Андрей Кравец о дубляже и озвучке в кино и сериалах

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Культура | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

24.06.20



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую. Андрей.

Андрей Кравец. Приветствую.

Д.Ю. Категорически. Скажи кто ты такой.

Андрей Кравец. Ну, Андрей Кравец. Директор и режиссер студии “Кравец-Рекордз“, которая занимается озвучанием и дубляжом. Ну, 10 лет плотно, а так лет 12-13.

Д.Ю. То есть, ты глубоко в теме. Это ты изготовитель этих дубляжей, да?

Андрей Кравец. Ну, да.

Д.Ю. А расскажи нам, что там, как там вообще.

Андрей Кравец. На самом деле тут для того, чтобы все зрителю было понятно, имеет смысл немножко в историю углубиться. Откуда дубляж пошел, зачем он нужен собственно говоря. Поэтому хотелось...

Д.Ю. Мы про родную страну?

Андрей Кравец. Обязательно. Сначала предлагаю коснуться вообще кинематографа, а потом пойти по звуку, рассказать как это развивалось. И в родной стране. И про родную страну есть что рассказать. Давай тогда начнем, как говорится, до нашей эры. Точнее с братьев Люмьер.

Д.Ю. Они паровоз дублировали?

Андрей Кравец. Нет. Они заложили основы кинематографа, разработав технику кинематографии. В 1895 году. У них был свой заводик по изготовлению фотопластинок. И так далее. Очень выгодный был бизнес. К моменту как раз изобретения не хватало живых картинок. На ярмарках, в цирках какие-то были картинки, барабаны крутились. То есть, вопрос уже назрел. И они, собственно говоря, изобрели. Изобрел один брат с инженером. Второй из братьев был просто бизнесмен. Как сейчас говорят, эффективный менеджер. Если одного звали Люмьер Луи Жан, это изобретатель, то второго звали Люмьер Огюст Луи Мария Николя. Сразу понятно, что человек уважаемый.

Д.Ю. Бендер Мария...

Андрей Кравец. Сулейман ибн... Именно так. И он естественно всеми деньгами руководил. И проектом. И так далее. Ну, не суть. Они изобрели аппарат, который на самом деле был как автомат Калашникова. Мало того, что можно было снимать, на нем же можно было показывать картинку.

Д.Ю. Толково.

Андрей Кравец. Толково. И как только они провели платный сеанс на бульваре Капуцинок... Не Капуцинов, а Капуцинок. Потому, что там был храм капуцинок, монашек. Собственно говоря. Показали 10 фильмов. Первый фильм, как говорят у нас, “Прибытие поезда“. Нет. Это “Выход с завода“ был. Причем первый постановочный художественный фильм. Потому, что снимали они его несколько дней. Дубли. Они заставляли их ходить, как бы... Показали они 10 фильмов. Тогда как раз был первый... Это вот “Выход рабочих“. Потому первый фильм ужасов, это “Прибытие поезда“. Это действительно, он является первым фильмом ужасов. Для людей это был шок. Первую комедию “Политый поливальщик“. Где поливает, вода перестает идти, смотрит в шланг поливальщик, ему в лицо. Всем весело. В общем, было 10 фильмов. Успех был бешеный. Все поняли, что появился вид какого-то искусства. Бизнесмены начали потирать руки. Развлечение конечно. Народ валом валил. Живые картинки. Бегают, ходят... Естественно, чтобы уже закончить и подойти к нашему звуку, Люмьеры ведь давали в концессию свои аппараты. Вместе с пленкой и вместе с техниками, которые показывали. Брали всего 60 процентов. Ну, ерунда. Вот. После того, как аппараты стали... Они простые были, их стали собирать... Многие стали копировать и в принципе все... Плюнули: “Да пошли вы. Мы будем заниматься цветной фотографией“. Естественно, когда кинематограф начал распространяться, народу надоело смотреть ходящих просто людей. Нужно было что-то добавлять.

Д.Ю. Пианино.

Андрей Кравец. Мы сейчас до него дойдем. Появилась первая порнография. Порнография без звука. И уже барыги начали чесать голову. На самом деле на тот момент уже Эдисон... За два года до Люмьера он изобрел первый аппарат для просмотра кино. Но у него маленькая ошибка была. Он был индивидуальный. Как микроскоп. Такой ящик здоровый и смотришь. Он уже изобрел фонограф, который на фольгу писал.

Д.Ю. На валике.

Андрей Кравец. Да. Там фольга. Даже синхронизировал. Но качество было ужасное, синхронизация была отвратительная. Там вот такая труба. Записать было вообще нереально. То есть, не пошло. Люмьеры же сделали для народа. Народ в зале. Вещь. Встал вопрос о звуке. Началась борьба за звук. Как это сделать. Появились первые патефоны. Пластинки начали... Синхронизировать никак не удавалось. Потому, что сама камера была... И двигателей не было электрических нормальных. Они появятся позже. Руками, 16 кадров в секунду. В итоге любая синхронизация расползалась. Что делать? Тогда выяснилось, что самый дешевый вариант, это тапер. Тапер, это человек, стоящий в иерархии где-то после официантов и подавальщиков. Просто били... И рояли были... И вообще люди были... И кстати это у Чехова хорошо описано в рассказе “Тапер“. Что вообще за людей не считали. Это какое-то такое... Но бизнес требовал дальше развиваться, надо было что-то делать. Тогда придумали более хитрый ход. Те актеры, которые снимались на экране, они выходили на сцену и озвучивали себя. Да. Вот такая была... Это был уже не киносеанс. Поскольку дорого было. Это ближе к цирку. Считалось, как бы, цирковое выступление. И вот тут мы вспоминаем... Кино-декламация это называлось. Тут мы как раз вспоминаем фразу Ленина: “Из всех искусств для нас важнейшие кино и цирк“. Вот как они связаны, кино и цирк.

Д.Ю. Я тебя огорчу. Про цирк Ленин не говорил.

Андрей Кравец. Ну... В контексте нашей беседы это очень удачно легло. Технологии развивались. Соответственно, радиопередачи, телефония... Все как-то шло вперед. В звуке в кино технологии и деньги всегда играли главную роль. Шли рука об руку. Творцы где-то рядом. Долго не могли решить со звуком. Долго. Если в 1895 кино изобрели, скажем так, то первая попытка более-менее человеческая совместить со звуком, это было у нас... Сейчас скажу точно, чтобы не ошибиться. Это было в 1916 году. Когда венгр. Внезапно его осенило: “Чего мы мучаемся? Давайте прямо на пленку будем писать оптическую дорожку. Игла патефона, только она будет... Все обрадовались. Но технического инженерного решения не было. Не получалось. И только в 1922 году немцы со своей пунктуальностью и четкостью сделали первую систему, которая более или менее... Что-то там было синхронно. Что-то было слышно. Соответственно. И можно было работать. Но дело в том, что технологии были еще не совершенными. Сама запись была сложна. Микрофоны и прочее, это было еще в зачаточном состоянии. И даже записать была проблема. В помещении. Не говоря о том, чтобы пойти куда-то. Вообще речи не шло. Сделали, Но их система, как бы, тоже... Дорого было и сложно. Ну, больше там с патефонами синхронизировали. Пропустим. Уже к 1926 году наконец была придумана система оптической записи. Более или менее. То есть, смотри какой перерыв получается. 1895, 1926. Звук пришел. Уже это слало более-менее стандартом. Американцы были впереди всех собственно говоря. То есть, уже можно было слышать четко. Музыка нормально, не плавало. Скрипочки все... Если скорость не совпадает, скрипочки... Бред. Любая драма превратится сразу в фарс. Звук пришел. И он уже просто стучался в двери. Но нашим творцам как бы... Наши творцы все испугались. И впереди всех стоял Чарли Чаплин, который категорически отрицал звук и говорил: ”Нет. Против. Не хочу”. Можно понять. Не с точки зрения, кстати, творчества, а с точки зрения бизнеса и производства. Его герой, Чарли Чаплина...

Д.Ю. Я, извини, перебью. Они же не говорили. Чарли Чаплин никогда не говорил. Действия, гримасы. Надписи, пояснить, что зоопарк. А дальше львы и ишаки в пояснениях не нуждаются. Все это гипертрофированной мимикой. Все время какие-то движения, трюки. И вдруг говорить начать. Это вообще можно ничего не делать. И весь смысл того, что он делал, трюкачество, все пропадет. Отвлекаясь. Был такой Бастер Китон. Там сейчас посмотришь... Ужас. Зачем там разговоры? Но звуки добавили бы.

Андрей Кравец. Понимаешь какая штука, Чарли Чаплин умный был человек, собственно говоря. Как режиссер. Он понимал, что звук начнет тянуть за собой изображение. Вот простой пример. Вот мы с тобой разговариваем, нас снимают общим планом. Что-то машем руками. А тут придется укрупнение делать, открываются губы. То есть, меняется монтаж. Вся система монтажа. Не случайно советские кинорежиссеры... Такие как Эйзенштейн, Пудовкин, Александров. Они даже выпустили манифест, в котором написали: ”Звук будет уничтожать культуру монтажа”. Так все сурово. И они правы. Потому, что все надо будет менять под звук. Но дело в том... Еще был такой товарищ Шкловский. Сценарист, кинокритик, который сказал такую фразу: ”Говорящее кино почти также мало нужно, как поющая книга”. Вот как. Сразу просто с ходу в карьер. Но на самом деле звук уже вошел в кинематограф. Поздно пить боржоми...

Д.Ю. В порнографии все задышали. Все захлюпало.

Андрей Кравец. Да. То есть, не только поступательные движение, но и поступательный звук.

Д.Ю. Многие, кстати, постоянно упускают из виду. Лицемеры. Поскольку это двигатель прогресса. Как мы помним, совсем недавно, когда решался кто будет главный. Blu-Ray от Sony или от Microsoft HD. Победила порнография.

Андрей Кравец. Самые передовые технологии. Да. Звук принес еще некоторые проблемы, которые творческая интеллигенция в лице актеров восприняла в штыки. Потому, что вдруг выяснилось, что визуальный образ актрисы, которая на экране не совпадает с ее голосом. Она басит в жизни. А амбал здоровый, он говорит голосом писклявым. Все схватились за голову. Потому, что тогда еще не было мысли, что можно заменить голос. Об этом никто не думал. Все же должно быть красиво. Кто-то курить начал, яйца пить. Кто как. Недовольство было большое. Некоторые ушли из кино. Не потому, что не хотели... ”Морда у тебя красивая. У нас звук. Как ты будешь?” Появилось много музыкальных фильмов, где нужно было петь. Технология появилась, но она была настолько громоздкой. И киносъемочная, и звукозаписывающая. Звук записывали только в павильонах. Вот. И первый... Мы так галопом перескакиваем. Останавливаться не хочу подробно. Мы скачем побыстрей. Первый дублированный фильм, где режиссер решил полностью переозвучить музыкальный фильм, в 1929 году появился. Где полностью все поменяли и переозвучили. Что такое озвучание? Это замена исходного материала. Другой язык накладываем. Соответственно. А первый советский дублированный фильм, который был куплен в Америке, назывался он ”Человек-невидимка”. Про сволочь, которая, будучи невидимой, всех тиранила. Там очень интересное кино 1933 года. Дублировали его целый год. По тем меркам это не удивительно. Потому, что...

Д.Ю. Мы обычно за день управляемся.

Андрей Кравец. Не совсем, но приблизительно. Плюс Советский Союз решал стратегическую задачу. Все свое должно быть. Поэтому у нас своя система записи и воспроизведения. И целый институт занимался дубляжом. И вот год они, собственно говоря. Институт занимался кинематографией, оборудованием. Там много чего было. Поэтому до войны Великой Отечественной практически дубляжа не было. Очень дорогое удовольствие было. И у нас, и там. Но после войны появилось очень много трофейных картин. Не только музыкальных. Надо было это все как-то дублировать. Цветных тем более. Собственно говоря. Поэтому первая студия, которая занималась дубляжом, переозвучиванием, это был ”Союзмультфильм”. Потому, что он был более заточен под работу. Ведь как мультфильм делается? Сначала наговаривается все, рисуется. Поэтому им и флаг в руки. И вот тогда начал формироваться... Начали появляться новые профессии. И кстати... Вот я перескочил. Стараюсь быстрее все рассказать. На самом деле когда стали озвучивать первый фильм, тогда столкнулись с проблемой культуры языков, фонетики языков. Вдруг выяснилось, что оказывается то, что они говорят и то, что мы перевели в губы не вложить. Ведь что такое дубляж? Надо попасть в губы, чтобы смотрелось естественно. Человек говорит по-русски, допустим. И тут вдруг выяснилось, что все не так просто. Времени у них было достаточно. Как-то они справились. И после войны уже... Почему дубляж? Спрашивают многие: ”А почему дубляж? У них за границей дубляжа нет, титры”. Я об этом расскажу позже.

Д.Ю. Все у них есть.

Андрей Кравец. Да. Я об этом расскажу. Соответственно, почему дубляж? Чтобы зритель... У нас было кино массовое. В каждой деревне были установки. В городках и так далее. Лучше всего для простого человека не запариваться и слушать, как бы, на языке оригинала. Все. Для восприятия... Дубляж для восприятия гораздо более удобен. Если уберем неправильный перевод. В принципе комфортно. Поэтому у нас активно начали делать только дублированные фильмы. Так называемый закадровый перевод, когда... Перевод неправильно. Озвучание. Когда мы слышим речь и поверх накладывается... Кто-то что-то говорит. Это было конечно. Это было в документальных фильмах, хроникальных.

Д.Ю. Фестивальных.

Андрей Кравец. Это позже. Это уже в 1960-е годы. Ну, и стала формироваться новая плеяда профессий. Это режиссер дубляжа, укладчик. Потому, что отдельный человек...

Д.Ю. Я тебя чуть-чуть перебью. То есть, это первое, оно же главное. Это для того, чтобы заработать деньги. Для того, чтобы заработать деньги. Соответственно его делают в наиболее приемлемом для зрителя виде. Вот дубляж. Это за кадром... Это даже сейчас, как мы оба прекрасно знаем, требует серьезных технических навыков. Как это на разном оборудовании, в разные кинотеатрах. То есть, то, что никому не надо, вот это...

Андрей Кравец. Хотя есть кинотеатры, где показывают с закадровым озвучанием. Мы сами, моя студия, делали такие вещи.

Д.Ю. Когда я этим занимался, надо было минимум час перед сеансом, чтобы все укрутить, чтобы было нормально слышно. И то первые 10 минут фильма никто ничего не слышал.

Андрей Кравец. Ты говоришь о real time. Прямо синхронно... Я говорю про запись. Это мы вернемся. Подходим к этому. Рассказать я хочу про, так называемый, советский уникальный дубляж. Что это такое, собственно говоря? Дело в том, что когда встал вопрос, что фильмы надо дублировать, естественно приглашали актеров театров. И они справлялись. Потому, что в тот момент и техника была такая, качество записи было такое, что ставили микрофон, и действительно надо было кричать как со сцены. То есть этот, когда нужно было... Услышали последние ряды. Да, там так и было. Сцены озвучивались сразу несколькими актерами. Тоже процесс был очень не дешевый. Нужно было сделать копии, склеить это в кольцо. И это кольцо крутилось, собственно говоря. И озвучивали. В реальном времени. То есть, взаимодействуют герои итальянской какой-то картины, тут же пять актеров как на экране...

Д.Ю. Непросто.

Андрей Кравец. Это, во-первых, непросто, соответственно. На самом деле с одной стороны, да. С другой стороны проще. Потому, что сейчас все стало сложнее. И почему, я расскажу дальше. И в принципе тогда появились первые укладчики текста, собственно говоря. Актрисы были, она и актриса, она и укладчик текста. Переводчик сидел рядом. Целая толпа сидела, чтобы сделать эту сцену. Вот.

Д.Ю. Для меня, честно тебе сажу. Для меня все время загадка. Если по-немецки сказать ”двадцать два”, то ”двадцать два”, оно может быть как-то... Я-то вижу, что что-то не то говорят. Нормальному зрителю оно мимо. Во-первых, с моей точки зрения, крупных планов, если это не сериал... Крупных планов, где четко видно артикуляцию, когда тебе понятно, что что-то не то говорит, их не так много. В кадре, за кадром. За кадром вообще море всяких реплик. В моем понимании они занимаются тем, что здесь начать, здесь закончить. Я, натренировавшись к компьютерных игрушках... Потому, что в компьютерных игрушках все это привязано к движку, к софту. И там фраза должна звучать одну целую четырнадцать сотых секунды. И по-другому оно быть не может. Здесь началось, здесь закончилось. По-моему, они занимаются тем же самым. Когда они говорят, что попадают в артикуляцию, меня это все время как-то...

Андрей Кравец. Это называется в нынешнем времени липсинг. Просто липсинг. Это, забегая вперед... Это придуманный продюсерами дешевый дубляж. Когда не надо париться. ”Давайте вот начало и конец предложения сделаем, а все остальное...” Некоторые студии: ”Вы нам заплатили 10 долларов, ровно на 10 долларов вы и получите. Крупный план. Нам плевать на крупный план”.

Д.Ю. Как заплачено, так и зафигачено. А что же укладывают? Что они внутрь укладывают?

Андрей Кравец. А дело в том, что конечно же внутри фразы существуют паузы. Безусловно. Артикуляция, фонетика. Там тоже нужно укладывать. Особенно на крупном плане. Когда вдруг волшебство кино пропадет, вдруг внезапно выяснится, что голос отдельно звучит. Понимаешь?

Д.Ю. Ну, то есть... Предполагаю. Это они отрабатывают строение фразы под то, как актер на экране говорит. Правильно понимаю?

Андрей Кравец. Да. Безусловно. Я пока про советский дубляж продолжу, и пойдем дальше. Как раз подойдем к современности, где как раз многое станет зрителям понятно. Новые профессии. Как делался советский дубляж? Он делался очень жестко и не по-европейски. Как говорят сейчас. Просто если фраза не укладывалась, ее отрезали. Ну, круто. Согласись. То есть, как бы... Да. Чтобы, как бы, цензурировать это все, то вводили, допустим, дикторский голос. Зиновий Гердт в этом смысле отличился и был вставлен в какие-то фильмы как ”голос истории”. Который что-то объяснял, и так далее. Резали как хотели. Не только из цензурных соображений. У нас же еще фильмы не должны были превышать 90 минут. И, кстати, почему? Почему не 95? А я тебе объясню. На самом деле все было продумано. Это две коробки кофров, где лежали бобины соответственно. Больше человек не мог унести. Три коробки он не мог унести. Было оптимально две коробки. Это кино. Он принес. Два аппарата, как правило, стояло. Из этих соображений.

Д.Ю. Я тебе еще скажу. Четко влияет на количество сеансов.

Андрей Кравец. Это да. При Советском Союзе об этом не думали...

Д.Ю. Могу привести пример. Как Кэмерон снимал ”Аватара” и всем говорил, что, наверное, у него получится три часа пятнадцать минут. Там все: ”Это все сдвинется. Количество сеансов уменьшается”. Он сказал: ”Какая разница? Будет три двадцать”. Но к выходу фильма выяснилось, что больше трех часов не влезало. Кэмерону пришлось все-таки.

Андрей Кравец. Это тогда было при капитализме. И сейчас при капитализме. Говорим про Советский Союз. По-другому к этому подходили.

Д.Ю. А вот, извини. Контор много было?

Андрей Кравец. На самом деле этот институт, я запамятовал как он называется, который занимался первым дубляжом, он как раз влился в Студию Горького. ”Союзмультфильм” и Студия Горького были, как бы, апологетами. С этого началось. Там уже появился и ”Мосфильм”. И так далее. В общем, в полный рост пошла работа. И я бы хотел сказать почему в СССР был принят дубляж. Итог такой. Первое. Это максимальная доступность для зрителей. Второе. Возможность цензурировать материал, убирая всякое непотребство западное. Мало ли. Все это вырежем. Третье. Мог себе позволить это дорогое мероприятие. Оно дорогое было и по времени, и так далее. Вот и все. Вот говорят уникальный советский... Он уникален только тем, что у нас он все время...

Д.Ю. Вдогонку выкрикну. А вот эти рассказы: ”А вот в Скандинавии разумно показывают. Например, с шведскими субтитрами на языке оригинала”. Для особо грамотных. В Швеции, если я правильно помню, живет 11 миллионов человек, а в Москве 17. Один город и целая страна. Если туда вложиться, то это не отбить. Вульгарно. Не отбить, не говоря о том, что заработать. Если вы полезете куда-нибудь в Германию... Помнишь, все наши любимые фильмы про кунг-фу? Они все были на немецком языке. Мало того, все шутки придумали немцы. Все самые тупые шутки про кунг-фу придуманы немцами. Потому, что на английском языке ничего подобного нет вообще. ”У тебя мягкий череп...” Вот. В Германии дублируют. Во Франции дублируют. То есть, люди, у которых есть деньги, которые на этом зарабатывают...

Андрей Кравец. Я даже скажу больше. Сами титры, они и пришли... ”Вот, у них там показывают титры. Почему?” - ”Ну, чтобы услышать волшебные голоса актеров”. Ерунда. Это самый дешевый способ. Хотя даже тогда печатать, впечатывать в копию эти титры, это тоже денег стоило. Но дешевле, чем дублировать. И по скорости быстрей получалось. Но тогда как раз.

Д.Ю. Я тебе еще крикну, что все эти рассказы про субтитры... Есть такой сериал ”Прослушка”. Страшно известный. Очень хороший такой сериал. Я его смотрю... Сначала я субтитры сделал покрупнее. Потом я их перетащил в середину экрана. А потом я сидел с пультом... Негр сказал что-то, я на ”stop” нажал, почитал. Вроде понятно. Получается, что я не кино смотрю, а чтением занимаюсь. А кино, оно не про чтение. Рассказы про субтитры. Поздравляю. Для изучения языка, безусловно, полезно. Кино смотреть так нельзя.

Андрей Кравец. Оно индивидуальное. Попивая пивко, пригласив человек десять посмотреть шедевр с титрами, это нереально. ”Чего он сказал? Чего он сказал?” Потому, что у всех восприятие разное. Индивидуально, да, ты можешь смотреть. И то ты все равно будешь слышать волшебные голоса оригинала. Я, кстати, хочу сказать про волшебные голоса. Довелось озвучивать какой-то сериал. Было это года 3-4 назад. Настолько мерзкий был голос у героя. Я не знаю... Ну, просто... Каждый раз, как только слышал: ”Сделайте потише, я не могу это слышать”. Уважаемые зрители, нет волшебных голосов оригинала, они обыкновенные. У нас есть хорошие русские голоса, допустим. У них ничем не отличается...

Д.Ю. Ты имеешь в виду тембральные особенности или артистические?

Андрей Кравец. Тембральные, во вторую очередь артистические. Во-первых, у них много фильмов дублируется. Также дублируют, озвучивают. Сейчас стали чаще с площадки все записывать. И в Америке, и у нас тоже, кстати. Чтобы потом ничего не переозвучивать. Ничем их голоса... Волшебством... У нас есть очень красивые голоса, которые звучат не хуже. Поэтому когда говорят, что ”волшебный голос оригинала”, я как-то всегда морщусь.

Д.Ю. Во-первых, если я говорю ”волшебный голос оригинала”, это значит, я уже умнее тебя. Это сразу.

Андрей Кравец. Все, не поспоришь.

Д.Ю. Это основное и все остальное можно не говорить. Далее. Вот, например, год назад смотрел ”Игру престолов”. Ну, я, понятно, на английском смотрю, читая субтитры. Вот. А местами... Помнишь, там моменты всякие, когда Ария папе... Как папу звали? Король был суровый мужчина. Она его назвала ”My Lord”. Он сразу: ”Ты же из нищих. Ты должна говорить милорд”. В таких местах я включаю... Наши чего сделали? Интересно. Ну, и тут ты включаешь... С моей точки зрения они вообще не похожи. Тут же сразу другое. Смотришь по-английски, поздравляю. Ты такой умный. И все такое. А остальные смотрят по-русски. Вот они такие голоса слышат. И для них эти голоса, это голоса этих вот актеров. И чего? Единственный момент. И так всегда было. Что если Жана Поля Бельмондо должен озвучивать Караченцов. А вот кого-то еще Джигарханян. Если они постоянно за ними закреплены...

Андрей Кравец. Сейчас прикрепление – беспредметный разговор. Сейчас прикрепленных актеров очень мало. Есть конечно. Во-первых, голоса актеров год от года изменяются. И становятся ниже... Чисто возрастные вещи. Человек уже открепляется. Потому, что выясняется, что все равно лучше другой. Как это ни странно. Хотя те тоже стареют. Как правило, сейчас есть на одного актера... На одного актера известного достаточно актеров. У нас в Питере, допустим, свои. В Москве свои. У нас, например, один заказ сорвался только из-за того, что там играл какой-то актер, принятый... Устоявшийся голос из Москвы. Поэтому сказали: ”Будем тогда его использовать. Заказ вам не отдаем. Нам нужен этот актер”. Ну, ладно. Что делать?

Д.Ю. Повторюсь, что человек, который смотрит 80 серий сериала в дубляже, для него эти актеры говорят этими голосами. Ему плевать, что в оригинале. Он это смотреть не будет. Ни по-английски, ни по-французски не понимает. Для него вот эти голоса.

Андрей Кравец. Да. В этом случае ответственность за искажение или не искажение оригинала лежит на студии озвучания.

Д.Ю. Это не искажение. Вот третьего дня делал мультик ”Шрек”. И сразу вспомнил... ”Шрек” был один из выдающихся DVD. Я его хапнул, прибежал домой. Смотрю, а там, значит, английский, французский, немецкий и испанский. Если правильно помню. Кто не в курсе, Шрек, он шотландец. То есть, он говорит со специфическим шотландским акцентом. Что дает англоязычному зрителю понимание, что он жлоб. Сельский тупой жлоб. Осел, это Эдди Мерфи, он негр. И осел говорит как негр. Знаем ли мы как говорят негры? Я лично нет, я не знаю. Есть пацаны из Африки, например, у которых свои языки. И они специфические. Акцент один. У американских акцент другой. А как ты этот акцент воспринимаешь, когда он говорит по-английски... Это невозможно. И вопрос. Вот ”Шрек” в переводе, он как у нас, как жлоб говорит? Нет. И тут я со всем интересом, а как же у французов? Там вообще ничего общего нет. Не то, что голос. Ничего похожего нет.

Андрей Кравец. Я тебе больше скажу. Можно добавлю? Когда переключал дорожки на какой-то испанский, там эхо какое-то. Человек сидит у микрофона... Они вообще забили на это... Звук есть. Ребята, вы же дубляж делаете. Нет.

Д.Ю. Я это... Это лучшие мировые державы. Это мультик мирового калибра. Безо всяких преувеличений. Значит, подтянуты лучшие силы. И получается вот так. Претензии к нашим кадрам, они не то, что необоснованны, а вообще какая-то чушь.

Андрей Кравец. На самом деле даже говоря о Советском Союзе, о том, как кастрировали фильмы. На Западе занимались тем же. Кастрировали наши фильмы отечественные. Резали как им хочется. Переозвучивали. Даже перескочив... Кто-то на форуме выкладывал ”Тайна третьей планеты”. Ты посмотрел? Музыку выкинули, фразы поменяли. Легко. И мы говорим, мы тут такие, а вот они святые.

Д.Ю. Это только потому... Только потому, что ни хрена в жизни не знают и на основании этого делают всеобъемлющие выводы. Вот у американцев, например, еще и по телевизору кино показывают. В телевизоре... Это в России могут ”Криминальное чтиво”, где там... Это нормально. Главное, чтобы слово ”жопа” не звучало. Искусство. Понимать надо. А там без затей. Вот, например, матерится персонаж, условно. Употребляет нецензурную брань. Значит, это либо затрут. Просто кусков текста нет. Вот их либо просто затрут, слова нехорошие. Либо, если это на смысловую эту самую... Просто другой актер в микрофон наговорит. Хорошо не мужик за бабу. Вообще атас. Выглядит так... Вы чего вообще? И эти люди запрещают нам ковырять в носу.

Андрей Кравец. У меня есть пример, даже несколько. Мы озвучивали такой сериал ”Сверхъестественное”. Два молодых парня, братья, борются с нечистой силой. 14 сезонов или 15 борются. Из них мы половину сделали уже. Я вообще не сторонник брани по телевизору. Мы стараемся заменять как-то все это, чтобы зрителю было понятно. Непросто, но можно. Мы когда озвучили сезон, там мата нет. Так мало, собственно говоря, что некритично. Вот. Так там взяли... Мало того, что ”запикали” даже наше, что нематерщинное, так еще и сделали ”блюры” на какие-то вещи абсолютно... Девушка разделась, в лифчике... Я задал телеканалу вопрос: ”Ребята, вы транслируете в двадцать три. Это уже время...” Но тогда было не положено. Телеканалы все смотрят друг за другом. Это конкуренция.

Д.Ю. А потом охают: ”Кто же написал 4 миллиона доносов?” Да такие же как вы.

Андрей Кравец. Типа того. По поводу мата, раз уж коснулись. Давай эту тему немножко откроем. В свое время канал MTV... В Москве был то ли фестиваль... Конкурс рекламы. MTV попросила нас озвучить с матом. Там такая пародия была на сериалы. Говорю: ”Точно с матом?” - ”Да. Закрытый показ”. И мы начали озвучивать. И вот тут-то выяснилось, Дмитрий, что оказывается непросто. Простому обывателю кажется: ”Я кучу матных слов знаю”. Как только начнет ругаться, выяснится, что повторяешь постоянно одно и то же. Вот. Если в течение пяти минут как-то ругаются герои, тебе надо придумать интересные ходы. Чтобы интересно было. Раз уж он ругается матом, то как-то должно быть так, потом так. Про русский язык. Про ругательства. Непросто оказалось. Мы сидели, ломали голову, что... Там же продолжается.

Д.Ю. Я тебе так скажу. Есть разное. Есть идеальный образец. Это художественный фильм ”Цельнометаллическая оболочка”. Позвали сержанта, который 25 лет... У него все заучено. Все оскорбления, чудовищные обзывательства. Эти формулировки. Про то, что: ”Осталось грязным пятном на матрасе”. Оскорбительные, чудовищные... Это образец словесности. То есть, он говорит хорошо. А матюги, они вплетаются в яркую цветастую речь. А есть прямо противоположный пример. Гениальный Квентин Тарантино. У которого, как у нашего сантехника... Через каждые три слова. Он унылый и занудный. А чего ты там расцветишь? Невозможно ничего расцветить. Он унылый и занудный. Нечего там ни переводить, ни красиво сказать. Вообще ничего. Ну, а там нужны познания в языке.

Андрей Кравец. На самом деле да. Я говорил и говорю, что в переводе, допустим, важен русский язык. Даже более важен, чем знание английского языка. Потому, что ты перевести можешь, а как это по-русски... Например, фраза, переведенная на бумаге, в книге, это не значит, что ты ее можешь произнести в кадре и она будет логична. Нет. Фонетически звучит речь наша по-другому. И задача переводчиков, укладчиков, редакторов на студиях превратить речь в нормальную... Как говорят просто люди. Если будет как в книге... Я сам знаю. Давным-давно... Сейчас такого нет, но иногда ты читаешь, ты видишь набор слов, и не понимаешь о чем говорит герой. Вроде слова все правильно сложены, а смысла ты не понимаешь. Крики, визги, удары... Объясните...

Д.Ю. И это притом, что... А как актеры выговаривать? Я поскольку всем занят сразу. В предложении слова стоят так, что я их выговорить не могу. Я вроде быстро говорю, но не могу и все.

Андрей Кравец. У каждого... У всех свои заморочки и какие-то дефекты. Кто-то букву ”р” плохо выговаривает, кто-то на ”ч” спотыкается. На ”чш” спотыкаюсь. Ты на другом. Даже известные актеры. У всех есть свои какие-то тонкие вещи. Произнесение какого-то сочетания может быть очень сложным. А есть актеры... У нас есть уникальные актеры, которые могут просто с ходу... Это был такой сериал ”Доктор Хаус”. Все его наверное знают. Собственно говоря. И там постоянно были... Соскочу на титры. Там смотреть с титрами невозможно. Титры занимают весь экран. Потому, что термины. Мы, когда его делали в свое время, нанимали... Врачи консультировали. Болезнь, это разные названия. Всегда в этих диалогах... Ведь произнести какое-то сложное слово может каждый. Но произнести его с нужной интонацией, в процессе беседы, со знаком вопроса, это уже другое. Тебе требуется воздух набрать, проговорить. Потом затормозить. Речь такая, как гармошка. И вот у нас актер был, который с первого раза это записывал. Есть такой актер. И он гениально... Я помню озвучивал там негра, в ”Докторе Хаусе”. Над одной сценой, где идут названия, названия... Так легко говорит в кадре. Эту легкость... Мы бились дубля с восьмого. Говорю: ”Здесь записали половину. Продолжаем”. Было очень непросто. Это легко сказать. Всего секунд 8 на это все есть. Да, сказал что-то умное. Понимаешь? Это действительно сложно. Это дикция и артикуляция должна быть. Очень заметно, когда мы постоянно у себя в студии делаем касты, ищем новые голоса. Всегда хочется обновить. Потому, что в Питере у нас достаточно мало актеров озвучания. В Москве, там очень много актеров, которые могут звучать. Потому, что озвучание, это профессия такая. Ты можешь быть гениальным актером на сцене, даже в кино, а звучать ты не можешь. Вот не можешь и все. Уже проверяли. Я приглашал и известных актеров, которые в кино гениальны. Они не могут работать. На начальном этапе, с нуля, не получается. Постоянно прослушиваем актеров. Из десяти если одного мы наковыряем, соответственно, которого можно учить. Сказать в кадре: ”Кушать подано”. Мы вас учим бесплатно, работайте. Вас интересует эта профессия? Трудитесь. На самом деля я сам в свое время этому учился. Нелегкий прошел путь. Потому, что так получилось, что мне нужно было звучать вместе с профессиональными актерами. Тут же какой закон? В озвучании. Про дубляж я вообще не говорю. Должны быть все актеры одного уровня. Как только актер круче или наоборот, тут же диссонанс происходит. Тут же он перетягивает на себя все. Вот звучат профессионалы, вдруг какой-то любитель... И все волшебство кино стирается.

Д.Ю. А ты, как режиссер, можешь научить?

Андрей Кравец. Понимаешь, сначала научить, а потом запускать. То есть, он должен сравняться с актерами профессиональными. А это своя определенная подача, темперамент. И так далее. Я, кстати, расскажу анекдот небольшой. Не анекдот, это байка. Как озвучивается закадровый перевод? Когда мы слышим английский, обычно 4-5 голосов озвучивают. Обычно две девочки и два мальчика озвучивают. Раскидывается по ролям. Все с листа делается. Это раньше в советском дубляже актеру давали сценарий, он готовился, они разыгрывали. Сейчас уже давно такого нет. Вот. Актер приходит, у него все распечатано. Он прямо включается. Погнали.

Д.Ю. Режиссер ставит задачу. Вот так, здесь вот так.

Андрей Кравец. С пистолетом сидит, если что, стреляет в воздух: ”Так. Здесь то-то...” Или актер не понимает. Тогда задача режиссера, редактора сказать...

Д.Ю. Для меня было удивительно. Первый раз на студии ”Мельница” работали. Я кино озвучиваю ровно столько, сколько оно идет. Включил, выключил. Рот закрыл. А там за первый день озвучили 15 минут. То есть, там: ”Ты не так говоришь. Это не так. Здесь так”. Я с одной стороны... Вы же меня зовете для того, чтобы я говорил как я.

Андрей Кравец. Они тебя, наверное, хотели подтянуть к актерам. Там же и актеры звучали.

Д.Ю. Я такого не знаю, не понимаю вообще. Кривляюсь как-то в меру... Но это совершенно другое. То есть, не мой участок абсолютно. Меня этому не учили, я не актер. Ни разу вообще. То, что они делают... Ну... Я и в других местах наблюдал. Это вообще параллельная Вселенная.

Андрей Кравец. Так вот. Хочу рассказать байку. По поводу скоростного озвучания. Матом здесь можно ругаться? Без мата, нехорошего слова, как бы... Представьте, что студия пишет мексиканский сериал, времени нет, заказчик ждет. Записывают сейчас, как правило... Не записывают кучей актеров всех вместе, а последовательно пишут. Пришел один актер, потом второй актер. И складывают это все. И вот студия пыхтит, работает. Прибегает актриса, садится. И начинает читать. Все напряженные, вспотевшие, время идет. Произносит такую тираду: ”Привет. Мне о нем говорил...” Все впадают в смех. ”Все, все. Прекращай. Давай еще раз”. Она еще раз читает: ”Мне это сказал...” Абсолютно серьезно. Человек полностью на автомате произносит эту фразу только потому, что... Вместо имени Хуэсос. Стоит буковка ”е”. И получается автоматически просто. Некогда думать.

Д.Ю. Это же какая-то рыба? По-испански.

Андрей Кравец. Это имя. Это реальная история. Актеры знают. Это не байка, это реальная история. Это говорит о том, что процесс очень быстрый. Как раз задача редактора, режиссера следить за этим. Недавно озвучивал, там тоже имя Кондом. Без ударения. Я прошу всегда ставить ударение, выделять. Потому, что Кондом можно же записать. Понимаешь? То есть, надо быть очень осторожным. Поэтому... Это такая байка. Я бы что еще хотел из истории сказать? Продолжить историческую линию, собственно говоря. В Советском Союзе развивалась система записи. Совершенствовалась. Безусловно. Из-за того, что техника, уровень качества, было такое небольшое, всех все устраивало. Грубо говоря, дышать не надо было в микрофон. Потому, что это было бессмысленно. Нам же материалы приходили, западные фильмы, там максимум отдельно музыка и все, больше ничего. Это сейчас шумы отдельно, музыка отдельно. Иногда могут прислать отдельно английскую речь. Но это очень редко бывает. То есть, ты можешь все разложить, сделать хорошо. А тогда иногда вообще никакой дорожки не присылали. И тогда... Даже вплоть до того, что музыкальный ряд просто заново записывали. Даже такое было. Сурово. В Советском Союзе все было сурово. Партия сказала: ”Надо озвучить”. Значит, делаем, дублируем. Разговоров быть не может. И делали. Шумы, естественно, сами писали. В свое время были шумы какие? Ну, выстрел. Громкое что-то. А вот эти все тихие шаги... Об этом даже речи не было. Потому, что технология была такая. Почему она такая была? Нужна была массовость. Ведь в сельском клубе, допустим, колонку не поставишь. А революция как раз и произошла, когда товарищ Долби, работая, инженер-изобретатель... Работая в лаборатории... Задача была какая? Снизить уровень шумов. Потому, что магнитная запись шипела. У кого магнитофон был или знают, что такое магнитная запись... Очень много искажений. И была построена система Долби, которая гасила эти шумы. И достаточно все качественно получалось. Как только получилось, он из Англии свалил. Тут же приехал к Голливуду поближе. На коммерческую основу поставил. Кино обрадовалось этому. Потому, что позволяло улучшить не только магнитную запись, но и запись вообще. И повысить качество. Ведь когда поют, все должно быть красиво. Как минимум. Когда поют. И вот тогда в 1970-е годы была разработана система ”Dolby Stereo”.

Д.Ю. Извини, перебью. Я из последних пересматривал тут ”Рембо”. Первого. И ”Лицо со шрамом”. В ”Рембо” Blu-Ray. По нынешним стандартам качества. Смотрю и... Вот музыка... У меня добротное оборудование. Музыка исключительно хорошо записана. Голоса какое-то вообще говно. А посередине некоторые фразы... Вот говорит, говорит. Идеально звучащие фразы. Что такое? Потом до меня дошло, что это говно записано как записано, а это дописывали в студии. Поэтому качественно звучат. А музыка железно записана в студии и она вот такая. Такое барахло.

Андрей Кравец. Это было до ”Dolby Stereo”.

Д.Ю. Да. Нет. Почему? Он новый относительно.

Андрей Кравец. ”Dolby Stereo” первые ”Звездные войны” только вышли. Первый фильм с качественным многоканальным звуком, окружением, собственно говоря. Это ”Звездные войны”. Все другое, мелкое, типа ”Рембо”, это все какое-то...

Д.Ю. Ну, и ”Лицо со шрамом”. А там наоборот. Дороги, видимо, остались. Серьезное произведение. Отдельно записано. И всю стрельбу переделали. У меня их три, по-моему. Одно и то же по четыре раза могу купить. Давай посмотрим это... И вдруг... А там как ”жахнет”... Кино заиграло совершенно по-другому. Я тебе больше скажу. Как только появились всякие правильные звуки, то, например, фильмы ужасов... Там 80 процентов страха обеспечивает звук. Настолько вообще... Не понимал за что ”Оскаров” дают за звук. И сейчас не очень понимаю. Но местами художники. Художники звука.

Андрей Кравец. Так вот как раз эта система, она очень здорово повлияла на дубляж. Кричать в микрофон уже не надо было. И я, кстати, задумываюсь, что если сейчас старого актера поставить на озвучание, можно забраковать. Он не сможет работать. Потому, что техника стала настолько чувствительной. Можно шептать в микрофон, это все услышат. Плюс... Ведь интересно, допустим, глядя на советские фильмы... Вот ”Чапаев”. Если послушать как он озвучен, чуть ли не как в ванной. Чапаев на улице: ”Ура”. Эхо. Так это было и в советских фильмах. Прислушаться к звуку. То есть, там сильно не запаривались. Как только пришла качественная система... Нашу похерили, мы строили свою систему звучания. На широкой пленке. ”Война и мир” Бондарчука шла на широкой пленке. С несколькими дорожками. Там музыка была отдельно. Наши работали, не стояли на месте, свою систему строили. Естественно, все это было похоронено, выкинуто на свалку. Пришло ”Dolby Stereo”. А когда пришла ”цифра”, когда тот же ”Dolby Stereo”, они разработали систему. Тут же какая трагедия для дубляжа произошла? У нас была своя школа, мы как-то по технологии работали. И вдруг стало понятно, что надо кинотеатры открывать Dolby. Как бы красиво. Фильмы звучат. А кто будет дублировать? Это все по-другому. Практически с нуля, школа озвучания и дубляжа началась с нуля. Были призваны кто тогда работал. Другое вообще. Где там надо: ”Покричи”. А тут не надо кричать. Сделай два шага и негромко крикни. На экране это будет вопль на всю пустыню. То есть, тут все поменялось абсолютно. Грубо говоря, экран стал ближе. И соответственно начала строиться школа, которая ориентировалась на новое озвучание, дубляж. И так далее, и тому подобное.

Д.Ю. А вот, извини, перебью. Сам этот термин ”школа дубляжа”. Что это подразумевает? Что это было какое-то учебное заведение? Матерые профессора?

Андрей Кравец. Нет. Школа, я как бы в кавычках. Школа, как отрасль, скажем так. Она начала строиться. И тут произошли вещи, которые мне до сих пор не нравятся как режиссеру. Я же по профессии режиссер. По моему глубокому убеждению, режиссер везде режиссер. Ты либо актер, либо режиссер. Собственно говоря. Актер режиссером может быть максимум в театре. При театральных постановках. Там это допустимо. В Советском Союзе, например, никогда актер не мог стать режиссером. Пока не окончил Высшие режиссерские курсы. Тогда ему официально разрешалось снимать кино. Непросто. А как только у нас начался... ”Ты умеешь? Давай”. Я хочу объяснить почему отличается актер от режиссера. Актер, как правило, несет себя в искусстве. Себя. Режиссер немножко по-другому. Он не себя несет, он несет идею. А это разный подход к работе. Если актер становится режиссером, он прежде всего себя старается везде нести. Это иногда мешает процессу. Собственно говоря.

Д.Ю. Я честно тебе скажу. Вот так навскидку. Актер что-то гениальное снял. Я знаю попытки.

Андрей Кравец. Потому, что режиссура, это... Мозг немножко по-другому повернут. Это не значит, что он умный. Просто в другую сторону. Это мое убеждение. На меня кто-то разозлится. Я высказываю свое мнение. И пришли много актеров, которые взяли на себя функции и режиссера... Некому было на самом деле. Стали рождаться студии. В Питере это ”Нева-2”, которая превратилась сейчас в студию ”Невафильм”. И пришла ”цифра”, все поменялось. Особенно на периоде 2000-х годов. Все ушло полностью в ”цифру”. Все стало возможно делать на компьютере. Я присоединился к этому процессу где-то в 2005. Ну, опять-таки, я эту историю рассказывал. Ты ее, наверное, знаешь. Но будет интересно зрителям. Просто тогда с сериалами творилась вакханалия. Вот эта история, когда ты смотришь сериал по телевизору... Переводится ”Майский день”. Это правда. Я сам слышал. Просто сериалы тогда... Сериалы озвучивались...

Д.Ю. Все так озвучивали. Любимый ”Рембо-2”. Кричит в микрофон. База называется ”Волчье логово”, а вертолет летящий называется ”Стрекоза”. ”Волчье логово” вызывает ”Стрекозу”. Перевод: ”Дракон вызывает муравья”. Что это?

Андрей Кравец. С одной стороны можно оправдать. Как бы пришли переводчики, которые не понимают что такое фонетическая укладка. Все надо делать быстро. И так далее. Это период становления был. Поэтому столько брака. Когда я посмотрел сериал какой-то... Сериалы были по остаточному принципу...

Д.Ю. Извини, выкрикну. Граждане, как обычно, если чего-то хают, они никогда ни с чем не сравнивают. Потому, что не могут и не знают. То, как переводили в 2000 году и как переводят в 2020, это небо и земля. Возможно есть несовершенство, ошибки. Но если сравнить с тем, что было, это... Как эти любимцы, которые на аудиокассетах. Герой сказал пять предложений, переводчик расслышал четыре, перевел три. Одно из их неправильно. А сказал одно. Потому, что гнусавил, заикался и не мог быстрее говорить.

Андрей Кравец. Ну, это эпоха становления. Отдельная история. Собственно говоря. И вот стали появляться сериалы. Я вдруг... Как-то меня зло взяло, я не знаю... Я подумал: ”Почему такое? Может быть, можно лучше это делать?”

Д.Ю. Сериалы-то гениальные. Просто гениальные. Это тоже было отдельно смешно. Они открыли для себя сериал. Всю жизнь там были.

Андрей Кравец. Когда вдруг я начал этим заниматься, выяснилось, что не умею озвучивать. Техника, как бы... Это кажется: ”У меня есть компьютер, назову его студия...”

Д.Ю. Я себя студией называл исключительно в издевательских целях. Исключительно в издевательских. Потому, что слушать этих идиотов, у них студия. Какая у тебя студия? Сидит в шкафу... Кстати, на ”Мосфильме” там помещение, наверное, сто квадратных метров. Обшито лиственницей. Парни и тетеньки, которые там работают, с гордостью говорят: ”Нам удалось сохранить”. Все хотели там распилить и изничтожить. Потому, что в шкафу гораздо лучше можно записывать. А огромное помещение играет серьезнейшую роль.

Андрей Кравец. Для дубляжа большую роль играет. У меня была печальная история. Раза три я студию перевозил. Приходилось съезжать. Студия, это строительство. Ты делаешь студию специально, чтобы там было затишение. Чтобы отбойные молотки никогда не работали за стеной. И была история. Четыре года назад мы переезжали. Я говорю: ”Вот, мы студия”. А там завод бывший. ”У нас же была звуковая студия. Мы ее снесли и под офисы...” Там была уже студия. Надо сказать, что советские студии инженеры строили очень капитально. На ”Ленфильме” я был. Как она проверяется? Ты открываешь, входишь, и сразу уши выключаются. Ты, как бы, не понимаешь что происходит. Потому, что шумов никаких нет. Советские студии... На ”Ленфильме” строились с плавающим полом. Потому, что там метро недалеко. На Пятом канале разрушены были студии. Там целый этаж был практически студией. Под офисы. Все снесли. Оставили, по-моему, одну, собственно говоря, и все. Зачем? Выгодно под офис.

Д.Ю. Сейчас же как? В микрофон накричал, а сверху накинул плагин и стало хорошо. Нет?

Андрей Кравец. Не бывает на самом деле. Встречался на студии, которая занимается как раз сериалами. Звуком человек занимается. Мы дружим. Мы как раз... Встал вопрос об имитации помещений, пустынь. Это до сих пор непросто. Приходится самому придумывать. Добиться такого эффекта, как пустыня, допустим... Плагина нет. Это какие-то аппаратные и плагинные решения. Если пишешь пустыню, тебе надо писать... Достаточно далеко человек должен быть от микрофона. Не просто как сейчас микрофон передо мной. Вот это в дубляж практически невозможно нормально... Хотя в Москве сейчас... Не только в Москве. Не парятся, а пишут... Микрофон поближе и погнали. Будет дубляж. По мне... Всегда моя студия исходила из того, что должен наш звук, русский, вся речь, они должны быть естественными. И тогда я считаю, да. Это называют кинотеатральный дубляж. А для телевизора не надо. Там озвучивают и в итоге голоса, как бы, висят. Дубляж... Качественные, хороший... И сзади английский звук такой.

Д.Ю. Я все-таки подозреваю, что ты, как специалист, у тебя уши натренированы. Ты это слышишь, а обыватель не слышит. Это же наше любимое... Помнишь, когда появились MP3? Мы так давно живем, что помним когда MP3 не было. Я сижу дома, у меня сбоку два гроба акустических. Усилитель, дорогая аудиокарта. И там эти интернетные споры: ”Что ты в звуке понимаешь? Ты не отличишь DVD от нормального MP3”. - ”Как не отличишь, если слышно?” Споры, споры. Конечный результат. Они слушают это на колонках за 10 баксов и так конечно ничего не слышно. А ты там... Конечно, тебе это уши режет. Чем дороже оборудование, на котором ты слушаешь, тем гаже вся эта музыка. В итоге получается, что большинство пластинок горячо любимой группы ”Deep Purple” слушать невозможно. Потому, что говно такое... Как вы так ухитрялись? Непонятно. Отвлечемся. Большинство... Вот они телефон в метро... Они, наверное, и не понимают хорошо это или плохо.

Андрей Кравец. Сейчас как бы эта проблема решена общим стандартом звуковым. Который, как бы... Мы и в России работаем. И Европа работает. Европа работает по Европейскому стандарту. Америка по своим стандартам. Грубо говоря, это компрессор, который просто приводит все в порядок. И ты, обработав звук, знаешь, что он будет звучать на телефоне хорошо. Здесь хорошо. Везде хорошо.

Д.Ю. То есть, ты его подгоняешь?

Андрей Кравец. Мне, допустим, заказчик говорит: ”Минус два децибела должен быть”. Эту цифру знаю, обрабатываю финально. И я знаю, что будет звучать четко. Раньше было так: ”Вы нам сделайте такую громкость, такую”. От оборудования эфирного все зависит. Сейчас по-другому. Мы приняли в 2012 году аудиостандарт и под него начали... Бузусловно, звучание... Когда я начинал делать, я вызвал звукового специалиста и говорю: ”Тут звучит так, а чего делать?” Он мне: ”Ты знаешь, что такое радиоточка при Советском Союзе? Вот висит. Берешь ее, подключаешь. Если ты там все слышишь, то и везде будет слышно хорошо”.

Д.Ю. Творческие наработки.

Андрей Кравец. В итоге построить пришлось студию сведения. Где акустика была хорошая. Помещение обработанное. Где мы сейчас слышим звук 90 процентов как он будет звучать. Это очень важно при дубляже. Ты должен картинку хотя бы слышать какая будет. Везде будет звучать... В дубляже. Будет звучать очень хорошо. То есть, я к чему говорю? Это так кажется, имея компьютер, микрофон... ”Микрофон купил дорогой за пять тысяч. Компьютер у меня 70 стоит. Могу писать”. Не правда. Во-первых...

Д.Ю. Можешь. Безусловно.

Андрей Кравец. И пишут, кстати. Не понимают, что... Требования к актеру. Прежде всего должен быть слух. Что такое актер, который умеет озвучивать? Это, прежде всего, возможность управлять своими голосовыми связками. До миллиметров. До, буквально, тонкости. Ты должен чувствовать. Потому, что при озвучании интонация важна. Можно сказать так, а можно сказать так... Будет по-другому все восприниматься.

Д.Ю. Техника на месте не стоит. Прогресс вообще стремительный. Совсем недавно толковый микрофон было купить нельзя. А вот такой 7 тысяч рублей стоит или 5. Я уже не помню.

Андрей Кравец. Доступен уже для всех.

Д.Ю. Качество дает, ну, для интернет-трансляций. А у тебя как? Стучится ли будущее в дверь твоей студии?

Андрей Кравец. Стучится. Страшно ломится. Безусловно. Я стараюсь за техникой следить. Хорошее оборудование, которое дает достаточно хорошее озвучание. Но хотелось бы рассказать о будущем. Что нас ждет. Если мы по истории говорили, что звук... А куда нас заведут технологии сегодняшние. А они заведут нас в очень интересные вещи. Искусственный интеллект и нейронные сети. Уже сейчас с нами разговаривает ”Алиса” по телефону. Допустим, у Yandex есть технологии, они очень неплохие. Грубо говоря, ты можешь напечатать сейчас текст, и его произнесут практически на 90 процентов так, как будто это говорит человек. Это говорит о чем? О том, что скоро студии, подобные моей, в ближайшей перспективе, просто не нужны будут. Чем и занимается Бекмамбетов. Он, как бы, поставил на поток и перевод, и озвучание. Тот же Бред Питт. Интеллект использует его голосовые интонации. Только по-русски будет. В итоге интеллект нам озвучит все. Голливуд будет продавать сразу на русском, на каком угодно языке. Уже будет готовое. Студии озвучания практически будут не нужны.

Д.Ю. Дементий, неси валидол.

Андрей Кравец. Да, это будет. То же касается изображения. То, что мы сейчас уже наблюдаем. Переставление морд. Это только начало. И получается, что с развитием этих технологий, как бы, творчество уйдет на второй план. Достаточно будет одного человека, программиста, который будет это все делать. Что там проверять за искусственным интеллектом? Он сам тебя проверит, если надо. Да, это будущее. Если все будет развиваться так, как сейчас развивается. Все к этому идет. Если, допустим, те же нейронные сети... Они же давно изобретены. В 1950-х... Сама схема. Не было технологий, которые бы это позволяли. Сейчас технологии появились. Процессоры, можно из них строить... И даже телефон может начинать... Семимильными шагами это все пошло. Поэтому в будущем... И перевод, Дмитрий, как ни грустно, и озвучание, все это будет происходить в компьютере. Мне так видится. Может, я не прав.

Д.Ю. На сколько лет загадываешь?

Андрей Кравец. Я думаю, что первое закадровое озвучание, про перевод не говорю, я думаю, появится в течение пяти лет. Первые уже... Потому, что технологии, как сказал мой приятель, там буквально 10 процентов не хватает. Дубляж, это все-таки еще позже. Потому, что дубляж, это очень важно... Хотя можно подправить. Но в целом это сложнее. Уже сейчас есть плееры, где ты, допустим, скачал пиратский фильм из интернета и хочешь его посмотреть. У тебя есть, допустим, русские титры, которые кто-то перевел. Ты можешь просто подключить. Тебе ”говорилка” будет читать их.

Д.Ю. Да, я помню. Это для глухих давно уже. Помнишь, там таким квакающим голосом?

Андрей Кравец. Сейчас это просто несравнимо. Сейчас когда первый раз послушал, как бы действительно говорят люди. Это не машина. Да, ты чувствуешь, но тут осталось несколько шагов. Бекмамбетов молодец. Он понимает тренд.

Д.Ю. Мы с Дементием ездили на завод ”Volkswagen”, где собирают ”Volkswagen” на электрическом ходу. То есть, пока Илон Маск, немцы ”Volkswagen”. Ну, там сборочная линия. Едут кузова, а к ним приделывают... И, в общем... Роботы кругом. Все на показуху. Галерея для зрителей. Чистота. Паркетный пол. Все в белом там. Подъезжает, ему робот колеса присобачивает, стекла передние, задние вставляет. Аккуратный вопрос: ”Сколько стоит робот, который колеса прикручивает?” - ”Конкретно этот полтора миллиона евро”. - ”Извините, а не дешевле нанять паренька из Кении? Он будет счастлив”. - ”Нет. У нас так”. Это для меня лично странно. Потому, что все-таки капитализм, он не такой. А потом мы занимаемся штучным товаром.

Андрей Кравец. Пока мы работаем, хочется надеяться, что время еще есть и мы будем востребованы. Ты с переводами. Я, как студия, которая переводит и озвучивает.

Д.Ю. Ну, конечно опасно. Пора организовывать движение луддитов по уничтожению зловредного искусственного интеллекта. Другим чем-нибудь занимайтесь.

Андрей Кравец. Да. И тут еще хочется упомянуть о правилах озвучания и дубляжа. Мы исходим из того, и это правило не только у нас: ”Не навреди оригиналу”. Нельзя переигрывать... Переигрывать оригинал нельзя. Ты можешь своим звуком построить все абсолютно другое. Мало ли что у тебя в голове. Не переигрывай. То же касается и дубляжа. Не надо строить свое, как это делали, допустим, актеры, которые стали режиссерами. Не будем называть фамилии, чтобы никого не обижать. Просто могли поменять смысл какой-то фразы. Не то, что в переводе, а вообще. Это категорически неприемлемо. Нравится тебе, не нравится. Люди так придумали. Ты можешь плюнуть. Не важно, так придумано. Не зря деньги вложены и так далее. Люди не просто так это все строили. Раз уж ты взялся, изменять ты не имеешь права. А у нас... Сейчас у нас этого мало, но иногда... У нас сейчас единственное. Любители озвучания, ”скоростники”, так называемые. Первым ”скорострелом” был я. Было интересно. Я пробовал технологии понять. А можно вот так... С утра сериал ”Остаться в живых” вышел, а к вечеру... У меня звучало, по-моему, 15 человек. Да. Стояла задача. Утром вышел в семь утра, к вечеру, в восьми сделать перевод и озвучить. Это просто было интересно. И мы это делали на самом деле. Было прикольно. Опыт наработок. И стало понятно, что если ты хочешь получить хороший перевод... Невозможно.

Д.Ю. Дешево и качественно. Не сочетается.

Андрей Кравец. Никак не получается. Если есть минимальное время, я заказчикам говорю: ”Есть минимальное время. Мы там... Это все. Быстрее не получится”. Сейчас здорово ускорилось. Сейчас все... Поскольку это вышло в онлайн и появились кинотеатры, их достаточно много. Все же конкурируют. Телеканалы сейчас меньше... Все хотят быстрее. Допустим, покупаешь права на какой-то сериал, у тебя открывается право вещания, два года. Какое-то время. Ты же хочешь максимально использовать, чтобы не терять время. У нас сейчас стоит на пороге сериал. Нам уже написали: ”Вы его озвучиваете. И надо сдавать...” - ”Ребята, а как мы можем вам обещать если у нас материалов нет?” Доходит до смешного. Мы иногда... Хочу историю рассказать. У нас была странная история. Многим покажется. У телеканала были куплены права на этот сериал. Мы готовы работать с ним. Материала нет. А у них уже эфир стоит. А материал не присылают. Что-то не договорились... Материала нет. И что мы тогда делали? Я скачивал, покупал версию сериала. Мы ее озвучивали. Делали формат MXF. И отдавал телеканалу. И он показывал это в эфире. А что делать? Они официально имели право показывать. То есть, нарушения прав нет. Просто нет материала.

Д.Ю. К вопросу о скоростном изготовлении. То есть, там все понятно. Кому-то деньги, кому-то эксперимент, кому-то еще чего-то... Я строго про себя. Вот ты что-то там... Безусловно талантливо, местами даже гениально, ловко перевел. Если ты дашь этому полежать денек, то на следующий день, да... Если недельку после этого, то и через недельку будет не так. Через месяц будет не так. Единственный правильный способ, это найти редактора. Это вообще не ты. Что это такое? И за тебя исправит. Получится лучше, если редактор толковый. Вот, что касательно себя. Сейчас ”добиваю” фильмы, которые давно, просто давно... Тексты у меня есть. Какой-нибудь ”Блэйд” всеми нами горячо любимый. Я вот читаю, я вообще понять не могу. Там же про другое. Это не говоря про какие-то тонкости русского языка. Я когда хожу смотреть в кино... Начиная с местоимений: мне, мое, твое, себе, себя... Еще чего-то. Этого вообще в тексте быть не должно. То есть, люди русским языком не хорошо владеют.

Андрей Кравец. Можно перебью? Я запретил на студии использовать ”не поймите меня неправильно”. Не люблю я это. Заменяется ”поймите меня правильно”. Но ”не поймите меня неправильно”... Я сказал: ”Все, если это увижу...”

Д.Ю. У меня самого есть такой шедевр: ”Нельзя недооценивать предсказуемость тупизны”. Это типа: ”Следует помнить о предсказуемости тупизны”. Что дебилы опять пришли на то же место.

Андрей Кравец. Оно может использоваться, если, как бы, специально для чего-то. Но вот так: ”Не поймите меня неправильно...”

Д.Ю. Это как: ”Мы сделали это”.

Андрей Кравец. Это, это... Открываю текст. Это, это... Вы чего тут? Особенно бесит... Как там? ”Как дела?” Что-то такое. Постоянно: ”Как ты? Как ты?” Ты правильно... ”Как ты в целом?” Как-то стараешься менять. Они постоянно: ”Как ты? Как ты?” Как-то странно для нашей культуры.

Д.Ю. Раздражают приятели. Когда в конце предложения ”приятель”. Какой я тебе приятель?

Андрей Кравец. С каждым разом ты подходишь, и хочется что-то поменять, это и есть творчество. В творчестве точно так же. Если ты что-то делаешь. Ты создал творение, скульптуру, что угодно. Ты потом смотришь: ”Тут бы допилить...” Надо вовремя остановиться. Все, все... Потому, что всегда... Ты когда смотришь... А зритель этого не видит. Сейчас последнее скажу по поводу неправильного перевода и ошибок. Еще в бытность... Мы выпустили сериал. Там суровая такая ошибка, я уже точно не помню, но стыдная ошибка. Я понял, сейчас народ так ”зачморит”. И будет прав. Это обидно. Ну, пропустили. И вдруг я читаю... Они заметили какую-то маленькую ошибку. Ерунда. А вот эту никто не заметил.

Д.Ю. Как в художественном фильме ”Чужой”. Перепутан север и юг, это не видят. А какую-то чушь... А вот сейчас любимый мной сериал ”Сопрано”. Уже к пятому сезону приступил. Много... Ну, тексты есть. Я их внимательно... Некоторые вещи удивительные. Повторюсь, понять не могу. Почему вот так написано? Некоторые вещи я по-английски до сих пор понять не могу. Надо носителей все время спрашивать. Что тут имеется в виду? Потому, что какие-то... Разговорный язык. Что хотел сказать товарищ... Не говоря про какие-то местные реалии. Очень как-то странно выглядит. В целом процесс вычесывания блох. Потому, что времени потратишь много, а люди ничего этого не видят.

Андрей Кравец. Немножко... Немножко не соглашусь. Потому, что... Что такое готовый продукт? Допустим, дублированный, озвученный. Это композиция, собственно говоря. Так что такое озвучание, дублирование? Это композиция. Когда складывается единая... Единая система. И она гармонична. По идее она должна быть гармонична. Со всех сторон все красиво. И так далее. Даже если человек не замечает этого, это воспринимается мозгом где-то. И человек говорит: ”Какой-то фильм говно. Что-то мне не понравилось”. А на самом деле не понравилось... Дисгармония. Какая-то дисгармония. Он может не понимать. Оно, как бы, не лежит на поверхности. Как собака. Понимает, а сказать не может.

Д.Ю. Применительно к себе. Идет кино и вдруг какой-то диалог становится каким-то скучным. Унылое... Сюжет провисает. Это просто плохо переведены диалоги, как правило. Они плохо переведены.

Андрей Кравец. Если только это автором не задумано.

Д.Ю. Спасибо, Дементий. Когда... У нас называется ”Форсаж”. Ну, где Вин Дизель. Какая-то унылая... Все какие-то... Псевдо-серьезность какая-то. Ахинею какую-то несут. Ужас. А потом руки дошли. По-моему, пятый эпизод... Переводил пятую серию. Естественно... Там сплошные шутки. Все друг друга подкалывают. Англоязычное кино всегда с шутками. В обязательном порядке. У нас же как? Если он не хохочет, как умалишенный, значит, шутки не было. Не может же человек не улыбаясь пошутить.

Андрей Кравец. Мы подходим к разности культур.

Д.Ю. Да. И оказалось, что это удаляли из ”Форсажей” всякую похабщину, этот сортирный юмор, еще что-то.

Андрей Кравец. Вообще мы подошли как раз к разности культур. Я из своего опыта... У тебя, может быть, богаче опыт как переводчика. Я могу сказать, что адаптировать из одной культуры в другую культуру никогда на сто процентов невозможно. Не получится никак. Переводчики обычно плачут... Сейчас уже нет, команды уже опытных... ”Там три смысла. И такой... Я не знаю, что мне делать?” А что делать? Выбирай самое главное. Потому, что все невозможно передать. Допустим, мы озвучивали ”Молодой папа”. Дубляж делали. А там крупным планом сидит и говорит: ”Proof”. Как сказать? ”Доказательство”? Нереально. Надо было предыдущий диалог переделать, вставить там ”доказательство”. И чтобы он вышел там... Я не помню как решили вопрос. А что делать? А как? Чтобы разбавить нашу беседу серьезную какими-то интересными случаями, я приведу пример. ”Игра престолов”. Два интересных случая расскажу. Это, во-первых, когда поседевший от страха переводчик говорит: ”Что мы будем делать?” Мы получили черновой материал. А там муж и жена... Всегда я стараюсь на студии... Мы используем переводчиков, которым нравится материал. Это очень важно, чтобы людям нравился сам материал. Хотя надо за ними следить. Но в целом это... И они просто не знают что делать. Оказывается ”Hold the door”... А как по-русски? Ты знаешь, короче говоря, они зависли дня на три. Как мне потом рассказали, он закричал жене: ”Я придумал!” И решили это все: ”Затвори вход”. Ну, это самое... Такой переход на самом деле. Понятно, что все равно не очень. А как еще придумаешь?

Д.Ю. А что придумывать? Это типа он не выговаривает. И чего?

Андрей Кравец. Я горжусь тем, что, как бы, русская адаптация считается одной из самых лучших. Справились, как бы, лучше всех. Все другие еще хуже на разных языках. Как бы, приятно. Хотя непросто. С тем же ”Игра престолов” была тоже интересная история. Когда нам прислали бракованную звуковую дорожку. И мы заставили голливудскую студию пересводить специально для России новый звук. Приятно. Они специально для нас. Господину такому-то... Они пересвели. Студия пересвела. Потому, что сами накосячили. Вообще я хотел еще что сказать? У нас идеализируется: ”Вот Голливуд... Все круто”. Ничего не круто. Работая много лет, я вижу, что... Они могут просто уйти в отпуск, уехать к маме. Так и говорят: ”Уехал к маме”. Или была такая история, когда нам присылают материал черно-белый. Мы работаем сначала с черно-белым материалом. Это может быть рабочая какая-то копия. Нам не важно. Главное, чтобы звук был слышен. Можно работать. Мы работаем. И вдруг нам присылают цветной материал с другой частотой кадров. Не 25, как положено у нас, а 23,97. Я пишу заказчику: ”Как так?” Я делаю скриншот, говорю: ”Ребята, размер, соответственно, другой”. Они это отсылают в Англию. Там, как бы, пересылочная такая база. Было сказано: ”Вы, русские, тут ничего не понимаете. Мы не можем ошибаться. Мы правы и все. Что вы тут с балалайками и матрешками лезете? У вас колонка стоит, вам хватит, слушайте из нее”. И в итоге мы так и делали сами. Исправляли, превращали в 25 кадров. А что делать? Эфиры идут. И так далее.

Д.Ю. Среднее-то качество продукта все равно. Там стандарт некий есть.

Андрей Кравец. Они... Понимаешь... Если сравнивать, допустим, то, что они нам дают. Так называемая минус дорожка. Когда все эффекты, все звуки, нет английской речи. Они иногда оставляют ее. Нет, и вдруг по-английски начинают. Как же ребята так? Мы дубляж делаем. А если там музыка? Ты ничего не сделаешь. Приходится запросы делать: ”Ребята, что-то сделайте”. Они даже по качеству дают дорожки, собственно говоря, которые на порядок хуже, чем они уже свели свои. На порядок. Слушаешь их звук, что они дают... Так же сделать сложно. Подход... Некоторые думают: ”Буду я покупать кино, озвучивать и выкладывать куда-то. Сейчас”. Во-первых, оплатив деньги, это не значит... Во-первых, тебе не продадут. Кто ты такой? Серьезно говорю. Более того. Оплаченный заказ, это не значит, что они пришлют когда они обещают. Они иногда присылают план как они будут высылать материал. Мне-то, как студии, важно. Когда подготовить, когда вызывать актеров... На моей памяти разве что ”HBO” более-менее четко соблюдает график. Все другие могут до последнего дня просто ничего не отдавать. Хотя... С последним сезоном ”Игры престолов”. Все привыкли к дубляжу, который мы делали много лет. Мы как раз серию делали неделю. Мы получали материал за неделю, переводили, записывали. За два дня, за три получали на сведение звук, картинку. И как раз премьера мировая. А последний сезон... Мне присылали от ”HBO”, куда утечет... То есть... Нам-то невыгодно куда-то утечки делать. И последний сезон ”HBO” сказала так: ”Поскольку последний сезон, никто не будет получать материал заранее. Максимум за два дня”. А за два дня дубляж сделать... Физически невозможно. Даже в теории невозможно. Надо уложить текст...

Д.Ю. Я угадаю. Выступили претенденты.

Андрей Кравец. Нам тогда заказчик сказал: ”Ребята, ну, хорошо. Давайте, может быть, так. Вы делаете быстро. Мы наговорим пятью актерами. А потом делаете дубляж”. Понимая, что времени мало, говорю: ”При всем уважении. Давайте это время потратим на перевод, укладку и так далее”. И другая студия, соответственно, делала. Народ тут же на дыбы встал: ”Что это такое?” А мы уже через неделю, ко второй серии, собственно говоря... Но это так поставщик решил и все. Причем это было по всему миру. Не потому, что русские такие... А вот именно по всему миру. Что я хочу подытожить? У них такие же раздолбаи работают.

Д.Ю. Будем откровенны. Последний сезон такое говно. Просто стыд и позор. А я еще читал каких-то этих... Сценаристов, которые оправдывают: ”Вот это сделано разумно, это сделано разумно”.

Андрей Кравец. Мы делали еще фильмы о том, как снимался последний сезон. Там волосы шевелятся. Там негр, который делает снег на площадке, это очень... Негр делает снег. Они же снимали летом в Италии зиму. Тем более там площадок много. И эти съемки битвы, которая две серии или одна, не помню. Все в ночи происходит. Они снимали, по-моему, два месяца. Траты на это все чудовищные. Декорации там... Часть города построена. Очень дорогой. И вдруг такое скомканное... Как бы, тянули, тянули...

Д.Ю. Как-то непонятно, как эти люди... Совсем отвлекаясь. Как эти люди могут попасть в такой проект? Где все так дорого, где самое лучшее... И вдруг два каких-то балбеса делают какую-то...

Андрей Кравец. Это мы если вернемся к Джексону, которому кто-то дал ”Хоббита” снимать.

Д.Ю. Я когда первый раз новость прочел, что доверили Питеру Джексону... Я знаю одного Питера Джексона, который снял ”Живую мертвечину”. Думаю: ”Какая у меня хорошая память”. Потом полез смотреть, это он. Как тебя могут к этому подпустить? А оказалось безупречен. Все же отлично делает. ”Хоббит” мне вообще не интересный. То есть, ”Властелин колец” какой-то уже упадок, все разлагается, серое, мрачное... А эти как клоуны в идиотских шмотках. Глупость полная.

Андрей Кравец. С Вачовскими, ныне сестрами, а тогда братьями. Кто они такие? ”Матрица” и вышла для DVD. А потом вдруг... Она что-то... Никто не рассчитывал. Сняли и сняли. Это, кстати, и в ”Игре престолов”. Первые сезоны очень были, как бы, смешные. Особенно там тема битвы. Все идут на битву. Собираются и возвращаются. А битва где-то там происходит.

Д.Ю. Это как наш любимый сериал ”Рим”. От тех же производителей. Битва, три раза мелькнули саблями, перекошенные рожи.

Андрей Кравец. С другой стороны они же построили чуть ли не четверть города. Где-то, по-моему, под Римом. Они построили декорации. Я смотрел фильм о фильме. Так вот, что касается... ”Престолы” все равно являются серьезной вехой в истории сериалов. Что бы ни говорили. Как бы оно ни закончилось. Это как сериал ”Lost”, который ничем на закончился, но повлиял на производство сериалов, собственно говоря. Не знаю, все ли я осветил по поводу озвучания. Мы с тобой увлеклись тут переводами. С другой стороны это тоже интересная тема. Это все взаимосвязано. Если плохой перевод... Актеры очень не любят плохие тексты.

Д.Ю. Кто же их любит?

Андрей Кравец. Они не любят потому, что теряют время и не понимают, что им делать. Некоторые очень нервно к этому относятся. Это правило нехорошего тона. Если актер сам что-то меняет. Не его задача. Его задача отыграть героя. А править что-то совместно с режиссером, это бред. Это значит, студия не подготовлена. Такое может быть, когда актеру объясняют заранее: ”Извини, займет чуть больше. Потому, что времени нет. Завтра сдавать”. Бывает такое. Когда он приходит и видит перед собой набор букв, который не складывается ни во что, не понимает, что там... Чего делать...

Д.Ю. Это сложная вещь. Я из собственного опыта тебе скажу. Например, кино перевел... Это у меня никогда сомнений не вызывало. Гениально переведено, все прекрасно. Начинаешь читать вслух, нет, не прекрасно. А поскольку в кино... Вот бумажка, вот я в микрофон, вот карандаш. Я по ходу чиркаю, здесь не так, тут не так... Два раза надо показать. Тогда, более-менее, будет хорошо. Отдельные экземпляры показывали раз по 20, по-моему. И двадцатый раз чего-то черкаешь. Все равно не так. Когда рука набита, тогда да. У меня это ассоциируется с репетициями в театре. Это получается, я сам перевел. Пишу так, как я говорю. Некоторые фильмы... Недавно включил ”Телохранитель” Куросавы. Такое чувство, что я текст написал. Все шутки правильно сделаны. Как в театре. Спектакль запускаем. К концу сезона он как по маслу катится. Сначала не очень. Получается, что я пишу сам для себя. Мне самому для себя делать проще. А когда переводчик, это одно, а актер, это совсем другое. Переводчик-то вслух не читает.

Андрей Кравец. Мы заставляем. У нас... ”Нормально, я все уложил”. Попробуй вслух произнести. А теперь с выражением. И выясняется, что там... Просто никак. Кстати, по поводу тренировок. Когда я занимался в рок-ансамбле, при Советском Союзе. У нас группа была, мы репетировали. Никогда не забуду. Репетировали, репетировали. Мы дошли до определенного времени. Дальше все хуже, хуже... Перебор. Начинает по ниспадающей, соответственно. Тоже надо понимать. С паузами. Как ты говоришь. А вот так, если ты все время делаешь... Есть такое понятие в режиссуре ”человек в материале”. Очень наш кинематограф страдает от этого. Когда человек настолько в материале, что... ”Это очевидно, это очевидно. Почему герой так...” Не очевидно. Наш преподаватель говорил в институте, говорит: ”Вот вы чего-то возитесь, репетируете чего-то. Вдруг дверь открывается, входит дворник Вася и начинает это смотреть. ”Вы о чем тут? Я ничего не понял”. Так он прав. Вы уже настолько погрузились, вам кажется все очевидно”. И вот многие творцы от этого страдают. Надо иногда взглянуть со стороны. Кого-то абсолютно непричастного хорошо тестировать. Он посмотрит и скажет: ”Что за говно ты показываешь?” И ты понимаешь, что он прав.

Д.Ю. У меня в молодости... Я когда-то молодой был. Любил фотографии, кино. Я себе купил кинокамеру дорогую. За 300 рублей. ”Кварц” чего-то там. Ну, и естественно бросился в съемки. Семья, дети. Сюда пошли, туда пошли. И потом, когда гости приходят: ”Сейчас посмотрим кино”. Включается, и там вообще... Хорош уже. Вот интересное, нормально сделанное, это когда вообще с улицы кого-то приведешь, показываешь, им действительно интересно. А эта хроника... Только для тебя. Твоему ребенку было 3 года, тебе это интересно. Остальным нет.

Андрей Кравец. Как раз... Помнишь, когда видеокамеры появились в Советском Союзе, в конце свадьбы снимали на камеры? Они снимали автоматически. А потом, когда все спускаются после регистрации, выходит человек: ”Посмотрите, мы сняли видео. Вы можете не покупать. Зайдите посмотреть”. Они включали на большом телевизоре. Теща: ”Ой, это я”. И жених обязан купить. Был случай, я тогда работал оператором. Меня приятель пригласил снимать свадьбу. ”Мы ничего не будем заказывать”. С него денег я не собирался брать. Я молодой, пришел в джинсовом костюмчике. Бегать же надо с камерой. На меня сразу местные операторы и фотографы посмотрели очень нехорошо. Я же вхожу в зал, я не был там. Я понимаю, где точка удобная. А там уже снимает. Я рядом встал. Я понимаю, что у них точки, которые... И я снимаю, снимаю. Все снял, потом исчез куда-то оператор. У меня камера такая... Спускаемся с лестницы. Стоит ряд людей, включая гардеробщика: ”Вот он”. И на меня... Мне свидетель говорит: ”Спокойно”. Меня оттесняют и давай разбираться. То есть, они бы разбили мне камеру, которая стоила тогда, по-моему, как две ”Волги” на тот момент. Это все. Было дело к зиме. Быстро натянул шапку. Не за себя, за камеру было страшно. Если ты оператор, камера не должна сломаться. Вот такая история была. Капитализм тогда показал первый оскал.

Д.Ю. Ужас.

Андрей Кравец. Давай тогда на этой веселой ноте, наверное, подойдем к финалу.

Д.Ю. В общем, дело нужное. Требует известного профессионализма, дисциплины. Соблюдение качества и всякое такое. Повторюсь. Я все-таки... Рассказы: ”Как это не люблю, люблю вот это. Я люблю без перевода”. Мой любимый пример про ”Сопрано”. Я когда взялся... Ну, сленг, ну, какие-то выражения, свойственные каждому персонажу. Ну, 10 эпизодов, 20, 30. Сейчас я все пойму и... Нет. Как сначала ты треть серии вообще не понимаешь о чем говорят... Хотя вроде тренированный. В первой треть не понимал и в 86-й треть точно так же не понимаешь. Не надо кривляться. Эти все рассказы... У меня, кстати, есть знакомые англоговорящие, которые хорошо говорят по-русски и отлично понимают. Я все время задаю вопросы: ”А ты в кино-то как?” Они: ”Некоторое кино нормально. А вот это я вообще ничего не понял”. Вообще ничего не понял. Далее. Лично для меня смотрение фильмов на английском языке, это интеллектуальный труд. Я серьезно напрягаюсь когда по-английски смотришь. Местами речь персонажей разобрать просто нельзя. Надо включать субтитры. То есть, ты читаешь, ты слушаешь. Поэтому с моей точки зрения то, чем занимаюсь я, это, так сказать, компромисс. Когда я и то слышу, и здесь слышу. Это серьезно облегчает. Но основной массе граждан нравится дубляж. Вот сейчас я принялся опять за переводы. Главные вопросы: ”Зачем ты это делаешь? Есть же нормальный дубляж”. Подавляющее большинство тех, кто пишет. Если человек начал смотреть дублированную ”Игру престолов”, он не знает кто там как говорит в оригинале. Для него эти люди говорят вот так. А это уж твоя задача. Как ты там угадал. Тут все зависит от индивидуального профессионализма. Как балет. Тренируют всех с детства, выбирают соответствующее строение скелета. Дальше их дрессируют. Там жестче, чем в казарме. В общем-то. Дисциплина. А потом выпустили, а прима-балерина почему-то одна. Другие, кто скакал точно так же, восьмой ряд. Скачешь и все. Никто не виноват.

Андрей Кравец. Я считаю, что я подхожу правильно. В этом не сомневаюсь. К дублированию, к переводу, к озвучанию. Задача не навредить оригиналу. Задача еще главная, чтобы голоса ”прилипли” к английским мордам, назовем это так. Чтобы было все логично. Чтобы Шварценеггера не озвучивал какой-нибудь мальчик. Чтобы все было гармонично. В меру сил стараюсь это делать. Считаю, что успешно. Есть куда расти, безусловно. Не расти невозможно. Стараюсь.

Д.Ю. Творческих удач. Надеюсь, сольемся в творческом экстазе.

Андрей Кравец. Аналогично.

Д.Ю. А на сегодня все.


В новостях

24.06.20 13:05 Андрей Кравец о дубляже и озвучке в кино и сериалах, комментарии: 30


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Гоблин на Яндекс.Эфир

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Подкаст в Spotify

Подкаст в Pocket Casts

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк