Эпичные сражения Второй мировой: Печальная история французского флота

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - История | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

31.03.20



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую. Клим Александрович.

Клим Жуков. Добрый день. С возвращением из отпуска. Замечательно выглядишь.

Д.Ю. Спасибо.

Клим Жуков. Загар, особая скуластость лица, осанка.

Д.Ю. Обо что сегодня?

Клим Жуков. Мы сегодня поговорим о еще одном знаменитом линкоре. Только что у нас был разговор про “Warspite“. Он есть в игре “Wotld of Warships“. А сегодня мы поговорим о его почти современнике, несколько более младшем, но тоже линкоре, который тоже есть в игре “Wotld of Warships“. Это линкор типа “Дюнкерк“. Французский. Как я и говорил. Мы же про Францию сегодня.

Д.Ю. Хороший?

Клим Жуков. Как минимум, в игре, это в своем уровне премиальные классы. И, что интересно, и “Warspite“, и “Дюнкерк“, это были для своих наций пионеры. Они появились практически первые. А хороший он или нет, это вопрос. Мы об этом будем говорить, когда будем говорить про его историю, конструкцию и прочее. Но, забегая вперед, у него есть свои тактические задачи. Которые при наличии тактических навыков командир может решить. Потому, что конечно если попасться под какой-нибудь английский “Нельсон“, ничего хорошего не будет. Потому, что 400-миллиметровая артиллерия из всего этого делает дуршлаг.

Д.Ю. Тем не менее, каждый может сесть за руль, фигурально выражаясь, и опробовать в деле.

Клим Жуков. Да. Как следует.

Д.Ю. Ну, давайте перейдем уже. Что же там было?

Клим Жуков. Вообще конечно французские военные корабли, особенно броненосной эпохи, это же удивительное рядом. Потому, что до конца XIX, начала XX второй по мощи военно-морской флот в мире был у Франции. Первый у Англии, понятно, а второй у Франции.

Д.Ю. Есть некоторая аберрация сознания, что французы, это такие утонченные шутники. Все время весело. Они такие все веселые, остроумные.

Клим Жуков. Шарф, батон подмышкой. Шарль Азнавур тут же...

Д.Ю. На самом деле злобные упыри.

Клим Жуков. Мундир сразу закроем вот так.

Д.Ю. Шапки эти дурацкие. Прекрасные люди.

Клим Жуков. Вообще-то конечно да. Французы, это так только кажется. Сейчас о французах думают примерно также, как в свое время думали о немцах. Сейчас немцы для всех, это блицкриг, танки “Тигр“, истребители... А до появления Бисмарка, и даже немного при нем, про немцев думали, что это нация смешных раздолбаев. Очень смешных. Которым ничего доверить нельзя кроме сосисок и пива потому, что про это точно понятно, что они их сожрут. А все остальное может быть все, что угодно. Все, что угодно. Может быть, испортят. Может быть, потеряют. Может, еще что-нибудь. И тут же философскую придумают парадигму. В общем про немцев думали совершенно не так, кем немцы по-настоящему являются. Про французов думают примерно также. На самом деле это нация крайне свирепо выступившая в колониальную эпоху. И, более того, остающуюся по сей день одним из флагманов неоколониализма. Причем настоящего и самого грубого. Это является собственно Франция. Для того, чтобы проводить в жизнь свою, в том числе и колониальную, политику, у французов должен был быть мощный флот. Вообще-то один из первых броненосцев в мире построили именно французы. У них был “Глуар“ знаменитый. После которого англичане построили “Warrior“. Который был мегаброненосец по временам XIX века. Да, французы во время Крымской войны применили... Собственно Крымской кампании... Два полусамоходных бронированных корабля. Скажем так... Назовем их плавучими батареями. Которые выступили у нас на Черном море в тяжелом весе. Потому, что, как выяснилось, бронированный корабль пушки того времени очень плохо берут. Прямо исключительно плохо. А они берут береговые укрепления замечательно. И вот как-то так получилось, что из чемпионов... Хорошо, на втором месте. В смысле броненосного флота. К Первой мировой, после Первой мировой французы оказались в числе аутсайдеров. Исключительно. Потому, что экономика ослабла настолько, что перевооружаться после Первой мировой войны линкорами в том количестве, в котором хотелось, оказалось невозможно. Хотя конечно планы были. Потому, что французы собирались построить к 1930-м годам 24 дредноута и линейных крейсера.

Д.Ю. Богатая страна.

Клим Жуков. Должна была бы быть. Конечно они не смогли построить 24 дредноута и линейных крейсера. Они их даже расчертить не смогли. Потому, что это... Во-первых, незачем. Невозможно. А самое главное, не на что. И, как выяснилось, негде строить.

Д.Ю. Верфей таких нет?

Клим Жуков. Да. Потому, что новый дредноут требовал сухой док где-то размером... Хотя бы метров 240. Чтобы новые механизмы, пушки, силовые установки, короба под бронированные погребы для снарядов и прочее... Чтобы хотя бы приблизительно нормально поместилось, нужен док вот такого размера, а их у Франции просто не было. И прикинули, что постройка одного нового дока... Переоборудование верфи под строительство нового дредноута... Вот именно первоклассного, который бы соответствовал всем мировым послевоенным требованиям. Это стоит как уже готовых два дредноута.

Д.Ю. Флот какое-то безумие... Как слон у Хаджи Насреддина.

Клим Жуков. Все это усугубляется тем, что одной верфью не отделаешься. Если ты собираешься что-то строить. Если посмотреть на Францию, мы увидим, что она выходит одновременно в Атлантический океан и на Средиземное море. То есть, как минимум, этих верфей должно быть две. Как на четыре современных линкора со всей начинкой. А это как-то очень много. Как-то они... Не могли они ничего не строить. Тем более, что после Первой мировой войны флот у них кое-какой, не самый слабый, был. Потому, что, во-первых, у них были старые линкоры под 305-миллиметровую артиллерию. Они для своего времени были очень неплохие. Другое дело, что они для времени после Первой мировой войны уже никак не годились. Потому, что и англичане, и американцы, у них у всех были дредноуты под калибр пушек 340-381 миллиметр. Вот они.

Д.Ю. Это, как мы помним, драматическое различие в калибре.

Клим Жуков. Да. Особенно если посмотреть на 381 миллиметр. 305 миллиметров, это как рогатка уже считается. Под корабль с пушкой 381 миллиметр стоит броня, которая должна парировать выстрел из такой же пушки. А 305 миллиметров, она видимо не сильно заметит. И начались интересные французские разработки, которые вылились в новую линейку мирового бронированного судостроения, которая сразу отличается даже по внешнему виду. К сожалению масса интересных разработок у французов так в металле и не воплотилось. Потому, что линкоры стали после Второй мировой войны не нужны. А было бы интересно. Например, у них был разработки замечательного дредноута, у которого все башни главного калибра поставлены не в корму и нос. Как это обычно бывало, чтобы обеспечивать погонный и ретирадный огонь. Или разворачивать все пушки на борт. А у французов все пушки были в середине корабля между надстройками. Надстройка кормовая, носовая, между ними две башни главного калибра. То есть, вперед, назад стрелять они вообще не могут. Только вбок.

Д.Ю. А зачем так?

Клим Жуков. А потому, что разнесение башен главного калибра в нос и корму обеспечивает чудовищные совершенно инженерные проблемы. Потому, что их же нужно защищать. Нужно защищать естественно барбеты и погреба боепитания. Значить броневая цитадель должно чудовищно удлиняться. Это же... А если они будут все в центре, можно оставить короткую броневую цитадель. И сделать ее очень мощной, с очень толстой броней. А все равно война будет происходить когда в линии, вы будете бить на борт в основном. Тем более, если мы говорим, что у него башни в центре находятся, через надстройку они стрелять не будут, а вот на угол от нее будут. Если ты хочешь произвести погонный залп, можно слегка развернуть корабль, и в ту сторону произвести выстрел. Выглядит дико для людей, которые привыкли к неким клишированным образам. Вот до такого французы додумались тоже. В частности они очень любили 4-орудийные башни. Не только они. То есть, не 3 пушки в башне. Не две, как у немцев или на английских кораблях, а аж четыре пушки в одной башне. Это было хорошо тем, что можно башен сделать меньше. То есть, нагрузку на корабль уменьшить. Потому, что запихать много крупнокалиберных стволов в одну башню гораздо легче, чем для каждой пушки, условно говоря, построить собственную башенку. Ну, или две пушки, три пушки... Поэтому стало возможно поставить на корабль две всего башни. Это обеспечит наличие восьми стволов главного калибра, что вполне представительно для любого дредноута. При этом башен будет две.

Д.Ю. А вопрос. А они обе могут повернуться на один борт?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. То есть, там места для вращения стволов...

Клим Жуков. Они... В данном случае, когда мы говорим о линкорах нового типа, они находятся все в носу. Они поворачиваются в любую сторону. Как угодно. Тоже они обе в носу. На корме нет ни одной башни главного калибра. То есть, ретирадный огонь вообще невозможен. Но при этом французы исхитрились. У них верхняя башня должна была иметь угол разворота 330 градусов. То есть, почти 360. А нижняя передняя башня 268 градусов, что конечно меньше, но не сильно. То есть, да, прямо назад они бахнуть не могли. Но под очень большим углом назад они выстрел произвести могли. В принципе при маневрировании корабля можно было вести вполне действенный ретирадный огонь. Я говорю о линкорах типа “Дюнкерк“, которых было построено два. Собственно “Дюнкерк“. И “Страсбург“, который, правда, от старшего брата очень сильно отличался. По крайней мере внутренним наполнением. И водоизмещением он больше на 1000 тонн он оказался в итоге. Это забегая вперед. Откуда же взялись линкоры типа “Дюнкерк“? Потому, что Франция оказалась в настолько неприглядном военно-морском состоянии. Всем было понятно, что флот нужно обновлять. Французам было понятно, что ничего еще не кончилось. Германия, не смотря на то, что порвана на куски буквально, назначена главным виноватым Первой мировой войны, из нее все тянут непрерывно компенсации. В том числе и Франция тянет с нее компенсации со страшной силой. Понятно, что немцы потерпят, потерпят, а потом и перестанут. И придется снова воевать. А значит нужен флот. Тем более, что немцы нагло всем заявили, что построят линейные крейсера. Как они сказали, броненосцы типа “Дойчланд“, которые станут знаменитыми линкорами. Что это такое? 1928 год. Это Веймарская республика. А они вон чего задумали. И конечно французы страшно занервничали, что придется отвечать за то, что они с Германией делали.

Д.Ю. И они начали строить линию Мажино? Или она была до этого?

Клим Жуков. Линия Мажино... Ну, да. Примерно в это же время начали. Если я правильно помню. Но она на суше. А на море... Французы сразу стали строить легкие корабли типа быстроходных крейсеров бронепалубных. То есть, не броненосных. Различные маленькие корабли, подводные лодки. Вещи полезные. Потому, что линкор построить никак. И денежек нет, и негде. И вообще... Но как только выяснилось, что: “Смотрите, что немцы делают...“ Сразу стали думать как построить некий противовес. Тут же стало известно, что итальянцы, которые тоже будут, скорее всего, противники на Средиземном море... 1928 год. С Италией все было понятно. Потому, что там уже царствовал Муссолини. Из Италии тревожные вести доносятся. Потому, что там планируются к закладке какие-то новые линкоры. Забегая вперед, нужно сказать, что это были линкоры типа “Литторио“. Это в самом деле были очень мощные корабли. По меркам конца 1920-х годов это было чудо-оружие. Что-то нужно делать. Тем более, что в новой комбинации, в новой расстановке международных сил примерно было понятно, что Франция выступит естественным союзником Англии. Возможно, к ним припрягутся в конце концов американцы. И они все будут кого-то лупить. Кого? Немцев. 99 процентов. Итальянцев. 85 процентов. Еще, может быть, что русских придется.

Д.Ю. Задачи серьезные.

Клим Жуков. Да. Но в 1928 году что на дворе происходило? На дворе происходили “линкорские каникулы“. Это так и называется. Которые были объявлены соглашениями Вашингтонского военно-морского трактата по итогам конференции 1921-1922 годов. Которые потом усилили в Лондоне. Эти знаменитые Вашингтонские ограничения. Я о них говорю за этим столом раз пятнадцатый. Нужно про них ролик. Потому, что там есть о чем поговорить. Так вот. Как мы помним. Самое главное тут было что? Американцы добились, чтобы Англия и Япония расторгли союзное соглашение 1902 года. Чтобы вынудить англичан воевать на своей стороне если что. При этом самые большие флоты по пропорциям... Это же конференция об ограничении и контроле. Нужно контролировать и ограничить. Самые большие флоты в пропорции, линейные флоты в первую очередь, должны были получить англичане и американцы. В пропорциях пять к пяти. Должны быть одинаковые флоты в долях пять и пять. У японцев три оставалось. А Францию приравняли к Италии. 1,75, 1,75. Но всем было запрещено строить новые линкоры. Пока идут “линкорские каникулы“. Все согласились, что строить пока не будут. Это было не нужно. И у англичан, и у американцев столько было понастроено. Что с этими-то делать? Непонятно. Нужно было поэкономить денежек. До следующей войны в 1922 году оставалось 20 лет. Почти. Если сейчас построить линкор, он к новой войне устареет. Он будет мертвым грузом. А деньги уже потратите. Поэтому лучше подождать, потом построить новый. Наэкономив денежек, подготовив хорошие чертежи. И потом нормально построить. Но так как у французов осталось очень мало линкоров, они были очень слабые, им разрешили: “Стройте“. Даже во время каникул. Опять же, точно понимая, что у французов нет денег. Хоть обстройтесь. Единственное... Им выкатили ограничения: не больше 35 тысяч тонн полного водоизмещения.

Д.Ю. А хороший линкор сколько?

Клим Жуков. Ну, 35 тысяч, это еще нормально. По тем временам... Это конечно не огонь. Но просто огонь. Потому, что дальше пошли корабли совсем другого водоизмещения. Потому, что планируемый “Советский Союз“, линкор, который не достроили. Должен был быть 55 тысяч тонн водоизмещения. Но по тому времени это было вполне себе. Хотя повторюсь. Это была попытка заморозить состояние на конец Первой мировой. Более того, англичане предлагали вообще прекратить постройку крупных кораблей под калибр более 305 миллиметров. Чтобы у всех было 305 и все. У кого было 381 и 406, они посмотрели и сказали: “Вы конечно можете, но мы не хотим“. Ну, и англичане: “А, ну, ладно... Снимаем предложение“. А французы оказались прагматичными. Потому, что, да, построить линкор даже класса “Куин Элизабет“ было в тот момент никак. Просто никак. Но линкор построить они могли. Как выяснилось. И подошли к вопросу очень изобретательно. Вот есть главный потенциальный противник на море. Это Германия. С другой стороны, с меньшей вероятностью, Италия. Но все равно. Нужно рассчитывать на противодействие немцам и итальянцам. Немцы напугали всех броненосцем типа “Дойчланд“. Нужно построить такой корабль, который будет сильнее Дойчланда. “Зачем нам за англичанами-то гоняться? Мы с ними воевать не собираемся. Более того, если мы построим линкор, который сможет действовать против “Дойчланд“, мы получим во время войны вполне нормальную стратегическую нишу противодействия таким силам. Англичане будут представлять из себя линейные силы тяжело бронированных кораблей. Пускай. Им это нравится вроде как. А мы будем гонять всякую...“ Не мелочь, средние корабли. Но на совершенно других основаниях. И была разработана целая группа проектов. Которые вступили в некую конкуренцию. Сначала думали ставить старые 305-миллиметровые пушки. Благо это не так уж и мало. 305 миллиметров, это же очень много. Плюс они были у французов весьма хорошие. Они должны были обеспечивать скорость вылета снаряда около 980 метров в секунду. То есть, на 45 километров оно бы ушло. У них реально очень хорошие стволы. Длиной, если не ошибаюсь, 55 калибров. Для сравнения, наши пушки, русские, 305 миллиметров, 52 калибра в длину. Это гораздо представительнее. Это было первое о чем подумали. И решили сделать их, самое главное, быстроходными. То есть, реализовать доктрину адмирала Фишера, английского. Который как раз разработал идею и линейных крейсеров...

Д.Ю. 16 с половиной метров.

Клим Жуков. Да. Больше пяти этажей. Это считается маленькая пушка.

Д.Ю. Извини, важное примечание. Что война еще не началась. Какой это год?

Клим Жуков. Это 1928 и около того.

Д.Ю. Да. И все уже знают кто с кем будет воевать? Для всех понятно. Только Сталин ничего не знал. Не знает, что будет война и не готовится к ней.

Клим Жуков. Сталин в самом деле не все знал. И все не все знали. Потому, что ведь тогда, совсем недавно... Должна была пройти знаменитая военная тревога. Когда мы чуть не сцепились по-настоящему с англичанами. То есть, идея, что мы все вместе пойдем бить большевиков, она была вполне реальна. Более чем реальна. И там внутри, в том числе во Франции, проживала толпа белогвардейцев эмигрировавших, которые...

Д.Ю. Прекрасных людей, с которыми мы должны примириться.

Клим Жуков. Да. Уже примирились. Как-то странно примирились. Это не примирение, а капитуляция. Ну, в общем, не важно. Это все были военные профессионалы замечу. В том числе и военно-морские там были профессионалы. Которые просто бомбардировали штабы Антанты планами о том, как правильно нужно работать против России. Потому, что они там все жили, бывали и воевали. Они прекрасно знали театр военных действий. У них у всех были связи. “Если мы начнем, у нас завтра там есть с кем связаться. Давайте уже“.

Д.Ю. А в это время НКВД всех ни за что хватало.

Клим Жуков. Да. Как раз в это время, что опять же всех подбадривало, никто никого не хватал. Ну, так... Понятно, что если совсем оборзеваешь... НКВД в это время яростно боролось с бездомностью и безграмотностью в основном. Поэтому... То, что война будет все понимали. Не понимали окончательной точной конфигурации. Был вопрос Советского Союза. Кто его будет лупить. Доверить такой важный процесс...

Д.Ю. И дальнейшее разграбление соответственно.

Клим Жуков. Нет, кто грабить-то ясно. Непонятно кто пойдет. Потому, что по уровню 1928 года какое-то время казалось, что справится Польша и Румыния вдвоем. И это была правда. Потому, что в это время справились бы Польша с Румынией. Польша, Румыния, Болгария, условно. Балтийские страны. Они все вместе были вполне представимо сильнее, чем войска, которые имел Советский Союз. Просто в силу слабой технической оснащенности. Этим бы конечно сразу технику подкинули нормальные люди. У этих тоже было не шибко чего. А народу под ружьем вполне нормально, чтобы при помощи современной техники победить РККА. Но, опять же, как победить? И Польша, и Румыния, и Болгария, и все прибалтийские лимитрофы после этого как военная сила просто исчезнут. Придут нормальные люди и ограбят всех присутствующих. И поляков, и румын. И с нами разберутся. План был очень хороший.

Д.Ю. Очень. Настоящий европейский план.

Клим Жуков. Хороший план. В том числе тут надо было разбираться и французам тоже. Опять же, до России очень далеко. А Италия, Германия, вот они. Притаились. Вот появляется проект типа ”Дойчланд”. 10 тысяч тонн. Ну, и французы немедленно выкатывают проект 305-миллиметровых линкоров водоизмещением 25 тысяч тонн. Но так как это страна демократическая, в парламенте сразу сказали: ”Послушайте, зачем вам против 10 тысяч тонн нужен линкор в два с половиной раза больше? Объясните, пожалуйста, военно-морские специалисты. Вы так немцев боитесь?”. Тут немножко удивились военно-морские специалисты, парламентариев спросили: ”Скажите, а вы хоть раз видели как стреляет морская пушка? Вообще-то это очень страшно. Поэтому, чтобы победить немцев гарантированно, лучше быть сильно мощнее”. Тут же заговорили про деньги. ”Все в порядке. Идея какая? Был такой прекрасный человек, Фишер, который придумал очень быстрые корабли с мощной артиллерией. Это класс линейных крейсеров и быстрых линкоров. У англичан же плавает ”Куин Элизабет” и прочие замечательные корабли. Мы делаем такие же, только дешевле. Все в порядке. У нас корабль будет максимальной длиной 200-210 метров. И броня у него будет рассчитана на артиллерию 203 миллиметра, она легкая, тонкая. Поэтому он будет недорогой. И 305 миллиметров пушки, они уже есть”. Приходит известие, что итальянцы строят ”Литторио”, который будет с совершенно другой артиллерией. Не 305 миллиметров. А немцы ”Дойчланд” собираются вооружать 280-миллиметровыми пушками. 28 сантиметров. Ну, и все. Такая броня уже не катит, нужно ставить более мощную броню. И вот все... И конечно калибр 305 миллиметров не сработает. Но ставить 340-миллиметровую артиллерию на быстроходный корабль нельзя. Потому, что она очень тяжелая. Корабль не получится быстроходным, который сможет догнать немецкие быстроходные корабли. И они придумали очень странную пушку. Калибром 330 миллиметров.

Д.Ю. Зачем такое чудо?

Клим Жуков. Потому, что больше, чем 305, но меньше, чем 340. И такого в мире нет больше нигде. Только у французов. Они смогли соблюсти некий баланс. Но однако мощнее... И, да, это 330 гарантированно убивало бы любой карманный линкор Германии. С гарантией. Прагматизм имелся очень серьезный. Причем заметь, размещение двух башен главного калибра только в носу сразу говорит о том, что они собираются кого-то догонять. Примерно так он выглядел. Помимо того, что у нас куча фотографий. Это не XIV век, а Вторая мировая. Фотографии есть. Французы собирались кого-то догонять. Понятно, что немецкие корабли слабее. Они при виде такого французского чуда бросятся бежать. Значит, нужно будет их догонять и стрелять вслед. Две пушки спереди. А проектная скорость там была 35 узлов. Это просто водный мотоцикл фактически. Правда, когда взялись за постройку, как всегда, у всех стран в мире, кроме японцев, ничего не вышло. Потому, что 35 узлов они не смогли вытянуть. По некоторым данным собственно ”Дюнкерк” мог развить 32 узла.

Д.Ю. Все равно много.

Клим Жуков. Это очень много. Очень быстрый корабль. Французы концепцию быстрого линкора развили полностью. Правда ”Страсбург” оказался сильнее бронированным, потому тяжелее, ходил конечно медленнее. Но все равно с приличной скоростью. Причем я замечу, не 32 узла. До 32 узлов, возможно, включительно. Как они там машину раскочегарят. В основных исследованиях, которые я читал, дается значение максимального хода 31 с половиной узел. Это реально быстро. Длиной 219 метров получился корабль. Максимальной длиной. И, по-моему, 201 метр между параллелями. То есть, параллельные образующие кормы и параллельные образующие носа, между ними... Чуть больше 200 метров. Сделали красивые, сильно скошенные штевни. Чтобы мореходность улучшить. И в целом корабль получился красивый. Восемь пушек 330 миллиметров. Вспомогательная артиллерия 130 миллиметров. В установках поворотных, не в казематах. Кстати говоря, первый в Европе корабль, построенный после Первой мировой войны. С нуля, по всем новым требованиям. Универсальная артиллерия... Она же универсальная почему? Потому, что она и противоминный калибр совмещает, и зенитный калибр. Эти пушки должны были быть сверхмощными зенитками против атакующих самолетов. Но они имели главный недостаток. А именно чудовищно медленные башни. То есть, они за самолетом не успели бы. Ну, и остальную противозенитную артиллерию осуществляли спаренные 37-миллиметровые установки, восемь штук. В четырех 2-орудийных башнях. И изрядное количество автоматов 13,5 миллиметров. Что опять же, как мы понимаем, как только началась бы война, это все пошло бы под замену. Потому, что 13 миллиметров против самолетов не работало никак. Ни 12,7, ни 13,5, ни 14,5. Все это было очень мало против самолета.

Д.Ю. Какой-нибудь разрывной снаряд или не получается?

Клим Жуков. Получается. А толку с него очень мало. Потому, что... Самолет можно завалить только в том смысле, если ты точно этой пулей попадешь, скажем, в пилота. Но поди попади. Потому, что самолет быстрый, маленький. Относительно всего этого огромного театра. Поэтому в него нужно попасть чем-то таким, чтобы ты не попав собственно в него... Чтобы ударной волной, осколками ты его опрокинул, оторвал плоскость, погнул винт... Поэтому опытным путем, опять же во время войны, стало ясно, минимальный зенитный калибр это 20 миллиметров. При условии большой скорострельности. Возможно, 37 миллиметров, которые были у французов... Они, возможно, послужили бы аналогом сверхэффективного 40 миллиметрового ”Бофорс”. Там 3 миллиметра разницы. Возможно эти установки, они бы сработали. Ну, и мало было зениток. Никто не знал сколько нужно будет ставить зениток на линкор. На любой линейный корабль. Неважно, это броненосный корабль, крейсер. Или эсминец. Сколько нужно будет ставить зениток, чтобы отбиваться от самолетов. И конечно броня. Была центральная бронированная цитадель. Вспомогательный калибр стоял и на корме корабля. Где раньше должен был по идее располагаться короб башни главного калибра. Там стояла небольшая пушка. 130 миллиметров. И конечно сзади расположили ангар для самолетов. Здоровенный ангар для самолетов. Сзади такой домик стоит для самолетов.

Д.Ю. И чего, они могли там садиться?

Клим Жуков. Нет. Это же гидросамолеты. Они могли взлетать. Их из катапульты выкидывали, они взлетали. Потом садились на воду, их специальным краном поднимали, ставили обратно в домик. Как на всех линкорах в мире вообще. Просто места образовалось много, их там три штуки.

Д.Ю. Всегда полезно самолет иметь.

Клим Жуков. Конечно. Разведка, корректировка огня. Если что, можно... Если никакая радиосвязь, можно снестись непосредственно курьерским методом. Самолет для этого предоставляет неограниченные возможности.

Д.Ю. Махать крыльями, мигать зеркальцем.

Клим Жуков. Плюс самолет сам по себе. Он может взлететь выше и оттуда сам дать радио. Это для линкора важнейшее... Важнейший элемент. Уже было понятно, что без самолетов линкор сам по себе уже работать не будет. Так вот. Бронецитадель. Главный бронепояс 225 миллиметров. Очень тонкий. Поэтому сейчас, учитывая калибр, скорость и броню, ”Дюнкерк” обзывают линейным крейсером, а не линкором. Более того. Если мы посмотрим на немецкий, еще Первой мировой войны, ”Гебен”... У ”Гебена” броня... Хотя он линейный крейсер. Это немцы. Это не они сэкономили. Потому, что немцы, в смысле бронированности кораблей, были одни из самых параноидальных людей в мире. Кстати, ”Гебен” в итоге прожил до 1974 года. Это вообще самый долгоживущий корабль дредноутной эпохи, который в строю оставался. Понятно, что ”Айова”... Они до сих пор, условно, боеготовы. Они конечно выведены даже из резерва флота. Тем не менее. Но когда из построили? Их построили во время Второй мировой войны. А этого построили до Первой мировой. До 1974 года дожил. Ужас. Так вот. 225 миллиметров. У них конечно были великолепные, замечательные технологические нововведения. И откровенные ошибки. Что мы с высоты лет видим. Самая высокотехнологичная по тому времени в мире противоторпедная защита. Такого не было ни у кого. Во-первых, главный бронепояс был сильно скошен наружу. Вот так он стоял. Под углом, если не ошибаюсь, 25 градусов. Бронепояс... Снаряд, когда попадет с большой дистанции, он придет не под 90 градусов в ровно стоящий борт, а они придет вот так вот вскользь. Это, как выяснилось, совершенно неоднозначно, что так оно и будет. Вообще не однозначно. Но идея наклонного бронепояса была. А вот обычный... Противоторпедная защита и бронепояс уходили на 7 с половиной метров. То есть, они были очень глубокие. А вот снаружи сам корпус между бронепоясом и внешней обшивкой из обычной конструкционной стали, он был заполнен каучуковым веществом. Это такая саморасширяющаяся пена, которая должна была воду выталкивать. Туда попадает снаряд, она сразу начинает расширяться, выталкивает воду. Там даже огонь не распространится если что.

Д.Ю. Интересно.

Клим Жуков. В силу того, что у них каучука было много из-за обладания известной страной Вьетнам, о которой мы тоже сейчас параллельно рассказываем. Броня 225 миллиметров. Она должна была гарантированно переносить попадание...

Д.Ю. От торпед-то что спасало?

Клим Жуков. Саморасширяющаяся пена. Самое высокотехнологичное ПТЗ в мире. Потому, что все от торпед спасались при помощи установки куда более глубокого бронепояса. Установки за бронепоясом специальной противоторпедной переборки. Как-то это решали.

Д.Ю. Веселый французский гений.

Клим Жуков. Да. Правда никто не знает как бы оно сработало.

Д.Ю. Не попадали?

Клим Жуков. Сколько раз пытались торпедировать и ”Дюнкерк”, и ”Страсбург”, но ни разу не попали. ”Попадите в меня. Все равно ничего не будет”. - ”Ладно. Мы попадать не будем. Все равно не поможет”. По-моему так. Логично. Конечно и бронепереборка за главные бронепоясом была. Она была 40 миллиметров. Она была не очень мощная. Все это было рассчитано на попадание пушек 28 сантиметров немецких. У немцев куда более энергетические, эффективные, чем у итальянцев. Поэтому считалось, что 280, 305 такой бронепояс должен выдерживать. А вот верхняя горизонтальная защита была у них странная. У них сначала стояла толстая бронепалуба сверху. А под ней стояла тоненькая бронепалуба. Хотя сейчас понятно, что сверху лучше ставить тонкую бронепалубу. Чтобы об нее взводилось и взрывалась бомба. А нижняя бронепалуба будет принимать удар. Но если вы поставите такую бронепалубу, какая стояла на ”Дюнкерке”, там 130 миллиметров. Ее бомба пробьет в любом случае. То есть, она и взведется, и взорвется, и пробьет. А снизу стоит 50-миллиметровая осколочно-улавливающая палуба. Которая ни от чего не спасет вообще. Серьезные осколки такую палубу проломят без вопросов. И конечно у них была очень тонкая крыша у башен, 150 миллиметров. То есть, вообще, прямо скажем... Башня была очень хороших правильных обводов, с правильными углами, но крыша была слабая. Она была очень сильно закалена.

Д.Ю. Часто ли попадают в крышу башни?

Клим Жуков. Вообще-то, имея в виду даже опыт Первой мировой войны, как только они начинают работать на дальних дистанциях, все попадает сверху. То есть, вот так снаряды начинают падать. Как бомба фактически. И у тебя башня будет поражаться в крышу. И борт будет поражаться реже, чем палуба. И так далее.

Д.Ю. Если учесть, что это главное оружие на корабле, то защищать его надо как следует.

Клим Жуков. Да. На японцев посмотрите. На ”Ямато” 650 миллиметров у башни.

Д.Ю. Вот это да.

Клим Жуков. Вот это я понимаю. Такого оружия, которое могло бы в лоб взять эту броню просто не существовало. Она выдерживала любую пушку вообще. Но правда им туда никто и не стрелял. 277 самолетов напустили и хватило. ”Страсбург” построили несколько иначе. Потому, что он сходил вторым после ”Дюнкерка”. Его построили с более мощной бронезащитой. До 280 миллиметров. Там не 225. Помощнее. Из-за этого он получился тяжелее. И имел меньше ход. Он еле 30 узлов... Но все равно это очень быстрый корабль. Ну, и вот их всех подготовили, спустили на воду и они яростно принялись... Некоторое время производили фурор своим внешним видом, скоростью. И очень хорошим расположением командно-дальномерных постов, на которые все возлагали большие надежды. Их было аж пять. Три в центральной... В передней надстройке. И два в задней надстройке. Артиллерийский дальномерный пост имел стереотрубу с базой 12 метров. Она была независимо поворачивающаяся, могла наводиться в любую сторону. 12-метровая база давала очень надежную триангуляцию. А вот радаров людских у французов не было. Их поставили уже в ходе войны во время модернизации ”Страсбурга”. Причем радар был не очень. Началась война, как мы помним, в виде странной войны. И тут начинается боевая служба линкоров типа ”Дюнкерк”. Их соединили с английскими силами. Они должны были изловить те самые карманные линкоры. Не изловили. В тот раз ничего не вышло. Потом их перевели на Средиземное море, где они должны были воевать против итальянцев. И все бы хорошо, но странная война внезапно перестала быть странной и стала нормальной. Немцы, как мы помним, со страшной силой ломанулись в обход линии Мажино, через Бельгию. Точно так же, как в Первую мировую. По тому же самому маршруту мимо укреплений.

Д.Ю. Кто бы мог подумать.

Клим Жуков. В этот раз точно такого не будет. Такого быть не может. Но немцы еще раз... Правда, в защиту французов нужно сказать, они отчетливо понимали, как одни из передовиков по постройке фортификаций долговременного класса конечно же, они точно знали, что это все не удержится. Нет такой линии, которую современная артиллерия не может проломить. Поэтому они специально строили линию Мажино, чтобы вынудить немцев так и идти через Бельгию. Чтобы именно там, на узком фронте, их встретить. Ну, встретили. Что-то как-то не очень сложилось. Как мы помним, через две недели армия Франции была в основном разгромлена. А еще через неделю в основном добита. Месяц война с Францией продлилась по большому счету. Что никто не знал, включая немецких генералов, которые перед вторжением во Францию собирались первый раз шлепнуть Гитлера. Потому, что все были уверены, что как только свяжутся с французами, им кранты. Потому, что сразу англичане, у которых сильный флот... Они смогут обеспечить маневр любых десантных сил вдоль берегов. На них придется отвлекаться. Немецкий флот сильно слабее и не сможет им никак помешать. Поэтому бегать пешком за английскими кораблями, это просто невозможно. Поэтому англичане высадят десант там, где им будет нужно. Поддержат серьезной артиллерией. И все, в этом месте будет плацдарм. Что с ним потом делать? А у французов армия тупо больше. По всем показателям. У них больше пехоты, больше танков. По авиации более-менее паритет. Тяжелых танков куча, которых у немцев тогда вообще не было. Куда этот дурак лезет? Но оказалось, что все были неправы, а Гитлер был прав.

Д.Ю. Дурак оказался кто-то другой.

Клим Жуков. Да. Потому, что с Францией не количеством танков, а способом организации. Потому, что Вермахт в это время был организован лучше всех в мире вообще. Это была самая передовая военная организация, которая только вообще могла быть. По крайней мере для сухопутной армии, которая имеет в виду именно действия на континенте.

Д.Ю. Как это наши дебилы говорят? ”Бывший ефрейтор и недоучившийся семинарист”. Ефрейтор неплохо начал.

Клим Жуков. Так точно. Закончил не очень. Ну, и что происходит? Мы помним, что 22 июня 1940 года Франция заключает перемирие с Германией. А 24 июня с Италией. То есть Франция выходит из войны. Половина Франции непосредственно оккупирована. Вторая половина Франции под руководством правительства Виши марионеточного. Считай, Франции нет. И все было бы хорошо... Для немцев конечно. Да и для международной обстановки оно бы представляло понимание, что немцы победили Францию. Ее военные силы или перестают существовать или переходят на службу немцев. И все понятно. Но проблема в том, что военные силы включают в себя и военно-морские силы. А основная часть французских кораблей не находилась во Франции. Она находилась в колониях. То есть, в Африке.

Д.Ю. Могли примчаться.

Клим Жуков. А немцы не могли примчаться в колонии. Потому, что как только они бы попытались примчаться в колонии, их бы там встретили Англичане. Потому, что на море англичане были гораздо сильнее. В прямом бою немцам бы ничего не светило. Вообще. Причем тут была конкретно двусмысленная ситуация для англичан. Потому, что если их флот был сильнее немецкого и итальянского вместе взятых... Причем заметно. Сильнее настолько, что если бы немцы и итальянцы вместе решились на генеральное сражение... Не вопрос победить англичан. Вопрос насколько быстро англичане бы их раскрошили. Так стоял вопрос. Но что такое к концу странной войны... Вообще к концу французского участия в войне. Что такое французский флот? Это около 80 кораблей. Как только немцы получают еще и французский флот, вот сразу все меняется. Англичане становятся критически слабее германо-итальянского флота. Причем критически слабее даже в случае генерального сражения. Потому, что добавление французских линкоров, французских крейсеров сразу ставит их в слабейшее положение. Тут же. Поэтому задача Черчилля в этот момент - недопущение шанса, чтобы немцы заполучили французские корабли себе. Немцы не могут приехать и забрать их себе. Они получили только то, что стоит в Тулоне. На юге Франции. Все. Часть кораблей в силу того, что немцы очень быстро разобрались с сухопутной армией, никто не ожидал... Часть кораблей действовала совместно с англичанами. Непосредственно находились в английских портах. Англичане их арестовали. 22 июня 1940 года Франция подписывает перемирие с Германией. 23 числа корабли арестованы.

Д.Ю. Чтобы никуда...

Клим Жуков. Да. Включая торговые корабли. Все было арестовано тут же в Англии. Или если они находились вместе в плавании, тут же немедленно к ним причаливали, высаживали морскую пехоту, арестовывали корабль. Ну, а сколько их там было в Англии? Мало. Что-то, да... Немцы забрали то, что в Тулоне. Все остальное в Северной Африке находится. Мерс-эль-Кебир, главная база. Дакар. Новейший линкор типа ”Ришелье”, который должен был...

Д.Ю. Отлично звучит. Линкор ”Ришелье”.

Клим Жуков. Он должен был быть развитием ”Дюнкерка”. Это должен был быть тяжелый ”Дюнкерк”. С более мощной артиллерией, более мощной броней. Этот должен был быть быстроходный, это должен быть мощный. И должно было быть много ”Ришелье”. Успели построить столько, сколько успели. Там стоит ”Дюнкерк” и ”Страсбург”. Там стоит куча мелких... Находится в Мерс-эль-Кибире. И конечно у правительства Виши есть соглашение. А соглашения... Они же довольно простые. Корабли должны сохранять, это важно, военно-морской флаг Франции. Но они должны разоружиться.

Д.Ю. Это как? Вынести боеприпасы на берег?

Клим Жуков. Нет. Снять пушки. Это же легко сказать: ”Разоружайтесь”. Это если я с пистолетом, я пистолет вытащу, положу на стол. Все. Я разоружился. С линкором так не получится. Разоружить линкор, это такая проблема. Даже маленькая 305-миллиметровая пушка, один ствол весит как танк. Около 30-40 тонн. Конечно, можно снять казенники. Они легче гораздо. Но кто же гарантирует, что потом казенник обратно не затащат? Как снял, так и обратно поставил. Все. Какой-нибудь англичанин приедет, выкатит предложение, от которого нельзя отказаться. Если корабль разоружается, с него нужно демонтировать пушки. Для чего нужны очень серьезные механизмы. Они будут делать это долго. Корабли будут стоять в очереди пока их разоружают. То, что они разоружатся в конце концов была определенная гарантия. Потому, что вторая половина не оккупированной Франции была фактически в заложниках. Как только флот дернется... Немцы еще полторы недели потратят, чтобы Франция стала куском рейха. Что они в конце концов, как мы помним, и сделали. Без больших проблем. Да... Разоружаться или уходить в Тулон сдаваться. И вот тут главком французских ВМС, адмирал Дарлан, сносится с Дадли Паундом, первым морским лордом, и говорит: ”Никогда ни один корабль Франции не поднимет над собой этого самого флага”. Никогда не достанется Третьему рейху в принципе. Они их скорее потопят, чем они достанутся Третьему рейху. В общем, наверное, первому морскому лорду, и адмиралу Каннингему, который на Средиземном море держал флагманский вымпел... В общем, наверное, было бы достаточно этого. Все же все понимают. Но был Уинстон Черчилль, который со словом джентльмена имел свои счеты. И он сказал: ”Это все меня не волнует. Французский флот должен перейти целиком на нашу сторону или быть уничтожен”.

Д.Ю. Толково.

Клим Жуков. Тогда начинается операция ”Катапульта”. 3 июля 1940 года. Заметьте с какой скоростью это провернули. 24 июня помирились с Италией, а 3 июля... Это сколько дней прошло... Ну, типа... 9 дней, да.

Д.Ю. Полторы недели.

Клим Жуков. Да. Через полторы недели все было понятно. И операция ”Катапульта” заключалась в том, чтобы одновременно у всех баз, где стоят сколько-нибудь представительные силы французского флота, появились силы флота Великобритании. С тем самым предложением, от которого нельзя отказаться.

Д.Ю. Анекдот. Китайский крестный отец сделал предложение, которого никто не понял. Известный шутник.

Клим Жуков. 23 июня, через день после того, как Франция помирилась с Германией, уже в Гибралтар прибыл линейный крейсер ”Худ” и новейший авианосец ”Арк Ройял”. Туда же пришли несколько эсминцев. Названия не буду говорить, это мелочь малоинтересная. А также пришли линкоры ”Вэлиент”, ”Резолюшн”. Крейсер ”Энтерпрайз”. И еще, по-моему, 3 или 4 эсминца. Они конкретно должны были выступить гарантией умиротворения французской эскадры. Французская эскадра... Это важно. Французская эскадра в это время потихоньку начала разоружаться. Нельзя сказать, что они все пушки поснимали. Но они стояли в базах. Это важно. На якорях. С них постепенно сгружали боеприпасы. С них постепенно сходили экипажи. То есть, корабли, скажем так, начинали быть ограниченно боеготовы. А англичане были очень даже боеготовы. И готовы напрыгнуть. Все это конечно страшно усугублялось тем, что кто должен был всем этим заниматься. Должны были заниматься люди, которые только что вместе ходили бить немцев. Буквально только что. ”Худ” вместе с ”Дюнкерком” ездили ловить карманные линкоры.

Д.Ю. Ситуация изменилась.

Клим Жуков. Да. И англичане, моряки, они очень не хотели стрелять во французов. Исключительно. Это же понятно, что политики прикажут, они исполнят, и будут считаться палачами союзников. То есть, отвечать будет явно не Черчилль, а они. Им это очень не хотелось. И вот командующий Средиземноморским флотом, Каннингем, сообщает в Лондон, что применение силы в Оране, это еще одна база флота французского, может иметь серьезные последствия. Ему отвечают: ”Британское правительство твердо решило уничтожить французские корабли, если не будет принято ни одно из условий ультиматума”. С ультиматумом все было понятно. Предлагалось 4 варианты разоружения. Или корабли топят. Взрывают и топят их в базах. Или они целиком переходят на сторону Англии, прямо сейчас. И идут вместе лупить немцев. То есть, их отвозят в английские базы, там бункеруют, чинят, размещают экипажи. Полностью союзник делается. Или они интернируются в английских портах. То есть, разоружаются в английских портах. Или выходят в Америку и интернируются в Америке. Есть пятый вариант: ”Мы немедленно открываем огонь”. Дальше правительство сообщило, прекрасная телеграмма: ”Вам поручается одна из самых неприятных и трудных задач, которая когда-либо вставала перед британскими флотоводцами. Но мы остановили свой выбор на вас и полагаем, что вы выполните свой долг до конца”. Тут конечно французы попали в самую неприятную ситуацию. С одной стороны было бы очень соблазнительно немедленно прыгнуть к англичанам в объятия и просто уехать с ними воевать дальше. Но как только они куда-то рыпнутся, вся вторая половина Франции... Это же заложники. Сразу немедленно будут взяты. Растоптаны немецким сапогом. А у них там дома семьи. Особенно у высших офицеров. Ладно просто моряки, офицеры низшего, среднего звена. А какой-нибудь адмирал... Тот же Дарлан, например. У него семья, она очень сильно на виду. Что умеют делать немцы с лично им неприятными людьми уже весь мир видел. Поэтому конечно было немножко страшно. Как только они попытаются интернироваться в Англии... Немцы не будут разбираться, они там собираются разоружиться или что. Они сейчас уходят в Англию. Это сразу повод начать агрессию. А было ради чего. Потому, что 77 кораблей, это 77 кораблей. Даже чуть больше. 80 кораблей в тот момент. Это по мощи... Даже слабый ”Дюнкерк” это по мощи примерно как... Это минимум одна танковая армия. Ради двух танковых армий стоит с французами поссориться?

Д.Ю. Даже ради одной.

Клим Жуков. Не одни они, там еще кое-что есть. С другой стороны. Если сейчас говорим: ”Нет. Мы отказываемся с вами дружить”. Смотри пункт пять. Нас сейчас всех будут расстреливать. Правда, до последнего никто в это не верил. В это не верили ни англичане, которые ехали в составе тактического соединения, ни французы. И, что интересно, в Александрии, где стояла часть французского флота, Каннигем договорился просто замечательно с французами. Вообще. Тут конечно сыграло то, что адмирал, который находился в Александрии был его личный друг. Они были хорошо знакомы. Они договорились, что корабли разоружаются тем самым способом, о котором я сказал. То есть, остается французский флаг, но со всех орудий снимаются казенники и выгружаются боеприпасы. И куда они относятся? В английское консульство на хранение. При этом они и с англичанами никак не снюхались, немцам предъявить нечего. С другой стороны корабли-то разоружились как хотели немцы? Разоружились. Все. И прямо сейчас они не могут вступить в бой. Даже если их немцы заберут, они из чего стрелять будут? Очень умно, по-моему, было. В Александрии получилось красиво. А Дарлан в это время яростно сносился с комитетом по разоружению. Это совместная вишистско-германская комиссия, которая контролировала разоружение флота. А во-вторых, вооруженных сил Франции. И самое главное, что он не мог снестись напрямую с англичанами. Потому, что как только он дает первую шифровку, это расценивается немцами как нарушение перемирия. Что там у тебя в шифровке?

Д.Ю. Обязательно с корабля?

Клим Жуков. А никак нельзя. Он был на виду. Там стоял немецкий атташе военный, который на него внимательно смотрел. Что он будет делать. Можно было взять в плен атташе. И все. Сразу читайте выше. Тут англичане сообщили, что: ”Условия перемирия не являются позорными. Мы сохраним все корабли, все самолеты морской авиации. Личный состав не будет ограничен. И наши противники не смогут трогать флот до заключения мирного договора”. Прошу прощения. Германия сообщила Франции, чтобы они не так обиженно себя чувствовали. Немцы с французами носились-то как. С нами чего-то не так.

Д.Ю. Ситуация непростая.

Клим Жуков. Да. Как-то даже обидно честно говоря. Непосредственное руководство осуществлял на Средиземном море Марсель-Брюно Жансуль. Такой адмирал. Ну, и вот так или иначе пришлось следовать в Мерс-эль-Кибир. То, что французы могут чего-то выкинуть, было понятно после попытки разоружения в Англии подводной лодки ”Сюркуф”. Экипаж принялся в англичан стрелять. Потому, что как только вы заходите на территорию корабля, вы заходите на территорию государства. Потому, что там флаг. И они принялись в англичан стрелять. Пришлось их разоружать силой. И... Одна подводная лодка. А тут четыре линкора и куча крейсеров. Да. Еще не считая всякой мелочи. Мелочь мелочью, а это все стреляет. 3 июля 1940 года операция началась. Сначала удачно, как я говорил, все прошло в Александрии. ”Жан Бар” в Касабланке стоял. Извините. В Дакаре стоял ”Ришелье”. ”Жан Бар” был не достроен. По-моему, 78 процентов готовности было. Поэтому на него даже внимания обращать не стали. А вот Мерс-эль-Кибир, это ”Дюнкерк” и ”Страсбург”. Это старые корабли ”Бретань” и ”Прованс” с 305-миллиметровой артиллерией. Лидеры ”Могадор”, ”Вольта”, ”Линкс”, авиатранспорт один и 12 вспомогательных судов. Плюс там находилось 42 истребителя. И вот британская эскадра туда пришла. В составе линкора ”Вэлиент”, ”Резолюшн”, линейный крейсер ”Худ”, авианосец ”Арк Ройял”, легкие крейсера ”Аретьюза” и ”Энтерпрайз”. И 11 эсминцев. Должен был прийти туда мощнейший линкор ”Нельсон”. Для усиления. Но не успели его прислать. ”Нельсон”, это была очень серьезная орудийная платформа. Но, однако, не сложилось. План было простой... И две подводные лодки. Во-первых, база Мерс-эль-Кибир прилично укреплена. Потому, что там есть береговые батареи с пушками до 240 миллиметров. И вход в гавань перегорожен. Может быть перегорожен, никто не знает, что там стоит. Минами. Поэтому англичане сразу выставили по периметру магнитные мины, чтобы никто выйти не мог. Оставили несколько проходов для себя. И там затаились две подводные лодки. Чтобы торпедировать любого, кто попытается выйти.

В это время совершается... Непрерывные переговоры между адмиралом Жансулем и Каннингемом. А также адмиралом Сомервиллем с английской стороны. Французский адмирал английским адмиралам не дал аудиенции. Он только высылал одного из капитанов, чтобы он за него договаривался и приносил бумаги. Сам он с англичанами не вступал ни в какие контакты. Чтобы его немцы не могли обвинить в чем-нибудь. Англичане, видя, что адмирал не идет, они не могут послать своего адмирала. Они посылали коммандера вместо себя, человека чином заметно ниже. Договаривались люди как курьеры. Которые приносили бумажки, они обменивались этими бумажками. В это время на ”Страсбург” с огромной скорость устанавливали контрразмагничивание. Который должен был парировать магнитные мины. Имея в виду, что сейчас может случиться все, что угодно. И ”Страсбург” был для этого предназначен, там были все необходимые коммуникации. И, как мы понимаем, договориться не светило точно. Французы, понятно, тянули время. Может, англичане опомнятся. Англичане тянули время. Может, французы опомнятся. Очень не хотелось стрелять. Почему? Потому, что англичане отчетливо знали, что сейчас начнется и вы можете от союзников получить смертельные повреждения. Потому, что там стоят четыре линкора с 300-миллиметровой артиллерией. Немцы есть, итальянцы есть. Бывшие союзники... Сейчас это зачем? Ну, а у французов понятно... Еще хуже. Они не договорились. Англичане тоже молодцы потому, что не стали ждать, бросать перчатку. Просто в четыре пятьдесят восемь третьего июля с авианосца “Арк Ройял” подняли торпедоносцы. И пошли в сторону Мерс-эль-Кибира. Они должны были провести первую разведку и посмотреть что происходит.

Тут же прибывают эсминцы, легкие корабли. Ну, и так как договориться не удалось, утром около гавани появляется вся английская эскадра. И наступает время ультиматума. Англичане выкатывают последнее предупреждение, что: “Или вы сдаетесь безо всяких... Или мы стреляем“. И, так как ответ последовал однозначно отрицательный, англичане развернули пушки и принялись стрелять по французам. Причем два мощнейших линкора и линейный крейсер с пушками точно как у линкора. Они все обрушили огонь и первым на их пути стоял “Дюнкерк”. Третьим залпом его образцово-показательно накрыли. Просто потому, что французские корабли стояли на якорях. Они не могли маневрировать. Причем попадание уникальное. Одно из самых уникальных попаданий во время всей Второй мировой войны. Снаряд пришелся в 150-миллиметровую крышу. И отрикошетил. Он отрикошетил настолько качественно, что его нашли через 2 километра на берегу.

Д.Ю. Вот это да.

Клим Жуков. Так как броня была сильно закалена против авиабомб. Чтобы броня разрушалась, а авиабомба отскакивала. Снаряд сам очень сильно закаленный. Бронебойный. Из 150 миллиметров скололо 120 миллиметров. Почти всю броню откололо. И осколки пошли внутрь. Орудийные башни на 4 пушки были разделены на две полубашни герметичные. И вот осколки попали внутрь. Раскаленные осколки брони попали внутрь, где французские канониры готовились произвести выстрел по англичанам. И все они попали в лоток с кордитом. После чего произошел взрыв и вся полубашня выгорела. Там погиб полностью весь расчет. Вторая полубашня, что характерно, осталась в строю. Прямо под обстрелом французы умудрились одну пушку из сгоревшей полубашни вернуть в строй. Через полторы минуты после начала артобстрела французы открыли ураганный огонь по англичанам. И стали сниматься с якорей. Что привело к ужасной толчее в, прямо скажем, не очень большом заливчике. Часть кораблей горело, один корабль взорвался, пораженный снарядами англичан. Если мы говорим про ”Страсбург”, в него пришло еще три снаряда. Причем каждый снаряд 381 миллиметр. Его обрабатывал ”Вэлиент”. Он приводил к полному пробитию брони. В ”Дюнкерке” взорвали котел. Один из котлов. Вывели из строя одну башню. Вывели из строя одну башню вспомогательного калибра. Четыре попадания и корабль прекратил свое существование как боевая единица. Потому, что он перестал двигаться. И стал постепенно погружаться. В это время из-за того, что вся, буквально вся, гавань была охвачена дымом и огнем, ”Страсбург” и несколько лидеров-эсминцев снялись с якоря и пошли на прорыв. А их там караулили магнитные мины и подводные лодки. А также чудовищно превосходящие силы. Но ”Страсбург” пошел на них прямо. Потому, что все было в дыму. Он в дыму, используя его как естественную дымовую завесу, пошел прямо на английскую эскадру, прорвался наружу. И самое главное, что не попал ни на одну магнитную мину. Никто не знал, что контрразмагничивание не работает. Которое они ставили и не поставили. Но ни одна мина почему-то не взорвалась. Более того, его не заметили с подводных лодок.

Д.Ю. Вот это да.

Клим Жуков. Просто грохотало в этой небольшой акватории так, что, в том числе, и акустические средства, которыми располагали подводные лодки, были оглушены. Непрерывно что-то взрывалось. Видимо не могли вычленить шумы винтов. Когда Сомервилл понял, что ”Страсбург” уходит, он немедленно послал линейный крейсер ”Худ” и самолеты с ”Арк Ройял”. Но они его не смогли найти. Ночь, они его не нашли. ”Страсбург” спокойно ушел в Тулон.

Д.Ю. Слушай, вообще...

Клим Жуков. ”Страсбург” ушел в Тулон, где его встретили как будто он всех победил. Один из лидеров как раз напоролся-таки на магнитную мину. И у него произошел взрыв глубинных бомб. Полностью оторвало корму, но он не утонул. Новые корабли, которые полностью герметичны и имеют огромную плавучесть. Кормы вообще нет, а корабль смог выброситься на мель. Не утонул. Англичане посчитали, что долг выполнен. Все в порядке. Французский флот фактически уничтожен. Конечно же отбили депешу: ”Такая оплошность вышла со ”Страсбургом”. Упустили”. Что же теперь поделаешь? А в это время французы думали, что делать с оставшимися кораблями. Например, ”Дюнкерк”. Он, вроде как, сильно поврежден, но он же не уничтожен, его нужно немедленно спасать. Жалко же. А во-вторых, его реально можно поднять. И тут-то адмирал Жансуль сделал чудовищную ошибку. Он сообщил: ”Подумаешь англичане нас постреляли, а ”Дюнкерк” починим, он поедет дальше. Мы уже почти его починили”. На что Черчилль среагировал очень нервно. И он приказал добить ”Дюнкерк” любым способом. Для чего ”Арк Ройял” развернули обратно и отправили в Мерс-эль-Кибир. Ну, и что? Вот мы видим стоит ”Дюнкерк”. Около него стоит сторожевик, который принимает с него убитых и раненых. И перегружает туда некие запчасти. Там оставалось около 300 человек на ”Дюнкерке” в это время. На ”Дюнкерке” оставалось около 300 человек, а на сторожевике полностью готовые к бою глубинные бомбы. И вот самолет с ”Арк Ройял” роняет на ”Дюнкерк” бомбу, промахивается и попадает в сторожевик. И на сторожевике детонируют все глубинные бомбы. Полторы тонны взрывчатки.

Д.Ю. Каждая?

Клим Жуков. Все вместе. Глубинных бомб весом в полторы тонны не бывает. Однако... Это прямо вот так от борта ”Дюнкерка” долбануло. И у него проломило бронепояс. Просто разворотило. На длине почти 40 метров. Есть фотографии, где у него обшивка аж вот так поднята. Правда, его все равно починили. Французы... Там тонуть негде. Там очень мелко. Поэтому его починили, привели в чувство и все равно отвели в Тулон.

Д.Ю. Настырные французы.

Клим Жуков. Дело в том, что после того, как англичане открыли по ним огонь, моряки посчитали себя преданными. Ладно, что это бывшие союзники. Все знали, что в Александрии договориться смогли, а здесь-то чего? И адмирал Дарлан отдал приказ: ”Если увидите английский корабль, вы имеете право открывать огонь немедленно”. Они как бы не вошли в состав немецкого флота, но однозначно стали враждебны к англичанам. И, в общем-то, у них отношения, между Англией и Францией, были омрачены из-за этого много лет. Англичане отрапортовали: ”Инцидент мы считаем полностью закрытым. Полностью. И больше французов не трогаем”. Это я понимаю уровень международных отношений.

Д.Ю. Аристократично.

Клим Жуков. Да. Ну, а все закончилось плохо. Потому, что немцы решили с вишистской Францией покончить. И покончили с вишистской Францией. А именно заняли ее всю. И собрались в Тулоне забрать, уже конкретно из 77 кораблей состоящий, французский флот. Тут адмирал Дарлан доказал, что он как раз имеет понятие о слове ”джентльмен”. И он все корабли приказал взорвать или утопить. ”Страсбург” и ”Дюнкерк” взорвали. Там произвели подрыв боезапаса. Их уничтожили так, чтобы невозможно было их хоть как-то использовать. Что характерно, американцы не поверили, что они их уничтожили. И еще сверху прошлись при помощи бомбардировщиков. На них вывалили бомбы сверху.

Д.Ю. Попали?

Клим Жуков. Да. Но это было уже все равно. Потому, что корабли были изуродованы до полной неузнаваемости. Если утопишь эсминец... Там в Тулоне не очень глубоко. Эсминец мелкий, за ним нырять... А если ты линкор утопишь, ну, так его поднять не проблема. Ты открыл кингстоны и что? Туда нырнут, подведут помпы, загерметизируют корабль, все откачают, поднимут. И вот готовый корабль. Электрику подлечить, машины протестировать и он готов к употреблению. Помыть его слегка. Для этого морячки есть, чтобы все драить, приводить в порядок. А если взорвал боезапас, корабль превращается в руины. И таким образом французский флот закончил участие во Второй мировой войне. В частности очень красивые линкоры типа ”Дюнкерк”. Понятно, что никто не стал их потом ни поднимать, ни лечить после войны. Во-первых, они уже были слабоваты. Эти линкоры. А после войны и сильные линкоры оказались никому не нужны. Как выяснилось.

Д.Ю. Вот заворот. Я про такое даже не слышал. Ужас.

Клим Жуков. Это конкретное... Ситуация, когда англичане расстреляли своих союзников.

Д.Ю. ”Так не доставайся же ты никому”.

Клим Жуков. Причем была возможность договориться. Англичане, они же доказали конкретно в Александрии.

Д.Ю. Видимо, какой-то осел руководил. Уж не Черчилль ли?

Клим Жуков. Нет, ну, руководил Черчилль тогда. Это понятно. Черчилль закусил удила и сказал: ”Французского флота не должно быть. Или он должен быть наш”.

Д.Ю. Тоже правильно, как ни крути. Это как обычно. Бывают поступки хорошие, бывают поступки плохие. А бывают поступки вынужденные. Когда по-другому никак не получается. Вот типичный пример.

Клим Жуков. Да. Англичане страшно боялись того, что линейные силы итальянского флота, усиленные пленным французским флотом, полностью будут господствовать на Средиземном море. Тогда все эти истории про Эль-Аламейн и сражения против Роммеля в Африке немедленно развернуться в плохую для англичан сторону. Потому, что пока у них было господство на море... А оно у них было. Там только подводные лодки пугали и авиация. И то можно было терпеть, как-то бороться. Они могли обеспечивать африканскую компоненту своих сил. И поддерживать ее конкретно. Эвакуировать раненных. Все, что угодно. Обеспечивать плечо подвоза. Благо от метрополии недалеко. Но как только там оказывались 70 французских кораблей... Роммель бы почти однозначно раскатал англичан в Северной Африке. Благо он парень был очень толковый. И лишенные поддержки флота англичане однозначно проиграли бы сражение. И так-то тяжело пришлось. А если бы Роммель имел успех в Африке, то они имели бы возможность больше сил перебросить, например, под Сталинград.

Д.Ю. И тоже тогда непонятно как бы все.

Клим Жуков. В Сталинграде пришлось бы тяжелее. Но и так там на какой-то момент все колебалось. Это все завязано в такой клубок. Французов конечно очень жалко. Я представляю, что ощущали простые моряки, которые ни с немцами никакого мира не подписывали... Просто приказали, например, 24 марта 1940 года идти в Мерс-эль-Кибир. Они туда пришли и выясняется, что Франции больше нет. И тут утром вы видите как дымит ”Худ”, ”Вэлиент” и ”Резолюшн”. И все их пушки смотрят на вас. А о чем договорятся адмиралы и договорятся ли вообще... Деваться некуда.

Д.Ю. ”По нам уже стреляет пулемет...”

Клим Жуков. Не пулемет, а гораздо хуже. Сотни и сотни погибших естественно. В этом Мерс-эль-Кибире. Вот. Сколько там при взрыве глубинных бомб около ”Дюнкерка” людей погибло. Дырка там просто жуткая. Есть хорошие фотографии. Теперь у нас игрушка “Wotld of Warships“. Как мы поняли, пострелять “Дюнкерку“ и “Страсбургу“ практически не удалось. “Страсбург“ немножко вроде отличился. Хотя англичане сказали, что ни одного попадания, ни одного погибшего на эскадре нет вообще. Мы вспомним, что когда самолеты с “Арк Ройял“ за “Страсбургом“ летали, он два самолета сбил. При помощи зенитной артиллерии. Тем не менее. По-настоящему они в самом деле не воевали. Ну, пожалуйста, попробуйте как оно работает.

Д.Ю. Загоните товарища в бухту.

Клим Жуков. Во-первых, можно наконец догнать “Графа Шпее“. Или еще какой-нибудь “Шарнхорст“. “Дюнкерк“ именно для них был придуман. В конце концов можно попробовать удрать от какой-нибудь американской “Айовы“.

Д.Ю. Все возможно. В игре можно.

Клим Жуков. Потому, что линкор быстрый. В силу того, что не очень длинный относительно остальных линкоров, он здорово маневренный. Можно выписывать всякие кренделя. Эволюционировать по-всякому. И использовать все его преимущества. В скорости, в маневре, довольно маневренный. Пушечки. Как они с носа будут работать. Интересный калибр. И вообще интересный корабль. Красивый. Как многое у французов.

Д.Ю. Да. По части красоты и стиля равных нет. Даже итальянцев, на мой взгляд, обскакивают. Местами.

Клим Жуков. Местами. Да. Самые необычные линкоры у французов. Что за нация.

Д.Ю. Играйте в кораблики.

Клим Жуков. Куча описаний внизу по ссылке. И все остальное внизу по ссылке.

Д.Ю. Спасибо, Клим Александрович. Неожиданный поворот. Неожиданный. Познавательно.

Клим Жуков. Спасибо.

Д.Ю. Тебе спасибо. А на сегодня все.


В новостях

31.03.20 13:03 Эпичные сражения Второй мировой: Печальная история французского флота, комментарии: 12


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Гоблин на Яндекс.Эфир

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Подкаст в Spotify

Подкаст в Pocket Casts

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк