Николай Смирнов про русско-польскую войну 1654–1667 гг., часть 2: государев поход 1654 года

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - История | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

18.12.20



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Клим Жуков. Всем привет! Николай, рад видеть.

Николай Смирнов. Взаимно.

Клим Жуков. Если кто-то не догадался, у нас Николай Смирнов, знаток русско-польских отношений 17 века. Мы всё-таки собрались наконец-то за этим столом снова после моего скоропостижного возвращения из Таиланда внезапного, хе-хе. Вот видите, у нас Русско-польская война длилась 13 лет, но я надеюсь, что ролики мы будем выпускать немножко быстрее и управимся не за 13 лет, а всё-таки за какие-то более приемлемые сроки.

Николай Смирнов. Ну, 10-11.

Клим Жуков. Ну, примерно, да, вот нормально. Ну хотя бы как Семилетняя война. Я уже даже забыл, где мы в прошлый раз остановились.

Николай Смирнов. А мы остановились на границе, всё замечательно, у нас была как раз вводная часть, поэтому мы бросили все наши войска изготовившиеся, польско-литовские войска наоборот не изготовившиеся, и сегодня мы как раз переходим уже непосредственно к боевым действиям и рассмотрим их...

Клим Жуков. Обязуюсь не забыть привинтить ссылку на прошлый ролик, потому что было это давно, почти в прошлом веке.

Николай Смирнов. Да уж, до пандемии ещё!

Клим Жуков. В допандемийные... до морового поветрия, поэтому, да, будет ссылка, всем интересующимся можно будет освежить.

Николай Смирнов. Да, наверное, освежить стоит, потому что в первой части мы рассмотрели всю общую обстановку, рассмотрели вооружённые силы обеих сторон, рассмотрели планы и, в общем, без этой вводной части, наверное, какие-то моменты, которые сегодня будут освещены, может быть, будут не очень понятны.

Клим Жуков. У нас просмотров будет на первый ролик ещё больше таким образом – хорошо!

Николай Смирнов. Вот да, так ненавязчиво... Поскольку всё-таки было это уже очень давно, больше года назад, то, конечно, на часть вопросов, которые там поступили, я сейчас пока отвечать не буду, в ходе следующих роликов – я надеюсь, что они будут действительно не через год – я буду возвращаться к некоторым моментам, про которые спрашивали меня, и единственные две вещи, которые надо всё-таки по итогам прошлого ролика из комментариев освятить: первый момент, конечно – что в этот раз карты и картинки будут. В прошлый раз так получилось, что ролик пошёл без иконографики, или как она называется, без привинченных картинок и карт. Ну, может, не так критично, потому что мы ещё к боевым действиям не переходили, и поэтому в этот раз...

Клим Жуков. Теоретический был ролик.

Николай Смирнов. Это я так на всякий случай, чтобы, когда будут ролик готовить, чтобы увидели эту фразу и сказали: «Ой, точно, мы же Николаю забыли отправить!»

И второй момент – это моя любимая тема: я думаю, что практически каждый ролик можно начинать с небольшого вступления по поводу терминов и географических названий. Я уже это говорил, но повторение – мать учения, я считаю, что нелишним будет повторить, тем более, может, кто-то первый раз будет слушать меня. Очень много таких претензий, на мой взгляд, совершенно надуманных, по поводу использования мной географических терминов, чаще всего меня попрекают за использование термина «Украина» - что в 17 веке её не было, и там, в общем... Как известно, о терминах не спорят, о них договариваются заранее, поэтому ещё раз заранее объясню, что в данном случае, например, термины «Украина», «Литва», «Белоруссия» даже я использую термин, «Польша» и т.д. мною используются для обозначения исторического региона, в т.ч. в привязке к современности, и понятно, что если я буду пытаться как-то называть это «Киевское воеводство Речи Посполитой» и т.д., это будет и усложнять текст, и сложно для восприятия будет, ну и главное – когда я говорю, что на Украине это всё происходило, все приблизительно понимают, где это происходит.

Клим Жуков. Тем более, что про Киевское воеводство Речи Посполитой мы тоже периодически вспоминаем, и не только.

Николай Смирнов. Да, когда надо очертить именно исторические термины, историческое название, мы, конечно, это очертим. Поэтому обобщённое название «Украинский театр военных действий (ТВД)» - это понятно, о чём, то же самое «Литовский», ну и конечно, любимая претензия по поводу использования мной термина «русский», «литовский» и «польский»: ещё раз проговорим момент, что если бы это было научное произведение, строго рецензируемое, и т.д., наверное, можно было заранее это всё обговорить, всё это прописать и более чётко использовать термины, но всё-таки у нас такой больше научно-популярный контекст, поэтому литовскую армию я называю литовцами, это не имеет прямого отношения...

Клим Жуков. К этносу.

Николай Смирнов. ...к этническим литовцам, да, т.е., конечно, там они были, безусловно, представлены, но я не буду называть её литвинской, белорусской и т.д., причём в более широком контексте я могу в процессе рассказа называть противостоящие нам вооружённые силы польскими силами, т.е., опять-таки, меня там критиковали, что «вы говорили, что поляки не помогали литовцам», а потом бац – и я всех называю поляками. Поэтому частью я, конечно, использую термин «польско-литовский», чтобы уж совсем не было ко мне претензий. Поэтому имейте в виду, что противоположную сторону я могу называть и литовцами, и поляками, и польско-литовскими войсками – главное, что я имею в виду в данном случае.

Клим Жуков. Посполитчиками.

Николай Смирнов. Ну это уже да. И обратная тема – про Русское государство, это моя любимая претензия: почему я их не называю московитами несчастными? Я ещё раз повторюсь, что, с моей точки зрения, и это в русле общей историографической традиции русской, начиная с дореволюционных через советские времена к современности – использовать термин «Московия» некорректно, уже начиная со времён Ивана Третьего, к Ивану Четвёртому и в конце 16 века это уже вообще никуда не годится.

Клим Жуков. Московия – это при Дмитрии Донском была Московия.

Николай Смирнов. Но в 17 веке это уже вообще за гранью, что называется. Границы современной России находятся восточнее, чем границы России, например, 17 века, и получается, что сейчас даже больше термин «Московия» уместен, чем применительно к 17 веку. Я понимаю, конечно, что это очень радует многих – такое пренебрежительное название «московиты» и «Московия». Ну, хотите – называйте, я называю «Русское государство», это исторический термин, он наиболее чётко определяет то государственное образование, которое воевало в то время, и соответствующие войска я называю русскими, опять-таки, вне этнического контекста, а как войска Русского государства.

Клим Жуков. Там же ещё были татары, черемисы, мордва – неужели нужно обо всех говорить?

Николай Смирнов. Ну, я считаю, что это вполне нормально.

Клим Жуков. Тем более, что термин «Руссия», потом «Россия» известен с Ивана Третьего, а к Алексею Михайловичу это была вообще часть официальной титулатуры этого самого государства, в общем, это уже даже не в виде некой флуктуации, потому что при Иване Третьем, понятно, что писали в основном «Русь», хотя и уже на греческий манер писали тоже – «Руссия», а при Алексее Михайловиче уже вполне говорили «Россия» даже, и поэтому «Россия» значит «русские» - в чём проблема?

Николай Смирнов. Ну, я не знаю, в чём проблема, но ожидаемо, что и в следующий раз там будут комментарии подобного рода, что «вы опять используете...», но это, как говорится, ваши проблемы. Как в своё время футболист Аршавин говорил: «Ваши ожидания – это ваши проблемы». Поэтому я уже буду говорить так, как считаю нужным, и более того, я считаю, что это более правильно, чем все вот эти претензии, которое сыплются в комментариях, ну не сильно, конечно, не валом, но такой тоненькой струечкой. Ну ладно.

Итак, с чего мы сегодня начинаем? В прошлый раз мы подошли непосредственно уже к навалу боевых действий, и сегодня мы рассмотрим боевые действия на центральном направлении – это направление литовское, главный удар русской армии в кампании 1654 года был направлен против Великого Княжества Литовского, и основные события развернулись именно здесь, вот сегодня мы их рассмотрим, но поскольку эта тема очень большая, и мы собираемся 10 лет про неё говорить, то в сегодняшнем ролике вся кампания 1654 года не влезет, будет рассмотрено именно главное направление: Смоленск и борьба за линию Днепра, которая происходила в летне-осеннюю кампанию 1654 года. Боевые действия на флангах, общий обзор этой кампании, скорее всего, перелезет на следующий ролик и, может быть, он будет совмещён с отражением контрнаступления польско-литовских войск, уже зимней кампании, может быть, тоже разобьём на два ролика.

В качестве такого ещё вступления: вот у нас, поскольку ролики мы не писали больше года, то мы как-то подзабросили про книжки говорить, поэтому сегодня я всё-таки припёр одну книжку тяжёлую, не знаю, есть ли она ещё в магазинах, но тем не менее не прорекламировать её я, конечно, не могу. Мы уже первую из этой серии рекламировали.

Клим Жуков. Курбатов, да?

Николай Смирнов. Да-да, потом была серия такая большая, где все войны собраны, но вот Олег Александрович Курбатов, мой хороший друг, разродился просто фундаментальным трудом, вот оцените масштабы – это книга, посвящённая Русско-польской войне 1654-1667 годов. Если вы смотрели предыдущие ролики, посвящённые Русско-шведской, то вы примерно представляете, в какой схеме издательство Руниверс издаёт вот эту серию, но для тех, кто не смотрел, просто поясню, что здесь разобраны все кампании этой войны, при этом это не столько описание подробное словесное, сколько именно справочный такой том: рассматривается сама кампания, к каждой кампании прикладывается карта, идёт небольшой свод статистических данных о кампании – где она?

Клим Жуков. А кто карты делал?

Николай Смирнов. Там у них Руниверс сам делает. И вот, соответственно, такой у нас свод, т.е. краткая информация – даётся расшифровка всех кампаний с привязкой к карте, дальше даётся краткое содержание самих боевых действий, именно краткое содержание с приведением историографии и, по большому счёту, это некий такой скелет для исследования или для изучения, если вы просто хотите поизучать Русско-польскую войну, скелет, на который уже нанизываются прочие исследования, более подробные, более тщательные, и т.д.

Главное в этой книге преимущество – что разобраны все кампании до 1667 года, включая очень экзотический периферийный ТВД. Не секрет, что Русско-польская война изучена крайне неравномерно, вот, допустим, тот же самый государев поход 1654 года более-менее исследован, какие-то отдельные эпизоды либо в нашей историографии, либо в польской тоже разобраны хорошо и тщательно, но война шла 13 лет на огромном пространстве, там были не только центральные украинский, условно, и литовский фронты, но и было южное направление, и юго-западное, т.е. очень насыщенная событиями война, и Олег все эти кампании смог свести, оформить, и теперь представление о Русско-польской войне после появления этой книги стало более цельным, охват получился более равномерным. Книга эта на полочке очень будет хорошо смотреться, а если она с полочки будет доставаться по каким-то, чтобы сверить какие-то справочные данные – вообще прекрасно. Другой вопрос, что я не знаю, можно ли сейчас её уже купить, потому что времени прошло много, я её купил уже хорошо так с полгода назад, и не факт, что она есть в доступности, но, по-моему, Руниверс рано или поздно их выкладывает уже на своём сайте, т.е. «Русско-шведская война» уже выложена у Руниверса на сайте, я и думаю, что «Русско-польская» тоже, наверное, там появится. В общем, это...

Клим Жуков. 60 глав, товарищи, с разбором кампаний, я специально посмотрел.

Николай Смирнов. 60 кампаний, да, вот если Русско-шведская – по-моему, там 13 их было или 15, что-то такое, здесь 60, но это действительно титанический труд, Олег крут, и дай Бог ему здоровья. Олег, если смотришь, то тебе привет.

Клим Жуков. Олег, привет!

Николай Смирнов. Ну ладно, всё уходим в 17 век: итак, как я сказал, главный удар наносился на литовском направлении, и первой и на тот момент главной целью кампании 1654 года был, конечно, Смоленск. При этом подготовка русской армии отличалась тщательностью и продуманностью. Артиллерия начала вывозиться в Вязьму, т.е. в приграничный город, уже зимой 1654 года, т.е. война уже была неизбежна, уже состоялась Переяславская Рада, ну т.е. этот конфликт уже назревал, и была подтянута осадная артиллерия, поскольку в предыдущую Смоленскую войну именно поздний подход артиллерии сыграл свою плачевную роль, из-за чего осада затянулась, и польско-литовская армия смогла собраться, деблокировать Смоленск, окружить осадную армию Шеина во время Смоленской войны 1632-1634 года и заставить её капитулировать, из-за чего война была сведена к такому, ну не сказать, что к полевому поражению, но к не слишком удачному финалу. Здесь всё продумано гораздо больше было. Припасы тоже собирались, начиная ещё с 1653 года на границах, войска стягивались в три точки: Вязьма, Брянск и Псков, собирались воска трёх больших группировок. С юга подтягивались войска союзных нам запорожских казаков.

При этом, как я уже в прошлом ролике отмечал, что, с другой стороны, несмотря на осознание того, что война неизбежна и очень близко начнётся, с подготовкой всё было очень плохо, т.е. армия наоборот собиралась медленно, решение о сборе т.н. Второй дивизии Великого княжества Литовского, второй армии на помощь основным силам, которые развёртывались для отражения удара, было принято очень поздно, и армия по сути не успела к решающим событиям летней кампании.

Итак, какой был план действий: главная армия под общим командованием, естественно, самого царя Алексея Михайловича двигалась на Смоленск с целью освобождения смоленских земель и взятия вот этой ключевой крепости на русско-литовском пограничье. Но, опять-таки, по опыту Смоленской войны было принято решение растянуть внимание противника, несмотря на то, что превосходство в силах было даже и так-то очевидным, но растягивались усилия, и две довольно крупные группировки были собраны на флангах: на севере действовал полк воеводы Шереметева, который бил по верховьям Западной Двины, т.е. его целью было взятие Полоцка в первую очередь, Витебска, и на юге был развёрнут в Брянске Особый полк воеводы Трубецкого, который изначально...

Клим Жуков. Так и назывался – Особый?

Николай Смирнов. Ну, вообще термин «Особый полк» есть в источнике. Я не могу сказать, что он прямо строго так использовался, но здесь в каком смысле: это не войска спецназначения, понятно, что он действовал отдельно от основной армии.

Клим Жуков. Ну, «отдельный», «особливый», т.е. «находящийся на особицу», т.е. отдельно.

Николай Смирнов. Да, и его задача была наносить удары в южных поветах, воеводствах Великого княжества Литовского, в какой-то мере обеспечивая связь с украинским ТВД, и тем самым внимание противника рассеивалось в трёх направлениях, плюс ещё с юга...

Клим Жуков. А запорожцы?

Николай Смирнов. Да, с юга на помощь русским войскам были приглашены запорожские казаки – корпус Ивана Золотаренко. Его определяют численностью 20 тысяч – конечно, вряд ли там было 20 тысяч, но тем не менее это достаточно крупные силы, среднеднепровские города тоже должны были атаковать Великое княжество Литовское с юга.

Кстати, решение далеко не самое, с моей точки зрения, хорошее в политическом плане, ведь запорожские казаки, украинские казаки в этот момент играли всё-тки особую роль, нельзя считать их совсем частью русской армии, и в планах казачества, в планах Хмельницкого было установление контроля над южной частью Великого княжества Литовского в политическом плане, не только в военном, и когда они вот эти города заняли, то это не означало, что они были заняты русско-украинскими силами, это именно казаки их держали, и продержали их до тех пор, пока не случилась вот эта Руина, когда казачество временно попыталось перейти обратно на польскую сторону, и в итоге нам пришлось потом этих казаков из этих городов выбивать. Поэтому военная помощь спорная, потому что взять эти города вполне было под силу и нашим войскам, но вот в дальнейшем это сыграло свою такую негативную роль. Но тогда, естественно, никто это не мог предполагать, поэтому ну вот было такое желание максимально силы собрать на главном направлении. Украина в это время играла второстепенную роль, скажем так, именно польская часть вооружённых сил, поляки собирались наносить именно там главный удар, т.е. они сравнительно оказали мало помощь Великому княжеству Литовскому вообще во всей кампании. Русские войска тоже на тот момент только выдвигались, т.е. в кампании 1654 года больших, значительных событий не происходило.

Поход начинается в конце мая – начале июня, и понятно, что первые города берутся достаточно спокойно. 3 июня был занят Дорогобуж без сопротивления, 6 июня – крепость Белая, причём, если в Смоленской войне ещё там пришлось повозиться, то здесь практически без серьёзного сопротивления – ну это и понятно: у Великого княжества Литовского не хватает сил для того, чтобы вот эти изолированные далеко на востоке гарнизоны нормально содержать и бросать всё это под колёса нашего наступления. Главная всё-таки оборона должна была осуществляться именно под Смоленском.

Русская армия сравнительно... ну, не сказать – быстро, но очень уверенно двигалась к Смоленску, но не без проблем. По-видимому, вот это ощущение такого огромного превосходства – я напомню, что в главной русской армии было свыше 40 тысяч человек, что перекрывало в несколько раз вообще все силы Великого княжества Литовского, которые были развёрнуты вообще в целом против русской армии на тот момент времени. Это, конечно, порождало у русских воевод некое ощущение беспечности, и мы быстро были наказаны за это: 25 июня произошёл бой на реке Колодня. Это такой эпизод, конечно, кампании 1654 года, но довольно характерный: передовой полк князя Одоевского двигался к Смоленску, и совсем уже недалеко от Смоленска они остановились лагерем и в честь религиозного праздника, по-видимому, хорошо отметили – это отмечается и в наших, и в литовских документах, что беспечность была вызвана не только своим ощущением превосходства, но и тем, что они достаточно, как бы...

Клим Жуков. Плохо себя чувствовали.

Николай Смирнов. Плохо себя ощущали, да. И именно в этот момент... я, кстати, уверен, что, конечно, так никто не просчитывал...

Клим Жуков. Это какое время было?

Николай Смирнов. 25 июня, именно в этот момент по русским войскам ударил небольшой литовский отряд, посланный из главной армии великим Янушем Радзивиллом, гетманом Литовским, под командованием Ганскопфа. Полковник Ганскопф в литовских источниках часто называется «Ганский», примерно у него было под командованием 1,5-2 тысячи человек, но благодаря тому, что он атаковал, во-первых, выдвинувшуюся только часть русской армии, во-вторых, застал их врасплох, ему удалось нанести достаточно существенные потери.

Атака была произведена ночью, русский передовой полк располагался тремя лагерями – очень хорошо эта битва восстановлена в книге Игоря Бабулина про Государев поход 1654 года: было 3 лагеря, и один из лагерей был атакован, причём литовцы ворвались и спящих или выбирающихся из шатров, или я не знаю, где они там спали, побили немало. Было заявлено 1000 человек убитыми, но понятно, что это быстрый набег, быстрое отступление, никто там сильно не считал, и оценка в 200-300 погибших, наверное, будет более взвешенная, а может быть даже и меньше. К сожалению, точные списки найти невозможно сейчас... ну, возможно, но не найдены. Наверняка, они в наших источниках есть. Ну, были точно, а вот сохранились ли до нашего времени – это вопрос ещё открытый. Сам этот удар с точки зрения стратегической ничего не менял, потому что уже на следующий день тот же самый полк Одоевского...

Клим Жуков. Похмелившись...

Николай Смирнов....опохмелившись, да, подошёл к Смоленску и начал оборудовать позиции под Смоленском, т.е. это не задержало русскую армию, но это имело два очень важных психологических последствия для обеих сторон: литовскую сторону эта победа, конечно, очень сильно вдохновила, потому что она, естественно, была раскручена как такая мега-победа, ну и действительно, сравнительно слабые войска нанесли поражение гораздо более сильному корпусу, свои потери были невелики, потери противника всё-таки ощутимы. Было захвачено, кстати, знамя передового полка, и это тоже такой печальный эпизод, психологический удар такой был нанесён серьёзный.

Ну а для русской армии, на самом деле, это тоже важное значение имело, потому что была оценена серьёзность противника, что гетман Януш Радзивилл не собирается отсиживаться где-то там в сторонне, и вот этими мелкими, может быть, булавочными уколами или там комариными укусами он собирается нервировать русскую армию. Предстояла осада крупного города, понятное дело, что русская армия не будет сосредоточена в едином месте, и такие успешные рейды могут осложнить, а то и сорвать вообще осаду города. Поэтому, возможно, именно под впечатлением сражения под Колодней было принято решение, что Смоленск-то мы осадим, но главная задача – это всё-таки ликвидировать угрозу со стороны Януша Радзивилла. И надо сказать, русское командование проявило такую настойчивость в преследовании главных сил Литовской армии и добилось в этом успеха, т.е. она была выбита с ТВД, что позволило Смоленск в итоге сначала проштурмовать не очень удачно, но потом принудить к капитуляции.

Как я уже сказал, 26 июня подошли к Смоленску, начали вести осадные работы, армия достаточно медленно подтягивалась, но тем не менее Смоленск уже через несколько дней был обложен полностью, были размещены... вот общий ход кампании, тебе, чтобы смотреть. Значит, был размещён целый ряд осадных лагерей. Сил для полной блокады Смоленска в этот раз хватило с лихвой – вот видно, что по всему периметру были расположены лагеря русской армии, пробиться к Смоленску с подкреплениями, с припасами было на тот момент невозможно, и теперь уже всё зависело от того, насколько долго сам Смоленск продержится, насколько будут активны русский войска в попытке его принудить к сдаче и что сможет сделать Януш Радзивилл. Всё-таки он постепенно свою армию собирал, на тот момент у него было под командованием только вот эта старого набора армия, но к нему вот-вот должна была подойти вторая дивизия, дивизия правого крыла...

Клим Жуков. А вот это у нас что за замок нарисован?

Николай Смирнов. Сейчас я расскажу, да, всё будет на картинке. Соответственно, к нему потенциально могло подойти польское подкрепление, потому что коронный корпус был собран и выдвигался на ТВД, он не поспеет к решающим событиям, но в будущем он сыграет свою роль уже в зимнем наступлении. Поэтому чем дольше Смоленск держался, тем соотношение сил постепенно менялось бы... ну, не в пользу, конечно, польско-литовской стороны, но не было бы таким катастрофическим.

Клим Жуков. А вот тут на точке выдвижения из Москвы два направления: через Ржев и через Вязьму. Через Вязьму я понял – там накапливалась артиллерия и шли основные войска, а через Ржев кто шёл севернее?

Николай Смирнов. Ну, здесь в данном случае только один из полков был выброшен, потому что надо было в этой ситуации взять Белую, обеспечивавшую северный фланг движения и выдвижения русской армии, поэтому это не столь существенно. Был отправлен один из полков главной армии, потому что Шереметев действовал вот здесь, он действовал уже севернее гораздо этого похода.

Итак, что касается Смоленска: Смоленск, конечно, крепость была к этому времени на фоне европейских роскошных крепостей бастионного типа, конечно, она уже малость устаревшая, но для...

Клим Жуков. Она была устаревшая к моменту своей постройки уже по факту, к 1603 году.

Николай Смирнов. Ну, это по факту, если взять всё-таки европейские опыт и умение брать крепости, но для восточноевропейского ТВД это вполне сильный и крепкий орешек, что и показала осада, например, 1632-1634 года, когда...

Клим Жуков. А самое удивительное – 1812-го, крепость-то не изменилась совсем.

Николай Смирнов. Крепость не изменилась, да. Ну, здесь всё-таки, да, немножко другая история. Это была стандартная такая средневековая крепость...

Клим Жуков. Стенно-башенного типа.

Николай Смирнов....башенного типа, да, т.е. 36 башен. Единственно, что в двух местах были построены бастионного плана укрепления – это Королевский бастион на месте проломов, которые были сделаны поляками ещё во время их осады и взятия. Они разрушили довольно большой участок стены и на этом месте уже к моменту Смоленской войны, к 30-ым годам польско-литовские инженеры соорудили вот это бастионного типа укрепление такое. Оно, кстати, и сейчас существует, если вы посмотрите карту Смоленска – у них там парк разбит, и можно там погулять, видно вот эти все бастионы, он есть. И было небольшое укрепление уже на месте, где Шеин пробил стены и разрушил башни – опять-таки было принято решение не восстанавливать их, а построить небольшое такое укрепление тоже бастионного типа. Всё остальное – это были башни, часть башен была в хорошем состоянии, часть башен была в состоянии уже не очень хорошем, мягко скажем, т.е. в целом для русской артиллерии середины 17 века, конечно, стены уже не представляли такие вот совсем непреодолимые преграды, но тем не менее воздействие на них требовалось достаточно длительное, для отражения штурма эти стены вполне себе годились.

Клим Жуков. Они высокие! Поди перелезь!

Николай Смирнов. Да, задача была – именно пробить стены, сделать достаточно мощную брешь и сквозь эту брешь попытаться проштурмовать крепость или уже создать такую ситуацию, когда обороняющиеся понимали, что уже шансов нет, и надо сдаваться, что, собственно, забегая вперёд, и в итоге произошло. Очень небольшое количество артиллерии было – чуть более 50 пушек таких полноценных, всё остальное – это малокалиберные пушки, гаковницы, затинные пищали, что называется. Гарнизон Смоленска по разным...

Клим Жуков. Напомню: гако́вницы, или га́ковницы – это довольно длинное приличного калибра ружьё, которое имело гак, т.е. крюк где-то в окончании ствола, которым можно было зацепиться за стену, за осадный щит, за гуляй-город так, чтобы отдача целиком была погашена не в приклад, а в эту самую стену, из-за этого можно было делать серьёзный калибр, хорошую навеску пороха, длинный ствол, т.е. это такая вот ручная артиллерия, условно говоря.

Николай Смирнов. Крепостное ружьё.

Клим Жуков. Да.

Николай Смирнов. Ну кстати, да, во время отражения штурма крепостные ружья, конечно, хороши и эффективны, но понятно, что в артиллерийской дуэли толку от них никакого, потому что пушка полноценная...

Клим Жуков. И дальше, и страшнее.

Николай Смирнов....гораздо бьёт, да, с большего расстояния, и крепостные ружья здесь особо не помогают. Но, может быть, при рытье всевозможных параллелей там можно как-то ещё воздействовать.

Клим Жуков. Для пробивания деревянных щитов, которые прикрывают что-либо, вот эти гаковницы были страшным оружием, потому что от них очень сложно спрятаться. Вот там есть щит деревянный, скажем, 25 мм - дюйм, обшитый шкурой, обычный мушкет его может не взять, тем более аркебуза лёгкая, скорее всего не возьмёт, а эта гаковница 20-25-миллиметровым ядром прошибёт и щит, и всё, что за ним находится, и от обычной аркебузы кираса, например, рейтарская спасёт с большой долей вероятности, с огромной долей вероятности, а от гаковницы не спасёт вообще ничего.

Николай Смирнов. В принципе, гарнизон оценивается в 2,5 - 3,5 тысячи человек разброс в зависимости от того, кого там записывают или не записывают.

Клим Жуков. Немного!

Николай Смирнов. Да, ну это немного, но, в общем-то, в 1632-1634 году от армии Шеина отбились даже меньшим числом, т.е., конечно, для длительной обороны, для отражения таких полноценных мощных штурмов последовательных вот буквально впритык было, но тем не менее штурм-то произошёл, и успели отбиться, т.е. этих сил хватило для манёвра внутри города, хотя протяжённость стен очень большая, если вот так посмотреть, я не помню, там сколько точно – 6 с лишним километров, по-моему, там протяжённость стен, в общем, такая значительная весьма, т.е. перебрасывать эти войска внутри города тоже требовало времени.

Параллельно с движением царской армии, которая к началу июля осадила, плотно блокировала Смоленск, выдвигался и вот этот особый Брянский полк воеводы Трубецкого. У него тоже поначалу всё было прекрасно: 27 июня был взят Рославль тоже без потерь, т.е. он просто сдался на государево имя, и 12 июля был взят Мстиславль. Ну вот с этим была связана такая история... ну вот, соответственно.

Клим Жуков. Вижу-вижу.

Николай Смирнов. Была связана история достаточно такая, не красящая русскую армию: действительно, Мстиславль, в отличие от Рославля, решил посопротивляться, однако, понятно, что укрепления были недостаточными, и город был взят штурмом, т.е. здесь проявили настойчивость, у Трубецкого было достаточно пехоты, которая просто проштурмовала этот Мстиславль и, понятное дело, в духе того времени город, который брался штурмом, понятно, что там...

Клим Жуков. Вдумчиво грабился.

Николай Смирнов. Да, грабился, население частично выбивалось, частично захватывалось в плен, и вот эта Мстиславская резня теперь очень активно используется для характеристики всего похода Государева, что вот смотрите, как ужасно поступала русская армия с захваченными городами. Но ничего не попишешь – русские источники подтверждают, и причём так меланхолично отмечают, что да, действительно, гибель мирного населения была значительной. Но другой вопрос, что, конечно, там не было вырезано всё население, скажем так. Во-первых, надо понимать, что задачей в т.ч. рядовых воинов было не убивать население, если уж давали такую возможность, а захватывать его в плен, это первое, что говорит...

Клим Жуков. Первейшее мероприятие.

Николай Смирнов. Да, первейшее. Захват в плен с той и с другой стороны – это было вполне экономическим занятием принятым, поэтому убивать местное население лишний раз на самом деле было бессмысленно и экономически нецелесообразно. Плюс, понятное дело, что этот Мстиславль после этого город существовал, и вообще все вот эти стандартные фразы, что город захватили, всё выжгли и высекли – это, скорее, больше оборот речевой, нежели чёткая констатация факта массовой резни и убийства населения. Плюс надо понимать, что многие даже указания не всегда чётко выполнялись.

Вот у меня есть такой интересный достаточно сюжет, что когда был захвачен Копысь, такой город на Днепре, то было приказание срыть укрепления, уничтожить, чтобы его уже потом...

Клим Жуков. Не использовали.

Николай Смирнов....в случае контрнаступления не использовал противник, да. Везде гарнизоны решили не ставить, но лишний раз не давать вот... И вроде бы всё, и даже отчёт есть, что «всё, мы укрепление срыли» - а вот недавно буквально мне презентовали книжку Волкова, белорусского историка, который занимается фортификацией, и там эта Копысь, эти укрепления так и просуществовали весь 17-ый век.

Клим Жуков. Т.е. не срывал никто?

Николай Смирнов. Т.е. да, ну, по-видимому, что-то там поломали, но систематическим уничтожением этих крепостей не занимались, скажем так, что уже показывает, что вот от такой записи даже в делопроизводственной документации, что там всё срыли, всё уничтожили, до реального воплощения может и не дойти вот эта вся история.

Клим Жуков. Залез в гнусную Википедию – там по поводу Мстиславля написано, что существуют разные мнения касательно поведения русских войск после штурма, гибели людей, и т.д. Смотри-ка ты, вот уже даже приличные люди прорвались случайно вдруг даже в Википедию.

Николай Смирнов. Ну, разные мнения, надо понять, что, конечно, в советское время на это не сильно обращали внимание, старались как-то обойти такие проблемные моменты. Всё-таки движение русских войск на территорию современной Белоруссии трактовалось в советское время как освободительный поход, отчасти он таким и был, поэтому, конечно, все сюжеты, где было противостояние с местным населением, или местное населения было явно, скажем так...

Клим Жуков. Утеснено.

Николай Смирнов....претерпевало, да, от русских войск, конечно, старались как-то сгладить углы, поэтому... Сейчас ситуация иная, сейчас наоборот на щит выставляется именно чуть ли там не поголовное уничтожение населения Мстиславля, но я вот, кстати, тоже не очень понимаю: всё же можно доказать, т.е., грубо говоря, материалы архивные в хорошей сохранности, можно восстановить жителей Мстиславля чуть ли не поимённо, посмотреть, сколько их было, точнее, кто прямо персонально был в 1654 году, кто остался в момент после заключения 1667 года, сопоставить фамилии, я не знаю, какое-нибудь исследование провести – нет, пока чаще всего ограничиваются просто вот таким конечным упоминанием, что всех там поубивали. Да, безусловно, очень неприятный эпизод, но, опять-таки, на фоне кампании в целом он, конечно, именно выделялся своей исключительностью, поэтому на него обращали внимание и с той, и с другой стороны.

Клим Жуков. Интересно, а оборонялся там внутри кто? Потому что знаем же прекрасно истории, как, например, Смоленск в 1514 году обороняли не то, чтобы совсем литовцы, т.е. там голова гарнизона же немец был, и наёмные солдаты там были в большом количестве, которых отпустили с шубами – государь Василий Третий сам им подарил всем по шубе за то, что хорошо воевали.

Николай Смирнов. Ну, здесь всё-таки я сейчас не могу точно сказать, но в основном, конечно, гарнизоны крепостей состояли всё-таки из очень небольших частей, может быть, там роты буквально или даже меньше солдат каких-то наёмных, но в основном, конечно, из местных жителей – шляхта, горожане и т.д., поскольку не хватало сил укомплектовать гарнизонами все приграничные крепости.

Клим Жуков. Тогда у меня, понятно всё, складывается, откуда такая злостная реакция наших войск: это же нормальный ещё средневековый обычай, что, если население даёт санкцию своему воинскому сословию сопротивляться... там понятно, что если всё население скажет: «Нафиг вы нам тут нужны со своим сопротивлением» - придётся открывать ворота. Значит, все заодно, значит, вы все враги, негодяи, и нужно вас карать – вот и всё.

Николай Смирнов. Да, ну в общем, история, может, не самая хорошая, но, с другой стороны, к сожалению, вообще для военных действий того времени и многих других более поздних времён вполне себе типичная. Но более-менее радует, что она всё-таки в этой кампании выглядит немного такой исключительной.

Другой сюжет, противоположный этому – это капитуляция Могилёва, здесь полностью обратная ситуация: Могилёв, имея очень хорошие, тесные связи именно с Россией, торговые...

Клим Жуков. Ну, он же на Днепре стоит.

Николай Смирнов. Да, город очень крепкий, т.е. штурмовать его и осаждать – это достаточно долгая история, тем не менее здесь обратная ситуация: могилёвцы сами подчинились русскому царю, даже не ожидая подхода русской армии, т.е. это не капитуляция...

Клим Жуков. Правильное поведение, правильное! Вот так и надобно.

Николай Смирнов. Да-да-да, так и надо. Там был сформирован т.н. Белорусский полк, Константин Поклонский им руководил, и вот могилёвцы сами били челом Алексею Михайловичу, рассчитывая на сохранение максимальной вольности, самоуправления, может быть, даже в будущем какого-то некоего условного суверенитета этой территории.

Ситуация изменится очень быстро, т.е. буквально уже через несколько месяцев он же обратно вернётся на сторону поляков, разочаровавшись в своих надеждах по отношению к русскому владычеству. Но мы видим, что не только рядовое население, но и зачастую верхушка города на тот момент занимала на момент вторжения русских войск, на момент начала кампании, очень неоднозначную позицию: где-то было принято решение, как в Мстиславле, сопротивляться, где-то сдавались после символического сопротивления, а где-то, распахнув объятия, принимали ещё до того, когда русские разъезды ещё где-то там болтаются на горизонте.

Что в это время делает Радзивилл? Надо сказать, что как он проводил полностью подготовку к кампании 1654 года, как руководитель военный и политический Великого княжества Литовского, так он, в общем-то активно пытался исправить... здесь вот в военном отношении ему не предъявишь претензии, т.е. он не опустил руки, т.е. реально пытался сопротивляться, причём пытался именно своими очень немногочисленными силами как-то маневрировать, чтобы либо нанести максимальный урон русской армии, либо вообще сорвать весь план кампании.

Ну, единственным действием литовцев в этой ситуации было выжидать, пока русская армия завязнет, и надеяться на то, что она завязнет под Смоленском, осада затянется, и за это время придут подкрепления как с самого Великого княжества Литовского (резервы, ресурсы были), так и коронные подкрепления из Польши, после чего соотношение сил могло измениться в лучшую сторону, и можно было предпринять попытку воспроизвести историю со Смоленской войной, нанести деблокирующий удар, как минимум заставив снять осаду, ну или даже нанести поражение.

Но и в этом ожидании Радзивилл проявлял активность: первоначальный план у него был – идти на помощь Мстиславлю, который пытался оказать сопротивление, и литовская армия двинулась в направлении Мстиславля, рассчитывая внезапным ударом атаковать армию Трубецкого. В этой ситуации соотношение сил было уже не столь ужасным, ну т.е. у Трубецкого было 13-15 тысяч человек, а у Радзивилла, допустим, 5-7 тысяч хороших войск, плюс ещё какие-то там посполитые рушения, такие менее подготовленные, менее регулярные части, что давало уже не такое катастрофическое соотношение, как с главной армией, где против 40 тысяч трудно что-то сначала предпринимать. Ставка делалась на внезапность, и если бы Трубецкой промедлил со штурмом Мстиславля, то не исключён сценарий, что сражение произошло бы, и предсказать его результат я вот не берусь. Конечно, Трубецкой – толковый командующий, вряд ли он дал бы себя врасплох застать, но всё-таки активно наступающая литовская армия могла создать очень большие проблемы и даже заставить Трубецкого отступить, временно, но отступить.

Но, опять-таки, уже двигаясь к Мстиславлю, Радзивилл получил известие, что город взят, и смысла двигаться нет, т.е. в лучшем случае это будет встречный бой с подходящей армией Трубецкого, поэтому он вернулся в район Орши на линию Днепра и здесь попытался закрепиться, чтобы оказывать воздействие на осаждающую главную русскую армию Алексея Михайловича.

Ещё раз: опыт вот этого боя на Колодне показывал, что ощутимые удары по русской армии наносить можно, и втягиваясь в эту осаду, рассеивая свои силы по различным направлениям, русская армия, конечно, отчасти подставляла под потенциальные удары. Но, я уже в прошлый раз говорил, это была, конечно, совершенно другая ситуация, другая армия, другое командование. Может быть, сам факт наличия Алексея Михайловича в штабе играл свою роль, он и сам был достаточно активный персонаж и принимал действительно решения очень важные, плюс, понятное дело, что не надо было постоянно ссылаться с Москвой по каждому вопросу, как в своё время...

Клим Жуков. Москва с собой была.

Николай Смирнов. Да-да, вот она здесь была. Шеину приходилось там по поводу многих действий консультироваться с Москвой, это затягивало, естественно, осаду. Здесь, решения принимались быстро. И было принято решение, что надо, конечно, этого Радзивилла выбивать, и если не разгромить, то по крайней мере оттеснить максимально далеко от Смоленска. Против него был направлен воевода Яков Куденетович Черкасский, это...

Клим Жуков. Почти Кужугетович.

Николай Смирнов. Ну, почти, да, но не очень он удачно отыграл в кампании 1654 года, вообще такой полководец очень спорный, скажем так, в силу его местнического положения. Не знаю, может быть, какой-то симпатией к нему Алексей Михайлович... а может быть, друзьями были – ему доставались очень высокие посты, и он, в общем-то, всегда был вторым воеводой в царской армии, что это был 1654 год, что поход, допустим, на Ригу в 1656 году – вот он в царской армии был фактически главный воевода, первым после царя, но, конечно, больших успехов он в этих кампаниях не снискал, и у него перехватывали постоянно победы более удачливые, в данном случае вот Трубецкой.

Черкасскому было поручено, собрав максимально свободные силы, в основном конницу, двигаться против Радзивилла и в идеале разгромить, в крайнем случае отодвинуть от Смоленска. У него были достаточно большие силы, т.е. по оценке Бабулина, я склонен с ней соглашаться, которая приведена в его монографии, у Черкасского было порядка 17 тысяч человек. В основном это поместная конница сотенного строя, по крайней мере он восстанавливает по послужным спискам и по отчётам воевод восстанавливает не менее 104 сотен поместной конницы.

Клим Жуков. Ну, сотня расчётная, не арифметическая.

Николай Смирнов. Да, ну в данном случае, поскольку начало похода, то эта сотня могла как превышать 100 человек, т.е. там могло было больше, чем 100 человек, так и быть меньше, поэтому я всегда так оцениваю: приблизительно сотня обычно в начале кампании можно считать под 100 человек, округляя. Да, когда уже кампания идёт долго, или война идёт долго, понятно, что сотни очень сильно проседают по численности, могут составлять и 50 человек, там, и до 40. Но это нормальная ситуация – взять, там, ту же самую польско-литовскую армию: в начале кампании эти хоругви прекрасны и многочисленны, а в разгар кампании через несколько лет...

Клим Жуков. Не очень прекрасные.

Николай Смирнов. Мягко скажем, да, уже не очень прекрасные и малочисленные. То же самое роты шведских солдат, когда в начале кампании прекрасно по штату укомплектованные роты, а, допустим, через 2-3 года боевых действий в ротах по 20 человек, и это прямо рота, и генерал-майор какой-нибудь командует, а у него там 600 человек – это вообще хорошо. Поэтому здесь приблизительно можно оценить, что там под 100 человек в каждой сотне. Три полка рейтар примерно по 1000 человек, ну тоже, опять-таки, с коррекцией на то, что на какое-то количество меньше, полк драгун, и было ему до кучи дано 6 приказов московских стрельцов – это тоже приблизительно...

Клим Жуков. Три тысячи где-то.

Николай Смирнов....три тысячи человек, да, если, опять-таки, считать в идеальном сочетании: приказ московских стрельцов 500 человек по штату, ну, опять-таки, с учётом, что кого-то, может, под Смоленском оставили частично, кого-то распихали по каким-то делам, сопровождать обозы, тоже могло быть и меньше. Ну в общем, 17 тысяч – это вполне такая оценка приемлемая.

У Радзивилла существенно меньше, т.е. компутовых войск – это чисто регулярная, хорошая, полноценная, наиболее боеспособная армия – около 5 тысяч человек, может быть, даже меньше, несколько тысяч посполитого рушения – такой старой ещё...

Клим Жуков. Поместная конница Речи Посполитой.

Николай Смирнов. Да, условно ещё с тех времён, поветовые хоругви, которые выставлялись самими поветами, отдельными административными единицами.

Клим Жуков. Национальная гвардия, по сути дела.

Николай Смирнов. Ну, трудно... тут аналогию прямую, конечно, не... Ближе к поместной коннице, но не поместная конница уже. И понятно, что как боевые единицы их считать, безусловно, надо, и я всегда отмечаю, что очень некорректно их вообще выкидывать из расчёта польско-литовской армии, потому что говорить о том, что они были небоеспособны или хуже гораздо – ну и что? Они на поле боя были, в случае хорошего развития событий они вполне могли сыграть свою положительную роль. Конечно, при плохой ситуации они первые, кто побегут – ну и что? Бегают совершенно разные войска в разных странах, и это общая такая тенденция для войск, у которых складывается что-то неудачно.

Трубецкой действует... ой, прошу прощения, Черкасский действует, конечно, очень прямолинейно, скажем так. Вот есть такая схема тоже, привинтим потом схему сражения под Шкловом: Радзивилл занимает очень удобную позицию, он недалеко от Школва на берегу сравнительно небольшой, но с болотистыми берегами речки Шкловки размещает позицию за рекой перед мостом, более того, с двух сторон от этого моста располагаются овраги, и, таким образом, всё превосходство русской армии сводится на нет, потому что русская армия подходит такой вытянутой кишкой колонной, вынуждена атаковать, последовательно сменяя полки, эти сотни одна за другой. Причём, что очень важно, Радзивилл даёт им переправиться через речку, но у них нет возможности развернуться, и когда они переправляются, с двух сторон они атакуются драгунами, которые стреляют по ним, ну понятно, что как пехота, а по центру их атакуют уже конные части.

Клим Жуков. Т.е. классическая проблема плацдарма.

Николай Смирнов. Да, и весь бой сводится к тому, что последовательно Черкасский вводит одну за одной вот эти сотни, причём полками: сначала один полк идёт, там, несколько – 8-10 сотен, потом подходит следующий полк, они переправляются, идёт какая-то стычка, они отбрасываются обратно. Причём потери здесь не сказать, что очень большие, потому что тактика русской поместной конницы – это не такое проламывание и жёсткая рубка...

Клим Жуков. Т.е. приехали, постреляли и уехали?

Николай Смирнов. Да, учитывая, что значительная часть русской армии вооружена огнестрельным оружием, скорее всего, вот в таком стиле они и бились, т.е. подъезжают, стреляют, на них конница более тяжело вооружённая литовская нападает, они отхлынывают назад. Ну вот, правда, это бегание через мост, конечно, меня, конечно, немножко смущает – как они всё-таки переправлялись туда-сюда бесчисленное количество раз? Ну, трудно сказать.

Клим Жуков. Просто что это за мост ещё – вот вопрос. Он до наших дней не дошёл, но в любом случае это средневековый мост, ну 4 метра он в ширину.

Николай Смирнов. Ну, я думаю, что там речка такая, что вброд они тоже часть переходили, наверное...

Клим Жуков. Ну да, Серебрянка – она же такая...

Николай Смирнов. Да, это всё... очень небольшая. Единственный раз, когда была предпринята попытка обхода, когда с правого фланга попытались обойти, чтобы выйти во фланг, но обход был настолько неглубокий, что он был сразу замечен и тут же парирован, т.е. грубо говоря, та же история повторилась, просто чуть западнее этой Шкловки – на схеме вы видите.

Несколько часов атак, которые не приводят к результатам, конечно, наверное, деморализующее произвели впечатление на русскую армию Черкасского, потому что когда в конце боя Радзивилл решил красивую победную точку поставить, он бросил три хоругви гусар, которые со своей стороны просто как бы сложили всю эту поместную конницу и добрались, доскакали до русского лагеря, где уже стрельцы, как-то обтыкавшись, наверное, какими-то кольями, уже постреляли, и видно Радзивилл не стал рисковать, т.е. задача была просто сбить, и в общем-то, вот это эффектная завершающая атака литовской гусарии позволяет дать тактическую победу литовцам, и я считаю, что победа была, т.е. Радзивилл сохранил армию, он отбил преследователя, более того, заставил его остановиться, продолжил сравнительно спокойно отступление.

Другой вопрос, что русская армия не была разбита, потери сравнительно небольшие. Просто для сравнения, чтобы понимать: у нас нет совсем точных данных о потерях пока ещё, но, допустим, известно, что рейтар – их там было почти 3 тысячи человек, вот 9 убитых, 17 раненых в трёх полках. Ну т.е., может быть, эти рейтары один раз всего и успели в бою поучаствовать, ну т.е. потери, ну возьмём, что, если литовская армия оценивает в 500-600 человек убитыми и ранеными, ну вот если мы кладём 800-1000 человек с учётом раненых – я думаю, что это потолок вообще всей этой... Ну, бой был долгий, конечно, и, учитывая количество задействованных войск, понятно, что далеко не каждая пуля летела мимо, и сабля тоже не мимо рубила, конечно, раненые есть, но не сказать, что это критическая какая-то ситуация, другой вопрос, что цель не достигнута.

Клим Жуков. Интересно, а вот река небольшая, неглубокая, был я там как-то раз, не прямо на этом месте, но неподалёку, там и сейчас-то почти везде можно просто пешком перейти, ну так, без больших проблем, тем более, что это август, она должна была быть не сильно глубокая, уже обмелевшая к концу лета, а вот такое количество конницы у гражданина Черкасского – чего они...? Она там обильна, она очень быстро перемещается: разведка – посмотреть, где что...

Николай Смирнов. Ну да, здесь такое ощущение, что на ура, как говорится, решили взять, причём понятно, что обход – тоже тут сложная ситуация, обходить, допустим, с нашего левого фланга довольно сложно, потому что Шклов мешает, и он литовцами занят, там со стен, в конце концов, стреляют, т.е. обойти с этого фланга невозможно. Здесь тоже лесные массивы мешают сделать такой обход быстро, но, конечно, пустить какую-то часть избыточной конницы своей в глубокий обход, выйти в тыл Радзивиллу, переправившись через эту же Шкловку, я не знаю, в 10 км западнее, наверное, можно было. Но, опять-таки, ну вот, по-видимому, Черкасский решил продавить литовскую оборону, что ему не удалось.

Однако эта неудача нисколько не смутила русское командование, и были предприняты шаги по исправлению ситуации: Черкасского аккуратненько убрали от командования, и командование было передано Трубецкому, причём...

Клим Жуков. Яков Черкасский, да?

Николай Смирнов. Да, Яков Куденетович, а это Алексей Никитич Трубецкой. Причём, вот что интересно...

Клим Жуков. Сейчас мы провентилируем.

Николай Смирнов. Трубецкой... всё-таки вот эта ситуация со Шкловским боем немножко напрягла командование, потому что Трубецкому было приказано, изменив первоначальный план бить по Южной Литве, двинуться всё-таки более на центральное направление, т.е. он со своими войсками должен был тоже Радзивилла преследовать. Ему была передана часть армии Черкасского – вот рейтарские полки, в частности, ему были приданы, и инициатива разгрома Радзивилла теперь уже принадлежала полку Трубецкого с весьма значительным усилением, он уже преследовал.

И вот, конечно, здесь Радзивилл уже не питал иллюзий по поводу того, что ему удастся продержаться вот здесь на линии Днепра, и он понимал, что отступать ему придётся, и даже это отступление начал он реализовывать, но здесь наложилась такая вот проблема – именно в этот момент Радзивилл заболел и несколько дней, как говорили, он даже на коня сесть не мог, что, конечно, сказалось на всей ситуации, т.е. литовская армия потеряла некоторое количество дней на вот эту инициативу... Даже не инициативу упустила – она потеряла несколько дней, чтобы спокойно отступить подальше, потому что отступи они к Березине, наверное, тогда ещё русская армия осторожничала и, может быть, Трубецкого не послали бы их там на Березине добивать, или уже там дальше, за Березину, а вот здесь он не успел ещё отступить, и Трубецкой фактически его догнал.

Следующий бой происходит 14 августа, т.е. две недели спустя после битвы под Шкловом. В принципе, Радзивилл попытался повторить эту историю – он отправил обозы уже в отступление. Т.е. отчасти задача решалась – Радзивилла выталкивали уже обратно в Центральную Литву подальше от Смоленска, даже не выигрывая у него пока сражений, и он попытался закрепиться на западном берегу речки, небольшая тоже речка Осливка, находится она в районе вот этого населённого пункта Шепелевичи, они и сейчас существуют – и речка, и населённый пункт, и точно так же попытался повторить Шкловскую битву, т.е., закрепившись на берегу реки, сбивать русские войска, пытающиеся его атаковать. Но здесь второй раз на грабли наше командование не наступило, отчасти это связано с тем, что всё-таки другой воевода был, он по-другому немножко планировал, отчасти с тем, что больше было пехоты, и она была задействована именно в бою.

Клим Жуков. Т.е. не в обозе сидели.

Николай Смирнов. Да, ну там в обозе их просто мало было, этих стрельцов, и потом стрельцы ещё пока не очень были готовы к боевым действиям в классическом полевом сражении, хотя, конечно, московские стрелецкие полки – это элита из элит, но вот пока ещё опыта маловато. А здесь всё-таки уже солдатские полки, которые изначально этому обучаются.

И что делает Трубецкой: Трубецкой, во-первых, не стал ломиться и атаковать Радзивилла там, где он хотел, он обошёл его глубоким охватом и, собственно, через Шепелевичи, он переправился через эту Осливку в районе Шепелевичей и фактически перерезал... ну, не перерезал – стал угрожать линии отступления, т.е. если бы Радзивилл отступал, как он планировал, вслед за своими обозами, то он бы попал под максимальный удар Трубецкого, поэтому Радзивилл попытался его сбить уже оттуда, отбросить за реку. Т.е. в какой-то мере ситуация повернулась зеркально – теперь уже литовцы вынуждены были атаковать занявшие позиции русские войска, при этом у русских было и численное превосходство, понятно, т.е. мы здесь...

Битва была, в общем-то, выиграна вот этим манёвром, когда он вышел почти в тыл вражескому войску. Радзивилл попытался атаковать, но здесь уже это другая армия, никто не побежал, достаточно умело отбили атаки конницы и, в общем-то, после этого двинули уже свою конницу. Пехота в основном сдержала удары кавалерии литовской, а конница уже на расстроенные ряды атаковала, плюс, опять-таки, Трубецкой и здесь применил такой небольшой фланговый охват и с левого фланга двинул тоже часть своих войск, заставив радзивилловские войска сначала отступать, а потом уже и обратил их в бегство.

Клим Жуков. А там же пехота была нового строя, т.е. пикинеры и мушкетёры, ну точнее, аркебузиры, если я правильно ...?

Николай Смирнов. Ну, это солдатские полки, да. Я сейчас не могу сказать, именно какой комплект вооружений и соотношение было, но это вот такой классический солдатский полк нового строя.

Отступление Радзивилл попытался организовать, прикрываясь отрядами конницы и пехоты, но понятно, что...

Клим Жуков. Ну, драгуны, у него же пехоты-то не было как таковой.

Николай Смирнов. Да, но понятно, что численное превосходство и активность русских воевод, которые почувствовали вкус победы, и преследовать уже, конечно, гораздо веселее, чем атаковать через речку изготовившегося противника, и поэтому это отступление превратилось в такое бегство, причём потери наибольшие они понесли даже не в этих стычках, а именно при попытках закрепиться, некоторые хоругви там уничтожались чуть ли не до основания, общие потери оцениваются свыше тысячи человек убитыми, пленными. 250, по-моему, по нашим данным пленных было взято, там 12 полковников, но в полковники, наверное, записывали там...

Клим Жуков. Всех подряд.

Николай Смирнов....всех, да, более-менее знатных товарищей. Надо сказать, что большая часть обоза была захвачена, в т.ч., например, личная карета Радзивилла. Сам он в какой-то момент тоже подвергался опасности быть захваченным в плен, но был удачно, ну, не отбит, а прикрыт, и ему удалось уйти, но вот карета с его пожитками, соответственно, досталась в плен. Кстати, эта история имеет необычное продолжение, перевёрнутое с ног на голову: есть известное произведение «Потоп» Сенкевича.

Клим Жуков. Да! И фильм, и книжка чудесны!

Николай Смирнов. Да, ну в фильме, понятно, про нас вообще ничего не сказано, потому что фильм снят, когда мы с поляками очень дружили, и лишний раз показывать какие-то проблемные эпизоды, наверное, не стоило, хотя вот эта разгромленная хоругвь Кмитича, которая идёт в начале... кем она была, после кого она разгромлена? Но там же в книге наоборот, там рассказывается, какой он был герой замечательный, и т.д., и что он в этой кампании 1654 года участвовал, более того, там в какой-то момент его хоругвь прорвалась во время боя к русскому лагерю, уничтожила полк французский рейтар.

Клим Жуков. О!

Николай Смирнов. И он захватил карету русского воеводы, правда, не Трубецкого и не Черкасского, а Хованского – ну, понятно, там Хованского в этот момент не было, но в будущем князь Хованский будет таким символом русской армии для литовцев, он будет возглавлять русскую армию неоднократно в боях и литовскими войсками, и поэтому Хованский здесь до кучи уже, просто Сенкевич не знал наших Трубецкого... – вот Хованского. И вот оказывается, что он захватил эту карету. Скорее всего, эта история – слышу звон, да не знаю, где он, т.е., грубо говоря, карету захватили мы у Радзивилла, но это не слишком...

Клим Жуков. Правда Кмитич захватил карету и Хованского и разбил полк французских рейтар? Правда, но не Кмитич, а Трубецкой, и не французских, а...

Николай Смирнов. А немецких, да.

Клим Жуков....а немецких, и не у Хованского, а у Радзивилла.

Николай Смирнов. Да, т.е., в принципе, почти всё правильно.

Клим Жуков. Почти угадал.

Николай Смирнов. Да-да, т.е. нельзя сказать, что неверно, просто немножко изменили. Ну как говорят: если в слове «хлеб» сделать 4 ошибки, будет «пиво» - вот так же и здесь.

Клим Жуков. Опять же, я недавно изобрёл такой напиток, называется «60%-ная вода».

Николай Смирнов. А, ну тоже, да, можно и так.

Клим Жуков. 40% этанола и, самое главное, 60% воды.

Николай Смирнов. Конечно. Попьём воды – обычное дело.

Клим Жуков. 60%-ной.

Николай Смирнов. Ну, собственно, вот на Колодне, наверное, так же: «Давай-ка выпьем воды!»

Клим Жуков. 60%-ной.

Николай Смирнов. Да. Ну вот, в любом случае это победа значительная, на самом деле это крупнейшая победа русской армии в полевом сражении против литовцев с момента битвы на Ведроше...

Клим Жуков. С 1500 года.

Николай Смирнов. ...т.е. за 150 лет, на секундочку, определяющая для кампании 1654 года, поскольку главная полевая армия литовцев была разбита и на эту кампанию с поля, с ТВД выбита. Это не значит: разгром полноценный, всё, крах Литовского государства – нет, уже в зимнюю кампанию у Радзивилла под ружьём будет больше войск, и понятно, что...

Клим Жуков. Там 7-8 тысяч было, да?

Николай Смирнов. Ну, может, даже и меньше, потому что я думаю, что после Шклова, учитывая, что отступление, всё это посполитое рушение всё-таки подразбежалось, а получил он подкреплений немного – там часть ему Богуслав Радзивилл прислал , немножко каких-то там частей, ну т.е. я думаю, что 5-6 – где-то вот так, ну и вот у Трубецкого, считай, тоже там 13 тысяч, т.е. превосходство, конечно, у нас было. Но вот я недавно буквально смотрел ролик на TacticMedia, там Исаев выступал, и он тоже говорил: «А что все критикуют, когда бьют числом?»

Клим Жуков. Это же хорошо!

Николай Смирнов. Т.е., грубо говоря, да, вообще-то это тоже часть воинского искусства – создать численное превосходство, поэтому вообще в кампании 1654 года то, что мы создали такое превосходство, и оно нам гарантировало победу – это надо только в плюс ставить.

Клим Жуков. Конечно, конечно!

Николай Смирнов. Т.е. глупо себе представить, что там Алексей Михайлович: «Что-то много нас, не такая славная победа будет – давайте нас...»

Клим Жуков. Давайте три тысячи.

Николай Смирнов. Да-да, честно чтобы, выведем в поле... Нет, тут всё нормально, тем более, что мы видели буквально за две недели до этого, как численное превосходство вообще никак не сыграло, и чуть мы вообще не проиграли сражение. Вот, пожалуйста, Трубецкой прекрасно использовал. Но, опять-таки, к чести Трубецкого: сам манёвр по охвату литовской армии был проведён так, что он фактически не давал Радзивиллу шансов вообще как-то этот бой свести к каким-то приемлемым для себя результатам, т.е. бой был выигран манёвром, дальше задача была просто устоять против вот этого уже отчаянного, может быть, удара литовской армии – тоже далеко не всегда нам удавалось устоять.

Клим Жуков. На Полонке, мы помним, например, когда очень по-глупому подставились под гусар, всё получилось нехорошо.

Николай Смирнов. Ну, на Полонке всё-таки для нас была ситуация скорее похожа... мы в ситуации ближе к Радзивиллу были, т.е. там у Хованского было и меньше, ну да, и ситуация, конечно, не самая хорошая, но тоже он был вынужден сражение давать, потому что у него альтернативы не было, он не мог отступить.

Клим Жуков. Не мог.

Николай Смирнов. Он должен был атаковать. Здесь тоже заставили Радзивилла в невыгодных условиях атаковать, в меньшинстве, только задача была – наши должны были устоять, но армия другая уже, и устойчивость в бою у неё выше, чем в былые времена, когда реально удар каких-нибудь гусар всех в шок и трепет приводил. Ну вообще для середины 17 века всё-таки, несмотря на то, что гусары ещё сыграют своё слово в битве под Веной, не знаю, и т.д., и даже будет некий ренессанс, когда гусар будет становиться всё больше и больше, тем не менее вот этот эффект гусарского удара уже себя начал исчерпывать, потому что те же самые шведы, которые в начале 17 века от гусар практически, стоило им появиться, и шведов сносило просто с поля боя – ну, тот же Кирхгольм взять, и т.д. Уже во время войны середины 17 века, вот этой польско-шведской войны, уже такого эффекта они не имели, т.е. шведская армия приучилась...

Клим Жуков. Ну там серьёзное противоядие гусарам было – а именно эти полки пикинеров и мушкетёров, которые были вполне устойчивы.

Николай Смирнов. Ну понятно, что это не просто там им объяснили, что не надо бояться...

Клим Жуков. «Да гусары нормальные, всё в порядке!»

Николай Смирнов. Да-да-да. Но если взять, например, казаков – то же самое, если взять хмельнитчину, вот это всё восстание Хмельницкого – то же самое: несколько побед было достигнуто несмотря на наличие и использование гусарских хоругвей, т.е. вот это сочетание казацкой пехоты с крымско-татарской конницей тоже являлось своеобразным противоядием, другим, нежели у шведов. Т.е. армии постепенно привыкали к своим противникам и готовились с этому. И пожалуйста, здесь уже удар гусар не смог переломить ход сражения, и только при очень удачном стечении обстоятельств он мог это сделать.

Клим Жуков. Мне, конечно, очень нравится представлять себе... точнее, даже не так: сопоставлять некую реальность такого сражения с представлением в общественном сознании такого сражения, потому что вот представляю себе полк нового строя, ну я не знаю, может, потом кто-нибудь смотрел, там нечто похожее шведы из себя представляют – вот они идут такие все прямо...

Николай Смирнов. Ну да, там под Простками бой, когда их тоже атакуют.

Клим Жуков. Именно так, да. И вот представляю себе, что там несколько часов эти самые мушкетёры, дёргая затворы, палят – только успевай обоймы менять! На самом деле довольно напряжённый огневой бой – это 5-6 залпов за бой давали эти самые мушкетёры, у них 12 пуль...

Николай Смирнов. Да, 12 пуль!

Клим Жуков....12 обычно пуль, и они их очень редко расходовали хотя бы на ¾.

Николай Смирнов. Да, ну и потом надо понимать, что, конечно, самих гусар в литовской армии, вообще тогда во всей польско-литовской армии было немного. Вот их было много в начале века, в конце века их снова стало много, а вообще гусарских хоругвей было мало, а у самих поляков – это три хоругви, и причём они очень маленькие по составу, т.е. это...

Клим Жуков. 300-400 человек.

Николай Смирнов. Да, и 400, может, уже и не было здесь.

Клим Жуков. Ну это когда с товарищами, я имею в виду.

Николай Смирнов. Нет, я всех на круг уже считаю, т.е. всю-всю хоругвь. Т.е. это очень маленькое, на самом деле, соединение, и понятно, что это вот такой хороший, грамотный расчёт должен быть, когда использовать вот этот инструмент. Вот под Шкловом действительно эффектно они были использованы, может быть, не так они имели результат, но эффектно, а под Шепелевичами их просто уже не хватило. В итоге битва под Шепелевичами – это ключевое сражение, очень важная победа, она и стратегически важная победа, потому что бывают победы стратегически ничего не дающие, даже очень крупные.

Клим Жуков. Орша!

Николай Смирнов. Орша моя любимая, да, тоже пример – ну что вот они, ну, победили, да, красиво, хотя тоже, как обычно, говорят о численном превосходстве. Победили, конечно, но при этом на ходе кампании это сильно не отразилось, Смоленск наши сохранили – это мы говорим про начало...

Клим Жуков. 1514 год.

Николай Смирнов....да, начало 16 века. Здесь ситуация иная: фактически это предрешило судьбу Смоленска. Как только известие о битве при Шепелевичах достигло царской ставки, сразу же даётся приказ на штурм Смоленска, практически в несколько дней. 16 числа русские войска...

Клим Жуков. Т.е. через два дня.

Николай Смирнов. Ну там, да, по-видимому... я думаю, что вряд ли приказ о штурме был бы отдан, если бы итог битвы под Шепелевичами был бы другим, ну просто потому что надо было бы разворачиваться и ждать удар извне, а тут всё, ясно, что Радзивилл разбит, он в ближайшее время не помешает, и 16-го идёт штурм.

Штурм достаточно интенсивный, напряжённый, неудачный, кстати говоря. Была применена схема штурма: использовать огромное наше превосходство и штурмовать практически со всех направлений. По сути 6 направлений штурма, из которых 2 было важных – это как раз с юга, против небольшого такого укрепления в районе Антипинской башни, причём там как раз располагалась артиллерия наша основная, там сделали пролом, вот здесь, с юга, и здесь наносился главный удар, но несколько вспомогательных ударов было нанесено по всему периметру Смоленска (тоже схема будет видна).

Где-то удалось на второстепенных направлениях добиться успеха, т.е. в начале взошли на валы, где-то на башню забрались, и т.д., но так получилось, что достаточно хорошо отыграли защитники, т.е. воевода Корф... не воевода, он там полковник Корф, который командовал гарнизоном, очень грамотно, он держал до последнего, у него главный резерв был – солдатский полк, который он сначала умудрился на западном направлении использовать и отбить удар, где наиболее интенсивные бои шли, и успех у нас намечался, и потом перекинуть его на юг, где мы вообще уже взошли на стены, т.е. мы практически уже прорвались в город, но вот этот переброшенный резерв успел и туда, отбил наступление с юга, не дал прорваться в город, и тем самым штурм завершился неудачей. Штурм достаточно кровопролитный, потери у нас большие, т.е. несколько сотен, до тысячи убитых там было и свыше 2 тысяч раненых, при этом, к сожалению, у нас есть свод раненых и нет свода убитых, поэтому можно гипотетически только представлять.

Клим Жуков. Это обычно один к трём.

Николай Смирнов. Ну да, но были и потери такие в командном составе, потому что понятно, что в то время командиры шли в одном строю, естественно, с этими... В частности, был убит полковник 1-го рейтарского полка, самого престижного, Фандроцкий такой был, он – к вопросу, что он рейтар – но, видно, добровольцами пошли штурмовать, и он был убит, причём там тоже есть мнение, что, прорвавшись в одну из башен, там литовцы успели подкатить порох и взорвали эту башню, или наоборот взрыв произошёл, потому что там запасы какие-то – ну, была история, что прорвались в башню, и она взорвалась во время штурма, что являлось таким переломным моментом в штурме именно с южного направления.

Один из командиров стрелецкого приказа погиб во время штурма тоже, причём там такая достаточно история – он чуть ли не единственный, кто там погиб, ну т.е. вот так не повезло, это периферийное направление было, т.е. потери в его приказе очень небольшие.

Но как бы то ни было, удалось отбиться, но потери гарнизона были ощутимыми и, понятно, несопоставимыми по значимости по отношению к русской осадной армии, т.е., грубо говоря, мы завтра этот штурм можем повторить, у нас есть свежие войска, и неудача там только раззадорила, что называется. Тем более, пушки на батареях, на следующий день продолжается обстрел, башни эти и стены разбиты с юга, и ясно, что рано или поздно мы там прорвёмся.

В то же время у гарнизона эти несколько сотен убитых и раненых – для них это критически. Более того, понятно, что основной урон был причинён именно вот этому самому боеспособному резерву, который и там бился, и здесь бился, и нёс, естественно, потери. Существует описание, что очень большие потери несли от русских стрелков, которые забрались на стены и поражали подходящие подкрепления. Т.е. вообще всё висело на волоске, и Корф может быть очень доволен, что этот штурм отбили, потому что отбили, ну, не чудом, конечно, но...

Клим Жуков. Большими усилиями.

Николай Смирнов....большими усилиями, и они понимали, что эти усилия второй раз уже, скорее всего, не сыграют своей роли. И тут, конечно, им сообщают, что помощи ждать неоткуда, потому что привели под стены пленных под Шепелевичами, те рассказали, и после достаточно короткого совещания было принято решение капитулировать. Смоленск был 23 августа сдан, причём здесь такой в миниатюре был повторён эпизод с капитуляцией Шеина в 1634 году, когда русскую армию, которая пыталась взять Смоленск во время Смоленской войны, окружили и заставили капитулировать, то демонстративно они там проходили, складывали знамёна к ногам короля, тогда Владислав был королём, только-только выбранным, и воеводы преклоняли свои колени перед победоносным королём. И здесь такую же историю отыграли, ну понятно, что это всё, конечно...

Клим Жуков. Помельче.

Николай Смирнов....в уменьшенном масштабе, да, но тоже заставили пройти, преклонить колени, положить знамёна, т.е. Алексей Михайлович возвращает Смоленск, что являлось, конечно, венцом этой кампании и просто блестящим результатом. Государев поход вот здесь себя оправдал, и Алексей Михайлович, конечно, лавры победителя себе примерил, а он ещё не знал, что ему ещё предстоит переплюнуть все эти успехи ещё и дальнейшими успехами, про которые мы поговорим, уже кампания 1655 года, тогда это... Но и освобождение Смоленска, возвращение его под власть царя тоже было огромным достижением на тот момент.

Ну и завершение кампании – это уже борьба за днепровские крепости, здесь надо было занять хорошие позиции перед возможным контрнаступлением уже польско-литовской армии, которое ожидалось, поэтому линию днепровских крепостей нужно было, конечно, занимать, поэтому последовательно крепости были взяты. Какие-то были взяты достаточно быстро – сдали без серьёзного сопротивления, какие-то крепости – путём осады, например, Шклов до 31 августа осаждали, не брали штурмом, но осаждали, он капитулировал.

А вот, например, Дубровна, очень небольшая крепость, кстати говоря – и опять история с Черкасским и Трубецким: её поручено было брать Черкасскому, он её обложил со всех сторон, не штурмовал, но при этом Дубровна упорно сопротивлялась, не сдавалась, и т.д. И тогда сказали: «Яков Куденетович, вы уж тогда...»

Клим Жуков. Помогите.

Николай Смирнов. Нет: «Вы езжайте...»

Клим Жуков. Наоборот: не мешайте.

Николай Смирнов. Да-да: «...а Алексей Никитич тут сейчас займётся». Ну и Трубецкой приехал, ему, правда, даже из-под Смоленска было послано 4 осадных орудия больших, и он эту Дубровну подобстрелял и заставил капитулировать, но до 12 октября Дубровна держалась. Это такой достаточно героический эпизод, потому что крепость сама по себе, не сказать, что ничтожна, но очень незначительная.

А вот, например, Старый Быхов, крепость на Днепре, которая осаждалась, правда, здесь надо отметить, не нами, а казаками, она так и простояла, т.е. её так и не взяли ни в 1654-м, ни в 1655-ом, ни в 1656-ом... Нет, в 1656-ом, по-моему, уже всё-таки взяли казаки, а потом мы их оттуда выбивали до 1658 года, т.е. Старый Быхов такой занозой сидел, перекрывал нам этот днепровский путь нормальный, потому что всё, что от Могилёва до Смоленска, теперь было уже подчинено русской армии, мы уже шагнули чуть ли не к Березине, а Старый Быхов просто, как заноза, сидел и блокировал нам этот путь. Но в любом случае кампания на главном направлении завершилась, конечно, триумфально, иначе не скажешь, т.е. задачи, которые ставились на момент планирования операции, были выполнены, как сейчас говорят, на 146%: Смоленск взят...

Клим Жуков. И ещё кое-что заодно.

Николай Смирнов. Да, армия литовская была разбита в полевом сражении – это вообще для психологического даже настроя она была... и плюс ещё взяли почти все крепости, которые вообще в округе были.

Клим Жуков. Могилёв – серьёзная вообще крепость была!

Николай Смирнов. Могилёв, потом мы... в зимнюю кампанию именно об Могилёв споткнулся Януш Радзивилл, когда пытался всё это отвоевать. Мы как раз Моглилёв... ну, Могилёв отстоялся, и причём там очень драматически проходило, мы про зимнее наступление, конечно, году так в 2023-ем, судя по всему, поговорим, но там всё тоже интересно было.

Но в любом случае на главном направлении надо поставить пятёрку. Да, это всё результат численного превосходства, технического превосходства, но в этом превосходстве как раз и проявилась организационная работа русского правительства, и т.д. – создать условия, когда это превосходство станет настолько подавляющим, умело им воспользоваться – это, конечно, большой плюс.

Единственной маленькой-маленькой капелькой в этой всей бочке мёда, не знаю, чего капля, не мёда – это, конечно, то, что вот этот рейд Трубецкого, который изначально, по мысли, был направлен в Южную Литву, не состоялся, пришлось всё равно стягивать всё к Смоленску – в этом ещё проявлялась некая осторожность, которая была свойственна русской армии, всё-таки мы, конечно, побаивались ещё польско-литовской армии, ощущали, что она превосходит нас в качестве. Вот победы 1654-го, а потом 1655 года – всё, они уже это убрали, потому что уже мы видим в дальнейшем – тот же самый И.А. Хованский уже ввязывается в бои без проблем, и терпит поражения, и одерживает победы, но уже нет вот этого ощущения, что противник тебя превосходит в мастерстве. Тогда, в 1654 году, оно ещё было, но, слава Богу, Шепелевичи, Смоленск и другие победы это всё у нас в головах немножко подправили.

На этом мы вот эту первую часть, описание уже боевых действий закончим. В следующий раз, если по времени удастся уложить, то попробую я про фланги покороче, а про зимнее контрнаступление – всё в одну укомплектовать, чтобы уже всё-таки не растягивать удовольствие, действительно, на многие годы.

Клим Жуков. Я тут, прям скажем, всегда с большим удивлением для себя это констатировал, ну потому что оно вообще совершенно неочевидно, потому что мы же как-то все привыкли относиться: Польша – это вообще страна, которая скоро исчезнет, если мы говорим о 17 веке, т.е. раз – была и нету, вот при Петре Первом она ещё была, а при Екатерине Второй её уже и нет совсем. Ну, Литва – что такое Литва? Сабонис, «Жальгирис», баскетбол, что ещё там хорошего есть? Ну т.е. не воспринимается она никак всерьёз, совсем, а тем не менее, если вдуматься просто, что когда-то у нас были очень удачные годы противостояния с ещё отдельно самостоятельным Великим княжеством Литовским, вот при Иване Третьем – битва при Ведроше выиграна в 1500 году, Данилой Щеней выиграна убедительно, прямо скажем, там всё красиво развернули. А потом вдруг так получается, что у нас войны-то с Великим княжеством Литовским были регулярно, и более того, даже были и более-менее удачные: вот 1506, 1522-го, что ли...?

Николай Смирнов. Нет, ну это две разных, получается, там с 1512-го по 1522-ой ...

Клим Жуков. Да. С 1512-го была Десятилетняя война, с 1512-го до 1522 года, ну и ещё первая война, когда первый раз Смоленск штурмовали, уже при Василии Третьем, получается. И ведь у нас ни одного выигранного полевого сражения генерального нету. Какие-то стычки там – ну, про них можно не вспоминать, а каждый раз генеральное сражение у нас заканчивается какой-то ахинеей, потому что Оршу мы проиграли сразу после взятия Смоленска 1514 года, потом после взятия Полоцка уже при Иване Грозном проиграли Улу, тоже по примерно одинаковым сценариям.

Николай Смирнов. Ну а в Смуту там вообще...

Клим Жуков. В Смуту нас вообще постоянно катали туда-сюда, там единственное, что хорошо получалось некоторое время – при помощи корпуса Делагарди у Скопина-Шуйского, они там литовцам какие-то поражения наносили.

Николай Смирнов. Но и то, как только они столкнулись под Клушино с чем-то более серьёзным, тут же и огребли. Ну правда, там поляки, конечно, были, польско-литовская армия.

Клим Жуков. Ну, поляки, да и, собственно, наёмники все эти шведские решили, что «воевать мы больше не будем, хватит». Ну всё равно в итоге серия локальных каких-то побед была, а потом генеральное сражение мы снова проиграли. Потом, пожалуйста, вот вам 16321634 год, при Михаиле Романове у нас, в общем, и война не сказать, что с бухты-барахты началась, её серьёзно готовили, прямо серьёзно готовили, закупали оружие, делали оружие сами, нанимали наёмников, ну, правда, там совсем-то уж наёмников нанять плохо получилось – оказалось дороговато, но всё равно, вот у нас там начало полков нового строя тогда же, первые рейтарские полки. Жан-Клод Ван Дамм одним командовал, ну почти Жан-Клод, т.е. совсем Вандамм, но совсем не Жан-Клод при этом, но тем не менее. Вот, первые рейтарские полки, и вот мы приходим под Смоленск, командовал им человек, который хорошо знал Смоленск, потому что он сам его оборонял в годы Смуты, оборонял долго и героически, т.е. воевода Шеин, и раз – и мы под Смоленском в итоге так нехорошо кампанию закончили, начиналось всё неплохо. Ну это, конечно, нельзя считать в полном смысле полевым сражением, это всё-таки такая большая кампания, скорее, под Смоленском.

Николай Смирнов. Ну да, не решились фактически на полевое сражение, даже не решились, понимая свою слабость.

Клим Жуков. Да, даже не решились. И всё, т.е., смотрите, 154 года у нас нет ни одного выигранного генерального сражения против, даже я не говорю – поляков, даже против литовцев конкретно.

Николай Смирнов. Ну в общем, вот как раз в русле этого и планировалась вся война. По большому счёту, создание вот этого абсолютного превосходства должно было компенсировать вот это некое такое же осознание своей относительной военной неполноценности в полевом сражении. Всё, этим надо было просто переболеть. Вот эта шепелевичская битва – масштабы её, на самом деле, если взять сражение, может быть и не такие значительные: не был нанесён смертельный удар литовской армии, да это и невозможно было...

Клим Жуков. Учитывая, что её там не было, этой литовской армии, её там было мало совсем.

Николай Смирнов. Да, и потом мобилизационные ресурсы Великого княжества Литовского и Польши позволяли возрождать эту армию путём набора, т.е. недостатка в людях, хорошо обученных, подготовленных и снаряжённых, у них не было, у них был недостаток в деньгах, чтобы это выставлять, т.е. они не могли позволить себе выставить армии в 50 тысяч человек, но это в итоге и мы уже не смогли с какого-то момента позволить, но вот Шепелевичи в моральном плане сыграли свою просто вот решающую роль, потому что это как битва за Москву, условно, психологически: вот тебе, пожалуйста, немцев можно бить, и пожалуйста, мы в полевом сражении даже разгромили главную армию на ТВД, которая на самом деле наиболее подготовленная на тот момент была, т.е. это не какие-то новонабранные, это не посполитое рушение какое-то, это действительно командующий – это...

Клим Жуков. Великий гетман.

Николай Смирнов....великий гетман, да, т.е. главнокомандующий, фактически правитель Литвы на тот момент, т.е. это лучшие люди, лучшие войска, и вот они терпят поражение. Конечно, Шепелевичи в этом отношении – одна из воинских дат очень значительных. Но у нас вообще как-то не принято такие хорошие победы как-то отмечать, почему-то вот ни Ведрошь не отмечают...

Клим Жуков. Удивительно!

Николай Смирнов. Ведрошь вообще по стратегическим последствиям– это просто...

Клим Жуков. Ну, она грандиозная была!

Николай Смирнов. Грандиозная, да, хотя, опять-таки, численно – ни о чём, ну, сравнить там уже со сражениями, не знаю, даже Молоди или Полтава – конечно, там какая-то частная разборка, но по последствиям, надо понимать, это, конечно, очень масштабно. И здесь тоже: да, общие успехи... битва под Шепелевичами как-то тонет вот в этом общем успехе: «О, Смоленск взяли!» - а вот на самом деле решающим-то событием для дальнейшей всей этой кампании вот как раз Шепелевичи во многом стали. Хотя, конечно, взятие Смоленска я нисколько не принижаю.

Клим Жуков. Ну, тут чего уж говорить? Во-первых, то же психологическое значение взятия Смоленска было колоссальное, его вообще невозможно с чем-то сравнить на тот момент, потому что Смоленск у нас отнял ещё Витовт. Потом смоляне, правда, в начале 15 века восстали, выкинули литовцев, но Витовт его ещё раз потом забрал и окончательно, уже очень надолго.

Николай Смирнов. Нам прилетит сейчас, что Смоленск у нас отнял Витовт – он у Смоленска и отнял, грубо говоря, он же не принадлежал Москве.

Клим Жуков. Ну всё равно это были земли Рюриковичей.

Николай Смирнов. Ну да, скажем так.

Клим Жуков. А для сознания человека середины 17 века совершенно однозначно было, что это земля, ну ладно, сейчас не Рюриковичи правят, но родственники.

Николай Смирнов. Ну он там до этого сколько ещё нахватал, не только он, там если взять. Нет, конечно для...

Клим Жуков. Потом, раз мы его забрали в 1514 году, а потом бах – и в Смуту совершенно... и вот конкретно в Смуту-то его отняли уже у нас.

Николай Смирнов. Да, вот в Смуту уже действительно, там сменился уже полностью состав, я думаю, что и населения, и, понятно, вот этой элиты...

Клим Жуков. Внутрисмоленской.

Николай Смирнов. Да-да, внутрисмоленской, и вот эта смоленская корпорация... Кстати, здесь тоже он уже успел смениться, т.е. понятно, что люди, которые сидели в Смоленске, владели земельными владениями, в 1654 году...

Клим Жуков. Ну естественно, там 60 лет прошло.

Николай Смирнов....никакого отношения не имели уже, да, и с ними возникла проблема, кстати, потому что...

Клим Жуков. Что с ними делать?

Николай Смирнов. Да, эти земли вернулись, и они присягнули царю, т.е. их нельзя воспринимать: а мы вас выгоним, давайте, и вернём сюда смолян.

Клим Жуков. Или расстреляем.

Николай Смирнов. Ну или... ну как обычно, как у нас водится ...

Клим Жуков. Их можно было, конечно, на Колыму сослать всех.

Николай Смирнов. Ну... Катынь там рядом, на самом деле там всё близко, всё под Смоленском. Не, ну там, конечно, эта вся история гораздо более сложная, и её можно просто отдельно изучать – как инкорпорировалась вот эта смоленская шляхта, потому что она в итоге и осталась у нас, т.е. это та часть литовского уже дворянства, которая в итоге осталась служить в России вплоть до... и в Северной войне они там были, т.е. смоленская шляхта, как корпорация, осталась. Параллельно существует с реально смоленским служилым городом, которые являлись наследниками ещё тех помещиков, которых выбили тогда из Смоленска. Слава Богу, они в смоленском гарнизоне не оказались, они в ... были, поэтому они остались в основном живы.

Клим Жуков. Ну и конечно, дорога на Москву. Смоленск – это прямо ключ-город к дороге на Москву, и его смогли закрыть.

Николай Смирнов. Да, здесь уже, действительно, удержание ключевых пунктов – допустим, того же самого Полоцка, Витебска, Смоленска, в принципе, конечно, не 100%-но надёжно защитило пограничье, конечно, прорывались и особенно на северо-западе, но по крайней мере на центральном направлении Смоленск – это был такой бастион, который они даже не пытались особо взять, т.е. постепенно в ходе войны, которая пошла немножко не очень хорошо дальше, постепенно нас вытесняли обратно на восток, но так и недовытеснили, т.е. эти земли по Андрусовскому перемирию 1667 года остались в составе Русского государства.

Клим Жуков. Спасибо, было очень интересно!

Николай Смирнов. Да пожалуйста!

Клим Жуков. Так, нужно, пока каникулы, применить по полной программе твои знания.

Николай Смирнов. Да-да, давайте.

Клим Жуков. Договорились.

Николай Смирнов. Каникулы, удалёнка, и всё такое.

Клим Жуков. На сегодня всё, всем пока!


В новостях

18.12.20 18:04 Николай Смирнов про русско-польскую войну 1654–1667 гг., часть 2: государев поход 1654 года, комментарии: 4


Комментарии
Goblin рекомендует заказывать создание сайтов в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 2

Селезнев Алексей
отправлено 19.12.20 17:17 | ответить | цитировать # 1


С большим удовлетворением воспринял возвращение к теме войны России и Речи Посполитой 1654-1667 г.г. По своему значению эта она стоит в одном ряду с Ливонской, Северной, Наполеоновскими войнами. Алексей Михайлович – государственный деятель сопоставимый с Иваном Грозным и Петром I. Однако в силу целого ряда причин Тринадцатилетней войне российские историки до недавнего времени уделяли очень мало внимания и большинству россиян, даже интересующимся историей, она практически неизвестна.
Надеюсь, что следующая передача выйдет раньше, чем через год.


meshok
отправлено 19.12.20 19:26 | ответить | цитировать # 2


как долго же я ждал продолжения



cтраницы: 1 всего: 2

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит



Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк