Клим Жуков о четвертом крестовом походе: из Венеции в Константинополь

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Сериал Breaking Bad | Сериал Рим | Сериал Сопрано | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии - Клим Жуков | Разное | Каталог

03.10.19




Список литературы:
  1. Жоффруа де Виллардуэн. Завоевание Константинополя. М. Наука. 1993
  2. Робер де Клари. Завоевание Константинополя / Пер., статья и комм. М. А. Заборова. М.: Наука, 1986.
  3. Gesta Innocentii III
  4. Contemporary Sources for the Fourth Crusade (Medieval Mediterranean), ed. by Alfred J. Andrea, Brill Academic Publishers, 2000.
  5. Заборов М. А., Крестоносцы на Востоке, М.: Наука, 1980.
  6. Madden, Thomas, F. Enrico Dandolo and the Rise of Venic, Johns Hopkins University Press, 2006
  7. Суассонский Аноним, предисловие
  8. Хониат Никита. История.


Ждёшь новых лекций Клима Жукова? Поддержи проект!
Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую. Клим Александрович.

Клим Жуков. Добрый день. Всем привет.

Д.Ю. Итак наши парни отправляются в заморский поход.

Клим Жуков. Да. Наконец-то четвертый крестовый поход. А то они сидели там бесполезно на острове Лидо до лета 1202 года. Как-то пришлось действовать. Венецианцы, как мы помним, поставили крестоносцев в крайне неудобное, практически безвыходное положение. Потому, что денег они должны, надо отдавать. А во-вторых, сами ничего еще не заработали. Поэтому венецианцы выкатили им предложение: “Не завоевать ли нам Задар“. Правда, он венгерский, там живут католики. А венгры вообще участвуют в крестовом походе в Святую землю. Но Задар-то нужен. Конечно сразу встал вопрос: “Что по этому поводу скажет папа римский?”

Д.Ю. Христианин известный.

Клим Жуков. Мы помним там пункт был такой, что: “Если мы по дороге поднимем руку на любых христиан, нас от церкви отлучат“. И крестовый поход сразу на этом закончится. Потому, что отлученные от церкви люди не участвуют в крестовом походе. Это просто будет какая-то группа вооруженных людей, которые занимаются своими делами. А ведь задача в Царствие небесное попасть при помощи этого мероприятия. Не только денег заработать, но еще от грехов очиститься. И сразу все будет нарушено. Это конечно был момент напряженный. Потому, что, во-первых, часть крестоносцев с острова Лидо просто дезертировало. Правда, не нужно думать, что они очень сильно боялись за свою бессмертную душу. Хотя, видимо, боялись. Но, как мы видим вообще во всей контекстной истории, владетельные сеньоры бывали отлучаемы от церкви регулярно. Ничего их не останавливало. Ну, отлучили. И что теперь? Филиппа II Августа отлучали. Ему как-то хуже стало? Нет. Поэтому в первую очередь люди не хотели участвовать в мероприятии венецианцев для венецианцев. Потому, что новые условия договора, к которым пришел Бонифаций Монферратский в переговорах с дожем, говорили о том, что Задар завоевывают для Венеции в отработку отсрочки. Понятно, что награбят чего-нибудь. Но, тем не менее, от обязательств перед византийцами взятие Задара крестоносцев не избавляет. Поэтому большая часть людей, которая оттуда уехала, она просто не хотела участвовать в авантюре венецианцев для венецианцев. Для себя – другое дело. А работать на кого-то непонятного, это извините. Кто же такое потерпит? Правда, большинство осталось. Вот что важно. Потому, что для большинства захват Задара, это был, во-первых, способ заработать для себя. Не на весь поход. Ну, а во-вторых, продолжить предприятие. Потому, что для любого в войске было понятно, что без венецианцев они никуда не доедут, куда бы они ни собирались. А значит нужно выполнять условия. Петр Капуанский, как мы помним, легат папы римского, был прикомандирован к войску. И именно перед ним поставили вопрос: “Что делать? Мы же так все в ад попадем”. Конечно, Петр Капуанский высказался в том духе, что: “Нельзя. Нет, нет. Нельзя ехать в Задар. Бросьте”.

Д.Ю. Опомнитесь.

Клим Жуков. Опомнитесь. На что ему вожди похода оставшиеся на острове, сообщили, что: “Мы под крестовый поход подписались, обет приняли. И обет будем выполнять любым способом”. После чего легат воротился в Рим и предупредил папу о том, что: “Что-то тут пошло не так. Они как-то буквально поняли свои обязательства. И кажется сейчас будут воевать с Венгрией. Что делать?“ Как подтверждает папский биограф: “Легат своевременно и очень ясно открыл папе злое намерение венецианцев”. Потому, что это же явное... Это официальное папское жизнеописание, которое говорит, что во всем виноваты были только венецианцы. Уже заранее. В Венецию, что характерно, сразу отправили посольство. Где венецианцам выкатили предупреждение, что: “Нельзя так делать. Потому, что вы все будете отлучены от церкви“.

Д.Ю. Ну, этим-то не привыкать.

Клим Жуков. Во-первых, этим не привыкать. Потому, что венецианцев довольно часто отлучали от церкви. Это им не сильно вредило. Папа римский, пока Петр Капуанский находился в лагере у крестоносцев... Когда вопрос о походе на Задар находился в стадии первого чтения. Его вынесли на первое чтение. У легата спросили: “что делать?“ И легат... Напомню, это официальное лицо, которое прикомандировано папой, то есть, полностью осведомлено о тонкостях политики и задачах, которые папа ставит перед ним и крестовым походом, ответил буквально следующее: “Простительнее и менее позорно искупить малое зло великим благом, нежели оставить обет крестового похода невыполненным и вернуться на родину, принеся с собою вместе с грехами еще и бесславие”.

Д.Ю. Ловко обставляют.

Клим Жуков. Да. А после этого... После этого легат бросился к папе жаловаться. Произнеся такие слова. Понятно, что дальнейшая история с публичным оглашением возможного отлучения, это не более чем внешнее обставление приличий. Как папа по-другому сказать? Если они прямо нарушают его указание не вступать в войну с христианами. Значит, им нужно угрожать отлучением. По этому поводу есть интересный источник, написанный анонимом из Хальберштадта. Аноним, мы просто не знаем имени хрониста. То, что это был личный хронист епископа Конрада фон Крозиха.

Д.Ю. Крестоватый?

Клим Жуков. Да. Который участвовал в походе. Он данную ситуацию так обрисовывает: ”Петр Капуанский прямо ответил, что папа предпочитает лучше скрыть от крестоносцев что-либо неподобающее, чем освободить их от обета этого похода. И дал ему окончательный совет, чтобы он, епископ Конрад, никоим образом не отъезжал от войска. Постарался бы сделать, что сумеет дабы вынести их гнусности, которые они могут совершить. И тогда епископ примкнул к соглашению. Также, как и четыре аббата, которых папа назначил, чтобы они словом и примером возглавляли войско крестоносцев”. То есть, во-первых, епископу Конраду, который был прикомандирован к немецкой части войска папа ясно советовал, во-первых, не уезжать из войска во время похода. Они в это время направлялись прямо в Задар. То есть, к братьям-католикам. И порекомендовать собственному военному руководству не раскрывать планов простым крестоносцам. Чтобы не было дезертирства. Мало ли что. Таким образом была вынесена концепция малого зла. Которая потом сыграет еще раз в куда большем масштабе. Когда крестовый поход еще раз поменяет направление на Константинополь. То есть, есть великая цель, ради великой цели можно принести в жертву некое малое зло, которое потом будет полностью искуплено и оправдано достигнутой великой целью.

Д.Ю. Подходит ли здесь известная тирада: ”Цель оправдывает средства”?

Клим Жуков. Да, конечно. А как собственно иначе? Это вот оно и есть. Цель оправдывает средства. Тут же самое главное. Нужно вот о чем сказать. Что папа собирал со всей вообще католической вселенной одну сороковую часть церковных доходов. То есть, суммы бешенные. Они не представимые. Тем более по меркам начала XIII века. Это же живые деньги фактически. Вопрос продолжения крестового похода в Египет был ровно в одном, в 34 тысячах марок. Эта сумма для папского престола конечно была не копеечная. Но, мягко говоря, она была меньше того, что собрали на крестовый поход. Гораздо меньше. То есть, нужно понимать, что остальную часть этих денег папа просто прикарманил. И даже не подумал расплатиться. Даже предложения такого не поступало. 51 тысячу притащили светские властители. Заплатили за себя.

Д.Ю. Ты читал замечательную книгу Лео Таксиля ”Священный вертеп”?

Клим Жуков. Да, конечно.

Д.Ю. Всем рекомендую для ознакомления с деятельностью пап.

Клим Жуков. Словом собрав деньги, папа не подумал выручить крестоносное воинство. То есть, все, что произошло в дальнейшем... Если его даже очень сильно не устраивало, то его прямая вина в этом есть. Хотя у меня есть однозначная убежденность, исходя из всех косвенных источников, которые мы привели в прошлой беседе, что папа отлично знал куда они едут и был готов оправдать все мероприятия, которые они по дороге предпримут. Потому, что самая главная цель была, это покорение Восточной церкви. И вот 8 октября 1202 года флот крестоносцев отплыл с острова Лидо. Там было свыше 70 галер, 150 нефов и транспортно-десантных кораблей. Считают, что просто транспортный корабль, где лошадей можно было перевозить. Но из сочинений Робера де Клари мы знаем, что у них были сходни, с которых мог десантироваться не просто конь, а всадник в вооружении на коне. То есть, где-то 220 или приблизительно так кораблей 11 ноября прибыли к Задарской гавани. И, как обычно тогда было принято, серьезные порты защищали железной цепью, которая перегораживала вход. Ту цепь... Штурмом взяли укрепления, из которых цепь была спущена и опустили ее. Вся флотилия вошла в гавань. Хорваты и венгры, видимо, к тому времени знали о движении крестоносцев. Потому, что как говорит Робер де Клари: ”Вооружились самым лучшим образом, как люди, решившиеся защищаться. Впрочем это не помогло”. В течение пяти дней город непрерывно штурмовали, обстреливали из требушетов и баллист. Пробили ворота, пробили стены и после пяти дней последовательных штурмов ворвались в город и, в общем, без больших проблем выиграли уличные бои. Город был взят. Что характерно, прямо там, уже не просто христианском, а конкретно католическом городе, был учинен погром с грабежами. В которых участвовали, естественно, и венецианцы. Потому, что мало того, что для них город завоевывали, еще три четверти добычи была их. По договору. Как пишет Робер де Клари: ”Разграбления продолжались ночь и еще полдня. И были столь велики, что рыцари с большим трудом могли разнять...” То есть, имеется в виду знатные рыцари простых рыцарей и пехотинцев, которые грабили город. Пришлось останавливать грабеж. Мне кажется, что тут византийцы... Венецианцы, прошу прощения: ”Чем мы тут будем управлять? Уймите свой личный состав, они сейчас все сожгут”. Собственно завоевание Задара, это был первый успех крестоносного мероприятия. У католической Венгрии крестоносцы отняли город для венецианцев.

Д.Ю. Начало неплохое. Да.

Клим Жуков. Иннокентий III, как это написано в его жизнеописании, выразил безмерную скорбь. Сейчас это постоянно происходит. Где-нибудь в Афганистане ракета в свадьбу упадет, ну, и президент США выражает безмерную скорбь.

Д.Ю. И извиняется еще: ”Извините. Не со зла”.

Клим Жуков. Что характерно, немедленного отлучения не последовало. Вот это важно. Немедленного отлучения не последовало. Было подготовлено некое информационное письмо, где папа сообщал, что: ”Пусть рыцари не прибавляют греха к греху. Пусть воздержатся от дальнейших разрушений и возместят ущерб, нанесенный венгерскому королю”. И вот если они ослушаются, тогда будет отлучение. Это такой верх, даже не средневекового, а современного цинизма. Сейчас так все происходит обычно в международной политике. Но вот тут конечно инициатива снизу крестоносная, она перевесила даже очень большую чашу папского терпения. Потому, что как говорит хронист: ”Воины Господни подняли руку на достояние короля Венгерского, которое он, приняв знамение креста, перепоручил покровительству верховного понтифика”. То есть, грабежи продолжились. Я имею в виду не в самом Задаре, а в окрестностях. Так как город отошел к венецианцам, там вряд ли были какие-то серьезные беспорядки. Хотя может быть были несерьезные. Мы не знаем. А вот округу принялись шмонать. Это же ноябрь. Уже точно ясно, что до окончания зимы никто никуда не поплывет. То есть, там придется зимовать. При этом конечно рыцарское войско было несколько фраппировано тем, что оно сделало. И отправили четырех рыцарей послами к папе римскому. Кстати, их возглавлял епископ Невелон из Суассона, француз, то есть. Они изложили обстоятельство дело. Как получилось, что они оказались в Задаре, почему его взяли. Просили прощения очень сильно. На что папа римский вынужден был реагировать. Потому, что он оказался в двусмысленном положении. Тайна дипломатии тайной дипломатии, но публично его постановлениями буквально подтерлись. А он же не просто так, таким нельзя подтираться. Вот настолько.

Д.Ю. Цинично.

Клим Жуков. Цинично и прилюдно. Конечно послов приняли очень сурово. Не было никаких пиров. Всех посадили в приемной подождать. И тут же отлучили крестоносцев от церкви. Правда, через некоторое время к войску выехал Петр Капуанский, который привез прощение крестоносному войску, если они выполнят некую святую цель. А вот от церкви отлучили только венецианцев. Потому, что венецианцы принудили рыцарей отправиться в Задар.

Д.Ю. Ну, этим не привыкать.

Клим Жуков. Да. Не привыкать. Самое главное, что было в отлучении от церкви, это... Кто-то думал, что немедленно в ад попадут. Да, этого опасались. Не могли не опасаться. Но самое главное, что церковь в то время полностью подменяла все официальные органы, которые есть сейчас. Государственные. То есть, церковь, это заключение браков. Церковь, это регистрация рождения ребенка, после чего он вообще приобретает какое-то право состояния. Отпевание умерших, когда их можно хоронить на государственных кладбищах. Отлучение от церкви, это прекращение богослужения. Значит, у вас все официальные органы регистрации по всей стране прекращают работать. Это просто парализует жизнь. Тем более, что церковь во многих местах исполняла роль палаты мер и весов. Это конкретно к богослужебной функции не относится, но там хранятся эталоны веса. И вот у вас это все сразу прекращается. Вы торговать не сможете. А в Венеции отлучение от церкви, это было такое душеопасное мероприятие. Потому, что в Венеции церкви продолжали почему-то работать.

Д.Ю. Потому, что подчинялись дожу все. А дож всем попам сообщал: ”Продолжаем молиться, отпевать, крестить, а я пока договорюсь”. И всегда договаривался.

Клим Жуков. Да. То есть, я например не могу... Может быть, что-то упускаю, но если кто-нибудь из коллег знает случаи, когда отлучение в Венеции реально срабатывало... То есть, церкви прекращали работать. Сообщите мне, я про такое не читал. Это ничего не значит, я не могу все знать. Тем не менее... Что интересно .Папа Иннокентий не зря получал высшее юридическое образование. Потому, что венецианцы, они же везут крестоносцев. И они отлучены от церкви. Папа написал, что венецианцы анафеме преданы, но не должны мешать воинам использовать их флот.

Д.Ю. Молодец, настоящий юрист.

Клим Жуков. Там была хитрая формула использована, что: ”За прегрешения дожа его подданные несут малую ответственность, а крестоносцы, которые используют как транспорт, не несут ответственности никакой. Поэтому езжайте, куда ехали”.

Д.Ю. Отлично.

Клим Жуков. Ну, а так как ”езжайте, куда ехали”, значит, и деньги они по-прежнему венецианцам остались должны. То есть, отлучение никак не аннулировало договор, который скреплял папа римский. Конечно, пришлось зимовать в городе. Потому, что ноябрь, шторма. Путешествие, даже каботажное, уже опасно в это время. Один-два корабля бы проскочили. Там же вопрос, что нужно войско, не потеряв никого, довезти. А это сложно. Задар большой город, удобный порт. Там решили зимовать. В начале 1203 года, буквально после Рождественских праздников туда прибывают послы Филиппа Швабского. Которые выступают перед крестоносцами с идеей поддержать молодого наследника. Алексея IV Ангела. И вот дож Энрико и Бонифаций Монферратский поддерживают такое предложение. Пока они там сидели, была куча совещаний, военных советов. Разбирались, что будут делать дальше. И начальник крестового похода Бонифаций, и главный флотоводец Энрико высказываются, что: ”Надо поддержать”. Потому, что целая империя стонет под пятой узурпатора. Империя христианская. Да, конечно они схизматики. Но это мы теперь говорим ”православные”, ”католики”. Для человека XIII века такой разницы не было. Для православных католики, для католиков православные... Были, да, христиане внутри одной большой церкви, которые занимаются чем-то непонятным, но все равно это христиане. Это потом, очень скоро, великая схизма 1054 года разрешиться окончательно, станет настоящей схизмой. Когда католик и православный станут друг другу хуже еретиков. Или, как минимум, просто еретиками. То есть, отверженными, искажающими христианское учение. Хуже мусульман гораздо. Просто потому, что мусульмане просто неверные. Они не в курсе. А эти люди, которые в курсе. Специально портят Христово учение. А, значит, они хуже мусульман. Пока этого еще нет. Для этого потребовались события, о которых мы будем говорить. Сейчас обратите внимание, что христианская империя стонет под пятой узурпатора тогда, когда законный император сидит в заключении, а его наследник вынужден скитаться на чужбине. ”Вот наследник. Посмотрите, как он страдает”.

Д.Ю. Страшно.

Клим Жуков. Все расплакались конечно тут же, принялись его жалеть. И в лице своих высших руководителей решили его притязания поддержать. Тут же рядом образовались некие венецианские купцы, которые сказали, что: ”Слушайте, мы готовы вложиться деньгами в это предприятие. Вы сейчас в Константинополь плывете, но вам же база нужна для того, чтобы высаживаться в Святую землю. Это вам каждый раз из Англии, из Франции мотаться? Это хорошее место, между прочим, Константинополь. Мы там бывали. Если вы не бывали, поверьте нам. Там порт большой, город большой. Если вы его себе оставите, вам же ближе потом будет куда угодно ездить. Хотите в Палестину, хотите в Египет. Все мечты будут открыты. А мы вложимся деньгами в это предприятие”. И тут крестоносцы рангом пониже, чем Бонифаций Монферратский, задумались: ”А что мешает в самом деле? Это же довольно хорошее предложение. Благое дело делаем, то есть, вернем законную власть. Между прочим, Римскую империю. Восточную ее часть, по крайней мере. И себе обеспечим свободный доступ к Святой земле”. Но конечно от таких посулов устоять было совершенно невозможно. Тем более, что с третьей стороны выступил сам принц Алексей IV. Который обещал, что после того, как ему вернут престол, он заплатит крестоносцам 200 тысяч марок. Это уже совсем серьезная сумма. Невозможно было устоять.

Д.Ю. Даже таким крепким христианам, как они.

Клим Жуков. Конечно. Плюс он обещал сразу после восстановления престола выставить войско в 10 тысяч человек для наступления на Египет. И содержать за свой счет 500 рыцарей на постоянной основе в Святой земле. Ну, то есть, 500 рыцарей, это значит минимум 1500 человек. То есть, рыцарь, его оруженосец, как бойцы, и минимум один паж, который их обслуживает. Целая армия. Первым сдался Бонифаций Монферратский и подписался под соглашением о походе всего лишь на столицу Римской империи. И дальше, вслед за дожем Энрико Дандоло, которого буквально принудили... Он же не хотел. Принудили. Дальше свои подписи оставили духовные вожди. Это епископы Труа, Суассона и Хальберштадта.

Д.Ю. А Дандоло принимал во всем этом участие?

Клим Жуков. Да. Он сам лично ехал. Более того, он еще остался на год с лишним. После всего. И тут конечно начались разногласия. Потому, что, во-первых, часть рядовых рыцарей и рядовых воинов, которая была убеждена, что участвует в крестовом паломничестве. Они немножко офонарели от того, как оказались в Задаре. Выяснили, что: ”В Святую землю вообще не едем, а едем в Византию”. Часть просто сбежала из войска. Просто от перспектив. И тот крестового воинства отделился Симон де Монфор, один из вождей похода. Со своими людьми просто взял и ушел. Потому, что это человек понимал, что дальше он будет участвовать в венецианской авантюре ради венецианцев. Ему это было совершенно не нужно. Поэтому он, сославшись на то, что будут нарушены заповеди: ”Я уже боюсь, мне уже нехорошо после Задара”. Он свалил. Я сейчас так цинично выражаюсь по поводу того, что меркантильные, мерзкие. Скажут: ”Откуда ты знаешь? Ты все придумываешь. Это домысли твои”. Позвольте. Буквально только что, в 1201 году, когда вся эта братия собиралась в крестовый поход... Примерно половина этих сеньоров из южной Франции, которые отправлялись в крестовый поход, они каялись публично в том, что они грабили аббатства, монастыри и отдельные церкви на своей территории. Просто грабили военной силой. Если они грабили у себя в малом масштабе, что им мешало сделать еще раз также в большом? Это была постоянная история, что монастырь, аббатство аккумулирует в себе огромные средства. Во-первых, оно не облагается налогами, в отличие от рыцаря или герцога. Которые, так или иначе, обязаны уделять центральной власти в это время. Хоть иногда налоги приходится платить. Я имею в виду не лично, а с территории со своей. Лично он, как дворянин, не налогооблагаемая фигура. А монастырь вообще ничего не платит. Более того, монастырь собирает церковную десятину и, видимо, отправляет в Рим. Как минимум, аккумулируя эти средства, имеет возможность прокручивать. Вот у вас год эта церковная десятина в монастыре валяется. Серьезная сумма. Вы за год успеете купить себе 2-3 земельных участка. Получить с них прибыль и деньги потом отправить в Рим. А участки-то земельные, которые приносят прибыль, вот они. Поэтому церковь аккумулирует у себя в руках огромные средства. И вот какой-нибудь граф, посмотрев как шикарно они живут... Конечно не пойдет на большую дорогу. А какого-нибудь своего младшего вассала отправить грабануть монастырь... Немножко.

Д.Ю. Почему бы и нет.

Клим Жуков. Более того, это с XI века продолжается постоянно. Все эти люди регулярно занимались тем, что грабили собственных попов. Попы грабили их, как они считали, а они потом попов военной силой. Вот и все. Ну, и как мы видим, крестовый поход вторично поменял маршрут. Не нужно думать, что эта идея ограбить Константинополь, захватить часть Византийских земель была новая. С византийцами с XI века воевали в южной Италии и на Сицилии норманны. Рожер Гвискар, Боэмунд Тарентский и все эти прекрасные люди. Боэмунд Тарентский прямо воевал с Византией на византийской территории. Не в Италии, которая дальняя колония, а прямо там. Также конфликты с Византийской империей начинались прямо во время первого крестового похода. Которые доходили до прямых боевых столкновений. В дальнейшем ничего не поменялось, а наоборот. Все видели, что Византийская империя слабеет. Она уже не представляет из себя той сокрушительной мощи, какой она была в VI веке. Даже какой она была в начале XI века, когда находилась на пике могущества. Начиная от царствования Василия II и несколько позже. Когда с ней ни одна европейская держава... Какое там тягаться? Даже посмотреть в ту сторону было страшно. Потому, что, во-первых, такая территория. Такая военная мощь мобилизационная. Такая военная организация, которая даже не снилась в то время в Европе. Теперь все было не так. Потому, что только что, буквально в 1190-х годах, от Византии отвалилось все Болгарское царство. Тогда еще не царство, Болгария. Она полностью отпала от Византии. И образовалось второе Болгарское царство. Византийские императоры вынуждены были воевать с ними. Во-вторых, в Македонии и Фракии поднимаются восстания, которые поддерживают болгары. Потом, когда болгар признают царством, они их перестают поддерживать. Восстание подавляют, уничтожают зачинщиков. Но это не добавляет никаких сил империи. По факту каждая деспотия, каждая территория такое, условно, независимое в себе государство, со своими интересами. С интересами своей знати, которая эту территорию возглавляет. Которые далеко не всегда пересекаются с интересами центра в Константинополе. Есть Константинополь, который заинтересован, чтобы и дальше доить со всех налоги. Которые непонятно куда идут. То есть, простой народ, купечество, ремесленные низы, даже аристократия, особенно местная аристократия, не понимают зачем отдавать деньги в Константинополь, где из все равно разворуют.

Д.Ю. Что-то мне это напоминает.

Клим Жуков. Потому, что там есть система, которая умеет прощать. Есть несколько десятков семей, которые управляют буквально всем. ”Они богатеют, но это никак не сказывается в хорошем смысле на благосостоянии... Нас. Нас, хороших людей. Мы же тоже, между прочим знать. Нам от этого никакой пользы”. То есть, Византия слабеет, а, значит, не только можно, но нужно от нее еще чего-нибудь оторвать. И, начиная со второго крестового похода, эти маленькие локальные конфликты с Византией, это рутина. Это постоянно какие-то набеги, постоянно какие-то конфликты. Во время третьего крестового похода византийцы в союзе с Саладином... Должны были припомнить и вот-вот припомнят. Для этого на Западе разработали в это время конкретную теорию. О том, что война со схизматиками православными, это тоже справедливая война. Раньше про такое заикнуться нельзя было. Конечно, воевать-то пожалуйста. Кто же вас остановит? Но объявлять это справедливой войной нельзя ни в коем случае. И вот схизматики православные признаются постепенно еретиками. И Иннокентий III, по словам английского хрониста Роджера Уэнтворта: ”Это христиане, которые отказываются повиноваться власти Святого Петра. И препятствуют освобождению Святой земли. То есть, являются хуже сарацин”. Конечно, Иннокентий III прямо не одобрял захват Константинополя. Не было такого, что: ”Все на Константинополь”. Прямо своей энцикликой, прямым текстом благословил бы изменение крестового похода. Но, исходя из всех изложенных документов и нарративных источников, мы понимаем, что он был заинтересован в изменении маршрута. Соблюдая при этом видимость приличий. Это было очень важно. Потому, что папа это не просто политик. Это не просто финансовый магнат. Это еще и очень важная публичная фигура. Каждое его слово, каждое его публичное действие вызывает огромный пиар-эффект. Поэтому папа всегда обязан был соблюдать видимость приличий. Его курия не нарушает собственных предписаний. Под ковром там конечно происходило всякое. Это было не публично. Публичные функции папа исполнял куда более свято, чем духовные функции. Было повторено еще раз, что: ”Да, венецианцев мы отлучили. Вы прощены, так как вас венецианцы вынудили напасть на христианские земли. Но в дальнейшем этого делать нельзя”. И тут папа великолепно оговаривается. Если это в католический официоз проникло, нужно... Невозможно представить, что конкретно папа имел в виду в полном смысле. Оговорка важная. Слушайте внимательно: ”Нельзя нападать на христианские земли. Разве только они сами станут необдуманно чинить препятствия вашему походу. Или представится какая-либо другая справедливая и необходимая причина, по которой вы сочтете нужным действовать иначе”.

Д.Ю. Молодец.

Клим Жуков. А чего мы-то? Они первые начали. Вот тогда можно, если они первые начали.

Д.Ю. ”Волки, кто сожрал овцу?” - ”Она первая полезла”.

Клим Жуков. Первая полезла. Я конечно не думаю, что Иннокентий III был уверен в том, что Исаак Ангел и его сын Алексей IV, взойдя на престол, немедленно принудят патриарха к унии. Я думаю, что папа был несколько более здравомыслящий. Но как только во главе окажется прямой ставленник, который зависит от папского престола, тогда воздействовать на патриарха можно будет уже совсем по-другому. Гюнтер Перисский, хронист из Эльзаса, монах естественно. Был хронистом аббата Мартина. Который присутствовал в лагере крестоносцев. Собственно это был один из послов, который из лагеря крестоносцев ездил к папе римскому договариваться о не совсем полном отлучении. С его слов записано так: ”Верховный понтифик с давних пор не любил Константинополь и очень хотел, чтобы он, если возможно, был завоеван без кровопролития католическим народом”. Завоеван без кровопролития католическим народом.

Д.Ю. Отлично. Ну, уж если случилось кровопролитие, отмолим.

Клим Жуков. По этому поводу я подсмотрел у Заборова, я такого не видел произведения, но он приводит французского поэта Гийо Прованского, который написал сатирическое произведение, которое называется ”Библия”.

Д.Ю. Интересное название для сатирического произведения.

Клим Жуков. Где Иннокентий III прямо разрешал поход на Константинополь. Это подано в виде некой шутки. Но в каждой шутке есть только доля шутки. Все остальное, оно обычно правда. В апреле 1203 года крестоносцы отъезжают из Задара на остров Корфу. 25 апреля из Задара туда же прибывают две галеры, которые привозят Алексея IV на Корфу. Там, во-первых, подписывается окончательное соглашение между византийской стороной и крестоносцами. Так как у Алексея IV нет никаких денег вообще, кроме тех, которые ему немцы дали, то ему договариваться с окружающими можно было одним способом. Он начинал раздавать векселя. Конечно, сразу занялся подкупом баронов. Он же был византиец, он кое-что знал про интриги. Немножко больше, чем мы с вами. Просто сепаратно. Вылавливая вельмож. Графу де Сен Полю обещал 600 марок. Графу Фландрскому 900 марок. Он уже раздал авансов сверх тех 200 тысяч, которые он обещал по договору, по-моему, тысяч на 50. Я точно не помню, но векселей там было изрядно. Когда он должен был не всему войску, а конкретным господам по отдельности. Чтобы они его лично поддержали. Такая вот личная гвардия. Это была третья точка после острова Лидо. Остров Лидо, Задар, остров Корфу. Где еще одна часть крестоносцев отделилась от войска. Она была не очень большая. Тем не менее, часть ушла. Потому, что ехать в Константинополь... Опять... Ровно по тем же самым причинам. В чужой авантюре участвовать не хотели. Они хотели в своей авантюре участвовать. Часть вернулась домой, часть попыталась добраться до Святой земли. Часть этого крестового похода реально приплыла в Святую землю. Потому, что часть людей стартовала вообще из Марселя. Из южной Франции. Часть воспользовалась Пизанскими и Генуэзскими флотами. Они доезжали до Святой земли. Это были маленькие разрозненные отряды. Тем не менее, они вливались в крестоносное войско, которое было с той стороны Средиземного моря. Оппозиция, которая отказывалась плыть, по мнению болгарского специалиста Борислава Примова, объясняется в первую очередь опасениями части рыцарей и сеньоров, что материальные блага, которые достанутся крестоносцам в случае успеха, будут захвачены главным образом кучкой их предводителей и венецианцев. В чем я болгарского коллегу поддерживаю. А вот за признание договора между византийцами и крестоносцами высказался, например, аббат де Лочадио. Это еще одно доверенное лицо папы. Он высказался в том смысле, что захват Константинополя это не только благое деяние, но еще и хорошая база для атаки на Святую землю. Он полностью повторял идею, которую высказали венецианцы. Видимо, в доле был.

Д.Ю. Тоже не дураки.

Клим Жуков. Видимо. в доле был. Очень трогательная сцена, когда часть войска, которая уже собиралась уезжать по домам или в Сирию, или в Египет: “Тогда обе части воинства сошлись в некой долине и бароны, стоявшие за поход на Константинополь, припали к стопам тех, кто противился этому. И сильно всплакали. И сказали, что с места не сойдут, пока остальные не дадут обещания не покидать их“.

Д.Ю. Отлично.

Клим Жуков. Все-таки есть что-то в этой старорежимной публике в дворянской. Выражаются красиво.

Д.Ю. Да. Как в художественном фильме “Угрюм-река”. Помнишь, там на лодке плыл, чужие письма читал: “Хорошо пишет сволочь”.

Клим Жуков. Словом крестоносцы... Та часть, которая собиралась уйти, но не ушла, согласилась остаться в войске до 29 сентября 1203 года. То есть, до истечения срока договора с Венецией. Включая отсрочку. После чего 24 мая отплыли из Корфу. Взяли курс на Константинополь. Тут мало кто помнит сколько было взятий Константинополя.

Д.Ю. Взятий?

Клим Жуков. Взятий.

Д.Ю. Я только одно знаю.

Клим Жуков. Вообще-то их было два.

Д.Ю. Когда турки напали...

Клим Жуков. Нет. В рамках этого крестового похода. Их было две штуки. Сейчас я их поочередно вам открою. Положение Константинополя, конкретно Алексея III, усугублялось тем, что к началу XIII века византийский флот практически утратил боеспособность. Та военно-морская мощь, которая в свое время была доминирующей на Средиземном и Черном море к этому времени превратилась в эфемерное нечто. Потому, что часть кораблей сгнила, была непригодна к выходу в море. Часть кораблей числилась в составе флота и вроде считалась боеспособной, но, как говорят, в 3-й степени пригодности. Без ремонта они вообще не могли выйти в море. Ну, и где-то 20 процентов в самом деле содержались прилично и могли воевать. Просто кроха. Никита Хониат пишет, что: ”Адмирал Михаил Стрифон имел обыкновение превращать в золото не только рули и якоря, но даже паруса и весла. И лишил греческий флот всех больших кораблей“.

Д.Ю. Молодец какой.

Клим Жуков. Что-то мне это напоминает. Ну, не даром же мы третий Рим.

Д.Ю. Да. Четвертому не бывать.

Клим Жуков. Когда Алексей III узнал о том, что флот франков приближается, он велел поправить 20 сгнивших судов, потраченных червями. Что характерно, известно, что крестоносцы приближаются, известны их намерения. Давайте перечислим те провинции, которые прислали в помощь метрополии войска. Их нет. Нет ни одной вообще провинции, которая прислала бы воинский контингент на защиту столицы. Потому, что всем столица была сильно не нужна.

Д.Ю. Отличная ситуация.

Клим Жуков. 23 июня венецианский флот оказался на рейде Константинополя. “Так вот знайте, что они...” То есть, крестоносцы. “...Долго разглядывали Константинополь. Те, кто его никогда не видел. Ибо не могли вообразить себе, что когда-либо на свете мог существовать такой богатый город. Никто представить себе не мог, если бы не видел собственными глазами, и длину и ширину города, который главенствовал между всеми городами”. По самым м скромным подсчетам население Константинополя в это время равнялось приблизительно 200 тысячам человек. Сам город был обнесен минимум двойным обводом стен. Иногда тройным обводом стен. Имея мощные форты, мощные башни. Это город настолько защищенный, настолько населенный, что если провести мобилизацию граждан и вооружить их из арсеналов, то только один город мог бы поставить на стены где-то около 10-15 тысяч человек. Не считая воинских контингентов, которые там стояли. Варяжской императорской гвардии и так далее.

Д.Ю. Эти тоже там были?

Клим Жуков. Да. Конечно. Это единственные, кто вообще этот город в итоге защищал. Конечно все эти горожане, как бы они ни были вооружены, они в поле ничего не смогли бы сделать с рыцарской конницей. Но на стенах совсем другое дело. Туда на лошади не заедешь.

Д.Ю. Да. Бросать камни на бошки любой может.

Клим Жуков. Да. Это не мешает вообще никак. Для этого большое воинское искусство не требуется. Город вместе с военными... Мог бы только один город, без участия всей остальной византийской империи, выставить, наверное, 3-4 тысячи профессиональных военных и около 15 тысяч ополчения. Это больше, чем было во всем крестоносном войске. Учитывая длину стен и то, что его невозможно такими силами блокировать, какие были у крестоносцев, они могли осаждать его до сегодняшнего дня. Невозможно было его взять такими силами. Они Сен-Жан-дАкр осаждали два года. Который в 10 раз слабее, чем Константинополь. Просто потому, что те, кто сидел внутри собрались защищаться. Во-первых, Алексей III выслал своего делегата. Делегатом был некто Николо Росси. Это был человек из Милана, ломбардец. Росси. Мы просто видим, что в окружении императора уже огромное количество иностранцев. Которые, в том числе, выполняют важные дипломатические функции. Внутри самого города был итальянский квартал. Естественно, люди из итальянского квартала в ответ на призыв в ополчение даже не пошевелились. Зачем еще?

Д.Ю. Что тут удумали?

Клим Жуков. И тут конечно что-то Алексей III заподозрил. Заподозрил, что он зря нахамил папе. И он предложил уже лично баронам договариваться, и что он предоставит все необходимое для движения в Святую землю: “Двигайтесь, пожалуйста, дальше”. На что ему сказали: “Мы конечно двинемся дальше. Не раньше, чем ты сложишь с себя корону”. 5 июля 1203 года венецианцы взяли штурмом Золотой Рог. Взяли башни, которые запирали цепь, опустили ее и отряды крестоносцев высадились в Галате. Это предместье Константинополя. После чего атаковали укрепления столицы. И на следующий день воины Алексея III, которых он выгнал буквально в поле... Я даже не могу сказать, что было сражение какое-то. Они вышли в поле, увидели конницу, развернулись и зашли обратно. Сражение как таковое не состоялось. Возможно кто-то перестреливался из луков, из арбалетов.

Д.Ю. Поумнее поступок, чем в битве при Винтерфелле.

Клим Жуков. Дальше крестоносцы разделились на 7 штурмовых отрядов. На 7 осадных лагерей, которые каждый выставлял штурмовую колонну. И начали вести приступ. Война длилась примерно 10 суток. Воевали против них... Во-первых, наемники, датчане из варяжской гвардии, и, что важно, пизанские колонисты. Кто оказался на стенах, это непосредственные противники Венеции, это пизанцы. Они, да, серьезно сражались. Однако 17 июля рыцари смогли взойти на стены, и завязалась схватка, которая закончилась тем, что взяли около 2 десятков башен. А потом, чтобы никто не смог подойти со стороны города, они принялись кидать в город факелы. И участок города, примыкающий к месту прорыва, загорелся. То есть, никто не смог прийти на помощь обороняющимся. Обороняющиеся не очень пытались обороняться. Потому, что варяжская гвардия довольно давно не получала зарплаты. И когда крестоносцы вышли в город, отряды, которые увидели франков просто начали разворачиваться и уходить. После чего василевсу пришлось быстро убегать из города, прихватив ценности, которые он мог прихватить. Город просто гигантский по средневековым меркам. Сейчас-то если посмотреть средневековый город Стамбул, очень большой, его так просто пешком не обойдешь. А по средневековым меркам это город невероятный. Потому, что ни один из крестоносцев ничего даже близко сопоставимого в жизни не видел. Что такое какой-нибудь Марсель? Или какой-нибудь Суассон? Какой-нибудь Каркассон? Там жило по 3-5 тысяч человек в это время.

Д.Ю. Так называемый город.

Клим Жуков. Это еще большие города считались. Потому, что Каркассон, это большой город. Где-то метров... Около километра, метров на 500.

Д.Ю. Это же чисто разница... Не знаю. Как между пришельцами. Если там живет 200 тысяч человек против 3, они же все жрут. После этого они все срут. Это надо вырастить, обеспечить подвоз, канализацию.

Клим Жуков. Очистку улиц.

Д.Ю. Войска сидят. Почта. Государство, налоги, ремесло. Нет, никакого сравнения.

Клим Жуков. В Европе в это время был ровно один большой город. По-настоящему большой. Это Париж. Это аномальный город в европейской истории. Потому, что там к началу XIII века около 40 тысяч человек проживало. Примерно как в нашем Киеве, еще один аномальный город по средневековым меркам. 40-45 тысяч человек. Возможно, вместе с предместьями... Потому, что есть огороженный город, есть посады вокруг. Возможно, 50 тысяч человек проживало. Это не в одном месте, это вместе с посадами. А тут только внутри стен 200 тысяч человек проживает. То есть, там нормальный европеец даже сориентироваться не сумел бы. Откуда идти? Но никто не смог догнать императора, даже не знал где его искать. Алексей III просто забрал ценности и с частью казны свалил из города. И 18 июля 1203 года Исаака II Ангела вывели из заточения и привели во дворец, где он был заново посажен на престол. Он тогда же объявил своим соправителем наследника, Алексея IV. Два императора. Это было в византийских традициях, когда император своего наследника объявлял соправителем. Это происходило сплошь и рядом. При этом соправитель не обязательно должен быть родственником. Соправитель мог быть кто угодно, если император изволил его назначить таковым. 1 августа его назначили официально соправителем. И тут Исаак II, который конечно много переписывался с Гогенштауфенами, продолжал интриговать, Но, я думаю, что сидя в тюрьме он до конца не был в курсе, какие обязательства взял на себя его сын. И вот тут папе рассказали, что, во-первых, придется отдать 200 тысяч марок. Во-вторых, лично задолжал этим прекрасным людям. И тут конечно уже несчастные греки попали под чужие обязательства. Потому, что то, что должен был Алексей IV, все остальные об этом были не в курсе. А казну, известную ее часть, только что уволок Алексей III. И расплачиваться оказалось нечем. Сумели собрать 100 тысяч марок. Это сумма какая. Просто нечеловеческая. Но это в два раза меньше того, что обещали. Нужна еще такая нечеловеческая сумма, чтобы закрыть обязательства. Пришлось идти на новые налоги. А это не потерпело население. Потому, что... Во-первых, когда законный император взошел на трон, все вздохнули с облегчением, решив, что безобразия, которые учинил Алексей III, прекратятся. Его выперли из страны, посадили хорошего императора. А нормальный хороший император занялся в два раза худшими вещами, чем мерзавец предшественник.

Естественно, народ... Уже не народ, а знать и купцы начали готовить восстание. Тем более, что это подогрели сами франки. Потому, что им не платили, и видно было, что не очень собираются, по крайней мере, в обозримом будущем заплатить. Они принялись брать сами. Робер де Клари очень трогательно описывает: “Там было такое изобилие богатств, так много золотой и серебряной утвари, так много драгоценных камней, что казалось чудом как удалось свезти сюда такое великолепное богатство. Со дня сотворения мира не собрано было подобных сокровищ. Столь великолепных. И в 40 богатейших городах земли, полагаю, не было столько богатств, сколько их было в Константинополе”. И это все принялись грабить. Так как франки были диковатые люди, они еще раз устроили пожар в городе, который пришлось тушить. “Никто не смог бы перечислить ни ущерб, причиненный пожаром, ни имущество, которое там погибло и было загублено, ни сказать о тех мужчинах и женщинах, которые там сгорели”. Дальше Никита Хониат образно выражается, что: “Город превратился в безграничное море при сильном ветре”. Так это было по-гречески витиевато сказано. Говорит о том, что там готовился полыхнуть бунт. Плебс на новый бунт был готов, они ждали свистка. Трех зеленых свистков. А Алексей IV сообразив, что казна пуста и новые налоги уже просто не собираются, отказался от своих обязательств перед крестоносцами. Он сказал, что 100 тысяч, это довольно много, хватит вам. Более того, оказалось, что нет денег, чтобы даже обещанным продовольствием всю армию снабжать. Еще и продовольствие прекратили подвозить. И тогда Дандоло сказал Алексею IV: “Крестоносцы однажды вытащили тебя из грязи, теперь они снова толкнут тебя в грязь”. Пилигримам скорее всего говорил, но тем не менее. Все понимают.

В последних числах января 1204 года... Скажем так, в последнюю декаду, чтобы взять максимально широкий временной срок, наконец, началось восстание. По этому поводу в Новгородской летописи написано про “зажжение градное и пограбление монастырское”. То есть, восстание разгорелось настолько неожиданно и бурно, что даже воззвание императора, который из дворца рассылал, говоря, что больше налогов не будет, все будет хорошо, ничего не помогало. То есть, разгорелось нечто такое, что буквально за сутки... Свежеизбранный Исаак II и Алексей IV были свергнуты. А сверг их ближайший советник Алексея III и его зять, некто Алексей Дука. Алексей V Дука. По прозвищу Мурзуфл, нахмуренный. Угрюмый. Он был очень опытный царедворец. Прямо скажем, небесталанный политик. И вот наконец банду Ангела вышвырнули. И теперь посадили третьего, нормального императора. Однако простой народ тут оказался несколько более неуправляем. Потому, что ровно на волне восстания простого ратника Николая Канаву избрали императором. И оказалось два императора.

Д.Ю. Бардак.

Клим Жуков. Ну, именно в этот момент Алексей V показал себя настоящим нормальным царедворцем. Было видно, что не зря его короновали. Потому, что он пригласил Николая Канаву во дворец, предложив стать соправителем. Тот, как дурак, явился и ему отрезали голову.

Д.Ю. Правильно. Я по трапу, а вдогонку: “На кого же ты нас покинул, Николай?”

Клим Жуков. Где-то примерно в то же время когда убили Николая Канаву, поймали Алексея IV и задушили его в темнице. А Исаак II просто не выдержал этих испытаний и помер от шока.

Д.Ю. То есть, справедливость непрерывно торжествовала.

Клим Жуков. Справедливость безостановочно торжествовала. А вот дальше Алексей V совершил ошибку. Потому, что пока это происходило, он, во-первых, принялся укреплять Константинопольские стены. Чинить, подновлять. И так это у него здорово получалось, что он предложил крестоносцам в течение недели убраться, в общем, куда хотят. Словом вон.

Д.Ю. А они?

Клим Жуков. Естественно, немножко расстроило. Потому, что как?

Д.Ю. “Куда это мы пойдем?“

Клим Жуков. “Во-первых, вы нам должны. Хорошо, не вы. Вы того, кто должен убили. Но это же с вас обязательств не снимает. Во-вторых, где обещанное подкрепление? Где жратва? Еще и убираться?“ Ну, и конечно это был вызов. Потому, что крестоносцы сказали: “Если вы хотите, чтобы мы убрались, сделайте, чтобы мы убрались. Накажите нас”. Это было конечно очень недальновидный ход. Потому, что нужно было как-то со всем этим воинством договариваться. Его нужно было удалять любыми способами, любыми обещаниями. Потому, что Алексей V не понимал одного. Что гигантский город, который только что поднял восстание и выдвинул народного императора, после убийства народного императора в гробу видел Алексея V теперь уже не только провинция, а уже сам город не хочет, чтобы он там правил. А пока он ничего не может сделать. Но как только начнется война, никто пальцем не пошевелит, чтобы эту власть защищать. Кстати, тоже поучительный урок. Нельзя, чтобы власть превращалась в что-то, что хуже завоевателей. Или по крайней мере сопоставимо с завоевателями. Когда нет разницы, эти грабят, эти грабят. Впрягаться за таких людей никакого удовольствия нет. В это время в лагере крестоносцев происходили невероятно бурные события. А именно. Энрико Дандоло, Бонифаций Монферратский, де Сен Поль и прочие делили Константинополь. Что кому достанется. И также прикидывали планы на будущее. То, что они захватят Константинополь второй раз, им было понятно. Нужно было как-то пойти дальше. Потому, что столько замечательных городов. Афины, Эдесса, это же все можно забрать. Вот они занимались тем, что они... Как они все будут делить. Конечно венецианцы напоминали, что: “Вы нам еще немножко должны”. Тогда был избран координационный совет из 12 человек. 6 венецианцев и 6 рыцарей. Которые... Вот еще стены Константинополя стояли нетронутые, а они уже все поделили. Конкретно новый император Константинополя получит титул, трон и четвертую часть всех кварталов города. А все остальное разделят пополам венецианцы и остальные крестоносцы. Между собой как хотят поделят. То есть, венецианцы молодцы. Они оставили фактически императору титул... То есть, да, имперская территория и крестоносная территория Константинополя вместе были больше, чем территория венецианцев. Понятно, что 25 процентов за императором. И от оставшегося 50 за крестоносцами. Итого это больше, чем у венецианцев. Но венецианцы, это одна монолитная сила, а крестоносцы, это каждый сам по себе. Поэтому они оставили императора с титулом, фактически без возможности управлять. Или, по крайней мере, без основной массы налогов. Потому, что все эти налоги будут распределены по куче сеньоров.

И вот 9 апреля 1204 года были предпринят морской штурм города. Но он был организован не очень хорошо. Самое главное, не учитывал погодных условий. Потому, что поднялось волнение. Ветер от города. Приходилось на веслах подгребать к башням и стенам. После чего удержать там корабли было нельзя. Потому, что волна подкатывает и откатывает, и корабль оттаскивает от стены, а потом бьет его об стену. Очень много народа погибло просто перепрыгивая на башни. Или оказываясь в одиночку против пизанцев, датчан и греков, которые наемники. В Новгородской первой летописи написано, что было перебито около сотни латинян. Новгородская первая летопись, это удивительный памятник. Потому, что, вроде бы совершенно другой земли, издалека, но так точно и подробно все описывает. Понятно, что это или сам человек видел. Или писал со слов тех, кто непосредственно там присутствовал. Потому, что русские купцы там находились на постоянной основе с X века. То есть, первый штурм не удался. И через три дня, 12 числа, был предпринят комбинированный штурм. Венецианцы ударили с моря, а крестоносцы с суши. Уже по отработанной ранее схеме. И вот этого штурма выдержать грекам не удалось. Потому, что те силы, которые были внутри города, невозможно было растянуть на такую территорию. В каждом месте оказывалась довольно слабая группировка, которая гарантированно не могла удержать крестоносцев. Да, в каких-то местах штурм отбивали. Но где-то франки закреплялись на стенах. Тут я не могу сказать ничего плохого про воинское мастерство европейских рыцарей. Да, там мало народа, но это стены невероятной мощности. Просто залезть, даже если тебе никто не мешает, особенно в доспехах, как-то уже зачешешься. Потому, что если упадешь с лестницы, потом ни одна больница не соберет. А упасть можно запросто. А там могут помогать. Даже один человек с топором, который сидит за крепостным зубцом, а ты в это время лезешь... Ты же нормально защищаться не можешь. А он как даст топором, с огромной вероятностью попадет. С огромной вероятностью. Какой бы фехтовальщик ни был, ты просто в невыгодном положении. Потому, что он-то стоит на двух ногах и целится.

Д.Ю. Поверни его.

Клим Жуков. А за первым обводом стен второй обвод стен. Нужно слезть с этой стены. Или бежать до ворот следующих, пытаться их вышибить. Притом, что в тебя сверху будут стрелять. Или перетаскивать штурмовые лестницы. Притом, что опять ты стоишь на нижней стене. Тоже стреляют. Их может быть там немного, но когда в тебя летит 2-3 арбалетные стрелы...

Д.Ю. Одной может оказаться достаточно.

Клим Жуков. Как-то про остальных ты не будешь думать. Тебе лично очень неприятно. Нужно перетащить лестницу, спустить ее вниз, поставить и заново штурмовать. Они умудрились примерно к 13 апреля, за сутки штурма, прорваться за стены и открыть ворота. После сего в ворота въехала конница уже. Как описывает Робер де Клари... Это очень ценный источник в качестве антропологического источника. Военная антропология. Что испытывал рядовой участник штурма. Когда они оказались за обводом стен, уже в городе, они остановились и не могли сдвинуться с места потому, что думали, что сейчас все люди, которые есть в городе, бросятся на них. А если они бросятся, то на этом все. Хорошо, если удастся живыми уйти. Постояв некоторое время, отдышавшись, крестоносцы обнаружили, что нет ни баррикад на улицах, никто в них не стреляет из окон, никто не кидает черепицу с крыши. Вообще ничего не происходит. Вот так.

Д.Ю. Вот свезло.

Клим Жуков. Дальше конечно... Дальше начинается спекуляция. Потому, что говорят, что в городе устроили страшную резню и перебили чудовищное количество людей. Об этом пишет Никита Хониат. Он грек, он там был, он чудом унес ноги. Он предвзят, безусловно. Если мы посмотрим на анонима из Хальберштадта, это человек, который писал со слов епископа, который там был, говорит, что там было убито не более 2 тысяч человек. Кто-то говорит, что мало. Это каждый десятый. Извините, пожалуйста. Каждый сотый. Это очень много. Да, резня была. Но говорить, что они вырезали весь город, это нет. Это не просто преувеличение. Это было бы преувеличение грехов католической церкви. Зачем это делать? Уже две тысячи человек, это страшная цифра. Надо отчетливо обозначить где эта резня происходила. В первую очередь бросились резать, во-первых, в еврейский квартал. Во-вторых, в мусульманский квартал. Они же против мусульман собрались воевать. О топографии города крестоносцы имели детально представление. Потому, что они там уже побывали один раз. В мусульманский квартал, в еврейский квартал и к пизанцам венецианцы наведались. И конечно же принялись грабить церкви. Церкви грабили в первую очередь не рыцари, а епископы, которые были с войском. Основное ограбление христианских святынь в Константинополе производили представители римской католической церкви. Опять же, кто представляет себе епископа. Это человек в смешной шапке, с посохом с пасторским. Нет. Поголовно все это были не просто дворяне, а аристократия. Аристократия военная. Они были точно также в доспехах, со шлемами, опоясанные мечами. Все как положено. Эти епископы, они нормально, как боевые мракобесы лезли на стены, шли в атаку.

Д.Ю. Молодцы.

Клим Жуков. И точно также они бросились грабить.

Д.Ю. Христиан. Это важно.

Клим Жуков. То есть, к тому времени не было ни одного хоть сколько-нибудь значимого монастыря в Европе, который бы не имел святынь, вывезенных их Константинополя. Потому, что... Во-первых, вывозили святые мощи, святые реликвии. Это же не просто прикольная штука.

Д.Ю. Туринскую плащаницу тогда притырили?

Клим Жуков. Это же не просто прикольная штука...

Д.Ю. Голову Иоанна Крестителя я видел. В городе Шартре она за стеклышком. Я видел мощи Святой Магдалины. Фаланга от пальца. А голова Иоанна Крестителя... Производит странное впечатление. Еще у них были покрова Богородицы. В Шартре, в соборе. Когда французский пролетариат восстал, попы их порвали на три куска и спрятали в разных местах. Пролетариат два нашел и уничтожил.

Клим Жуков. А третий не осилил.

Д.Ю. Я подозреваю, вместе с попами. Когда под рассказы о советской власти очень люблю читать про Французскую революцию.

Клим Жуков. Да. Вывезли невероятное количество святых мощей и артефактов. А это не просто прикольная штука. Это то, что теперь называется, аттракцион. То, что привлекает публику. А, значит, будут паломники, будут деньги. Епископ Мартин, как говорят, вернувшись домой, вез перед собой телегу. Телегу. Ну, и конечно, что нельзя простить никогда, наверное, в мировой истории этим парням и римской католической церкви, это уничтожение, наверное, 90 процентов античного наследия, которое сохранялось в Константинополе с времен настоящей Римской империи. Потому, что кое-что утырили венецианцы. Эта знаменитая квадрига, которая сейчас стоит в Венеции, это произведение еще античного скульптора.

Д.Ю. Это не она. Она настоящая спрятана.

Клим Жуков. Ну, понятно, настоящую на солнышко не выставляют.

Д.Ю. Потом Наполеон ее у них “подрезал“.

Клим Жуков. Кто ее только не “подрезал“. Она путешествовала изрядно. Сначала ее “подрезал” Александр Македонский. Потому ее “подрезали” римляне и отвезли в Рим. Потому ее из Рима забрал Юстиниан. Она оказалась у входа в ипподром. Потому ее утащили венецианцы. У венецианцев ее утащил Наполеон. Потому ее утащили обратно в 1814 году.

Д.Ю. Натурально переходящее знамя. Собор Святого Марка прекрасен. Я когда приступил к изучению. Он такой красивый, но какой-то странный. Он облицован плитами розовыми, желтыми. Там Италия. У всех со вкусом и дизайном такой порядок, а тут что-то непонятное. Оказалось, что это могильные плиты из Константинополя. Красиво облицовано.

Клим Жуков. Расставлено в разном порядке.

Д.Ю. Здорово придумали. И колонны у них стоят. Их тоже приволокли. Третью утопили, так и не подняли. Там провинившихся венецианцев вниз башкой закапывали. Все ворованное. Все притырено.

Клим Жуков. Я говорю, что венецианцы молодцы в том смысле, что догадались это притырить. Потому, что франки просто... Например, там была статуя Геры золотая. Ее порубили на куски, переплавили и обратили в звонкую монету. Никому не приходило в голову, что она в сборе стоит дороже. Была сожжена Константинопольская библиотека. То античное, собственно византийское наследие, которые мы могли бы изучать, мы теперь не можем изучать. Потому, что его физически нет. Уцелели какие-то крохи, меньше процента. По этому поводу Поль Риан, такой французский историк, он издал двухтомную книгу “Список священных трофеев из Константинополя”. Вообще не стесняясь.

Д.Ю. Трофеи же. В бою взяли.

Клим Жуков. Трофеи. Ну, что теперь. Да. Гера Самосская. Статуя была уничтожена. Лисипповского Геркулеса уничтожили. Лисипп, это тот самый скульптор, который квадригу сделал. То есть, урон мировой культуре там был нанесен сопоставимый с разорением Рима в V веке. Может даже больше. Потому, что Рим существовал как столица несколько меньше, чем Константинополь. Это еще плюс 800 лет накопления культурных богатств. Это был чудовищный удар по всей христианской ойкумене. Восточно-христианской ойкумене. Потому, что когда в 1204 году новгородцы увидели, что там произошло... И это “Сказание о разорении Царьграда“, это фактически предвестник Апокалипсиса. Буквально для всей Руси. Это произведение было известно не только в Новгороде. Потому, что, во-первых, Константинополь, это как раньше Рим был, город и вселенная одновременно. Потому, что все... Как раз все происходило в царствование... В княжение великого князя Всеволода Юрьевича. В Суздале. Всеволод был великим князем. Был великий князь Андрей Боголюбский. В это время какой-нибудь Константин, Рюрик Ростиславич, кто угодно. Все они знали, что есть империя и есть император, который является держателем православной вселенной. Который удерживает мир от пришествия Антихриста. И вот этой империи буквально в течение месяца не стало. Раз и нет. И нет императора... Остался патриарх. Императора нет, предстоятеля за него. И ровно после этого у нас вся наша территория буквально оказалась в идеологической пустоте. Это нельзя забывать. Пришествие монголов было воспринято как то, что было предрешено в 1204 году. Это были всадники Апокалипсиса, которым даже сопротивляться грешно. Потому, что если уж конец света, это, наверное, Бог так распорядился. А если вы против Бога, вы с ума сошли что ли? Поэтому удар был еще идеологический. Тот путь из варяг в греки все еще функционировал. Потому, что и варяги остались, и греки остались. А также удобный Днепр, по которому можно было что-то перевозить. Он захирел еще больше потому, что во время этой войны там стало не с кем торговать. Нечего стало туда возить. В силу падения платежеспособного спроса. Еще был страшный финансовый удар. В том числе по Руси. Одним движением папа римский сделал всем здорово. И венецианцы конечно.

Дальше поделили землю. То есть, венецианцы получили половину Константинополя помимо 50 процентов крестоносных. Был выбран император. А императором почему-то не стал Бонифаций Монферратский. А он естественно на это рассчитывал. А кто же еще кроме него? Нет. Императором выбрали Болдуина Фландрского. И он стал утвержденный папой римским императором Константинополя. То есть, папа римский, узнав, что там было сделано: “Ладно. Обратно его что ли отдавать? Нет. Зачем? Все теперь”. То есть, данное святотатство... А это было именно святотатство, потому, что разграбление христианских церквей в любом случае это было святотатство. Потому, что грабили не только православные церкви. То есть, схизматические церкви. А грабили церкви, которые были построены и освящены до раскола. А это значит, что они неприкосновенны для христиан абсолютно. Ограбили все. В том числе то, что было до раскола. Папа римский это святотатство подписал тем, что он благословил императора на царство. Бонифацию, если не ошибаюсь, достались Фессалоники. Второй по размеру город империи. Тоже неплохо. Но он конечно затаил... “Как это вы себе видели? Я венецианцев уговорил вас не уморить голодом на острове Лидо. Я договорился с папой римским, чтобы вас от церкви не отлучал. Я вас приволок под Константинополь. Вы его под моим руководством два раза взяли. Между прочим, самую сильную крепость известного мира. И мне какой-то второй город по значению. Почему так?“ Естественно, чувствовал себя обиженным. Почему его не избрали, понятно. Потому, что он был самым влиятельным и сильным из всех крестоносцев. Все остальным бы ничего не досталось. Поэтому вполне естественно, что его от греха подальше, пока было можно, подвинули. Это имело известные последствия, кстати говоря.

И сразу они принялись захватывать земли вокруг Константинополя. Потому, что каждой этой сволочи в кольчуге нужно было по куску земли. И вот тут-то они не учли одного фактора. Что их недавние друзья, болгары, которые были очень довольны тем, что крестоносцы раздолбали Византию... Потому, что стало возможно еще от нее кусок оторвать. Они вошли с ними в непосредственное соприкосновение и из естественных союзников превратились в естественных противников. А вот к болгарам тут же побежали все греки, которые были наслышаны о том, что произошло в Константинополе. Чтобы с собой такое произошло после Константинополя они совершенно не хотели. Тем более, что уже вслед за Константинополем было взято несколько городов, где себя франки не стесняли ничем. Еще это было молвой приумножено. Греки из провинции побежали все помогать болгарам против крестоносцев. 13 апреля 1205 года сумасшедших размеров войско крестоносцев принялось осаждать города Адрианополь.

Д.Ю. Что это сейчас?

Клим Жуков. По-моему, так и называется. Адрианополь. Если не ошибаюсь.

Д.Ю. Я в карту посмотрю.

Клим Жуков. То самое место, где в свое время разбили Святослава Игоревича греки. Буквально там же. Туда пришли болгары. И вот тут-то крестоносцы поступили как настоящие мастера войны и все такое. Когда я говорю “сумасшедшее войско”, там было около 400 рыцарей всего. Не считая пехоты. Часть рыцарей во главе с маршалом Жоффруа де Виллардуэном осталась стеречь город. Чтобы гарнизон не вышел. А остальная часть во главе с императором и Людовиком де Блуа вышла на встречу болгарам. То есть, 300 рыцарей, 300 тяжелой конницы. Понятно, что с оруженосцами, с какими-то наемниками. Возможно, их было 1000-1200, но не больше. Плюс какая-то часть пехоты. Это было меньше, чем одних наемников половцев у царя Калояна. У них только половцев было больше, чем всего войска крестоносцев. И они умудрились, во-первых, пересраться. Во-вторых... Это пишет Жоффруа де Виллардуэн. Когда лагерь принялись обстреливать половцы. “Произошел великий беспорядок. Часть наших бросилась на половцев”. После чего половцы пытались бежать, а рыцари за ними погнались. После чего многих ранили, ранили многих лошадей. Тогда они вернулись. Было признано, что данное действие было очень глупым. “Чего-то мы протупили”. Тогда был собран военный совет, где было постановлено, что теперь все войско будет стоять вместе, ни один не шагнет вперед без приказа.

И 14 числа, когда была угроза нападения легкой половецкой конницы... Виллардуэн пишет: “И как же по-другому стали действовать мы против разумных решений вчерашнего военного совета”. А именно. Луи де Блуа вывел свою часть войска, где-то около 100 рыцарей, считай треть войска, 400 тяжелой конницы. И в одиночку атаковал все войско болгарского царя, к которому примкнули провинциальные войска Византии. Их не просто меньше, их катастрофически меньше. И он просто туда уехал. В эту далекую даль. А прямо вслед за ним собрались и поехали войска императора. Двумя волнами. Их и так меньше было. Двумя волнами поехали в атаку. Естественно, Луи де Блуа окружили, ранили, в конце концов он от ран умер. А император поскакал в атаку. Поскакали за половцами. Как это описывает Виллардуэн: “Проскакали 2 лье”. 8 километров. После чего любую тяжелую лошадь под всадником в доспехах можно будет выжимать. Она после такой скачки... 8 километров, это значит, что тяжелая крупная лошадь, она не только убежать ни от кого не сможет, она атаковать не сможет. Ее придется отшагивать в поводу и поить. Чтобы она просто пришла в себя. Это же не пони половецкая. Естественно, после этого вся эта братия, а именно болгары, греки, половцы обрушились на крестоносцев. Императора взяли в плен. И он в плену умер в итоге. Его вообще не думали отпускать после этого. Там погибли, наверное, почти все герои взятия Константинополя. Где-то две трети войска пропала сразу. Опытный человек Жоффруа де Виллардуэн всех беглецов собрал, остановил бегство и в полном порядке отвел в Константинополь. Их не перебили. Он всех организовал, просто спас. Надо ли говорить, что пехота не принимала участия в мероприятии. Хотя она была. То есть, как нечто бесполезное ее оставили. Хотя пехота могла бы прикрыть от легких лучников.

Д.Ю. Идиоты.

Клим Жуков. Да. Дальше греки немного не рассчитали, помогая Калояну. Но об этом чуть позже. Пока обозначим, что просто провинциальных византийских войск вполне бы хватило, чтобы вытоптать всех этих крестоносцев. Просто их было настолько больше горстки, которая приехала из Европы. Если бы они хоть попытались бы спасти столицу, их бы там всех похоронили. Спаслись бы только венецианцы и те, кто успел бы попрыгать на корабли. Это показала битва под Адрианополем. Тысяча тяжелой конницы, которая была во время осады Константинополя, это страшная сила. Если она правильно организована и применена когда нужно. А у них даже единого командования невозможно было организовать. Как выяснилось. Тут конечно греки не рассчитали. В том смысле, что когда они бросились помогать Калояну, они думали, что он на их стороне. Нет. Калоян был на своей стороне. Причем в истории он остался как Калоян Грекобойца. Потому, что он сразу занялся... Он устранил крестоносную опасность и он принялся завоевывать греческие города. Причем там он себя вел ничуть не лучше, чем крестоносцы. А, может быть, местами и хуже. Тогда все греки, которые только что ему помогали, они к кому бросились? Они бросились к наместнику императора в Константинополь с воплями: “Спасите нас от болгар!”

Д.Ю. Сумасшедший дом.

Клим Жуков. В конце концов, греки вынуждены были заключить временное соглашение... Греческие провинции вынуждены были заключить временное соглашение с крестоносными провинциями и вместе бить болгар.

Д.Ю. Обалдеть.

Клим Жуков. Да. И побили. А сама латинская империя, которая была образована на месте завоеванных греческих земель, просуществовала до 1261 года.

Д.Ю. А там чего случилось?

Клим Жуков. А там случилась Палеологовская реконкиста. То есть, Палеологи просто вышибли крестоносцев из Константинополя. Но куски территории, которые крестоносцы взяли, не считая метрополии, они остались и местами прожили до конца XV века, пока их турки не отобрали. Например, герцогство Афинское. Там такое семейство Аччайоли правило итальянское. С очень красивыми надгробиями. Просто великолепные. И вся эта территория стала местом пребывания авантюристов. Со всей Европы, начиная с Испании. Была знаменитая Каталонская рота. Называется рота, на самом деле там 6 тысяч человек. Целая армия Каталонская на данных землях. В общем, там было много интересного. А вот Византия, не смотря на Палеологовскую реконкисту, так никогда вообще от этого удара не оправилась. Потому, что и территориальные приобретения, и политический вес, и экономика. Все было подорвано так, что... Да, византийцы умудрились продлить свое существование еще на 200 лет. Но это уже никогда не была та Византия, какой мы ее знаем, как наследница настоящей Римской империи.

Д.Ю. Печаль. Тем самым облегчили задачу туркам. Да?

Клим Жуков. Безусловно. Потому, что когда турки пришли, это вторая половина XV века. А стены Константинополя, это были, да, мощные стены, но это были средневековые стены, которые не были рассчитаны на противодействие тяжелой артиллерии. Именно пороховой артиллерии. Их не на что было перестроить и укрепить так, чтобы они могли сопротивляться пушкам. Они поддерживали более-менее в порядке, но они отстали от времени навсегда. Просто потому, что перестроить крепость размером с Константинополь денег у империи уже не было. Если бы это была настоящая империя, они бы подготовились несколько иначе. Но так как это были обрывки от империи, уже как бы никаких шансов не было. И именно Европа... Благодаря тому, что османы завоевали Византию, завоевали Константинополь, они усилились. И после этого до конца XVII века европейцам пришлось от турок отбиваться. До Вены доходили.

Д.Ю. Как говорил Максимус: “Кто служил в армии?” - “Я служил с тобой”. По следам за римлянами.

Клим Жуков. Вот примерно такая история. И конечно, как я уже сказал, окончательное оформление фактического раскола между восточным и западным христианством.

Д.Ю. После такого дружить уже было невозможно. Молодец папа. Интересно как издалека все видится. Чего вы там волки позорные затеяли. И как. Сволочь. Все они там такие. “Священный вертеп”, отличная книга про римских пап.

Клим Жуков. Ну, а для меня, конечно, самое поучительное, это история самой Византии. Которая наглядно показывает, что происходит когда правящий класс замыкается в себе и отрывается от народа. Когда народ не видит никакого смысла в том, чтобы хоть как-то участвовать в жизни этого правящего класса. Потому, что он не участвует в позитивном смысле никак в жизни народа. Приходит горстка каких-то упырей и вся империя под них складывается. Буквально вот так.

Д.Ю. Печально. А как не допустить?

Клим Жуков. Нужно, чтобы правящим классом было большинство населения. Только классовый подход спасет нас всех. Вообще всех.

Д.Ю. Спасибо, Клим Александрович.

Клим Жуков. Стараемся.

Д.Ю. Мощно. Это поглавнее, чем первый крестовый поход. Пожалуй, что самый главный.

Клим Жуков. Да. Это точно. На самом деле это было последнее удачное выступление... Хоть сколько-нибудь удачное выступление крестоносцев. Потому, что в дальнейшем эти походы деградировали.

Д.Ю. Уже ни денег, ни личного состава.

Клим Жуков. Ни интереса особого.

Д.Ю. Не пойми чего. Круто. А на сегодня все.


В новостях

03.10.19 14:00 Клим Жуков о четвертом крестовом походе: из Венеции в Константинополь, комментарии: 24


Комментарии
Goblin рекомендует заказывать создание сайтов в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 1

ost_goth
отправлено 06.10.19 19:00 | ответить | цитировать # 1


На что надеялось население Константинополя? Вот когда оно "было недовольно" и меняло правителей? Чистая логика - у вас есть вооружённая банда, которая хочет денег и хочет жрать. Очевидно, что кого не сажай на престол, банда никуда не денется и будет требовать денег, а не получив их, начнёт насиловать именно население. Т.е. чисто математически обыватель имел - необходимость много и долго работать на то, чтобы отдать это всё в обмен на жизнь. Без каких либо вариантов.



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудио в Spotify

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк