Выдающиеся дончане. Береговой Георгий Тимофеевич

10.11.22 11:25 | Goblin | 3 комментария

История

21:28 | 104520 просмотров | аудиоверсия | вконтакте | rutube | дзен

Лётчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза (единственный, кто удостоен первой звезды Героя за Великую Отечественную войну, а второй — за полёт в космос), заслуженный лётчик-испытатель СССР, генерал-лейтенант авиации, кандидат психологических наук, лауреат Государственной премии СССР.

Интересные факты:
  • Был сбит трижды за всю войну. Однажды ему пришлось раненому четыре дня ползти к своим под пулями, когда те уже занесли его в списки погибших
  • Во время войны 186 раз вылетал на задания, что очень много даже для самых опытных бойцов. На одном из вылетов у Берегового при испытании истребителя Су-9 заклинило ручку управления. Пилот не стал катапультироваться, и уже у самой земли вернул контроль над машиной.
  • Стал космонавтом СССР под №12, когда ему было 47 лет. Совершив свой полет, Георгий Тимофеевич стал старейшим землянином, который побывал в космосе.

Официальная страница музея космонавта Георгия Берегового
Поздравление енакиевцев с Днём города от космонавтов из Международной космической станции

Смотри ролики Гоблина на канале Rutube

Комментарии
Goblin рекомендует заказывать разработку сайтов в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 3

Pirate Storm
отправлено 10.11.22 17:52 | ответить | цитировать # 1


Вот это мужик!


Doom
отправлено 10.11.22 22:19 | ответить | цитировать # 2


Кому: Pirate Storm, #1

> Вот это мужик!

Всё решает то, что у человека в голове.


Evribada
отправлено 11.11.22 11:56 | ответить | цитировать # 3


Давным давно, когда я был советским школьником, Георгий Тимофеевич Береговой был моим кумиром и героем. И дома у нас была книга его воспоминаний "Небо начинается на Земле" (1976 г.). И был в ней один эпизод, который очень меня тогда развеселил.

Посмотрев сейчас ролик, решил перечитать, и попалась книга Г.Т.Берегового "Три высоты" 1986 года издания. Читаю и недоумеваю:

"Тактику ВВС читал бывший фронтовик, летчик-истребитель полковник Сидоренко. Читал увлеченно, горячо, иллюстрируя материал такими эпизодами из собственной боевой практики, что у слушателей порой дух захватывало. Зато и запоминалось. На его лекциях скамейки не пустовали. Популярностью он пользовался не только как педагог, но и как интересный, глубокий человек. Любили мы его за скромность, за неброское обаяние, за простоту и душевную ясность.

Жизненный путь Сидоренко прошел большой и нелегкий. Здоровье успел подорвать, и читать ему порой было трудно — садился голос. Всякий раз перед лекцией лаборантка ставила ему на край кафедры поднос со стаканом холодного чая. Однажды кто-то из нас и высказался в том смысле, что жидкий холодный чай из буфета не достоин бывшего фронтовика и вообще замечательного человека, каким, бесспорно, является наш преподаватель, давайте, дескать, придумаем что-нибудь соответствующее нашему к нему уважению.

Сказано — сделано. Раздобыли пачку цейлонского чая. Умельцы смастерили из гильзы снаряда не то мармит, не то термос — этакое электротехническое чудо, поддерживавшее с помощью специально рассчитанной нагревательной спирали заданную температуру. Стакан вместе с металлическим подстаканником входил в надпиленную по краю гильзу ровно настолько, чтобы налитая в него заварка не могла остыть. Сама же гильза ставилась на поднос, а электрический шнур от нее тянулся в специально подведенную для такого случая розетку. Все, словом, было выполнено и с пользой для дела, и со вкусом.

Лаборантка, молоденькая девушка, привыкшая видеть в нас людей, умудренных жизнью, на этот раз поначалу было растерялась: полковник, дескать, человек немолодой, степенный, и предмет у него серьезный — тактика. А тут самовольство такое, вдруг обидится.

— Что будет? Что будет?

— Напрасно тревожитесь, — смеемся в ответ. — Нынче суть не в тактике, а в стратегии!

В конце концов лаборантка смирилась, поставила в нашу гильзу стакан с горячей заваркой. Мы затаили дыхание, ждем. Поймет нас полковник — хорошо. Ну а если не поймет, если рассердится за самоуправство, что поделаешь — придется расплачиваться...

Сидоренко начал лекцию, как всегда, увлеченно, напористо, не щадя голоса. Не помню сейчас, о чем он в тот раз говорил, но курс увлекся, заслушался. Не знаю, как кто, а я через несколько минут и думать позабыл о нашей проделке. Да и большинство из ее участников, кажется, тоже.

В середине лекции Сидоренко взялся, по обыкновению, за стакан. Раз отхлебнул, другой... Продолжает читать как ни в чем не бывало. И хрипотцы вроде в голосе поубавилось.

Наконец прозвенел звонок. Поставил полковник опустевший стакан на поднос, впервые улыбнулся, будто только что заметил нашу проделку, сказал:

— Хорош курс. Уважительный. Такому и лекцию читать — одно удовольствие.

Улыбнулся еще раз и ушел своей упругой, легкой походкой".

Ну не было в той книге, которую я читал в детстве, никаких "не то мармит, не то термос"! Что за бред? Нашёл наконец, и всё стало на свои места:

"Читать ему порой было трудно: садился голос. И всякий раз перед его лекцией молоденькая лаборантка ставила на край кафедры поднос со стаканом холодного крепкого чая.
На курсе юнцов у нас раз, два — и обчелся: остальные народ, что называется, солидный, степенный. Озорство, мальчишество вроде бы не к лицу. Но не зря, видно, говорят, что студенческая скамья с возрастом не считается: всех стрижет под одну гребенку.
Заменили мы, словом, как-то стакан с чаем на стакан коньяка. По цвету отличить трудно...
Лаборантка в панику:
— Что будет? Что будет?!.
— А вот увидим, — смеемся в ответ. — Может, полковник вовсе и не заметит разницы...
Махнула лаборантка рукой, поставила стакан на привычное место. Мы затаили дыхание, ждем: коньяк наш не столько озорство, сколько дань уважения. Ну а если рассердится полковник, что поделаешь — придется получить по заслугам...
Сидоренко начал лекцию как всегда: напористо, горячо, не щадя ни голоса, ни дыхания. Не помню сейчас, о чем он в тот раз говорил, но курс увлекся, заслушался. Не знаю, как кто, а я через несколько минут и думать позабыл о проделке с подменными стаканами. Да и большинство из ее участников, кажется, тоже.
В середине лекции Сидоренко придвинул по обыкновению поближе стакан. Раз отхлебнул, другой... Продолжает читать как ни в чем не бывало. И хрипотцы вроде бы в голосе поменьше стало. А стакан, надо сказать, не граненый — из тонкого стекла: ровнехонько полбутылки «Двина» туда вошло. К концу лекции, видим, на донышке уже осталось. А Сидоренко хоть бы что: будто и впрямь в стакане чай...
Наконец прозвенел звонок. Поставил полковник опустевший стакан на поднос, впервые улыбнулся, будто только что заметил подмену, сказал:
— Хорош курс. Такому и лекцию приятно читать. Улыбнулся еще раз и ушел своей упругой, легкой походкой".

Вот явно отрихтовали текст в угоду горбачёвской борьбе с алкоголем!

А самого Георгия Тимофеевича мне посчастливилось однажды увидеть - сбылась мечта детства.



cтраницы: 1 всего: 3

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит



Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк