще настоящий викинг. Про него существует такая легенда, что пока все спорили очередной раз кому чего достанется, рядом стояли лошади, и он так перенервничал, что одной из лошадей дал между глаз кулаком и убил.

Д.Ю. Чужую.

Клим Жуков. Не свою же. Потом извинился. Так разнервничался.

Д.Ю. А так бывает?

Клим Жуков. Нет, конечно.

Д.Ю. С трудом представляю. Оглушить, наверное, можно.

Клим Жуков. Ну, и плюс, конечно, нервы.

Д.Ю. Хорошо, не загрыз.

Клим Жуков. Он очень много в 80-е годы воевал против византийцев. И у него была цель собственное графство на востоке какое-то. Потому, что Таренто, это очень маленькая земля. Он был очень лихой, но один из беднейших представителей крестоносной братии. Он в 1083 году проиграл сражение грекам, чудом унес ноги. И непосредственно перед крестовым походом у него внутри графства случилось восстание. Он вынужден был осаждать город Амальфи. Чтобы как-то привести...

Д.Ю. Оттуда предки Сопрано родом. Хороший город.

Клим Жуков. Да. Опять же, легенда говорит, что Боэмунд Тарентский отправился в крестовый поход из-под Амальфи. Увидев, что куда-то французы едут, он спросил: “А куда вы?” - “Мы вот. У нас крестовый поход”. - “И я с вами”. И поехал. Не был заранее осведомлен обо всех намерениях папской курии. С Амальфи он не то, чтобы справился. Так, как был объявлен Божий мир, этим мальфийцам объяснили, что лучше пока не надо восставать. С другой стороны жители Амальфи были рады, что сеньор покинул расположение. С ним его брать Танкред поехал. А из южной Франции Раймонд Тулузский поехал в Рим. Там получил от папы знамя Святого Петра. Хоругвь Святого Петра. И освящаемый этой хоругвью... Это был первый человек, которого папа римский лично пригласил в крестовый поход еще до Клермонтского собора. Он, имея в виду, что он самый старший из всех, привел с собой больше всех войска. Он планировал возглавить все это. И конечно получить главные барыши. Раймонд, в силу того, что у него был гораздо больший лаг времени, он дольше всех готовился, он был наиболее подготовленный из всех. Он был, да, очень опытный. Это был очень опытный военный. Но он не выдержал дипломатического напряжения. Его византийцы прокатили. Не будем забывать, что на противоположном конце плеча находятся византийцы, которые очень страдают от сельджуков и ждут помощи с Запада, чтобы разобраться со всей этой сволочью. Ну, и конечно южно-французское войско пошло через Альпы, через Адриатику. Вдоль берега Адриатики. Миновало Далмацию и дошло до Византии. Из северной Франции, из средней Франции Уго Вермандуа выступил. Конечно брат ему должен был помочь. Брат, это король. Король, это далеко не Людовик Солнце, но все равно он неизмеримо богаче и могущественнее своего младшего братца. И видимо часть королевских вассалов с ним тоже увязалась. Потому, что сам король никуда не поехал. Он совершенно не откликнулся на крестовый призыв.

Д.Ю. На кого все оставить-то? Непонятно.

Клим Жуков. Но Уго Вермандуа не повезло. Он должен был переправляться через море в Византию. И около Диррахия он попал в шторм. Часть кораблей утонуло. В частности тот корабль, на котором ехал сам Уго Вермандуа. Его выбросило на берег. Его византийцы ненавязчиво взяли в плен. Это конечно не плен. В гостях. Погостить. Это было очень важно для Константинополя. Я чуть позже скажу. Им такие люди у себя “в гостях” были очень нужны. Ну, и, наверное, позже всех вырвались на просторы люди Роберта “Короткие чулки” из Нормандии. И из Блуа. И Роберта Фландрского. С севера Франции люди. Они позже всех дошли до места. И вот они все стали прибывать в Константинополь. Это была точка, где все должны были оказаться. На самом деле можно было высадиться в Палестине с кораблей. Но это же сложно. Придется прямо с борта десантироваться, может быть, встретят нехорошо. А вот через Константинополь совсем другое дело. Так как они стали прибывать под Константинополь все порознь, Алексей Комнин начал выдвигать им предложения, от которых сложно отказаться. А именно. Он им стал всем по очереди предлагать стать его вассалами.

Д.Ю. Зачем?

Клим Жуков. Они сейчас потому, что идут на территорию Византийской империи. Любую территорию, которую они захватят, они сядут на землю византийского императора. “Да, вы можете ею править, но будете подо мной ходить. И уделять сколько положено“. Плюс вассальная клятва, это не на заборе написано. Это хоть какая-то гарантия управляемости. А он взамен обещает некую помощь. И часть людей немедленно соглашается с таким предложением. Тем более, что византийский император по меркам французского рыцарства, это был невероятный человек.

Д.Ю. По благосостоянию и возможностям?

Клим Жуков. По благосостоянию и возможностям. Ну, а Раймонд Тулузский, который был самый мощный из всех, отказался иметь какое-либо дело с Алексеем Комнином. И дошло до того, что после обмена посольствами... Он стоял под Константинополем. Он пошел в атаку на византийские войска. Пришлось по нему стрелять из луков и камнеметов со стен, выводить гвардию и катафрактов за стены, с ним сражаться. И тут до Раймонда дошло, что это перебор. Люди конечно были совершенно дикие. Византийцы, находясь у себя дома, вынуждены были принимать их по очереди, чтобы они, собравшись все вместе, не накостыляли. Раймонда Тулузского привели в чувство. И он стал в итоге самым верным... По крайней мере, на определенном участке времени. Самым верным вассалом Алексея Комнина. На словах, естественно. Потому, что он его именем козырял: “Я не просто тут. Я вассал византийского императора. Вы здесь тоже все вассалы. Вы же все клялись. Ты, Готфрид Бульонский, меня уговаривал стать вассалом”.

Д.Ю. Ты какие клятвы давал?

Клим Жуков. Началась переправа. Переправлялись довольно долго. Хотя это имело куда более упорядоченный момент, чем поход бедноты. Потому, что я вообще не представляю себе как византийцы их перевозили. Даже если их было тысяч 40. Видимо в баржи набивали.

Д.Ю. Топили на рейде.

Клим Жуков. Уже там, в Византии, было абсолютно понятно, что все это войско вместе с византийцами, это, мягко говоря, немонолитная сила. Это банда. Точнее много банд. Которые пока имеют одну цель. Но как только промежуточная цель будет достигнута, они сразу все передерутся. Еще не известно, что из этого выйдет. Поэтому византийцы, уже претерпевшие от Петра Пустынника... Петра Пустынника из Константинополя вытащили и повезли с собой. Крестоносцы были убеждены, что это их друг: “Давай с нами”. И поехали они в Малую Азию. В Малой Азии находился Румский султанат, где правил...

Д.Ю. Рум, это Рим?

Клим Жуков. Рим. Да. Кылыч-Арслан. Римом они назывались потому, что претендовали на все владения Византии.

Д.Ю. Все наше.

Клим Жуков. При этом у византийцев после битвы при Манцикерте с Румским султанатом сложились очень неоднозначные отношения. С одной стороны это были враги, но их можно было использовать как самую мощную силу в Малой Азии, на территории современной Турции... Их можно было использовать против всех остальных. Чтобы они подрались пока. И поэтому идея византийцев была не в том, чтобы крестоносцы дрались с Румским султанатом, они должны были его обойти. Но когда крестоносцы услышали, что им теперь, только что договорившись с греками, которые не очень католики, еще и с магометанами договариваться... Они не знали, что через год будут с магометанами договариваться только так. Они этого не поняли и на волне крестоносной риторики, переправившись в Анатолию, они немедленно пошли на Никею, на центр Румского султаната. Потому, что это важная оперативная база, через нее удобнее идти. Значит, нужно захватить. И 6 мая 1097 года начали осаждать Никею. Первыми подошли парни Готфрида Бульонского, который блокировал город с севера. Танкред Тарентский, а потом его брат Боэмунд, который позже всех, наверное, выехал из Константинополя, блокировали город с востока. А Раймонд Тулузский 16 мая окружил город с юга. Но с трех сторон город окружили. С четвертой не хватило то ли сил, то ли соображения. Хотя я думаю, скорее всего, сил. Что там догадаться, чтобы город окружить полностью? Это же гораздо лучше, чем с трех сторон. Кылыч-Арслан в это время воевал за город Мелитену с эмиром Хасаном Данишмендом, еще одним местным феодалом сельджукским. До Никеи было не очень далеко, но все-таки не рядом. Он быстро прийти на выручку не мог. Он стал сворачивать военные мероприятия и собираться обратно, но не поспел. 21 мая он выставил отряды, которые принялись деблокировать Никею. И случилось сражение. Причем сначала атаковали провансальцев, потом подошел Готфрид Бульонский со своими латорингцами. Сражение было кровопролитным. Говорят, погибло 3 тысячи крестоносцев. Иногда уточняют: “3 тысячи рыцарей”. Это невозможно. На этом можно было бы сворачиваться вообще. Я думаю, если была такая цифра, или около того, с бедняками, которых перетоптали. Так или иначе присутствовали в лагере. Вот их, да, могли перетоптать сельджуки.

Но Кылыч-Арслан вынужден был отступить потому, что не смотря на тяжелейший поход, который провели крестоносцы, не смотря на то, что им пришлось в Византии даже немножко воевать, они умудрились сельджуков отбросить. А защитникам Никеи Кылыч-Арслан передал: “Поступайте как считаете нужным”. Однако, Никея была сильная крепость. 19 июня, после общего приступа, вместе с византийскими войсками, с византийскими осадными орудиями удалось ворваться в Никею и взять город. Надо понимать что из себя представляла тамошняя фортификация. Совсем недавно это все были византийские крепости, построенные на месте римских крепостей. Укрепленные по последнему слову науки и техники. Европейцы в это время... Да, они много штурмовали. Но в основном это были древо-земляные укрепления. Которые по сравнению со стенами Никеи... У Никеи было 300 башен каменных вокруг города. Очень тесно стояли башни. Это характерная черта позднеримской военной фортификации. Фланкировано было все. Там страшнее какого-нибудь донжона из камня, в основном, никто ничего не видел. Там лестницу приставил, разбежался... А тут 10-метровые стены, 300 башен, все это каменное. А еще и постреливают. Что вообще недопустимо. Но тут дело сложилось не совсем ожидаемо для крестоносцев. Потому, что греки уже стояли под стенами. Часть греков. Войска настоящего большого не было. Был отряд и был представитель императора, который, так как город не был полностью блокирован, отлично снесся с комендантом крепости. И договорился, что когда византийцы пойдут в атаку, им просто откроют ворота, и не будут защищать стены в том месте, где они нападают. Поэтому когда крестоносцы яростно занимались фехтованием на стенах, над цитаделью уже был флаг императора. Греки захватили Никею, а вовсе никакие не крестоносцы.

Д.Ю. По-гречески получилось. Хитрые.

Клим Жуков. А Кылыч-Арслан вообще, видимо, с греками был в прямом сношении. Это были его соседи. С ними ему предстояло жить вместе, а эти придут и уйдут. И лучше бы они пришли и ушли. Поэтому он согласился сдать город грекам и оставить город за греками. Наверное, подозревая, что через некоторое время он его отнимет. Конечно все крестоносцы были страшно недовольны. Но поделать было ничего нельзя. Потому, что кто первый флаг поставил, тот и молодец. Тем более, что Алексей I приказал выдать из сокровищницы захваченной золото, продовольствие, конскую упряжь, фураж. Обиженными конечно не ушли. И вот в этом месте, я сильно подозреваю, что непосредственные интересы Алексея I Комнина, совпадающие с интересами первого крестового похода, закончились. Потому, что он часть Малой Азии вернул, ключевую точку забрал. Он закрепился на территории Малой Азии. Тем более, что эти франки только что разогнали сельджукское войско. То есть, ему-то уже все хорошо. Зачем дальше куда-то лезть? Но конечно были подписаны некие международные договоры, поэтому он отправил своего примикирия, это такой очень высокий воинский титул Татикия. Татикий – очень интересный человек. Не знаю кто была его семья. Потому, что это был сын мусульманского пленного. Он был рабом фактически изначально. Но поднялся до таких стратегических высот. Его постоянно использовали на мусульманских театрах военных действий. Потому, что он знал язык и знал местных. Он регулярно возглавлял сельджуков на службе у византийцев. Или печенегов, которых нанимали византийцы. Его с отрядом отправили вместе с крестоносцами. Чтобы он там представлял интересы императора. 26 июня 1097 года крестоносцы ушли от Никеи двумя корпусами. Корпуса были очень немаленькие. Это говорит о том, что все-таки были десятки тысяч. Может быть, тысяч 20-25. Потому, что корпуса вынуждены были друг от друга на расстоянии суточного перехода на лошади. Чтобы они не пересекались. Иначе они бы сожрали все на своем пути. И стало бы невозможно фуражировать данные колонны. Кылыч-Арслан в это время помирился со всеми своими феодальными оппонентами. И преградил путь на юго-восток, заняв позицию около города Дорелея. 1 июля сельджукское войско встретило крестоносцев и случилось первое серьезное полевое сражение между крестоносцами и сарацинами.

Д.Ю. А сарацин это чье слово?

Клим Жуков. Это европейское слово. И вот Боэмунд Тарентский и нормандцы Роберта “Коротки чулки” возглавили первую атаку. Не прокатила эта история, которую турки постоянно проворачивали то с византийцами, то со случайно забредшими европейцами. А именно атака легкой конницы, потом притворное бегство под непрерывным лучным обстрелом. В это время окружение главными силами и уничтожение, разгром. То есть, это говорит о том, что люди, которые воевали там, это были во многом ветераны войн на этом театре военных действий. Которые точно знали, что им сейчас предложат. Их было не купить на такую ерунду. Потому, что и Боэмунд Тарентский воевал в этой местности, он видел печенежских лучников, которые служили византийцам. Поэтому они не повелись. Да, они вели атаку, но не пускались в погоню за легкими силами, понимая, что их преследовать бесполезно. Они атаковали, оставались на месте. Условно говоря, контролируя захваченную территорию. Отдыхали и шли снова в атаку. Не обращая внимания на ложные атаки. Таким образом, добрались до ставки Кылыч-Арслана. А там ужи пришлось выставлять тяжелую конницу сельджукам. А у европейцев тяжелая конница оказалась лучше.

Д.Ю. Тяжелее.

Клим Жуков. И тяжелее. А тут ко всему прочему подоспели остальные силы, которые были. И Раймонд Тулузский, французы Уго Вермандуа. И тут папский легат Адемар де Пюи лично возглавил часть провансальских рыцарей. Они обошли драку с тыла и атаковали сельджуков. Их было, видимо, очень немного, но этого хватило. Это епископ в первых рядах сражался как положено.

Д.Ю. Боевой мракобес.

Клим Жуков. Он же все-таки был граф в прошлом. Тут все союзники Кылыч-Арслана принялись разбегаться. Потому, что... Побеждать вроде приехали, грабить, а тут... Нет, отставить. И разбежались. Это был серьезнейший разгром сельджуков. То, что под Никеей их разбили, это было неприятно, но это был разгром, который коалицию разрушил, которую Кылыч-Арслан сколачивал. Таким образом, безопасность малоазийских границ Византии надолго была обеспечена. Стало понятно, что сельджукам подпустили такую пилюлю, что будет временно точно не до Византии. Дальше пришлось идти очень тяжело. Потому, что сельджуки, поняв, что драться в поле невозможно, просто некем, все, кто мог разбежаться разбежались. Зато они прекрасно стали вести партизанскую войну. Во-первых, там жарко. Это же лето. Лето в Малой Азии, в Анатолии... Кто не был, побывайте. Даже в аэропорт выходишь, такое ощущение, что попал в сауну. Доходило до того, что Альберт Аахенский рассказывал, что в телеги приходилось запрягать козлов. Потому, что вол, лошади умирали. Это, я подозреваю, некое преувеличение, но переходы были очень тяжелые.

Д.Ю. У козла тяги-то нет.

Клим Жуков. Это, может быть, были козлы Одина персональные. Тот же Альберт Аахенский пишет, что на кошмарные картины, которые не очень понятно как могли быть в военном походе, а именно: “Многие беременные женщины с запекшимися губами и пылавшими внутренностями, истомленные от невыносимого жара, раскаленной почвы, рожали на виду у всех и бросали новорожденных на том же месте”. Откуда беременные бабы в таком количестве взялись в военном походе?

Д.Ю. Это ужасы и лишения.

Клим Жуков. Я думаю, это ужасы и лишения в первую очередь бедноты, которая поперлась с войском. “Мужчины, изнемогая от пота и чрезмерной жары, еле шли с раскрытыми ртами и хватали прозрачнейший воздух, чтобы уменьшить жажду. От нее умирали не только люди, но соколы и ловчие птицы, составлявшие утеху знатных и благородных. Даже собаки, приученные к охотничьему искусству, подыхали таким же образом от мук жажды”. И вот 15 августа 1097 года войско достигло Икония. Это через некоторое время будет столица сельджукского султаната. Тут остановились надолго, на неделю. Потому, что оазис. Там можно было отдохнуть. После чего Боэмунд Тарентский еще раз разбил сельджуков. Видимо, кого-то из эмиров мелких. Нет данных о серьезном большом сражении. Тем более, что не все войско франков во всем этом участвовало. Судя по всему, это какие-то эмиры собрались в поле и Боэмунд их разбил. Сельджуки думали, что их удастся оттеснить в горы, чтобы они прошли мимо их территории, но нет. Крестоносцы пошли где и собирались. И где-то к сентябрю на северо-востоке Малой Азии прошли. Кстати говоря, крестоносцев провели византийцы, Татикий, который эти места хорошо знал. Он им пригодился как проводник и специалист в местной топографии. Дальше была Киликийская Армения. И вроде бы... Она же христианская Киликийская Армения. Более того, это потенциальный союзник. Потому, что они точно также страдали от сельджуков. Но пока шли через Киликийскую Армению, все, что можно ограбить ограбили. И даже захватили город Тарс. Из-за чего Танкред Тарентский и Балдуин Булонский передрались. Там чуть до рукопашной не дошло. Но, тем не менее, разграбили Адану и Мамистру. То есть, тоже киликийские города. Тем не менее, киликийцы их сплавили в конце концов, заплатили очень большие выкупы. Дальше вырвались на территории, которые были под контролем сельджуков, и которые нужно было завоевывать. Собственно к цели своего похода.

Дальше лежали Эдесса. Эдесса и стала первым государством крестоносцев, которое отобрали у сельджуков, которое превратилось в их опорную базу. Из-за Эдессы чуть война не началась. Октябрь 1097 года. Осада Эдессы. Это крупный караванный центр, который лежит в сторону от дороги на Иерусалим, но, тем не менее, ее нужно было захватывать потому, что крупный укрепленный город. Из него можно было перехватить все пути снабжения, которые были в тылу у паломников. Эдессу осаждали долго. Ничего не могли с ней поделать. Потому, что это мощное укрепление. Долговременное каменное укрепление. Тем не менее, взять ее удалось. Конечно же сразу за город все передрались. Город хотел оставить себе Боэмунд Тарентский. Потому, что он зачем сюда приехал? У него дома все плохо. Он при этом хорошо воюет, старается, чтобы заслужить некий авторитет. Несет потери, между прочим. Но, тем не менее, удалось это как-то урегулировать. Там было основано первое Эдесское графство. В этот момент гражданской войны не вышло. Не получилось. Все окружающие армяне сразу обратились к сельджукам с просьбой избавить их от франков. Потому, что оказалось, что франки гораздо хуже сельджуков. Это непонятно кто приперлись. Естественно, при штурме города случились эксцессы некие.

Д.Ю. И все расклады коммерческие поменяются.

Клим Жуков. Только что были худо-бедно какими-то хозяевами, а теперь просто все отнимут. Или не все отнимут, часть отнимут. Тоже неприятно. С сельджуками все налажено. Бодуэн Бульонский, тот самый человек, который занял в конце концов Эдессу по некому компромиссному договору, он организовал террор армян страшный. Всю верхушку... Пишут о том, что он всех вырезал. Это ерунда. Зачем? Кто работать будет? А вот верхушку, да, он обнулил, судя по всему. Там какие-то были проскрипции, как бы мы это назвали по римской традиции. И конечно немедленно было с евреев местных взята контрибуция, чтобы их просто всех не убили. 21 октября 1097 года основные силы крестоносцев подступили к Антиохии. Это был следующий крупный город...

Д.Ю. В Сирии.

Клим Жуков. Да, это уже Сирия. Они вторглись в Сирию. Выиграли несколько мелких стычек с сельджуками, дошли до Антиохии. Это был самый главный город, который нужно было захватить по пути к Иерусалиму. Осада Антиохии растянулась на семь месяцев. Если бы это был просто военный поход, обычный военный поход, на этом все мероприятие бы и закончилось. Даже если бы они взяли после осады Антиохию, напряжение военный усилий было бы такое, что дальше идти было бы бесполезно. Потери они понесли во время осады, я уверен, страшные. Там началась эпидемия сыпного тифа. От которого многие из знатных лордов померли, не говоря о простолюдинах.

Д.Ю. Тогда такое не лечилось?

Клим Жуков. Нет. Если ты получил такое заболевание как сыпной тиф, было два варианта: ты умрешь или не умрешь.

Д.Ю. А как же народная медицина, которая безо всякой химии решала вопросы?

Клим Жуков. Их спасало то, что люди, которые пережили первые 10-12 лет своей жизни, как правило, обладали очень сильным иммунитетом. Их никогда не лечили антибиотиками. Они не знали что такое прививки. Но если из 10 детей 2 выживало, они были в среднем жизнеспособнее, чем средний обыватель сейчас. Поэтому иногда удивительно как они вообще переживали такого рода заболевания. И когда такое заболевание было не одно, а два-три... Сыпной тиф, дизентерия. Это же без единой таблетки. Это говорит о том, что очень сильный иммунитет, который достался с генами от таких же точно предков. Но Антиохия была даже не Никея. Антиохия, это мощнейшее укрепление, которое очень удобно расположено. Там с одной стороны гора находится высотой 560 метров, на которую забираются стены Антиохии. Там же цитадель была организована арабами уже после того, как они отняли у византийцев данное укрепление. Толщина стен была такая, что по верхней боевой галерее могли ехать 4 всадника. Понятно, что вниз еще больше. Где-то 5,5 метров толщина стены в верхней части. И 450 башен вокруг. Тоже все каменные. Это на реке все располагалось. Часть города стояла за рекой, была укреплена. Все это было перекрыто укрепленными каменными мостами, под которыми просто так было не проплыть. Увидев данный город, крестоносцы некоторым образом растерялись. Взять это штурмом... Можно забыть об этом. Нужны были серьезные осадные орудия и полная блокада. А на полную блокаду у них не хватало сил. Организовать блокаду с двух сторон реки, это была огромная проблема. У тебя ни рации нет, ничего. Что мешало гарнизону разбить сначала войско, которое находится за рекой, потому, что к нему не успеют прийти на помощь, а потом разобраться со всеми остальными? В силу того, что общий осадный корпус сильно ослаблен, просто сидеть за стенами и поплевывать на них.

Тем более, что всю эту армию было очень сложно снабжать. И вот семь месяцев сидело это войско. Началось повальное дезертирство. Часть людей вообще свалила из войска. Проехали через Византию, сообщили Алексею Комнину, что: “Там собирается жуткая орда сельджуков, сейчас они придут, всех убьют, город не взять, припасов нет. Вы бы помогли как-нибудь“. Раймонд Тулузский постоянно посылал к Алексею Комнину послов. В качестве послов использовали самых знатных лордов. Чтобы они уговорили Алексея I Комнина хоть как-то вспомнить о своих обещаниях. Потому, что где припасы, где осадные машины? Но Алексею это уже было не совсем нужно. Немедленно в лагере крестоносцев начались страшные раздоры. Потому, что кто виноват в сложившейся ситуации? Начали делить шкуру неубитого медведя. Потому, что кто будет владеть этим замечательным городом? Хотя речь была не о том, кто будет владеть, а о том, как бы ноги унести. Тем не менее, туда венецианцы подвезли припасов. И прибыло некое подкрепление. Небольшое, но часть войска обновилась. Сумели разбить еще раз сельджуков около Антиохии. То есть, люди, не смотря на то, что болели, голодали, представляли из себя очень серьезную военную силу в это время. Несколько раз атаковали сам город. Безуспешно. Даже после постройки осадных башен, их уничтожали эти осадные башни. Было не взять никак. При этом Раймонд Тулузский, хитрая старая сволочь, опираясь на то, что он вассал Алексея I Комнина, считает необходимым отдать город после взятия императору. Естественно, думая, что император назначит наместником его. Так как император далеко, он город оставит себе. План был именно такой. А Алексей I Комнин должен был через Татикия передать некую помощь военную. Сейчас Раймонд Тулузский договорится с императором, возьмет с его помощью город и оставит его себе, а остальные куда-нибудь... Я уверен, что про Иерусалим забыли думать. В живых бы остаться. Потому, что войско таяло с каждым днем. А Боэмунд Тарентский в это время, потому, что город блокировать не получилось, совершенно спокойно сносился с людьми, которые находятся внутри. Он нашел там армянина Феруза, который был комендантом трех башен, и за серьезную взятку предложил ему пропустить его во время штурма.

Д.Ю. Ловко.

Клим Жуков. Нет ни одной крепости, которую можно считать неприступной, если в нее может въехать ишак, груженый золотом. Вся эта мусульманская территория не была чисто мусульманской. Она не была монолитной. У вас командир стены вполне договороспособен с врагом. Без каких-то больших проблем. Прибывшее от византийцев некое подкрепление. Они построили снова осадные башни, пошли в атаку. И первым в город ворвался Боэмунд Тарентский. Потому, что на его участке стен ему никто не сопротивлялся. Как-то так получилось. Они сразу атаковали, расширили прорыв, ворвались в город. И в конце концов в городе устояла только цитадель. Как отдельная крепость. Тем более на высокой горе. Там турки заперлись и сопротивлялись еще очень долго. И вот тут оказалось, что дальнейший марш невозможен. На этом же месте все передрались. Потому, что Раймонд Тулузский думал, что это его, а Боэмунд Тарентский... Он же, между прочим, первый ворвался в город. Прошлый раз нехорошо с Никеей вышло. А теперь он первый. Договорился с местными, он первый оказался в городе. И он вообще контролирует три четверти города. Но войск больше у Раймонда Тулузского, и он богаче, и он старше. И он, апеллируя к легитимности византийского императора, требует отдать город византийцам. И все, войско встало. Они не могут двинуться из Антиохии. Во-первых, там все-таки серьезный город. Там можно отдохнуть. Между собой вопросы как-то решить. Алексей Комнин что-то думает делать или ничего не думает делать? И тут выяснилось, что он ничего не думает делать. Потому, что Татикий уехал к императору и не вернулся. Тут Раймонду Тулузскому вспомнили все: “А ты, гад, пособник предателя”. То есть, их сеньор, византийский император, их предал. “А ты же его друган. Ты, между прочим, за него топил”. У него сразу авторитет упал. И Боэмунд Тарентский, вроде как, в городе утвердился. Из Мосула шел эмир Кербога. Это сельджукский эмир, очень серьезный военачальник, который, прямо скажем, был не молодого возраста. И он очень грамотно из Мосула шел. Немножко выжидал. Потому, что очень большое войско крестоносцев, оказавшись в городе, да, большом, оно же там сожрет все припасы. И он, выждав, когда в Антиохии стали кончаться припасы, сам окружил город. Таким образом, крестоносцы вынуждены были оборонять Антиохию.

Д.Ю. Толково.

Клим Жуков. Там снова началась эпидемия. Тут же начались проблемы с продовольствием. Все, что можно было сделать хорошего, эмир Кербога сделал. Не учел он ровно одного, что он имеет дело с настоящими религиозными фанатиками. Потому, что именно в Антиохии случилось чудо обретения копья центуриона Лонгина. Священного копья, копья Судьбы. А именно Раймунд Анжельский, личный капеллан Раймонда Тулузского, по договоренности со своим сеньором, чтобы как-то поправить его авторитет... Люди все крайне религиозно накаленные. Плюс от голода и хреновой пищи галлюцинации, это дело элементарное. Он нашел некоего бедного... Не то простого воина, не то монаха, который стал ходить и рассказывать, что ему пять раз подряд приснился Апостол Андрей, который стал говорить, что в Антиохии в церкви Святого Петра под полом хранится копье Судьбы. Причем Андрея он описывал очень характерно. Это прямо о многом говорит. Что он был одет в одежду бедного пилигрима. То, что они постоянно видели перед собой. Основная масса войска. И что Апостол так страдает, как бедняки. Видимо он очень страдает, что копье никто не находит. Тут же на месте оказалась толпа людей крайне прагматично настроенных, которые сказали: “Слушайте, кто это сказал? Это капеллан нашего Тулузского друга. Понятно почему сказал. Ему же нужно поправить свои дела. Нет там никакого копья”. Да, об этом пишет нормандский хронист, который терпеть не мог тулузца. Потому, что он был на стороне Боэмунда Тарентского. Копье Судьбы... Они в это не верили. Потому, что, да, все были очень религиозны. Но они были только что в Константинополе. И что они там видели? Копье Судьбы. Им показывали.

Д.Ю. Сертифицированное?

Клим Жуков. Сертифицированное копье Судьбы. Еще, между прочим, одно копье Судьбы, не менее сертифицированное, у императора Священной Римской империи Оттона I было. И оно до сих пор есть. В Вене. Оно очень классное. Потому, что это готское копье VI века. Все отделанное впоследствии. Как видим, два копья Судьбы уже есть. Лотарингцы отлично знали про германское копье. Все остальные видели в Константинополе копье. Еще третье копье?

Д.Ю. А оно могло чудеса творить?

Клим Жуков. Сейчас посмотришь как оно могло. Тулузские парни историю начали, нужно было как-то заканчивать. Было организовано вскрытие пола в церкви и массовые раскопки, которые возглавлял свидетель явления. И тут нашли копье. Говорят: “Это же оно”.

Д.Ю. Мне немедленно вспоминается история, как венецианцы выкрали мощи Святого Марка. Положили их в собор, назвав его собором Святого Марка. А потом случился пожар. И все забегали, мумия-то сгорела. И пока бегали по церкви, вдруг из колонны высунулась рука. Таким образом, Святой Марк дал понять, что он забрался в колонну. Его снова перезахоронили.

Клим Жуков. Примерно так и есть.

Д.Ю. И эти люди... Вот оно копье. С собой принесли, видимо.

Клим Жуков. Конечно, зарыли там. У нормандцев сомнений в этом не возникало. Хронист с таким юмором описывает эту историю. Натурально анекдот. Это просто анекдот. Однако простые воины про такое не думали. Им-то, в отличие от лордов, никто копья Судьбы в Константинополе не показывал. А тут настоящее чудо. Замечательный Петр Пустынник во время осады Антиохии пытался сдернуть, его французы поймали и вернули обратно. “Вы опять в Константинополь? У вас там родственники что ли?” Его выпустили на переговоры с Кербогой, чтобы он с ним поговорил. А он был настолько экзальтированный дядя, что он немедленно предложил ему два варианта: “Или убирайся, или мы тебя победим сейчас. Или принимай христианство, тогда мы тебе отдадим Антиохию”. На что Кербога подумал и сказал: “Встречное предложение. Вы или убирайтесь, или принимайте ислам, тогда я вам сам отдам Антиохию”. Не договорились.

Д.Ю. Молодец.

Клим Жуков. А чего? Я тоже так умею. Он имел дело с религиозными фанатиками. Ребята из Нормандии и из южной Италии не стали бегать вокруг и говорить, что копье не настоящее. Они между собой все понимали, но никому не стали об этом говорить. А все когда это копье увидели, весь город, все, от последнего бедняка, заканчивая лордами и прелатами, начали бегать по городу и кричать: “Чего мы тут сидим? Там всего лишь сельджуки”. Они открыли ворота и в шесть отрядов вышли из города. Сельджуки были настолько уверены, что эти отощавшие люди не представляют угрозы, что они ждали пока все выйдут за стены, чтобы никто не успел сбежать. Чтобы потом их снова выковыривать не пришлось. Но ровно одна атака, которую предприняла рыцарская конница, была настолько слитной, что сельджуки даже не успели применить легкую кавалерию. Рыцарский клин ворвался в ставку самого эмира, и ему пришлось уносить ноги. И все войско, которое имело шансы не просто победить, а уничтожить противника полностью перестало существовать вообще.

Д.Ю. Ну, тут уверуешь.

Клим Жуков. И перед знаменем Раймонда Тулузского скакал капеллан с этим копьем. И все сказали: “Чудо настоящее. Мы все должны были умереть. Однако, посмотрите, что получилось”. Раймонд Тулузский сказал: “Пожалуй Антиохию себе заберу. Копье-то я нашел”. На что ему заметили, что: “Копье нашел не ты, а Святой Андрей”.

Д.Ю. Поставили на место.

Клим Жуков. Да. Потому, что с религиозным фанатизмом шутить нельзя. Все это воспринимается людьми крайне серьезно. “Это видение было кому? Тому монаху, а не тебе. Это ты являлся что ли? Почему ты говоришь, что это ты нашел копье?“

Д.Ю. Разрулили.

Клим Жуков. Так, наконец, Боэмунд Тарентский стал графом Антиохийским. Это после Иерусалима было мощнейшее графство, которое имело место. Он тут же поправил все свои феодальные дела. Стало хорошо ему. А дальше нужно было идти к Иерусалиму. После драки с сельджуками это было никак нельзя. Стали писать письма папе Урбану II. Чтобы он лично приехал и возглавил их. Потому, что они истощены, двигаться дальне не могут, все перессорились. “А если ты сам приедешь, тогда другое дело”. Но папа помер. Следующий папа, Пасхалий, тоже никуда не поехал. Зато стали прибывать серьезные подкрепления из Европы. Потому, что все узнали о падении Антиохии сельджукской и образовании Антиохийского графства. Опять же, третье копье Судьбы нашли. Интересно посмотреть. И туда стали прибывать подкрепления из Италии, из Франции. Вроде бы из Испании часть рыцарей приехала. Стали подвозить припасы. И самое главное... Начали захватывать окружающие Антиохию города, чтобы там укрепиться. Опять же, не нужно думать, что они из-за каждого снова не ссорились. Конечно, ссорились. И тут сказала свое веское слово беднота, которая поперлась вместе с войском. Потому, что в какой-то момент беднота явилась в ту самую церковь Святого Петра, где происходил 105-й военный совет и сказала: “Если мы сейчас не пойдем на Иерусалим, мы вам сроем стены. Чтобы вам не из-за чего было ссориться. Чтобы вы не сомневались, работы уже начались. Вот там“.

Д.Ю. С лопатами и метлами я уже договорился.

Клим Жуков. Да. Оказалось, что в Антиохии стали разбирать стены. Простые солдаты, беднота. Основная масса войска. И вся эта братия вынуждена была стартовать в сторону Иерусалима. Вроде как и силы появились. Войско пошло куда? Тут складывались конкретные классовые противоречия потому, что именно это были классовые противоречия. Конечно, обернутые в религиозные одежды. Они не могли выдвинуть какой-то материалистической программы. А религиозную вполне могли. Опять же: “Вы нас куда тащили? Вы нас в Иерусалим тащили. Почему мы сидим в Антиохии? Мы на этом закончили? Нам нужно идти в ту сторону”. Двумя колоннами, вдоль моря и вдоль гор, пошли две армии. И тут сельджуки им стали открывать ворота городов буквально все. Там не было ни одного города, который пришлось бы серьезно осаждать. Города все были очень сильно слабее Антиохии. Если Антиохию взяли и под Антиохией разогнали целое войско, что делать? Стали пропускать. Ко всему прочему, имея в виду, что Иерусалим был захвачен египетскими Фатимидами. И уже даже не сельджукскому местному населению, а сельджукским правителям было бы очень приятно, если бы из Иерусалима выгнали Фатимидов.

Д.Ю. Калейдоскоп. Тут так, здесь так. Ситуация изменилась.

Клим Жуков. Да. Фатимиды выиграли очередной этап борьбы за Палестину. За некоторое время до первого крестового похода заняли Иерусалим. Теперь можно было использовать франков конкретно сельджукам, чтобы они разобрались с египтянами. Но об этом, наверное, в следующий раз поговорим. Потому, что осада Иерусалима, это целая история. И что из этого вышло. Потому, что еще у нас на очереди крестовые походы начала XII века, 1100, 1101, 1105 год. Сигурд Крестоносец.

Д.Ю. Атас. Спасибо, Клим Александрович.

Клим Жуков. Стараемся.

Д.Ю. С нетерпением ждем продолжения.

Клим Жуков. Чуть сумбурно получается. Потому, что слишком много событий, и я иногда теряюсь о каких сказать. Про копье Судьбы хотя бы не забыл. В Ватикане это копье.

Д.Ю. Настоящее.

Клим Жуков. Они все настоящие.

Д.Ю. Ох изобретатели. А на сегодня все. Ждем штурма Иерусалима.


В новостях

14.08.19 13:04 Клим Жуков о крестовых походах, часть 4: Первый крестовый поход, комментарии: 31


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудио в Spotify

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк