Вадим Прохоров про экономическую модель диктатуры пролетариата (часть 2)

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Общество | Сериал Breaking Bad | Сериал Рим | Сериал Сопрано | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

27.11.19



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую. Вадим Анатольевич.

Вадим Прохоров. Добрый день.

Д.Ю. Продолжим.

Вадим Прохоров. Да. Мы продолжаем нашу обзорную политинформацию по теории научного коммунизма. Мы продолжаем разговор про диктатуру пролетариата. И мы продолжаем начатый разговор об экономической модели диктатуры пролетариата. Итак. Точное, более-менее научное название экономической модели диктатуры пролетариата звучит так: ”Ленинско-сталинская метарыночная многоформатная экономика”. Она состоит из четырех частей. Промкооперация, потребкооперация, колхозы. Промежуточный момент, это МТС, как институт смычки города и деревни. Потому, что когда уничтожается МТС, как это сделал ”кукурузный Иуда”, ликвидируются любые инструменты возможности стирания различий между городом и деревней. И, соответственно, государственная промышленность. Прежде чем мы кратко сделаем исторический экскурс на основе трудов академика Анатолия Венедиктова, рассмотрим еще ключевые моменты. Прежде всего, куда у нас подевались нэпманы? Этот вопрос вот с чем связан. Современные коммунисты, немножечко одичавшие, они немножко не понимают что такое НЭП, и в чем была его суть. Это был... Потому, что бытует такое мнение, что, дескать, НЭП не получился, что он был неуспешен, что-то там якобы случилось не так и не то. Ничего подобного. Категорически хотелось бы отвергнуть эту нелепую точку зрения. Все получилось так, как хотел Ленин. Важнейшим элементом экономической модели диктатуры пролетариата является, так называемая, как это академик Венедиктов пишет: ”Налог с оборота, как составная часть социалистического накопления”. То есть, есть отдельная глава, он пишет, что социалистическое накопление, это сущность, у него есть, как бы, два проявления: налог с прибыли и налог с оборота. Не буду спрашивать, Дмитрий Юрьевич, чтобы вы угадали какой был при советской власти налог с оборота. Скажу сразу. Он составлял от 25 до 70 процентов в разные годы.

Д.Ю. Неплохо.

Вадим Прохоров. То есть, это... Если сейчас какому-нибудь буржую сказать: ”Давай ты сейчас будешь платить налог с оборота...” То есть, ты платишь налог с оборота. То буржуй даже не то, что застрелится, он просто умрет. Застрелиться не придется. Вот. То есть, совершенно не представимый и невозможный в условиях капиталистического уклада налог. То есть, если ввести там на сайте istmat.org поисковое слово ”налог с оборота”, вывалится много сотен или десятков постановлений, декретов советской власти. Потому, что налог с оборота в разные годы менялся. Почему менялся? Потому, что сначала составлялся материальный баланс, а потом стоимостной. В зависимости от того как происходила динамика процессов. Соответственно, чуть-чуть выше назначался налог, чуть-чуть ниже. И так далее. Значит, что делает этот гигантский налог с оборота, какую судьбу он имел, этот налог, в судьбе так называемых нэпманов, куда они делись. Ну, вот я называю налог с оборота ”ленинской кувалдой”. По аналогии с гаубицей, которая в годы Великой отечественной войны называли...

Д.Ю. ”Сталинская кувалда”.

Вадим Прохоров. Да, сталинская кувалда. Смысл следующий. Гигантский налог с оборота, совершенно чудовищный и непредставимый для капиталистического уклада... А капиталистический уклад основан на экономической обособленности отдельный товаропроизводителей. Он выполнял функцию внешнего экзоскелета. Он делал невозможным разваливание экономической модели диктатуры пролетариата просто под собственным весом. То есть, иными словами, плательщиками гигантских налогов с оборота был либо трест... Не само низовое предприятие, а трест или синдикат. Соответственно, если предприятие освоило выпуск какой-то собственной продукции, отпускает ее на сторону, оно платит налог с оборота. Но смысл в чем? Как только кто-то вздумает вылезти из-под налога с оборота, тут же ему по башке прилетает ”ленинская кувалда”. Почему? Потому, что когда речь идет о тресте, там этот налог с оборота раскидывается на всю длинную цепочку создания высокой добавочной стоимости. Поэтому для социалистических предприятий в рамках модели диктатуры пролетариата налог с оборота, как бы он вполне по силам. На самом деле ни один капиталист не может платить налог с оборота больше 3-5 процентов. Это сразу вырастет катастрофическая... А здесь получается какая ситуация? Этот гигантский налог с оборота, он не позволяет трестам рассыпаться. И он собирает это все в единое целое. Потому, что тресты были построены приблизительно по принципу... Понятно, это не идеальный принцип, от него есть какие-то отклонения. Один товар, один трест. И система трестов строилась так, были общесоюзные тресты, республиканские и соответственно местные. К слову сразу хочу сказать, что уничтожение трестов в результате диверсии 10 мая 1957 года... Ликвидация трестов делает возможным распад Советского Союза. То есть, если бы ”кукурузный Иуда” не совершил эту диверсию, если бы экономическая модель диктатуры пролетариата продолжила свое существование... Распад СССР, он конечно нельзя сказать, что он был совершенно категорически невозможен, но он был очень сложно осуществим. Почти, наверное, все-таки невозможен. Что такое трест? В рамках треста от 100 до 200 предприятий, находящихся в разных частях страны. Они делают либо какую-то одну вещь, либо линейку вещей. Электродвигатели, сырье, уголь, химические реактивы. Какие-то конструкционные материалы.

И что произошло с нэпманами? Советская власть взяла... Во-первых, по декрету о трестах от 1923 года. У нас нормативные акты первые издавались в 1921 году. В 1923 году был специальный декрет по трестам. И в 1927 году окончательный декрет по трестам, который так и действовал до 1957 года. Значит, суть состояла в том, что тресты... Не возбранялось, чтобы внутрь трестов в качестве членов треста могли входить и кооперативы. Тоже очень важно. Что получалось? Нэпманов советская власть и Ленин взял в жесткую вилку. Или ты вынужден будешь стать промысловым кооператором. Либо ты в рамках трестирования и синдицирования обречен. Рекомендую... Есть такой писатель Лев Шейнин. Писатель детективов. Он, по-моему, в 1922 году... В 1921 году был мобилизован по комсомольской путевке в прокуратуру. Всю жизнь работал в прокуратуре. Дослужился до советника Вышинского. Я не стал выписывать названия его повестей потому, что разные издательства издавали его повести под разными...

Д.Ю. ”Записки следователя”.

Вадим Прохоров. Да, ”Записки следователя”. Еще как-то там. Понятно, в 1920-е годы все немножечко копировали Конан Дойла. У него как? У него на основании уголовного дела написано...

Д.Ю. Отличная была заметка в рамках копирования Конан Дойла про Елену Боннэр. Как она жульничала, проводницей будучи. И влетела.

Вадим Прохоров. Лев Шейнин, он соответственно... Первый сборники его повестей были в конце 1920-х годов. У него обратите внимание на две повести. Первая повесть про Леньку Пантелеева. И вторая повесть про печальную судьбу начальника финуправления Ленгорисполкома. Когда он описывает эпизод, где Пантелеев после первого побега входит в зал ресторана, там такая яркая деталь: ”Зал был битком набит нэпманами и трестовскими воротилами”. Это очень важный момент. Потому, что у нас сложилось такое впечатление, что самые крутые на этом празднике жизни, это были нэпманы. Ничего подобного, Дмитрий Юрьевич. Самыми крутыми были трестовские воротилы. Почему? Потому, что тресты... Любое снабжение, в том числе частных предприятий, любое снабжение подведомственных государству предприятий могло происходить только через тресты и только через синдикаты. Поэтому нэпман был на побегушках у трестовского воротилы, а не наоборот. Что произошло с нэпманами? Советская власть сначала сделала, как Ленин велел, шаг назад, все эти буржуйчики, они ломанулись к корыту, начали из него лакать. В этот момент советская власть создала систему трестов и систему синдикатов над ними. Полностью закольцевала сбыт и снабжение подведомственных трестам предприятий на синдикатах. Замкнула весь сбыт на синдикаты в середине 1920-х годов. И у нэпманов исчезло жизненное пространство. И нэпман был поставлен перед необходимостью: ”Либо ты, нэпман, снимаешь свой костюмчик и становишься честным советским кооператором...” Слово ”бизнесмен”, я думаю, за такое слово можно было и от НКВД по морде получить. При советской власти бизнесмен, это промышленный советский кооператор. Либо ты одеваешь строгий костюм, идешь в сферу потребительской кооперации, где вся та же самая система. Низовой уровень, вышестоящий уровень.

Д.Ю. Многие так и сделали, подозреваю.

Вадим Прохоров. Сейчас об этом скажу. В создании... И академик Венедиктов пишет об этом. Правда, пишет вскользь. Очень важный момент, что... Это сталинско-ленинское экономическое чудо создавали не одни большевики. Создавали бизнесмены. Подобно тому, как Красную армию создавало большинство честных офицеров, которые встали на сторону советской власти. Точно так же и огромное количество представителей нашего отечественного бизнеса. Он говорит, что когда были созданы фабрично-заводские комитеты, как орган советской власти, там была квота для бизнесменов 35-40 процентов. И куда они делись. Как куда? Они просто перешли потом в тресты и синдикаты. Почти все. Понятно, не все были до конца честными. Сейчас мы пару моментов рассмотрим. И получается печальная история. Вторая повесть Шейнина детективная, это нэпманы, чтобы выжить подлезли к начальнику финансового управления, дали взятку. Была сложная комбинация. Он был честнейший человек. То есть, через женщину, через ее бывшего любовника. Сыграли на его благородстве. Он бы так взятку не взял. Спровоцировали. Почему нэпманы таким образом поступили? Потому, что ко второй половине 1920-х годов у нэпманов сложилась такая ситуация, что... Эта ”ленинская кувалда”, гигантский налог с оборота, привела к чему? Ты не можешь быть спекулянтом. Просто физически не можешь. Ты всю продукцию получаешь от трестов либо от синдикатов. Понятно, можешь напрямую это делать, забирать какое-то сырье у сельского хозяйства. Но ты не можешь конкурировать с промышленной и потребительской кооперацией, которую поддерживает советская власть. Ты просто не можешь с ними тягаться.

У нэпманов возникла такая ситуация, что, допустим, кулачье в деревнях, когда оно поняло, что их советская власть начинает давить их экономическими мерами и отнимать у них бедноту... Кулак, это деревенский ростовщик. То есть, у каждого кулака ”котлета” долговых расписок. Соответственно, как только советская власть начала через колхозы вытаскивать из-под кулака бедноту, кулаки схватились за обрезы. А нэпманы в городах схватились за конверты с деньгами и поехали взятки, туда-сюда... Очень хорошо вся эта ситуация у Льва Шейнина описана. Он описывает, что эта сладкая жизнь, брызги шампанского, бесконечные кутежи, многомиллионные сделки на салфетке в ресторане, это все продолжалось всего 2-3 года. И все. А потом наступила тишина в ресторанах. Синдикаты советские, синдикаты Ленина, стали просто давить этих всех, как бы, соответственно, нэпманов. Вот смотрите, если сейчас ввести налог с оборота гигантский в буржуазной промышленности, она просто умрет. А советская промышленность спокойно себя чувствовала. За счет чего? За счет того, что все было вертикально трестировано. Это сталинское, ленинское экономическое чудо, его изюминка... Как я уже говорил, что суть бытия экономической модели диктатуры пролетариата, это снятие... Диалектическое, постепенное снятие экономической обособленности первичного товаропроизводителя. Это чрезвычайно важный момент. Потому, что товар не принадлежит этому предприятию, он принадлежит тресту. А предприятие не самостоятельно в своих действиях. Оно действует строго по заказу. То есть, действовала фактическая схема правовых отношений, которую придумал Ленин. И он как юрист ее внедрил. Сталин это все воплотил в действительности. Это именно то, что отношение между трестом и отношение между первичным производителем... То есть, это земля там, где производство, там, где рабочие трудятся.

Это были отношения процессинга. В терминологии 1920-х, 1930-х годов этому соответствует... Такие термины как ”фондирование” и ”занаряживание”. То есть, трест выдает, как бы, наряд-заказ: ”Давай, сделай вот это, вот это...” Предоставляет средства, предоставляет сырье. И предприятие должно уложиться в такую-то калькуляцию И должно отдать тресту продукцию по себестоимости. По себестоимости. Первичный товаровладелец не производитель, а сам трест. И при этом у предприятия была очень значительная мера самостоятельности. То есть, процесс перехода на так называемый полный хозрасчет, он происходил постепенно. То есть, готов трудовой коллектив предприятия к тому, что они будут помимо заказов треста налаживать какое-то другое производство для кооперации, еще для кого-то, отлично. Но если теперь вы встаете на рельсы полного хозрасчета, вы автоматически... За ту долю продукции, которую вы продаете не тресту, вы будете отвечать за налог с оборота гигантский. Понимаете? То есть, у предприятия... Что такое гигантский налог с оборота? Это, как бы, такой домкрат, кувалда, которая давит вниз себестоимость. Это ключевой момент. Потому, что многие современные коммунисты, одичавшие без Ленина, они этот момент просекли. После 1957 года, после диверсии 1957 года, пошло вверх, начал превалировать акцент именно на прибыль. Потому, что прибыль накручивается на себестоимость. Но они, как бы... Они не понимают причины процесса. Они не видят корни, откуда это все росло. Потому, что как только была ликвидирована... Как только была восстановлена экономическая обособленность первичных товаропроизводителей, по итогам диверсии 1957 года, естественно был сразу отменен и налог с оборота. А как только отменен гигантский налог с оборота, тут же вверх поперла себестоимость. Даже мы с вами это помним. Приедешь с родителями на юг в 1980-е годы... Помните? В Москве в каждой станции метро висела видеокамера. И эти видеокамеры... Это был такая страшная дура. Сталь с палец толщиной. Поворотное устройство вот такие зубья из легированной стали. Вот такой штатив. То есть, те люди прекрасно понимали... Старики говорили: “Сталина на них нет”. Понимали, что делать видеокамеру, на которую пошло такое количество дорогого металла, это чистой воды маразм. Тем не менее это было. Поперла вверх себестоимость.

А поперла вверх себестоимость не потому, что там зловредные были директора первичных низовых предприятий, а потому, что убрали систему трестирования и синдицирования. И произошла ситуация, что если нет налога с оборота... А налог с оборота гигантский, он давит вниз себестоимость. Если у директора предприятия, директора треста чуть-чуть поднялась себестоимость, не уложились в плановые показатели, это кошмар. Чуть-чуть выросла себестоимость, и налог с оборота прыгнул вот такой. Трест прибежит и, что называется, надает: “Давайте срочно что-то делайте”. Поэтому с нэпманами получилось ровным счетом так, как Ленин запланировал. То есть, сделали шаг назад, отступили, тактически выиграли ситуацию. Пока нэпманы шиковали по ресторанам, брызги шампанского, поставили систему сбыта и снабжения. Весь сбыт и снабжения трестов замкнули через синдикаты. Это произошло за ничтожные 2-3 года. И все. И нэпманы просто умерли. Непонятливых поставили к стенке или посадили в тюрьму, которые начали баловаться с какими-то уголовными вещами. А все остальные переформатировались, просто стали честными советскими кооператорами. Я долго думал как нашей малограмотной молодежи описать в виде такого платоновского образа суть этой диверсии 1957 года и что было до этого. По-моему, лучше не придумаешь. Представьте себе, Дмитрий Юрьевич, армия, где миллион рядовых, 15 маршалов. И все. Полковников нет, генералов нет.

Д.Ю. Сержантов нет.

Вадим Прохоров. Сержантов тоже нет. Майоров. Никого нет. Миллион солдат и 15 маршалов. Это армия? Нет, Дмитрий Юрьевич, это не армия. Это сброд. Чистой воды сброд. Экономика... Советская экономика по итогам диверсии 1957 года, по итогам уничтожения ленинской, сталинской экономической модели диктатуры пролетариата, это именно это. А что такое экономическая модель диктатуры пролетариата? Это, образно говоря, армия, где есть миллион рядовых, столько-то сержантов, столько-то капитанов, столько-то майоров, столько-то полковников... И там на вершине 15 маршалов. Члены политбюро. И генералиссимус Сталин как главнокомандующий. Вот очень точный образ. Если нет экономической модели диктатуры пролетариата, любое планирование превращается в фикцию. Возможно штабное планирование в армии, которая состоит из миллиона солдат и 15 маршалов? Конечно нет. Понимаете?

Д.Ю. Планирование, наверное, возможно, но ничего не получится.

Вадим Прохоров. Идиотское, совершенно идиотское. И поэтому главная изюминка, что Николай Хессин в своем труде... Часто бывает так, что человек не написал очень много книжек и самая главная – тоненькая, в 196 страниц. Эта его тоненькая книжечка, она пересиливает все эти 100-500 томов. И она полностью разоблачает всю эту шайку “кукурузного Иуды”, которая вокруг него скучковалась после шельмования Сталина. Потому, что главный момент, в основе рыночного товарного хозяйства, в конечном счете капиталистического, лежит обособленность первичных товаропроизводителей. Ленинская, сталинская модель диктатуры пролетариата, она снимала эту обособленность. Конечно не до конца, конечно не полностью. Оставалась сфера действий товарных отношений в потребительском секторе. Но допустим уже средства производства, они не считались товарами. Но продолжала... Мы должны, если мы двигаемся в сторону коммунизма, мы должны твердо и последовательно ликвидировать эти все моменты. Если мы этого не делаем, значит, соответственно нет никакого реального движения вперед. Следующий момент. Экономическая модель диктатуры пролетариата, она подчинена принципу, что у нас политическое управление и хозяйственное управление тождественны и едины. При диктатуре пролетариата действует принцип единства управления политического и хозяйственного. Если этого нет, то это очень плохо. В чем состоит изюминка управления? Управление, это предельная деятельность. То есть, управление содержит в себе предел. Диктатура пролетариата как деятельность, это деятельность предельная. Ликвидация классовых различий. То есть, если диктатура пролетариата чем-то управляет, то чем она управляет? Она управляет, как отмечает академик Венедиктов, трудовыми коллективами. И как только коллектив обрел субъективность, управление прекращается. Он сам собой начинает управлять.

Поэтому очень важно понимать экономическую модель диктатуры пролетариата. Что это чудо, созданное руками наших предков под руководством Ленина и Сталина. Это чудо было своего рода живым существом, способным к самонастройке и самосовершенствованию. Потому, что в управлении есть три компоненты. Первая - территориальная. Вторая - отраслевая. Третья - функциональная. Если у нас нижний уровень, земля, предприятие, вот такое будет соотношение этих трех компонент. Следующий уровень, это тресты, такое соотношение. Следующий уровень – синдикаты. Следующий уровень – главки. Следующий уровень – наркоматы или ВСНХ. Высший совет народного хозяйства. Соответственно у нас получится что-то вроде... Можем себе экономику представить... Представьте на этом столе эквалайзер. И вот флажки эквалайзера, вот это компонента функциональная, отраслевая, территориальная. Они выставлены на разные значения. Если вы берете... То, что сейчас опубликовано. Особая папка Сталина. То вы когда читаете протоколы, которые вел Сталин, как будто вы читаете протоколы полета космического корабля. Представьте, все эти мужики, члены ЦК ВКП(б), они сидят там в пульте управления: “Давай, дерни туда. Притормози то. Поддай угольку”. Еще чего-то. Всякий раз, когда советская власть совершала какое-то управленческое действие, наградить, реорганизовать, разделить, любое управленческое решение советской власти... Неважно, мы движемся в русле рассуждений академика Венедиктова или в русле чтения первичных источников, протоколов из особой папки Сталина. То есть, всякий раз происходило... Советская власть что делала? Она осуществляла как бы динамическое ладование. Каждый раз она хваталась за рычажок и меняла соотношение этих трех компонентов. Понимаете? Именно это и есть как бы собственно управленческая модель. Именно поэтому экономическая модель диктатуры пролетариата помимо экономических отношений, она является также еще и управленческой моделью.

Академик Венедиктов в своих сочинениях, он очень подробно описывает как, что создавалось, в какой последовательности. Какой был набор полномочий. Как эти полномочия потом перераспределялись. Какие возникали конфликтные отношения, как это потом перенастраивалось. Как происходило перераспределение полномочий. Соответственно он дает широкий исторический экскурс. И понятно, что советская власть... Управленческая деятельность сводилась к тому, что нужно было гармонизировать эти три компоненты. И поэтому... Почему это важно? Потому, что у многих современных коммунистов возникает иллюзия... Если человек не понимает смысла этого экономического чуда, экономической модели диктатуры пролетариата, то у непосвященного человека может сложиться вполне правдоподобная иллюзия, что советская власть, верхушка советского государства, просто сборище каких-то пьяных людей, которые шарахаются то в одну сторону, то в другую. То сюда зарулили, то в обратную сторону. Например... Приведу такой пример. К 1928 году что у нас произошло в синдикатах. К 1928 году произошло самое настоящее чудо. Наши синдикаты, это текстильный, металлический, кожевенный, Венедиктов это описывает. Не поверите, они перешли на систему расчетов со своими трестами, которая предполагала, что у них внутри происходит как бы... Все расчеты делаются не через банк, а внутри, через взаимные расчеты по субсчетам. Внутри баланса. Балансы сводились ежесуточно. По текстильному синдикату. Представляете? Без интернета, без гаджетов. Синдикаты к 1927, к 1928 году научились сводить суточный баланс. Свели суточный баланс, директор синдиката подписывает банковский чек. В пятнадцать ноль ноль. В шестнадцать ноль ноль курьер отвозит этот чек в банк. В семнадцать ноль ноль идет телеграмма из банка, что у вас есть сальдо положительное и вам на счет поставили сумму вот этого чека. То есть, расчеты были чеками.

Когда советская власть, верхушка советского руководства увидела это чудо... Сбылось мечта Ленина. О чем мечтали коммунисты? Чтобы у нас происходила отмена денег и переход к непосредственному товарораспределению. Что произошло. В 1927, в 1928 финансовом году... Я цифру точно не вспомню. Но потребность в оборотных средствах Всероссийского текстильного синдиката упала на 95 миллионов рублей золотом. Это астрономическая сумма. Это золотые рубли. Потому, что до 1928, кажется, года у нас отчетность велась в золотых рублях. Хотя после 1924 года не было никакой необходимости. Получается, что все получилось так, как мечтал Ленин. Если мы берем внутрь трестов и синдикатов, сгружаем все хозяйствующие субъекты, у нас все внутренние товарные операции становятся внутрикорпоративными операциями. Деньги не нужны птицам. Орлам деньги не нужны. Понимаете, что произошло? Начал работать этот механизм. Потому, что когда мы строим коммунистическое общество как бы получается, что мы строим такое огромное юридическое лицо... Огромное юридическое лицо. Оно распухает и достигает такой степени, что все общество есть одно юридическое лицо. А все трудовые коллективы, это частные моменты, подразделения этого юридического лица. И поэтому как бы у нас получается так, у нас собственно административное отношение внутри... Получается так... Собственно буржуазные гражданско-правовые отношения. У нас компонента начинает понижаться, потихоньку затухать. А административные отношения у нас начинают расти. Выдающаяся заслуга академика Венедиктова, она состояла в том, что именно он... Он был консультантом в финансовых учреждениях, в комиссии по Гражданскому кодексу. Как раз уникальность... Именно он создал теорию оперативного управления государственной собственностью. И именно он создал эту уникальную концепцию параллельности гражданско-правовых и административных отношений. Административные, это то, что мы сейчас называем... В Древнем Риме это называлось право народов. Мы сейчас называем административным.

Если мы раньше акцентировали внимание наших одичавших коммунистов, что советская... Русь советская, это реинкарнация Руси дохристианской. То мы можем с таким же успехом сказать, что Русь советская, это реинкарнация Древнего Рима. Что сделал Венедиктов? Он взял концепцию права народов и сделал гибрид. И именно вот соотношение треста, синдиката и подведомственного предприятия, это была система отношений, когда отживающая, постепенно отмирающие гражданско-правовые отношения буржуазные... Поскольку из буржуазной системы растем. Они постепенно запараллеливались и постепенно вытеснялись отношениями координационному сотрудничеству. Когда низовой трудовой коллектив на демократических основах взаимодействует с вышестоящим трудовым коллективом. Очень важный момент, что современным коммунистам надо понимать сложную вещь. Вот был второй СССР, неправильный. Была ли экономика второго СССР административной? Да. Безусловно. Но надо понимать еще и то, что... Как бы... Вот в правильном СССР, где действовала экономическая модель диктатуры пролетариата, там экономика не была ни командной, ни административной в том смысле слова, которое вкладывают антисоветские брехуны. Понимаете? А командно-административная экономика, это детище этого кукурузного... Как при Сталине и при Ленине экономика не была ни командной, в том смысле, ни административной. Они ее сделали командно-административной, когда совершена была экономическая диверсия 1957 года. Это очень важный момент, который надо понимать. Почему? Потому, что у многих современных коммунистов буржуазные пропагандисты пытаются воспитать своего рода, знаете, комплекс неполноценности типа вот. Возникает вопрос: “А с чего мы должны оправдываться?” Была ли экономика позднего СССР ублюдочным уродцем? Разного рода диспропорций, безобразий, несправедливости и прочего. Конечно был. Почему мы должны это отрицать? Как с Раскольниковым. Вы же, товарищ Раскольников, старушку-то убили. Уважаемые граждане буржуйские пропагандисты, “кукурузный Иуда”, это же ваш сукин сын? Ваш. Он действовал по указке мировой капиталистической закулисы. Это экономическое уродство, это его рук дело. Почему мы должны за это извиняться, каяться? И испытывать из-за этого какой-то комплекс неполноценности.

Здесь надо еще добавить пару слов таких, что... Я конечно немного сгущаю краски. Потому, что ленинская, сталинская экономическая модель диктатуры пролетариата, это своего рода такой красавец-атлет. Да? Капитализм, это какой-то задохлик, дистрофик, который еле умеет бегать. Так, как бегали мы, в экономике никто тогда бегать не умел. Да, поздняя экономическая модель СССР, она конечно... Это тот же самый атлет, только у него отрублена одна рука, одна нога, он весь перебитый. С поломанными ребрами. И так далее. И тому подобное. Но даже такой вот искалеченный атлет, он все равно бегал... Напоминаю. Он все равно бегал лучше капитализма. Потому, что... Я, по-моему, приводил эти цифры. В 1985 году мы были абсолютным мировым лидером по внедрению промышленных роботов в промышленное производство. И мы держали почти половину рынка авиастроения. И почти четверть мирового рынка станкостроения. Это совершенно фантастические результаты, которые были достигнуты, прямо скажем, в крайне неблагоприятных и очень плохих экономических условиях. Итак еще раз. Какие основные принципы этой модели. Трест господствует над заведением. Первичный производитель не обладает самостоятельностью, не является... Не обладает правами юридического лица. Далее. Трест - это артель коллективов. То есть, в некотором смысле можно назвать и так, что трест - это артель коллективов. То есть, метаколлектив, который...

Д.Ю. Артель артелей.

Вадим Прохоров. Да, артель артелей, совершенно верно. Значит. Чрезвычайно важно. Трестирование и синдицирование, это предельная, тотальная монополизация каких-либо функций. То есть, задача ленинского плана трестирования и синдицирования исключить конкуренцию вообще. Но за счет того, что Ленин подсунул тресты под синдикаты, эта система вместо жесткости и тоталитарности, и административной командности, наоборот стала обладать соответствующей мягкостью и плавностью. Она стала живой и способной как бы к саморегулированию. Вот. Значит, монополии. Один товар – один трест. Значит, процессинг, это модель оболочечного бизнеса. То есть, первичный производитель не является владельцем товара. И вообще он делает все только по заказу. А это значит, что это не товарное производство. Так вот. Я немного отвлекся. Значит, что произошло в 1927, в 1928 году? Советская власть увидела чудо. Что сбылась мечта. Я так понимаю, что руководство партии большевиков оно просто обалдело от такого счастья. Потому, что когда оказалось, что коммунизм, он на самом деле гораздо ближе, чем всем представлялось. Это в ту минуту. Что делает советская власть после 1928 года? Значит, ключевая точка на ленте времени это пятое... Значит, 5 декабря 1929 года. Это постановление ЦК ВКП(б) о реорганизации промышленности. Значит, когда большевики увидели, что работает вот эта схема. Когда мы сгружаем все внутрь трестов. Все тресты сгружаем внутрь синдикатов. Жестко замыкаем сбыт трестов только на синдикаты. А снабжение низовых подразделений только тоже на синдикаты. Возникает резкое схлопывание потребностей в денежной массе. Птицы деньгам не нужны... Орлам, птицам...

Д.Ю. Деньги птицам.

Вадим Прохоров. Деньги не нужны. Да. Что делает советская власть во главе со Сталиным? Она принимает абсолютно парадоксальное решение. В прямо противоположную сторону. То есть, тресты... Простите. Синдикаты все реорганизуются. На основе синдикатов, за счет главков... Главки сливаются с синдикатами. И на основе синдикатов создаются так называемые всероссийские, всесоюзные объединения. Отраслевые объединения. Объединения, как пишет академик Венедиктов, группы “А”, группы “Б” и группы “В”. Групп “А” – общесоюзная. Группа “Б” - республиканская. Группа “В” – местные объединения. Что такое вот эти всероссийские объединения? На самом деле это те же самые старые добрые синдикаты Ленина. Просто к ним добавлена еще и функция административная. То есть, по существу надо это понимать, что... Многие историки этого не понимают. Они пишут: “В 1929 году 5 декабря история советских синдикатов закончилась”. Но это полная чушь. Академик Венедиктов, он же юрист, не только экономист.

Д.Ю. Еще немножко академик.

Вадим Прохоров. Да. Академик, юрист, экономист. И соответственно он все это анализирует. Вот такая схема полномочий. Вот такая компетенция. А вот возникли объединения. Те же самые полномочия. Та же самая компетенция. Те же самые функции. Генерализация сбыта наверху. Просто к ним добавлены еще административные функции. То есть, что такое объединение по итогам реформы 29 января 1930 года? Эти объединения, это парасиндикат, сверхсиндикат. А дальше что происходит? Идет сначала кредитная реформа 1930 года и бюджетная реформа 1931 года. Что происходит в ходе этой кредитной реформы? Значит... Парадоксальное решение принимается. Не гасим товарные отношения, а наоборот развиваем. Для чего? Для того, чтобы можно было деньгами все сосчитать. То есть, запрещается товарные авансы. Банкам вменяется в обязанность кредитовать конкретные сделки вот этих низовых предприятий. Соответственно допускается ситуация когда эти предприятия напрямую снабжаются синдикатами через голову треста. Сейчас объясню почему это важно. И вся система... Банки начинают кредитовать не вал, как это было по итогам кредитной реформы 1927 года, они начинают кредитовать отдельные операции. И вся экономика, во-первых, окончательно в 1930 году переходит на полный хозрасчет. Но самое главное, экономика переходит на расчеты так называемых инкассовых... То есть, что происходит? Банк начинает выполнять ту функцию, о которой мечтали классики марксизма. То есть, вот есть поставщик, покупатель, вот есть трест. Трест командует: “Давай все, что нами трестом сделано, грузи в распоряжение этого главка...” Банк что делает? Банк проверяет... Выставляются документы от имени треста этим предприятиям. Банк проверяет инкассовые поручения, проверяет список документов. Выставляет это все. Что происходит? Банк сюда кредитует конкретную операцию. Через минуту эти деньги оказываются здесь. И дальше эти деньги дальше тратятся соответствующим образом. На самом деле отголоски этой системы...

Я помню когда я пришел учиться на юридический факультет уже после армии, обратил внимание, в конце 1980-х годов банковская инструкция минфина СССР по инкассовым расчетам была самым объемным документом. Больше 100 страниц. Это совершенно разрыв мозга. Хотя в конце 1980-х годов расчеты применялись только в энергетике и коммунальном хозяйстве. И когда читаешь эту огромную инструкцию, было такое впечатление, что она написана для какого-то... Для какой–то цивилизации, которая летает в космосе, исключительно производит космические летательные аппараты. А не для каких-то коммунальных ЖЭКов и Энергосбытов. То есть, очень сложная система документов. Очень сложная система контроля, который совершенно не соответствовал экономической более примитивной реальности, которая происходил за окном уже. Соответственно, в конце 1980-х годов. Еще одна ленинская хитрость, которую тоже надо понимать смысл современным коммунистам. Почему весь сбыт и все снабжение... Все-таки закончу. Значит, после 1930 года власть вместо схлопывания денежных отношений, начинает развивать товарно-денежные отношения. Все переводится на хозрасчет. И чтобы отдельно взятую мелкую сделку... Чтобы все можно было сосчитать. Прежде, чем мы перейдем к коммунистическому расчету трудовыми часами, нужно каждую тютельку сосчитать в рублях. Правильно? А для этого нужна была кредитная реформа. А потом у нас что получается? В 1932 году идет разукрупнение ВСНХ, создаются наркоматы. В 1934 году ликвидируется объединение... Возвращается отношение трест и главк. Главки промышленных наркоматов. И наконец последняя вишенка в торте. Окончательная, что называется... Точка в развитии экономической модели диктатуры пролетариата. Это по закону и декрету 1936 у нас создаются хозрасчетные главки наркоматов.

То есть, наркоматы в итоге получают функции и снабжения и сбыта. Конторы по снабжению и сбыту становятся отделами этих промышленных наркоматов. Раньше, между 1934 и 1936 годом, они были отдельно. И получается следующая ситуация. В руках высшего государственного руководства... Допустим, я нарком. Не важно чего. Все мои промышленные главки... Под главками сидят тресты. И ситуация была абсолютно прозрачная. То есть, я могу вызвать любого клерка с соседнего этажа. И у меня было право распределить лимитные фонды и материальные ресурсы. Я вызываю человека, и я точно знаю где, на каком предприятии за 1000 километров от Москвы, где какие лишние деньги сверхлимитные. Я могу их перераспределить. И соответственно я знаю где какие ресурсы. Тоже могу их соответствующим образом распределить или перераспределить. Эта система, которую создали Ленин и Сталин, она совершенно не мешает инициативе. Потому, что введен полный хозрасчет и есть система премирования за снижение себестоимости. То есть, предприятие заинтересовано что-то делать еще само. Потому, что дополнительная продукция, дополнительное снижение себестоимости, дополнительное... Как бы возможность распылить куда-то затраты. А экономия по себестоимости, она идет в директорский фонд. По декрету от 1936 года. А фонд довольно приличный. До половины экономии на себестоимости идет в премию. Это садики, дополнительное жилье сверх уже запланированного. Собственно премии самим рабочим, трудящимся.

Следующий момент. По поводу снабжения. Хитрость какая. Что придумал Ленин. Если, допустим, вы сейчас хотите сделать ремонт квартиры или офиса, вы нанимаете бригаду каких-то балбесов. Если вы, не наученный горьким опытом, дадите им сразу деньги за работу и на материалы, получится следующее. Они деньги на материалы либо пропьют, либо потратят, либо распихают по карманам. И потом купят какую-то дрянь. Понимаете? Грамотный хозяин как делает? Так, договорились о работе с бригадиром, соответственно... Даете только за работу денежку. Аванс. За выполненное. А материалы вы покупаете сами и его работникам привозите. Вы купили, вы точно знаете, что то, что надо, не украдено... Я не знаю сколько за свою жизнь Ленин сделал ремонтов, но придумал Ленин именно это самое. То есть, синдикат через голову треста по договорам, которые заключаются от имени треста предприятиями по доверенности треста, полностью снабжает низовые предприятия. Представляете? И получается следующее. Я синдикат... Условно. Я синдикат, надо мной директор, допустим, главка. То есть... Ни низовое предприятие, ни трест не смогут передо мной смухлевать в смысле себестоимости. Понятно почему? Потому, что по заявке через трест этого предприятия ему ресурсы закидываю как в футболе мяч по дуге. То есть, я синдикат, я главк, я всероссийское объединение. Между мной и низовым предприятием трест. Трест все это... Все идет через трест. Договора, по заявкам. Все строго. Но я ресурсы закидываю через голову треста в обход. И получается когда мне приходит отчетность треста что там потрачено, какая себестоимость, трест не может смухлевать. А ”земля” не может смухлевать, договорившись с трестом.

Д.Ю. Толково придумано.

Вадим Прохоров. Материалы идут вот так по дуге, а фондирование идет строго вот так. Понятно? И возникает ленинская вилка. И никуда не дернешься. При этом механизм этой гениальной совершенно системы, он работает как часы. Бьет в одну точку – снижение себестоимости. Мы строим коммунизм, мы должны быть более эффективны, более успешны, чем капиталисты. Эта задача была четко отработана и выполнена. Значит... Как уничтожалось это экономическое чудо Ленина и Сталина. Закон, то есть постановление ЦК ВКП(б) от 14 февраля 1957 года. И вот он этот закон от 10 мая ”О дальнейшем совершенствовании организации управления промышленности и строительством”. Как они поступили. Как сделал ”кукурузный Иуда”. Хотел бы категорически предостеречь от таких высказываний в отношении ”кукурузного Иуды”, что дескать он дурачок, пятое, десятое, что он совершал какие-то ошибки. И так далее, и тому подобное. Вообще когда иностранные спецслужбы возводят на вершину власти своего засланного казачка, этот засланный казачок обязательно должен строить из себя деревенского дурачка. Обратите внимание. Именно это делал ”меченый”. ”Начать”, ”углубить”. И прочие нарочитые... Нарочитый деревенский жаргон. Я не удивляюсь, если идя на очередное заседание ЦК КПСС он специально, оглянувшись по сторонам, запускал руки в цветочный горшок на подоконники. Типа чтобы зайти, грязь под ногтями. На самом деле ”кукурузный Иуда”, это умнейший человек, с невероятной железной волей. То есть, это люди опасные, сознательные враги. И это люди невероятного ума. Невероятной чуткости людской. Они прекрасно разбирались во всех струнах человеческой души. Уверяю вас, актер в театре паясничает на сцене 2 часа, потом столько же отпивается коньяком в своей гримерке.

Д.Ю. Это тяжелый труд.

Вадим Прохоров. Тяжелейший труд. А представьте, им приходилось этим заниматься, особенно ”меченому”, по 16-18 часов в сутки. Представляете, какой нужно обладать железной волей, чтобы вот так себя держать. Ничего не забыть, ничего не перепутать. Поэтому ”меченый”... Извините. ”Кукурузный Иуда”, он в 1957 году не стал размениваться на какие-то финтифлюшки, он не стал размениваться на какие-то частности. Он ударил по экономическому сталинскому, ленинскому экономическому чуду. Он ударил по экономической модели диктатуры пролетариата только один раз. Только один. Но он ударил в такое место... Почему говорю, мировая капиталистическая закулиса в сто раз лучше меня и всех прочих знает теорию научного коммунизма. Они знали где самая главная пружина у этого экономического чуда. Это диалектическое снятие экономической обособленности первичного товаропроизводителя. И они нанесли только один удар. Только в эту точку. Прямо в десятку. Закон от 10 мая 1957 года. Когда его читаешь, волосы дыбом. В девятой статье упоминается термин ”перестройка”. То есть, у нас была первая перестройка в 1957 году. И все очень просто. Их цель была, заговорщиков... Напоминаю, это нулевая стадия заговора. Нулевая стадия, это шельмовать Сталина, уничтожить экономическую модель диктатуры пролетариата. Потому, что экономическая модель диктатуры пролетариата, это базис диктатуры пролетариата. А потом в 1961 году отменили на XXII съезде. Им нужно было... Главная пружина, это уничтожить трестирование и синдицирование. Как уничтожить? Максимально компактным решением. Гениально. На самом деле враги, но сделано было гениально. Они уничтожили министерства. Все. То есть, трест подчиняется главку. Главк, это парасиндикат. Главк подчиняется министерству. И все они подчиняются. Соответственно в уставе треста написано, что он подчиняется этому главку. В уставе главка написано, что он подчиняется министерству. Соответственно, если мы ликвидируем это министерство, обваливается вся цепочка. Полностью.

И остаются директора первичных предприятий. Которые получают права юридического лица. И остаются абсолютно самостоятельными. Это и есть реставрация... Это еще не реставрация капитализма в прямом смысле слова. Но это реставрация экономической обособленности первичных товаропроизводителей. Раньше внутри треста были сотни предприятий, которые делали сложную вещь. А теперь... Они вынуждены договариваться друг с другом заново. Фактически... Министерства были ликвидированы с момент вступления закона в силу. То есть, это 10 мая 1957 года. А так называемые эти вот совнархозы на местах, они были созданы только к осени. То есть, сбылась мечта этого ”кукурузного”... По существу вместо четкой, отлаженной как часы сталинской, ленинской экономики было создано это ”гуляй поле”. Иди, с кем хочешь договаривайся. Функция планирования государственной промышленности, она стала сугубо фиктивной. Кстати, обратите внимание. Здесь в этой статье закона даже сказано так: ”Установить, что Госплан является научным планово-экономическим органом”. То есть, он утратил функцию вообще даже распорядительной...

Д.Ю. Науку двигает.

Вадим Прохоров. Да. Научный. Надо же было как-то написать. Из приличия Госплан сохранили, но он утратил свою административно-распорядительную функцию. То есть, по существу в условиях этого ”гуляй поля”, когда уничтожены главки и тресты, планирование никакое невозможно. Планирование стало фикцией. Экономика Советского Союза рухнула сразу.

Д.Ю. Толково.

Вадим Прохоров. Сразу. Один удар и все вдребезги полетело. Потом конечно были и события в Новочеркасске, которые напугали заговорщиков. Потому, что было понятно, что в следующий раз армия будет стрелять в совершенно другую сторону. И поэтому они сдали ”кукурузного Иуду” в 1964 году. В 1965 году все это было отменено. То есть, снова создали министерства, но они не восстановили главную пружину ленинской и сталинской модели экономического чуда. Они не восстановили тресты и синдикаты. Вот что произошло. И когда читаешь... Еще есть историк. Челябинский университет, историк Самигуллина описывает те события. В газетах ”Правда” и ”Известия” между февралем и 10 мая, когда депутаты голосовали за этот закон, появилось... Где-то была здесь цифра. 122 статьи в центральных двух газетах, посвященные... То есть, была организована целая пропагандистская компания. Дескать тресты и синдикаты, это плохо. Министерства, это совершенно... Надо это все быстрее разогнать. Надо перейти... Не хватает нам демократизма. Не хватает учета... Чтобы люди на местах собой сами управляли. Была организована пропагандистская кампания, чтобы протащить этот диверсионный закон. Когда читаешь этот закон, волосы встают дыбом. Потому, что многие коммунисты его просто не читали, а если читали, они просто не понимают смысла что произошло. Здесь же нет слова ”трест”. Это главное. Трест, это главная изюминка ленинского экономического чуда. Здесь нет слова ”трест”, грамотно все сделали. Обставлено все на достаточно серьезном уровне. Но, опять-таки, они ничего не прятали. Заговор по уничтожению страны, они его выложили на открытое место. То есть, они ничего не прятали. Все свои планы уничтожить... Восстановить экономическую обособленность первичных товаропроизводителей. Они это все выставляли напоказ. Если задаться вопросом: ”А как вот? Это гипноз? Какие-то волшебные таблетки подсыпали?” Как люди проголосовали за экономическое уничтожение своей страны? 1957 год. Уничтожают страну экономически. Экономика вдребезги.

Д.Ю. Позвольте выразить свое мнение. На мой взгляд большинство было просто неграмотные. Они не понимали, что это такое. Нет?

Вадим Прохоров. Согласен, но это первая часть ответа. Я бы все-таки к этому ответу добавил вот что...

Д.Ю. Партийная дисциплина.

Вадим Прохоров. Нет. Они рассчитали психологию. Вот смотрите. Вы цените то, за что вы заплатили своей кровью, своей жизнью. Правильно? И они, мировая капиталистическая закулиса и этот ”кукурузный Иуда”... У нас ”кукурузный Иуда”, ”будапештский Иуда”, ”меченый”, это три всадника Апокалипсиса.

Д.Ю. Будапештский, это кто?

Вадим Прохоров. Дмитрий Юрьевич, не хочу осквернять язык человеческим именем этого негодяя, которое ему дали при рождении его несомненно благочестивые родители. Позвольте мне не отвечать на этот вопрос. Извините. Значит... И получается, они все четко рассчитали. Ты ценишь то, за что ты заплатил своей кровью. И как они рассчитали чисто психологически. Да, неграмотность. То, что все грамотные коммунисты остались в братских могилах 1941, 1942 года. Еще есть один момент очень важный. Это потом повторилось в 1980-е годы. Если внедрить своего сученыша на вершину государственной власти, и если уничтожение государства вести от имени самого этого государства, положив на самое видное место сам заговор, возникнет психологический феномен. То есть, никто из этих людей, несомненно хороших, чисто психологически... То есть: ”Мы коммунисты, мы советские люди, мы отдали за эту советскую власть 20 миллионов жизней, заплатили адским трудом, все это нашим потом и кровью. И как может это само государство быть нашим врагом?” Понимаете? Чисто... То есть, они конечно понимали, что возможно это ошибка. ”Потом исправим. А вдруг он прав?” Вдруг действительно эта система... Почему нет? ”Штурвал в наших руках. Мы хозяева нашей страны. Попробуем...” Как было при Ленине? Туда-сюда... Вот. Как раз на этом психологическом... То есть, никто и не подумает, что глава государства может быть его уничтожителем и диверсантом. Вот на этом был еще психологический расчет сделан. Если бы было как-то по-другому, не протащили бы они этот закон. Правильно? Чисто на психологии сыграли.

Д.Ю. Остается непонятным. Обвинять западные спецслужбы можно как угодно. А какие-нибудь свидетельства этому есть?

Вадим Прохоров. А дело все в том, Дмитрий Юрьевич, что есть такая наука, как аристотелевская телеология. А диалектика целевой субъективной деятельности коллективных, индивидуальных субъектов, которую перед нами развертывает Аристотель в своих трудах, она учит нас, что результат выявляет умысел. Запад уничтожил своего самого опасного экономического конкурента? Уничтожил. Диалектика Аристотеля учит нас, что любое событие в общественной и политической жизни людей... Вот случилось чего-то. Значит, у этого события есть конкретный субъект. Если случилась эта диверсия, то это значит, что этому событию соответствует какой-то субъект, у которого есть соответствующие интересы. Не бывает бессубъектной деятельности.

Д.Ю. А может он товарища Сталина ненавидел так, что кушать не мог. Или это ничего не меняет?

Вадим Прохоров. Это ничего не меняет. Это способствовало этому, но дело все в том, что здесь важно в чьих интересах, коллективных интересах, это происходило.

Д.Ю. Я как-то не представляю, чтобы руководитель такого уровня мог якшаться с западными разведками и про это никто ничего не узнал. Не представляю.

Вадим Прохоров. Ну, почему... Возможно, мы об этом узнаем как-то чуть позже. Потому, что... Скажем так... Ну, ”кукурузный Иуда”, наверное... Но про ”меченого”... Говорят, довольно много конкретных фактов. Вот. Здесь важный момент. Результат выявляет умысел. То есть, если есть некое событие, это не важно, что субъект, который организовал это событие, он безымянный или неопределенный. От этого он не перестает быть. Не перестает обладать некой определенностью. Он безымянностью обладает. Но определенностью он обладает вполне конкретной. Поэтому я думаю, что чисто психологически... Использовали этот психологический инструмент. Помните, в каком-то фильме это было: ”Никто и не подумает на него”. Никто не подумает, что угроза может исходить из этого кабинета или от этого человека.

Д.Ю. Ну, да. Оно у нас так устроено было, что типа снизу... Гражданин Зиновьев. Вы читали такого? Гражданин Зиновьев, человек, безусловно, умный, он эту мысль очень долго продвигал. Что снизу развалить было нельзя и военной силой развалить было нельзя. Но можно было наверх провести своего человека. Особенности общественного устройства. Он все развалит. И сравнивал это с выступлением папы римского, который выходит на балкон и говорит, что Бога нет. Ну, вот. То же самое примерно и у нас получилось.

Вадим Прохоров. В завершении пару моментов, штрихов. Еще один момент. Что такое экономическая модель диктатуры пролетариата. Еще есть один смысл. Забыл сказать. Это важно. Это контекст происходящих тогда событий. Приведу конкретный пример. Академик Венедиктов в первом томе своего трактата ”Организация государственной промышленности” так называемым фабрично-заводским комитетам, которые существовали все годы до 1957 года, уделяет 200 страниц первых. Понимаете? Что происходит с нынешними одичавшими коммунистами? Они читают Сталина. Модно читать Сталина. А там Сталин употребляет два слова: ”Рабочий контроль”. Как, что, какие полномочия, какие декреты, какие инструкции. Почему фабрично-заводский комитеты были органами советской власти. Почему они обеспечивали триумфальное шествие советской власти. 200 страниц деталей и подробностей. Сталин же не может в своей речи, в своей статье делать ссылку размером в 200 страниц. Понимаете? Не может. А что происходит с современными? Они утрачивают это понимание. Выходят оппортунисты, развеселая оппортунистическая компания, говорят: ”При советской власти было слишком мало демократии”. Что, дескать, мало демократии. Наша молодежь, она, разинув рты, слушает как ей вешают лапшу на уши. Советская власть реализовала модель демократии, совершеннее которой, демократию более полную невозможно было даже придумать. Почему? Потому, что в каждом трудовом коллективе, Дмитрий Юрьевич, существовал фабрично-заводской комитет. Этот комитете вместе с директором распоряжался премиальным фондом. И по декрету ленинскому от 14 ноября 1917 года все фабрично-заводские комитеты... Этот декрет не отменялся никогда. Они были органами советской власти. Прямого подчинения ВСНХ. Какая еще нужна демократия? Это потолок. Выше демократия невозможно придумать даже теоретически. Даже теоретически. Что происходит сейчас? 90 лет прошло. Никто не знает кто такой Венедиктов. Никто не знает кто такой Хессин. Это понимание контекста тех событий, оно утрачено. И современная молодежь коммунистическая, она совершенно беззащитна перед оппортунистами. То есть, они говорят: ”При Ленине, при Сталине не хватало демократии. Нам не нужна диктатура пролетариата. Народовластие надо вместо диктатуры”.

Д.Ю. Вообще ничего не надо.

Вадим Прохоров. Да. Разинув рот слушают это, а как им возразить? Для того, чтобы возражать нужны аргументы. Для того, чтобы возражать, нужно прочитать 2500 страниц академика Венедиктова. А они этого не читали. И второй пример. Те же самые оппортунисты говорят: ”Товарищ Бухарин говорил наверное в принципе не такие уж наверное плохие вещи”. Что значит ”неплохие”? Если вы понимание... Экономическая модель диктатуры пролетариата, это контекст. А не бывает текста без контекста. То есть, это контекст тех событий. Если вы бухаринскую галиматью отделите от этого контекста... Читаете Бухарина, ну, да, умный человек, умные слова, запятые правильно расставлены. И вроде... Если вы помещаете его слова в конкретный контекст, у вас будет к советской власти один вопрос, Дмитрий Юрьевич...

Д.Ю. ”Почему Бухарин так долго прожил?”

Вадим Прохоров. Вы сняли с языка. ”Почему не пристрелили на 5-7 лет раньше, чем это произошло в действительности?” Когда погружаешь бухаринскую галиматью в контекст, ребята, о чем вы? Человек предлагает идти на какое-то соглашательство в середине 1930-х годов. Когда в 1928 году мы научились сводить в синдикатах суточные балансы.

Д.Ю. Эксперт.

Вадим Прохоров. О чем... Полный бред. Понимаете? Молодежью утрачено это понимание контекста, они естественно ушами хлопают, ничего возразить не могут. И последняя деталь. Нам надо закругляться. Значит... Вот когда яхта идет не совсем по ветру. Мы строим коммунизм, наша яхта движется в сторону коммунизма. Но ведь буржуи не собираются нам дуть в паруса попутным ветром. Правильно? То есть, наша яхта будет идти так называемыми галсами. Есть основной курс... Подвернули сюда, подвернули сюда...

Д.Ю. Так она быстрее идет, чем когда в спину дует.

Вадим Прохоров. Да. И поэтому если современные коммунисты не знают, что такое экономическая модель диктатуры пролетариата, то у них будет складываться впечатление, что какие-то бессмысленные шараханья. Создали синдикаты, ликвидировали синдикаты. Ликвидировали главки, создали главки. Выделили ”сбыты” и ”снабы” из главков, влили обратно в эти главки. Казалось бы, полный дурдом. А на самом деле самый важный момент, надо сказать, что все случилось так, как Ленин прописал. Все как он наметил, с точностью до буквы Сталин воплотил. Буквально все его планы использовать монополии, но подкрутить монополии под себя, сделать их тотальными. Плюс ”ленинский бутерброд”, плюс ”ленинская кувалда”. Плюс этот сбыт по дуге. Не смотря на внешние какие-то шараханья, какие-то злоупотребления, о которых мы дальше поговорим. Все достаточно весело было в 1920-е годы. Тем не менее страна шла одним курсом. Это была система, что бы внизу ни творилось. Негодяи, мерзавцы... Соотношение негодяев и праведников такое или такое. Все равно караван шел в единственно нужном, в единственно правильном направлении. Вечная память и вечная слава нашим выдающимся ученым. Экономисту Николая Хессину и правоведу Анатолию Венедиктову. Ура.

Д.Ю. Ура. С одной стороны, я что-то про Ленина такого не знал, что он так глубоко в экономике шарил.

Вадим Прохоров. Меня торкнуло когда я три года не мог понять что за идиотизм, почему налог 45 процентов с оборота. Не понимал я этого.

Д.Ю. Подведу итог. Про Ленина такого не знал. И то, что товарищ Сталин был верный ленинец, это никаких сомнений не вызывает. Ну, и номер два. Я даже не знаю какими познаниями надо обладать. Я про такое ничего не знаю. Спасибо. До новых встреч. Ждем продолжения.

Вадим Прохоров. Да. В следующий раз мы продолжим. Закончим этот вопрос. Все-таки уделим ему какое-то еще внимание.

Д.Ю. А на сегодня все.


В новостях

27.11.19 13:20 Вадим Прохоров про экономическую модель диктатуры пролетариата (часть 2), комментарии: 10


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Подкаст в Spotify

Подкаст в Pocket Casts

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк