Разведопрос: Клим Жуков про обретение славянской письменности

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии - Клим Жуков | Разное | Каталог

04.05.16




Список литературы:

Ждёшь новых лекций Клима Жукова? Поддержи проект!



Д.Ю. Я вас категорически приветствую. Клим Александрович, добрый вечер.

Клим Жуков. Добрый вечер.

Д.Ю. Вот в прошлый раз поговорили о принятии христианства. И, как мне кажется, христианство повсюду, куда оно приходило, там резко возрастал уровень культуры. В первую очередь потому, что людей учили писать и читать. Или читать и писать, как, наоборот, правильно сказать. Ну, а на Западе кругом была латынь, Библия была на латынь переведена. А у нас все было несколько иначе, как у нас было, Клим Александрович?

Клим Жуков. У нас было очень сложно. И тут нужно понимать одну важную вещь, что, да, во-первых, для раннего Средневековья письменность и принятие христианства, это почти одно и то же. Почти знак равенства. Оно всегда шло строго вместе. При этом и письменность, как элемент принятия религии, в том числе, это был элемент политического господства. Не потому, что кто-то кого-то хотел научить писать. Вовсе нет. И, собственно принятие славянской письменности, и создание славянской азбуки, оно немножко шире, чем история собственно Руси. Потому, что славяне жили не только на Руси, как мы понимаем. Это и Польша славянская, и Болгария славянская, и Моравское княжество, будущая Чехия, тоже славяне. И у всех оказалась славянская азбука, а потом и у нас тоже.

Поэтому тут разговор выходит за границы хронологии и географии собственно Руси и на весь славянский мир падает несколько шире. При этом, когда мы говорим о господстве... Мы когда с тобой разговариваем, все время у нас звучит такая фраза, которая мне очень нравится, что если вы не понимаете, о чем это, скорее всего ребята поссорились из-за денег. И, в общем-то, это очень правильно. Но, тут обычно в комментариях сразу нас уличают в бездуховности.

Д.Ю. Да.

Клим Жуков. И очень напрасно. Потому, что вопросы духовности для средневекового человека никак вообще не разорваны с чистой прагматикой. Особенно для раннего Средневековья, подчеркиваю. Потому, что если ты умеешь отжать у своих соседей мало денег и мало земель, значит, у тебя или боги не очень хорошие, или ты как-то плохо им молишься, и, в общем, какой-то неугодный человек. А если наоборот, если ты можешь награбить много, отжать много земли, продать много рабов, значит, все у тебя с богами в полном порядке.

Д.Ю. Совершенно очевидно, они на твоей стороне.

Клим Жуков. Конечно. И принятие христианства, вместе с принятием славянской азбуки, оно было связано в первую очередь с политическими вопросами. Поэтому начнем с твоего позволения именно с них, с политических вопросов.

Д.Ю. Так. Геополитическая ситуация на тот момент. Да?

Клим Жуков. Да. Но я всегда всем говорю, что геополитическая она будет только, когда у нас космические корабли забороздят просторы космоса. И будет “астрополитическая” ситуация и геополитическая ситуация. Пока мы на Земле живем, у нас вся политическая ситуация “гео”. Гео, это же земля и есть, Гея. Так вот, геополитическая ситуация на тот момент такая. У нас имеется два гигантских полюса силы в Европе. Это Западная Римская империя и Восточная Римская империя.

Д.Ю. А дата какая, к чему это привязано?

Клим Жуков. К IX веку, конечно. Все крещение славян началось с IX века. По крайней мере, так, массово. При этом Восточная Римская империя имела от настоящей, единой Римской империи, как бы, непосредственную протяженность легитимности. То есть, у них там эта история не прерывалась. А на Западе, как мы знаем, прерывалась. Но к IX веку уже существовало королевство франков, собственно империя Карла Великого, которые забыли, что у них есть некие пробелы хронологические в непрерывности развития и наследования императорского престола. Ну, потому, что для западного римского человека такого понятия, как падение Римской империи в принципе не существовало вообще. Причем неважно, это был итальянец или какой-нибудь вандал Стилихон, который приехал служить Риму, параллельно там ограбил половину Италии, но при этом считал себя на полном серьезе римским патрицием.

Д.Ю. Молодец Стилихон.

Клим Жуков. Нет, потому, что это цель была вообще всех этих варваров, приехать в Италию и стать там нормальными римскими гражданами и патрициями. Поэтому то, что как-то императоры кончились, это ничего не значит. Империя-то осталась. И, не смотря на то, что там был дичайший бардак, развал и прочее, в голове человека в раннем Средневековье было абсолютное понятие, что все в порядке. Империя же есть, патриции тогу носят.

Д.Ю. Меня в свое время, знаешь, потрясло про восстание Спартака. Ну, с детства все время объясняют, что восставшие рабы, свобода, стремление...

Клим Жуков. Футбольный клуб.

Д.Ю. Да. А оказалось, что они никуда из Италии не уходили. Дошли до севера, вернулись обратно. А как же родные землянки в Болгарии, где ты живешь, каждое утро намазываешься свежим медвежьим говном и прекрасно себя чувствуешь на родине? Оказывается, никуда идти не надо, здесь Рим, бани, красота, апельсины растут. И вообще никто не хотел никуда, в общем-то. Люди умные сказали, что у них главная задача была получить римское гражданство, а не бежать к себе в землянки. Интересно.

Клим Жуков. До сих пор в Евросоюзе эта традиция свято соблюдается.

Д.Ю. Мы тут видим очередной миллион подкравшихся.

Клим Жуков. Так я к чему это рассказываю про Западную Римскую империю? Потому, что, не смотря на то, что Византийская, восточная часть империи, вроде бы легитимнее, говоря современным языком, но при этом на Западе находился город Рим, где сидел наместник святого апостола Петра. Папа римский, который считался старшим христианским патриархом. К этому времени давно существует, так называемая, пентархия. То есть, пять архонтов. Это патриарх Римский, патриарх Константинопольский, патриарх Александрийский, патриарх Антиохийский, патриарх Иерусалимский. Они властвовали над всем пространством христианской церкви.

Д.Ю. С обеих сторон Средиземного моря?

Клим Жуков. Да. Это все называлось “западный патриархат” и “восточные патриархаты”, четыре штуки. При этом существовала иерархия, ровно в том порядке, в котором я перечислил.

Д.Ю. А, извини, опять перебью, для тупых. Они все еще были едины, это не поделилось на католическую и православную?

Клим Жуков. Нет, оно называется все кафолическая церковь.

Д.Ю. То есть, вселенская, многие не в курсе, что католическая, это вселенская.

Клим Жуков. Да, именно так. И называемся мы с католиками, вообще-то, кто не знает, мы православные, они католики. Мы называемся абсолютно одинаково. Тогда все еще существовало, согласно заветам Августина Блаженного, который говорил, что в догматах единообразие, в обрядах разнообразие, в остальном любовь. Там единственное, с любовью не получалось, а все остальное имело место. Потому, что все церкви, так или иначе, различались. Именно в обрядовой части, так иногда еще и очень сильно. Но это, в общем, до определенного момента никого не беспокоило.

А вот в IX веке стало беспокоить очень сильно. Потому, что Константинополь, как центр Восточной Римской империи, и как носитель Константинопольского патриархата, вдруг начал спорить с папой римским по поводу того, кто вообще главнее. Это было связано с тем, что именно в VIII-IX веке, особенно в IX веке, Западная Римская империя снова набрала силу. Это связано, конечно, с именем Карла Великого, который повел экспансию на Север и на Восток. Таким образом, непосредственно оказавшись на границах Восточной Римской империи, и схлестнувшись с ней интересами. В том числе и церковными. Поэтому, как мы понимаем, вместе с армиями всегда шли попы. И у византийцев, точно так же, вместе с армиями всегда шли попы. Причем, зачастую сначала шли попы, а потом шли армии.

Что у нас было в это время в Византии? В Византии в 843 году совершилось торжество Православия, праздник, который торжественно отмечается в первую неделю Великого поста, по сей день. Это победили иконоборцев при императрице Феодоре, вдовствующей, и малолетнем императоре Михаиле III, тогда ему было 3 годика всего.

Д.Ю. Чем занимались иконоборцы? Не хотели иконы рисовать?

Клим Жуков. Они говорили, что поклонение иконам, это поклонение идолам. Потому, что нельзя молиться доске, что бы на ней ни было намалевано. Соответственно, иконопочитатели ровно наоборот. Борьба была долгая и жестокая, прямо скажем. Это далеко вышло за пределы вероучительного поля. Часть византийской элиты примкнула к иконоборцам, имея в первую очередь конкретные экономические и политические интересы. И взяла на вооружение иконоборческую идеологию. Другая – наоборот. На ряде соборов были столкновения по этому поводу, но вот окончательная победа над иконоборцами, это 843 год.

Д.Ю. У них там, на соборах, были драки, как в украинской Раде, нет?

Клим Жуков. Между прочим, в свое время, это было сильно раньше, когда осуждали арианскую ересь, Святой Николай Чудотворец подошел к Арию и ударил его по лицу.

Д.Ю. И на этом арианская ересь прекратилась или расцвела?

Клим Жуков. Нет, арианская ересь никуда не делась. Был такой народ, готы, например. Готы были крещены арианами. И был такой человек, Вульфила, креститель готов. Который перевел Библию на готский язык. На древненемецкий. Он был тоже арианином.

Д.Ю. А в чем, извини, уж если отвлекаться, разница?

Клим Жуков. Тогда мы очень сильно отвлечемся.

Д.Ю. Понял.

Клим Жуков. Это тем более уже вопросы не вполне средневековые, а античные. И уж точно, к Руси никакого отношения вообще не имеют.

Д.Ю. Так.

Клим Жуков. В это время избирается патриархом некто Игнатий, которому в жизни очень не повезло. При предыдущем правлении, во время одного из восстаний, его оскопили. После чего он сразу стал очень аскетического образа жизни, за что его монахи очень любили. Потому, что он не пьянствовал, не развратничал. Стал святым человеком.

Д.Ю. А как это так получилось, история умалчивает? Чего ему отхватили, каким образом?

Клим Жуков. Что именно ему отхватили, я точно не знаю, но случилось это с ним при императоре Михаиле I Рангаве. Это сильно задолго до описываемых событий. Он был к тому времени весьма немолодой человек...

Д.Ю. И, как это модно теперь говорить, Игнатий приуныл.

Клим Жуков. Приуныл, да. Зато энергию направил на развитие благочестия. Развил хорошо, стал, в конце концов, патриархом и его напрямую поддерживал как раз римский папа. И все было бы с одной стороны хорошо. Потому, что войска франков осваивают, с одной стороны, славянские земли активно. Византийские войска в это время дают очень сильный отпор арабам, переходят в контрнаступление, воюют очень успешно уже на арабских территориях. Все было бы здорово, но, так как я сказал, что случилось столкновение интересов, константинопольский император очень быстро понял, что иметь при себе ставленника папы римского, или, по крайней мере, его друга, у себя под боком не очень умно.

Точнее, понял это не вполне император, поскольку Михаил III имеет в истории прозвище Мефист, то есть, пьяница. У него был наставник, Варда, дядя, брат его матушки Феодоры. И вот они в 856 году, на пару с племянничком, свергли соправительницу Михаила III Феодору, и посадили ее в монастырь. В 856 году, повторюсь. И, судя по всему, Михаил III стал пьянствовать с удовольствием, а Варда стал править от его имени. И, видимо, был очень хороший управитель потому, что при нем и военное дело развивалось вполне успешно, и, в частности, был организован университет в Константинополе. Во главе которого встал такой знаменитый философ, как Лев Математик, из школы которого вышло много достойных людей. В частности, такой был просвещенный человек, о котором мы неоднократно говорили, это патриарх Фотий. Который не был монахом вообще, он делал блестящую чиновничью карьеру и, одновременно, был одним из образованнейших людей своего времени. Он прекрасно владел риторикой, был философом, соображал в богословии, прямо скажем. Что, впрочем, с философией было напрямую связано. Видимо, оттуда же вышел некто Константин Философ, будущий святитель славянский Кирилл. То есть, они, видимо, были хорошо знакомы с будущим патриархом.

Так вот, когда императрицу свергли... Она поддерживала собственно патриарха Игнатия. Игнатия вынудили уйти в отставку, а вместо него за 6 дней привели на патриарший престол блестящего политика, царедворца, философа и ученого Фотия. Он только что был мирянин, его за 6 дней провели от чтеца до архиепископа.

Д.Ю. Ловко.

Клим Жуков. А потом назначили патриархом.

Д.Ю. Такая оперативная комбинация была проведена.

Клим Жуков. Ну, потому, что это был свой, провизантийски настроенный, блестяще образованный, что важно для патриарха, человек. Конечно, в Риме от этого были в полном восторге. Как так? И прислали в Византию легатов с вопросами: “Уважаемые, придите в себя. Что происходит?”

Д.Ю. А легаты это кто, военные, не военные?

Клим Жуков. Нет. Посланцы. Это были представители римского папы. Естественно, все монахи, священники. На что им заметили, что: “Прошу прощения, раньше так уже делали и никого это не смущало. И у вас в Риме то же самое происходит периодически. И опять это никого не смущает. И в конце концов, прекратите уже принимать у себя в Риме наших Константинопольских диссидентов”.

Д.Ю. Как в известной юмореске. А он мне так вежливо, по-московски, отвечает: ”А какое ваше, отец, собачье дело?”

Клим Жуков. Так вот, этих звали легатов Родоальд и Захария. Они долгое время провели в Константинополе в споре, может ли Фотий быть патриархом. Причем Фотий к тому времени уже давно был патриархом. В общем, всех это отлично устраивало на месте. Но был собраны в 859-861 году два собора подряд. Мы тоже о них как-то раз разговаривали. Двукратный собор, так называемый, где Фотий своих римских коллег блестяще разбил в религиозном диспуте. Они, видимо, получили еще хорошие взятки, вернулись в Рим очень довольные Фотием, сказали: “Нормальный мужик”. После чего папа римский Николай I немедленно их отлучил от церкви.

Д.Ю. Подонков.

Клим Жуков. Да. Папа не растерялся. В 863 году был объявлен Латеранский собор, где западная Римская церковь предала Фотия анафеме.

Д.Ю. А что это обозначает?

Клим Жуков. Отлучили от церкви. То есть, он не то, что патриархом не может быть. Он даже в церковь не имеет права ходить, он больше не является христианином. Его отлучили от церкви. Как я уже говорил во время прошлого нашего собеседования, Фотий не растерялся, собрал собор и отлучил от церкви папу римского.

Д.Ю. Это мне напоминает горячо любимых мною венецианцев, которых непрерывно отлучали от церкви, а дож говорил: “Наша церковь подчиняется дожу, продолжаем служить”.

Клим Жуков. Тут, надо сказать, поддержали Константинополь восточные патриархи. То есть, Антиохия, Иерусалим и Александрия. И в общем, на некоторое время, папе ничего не оставалось сделать, как утереться, откровенно говоря. При этом утереться-то он утерся, но войска и дипломатические миссии Западной Римской империи к тому времени прочно обосновались на западных славянских землях. Абсолютно прочно. Потому, что первое, самое мощное славянское образование IX века на той территории, это Великоморавское княжество.

Д.Ю. В Чехии и Моравии.

Клим Жуков. Да. Великоморавское княжество, где к тому времени правил князь Ростислав. Князь Ростислав был в очень тесных отношениях с королем Германии Людовиком II Немецким. Это сын Людовика Благочестивого, внук, соответственно, Карла Великого. Не нужно путать, был еще в это время Людовик II, король Италии, это сын Лотаря. Соответственно, тоже внук Карла Великого, но не тот, совсем другой человек. Так вот, Людовик Немецкий находился с ним в настолько тесных отношениях, что Ростислав постоянно прятал у себя его непосредственных политических противников, а именно, его трех придурочных сыновей: Карла, Карломана и еще одного Людовика. Они постоянно пытались папу свергнуть, а когда не пытались папу свергнуть, они резались друг с другом. Отчего папа был в шоке и постоянно пытался с ними что-нибудь нехорошее сделать, а когда он пытался, они убегали в Великую Моравию.

Д.Ю. Там скрываться.

Клим Жуков. Да. Моравский князь Ростислав с одной стороны был этим очень доволен, а с другой стороны он понимал, что он так доиграется и в конце концов король Германии придет к нему и устроит какую-нибудь кровавую баню.

Д.Ю. Внезапную проверку.

Клим Жуков. Да. Они ходили друг к другу в гости совершенно запросто с войсками. Франки долго не могли славян победить потому, что, в самом деле, было очень мощное образование государственное. Для своего времени, для своего региона. И, прямо скажем, основным фронтом работ для франков эта местность не являлась. Они в основном были заняты тем, что делили империю Карла Великого между собой. Так бы, наверное, все сложилось иначе, но, тем не менее. Поэтому Ростислав, для того, чтобы укрепить свое положение политическое послал посольство в Константинополь с целью прислать учителей, которые обратили бы его народ в христианство. И таким образом он планировал получить прямую поддержку Византии против агрессивного и беспокойного западного соседа. Правда, непонятно кто был агрессивнее и беспокойнее потому, что если бы мы поговорили по этому поводу с Людовиком Немецким, он бы нам что-нибудь другое рассказал.

Д.Ю. Что за сволочи у него под боком жили.

Клим Жуков. Да. Примерно в это же время, а именно в 860-м году, Константинополь осаждает флот русов. Как раз, это знаменитая история, когда, видимо, Аскольд и Дир приехали.

Д.Ю. На колесах.

Клим Жуков. Нет. На колесах приехал Олег Вещий. Если он вообще приезжал на колесах. Скорее всего, это просто описывали, как корабль по волоку тащили. Так вот, атака была отбита, причем, при прямом участии Фотия. Осада снята. И тогда же войско русов приняло христианство. Естественно, им подрали богатых подарков, они сказали: “Почему бы и нет?” Тем более, что со штурмом какая-то фигня получилась, а так просто уходить домой, как-то не очень. Я думаю, что для Фотия было абсолютно ясно, что воевать с этими, этими и этими еще варварами почти невозможно. Потому, что догосударственное образование прекрасно чем? Что их почти невозможно разбить. Потому, что пока ты бьешь одного, будучи уверенным, что это и есть твой самый главный противник, образуется какой-нибудь другой вождь рядом, в другом племени, который у этого недобитого отберет все, что было. Окажется, что он еще и усилился после этого. И, так как грабить больше некого, кроме тебя, богатого византийца, придет тебя снова грабить.

Конечно, Фотий это отлично понимал и, воспользовавшись удачным опытом крещения русов, согласился на предложение Ростислава и послал туда Великоморавскую миссию знаменитую. Где как раз работали два брата. Старший – Мефодий. И младший – Константин, который, через некоторое время, стал в монашестве Кириллом.

Д.Ю. А они оградиться от всяких варваров тупо не могли? Вот как у римлян там по Рейну линия, посты, Адрианов вал. Как-то они все время отгораживались от них. Византийцы уже не могли?

Клим Жуков. Прямо скажем, это пожиже было образование, чем Римская империя исходная. У них под боком были арабы. С арабами они вынуждены были постоянно воевать. Чуть позже, в XI веке, пришли турки-сельджуки. И арабы представляли собой большую опасность. Плюс нужно было понимать, что нужно было держать вполне представительные воинские контингенты на западной границе. Потому, что вроде бы одна империя, но там все было очень непросто. Тем более, что юг Италии и Сицилия в то время находились под управлением Византии. Что для западной части империи было костью в горле, это могло в любой момент обернуться нехорошими последствиями. Поэтому, учитывая, что это уже вполне феодальное образование, с феодальным войском, которое имеет вполне конкретные ограничения в употреблении... Не смотря на то, что это была очень мощная империя, Византийская, и войско там было вполне представительное, но это совсем не та мобилизационная способность и способность к реакции военной, какая была в Римской империи. Поэтому так поступать, как римляне, они уже в это время не могли. Поэтому приходилось договариваться. Именно идеологическое влияние на соседей патриархом Фотием считалось важнейшим.

Кто такие были Константин и Мефодий, почему выбрали именно их? Мало того, что, судя по всему, сам Константин был знаком лично с Фотием, видимо, они учились у Льва Математика вместе, оба они происходили из Фессалоник. И были они славянами-македонцами. То есть, они умели говорить по-славянски. Ну, в македонском его диалекте. По крайней мере, это было хоть что-то потому, что все диалекты славянского языка тогда были весьма и весьма похожи. Отличались, как, видимо сейчас, говоры внутри русского языка. То есть, любой македонец мог понять новгородского словена или в Моравии того же чеха, без проблем. Да, и при этом очень образованные люди. Как мы знаем из пространного жития Константина, знал он пять языков, что вообще и сейчас очень неплохо.

Д.Ю. Немало, да.

Клим Жуков. Не знаю многих людей, которые знают хотя бы два языка. А тут пять.

Д.Ю. Да, в общем-то, немногие и один-то знают нормально. Многие даже свой-то не знают.

Клим Жуков. Это факт. Да. Кроме того, Константин имел уже довольно представительный опыт религиозного посольства. А именно, он представлял Византию во время посольства в Хазарию. И есть мнение некоторых ученых, что уже в это время он начал работать над составлением славянской азбуки. Видимо, как частная инициатива. И, оказавшись в Моравии, за очень короткий промежуток времени, Константин и Мефодий оказались там в 863 году... И буквально за 6 лет они успели перевести основные Библейские книги, перевести весь Литургический чин, то есть, то, как ведется служба. Потому, что службы бывают разные, вечерние, заутренние, праздничные, рядовые, это все нужно было перевести. Ну, и, конечно, во время этого читать нужно Евангелие, Псалтырь и прочее. Священные тексты, их нужно было знать, их они успели перетолмачить на славянский язык. Мне кажется, что правы те исследователи, которые говорят, что работа началась несколько раньше. Потому, что если они 6 лет только переводили, да, это вполне нормальный срок. Но ведь нужно было сперва азбуку составить с грамматикой, а потом уже переводить. Понять самим все закономерности изучаемого вопроса. Поэтому, наверное, да, и Константин, и Мефодий были выбраны неслучайно. Потому, что уже имели опыт некий. Ну, тут еще им очень сильно повезло. Потому, что...

Д.Ю. А почему они вражескими буквами не писали?

Клим Жуков. Об этом скажем, почему вражескими буквами не писали. Это важно, это отдельный вопрос. Во время Хазарского посольства, они проезжали через Крым оба. Это несколько раньше было чем Моравская миссия. И там они вскрыли гробницу святого Климента Римского, знаменитого Римского исповедника. И обрели его мощи, как говорят. Это потом сыграло очень большую положительную службу. Потому, что через некоторое время в Риме осознали, что миссионерская деятельность вот этих двух людей наносит вполне конкретный ущерб делу Западно-римской церкви, ну, а, значит, и Западно-римской империи. Потому, что где Моравия и где Византия. Моравия, это прямой круг интересов Западно-римской церкви. И в 869 году... Несколько раньше вынуждены были поехать Константин и Мефодий в Рим через Паннонию, чтобы объясниться, чем они занимаются вообще. Потому, что в Моравию шли папские проповедники, которые им мешали. И туда же шли франкские войска. Потому, что у князя Ростислава все окончилось плохо. В 870-м году его ослепили и бросили в тюрьму собственно франки. Великоморавское княжество недолго просуществовало, прямо скажем. Хотя ярко, но недолго.

Прибыв в Рим, вдруг оказалось, что они не просто так прибыли, а привезли мощи очень почитаемого святого, Климента Римского. Поэтому просто сказать “ребята, вы не правы”, им никто не мог. Более того, им были вынуждены устроить триумф настоящий обоим. При преемнике Николая I, папе римском Адриане II даже отслужили службы на новообретенных славянских книгах, которые привезли с собой Кирилл и Мефодий. Таким образом, и в Риме легитимизировав этот самый славянский язык. Видимо, это были два человека такой учености, что они гремели буквально по всему Средиземноморью, и просто так сказать им, что они неправы, им просто не могли. Тем более они с собой такой подарок привезли, значимый, прямо скажем, для западной церкви. Ну, Константин из Рима не вернулся, он умер в 869 году. По болезни, от усталости, видимо, от большой. Как раз тогда он принял схиму под именем Кирилла и скончался.

А вот Мефодий продолжил свою работу, хотя он не смог вернуться в Моравию, которая к тому времени уже находилась под франками. Оказался в Паннонии, тоже у славян, у князя Коцела. Через некоторое время его франки поймали, посадили в тюрьму. Два с половиной года он просидел, притом, что папа Адриан II приказывал буквально: “Это святой человек, выпустите!” Франки говорили: “Кому святой, а кому и мешает”. И отказывались выпускать.

Д.Ю. Ни за что пострадал.

Клим Жуков. Ну, как сказать ни за что. Это показывает именно то, что религия, это инструмент власти. Если сейчас, в конкретном случае, папа идет против власти, то власть вполне легко с его установлениями расстается. Тем более, если есть силы, чтобы так сделать. Именно тогда Мефодий очень активно пишет. В частности, при Мефодии пишется осуждение Филиокве. Филиокве, то есть, это учение о двойном исхождении Духа Святого от Отца и Сына, становится неотъемлемой частью западного Символа Веры. Собственно патриарх Фотий пишет против этого непосредственно труды, где разоблачает учение о Филиокве. Потому, что, как мы знаем в Восточном, Никейском Символе Веры, то есть, изложении того, как православие вообще видит свою религию, Святой Дух исходит от отца. Это двойное исхождение Духа Святого от Отца и Сына было важнейшим догматическим расхождением между западным и восточным христианством. Но вот до этого “фотианского”, или “николаитского”, раскола, то есть, конфликта между Николаем и Фотием, это как-то не педалировалось. Тем более, что еще папа Лев говорил, при том, что он согласен с такой формулировкой Филиокве, но установить в качестве единственно возможного он его не может. Потому, что он не считает свое мнение равным мнению Никейского Вселенского собора, который установил вот такой Символ Веры, вот с такой формулой исхождения Святого Духа. То есть, даже сами западные христиане долго этого не принимали. Но вот в это время они это принимают.

И конечно, в первую очередь, это было связано с тем, что у них случились не просто догматические расхождения, у них случились политические расхождения, которые нужно было конкретно идеологически оформить. Оформили их вот таким образом. Собственно закончилось это все в XI веке с окончательным расколом церкви на западную и восточную.

Мефодий очень плодотворно в это время работал, до самой смерти. Одной из точек расхождения с западной церковью стал вообще сам факт перевода Священных христианских текстов на славянский язык. Потому, что западная церковь придерживалась того, что богослужение может вестись, и богослужебные книги могут писаться, только на трех языках, то есть, на языках Священного писания: еврейском, латыни и греческом. Все. Если какой-то новый язык, спрашивается: “Зачем?” Еще папа Григорий VII по этому поводу говорил, что: “Если бы Господь хотел, чтобы все понимали богослужебный язык, он бы дал больше языков сразу. А если Библия написана вот так, то и служить надо вот так. А если кто-то что-то не понимает, то для спасения души достаточно знать “Отче наш”. “Отче наш” на латыни вы выучите, не так много там слов”.

Д.Ю. Интересно. А давайте чуть углубимся в вопрос. На каком языке написано Евангелие, в оригинале?

Клим Жуков. На греческом. И на арамейском.

Д.Ю. То есть, это разновидность древнееврейского языка.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. А на латынь-то перевели, я правильно понимаю?

Клим Жуков. Вот. Правильно. Но, так как папы римские все-таки римские, там с латынью все в порядке...

Д.Ю. Хорош уже переводить.

Клим Жуков. То и хорош. То есть, мы все понимаем, если кому-то надо, пускай идет учиться в духовную семинарию. Если не надо, то и не надо ему вообще этого. Потому, что богослужебный язык должен быть прекрасным и таинственным. Вот так.

Д.Ю. Ну, это важный момент, я считаю. Вот это заправление чужого языка в голову, как единственно возможного, это культуру навязывает очень-очень сильно.

Клим Жуков. Еще бы. Куда ты ни приедешь, от Польши, до Италии, до Испании, до Англии, зайди в храм, там все молятся на латыни. И ты тоже будешь. Даже если ты ничего не понимаешь, ты будешь слушать все равно эту латинскую литанию.

Д.Ю. И, забегая вперед, это же язык межкультурного общения был по всей Европе. То есть, диалектический момент. С одной стороны плохо, а с другой стороны, как мы знаем, хорошо.

Клим Жуков. Конечно. Это был и язык академического общения в том числе. Да. По поводу этого и Мефодий, и, собственно, Фотий говорили, что: “Друзья мои, это ересь. Вот эта ваша идея насчет того, что нельзя ничего никуда переводить”. Это называлось “ересь триязычия”. Потому, что никаких божественных слов о том, что нельзя куда-то чего-то переводить нет. Ни один Вселенский собор об этом не говорил, что нельзя переводить. Значит, переводить можно. Ну, и занялись они этим самыми своими переводами. Вполне плодотворно.

Однако, после захвата Великоморавского княжества франками, вся миссия была разогнана. Мефодий, как я сказал, попал в тюрьму. Правда, вышел через некоторое время, если не ошибаюсь, уже при папе Стефане. Но миссия, не смотря на политический провал свой собственно в Моравии, имела далеко идущие последствия. Правда, не у западных славян, а у южных. Потому, что ученики Мефодия и Константина, их было много, прямиком переместились в Болгарию.

Болгария, это еще один конгломерат славян, которые получили свое названия от булгар после развала тюркского каганата. Это собственно тюркский народ, который захватил данные территории, поставил во главе собственную булгарскую верхушку. Но, тем не менее, они стали довольно быстро ассимилироваться со славянами, которых было подавляющее большинство. А славяне, как и сами булгары, так или иначе, тяготели к общению с Византией потому, что они находились на самой границе, деваться было некуда. Конечно, были страшнейшие войны, и они продолжались очень долго, они возобновились потом в X веке. Но в IX веке началось сближение. Почему? Потому, что разгромлен Аварский каганат и франки выходят на границу с Болгарией. Более того, Римский престол заявляет, что: “Болгария? Опомнитесь, какая Болгария? Это Римская провинция Иллирия”.

Д.Ю. Я даже помню какого-то императора по кличке “Болгаробойца”.

Клим Жуков. Это Василий III “Болгаробойца”. Попозже жил.

Д.Ю. Но все равно. Это говорит о том, что их бить надо было.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Если такая кликуха прилипла, то били свирепо, наверное?

Клим Жуков. Били их свирепо, но в IX веке начали мириться. Болгары начали мириться с византийцами просто потому, что с франками им было трудно ужиться. Потому, что франки были очень агрессивные, в то время еще склонные к очень широкой экспансии. И, конечно же, вот тут-то пригодился такой инструмент, как восточное христианство. Еще раз повторяю, это не потому, что кто-то хотел во что-то поверить по-другому, а потому, что рассчитывали на поддержку Византийской империи. Или наоборот, если принимали латинский образец христианства, рассчитывали на поддержку Запада. Тут конечно все было очень непросто. Потому, что царем болгар тогда был некто Борис, атаман Борис.

Д.Ю. А откуда он Борис, это же Борух?

Клим Жуков. Нет, это уже было третье поколение болгар на царстве. Собственно, у него уже сын был Симеон. Мягко говоря, не совсем булгарское имя. Потому, что если первый там был хан Аспарух.

Д.Ю. Все, как положено.

Клим Жуков. Да. То тут вот Борис. Он был нормальный язычник. Он обратился к патриарху Фотию, попросил учителей, попросил разъяснить, собственно говоря, как это будет. Учителей ему немедленно прислали. Учителя эти, византийские монахи, рассматривали свою миссию совершенно однозначно, безо всяких экивоков, как религиозную, миссионерскую, политическую. Потому, что они не подчинялись никаким местным властям. Кто такие местные власти? Они язычники, с ними разговоров никаких быть не может. Они подчиняются только византийскому патриарху. И вот у тебя, представляешь, ты какой-нибудь боярин болгарский, у тебя образовывается вдруг человек, который говорит, что: “Все твои подданные в субботу и воскресенье будут ходить ко мне на службу и слушать, что я им там говорю. А чего я им говорю, тебя вообще не касается. Если интересно, сам приходи, послушай”. Конечно это не всем нравилось, прямо скажем.

Д.Ю. Я думаю, что большинству это активно не нравилось.

Клим Жуков. Большинству это активно не нравилось, но все понимали, что если уйдут греки, то немедленно придут точно такие же франки. Или придется и тех, и тех лупить, а на это, Бог знает, хватит ли сил.

Д.Ю. На два-то фронта. Да.

Клим Жуков. Потому, что они с византийцами еле могли разобраться. А уж если бы им пришлось разбираться еще и с франками, они бы точно надорвались. Так вот. Вышло у них непонимание у болгар. Потому, что, во-первых, я говорю, миссия не только религиозная, но еще и политическая. А Борис, как нормальный язычник, попросил Фотия объяснить ему, что происходит. На что Фотий написал Борису блестящее письмо, которое является вообще одним из образцов риторики. Развернул блестящую аргументацию, блестящую риторику. Он одного не учел – Борис не говорил по-гречески.

Д.Ю. Раскинул чернуху.

Клим Жуков. А переводчик у него был, видимо, такой, который не понял половины слов, которые ему там написали.

Д.Ю. Как у нас на Мосфильме. Сняли кино за сто миллионов баксов, и тут какой-то персонаж, всего за 200 долларов. Раз, и в прокате ноль.

Клим Жуков. В общем, у них не сложилось. И, видя крайнее недовольство собственных бояр, а также поняв, что он ничего не понимает, Борис обратился с теми же вопросами, с одной стороны, к Людовику II Немецкому, а с другой стороны, к папе римскому. И папа римский Николай оказался несколько более умным политиком в данном случае, чем Фотий. Хотя ему повезло потому, что царь Борис сформулировал 106 конкретных вопросов, чего он не понимает про христианство. И, соответственно, ему на эти 106 вопросов папа конкретно ответил. Там не было ни слова про догматику, риторику и какую-то прочую муть. Там были нормальные вопросы. Что делать, если ты христианин и тебе объявил войну христианский же государь? Что делать, если у тебя кто-то бежал с поля боя, а в Евангелии сказано “не убий”? Его казнить-то можно или чего?

Д.Ю. Ну, вопросы насущные.

Клим Жуков. Насколько строго можно соблюдать пост? Как можно клясться на мече? Или нельзя клясться на мече? И вообще, как это все может сосуществовать, христианство, с уже выстраивающимся раннефеодальным государством? На что папа ему конкретно ответил, что это делай так, это так, это этак, а вот тут не надо. Как любой нормальный язычник, Борис, увидев такие нормальные, вменяемые рекомендации, сказал, что: “Вот, это нормальный человек. Совсем другое дело. Написал мне хоть что-то”. Немцы какие-то, контрреволюция, понимаешь, одна. А тут все взять и поделить. Тут нормально.

И пошла активнейшая франкская экспансия в Болгарию. Кто бы мог подумать? А когда-то, между прочим, болгары могли стать католиками. Был такой вполне конкретный шанс. Но тут вдруг выяснилось, что, несмотря на столь народную, просторечную политику папы римского, папа римский занимался в зоне своих интересов устранением самостийности всех церквей, которые только есть. Чтобы все подчинялись собственно папе, что закончилось в XI веке догматом о главенстве и непогрешимости наследника Святого Петра. Тогда этому были положены основания, а вот закончилось все в XI веке так.

Так вот. Вдруг выяснилось, что для болгар свободы под франками не будет вообще никакой. Потому, что все эти католические попы будут собирать церковную десятину, отправлять ее в Рим, что вообще ужасно, откровенно говоря. И будет богослужение только на латинском языке. И самое главное, что если с Фотием можно общаться потому, что он не говорит тебе никакой конкретики. Ты можешь делать что хочешь фактически. А папа римский говорит делать так, так и так. И по-другому нельзя.

Д.Ю. То есть, европейская свобода.

Клим Жуков. Да. Никак по-другому. Ну, а как мы понимаем, если бы вся территория оказалась бы охвачена католическими миссиями, и население перешло бы в католицизм... Это же был серьезный шаг для нормального человека того времени. Потому, что если оказывается, что чужой Бог сильнее, то ему противоречить лучше вообще не надо. Это все плохо заканчивается. Потому, что, опять же, повторюсь, для нормального раннесредневекового человека не существовал вопрос в объективной реальности божественного. И вообще потустороннего. Там могли быть вопросы чей Бог лучше, вот это - да. Поэтому допустить нарушение самостийности собственного государства Борису было очень тяжело. Поэтому он снова обратился к Фотию.

Д.Ю. Вообще, слушай, каким-то необычным образом все поворачивается.

Клим Жуков. Ну, закончилось все это, правда, опять же... Заранее говорю, непросто закончилось. Вроде бы установилось христианство восточного обряда, тогда еще не было никакого православия, по все Болгарии. Заработали те самые люди, которых подготовили Константин и Мефодий, а их там было много. И среди них был, конечно, великий святитель, ученый, философ, переводчик, богослов своего времени, Святой Климент Охридский. Будущий святой, тогда еще просто Климент Охридский. Конечно потрясающий человек, о нем мы чуть позже скажем. И все, вроде бы, хорошо. И Борис ушел в монастырь, отрекся от царства, постригся в монахи. Ушел в монастырь, уступив престол своему сыну Симеону. Но в это время другой его сын, Василий, поднял восстание, сказал, что языческое ему гораздо ближе. Понятно, потому, что язычество в данном случае выступало, еще раз повторю, не как какая-то религиозная доктрина. Оно выступало как политическая доктрина в первую очередь. Точнее, идеологическое основание политической доктрины. Почему мы восстаем вот против этих? Да потому, что мы язычники, мы другие. А это христиане, они вообще другие. Поэтому их можно смело резать.

Д.Ю. Даже нужно, я бы сказал.

Клим Жуков. Но после чего папа Борис вышел из монастыря, расстригся, поймал сынка этого, Василия, выколол ему глаза и вернул на царство собственно Симеона. После этого вопросов не возникало. Православие лучше католичества и язычества. Потому, что если папа сыну глаза выколол, то спорить лучше не надо. Да, и заработала миссия Климента Охридского. Столица была перенесена из Плиски, кто не помнит, условная столица болгарского царства была в Плиске. Была перенесена в Преслав, как в свое время Петр I из Москвы в Петербург.

Д.Ю. Я уже заволновался. “Плиска”, это же был чудесный болгарский напиток. Коньячный, так сказать. Я уж думал в “Слънчев бряг” перенеслась, что ли?

Клим Жуков. Нет, всего лишь в Преслав. И вот именно на таком историческом фоне, прямо скажем, непростом, разворачивается обретение славянской письменности. Что изобрели Кирилл и Мефодий?

Д.Ю. Вот мне как-то подозрительно, что они изобрели. То есть, они творческим образом переработали некоторые греческие буквы, или как?

Клим Жуков. Это, безусловно.

Д.Ю. Или латинские, какие ближе им были?

Клим Жуков. Конечно, им ближе были греческие буквы. Другое дело, что тут же сразу возникает вопрос в кириллице и глаголице. Потому, что все со школы помнят, что первыми славянскими азбуками была кириллица и глаголица. И все, вроде бы, ясно. кириллицу изобрел Кирилл, то есть, Константин. А глаголицу, видимо, Глагол изобрел. Но Глагола почему-то в источниках не отмечено, а отмечено, наоборот, Мефодий. А где “Мефодица”? На самом деле тут все очень и очень непросто. Потому, что однозначного ответа, что было раньше кириллица или глаголица до сих пор нет.

Д.Ю. А почему она “глаголица”?

Клим Жуков. От слова “глагол”, говорить. То есть, это глагол, записанный на бумаге, на пергаменте. Это вот письменный глагол. Но, видимо, наиболее обоснованной считается та версия, что глаголицу как раз придумал Кирилл, то есть, Константин. А уже позже была написана, так называемая, кириллица, которую, скорее всего, создал святой Климент Охридский, то есть, его ученик. Сама глаголица, кто не видел, ну, я картинку принес, увидите. Очень не похожа на современные, всем знакомые славянские буквы. Категорически не похожа. То есть, если взять какую-то глаголическую надпись, глаголический текст, более-менее развернутый, мы там не поймем просто вообще ни слова. Потому, что буквы все очень незнакомого очертания.

Д.Ю. То есть, все наши любимые “а”, ”б”, ”в”, ”г”, “д” там отсутствуют?

Клим Жуков. Они там присутствуют, только неузнаваемы абсолютно. Такие кругленькие буковки с перемычками очень красивыми. Считается, что ближайшим источником, именно графического, производства их была грузинская христианская азбука “Хуцури”, которая была сделана на основе армянской христианской же азбуки. Очень похоже на то потому, что и там, и там 43 буквы.

Д.Ю. Много. А зачем столько много?

Клим Жуков. Потому, что звуков много. Собственно глаголица построена на основе именно греческого алфавита. Потому, что там взяты все греческие буквы, которые есть. Единственное, что специфические греческие буквы, типа “Фиты”, со своих мест вынесены в самый конец. Плюс, в самом конце были нарисованы специфические славянские фонемы, которых просто не существовало в греческом языке. Там всякие, типа “Юса малого”, “Юса большого” и прочее. Вот они все были вынесены отдельно, и получилось 43 буквы. Почему мы думаем, что кириллица младше, чем глаголица? Сейчас мы забежим вперед. Потому, что, во-первых, есть некоторое количество палимпсестов. То есть, палимпсест, это книга, на которой уже раньше что-то было написано. А потом написанное стерли и написали поверх заново что-нибудь другое. Потому, что, напоминаю, пергамент, это было очень дорого.

Д.Ю. Он был дорогой, с него смывали, наверное, да?

Клим Жуков. Да. Затирали, смывали. Так вот. Полностью стереть невозможно. Все равно чернила впитываются в само тело пергамента и буковки видны. Палимпсест, где глаголица стерта, а сверху написана кириллица есть. А наоборот - нет. Поэтому существует довольно основательное предположение, что глаголица была старше. Ну, а раз она была старше, кто ее мог придумать? Собственно миссия Кирилла и Мефодия, чем она занималась. В X веке, в начале, был такой монах болгарский, черноризец Храбр. То есть, как его звали по-настоящему, никто не знает.

Д.Ю. Это христианское имя, Храбр?

Клим Жуков. Это, видимо, псевдоним. То есть, монах Храбр. А Храбр, что это такое? Это не крестильное имя.

Д.Ю. А что такое “черноризец”?

Клим Жуков. Монах. Черная риза. Так вот, он написал “Сказание о письменах”. И там он написал так, что... Да, кстати, это тоже очень важно потому, что мы об этом еще раз вспомним, когда будем говорить о дохристианской письменности. Так вот: “Прежде ведь славяне не имели букв, но по чертам и резам читали, ими же гадали, погаными будучи. Крестившись, римскими и греческими письменами пытались писать славянскую речь без устроения”. То есть, первые попытки писать предпринимались славянами еще до миссии Кирилла и Мефодия. Когда брали просто славянские звуки и записывали их греческими или латинскими письменами.

Д.Ю. А вот что-то про резьбу там.

Клим Жуков. “Чертам и резам читали”. Это же известная история. Остановлюсь чуть позже. В XI веке, в 1047 году, на старшинство кириллицы и глаголицы проливает свет один новгородский священник., которого звали запросто Упырь Лихой.

Д.Ю. Хорошие у нас были парни, да.

Клим Жуков. Упырь Лихой писал, что он переложил толкование к Библии с кириллицы. Но написана-то она кириллическим алфавитом. То есть, с какой кириллицы он ее переложил, вот вопрос. То есть, видимо, это как раз и есть речь о глаголице. Потому, что и кириллица, и глаголица, это термины очень поздние. Лет на 200 младше самой миссии Кирилла и Мефодия. То есть, видимо, как раз под кириллицей подразумевалась изначально азбука, созданная Кириллом. Именно это глаголица. И потом ее заменила более практичная кириллица, созданная Климентом Охридским. “Климентица”, “климовица”, как это назвать-то можно, я не знаю. Если с глаголицей не все понятно, то с кириллицей все абсолютно понятно. Потому, что кириллица создана на основе греческого Унциала, то есть, торжественного такого шрифта.

Д.Ю. Что значит “торжественный шрифт”?

Клим Жуков. Это не скоропись. Если есть Минускул, это скоропись или полускоропись. То, чем писали повседневно. То Унциал, это шрифт официальных документов, официальных богослужебных книг, то есть, нечто такое. Она, видимо, оказалась ближе и удобнее для славянского языка, для славянского начертания. Непонятно почему, но глаголица отходит практически везде. Остается только в Хорватии, где она остается аж до XVII века.

Д.Ю. Я уж думал, сейчас там они на ней пишут.

Клим Жуков. Кстати сейчас, там, если посмотреть всякие разные граффити на стенах, как у нас есть всякие долбославы, которые про Веды, там есть люди, которые на полном серьезе пытаются писать про хорватскую самостийность глаголицей. Причем с такими ошибками, что просто мама дорогая. Вообще. Оно хотя бы прежде, чем стены поганить, писать бы научились.

Д.Ю. Ознакомились.

Клим Жуков. Да. Помнишь был фильма такой “Почтальон” с Кевином Костнером?

Д.Ю. Да.

Клим Жуков. Там противники незаконных бандформирований, дети почтальона, писали слово “тирания”. На самодельном ризографе. И тиран этот, генерал, посмотрел на эту листовку и говорит: “В слове тирания ошибка”. Вот тут, то же самое. У вас на стене в слове из трех букв ошибка. Так вот. Были ли какие-то азбуки до христиан у славян? Как говорит нам черноризец Храбр: “Писали чертами и резами”. Черты и резы, это, видимо, описание какого-то рунического письма. Мы знаем, что руны были много у кого. Помимо знаменитых скандинавских рун, руны были у хазар, например. Общеизвестно.

Д.Ю. А как они классифицируются как руны? То, что палочки вот с такими углами?

Клим Жуков. Рубленые буквы, которые, вот именно, черты и резы. То есть, нечто довольно грубо вырезанное на поверхности. Так или иначе. То есть, это происходит не от письменного слова, а от того, что что-то вырезали на каком-то грубом материале. Наподобие дерева, камня. То есть, понятно, что там материал диктует вполне специфическую форму написания. Ну, и если потом это перекочевывает на бумагу, то понятно, что оно сохраняет свои родовые черты и, в общем, довольно успешно классифицируется как руны.

То, как дохристианские народы пытались устроить письменность, мы знаем хорошо. В том числе этим занимались сами франки, немцы. Когда у них не было еще собственной письменности немецкой, они пытались записывать немецкие тексты, на немецком языке, латинскими буквами. Просто, безо всяких изменений. Точно также использовалась греческая азбука. Скорее всего, как только у славян появляются свои государства... Государство, это что? Это канцелярия. Государства без канцелярии не существует. Потому, что в государстве должен быть учет и контроль. Хоть какой-то. Потому, что иначе будет непонятно, как ты...

Д.Ю. Деньги-то собираешь.

Клим Жуков. Да. Что такое государство? Это инструмент господства правящего класса. Осуществлять господство нужно с каким-то учетом. Или будет непонятно, чем ты тут управляешь. Поэтому, скорее всего, да, славяне пытались использовать какие-то буквы. Или латинские, или греческие. Для записи собственных текстов. Потому, что рун славянских просто не сохранилось вообще. Если они имели место, то мы их не знаем.

Д.Ю. А откуда их берут наши долбославы? Они все время о них мне пишут.

Клим Жуков. Затрудняюсь сказать. Есть на самом деле несколько свидетельств. В частности Титмар Мерзебургский когда описывал в конце X века святилище славян на Рюгене, он говорит, что есть город, в городе есть святилище. Дальше зачитаю: “Есть в округе редариев некий город, под названием Ридегост, треугольный и имеющий трое ворот. В городе нет ничего, кроме искусно сооружённого из дерева святилища, основанием которого служат рога различных животных. Снаружи, как это можно видеть, стены его украшают искусно вырезанные изображения различных богов и богинь. Внутри же стоят изготовленные вручную идолы, каждый с вырезанным именем, обряженные в шлемы и латы, что придаёт им страшный вид”. Что они представляли собой, эти руны, мы не знаем. Видимо, они какие-то были. Зачем бы уважаемому черноризцу Храбру врать? “Раньше писали и гадали”, - это именно руны. Это не письменность, это священные знаки некие. То есть, писать ими книги никому бы в голову не пришло.

Также, если ты помнишь, когда мы обсуждали творчество Михаила Николаевича Задорнова, есть спорный момент из Пространного жития Константина Философа. О русских письменах, которые он выучил, якобы, у одного человека в Корсуни пребывая. Там же он нашел Евангелие русскими письменами написанное. Как мы выяснили, скорее всего, это имеет место быть при многократной передаче текста Пространного жития, с IX по XIII век, когда появляются первые записанные тексты такого рода, это была ошибка. То есть, не “русские”, а “сурские” письмена. То есть, сирийские.

Правда, есть возможность, отличная от нуля, что под этими “русскими письменами” подразумевались письмена готов, которых могли звать “русью”. Опять же, это спорный вопрос. Хотя конечно готы, кто не знает, в Крыму прожили до XVI столетия.

Д.Ю. Крым был готический.

Клим Жуков. Очень готический Крым. И есть сообщения арабских авторов. Например, Ибн Фадлан пишет. Когда в Волжскую Булгарию в 922 году ездил с посольством. Потом про это фильм сняли, “Тринадцатый воин”. А до того, как сняли фильм, написал Ибн Фадлан такое, о похоронах некоего знатного руса: “Потом они построили на месте этого корабля, который вытащили из реки, нечто подобное круглому холму. И водрузили в середине его большую деревяшку белого тополя или березы. Написали на ней имя умершего мужа и имя царя русов. И удалились”. То есть, написали. Правда, судя по этнографической принадлежности русов, как их описывает Ибн Фадлан, это несомненные скандинавы. Скандинавы могли сделать то самое при помощи рун. Скандинавские руны благо хорошо известны.

Также есть свидетельства Ибн ан-Надима, это такой арабский писатель, тоже X века. Написал он книгу “Росписи и известия об ученых и именах, сочиненных ими книг”. Которую писал в 987-988 году. И сообщает следующее: “Русские письмена. Мне рассказывал один, на правдивость коего я полагаюсь, что один из царей горы Кабк [Кавказ] послал его к царю Русов; он утверждал, что они имеют письмена, вырезываемые на дереве. Он же показал мне кусок белого дерева, на котором были изображения, не знаю, были ли они слова, или отдельные буквы, подобно этому”. И есть его записи этих самых рун. Выглядят они вот так.

Д.Ю. Что ты можешь о них сказать?

Клим Жуков. Я могу сказать, что, скорее всего, это...

Д.Ю. Арабские руны?

Клим Жуков. Это арабские просто буквы, которые Ибн ан-Надим пытался приспособить к записи того, что он видел и совершенно не понимал. Прямо скажем, это ни на одни известные руны не похоже. Что это значит, никто не знает.

Д.Ю. А арабы пробовали это читать?

Клим Жуков. Да, все пробовали. Говорят, что какие-то каракули. Что значит – непонятно. Также есть сообщение Мубарак-шаха Марварруди, это персидский историк XIII века. Который в XIII веке, прямо скажем, не свежая запись, но, тем не менее, игнорировать ее нельзя, писал так: “У хазар есть также письмо, которое происходит от письма русов, ветви румийцев, которая находится вблизи них, и употребляет это письмо. И они, хазары, называют румийцев русами”. Это ромеи, то есть, византийцы. Как-то очень странно, чтобы хазары называли византийцев русами. Видимо, к XIII веку в Персии уже все перепуталось. Но он сообщает, что: “Хазары пишут слева направо и буквы не соединяются между собой. У них 21 буква”. Очень спорное замечание, с которым можно спорить. Вот, например, Андрей Анатольевич Зализняк считает, что речь идет вообще о кириллице. И о тех русах, которые селились в пределах Хазарского Каганата. Такие тоже были.

Аль-Масуди писал в своей знаменитой книге “Золотые копи и россыпи самоцветов”: “В славянских краях были здания, почитаемые ими. Между другими было у них одно здание на горе, о которой писали философы, что она одна из высоких гор в мире. Об этом здании существует рассказ о качестве его постройки. О расположении разнородных его камней и различных их цветах, об отверстиях, сделанных в верхней его части, о том, что построено в этих отверстиях для наблюдения над восходом солнца. О положенных туда драгоценных камнях и знаках, отмеченных в нем, которые указывают на будущие события и предостерегают от происшествий перед их осуществлением”.

Д.Ю. Обсерватория фактически.

Клим Жуков. Какая-то обсерватория, но, опять же, что тут имеется в виду, не очень понятно потому, что археологически мы не знаем, ни одного подобного здания. Даже приблизительно. Ни в одной из славянских стран вообще. Тем не менее, вот такие источники о каких-то знаках есть. И если имеются в виду не скандинавские руны, с которыми все понятно, то возможно какая-то система графической записи звуков у славян тоже присутствовала. Еще раз повторюсь, как это выглядело, мы не знаем. До нас не сохранилось ни единого памятника такого рода.

Д.Ю. Про магические свойства скандинавских рун. В свое время поразило, что они везде норовили вырезать, так называемый, “Футарк”, алфавит. От начала, до конца вырезать алфавит. Прочитал такую здравую мысль, что с точки зрения этих граждан, в алфавите заключено все, что ты хочешь написать. Поэтому достаточно вырезать алфавит и это вот заклинания, пожелания, еще чего-то. Вот в магических целях надо было вырезать алфавит. Потому, что на камнях они все время: “Рагнар и его друг Олаф здесь были”. То есть, такое нормально писали. А вот волшебное – весь алфавит.

Клим Жуков. Тут же еще нужно понимать такую вещь, что для примитивного человека разница между идеей и вещью почти отсутствует. Потому, что идея, это и есть вещь или действие. Потому, что прежде чем появится вещь, должна быть ее идея. То есть, образ. Таким образом, вдруг оказывалось, что если у тебя образ в голове есть, и потом появляется вещь... Или ты придумал сделать топор. Придумал и сделал топор. Это же очевидно, что вещи взаимосвязаны. Что такое мысль? Они понимали, что мысль, это слово. Вполне очевидно. И вдруг оказывается, что какой-то мудрый человек при тебе берет в руки стило и на поверхности пишет какие-то значки, которые оказывается и есть это самое слово. То есть, получается, что он на бумаге только что сотворил буквально целый мир. Вот этой самой своей рукой. Ничего фактически более не сделав. Это была настоящая магия конечно.

Д.Ю. Колдовство, да.

Клим Жуков. Потому, что только что человек сказал: “Это дерево”. И написал слово “дерево”. Что это такое? Это слово “дерево”. Это было поразительно, как можно трехмерную вещь перенести на двухмерную. И как она там поместилась.

Да, возвращаясь к дохристианской письменности. Еще есть такой памятник “Киевское письмо”. Написано оно на иврите. Выдано Яакову Бен Ханукке иудейской общиной Киева, в X веке. И у нее имеется некая подпись. Я тоже ее специально скопировал. Вот она. Совершенно явно руны. Что они означают, понять невозможно. До сих пор никем не переведено. И опять же, не очень понятно, это руны славянские или какие-либо еще? То есть, все, что мы имеем, говоря о славянских рунах, дохристианских, это какие-то непонятные палочки, которые где-то попадаются. Все это говорит нам о том, что, видимо, скорее всего, славянская руническая система если и была, то была крайне неразвита. И в силу скудости памятников до нас просто не дошла. Может быть коллеги археологи что-нибудь добудут.

Д.Ю. Нароют.

Клим Жуков. Может быть, да. Ну, а до Руси глаголица практически не добралась. У нас ее конечно использовали, но исключительно редко. В частности, уже в более-менее историческую эпоху, глаголицу могли использовать в качестве тайнописи. Потому, что никто не мог понять, что это такое, кроме специально обученных людей. Но к нам, естественно, письмо добирается вместе с христианством. То есть, в X веке. После, так называемого, Владимирова крещения Руси, у нас появляются надписи. В первую очередь, это конечно надписи делового содержания. Которые имеют место быть на знаменитой Гнездовской корчаге. Написано “Гороухща” кириллицей. X века знаменитый этот кувшин, который прославил Михаил Николаевич Задорнов в своем фильме про Вещего Олега. Рассказывая нам о дохристианской письменности и показывая эту самую корчагу, где было кириллицей в X веке, уже явно после принятия христианства, написано чье-то прозвище. Видимо, хозяина этой самой корчаги.

Д.Ю. Странно, что Задорнов не сделал вывода, что корчага в X веке принадлежала небезызвестному фронтмену Олегу Гаркуше из группы “Аукцион”.

Клим Жуков. Не подумал об этом. Как ни странно, одной из очень старых надписей на русском языке кириллицей, является надпись вдоль меча из станицы Хвощеватая, где написано “Людота коваль”. Это собственно тоже X век.

Д.Ю. Кузнец.

Клим Жуков. Да. Также есть несколько надписей на камнях. В 1912 году в Десятинной церкви в Киеве нашли свинцовую печать, на которой были изображены княжеские знаки. Как раз эти ранние знаки Рюриковичей в виде двузубца. И двузубец был окружен частично кириллической надписью. Она конечно сильно траченная, в силу того, что долго в земле лежала. Скорее всего, там написано имя Святослава. То есть, Святослава Игоревича. Ну, и так далее. Их несколько десятков, этих памятников. Потому, что собственно книги на славянском языке, записанные кириллицей, у нас появляются в промышленных масштабах с XI века.

Д.Ю. Это уже наладились писать?

Клим Жуков. Ну, они, видимо, были и раньше. Но то, что до нас дошло, это XI век. Собственно, знаменитое Остромирово Евангелие. Это и Исборник Святослава, и многие другие памятники. Теперь их уже не так мало. В том числе нашли знаменитую Новгородскую Псалтырь, которая вообще написана на воске. В общем, довольно представительный объем памятников у нас имеет место. Но это, опять же, с XI века. Это то самое время, когда создается Начальный летописный свод. Чуть позже в XI веке создается Древнейший свод, из которого потом, в XII веке, перерабатывают Повесть временных лет.

Что нам славянская азбука дала? Дала она нам, как я уже говорил... Повторю еще раз, это повторить не стыдно, конечно колоссальный культурный рост. Только что Русь была, что греха таить, варварской, дописьменной. А дописьменная, это уже по определению варварская. И тут мы получаем вполне стройную систему письма. Через болгарское посредство, от учеников Климента Охридского. Собственно старославянский язык, который теперь называется церковно-славянский, это язык очень родственный к средневековому болгарскому. И одновременно вполне родственный синхронному ему русскому языку. То есть, любой человек мог прочитать любую книгу, если он вообще владел письмом и чтением. И ему была совершенно понятна служба на родном языке.

Д.Ю. Я недавно, не очень давно, приобрел учебник церковно-славянского языка и в конце весь словарь исчирикал. Насколько там странные слова встречаются. Сейчас не вспомню, но значение какое-то совершенно чуждое нынешнему. Таких очень много. Но в целом ничего нет непонятного.

Клим Жуков. То есть, кажется, что смысл понимаешь.

Д.Ю. Именно кажется. Ну, например слова типа “сугубый”. Не понятно, что это такое. Ну, это даже наверное, и не оттуда. Это “двойной”. Усугубить, это значит удвоить.

Клим Жуков. Тут же был, несомненно, диалектический минус, проистекающий из плюса. Как отрицание собственного отрицания. Потому, что как только мы получили абсолютно понятную письменность на родном языке, мы немедленно оторвались от истоков этой самой письменности. То есть, от греческого. До тех пор, пока у нас одним из скрепляющих факторов являлось христианство, мы вынуждены были следовать в русле греческого христианства. Потому, что где истоки православия? В Византии. Так оно и есть. Как только мы оторвались от греческих этих корней, придя к собственной системе письма, мы стали допускать искажения. Понятно, потому, что не было компьютера. Все переписывалось от руки. Мы стали допускать искажения греческого обряда. Потому, что вкрадывались ошибки в богослужебные книги. Ошибок вкрадывалось много, учитывая степень передачи через переписчиков, от одного к другому.

В начале XVI века, когда приехал Максим Грек в Москву, оказалось, что в серьезной столице европейского уровня нет ни одного человека, который в совершенстве бы знал греческий язык, да еще в его старом исполнении. То есть, никто не мог проверить богослужебные книги.

Д.Ю. А на фига?

Клим Жуков. Как на фига? Оказывалось, что в этой книге написано вот так, а вот в этой... Хотя вроде бы, это одни и те же книги. Два списка одной и той же книги. Просто между ними есть сто лет. То есть, сто лет назад одна была книжка переписана с протографа, а потом другая. Или одна была написана в Новгороде, а другая в Суздале. И вот в одной книге написано так, а в другой этак. Получается, что один поп, в Суздале, поет вот так, а другой поп, в Новгороде, вот этак. А так, как, еще раз повторю, христианство, это одна из скреп государства, один из инструментов властной надстройки, одно из выражений властной надстройки, оказывается, в этой властной надстройке есть разнобой и все работает непонятно как. Этого допустить было категорически нельзя, это было просто опасно. И чем это опасно было, ты хорошо знаешь. Потому, что когда очередной раз начали проверять богослужебные книги в XVII веке, при Алексее Михайловиче, царе Тишайшем, наша церковь еще раз раскололась, но уже внутри. На старообрядцев и никониан.

Д.Ю. Ну, там странные вещи были. Например, что надо было свечи, они там как-то закреплены свечи, надо было сунуть в купель, где крестили ребенка. И нарисовать там крест погасшими свечами. Все греки были в шоке, у них такого нет. Кто это придумал, откуда это? Ну, а на вопрос, что это неправильно, возник другой вопрос: “Если это неправильно, то кому отцы и деды молились? Объясните, пожалуйста”. Если они неправильно молились, то кому? Это страшный вопрос. Мы, надеюсь, об этом отдельно поговорим.

Клим Жуков. Про раскол отдельно, но это же обрядовая разница, которая для любого человека, который глубоко знаком с христианской апологетикой, с христианской философией, с христианскими догматами, для него понятно, что это значения почти не имеет. Какая разница? То есть, если у вас в церкви так придумали делать потому, что вам в общине это нравится, если это не идет в разрез с догматами - пожалуйста, делайте. В чем проблема? Пока вы находитесь в рамках догмата, вы являетесь христианами и все с вами в порядке. Вот как только вы Филиокве переделали, или еще что-то такое важное, или решили, что ваш римский патриарх главнее всех, ему должны все подчиняться, вот это нельзя. Ни в коем случае. Потому, что церковная десятина должна оставаться в стране, а не уходить непонятно куда. Вот это важно. А все остальное, ну, что делать, это такие разницы в обрядах.

Д.Ю. Тем не менее, в конце концов, все к общему знаменателю привели. С неизбежностью.

Клим Жуков. С неизбежностью. Как в свое время царь Борис со своими раскольниками в Болгарии.

Д.Ю. Да. Или как наши друзья евреи. Есть в тексте Торы непонятные места, давайте договоримся, как их трактовать. Вот так, и никак по-другому. Подводя итог. Еще, так сказать, возвращаясь. Что оно же нас, не смотря на то, что дало свою письменность, культуру и все такое, оторвало от Европы. По-латыни никто не шарил. Язык тамошней культуры и, что самое страшное, тамошней науки, от нас... Из единого культурного пространства мы выпали.

Клим Жуков. Как мы об этом говорили в прошлый раз. Так оно и оказалось. Единственное, конечно, в IX веке еще никто не знал, что это будет язык науки. Языком науки он стал сильно позже, прямо скажем. Потому, что в свое время в IX веке... Греческий чем хуже, как язык науки? Кто бы мог сказать, что вдруг славянский не станет языком науки? Потому, что в то время уровень развития, ну, примерно был одинаковый. Было становление раннефеодальных государств. Просто где-то они уже установились окончательно, где-то еще нет. Вот в славянских землях они отстали заметно. Но, тем не менее, академия в Преславе, которую Симеон Болгарский основал. Это был центр культуры, который, прямо скажем, мало чем уступал какой-нибудь Сорбонне или Ахену. Святитель Климент Охридский, это был человек со звучанием, по крайней мере в церковных кругах, а, значит, тогдашних научных, они были равнозначны, которого знали от Ирландии до Византии. Это был великий человек. Кто бы сказал, что Климент Охридский чем-нибудь уступает каким-нибудь латинянам.

Тогда еще не оформилась эта разница. Потому, что разница эта оформилась тогда, когда Европа успела, в силу определенных условий, шагнуть на новую общественно-экономическую формацию, в капитализм. И собственно с капитализмом вместе образовалось, в том числе, и современная наука в Европе. В то время как мы, со своим прекрасным церковно-славянским языком, остались еще в феодализме. Сильно отстав.

Д.Ю. Известно где. Ну, из своего погреба выглядывая, осмелюсь заметить, что знать иностранные языки чрезвычайно полезно. Потому, что, например, читаешь нынешние новости, что-то произошло в США, не знаю, где попало, если ты читаешь их на русском языке, это одна картина. А если ты читаешь их в оригинале, то картина несколько другая. А зачастую, совсем противоположная. То есть, граждане не понимают значения примитивных слов. Вообще не знают, что они обозначают. Трактуют их как-то странно. Как у нас, знаешь, есть слово “лояльный”. “Лояльно относится”, то есть, ему наплевать по большому счету. В то время, как на самом деле, это “верный слуга”, можно сказать. Как-то вот хитро они переводят. Я считаю, что это правильно, когда детей в гимназиях раньше заставляли учить латынь, греческий, французский, английский, будь любезен, немецкий. Должен все знать. Языки наиболее вероятного противника знать полезно.

Клим Жуков. Точно.

Д.Ю. А вот это забивание даже на греческий язык, оно печально. О чем нам отдельные аспекты нашей истории и свидетельствуют.

Клим Жуков. Совершенно верно.

Д.Ю. Спасибо Кириллу и Мефодию за то, что такое нам придумали. Спасибо тебе, Клим Александрович.

Клим Жуков. Дмитрий Юрьевич, всегда рад.

Д.Ю. Что мы смотрим дальше, что у нас на подходе?

Клим Жуков. У нас на подходе, как мы обещали в прошлый раз, становление раннефеодального государства, “Русская Правда”, первое законодательство. На этом с ранним средневековьем закончим.

Д.Ю. Отлично. Спасибо. А на сегодня все. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


В новостях

04.05.16 19:40 Разведопрос: Клим Жуков про крещение Руси, часть 2, комментарии: 188


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк