80 лет уничтожения деревень Бычково и Починок

19.12.22 15:14 | Баир Иринчеев | 4 комментария

История

80 лет назад внимание мира было приковано к событиям на юге советско-германского фронта. Уже три недели в Сталинграде была блокирована 6-я армия. В разгаре было сражение по отражению немецкого деблокирующего удара в степях севернее Котельниково.

На оккупированном нацистами северо-западе СССР в то же время шла своя война. Война советских партизан против немецких охранных частей и карательных частей, набранных из предателей.

Одним из трагических эпизодов этой войны стала карательная операция 667-го полицейского батальона против жителей деревень Бычково и Починок в Новгородской области 19 декабря 1942 года.

После нападений советских партизан немцы и полицаи не рисковали углубляться в леса для поиска и уничтожения партизан. Это было сопряжено с риском попасть в засаду и быть убитыми. В отместку они предпочитали безнаказанно убивать беззащитное мирное население.

80 лет назад, 19 декабря 1942 года, в ответ на действия советских партизан каратели расстреляли мирных жителей деревень Бычково и Починок: женщин, детей и стариков. Деревни полицаи и немцы сожгли.

Во время расстрела погибли не все жители.

Ниже привожу их свидетельства, записанные двадцать лет спустя.

Орфография и пунктуация сохранена.

Зверева Анна Николаевна, 1933 года рождения, уроженка деревни Починок Белебёлковского района Новгородской области:

…Во время Великой Отечественной войны я про проживала вместе со своими родителями отцом и матерью и двумя сестрами на оккупированной немцами территории в деревне, Белебёлковского района Новгородской области. Об обстоятельствах расстрела немецкими карателями жителей деревень Починок и Бычково за связь с партизанами и оказание им помощи мне известно следующее: хотя мне в 1942 году было еще девять лет, но я очень хорошо запомнила дату и обстоятельства расстрела советских граждан – жителей деревень Починок и Бычково немецкими карателями. Произошло это 19 декабря 1942 года когда в нашу деревню пришел немецкий карательный отряд.

Участники этого отряда ещё не доходя до деревни Починок открыли стрельбу из автоматов и винтовок, а когда они вошли в деревню, то стрельбу продолжали и расстреливали мирных граждан. Помню в этот день я вместе со своей матерью, отцом и двумя сестрами находились в землянке, так как дом наш был сожжен еще до прихода карателей. Услышав стрельбу и крики карателей около нашей землянки, вся наша семья стала выходить из этой землянки на улицу. Первым из землянки вышел отец, которого каратели здесь же расстреляли. За отцом из землянки вышла моя старшая, которую каратели также, как и отца здесь же около землянки расстреляли. Затем из землянки вышла я, моя младшая сестра, наша мать и моя тетя Семенова Екатерина Семеновна.

Всех нас каратели около землянки нас расстреливать не стали, а погнали вместе с другими жителями деревни Починок к деревне Бычково. Пригнав всех жителей деревни Починок, женщин, детей, стариков к деревне Бычково каратели всех нас согнали на лед речки Полисть. Здесь же на льду на реке Полисть карателями были согнаны жители деревни Бычково. После этого каратели стали расстреливать нас. Когда началась стрельба, то я уже лежала на льду прикрытая телом матери. Что дальше было я не помню, помню только, что когда прекратилась стрельба и было уже темно, оставшаяся в живых граждане стали подниматься и уходить с места расстрела. Я во время этого расстрела была ранена в правое плечо.

Моя мать была убита, а младшая сестра случайно как-то осталась живой и не раненой. Семенова Е.С. также осталась живой, а её дочь была тяжело ранена. Когда тётя Катя стала собираться уходить с места расстрела, то мы с сестрой попросили её, чтобы она взяла нас с собой и не бросала.

Так, после этого я со своей сестрой, без матери и отца всю войну проживала вместе со своей тетей Семеновой Е. С. Из участников немецкого карательного отряда я никого не знала и в личность их не запомнила. Во время расстрела жителей деревень Починок и Бычково немецкие каратели одеты были в белые халаты и кричали и разговаривали на русском языке. Больше об обстоятельствах расстрела я рассказать ничего не могу.

Иванова Александра Яковлевна, 1911 года рождения, уроженка деревни Починок Белебёлковского района, Новгородской области:

…Во время Великой Отечественной войны я осталась проживать на оккупированной немцами территории в деревне Починок, Белебёлковского района, которая находилась на границе партизанского края. Партизаны часто посещали нашу деревню, население им оказывало помощь продуктами и одеждой. В декабре 1942 года в нашу деревню пришли партизаны и с помощью старосты деревни, который был связан с ними, собрали с населения продукты. Вскоре в деревню Починок под видом партизан приехали каратели из деревни Петрово арестовали старосту Петрова Ивана и расстреляли его на поле по направлению к деревне Серболово. В этом же месте по направлению деревни Бычково ехал обоз немцев и карателей, которых партизаны, находившиеся в то время в деревне, обстреляли. Несколько карателей и немцев было убито.

Примерно через неделю, 19 декабря 1942 года в религиозный праздник «Зимняя Никола» начался обстрел деревень Починок и Бычково, затем каратели вошли в деревню и начали забрасывать гранатами и обстреливать землянки, в которых укрылись жители деревни. В землянку, в которой находилась моя семья и семья соседа, каратели стреляли из автоматов и убили мою сестру Марию и мальчика соседа – Лапина Николая. Затем каратели всех оставшихся живыми жителей стали сгонять на край деревни, выстраивать по шесть человек в ряд и приказали раздеваться.

В это время к собравшимся жителям подошли каратели, среди них мы опознали Екимова Ивана родом из деревни Татинец Дедовичского района. Мужчины решили спросить Екимова, зачем собрали жителей и попросили закурить. Как мне помнится об этом его спрашивал Голиков Николай. На это Екимов ответил, что вместо курева получите 9 грамм. Екимова мы знали ранее, еще до войны, он неоднократно бывал в деревне Починок, приезжая на мельницу, поэтому мы его сразу же узнали среди карателей.

Когда собрали всех жителей деревни Починок, каратели погнали нас по направлению к деревне Бычково, а оттуда навстречу нам гнали жителей деревни Бычково, а деревня горела. Пригнав нас до берега реки Полисть, каратели приказали остановиться, оставить на берегу вещи, затем приказали идти на лед реки. Собрав всех жителей деревень Починок и Бычково на лёд реки, каратели начали стрелять из пулеметов в упор по толпе. Я сразу же упала на лёд, на меня упало несколько убитых. Когда каратели кончили стрелять из пулеметов, то оставшихся в живых и раненых, они добивали из автоматов и пистолетов. Мальчик из семьи Голикова Николая, после стрельбы с пулеметов он остался живым, приподнялся, его заметили каратели, трое из них прибежали на лед и застрелили. На лёд я была пригнана карателями на расстрел с тремя малолетними детьми, одного из них ранило во время стрельбы с пулеметов, а двух убило, когда каратели и стали стрелять из орудия танкетки, а сама я была ранена в плечо.

После расстрела, когда каратели уехали, я раненая остановилась на жительстве в деревне Вичевицы Белебёлковского района, а затем жила в деревне Рогах. Каратели, которые учинили расстрел жителей деревень Починок и Бычково, были русскими и украинцами, они были обмундированы в немецкую форму, а поверх формы одеты белые халаты. Со слов других жителей, выселенных в Дедовичский район из деревень Алексино и Петрово, каратели учинившие расстрел жители деревень Бычково, в то время жили в деревнях Алексино и Кострах Дедовичского района.

Васильев Павел Васильевич, 1881 года рождения. Житель деревни Бычково Белебёлковского района Новгородской области:

…В период оккупации немцами нашей местности я проживал все время в деревне Бычково Белебёлковского района Новгородской области, а затем после расстрела немецкими карателями жителей деревни Починок и Бычково 19 декабря 1942 года я, случайно оставшись живым, проживал в деревне Роги Белебёлковского района Новгородской области, а затем был отправлен немцами в их тыл в Литовскую ССР.

До расстрела в нашу деревню Бычково пришел советский партизанский отряд и расстрелял на дороге едущие в деревню Бычково на подводах обоз полицейских. После этого случая прошло времени с неделю. В религиозный праздник Николы от 19 декабря 1942 году в нашу деревню Бычково и соседнюю деревню Починок, находящуюся на расстоянии одного километра, приехал немецкой карательный отряд, состоящий из русских изменников родины и немецких солдат. Сколько было карателей я не знаю, но помню, что их было много. Войдя в деревню Бычково, каратели стали бросать гранаты в окопы, где укрылись мирные жители и стрелять по ним из автоматов и винтовок, в результате чего несколько человек было убито карателями непосредственно в деревне Бычково. Одновременно с этим каратели начали жечь деревню Бычково, то же они делали и в деревне Починок. Из деревни Починок всех людей до единого человека, каратели выгнали на шоссейную дорогу и повели под конвоем к реке Полисть.

Одновременно каратели начали выгонять из деревни Бычково и оставшихся в живых жителей нашей деревни, которых тоже стали конвоировать к реке Полисть. Всю массу людей, то есть жителей деревень Починок и Бычково, каратели согнали на лед реки Полисть напротив деревни Бычково. Когда мы оказались на льду, то увидели что нас будут расстреливать, так как на берегу реки были установлены пулеметы, а недалеко стоял танк.

После этого нам была подана команда сомкнуться плотнее друг к другу. Команда это была подана на русском языке. Мы эту команду исполнили, как вдруг каратели из пулемётов и автоматов открыли по толпе людей стрельбу.

Люди, сраженные пулями, начали замертво падать на лед. Матери с грудными детьми падали вместе, только были слышны последние предсмертные стоны людей и плач недострелянных детей. Лёд покрылся большими лужами крови. Я лично с простреленными ногами упал среди трупов, рядом находившийся со мной сынишка упал мертвым, жена также упала рядом со мной, но её пули не задели и она лежала не шевелилась. Когда я лежал на льду среди окровавленных трупов, то слышал, как после пулеметной и автоматной стрельбы немецкие каратели сошли с берега на лед и из пистолетов и автоматов стали добивать людей, у кого еще оставались признаки жизни.

Больше добивали детей, которые кричали и плакали. После этого, каратели, чтобы скрыть следы своих преступлений, открыли стрельбу из танка снарядами уже по трупам расстрелянных граждан с тем расчетом, чтобы пробить лед и утопить в реке трупы. Но лёд им пробить не удалось, так как он был очень толстый.

Трупы расстрелянных жителей деревень Починок и Бычково, в том числе женщин стариков и детей, лежали на льду реки Полисть до весны 1943 года, так как хоронить их не разрешали, а когда лёд стал таять, жители соседних деревень трупы вытаскивали и захоронили в братскую могилу возле деревни Бычково.

Всего немецкими карателями тогда было расстреляно более двухсот человек. А живыми и ранеными осталось несколько человек. Зверская расправа над жителями деревень Починок и Бычково была учинена за то, что их жители поддерживали связь с партизанами и оказывали им помощь.

Васильева Степанида Анисимовна, 75 лет, уроженка деревни Починок, Белебёлковского района, Новгородской области:

в период Великой Отечественной войны я проживала на временно оккупированной немцами территории в деревне Бычково Белебёлковского района Новгородской области. Об обстоятельствах расстрела жителей деревень Бычково и Починок участниками немецкого карательного отряда в конце 1942 года, в каком месяце я не знаю, так как я неграмотная, но хорошо помню, что это было в религиозный праздник «Зимняя Никола», я могу сказать следующее. За неделю до «Зимней Николы», религиозного праздника, в деревне Бычково находились советские партизаны, которые убили несколько человек карателей или полицейских и немецких солдат около деревни Бычково. Эти каратели и немцы с обозом ехали в деревню Бычково, а партизаны, находившейся в нашей деревне, подпустив карателей поближе к деревне, расстреляли их. Сколько карателей и немецких солдат тогда убили партизаны я точно не знаю, но местные жители говорили, что будто бы было убито шесть человек полицейских и среди них немецкий офицер.

После этого случая, ровно через неделю в религиозный праздник «Зимняя Никола» нашу деревню Бычково окружили участники немецкого карательного отряда и, войдя в деревню, открыли стрельбу и стали бросать гранаты в окопы, в которых прятались местные жители. В результате этой стрельбы несколько человек было убито. Одновременно с этим участники карательного отряда стали поджигать дома жителей нашей деревни, в результате чего вся деревня Бычково и деревня Починок были сожжены. Всех же жителей нашей деревни Бычково и деревни Починок каратели согнали на речку Полисть напротив деревни Бычково, где и расстреляли их. Лично меня, моего мужа Васильева П.В. и моего сына 12 летнего возраста каратели также в числе других жителей деревень Бычково и Починок пригнали на речку Полисть.

Когда все граждане были собраны в одно место, то каратели кричали на чисто русском языке чтобы все мы стали покучнее. Я как сейчас помню крики карателей: «Кучнее, кучнее!» После этих криков карателей стали расстреливать нас из пулеметов и винтовок. Я лично вместе с мужем и сыном упали на лед и лежали нешевелясь. После того, как стрельба прекратилась, каратели стали ходить по трупам расстрелянных, и оставшихся в живых, особенно детей, которые кричали достреливали их, затем по трупам расстрелянных жителей нашей деревни и деревни Починок стали стрелять из танков снарядами. Видимо они хотели разбить лед на реке и утопить все трупы.

После расстрела каратели из деревни Бычково куда-то уехали. Вечером оставшейся случайно в живых жители деревни Бычково, в том числе и я с мужем, от места расстрела стали пробираться к окопам деревни Бычково, а затем ушли в деревню Роги, где и проживали до угона немцами в их тыл в Литву. Я лично ранена не была, а мой муж осколками от снаряда был ранен в ноги. Сын мой во время этого расстрела был убит. Расстреляли каратели жителей деревень Бычково и Починок за то, что они поддерживали связь с партизанами и оказывали им помощь. Лично к нам в дом партизаны заходили неоднократно. По фамилии многих их я не помню. Помню только Кузнецова, Седова, Егорова и Смекалова, имя и отчество их не знаю. Слышала я, от кого не помню, что Кузнецов и Смекалов погибли, а где находятся Седов и Егоров не знаю. Из участников немецкого карательного отряда я никого не знаю и в личность никого из них не запомнила, так как видела их, да и не могла запомнить ввиду сильного расстройства и переживания. Из разговоров местных жителей впоследствии я слышала, что немецкий карательный отряд, который расстреливал жителей нашей деревни располагался в деревне Петрово, Белебёлковского района.

Тихонова Александра Яковлевна, 1909 года рождения, уроженка и жительница деревни Бычково, Белебёлковского района Новгородской области:

До декабря 1942 года я проживала на временно оккупированной территории в деревне Бычково, Белебёлковского района, Новгородской области. После расстрела карателями в религиозный праздник «Зимняя Никола» жителей деревни Бычково и Починок я ранее проживала в деревне Роги Белебёлковского района, а затем в январе 1944 года немцами насильно была угнана в Германию.

В деревню Бычково, где я проживала в начале войны, часто посещали партизаны, которым население этой деревни оказывало помощь. Партизан, посещавших нашу деревню, по фамилиям и откуда они приезжали я не знала. Примерно недели за две до расстрела карателями жителей деревень Бычково и Починное в нашу деревню приехали партизаны, которые проживали три дня.

На третий день со стороны деревни Карабинец по направлению деревни Бычково ехали на подводах каратели и немцы. Увидев их, находившиеся в деревне Бычково партизаны подняли тревогу, а жителям деревни приказали уйти в укрытия. Каратели и немцы доехали до противоположного берега реки Полисть и в это время они были обстреляны партизанами. Было убито несколько карателей и немцев, а также их лошади, на которых они ехали. Оставшиеся в живых каратели и немцы разбежались. Трупы убитых карателей и немцев несколько дней лежали на месте обстрела. Сколько было убито карателей и немцев я сейчас не помню.

После этого случая в деревне Бычково никто не появлялся. В декабре месяце, в праздник «Зимняя Никола» с утра со стороны деревни Серболово начался обстрел снарядами деревни Бычково. Все жители деревни укрылись в окопах. Я со своей семьей и родственниками из дома также ушла в окоп. В окопе, в котором я укрылась, находились два моих сына: Николай, 1932 года рождения и Иван, 1934 года рождения, а также мои отец, мать, сестры: Евдокия с тремя малолетними детьми, Василиса с двумя малолетними детьми, Анна и свекровь Васильева Анастасия.

Вскоре, примерно через полчаса, в деревню Бычково ворвались каратели. Жителей, укрывшихся в окопах, каратели стали забрасывать гранатами и обстреливать из оружия. В наш окоп каратели бросили гранату, но от её взрыва никто не пострадал.

Боясь, что в нас снова будут каратели бросать гранаты, мы стали выходить из окопа. Первой стала выходить моя мать и как только она поднялась на верх, в нее в упор из пистолета выстрелил каратель и ранил ее в плечо. Когда мы вышли из окопа, я увидела, что каратели бегали по деревне, стреляли по окопам и бросали гранаты.

Думая, что нас будут выселять из деревни, я решила сходить в дом к сестре и взять свою шубу. Не доходя бани, принадлежавшей жителю нашей деревни Горшкову Ивану Ивановичу, я услышала доносившиеся из бани крики.

По этой бане стреляли каратели, а затем она загорелась. Как я потом узнала, в этой бане были перебиты и сгорели две семьи с малолетними детьми, всего 10 человек. До дома сестры мне дойти не удалось, встретившиеся по пути каратели вернули меня обратно. Один из карателей на чистом русском языке приказали мне вернуться обратно. Я ему сказала, что мне холодно и нужна шуба. Он мне сказал, чтобы я вернулась, при этом добавил: «скоро будет тепло и без шубы». Когда я шла обратно, впереди меня шел с поросёнком житель нашей деревни Федор Иванович, фамилию его не помню, а сзади него шел каратель, который выстрелил из пистолета в Федора Ивановича и убил его наповал. Я это видела лично.

Вскоре, как я вернулась к семье, каратели всех жителей деревни, кто мог идти стали сгонять на лед реки Полисти. Тех кто не мог идти и были тяжело ранены в окопах, каратели добивали из автоматов и пистолетов. Когда мы были уже на льду реки, то я увидела, что наша деревня горит, а от деревни Починное гнали каратели жителей этой деревни также на лед реки Полисть. После того, как население деревень Бычково и Починное было согнано на лед реки, каратели открыли перекрестный огонь из трех пулеметов, находившихся на расстоянии 20-25 м от людей. Ещё до начала расстрела из пулеметов, видя, что в нас будут стрелять, я со своими сыновьями легла на лед, а поэтому во время стрельбы с пулеметов убита и ранена не была. Во время расстрела на льду были ранены мои отец и вторично мать, а три сестры и их дети убиты.

Когда кончилась стрельба из пулеметов, по убитым и раненым каратели стали стрелять из танка, находившегося на берегу реки. На этот раз от разрыва снаряда был убит мой сын Николай, а я ранена осколками в голову и живот. На льду я раненая лежала до вечера, а затем я, мой сын, отец и мать доползли до стога сена и, видя что каратели ушли, дошли до деревни Бычково и укрылись в окопе. В этом окопе находились три дня, а затем мой отец сходил в деревню Рочи, откуда приехали полицейские этой деревни и перевезли нас раненых в эту деревню.

Всего во время этой расправы, как мы потом подсчитывали, карателями было убито 230 человек, а часть жителей деревень Бычково и Починное были ранены и остались живыми.

В апреле месяце, когда я уже немного могла ходить, пошла на место расстрела, чтобы разыскать трупы моих родственников.

Придя на место расстрела, я увидела, что трупы расстрелянных вмерзли между двумя слоями льда. Со слов местных полицейских, мне стало известно, что каратели открыли запруду мельницы, находившейся в деревне Починное, и трупы были затоплены. Среди жителей шёл разговор, что каратели, расстрелявшие жителей деревень Починное и Бычково, якобы жили в деревне Костры Дедовичского района, Псковской области. Кто об этом говорил, я сейчас не помню.

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ НЕВИННЫМ ЖЕРТВАМ НАЦИСТСКОГО ГЕНОЦИДА

ЕСЛИ МЫ ЭТО ЗАБУДЕМ, ТО ПЕРЕСТАНЕМ БЫТЬ ЛЮДЬМИ

80 лет уничтожения деревень Бычково и Починок

Смотри ролики Гоблина на канале Rutube

Комментарии
Goblin рекомендует заказывать разработку сайтов в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 4

15Abel
отправлено 19.12.22 18:42 | ответить | цитировать # 1


Муса Джалиль — Варварство

Они с детьми погнали матерей
И яму рыть заставили, а сами
Они стояли, кучка дикарей,
И хриплыми смеялись голосами.

У края бездны выстроили в ряд
Бессильных женщин, худеньких ребят.
Пришел хмельной майор и медными глазами
Окинул обреченных… Мутный дождь

Гудел в листве соседних рощ
И на полях, одетых мглою,
И тучи опустились над землею,
Друг друга с бешенством гоня…

Нет, этого я не забуду дня,
Я не забуду никогда, вовеки!
Я видел: плакали, как дети, реки,
И в ярости рыдала мать-земля.

Своими видел я глазами,
Как солнце скорбное, омытое слезами,
Сквозь тучу вышло на поля,
В последний раз детей поцеловало,

В последний раз…
Шумел осенний лес. Казалось, что сейчас
Он обезумел. Гневно бушевала
Его листва. Сгущалась мгла вокруг.

Я слышал: мощный дуб свалился вдруг,
Он падал, издавая вздох тяжелый.
Детей внезапно охватил испуг,—
Прижались к матерям, цепляясь за подолы.

И выстрела раздался резкий звук,
Прервав проклятье,
Что вырвалось у женщины одной.
Ребенок, мальчуган больной,

Головку спрятал в складках платья
Еще не старой женщины. Она
Смотрела, ужаса полна.
Как не лишиться ей рассудка!

Все понял, понял все малютка.
— Спрячь, мамочка, меня! Не надо умирать! —
Он плачет и, как лист, сдержать не может дрожи.
Дитя, что ей всего дороже,

Нагнувшись, подняла двумя руками мать,
Прижала к сердцу, против дула прямо…
— Я, мама, жить хочу. Не надо, мама!
Пусти меня, пусти! Чего ты ждешь? —

И хочет вырваться из рук ребенок,
И страшен плач, и голос тонок,
И в сердце он вонзается, как нож.
— Не бойся, мальчик мой. Сейчас вздохнешь ты вольно.

Закрой глаза, но голову не прячь,
Чтобы тебя живым не закопал палач.
Терпи, сынок, терпи. Сейчас не будет больно.—

И он закрыл глаза. И заалела кровь,
По шее лентой красной извиваясь.
Две жизни наземь падают, сливаясь,
Две жизни и одна любовь!

Гром грянул. Ветер свистнул в тучах.
Заплакала земля в тоске глухой,
О, сколько слез, горячих и горючих!
Земля моя, скажи мне, что с тобой?

Ты часто горе видела людское,
Ты миллионы лет цвела для нас,
Но испытала ль ты хотя бы раз
Такой позор и варварство такое?

Страна моя, враги тебе грозят,
Но выше подними великой правды знамя,
Омой его земли кровавыми слезами,
И пусть его лучи пронзят,

Пусть уничтожат беспощадно
Тех варваров, тех дикарей,
Что кровь детей глотают жадно,
Кровь наших матерей…

Октябрь 1943


Платоныч
отправлено 19.12.22 21:05 | ответить | цитировать # 2


Пиздец какой то, извините


BandIDo
отправлено 20.12.22 13:08 | ответить | цитировать # 3


Видно, показания давали люди простые, самые обычные, честно и открыто, пережившие самое страшное, что есть на свете.
Боль в каждом простом слове.
Как это можно забыть или предлагать забыть?


Shazaam
отправлено 20.12.22 21:54 | ответить | цитировать # 4


Деревня Кистелево. РБ. Лепель. Жители "отмазали" метсную девочку, цивилизованные немцы: эта девочка не из этой дервени - не убьем. Моя деревня в 3 км оттуда. Эта дервеня есть в "списке" в Хатыни. Дервеня Хатынь. Деревня Шунеука. Деревня Дальва...



cтраницы: 1 всего: 4

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит



Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк