Разведопрос: Игорь Викентьев о психологии и практике творчества

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии - Игорь Викентьев | Разное | Каталог

30.12.16




VIKENT.RU - портал И.Л. Викентьева: Творчество, Креатив, ТРИЗ



Д.Ю. Я вас категорически приветствую. Игорь Леонардович, здравствуйте.

Игорь Викентьев. Добрый день, Дмитрий Юрьевич.

Д.Ю. Про что сегодня?

Игорь Викентьев. У нас сегодня совмещенный подарок к Рождеству, для тех, кто верит и не верит, а также к Новому году и Старому Новому году. То есть, психология и практика творчества. И сразу должен предупредить, будет страшно. Честно предупреждаю, будет страшно. И с тем, чтобы было понятнее нашим зрителя и слушателям, я хочу начать с двух примеров. Примеры абсолютно реальные, вчера уточненные у моей матери. И пример про мою мать, потом про меня. Потом уже обо всех, кто нас слушает, видит и проклинает. Итак, моя мать. Инженер по базовому образованию. Она стала преподавать. Вы должны знать это заведение, это на въезде в Купчино, автотранспортный техникум.

Д.Ю. Детство рядом прошло.

Игорь Викентьев. Я знал. Соответственно, она преподавала очень тяжелые предметы, безусловно считающиеся тяжелыми, это “Теоретическая механика”, “Сопротивление материалов”, “Детали машин”. Которые требуют знания математики, плюс физики, плюс “железки”, плюс умение чертить. Надо сказать, что она всегда была на очень хорошем счету. Сколько я себя помню, у нас дома постоянно были преподаватели, причем из разных учебных заведений, которых мать натаскивала, причем бесплатно. И я, когда пошел в первый класс, узнал, что преподаватели, это я видел вечером каждый день, не очень “врубаются” в свои предметы. Это очень важная фраза, возможно, обидит кого-то из телезрителей. Пишите письма, что же делать как бы? Это первое. Второй момент, это, соответственно, мать приводила студентов. Потому, что опыт показал, если студента у нас дома, естественно, за наш счет питать обедом, то педагогические успехи недалеко уже. Причем, повторяю, все это делалось бесплатно потому, что мать считала, что она читает трудные предметы, она должна вытаскивать ученика как может. Дальше возникает, может быть, обидная для регионалов ситуация. Итак, 1970-е годы, мать хочет работать хорошо, а спросить ей не у кого потому, что с ней советуются. Странная такая ситуация, она хороша в профессии, ее ставят в пример на городских совещаниях, а спросить не у кого. И, соответственно, гуляя со мной, дело 1970-е годы, в центре Питера, мы заходим в книжные магазины и у матери мечта, купить умную книжку с тем, чтобы преподавать лучше. И мы эти книжки покупаем, у нас там определенное количество книжных шкафов, которые уставлены книжками, которые, в том числе, куплены интеллигентной матерью за тем, чтобы очень качественно готовить будущих автомехаников. К сожалению, очень важный момент, который имеет отношение к большинству интеллигентных людей, которые нас слушают, мать такой книжки не нашла. Последний раз я спрашивал об этом вчера, я знал, что пойду к вам. Книжные шкафы стоят на месте. Очень важный момент, мать посылают стажироваться в Академию, чего, не скажу, она и сейчас существует, на курсы повышения квалификации. Мать была абсолютно уверена, что сейчас она все вопросы задаст умным людям, которые ее просветят.

Д.Ю. Потому, что уж в академии-то...

Игорь Викентьев. В академии-то, только с лучшими. Я был мальчиком впечатлительным, интеллигентным. У меня не было ни кинокамеры, ни фотокамеры. Это надо было снимать, явление матери каждый день после академии, повышение квалификации шло довольно долго, около месяца. Первое впечатление, я вчера уточнил, пришел человек, который сказал, что он актер. Мать заподозрила неладное потому, что от него разило водкой.

Д.Ю. Начало неплохое. Может это педагогический прием, нет?

Игорь Викентьев. Круче, Дмитрий Юрьевич, это же академия. И, соответственно, актер сказал: “Я актер, у нас с вами занятия по сценической речи. Извините, по педагогической. Поэтому я вам прочитаю кусок из “Евгения Онегина”. Без всякого перехода. Не спрашивайте меня по поводу логики. Я вчера уточнял у матери, он не дошел до этого в течение месяца. Он в конце месяца стал намекать, что для вдохновения ему нужен коньяк, он назвал марку. Слушатели скидывались, соответственно. Прошло несколько десятилетий и мать, неоднократно посещавшая эти курсы, кстати, она так и не знает, что такое педагогическая речь. Это, условно говоря, первый день. Второй день. Приходит человек, который как выражается наш общий знакомый Александр Борисович Соколов: “Весь перхотный, весь в мелу, сразу видно, что математик”. Извините дорогие математики, это цитата тоже математика. Александр Борисович прикладной математик по образованию. И говорит, что: “Скоро вообще все будут делать компьютеры. Пока компьютеров нет, надо купить в детском магазине картонки и рисовать там экраны”. Это называется обучение программированию. Это не стеб, это действительно было так. У матери до сих пор хранится, мое первое знакомство с компьютером.

Д.Ю. Хорошо, что не из пластилина лепили.

Игорь Викентьев. Да. Удобно записывать планы по разным проектам на разноцветных картонках, до сих пор у меня это осталось. Мать нарисовала эти штуки в ожидании компьютера, на всякие случай, это 1970-е годы. Третье явление. Приходит городской методист, который цитирует пару абзацев из последнего съезда партии и говорит, что в вашем предмете, в механике, надо “усилить и углубить”. В аудитории диссидентов нет. Все “за”, чтобы “усилить и углубить”. Они спрашивают методиста: “Как?” – “Это ваша задача”. На этом лекция на полтора часа заканчивается.

Д.Ю. Можно прокомментировать?

Игорь Викентьев. Пожалуйста, нужно.

Д.Ю. Первое. Я, поскольку тоже родился в семье учителя, и постоянно наблюдал учителей как в деле, так и в неформальной обстановке. Я заметил еще маленьким, что наиболее толковые учителя, их, я так понимаю, никто этому не учил, но наиболее толковые учителя, они даром актерским обладают по умолчанию. Потому, что правильно выстроенный урок, загадка, отгадка, финал и всякое такое, у них присутствует.

Игорь Викентьев. Урок после физкультуры, это высокое актерское мастерство, весной особенно.

Д.Ю. Хотя бы удержать внимание. Замечу, что учителя, я в шести школах учился, настолько разные, что, с моей детской точки зрения, я бы большую часть к общению с детьми не подпускал. И мне было видно, что это самородки. Конкретные самородки. Наверное, я так предполагаю, академики поумнее меня будут. Догадываются, что это необходимый элемент. Ну, вот он, элемент есть, а товарищ приходит, благоухая водкой. И вот он провел занятия, читая “Евгения Онегина”. Спасибо большое. Не все мы здесь, по всей видимости, преподаем литературу. Как-то, мягко говоря, странно.

Игорь Викентьев. Дело в том, что ее много раз посылали. Это финал моего рассказа, но вы, как бы, опередили. Ее много раз посылали на эти курсы, но ничего не изменилось. Она могла бы на этих курсах преподавать. Но это было первое впечатление.

Д.Ю. Я тут еще дополню, что Советский Союз, что бы в нем ни происходило, оно, каким бы странным ни показалось, было в первую очередь построено на совести. Например, на том, как лично ты относишься к своему труду, к результатам своего труда и к конечному потребителю продуктов твоего труда. Если в тебе совесть есть, получаются без всяких актерских курсов замечательные преподаватели. И рабочие, и инженеры. Если совесть есть. Ключевое слово “если”. Потому, что в подавляющем большинстве случаев этой совести нет. И никакие большевики ее, даже дулом маузера, воспитать не могут. И это отношение “а у нас сейчас там этот алкоголик зачитает”, пять лет подряд он будет читать. Я замечу, ему никто взятки не платит, ему никто откатов не дает. Всем хорошо, эти нечего не делают, этот ничего не делает, и вот результат.

Игорь Викентьев. Соответственно, приходит день, мать приходит с квадратными уже глазами. Приходит доктор наук профессор, который говорит: “Вы знаете, сегодня мы пройдем расчет железнодорожного полотна”. Преподаватели ему напоминают, что: “Вот нам редуктор, нагрузка на подшипник. Может, какой-нибудь кусок двигателя внутреннего сгорания рассмотрим? То есть, мы вообще вот по этому”. На что профессор говорит: “А вдруг вам придется в жизни рассчитывать железнодорожное полотно. И что?” Соответственно, мать, сходив на курсы повышения квалификации, поняла, что это такая лавка, где устраивают списанных из профкома людей, спившихся актеров, ну, каких-то своих, типа такого мелкого блата, которые занимаются ерундой. Контроля никакого, повышения квалификации никакого. Преподаватели продолжили копировать конспекты моей матери. На этом курсы повышения квалификации закончились. Обратите внимание, для питерцев и для жителей других городов, что я сейчас описываю ситуацию 1970-х годов в городе Ленинграде. Мягко говоря, крутого города, в масштабах страны, точно.

Д.Ю. Я бы дополнил для тех, кто не понимает. Если в центре цивилизации происходит вот такое, то в городах помельче все гораздо страшнее. Если происходит вообще.

Игорь Викентьев. Да. Я старался учиться хорошо, в восьмом или в девятом классе я заметил, что я честно не успеваю делать уроки. Причем я стараюсь делать уроки, трудолюбивый мальчик и так далее. Сейчас я совершенно точно знаю, что педагогический коллектив в школе, в отличие от завода, общий баланс нагрузки не считает. То есть, условно говоря, в один день может сойтись две математики, физика, литература, письменные работы, которые ребенок сделать не в состоянии. Поэтому детишки перегружены, если им не помогают родители или репетиторы, они просто физически не могут сделать. Потому, что дурацкое расписание и прочее, и прочее. Это я сейчас знаю, но, тем не менее, в восьмом, девятом классе я решил пойти путем матери. Питерцы прекрасно знают, он до сих пор там существует, Литейный, 42, это Центральный лекторий общества “Знание”.

Д.Ю. Хорошее заведение.

Игорь Викентьев. Да. Я там потом преподавал. Были различные курсы. Я сейчас буду немножко перевирать потому, что надо было перерывать весь архив, где-то искать эти названия. Ну, типа, это “Курсы повышения интеллекта”, “Курсы развития памяти”, “Курсы развития скорочтения”. Я помню, что на все курсы мне хватило 10 рублей, мне мать выдала 10 рублей. Обратите внимание, ребенок записался с целью хорошо делать домашние задания, восьмой, девятый класс, да. Параллельно, используя опыт матери, я уже знал .что если ты во что-то хочешь врубаться, очень важный совет, который я рекомендую и сейчас, нужно читать книги полками. Потому, что авторы книг халтурят, к Льву Толстому это не относится. Соответственно были сделаны два действия. Были прочитаны полки книг в детской библиотеке, и я стал посещать курсы. И что-то там было знакомое потому, что курсы читали доктора и кандидаты наук. Соответственно, будучи толковым ребенком, посетив первые лекции, я узнал несколько фактов обидных для лектория. Можно жаловаться. Кому? Мне можно жаловаться. Первое. Независимо от названия курса, они читают одно и то же. Наверняка нас сейчас слушают люди, которые скажут: “Игорь Леонардович, какой же вы наивный”. Но я восьмиклассник. Второе. Они не читают даже “Науку и жизнь”. То есть, они книжки не читают. Они пересказывают годами те примеры, по которым они писали дипломы, кандидатские. Не обновляя, скажем так.

Д.Ю. Ну, если люди все время новые, зачем им обновлять. Они все равно этой прелести не слышали.

Игорь Викентьев. Далее. На вопросы восьмиклассника, девятиклассника, очень пикантная ситуация, я о себе, извините, доктор наук, мягко говоря, плавает. Причем, это повторяется не один раз, а стабильно. Плюс у меня усвоено с молоком матери такое твердое знание, что большинство преподавателей, читающих свой предмет, не очень в нем рубят. Соответственно, я понял, что бессмысленно ходить в общество “Знание”. Потому, лет через 15 – 20, ряд этих людей захотели устроиться ко мне на работу.

Д.Ю. Вы их запомнили?

Игорь Викентьев. Да. Я же веду конспекты, по-взрослому. Вот, обратите внимание, ситуация воспроизвелась, мальчик в центре Питера готов платить деньги, готов ходить в библиотеку, в общество “Знание”, честно врубаться, конспектировать, книжки читать. Но, мягко говоря, он не получает. Причем, один из вопросов, который меня тогда заел и я не имел ответа, я не понимал, почему доктора наук рассказывают, говоря о мышлении, почему они все время пересказывают одну и ту же байку про прыгающую крышку чайника Уатта, которая якобы подсказала ему паровой двигатель. Потому, что Питер набит научными учреждениями масса изобретателей, масса людей, которые делают какие-то железки, иди и спроси. И через 20 лет, когда люди стали устраиваться ко мне на работу, я понял, их квалификация входная настолько низка, что мне больно на них тратить свое время. Я просто понимаю, что принимая его на работу, я буду его три месяца учить и еще оплачивать это, плюс стол, плюс компьютер.

Д.Ю. У нас это называется: артель “Напрасный труд”.

Игорь Викентьев. Да, но все, как бы, крутые. И, соответственно, мы переходим к теме, которая называется “Психология и практика творчества”. Это было введение, к которому я вернусь обязательно. Сейчас мы начинаем такую, что ли, справочку о психологии. Почему я эту тему взял? Читая вопросы на oper.ru, я вижу, что люди немножко не понимают, насколько их обманывают. Я в деталях буду рассказывать, как вас уважаемые слушатели и зрители обманывают. Ну, а вы, как правило, “ведетесь”. К сожалению, финал будет пессимистичным, это такой подарок к Новому году, чтобы вы поумнели. Соответственно, когда возникла психология, неизвестно. Есть такой курс в университетах, называется “История психологии”. Там делается несколько отсылок, что все пошло, естественно, из Греции. Такой пример, что был Сократ, который письменных источников не оставил, но он писал, что в минуту размышлений его посещал Даймон, Даймоний, иногда переводят как Демон. Что это было, эпилепсия или древнеегипетские техники наведения транса, никто не знает. Но он впадал в такое состояние. Очень важный момент, Сократ выше ставил не “я”, а истину. То есть, жена может его как-то там пилить, его избивать, но главное истина. Вот это вклад Сократа в европейскую науку и дальше пошло. Далее. Советую, кого интересует написание текстов, прочитать Аристотеля, неоконченные трактаты: “Поэтика” и ”Риторика”. То есть, Аристотель описывал частично суды того времени. Где люди состязались, и было очень важно произвести впечатление. Поэтому нужно было держать внимание. У Аристотеля появилось не ожидание некоего Демона, он же Даймон, он же эпилептический припадок, он же транс, а некие элементы технологии. Когда читаешь “Поэтику” и “Риторику”, можно закрыть и сказать, что это XVII век.

Далее. Приходит христианство. Единый Бог. Только мне известно порядка 50 – 60 авторов, которые говорят примерно следующее, что есть “божественный экстаз”, это не мой термин, все идеи приходят сверху. Другие авторы говорят, что идеи приходят сверху тем, кто верует. И так далее. Таких порядка 50 – 60 высказываний одного азимута.

Немножко скачу. Далее наступает 1215 год и Четвертый Латеранский собор, который проходит в Риме. До сих пор это здание есть. Они наблюдают, что вообще много еретиков. Потому, что накопилось много догматов. И как-то Латеранский собор про эту интуицию, “божественный экстаз” забывает и постановляет, что каждый христианин Европы должен исповедоваться раз в год.

Д.Ю. Как-то нечасто.

Игорь Викентьев. А до этого вообще не было. В Библии вообще исповедь упоминается, как перемена сознания. Но, обратите внимание, когда дело доходит до дела, извините за каламбур, возникают технологии, 1215 год как бы, постановили. А если не исповедуется, то, страшная такая штука для средневекового человека, похороны не по христианскому обряду. Грубо говоря, не человек.

Д.Ю. И, значит, на христианском кладбище тебя хоронить нельзя. За забором. Как актера, проститутку и других негодяев.

Игорь Викентьев. Естественно. Да. Соответственно, проходит немного годиков и в 1252 году Иннокентий IV разрешает инквизиторам... Очень важный момент, он не мог написать письменно о том, что казнить потому, что христианин христианина казнит. Поэтому была придумана такая творческая формулировка, 1252 год, “умаление членов”.

Д.Ю. Что-нибудь отрезать?

Игорь Викентьев. А не написано. Важно, что не написано. Дальше начинаются очень “стебовые” вещи. Кто-то, может быть, захочет из молодых историков сделать репортах, я думаю вы нам не откажете в этом. Дальше возникает очень интересный момент. Для себя святые отцы делают гораздо более мягкое законодательство. Описаны случаи, когда человека, чуть не сказал “по пьяни”, замели и за ночь он себе эту лысину, “тонзуру” выщипывает. С тем, чтобы его отдали под более мягкие законы. Святые отцы были не промах, они вызывали цирюльника, он освидетельствовал и говорил, что это свежевырванные волосики и, соответственно, нет. Далее. Известны случаи казни палачей. Потому, что палачу приказали казнить женщину, а она беременная. Его берут на крюк: “Тебе дураку что сказали? Казнить человека, а не двух”. Возникает очень интересная переписка светских и церковных властей на тему аренды виселицы. В разных городах, в разных странах она принадлежит разным субъектам. Возникает такой рекламный бизнес центр: “Нет ли у вас виселицы?” Вот такая штука очень интересная. Обратите внимание. Мне было важно, когда дело доходит до дела, начинаются технологии, а не молитвы.

Ну, хорошо. Проходит время и в 1590 году некто Рудольф Гоклениус, немецкий врач, использует в своем трактате слова “психология”, буквально. Считается, что это один из источников психологии. Следующий источник психологии, это уже научная психология, Вильгельм Вундт, немецкий психолог, в 1879 году, совсем недавно, в Лейпциге основывает первую психологическую лабораторию. Начинает пытаться в числах мерить восприятие человека. Хоть как-то, хоть какое-то подобие науки. Параллельно пишет 54 тысячи страниц, которые до сих пор не прочитаны. Соответственно, стандартный вопрос, о котором нужно рассказать, это будет на слайде, мы слайды будем отдельно вешать потому, что их много, они красивые, посмотрите отдельно. Соответственно, масса людей, которые непрофессиональные психологи, они не знают, что на сегодняшний день психологий несколько десятков.

Д.Ю. Это в смысле течений?

Игорь Викентьев. Нет. Разные предметы. Разные направления. Психология детства. Дифференциальная психология, это сравнение различных людей и так далее. В некоторых учебниках, допустим, к маргиналам относятся преступники и гении, это такая традиция европейская. Психология семьи, психология коммуникации. И одна из таких психологий, далеко не единственная, это психология творчества. Еще одна из вещей, которую я забыл сказать, что в любом крупном университете, учитывая, что есть глобальное незнание, есть своя психология. И даже, малоизвестный факт, в советские времена об этом писалось, было минимум 3 - 4 психологии. Была питерская психология. Было несколько московских психологий. И была тбилисская психология. Даже в советские времена, когда все было достаточно единообразно.

Соответственно, далее я буду рассказывать про психологию творчества. И сразу скажу, как меня опровергают на публичных лекциях молодые люди после моих 3-х часовых рассказов. Я три часа парюсь, минимум полтора, рассказываю про психологию творчества. После чего из первого ряда поднимается рука и молодой человек, при всех, не стесняясь, говорит: “Игорь Леонардович, вы зря наезжали на психологию творчества потому, что у меня был случай, что меня не любит девушка, Но в нашей компании я отличаюсь тем, что могу выпить полбутылки водки по четным “булькам” или нечетным. Это очень круто...”

Д.Ю. Какое достойное умение. Так.

Игорь Викентьев. “...А девушки слушать об этом не хотят, считать эти “бульки” не хотят. Нас на работе всех погнали к психологу. Психолог мне сказал, - сейчас будет гениальная фраза, - Что девушка тоже человек...”

Д.Ю. “Белое солнце пустыни”, да.

Игорь Викентьев. Дальше большая пауза была. “Чтобы попытался ей рассказать что-нибудь кроме “булек”. Спросил как у нее настроение, чем она живет, чем увлекается. Вы знаете, произошло чудо, вот вы наезжаете на психологию творчества, а психолог мне посоветовал, и стало счастье”.

Д.Ю. По-моему, подобным персонажам лучше сразу ходить к ветеринару. Мне так кажется, извините.

Игорь Викентьев. Моя интерпретация несколько другая. Первое, я не наезжаю на психологию творчества. Пытаюсь изложить те засады, которые есть. Второе, этот пример никакого отношения к психологии творчества не имеет. Просто-напросто молодому человеку не повезло в детском саду, в школе, в семье. Его просто элементарно не воспитали. Психолог дал просто житейский совет. Сказать, то это профессиональный совет, мягко говоря, ни в какие ворота.

Поэтому, чем же занимается психология творчества? Она занимается вещами, которые в моем понимании стали критичными, я сужу не только по своим работам, а по возрастающей переписке, которая на меня падает. Психология творчества занимается мышлением, воображением, фантазией, принятием творческих решений, интуицией. Ну, и развитием творческой личности. Это обычно так декларируется. По идее то, что я сейчас назвал, интересует многих людей. Дальше я буду говорить о психологии творчества, а о каких-то других психологиях, наверное, в следующий раз. Главный тезис, о котором я сегодня буду говорить, к сожалению, психология творчества, в моем понимании, я постараюсь этот тезис доказать, не получилась. Причем я не буду искать, и вам не советую искать, какого-то злого умысла. То есть, масонского заговора какого-то. Просто это ситуация, которой мы все подвержены. Грубо говоря, психологи оптом сели не в тот автобус. Перепутали и уехали в Мурманск, а не в Адлер. Ну, бывает. Человек может быть умный, но сел не в тот автобус. Умный, начитанный, образованный, с двумя языками. Есть потрясающие девочки, интересные в области психологии. То есть, глазки, ушки. Две родных коленки, не китайские. Тип “подмосковный одуван”. Вы меня понимаете, Дмитрий Юрьевич?

Д.Ю. Конечно.

Игорь Викентьев. Сердце кровью обливается, но села не в тот автобус. А там еще кондуктор задурил голову. Вывод из моей лекции, который я буду повторять: будьте чрезвычайно осторожны, вещь актуальная, нужная, но она происходит не из того автобуса. Кто хочет, я скажу, в какой автобус садиться и так далее. Соответственно, почему так произошло? Почему этот автобус получился не только в России? Если вы думаете, что за рубежом лучше, то читайте журнал “Вопросы психологии”, шесть номеров в год выходит. Мой совет как его читать. Прийти в крупную областную библиотеку и читать в читальном зале потому, что понесете домой, будете кричать, материться и прочее. Сразу в библиотеке читайте. Соответственно, почему произошло. Я назову порядка пяти причин, которые имеют отношение к амбициозным нашим зрителям и слушателям. Первая причина, о ней я уже как-то говорил сидя на этом месте, она очень проста, что наша европейская культура выросла из религии. Я человек неверующий, но отдаю должное, до сих пор наша культура набита религиозными символами. В религии есть один момент, за свои слова религиозные деятели не отвечают. Если быть честным, они не отвечают. Были факультеты теологии в первых университетах. Медицинский, юридический и теологии. Многие ученые по базовому образованию теологи, специалисты в религии. Это такой размытый процесс.

Из средневековья, из возрождения появилась некая каста людей, которая называется философы. Я ни в коем случае не против философов. Но надо сказать, что философы тоже не очень отвечают за свои слова. Плюс очень обидная штука, им очень обидно до сих пор, когда им говоришь, философы преимущественно работают перед студентами. Студент существо зависимое: экзамены, зачеты и так далее. Если есть питерские философы, у которых есть амбиции в области теории творчества личности, я к вашим услугам бесплатно. Опыт показал, мне нужно на одного очень крутого специалиста не более 3-х минут. Пожалуйста, я к вашим услугам. Мы каждое воскресенье проводим мероприятия в Питере. Добро пожаловать, побеседуем. Соответственно, достижения философии творчества, есть такое направление “философия творчества”, к сожалению очень смешное. Я читаю эти тексты, кто хочет, может почитать в интернете. Доцента никуда не берут на работу, поэтому он придумывает спецкурс, чтобы ему каких-то денег на старших курсах заплатили. Есть такое простое измерение специалиста “а где его покупают”. Подсказываю, специалиста должны покупать более, чем в одном месте. Если к нему очередь, как к прима-балерине очередь ведущих театров мира...

Д.Ю. Или других граждан, заинтересованных.

Игорь Викентьев. Но это личная жизнь, о личной жизни не буду говорить. Соответственно, потом возникает психология творчества. На стыке веков, XIX и XX. У которой возникает тоже некая безответственность. Что, как бы, мы есть и, как бы, нас нет. И тут эту линию философию творчества, психологию творчества, усиливает другая линия. Малоизвестный факт. если вы посмотрите количество студентов в питерском, казанском, харьковском, московском университетах в середине XIX века, их очень мало. Во времена восстания декабристов в питерском университете порядка 40 человек. Ребята, для гигантской страны это даже не щепотка соли. А на стыке XIX – XX веков возникают фабрики, заводы, производство. В европейских и в российских университетах количество студентов начинает измеряться тысячами. Сейчас уже десятками тысяч. Сорбонна это 26 университетов, на всякий случай. Гигантские вещи. В принципе возникают некие преподаватели университетов, и каждый университет говорит о том, что именно он выпускает специалистов высшей квалификации.

Д.Ю. Было бы странно, если бы он выпускал идиотов бездарных.

Игорь Викентьев. Это было бы очень честное признание.

Д.Ю. Но заявлять такое, значит лишиться денег и всего.

Игорь Викентьев. Голливуд такое никогда не снимет, Дмитрий Юрьевич. Соответственно, высшей квалификации, причем по разным направлениям. Соответственно, теории творчества нет, а что-то такое рассказывать надо. Дальше возникает совершенно чудовищная вещь. То есть, люди, хорошие учителя школы, когда их спрашивают, как писать стихи, как делать правильно фотографии, тексты писать, они отвечают: “Нужно быть поэтом”. Сильный ответ. То же самое повторяется в университете и, Дмитрий Юрьевич, не побоюсь этого слова, в академии наук. То есть, обратите внимание, некая научная дыра начинает тиражироваться. Это сложная фраза, повторю еще раз. Научная дыра, затычки нет, она начинает тиражироваться. Дальше возникает некая шутка, если кто следит за университетской жизнью, я просто чувствую, что уже стал старым. Потому, что постоянно, начиная с XVIII века, постулируют, что такое, Дмитрий Юрьевич, университет? Есть какие-то потрясающие, уникальные, больше нигде нет, преподаватели, которые находятся далеко за передним карем науки, они прозревают будущее. И попутно бестолковым студентам пять лекций в день они читают. Если будет такой человек, который прозревает будущее и пять лекций в день, то это за гранью “Нобеля”, сразу могу сказать, для начала. Это вранье. Такая Наука, с большой буквы. Вообще любая деятельность и пять лекций в день. В принципе любая большая деятельность и пять лекций в день, или четыре лекции в день, или три лекции в день, даже две лекции в день, они несовместимы.

Д.Ю. Это невозможно.

Игорь Викентьев. Да. Невозможно. Когда-нибудь Нобелевская премия будет получена, мы работаем над этим. Но, тем не менее, это нормальное, натуральное университетское вранье. Есть очень редкие исключения, которые называются “Научная школа”, которые складываются поколениями. Физики, математики, биологии есть научные школы. Вот в бизнесе научных школ, мягко говоря, не очень. Даже в крупнейших университетах мира, я хожу по сайтам, смотрю. Так вот, они должны писать какие-то книги, методички потому, что за это дают баллы. Преподаватели должны писать какие-то книги, слово “какие-то” – главное. Какие-то книги, методички, должны проводить какие-то конференции. Теперь, телезрители, можете посмотреть на единственного человека в Союзе, который это все читает. Крупным планом, пожалуйста, Дементий. Я читаю вашу ерунду, извините, ваши “шизовки”, извините еще раз, научные труды, я оговорился. Я это внимательно читаю, конспектирую, вы даже в базе с вашими глупостями. Соответственно, достижений никаких. Они как бы изображают, нужно для научной отчетности, ни, они и изображают.

Сейчас стало модным, веяние идет, к сожалению, с Запада... В поздние Советские времена, в “перестройку”, естественно, и сейчас, государство эту вещь прощелкало и зевает. Россия могла бы выкинуть креативный флаг в мире. Условия есть, дальше нужно работать. Это задача, как бы, не частного человека. К сожалению это тоже “прозевано”. Не будем о Сколково. Сейчас очень модны такие “закосы” под “креатора”, “я креативен, я творческая личность”. Подсказка женщинам, чтобы вы наказали ленивых мужчин. На вопрос мужчины: “Почему ты не сварила суп?” Надо отвечать: “Я - креатор”. Дорогие женщины, освойте это, и мужчина будет более критически смотреть на себя. Соответственно, здесь возникает ситуация, когда с одной стороны все, как бы, нормальные люди, работящие, некоторые умные, начитанные, некоторые с языками. Некоторые с двумя коленками, я уже говорил, “одуван несорванный”, стариковская мечта.

Тем не менее, все совместно собираются в кучу, дальше возникает вопрос, вы находитесь в центре Москвы или Санкт-Петербурга. Дальше по Шукшину, у вас есть денежки какие-то, допустим, и вы хотите развить какие-то творческие способности, поставить навыки, решить изобретательскую задачу, бизнес-задачу. Деньги у вас возьмут, я проверял. Что вы получите в ответ от ведущих учебных заведений, это мягко говоря... Соответственно, эту нишу заполняют маргиналы, люди студенческого вида, причем, судя по всему, недоучившиеся студенты, рассуждают о креативе на youtube. Мой совет вам, уважаемые телезрители, остерегайтесь. Я скажу, как проверять людей, понимают ли они те тексты, которые говорят. Сейчас очень важный момент, “21+”. Прошу убрать студентов и детей от экранов. Сейчас Дмитрий Юрьевич, спасибо, что он согласился, зачитает очень страшный текст. А я потом прокомментирую. Текст будет очень страшный и научный.

Д.Ю. “Онтопсихология Антонио Менегетти на практике”. У меня есть книжки Антонио, минимум одна.

Игорь Викентьев. Выкиньте.

Д.Ю. “Зина, в печку ее!” Антонио Менегетти так практикует и создаёт новые принципы “онтопсихологии”:


“Объединив научно-рациональное познание с организмическим, удалось скорректировать базовую систему научных знаний. Лет двадцать назад ко мне на психотерапию пришла женщина, которая попросила меня избавить её от боязни кошек. Всякий раз при виде чёрного кота, где бы и при каких обстоятельствах это ни происходило (в машине, с мужем, отцом, в ресторане и т.д.), она незамедлительно должна была вернуться домой, так как впадала либо в состояние паралича, либо крайней формы истерии. Тогда я попробовал применить все самые передовые на тот момент и известные мне техники психотерапевтической работы - то есть я попытался решить проблему клиентки с позиции научного эксперта, - но ничего не получалось. В одну из наших встреч я задумался, что могло бы связывать эту женщину с чёрным котом. Запустив этот вопрос внутрь себя, я полностью расслабился, как эмоционально, так и умственно. Размышляя таким образом о чёрном коте женщины, я начал ощущать некоторое оживление в мошонке и нарастающую эрекцию в пенисе. Первой моей реакцией было удивление и стыд; я отбросил эксперимент и вернулся к диалогу. Однако после я мысленно вернулся к этому моменту и заметил, что всякий раз, когда я думал о чёрном коте женщины, наступала эрекция. После короткого анализа я спросил её в упор, не случалось ли ей, будучи ребенком, почувствовать эрекцию своего отца. Запрещённый факт крылся именно там. При видении чёрного кота всплывала ассоциация, и она чувствовала сексуальное влечение, однако её бессознательное видело в этом запрещённый пенис, инцест с отцом, во избежание которого она кастрировала себя и впадала в истерию. Так, выявив причину, я смог контролировать патологический феномен и полностью вылечить клиента. После этого случая в течение примерно шести лет я работал над изучением этого способа познания, проводя различные эксперименты, и по завершении дал ему название - семантическое поле. В процессе исследовательской работы мне удалось установить способы восприятия семантического поля, его абсолютную точность в описании действительности и критерии, по которым семантическое поле можно отличить от эмоций, вызванных у субъекта каким-то внешним воздействием. Таким образом, к рациональному, чувственному, физиогномическому, семиотическому восприятию, корпускулярно-волновому анализу атома необходимо добавить семантическое поле. Такой способ познания является для меня первейшим критерием при изучении человека. “Поле” понимается в математическом, физическом смысле как атом, ядро. “Семантическое” означает направление, смысл. Следовательно, семантическое поле - это направленное силовое поле, информация, присутствующая внутри энергетического кванта, физически определённая цель. Семантическое поле есть действие, осуществляемое неким полем в получателе, структурирующее в настоящий момент движение. Оно не только вносит символ, но и изменяет клеточную структуру. Это - информация, вызывающая эмоцию, как путём изменения импульсов, так и через структурную перестройку органа. Магнитное, электрическое и тепловое поле представляют собой реальное присутствие в действии, которое изменяет функции, создаёт и модифицирует структуры”.


По-моему, это диагноз.

Игорь Викентьев. Подождите, подождите. Дмитрий Юрьевич, обязательно и на youtube и на oper.ru ссылка будет на первоисточник. Менегетти, итальянский человек, отсидевший за мошенничество в Италии. Соответственно, это видео посмотрят несколько десятков тысяч, в Петербурге на психфаке открыта кафедра “онтопсихологии”. Контрольный вопрос. Как там проходят лабораторные работы? Мы хотим просто-напросто знать ответ. Если это не практикуется, то это не “онтопсихология”. “Семантическое поле”, если не практикуется. Если практикуется, сразу же напишите нам и депутату Милонову, он будет в восторге.

Д.Ю. А в интересах следствия такие эксперименты можно производить: разложил фотки подозреваемых, впал в транс, на кого встал, тот и преступник?

Игорь Викентьев. “Семантическое поле”.

Д.Ю. “Семантическое поле”. И половой орган, значит, может еще показывать.

Игорь Викентьев. Голливуд отдыхает.

Д.Ю. По-моему госпитализация и принудительное медикаментозное лечение просто необходимы.

Игорь Викентьев. Я потом за кадром расскажу, как открывалась кафедра эта “онтопсихологии”. Но не в эфире. Но мы продолжаем. Соответственно, понятно, что мы привели крайний пример, такие похожие есть. Такое возникает потому, что есть четкий актерский вопрос: “Чем удивлять будем?” Вот, Дмитрий Юрьевич замечательно зачитал. Я сейчас постараюсь привести пример другой. Мне помогла наш общий знакомый Александр Борисович Соколов. Таких примеров в принципе десятки, но я решил рассказать этот потому, что там оказался очень неожиданный финал. Соответственно, у нас были знакомые, на берегу Невы некая госструктура, неважно какая. По моей просьбе они нам предоставляли вечерами помещение. Очень красивое помещение, старинное, вид на Аврору. С тем, чтобы мы проводили заседания клуба тренеров-консультантов, “коучей”, Санкт-Петербурга. Соответственно, на одном из заседаний собирается несколько десятков человек, как правило, тренинговые, коучинговые фирмы, это человек три, четыре, пять. Собираются, как правило, руководители и, как они себя называли, ведущие специалисты, несколько десятков. Возникает мысль: “А давайте мы вызовем наших заказчиков и покажем наши методики в действии”. Ведет это Игорь Леонардович Викентьев, человек несовершенный, критикуемый, который выступает здесь исключительно за деньги. Надо сумму называть всякий раз, исключительно за деньги. Игорь Леонардович в наивности своей говорит: “Пожалуйста, приглашайте”. Игорь Леонардович берет телефон и звонит. В следующий раз приглашает Викентьев двух людей. Первый, мой знакомый, человек из Питера, у этого человека есть заводик в Кировском районе, недалеко от Кировского завода. Он сам изобретатель, делает некоторые физиотерапевтические приборчики, которые в принципе можно купить в любой аптеке. Не назову, умный поймет, неумный, и не надо знать. Я ему говорю, что вот, собираются у нас консультанты и тренеры, хотят показать свой класс, надо приехать, привезти подарки. Он говорит: “Полбагажника подарков можно?” Просто всем раздарить. Он действительно приезжает. Второй человек, издатель некоего информационного бюллетеня, который меня спросил: “400 евро победителю, это не мало?” То есть, 400 евро за хорошую идею. Я говорю: “Нормально”. Соответственно, приезжает человек, и мы с Александром Борисовичем начинаем балдеть. Директор, он же изобретатель, он же владелец, на доске разрисовывает. График идет вот так вот. Это график продаж. Рассказывает все. И тут я себя поймал на желании влезать в ситуацию и комментировать. Ну, думаю, ладно. Люди хотели продемонстрировать класс, пожалуйста. Рассказано все хорошо, приборы есть, владелец есть, идеальные условия. Я говорю: “Пожалуйста, уважаемые коллеги”. Собственно за 40 минут было получено два разных решения по продаже этого небольшого приборчика. Первое, я цитирую консультантов, это не мое решение: “Вам нужен бренд”. Второе решение, не совпадающее с первым: “Вам нужен стратегический бренд”.

Д.Ю. Глубоко.

Игорь Викентьев. За 40 минут. Это директора тренинговых, коучинговых компаний. Для критиков. Мы потом проводили неоднократно Всероссийские конкурсы, если вы думаете, что выборка по стране отличается от питерской, вы глубоко ошибаетесь. Главный секрет тренеров, консультантов, это абсолютное, несколько человек в стране исключение, неумение решать задачи клиентов. Вот это главное. Но был неожиданный финал. Соответственно, второй, который 400 евро, он опаздывает, мне звонит: “Я доеду”. Я говорю: “Ты не приезжаешь”. – “Почему?” – “Потому. Ты не приезжаешь”. Проходит месяц, собираемся в следующий раз. Обещанный неожиданный финал. Приходят люди и те, которые были в прошлый раз, говорят: “Мы классно решили задачу первого клиента. Леонардович сдуру, что-то его там ужалило, не пустил второго”. Люди все поняли, “на голубом глазу” и так далее. Вот уровень разработки методик, решений. Повторяю еще раз, кому нужны ссылки на конкурсы различные, мы дадим. Вот это уровень принятия решений, когда вы находитесь в центре Москвы или Санкт-Петербурга. Готовы даже заплатить 400 евро.

Неужели все так плохо в том, что касается психологии творчества? Сейчас я назову несколько фамилий, плюс, кто хочет, можете угрохать вечер у нас на портале vikent.ru есть 112 материалов, которые считаются достижениями в области психологии творчества и в принципе, если у вас есть вечер, вы бесплатно можете посмотреть достижения психологии творчества. Ну, один вечер нужно грохнуть на это. Соответственно, было несколько фамилий, которые я рекомендую вам запомнить. Обратите внимание, главная цель большинства психологов, работающих в области психологии творчества, это защитить диссертацию, а не решить вашу задачу. Как только вы это начинаете понимать, мир становится прозрачен и ясен. Единичные исключения в XX веке, это такой специалист, как Карл Дункер, ссылки будут. Карл Дункер, один из немногих, кто работал со сложными задачами. То есть, не выдуманные задачи, там девять точек, выдуманные задачки, из диссертации в диссертацию тиражируются. Одна из его задач, наиболее известная, следующая: есть некая опухоль внутри человека, при ее изведении излучением типа рентгеновского, разрушаются соседние ткани. Он эту задачу давал. Контрольное решение, что надо светить с разных сторон. И только в месте опухоли все напряженно, а так, вообще, ткани не поражаются. Остальные экспериментировали с задачами часто на студентах, на школьниках. Как-то на не очень взрослых людях. Есть некие ассоциации, чтобы Карл Дункер вам запомнился. У Карла Дункера, он эту задачу не давал, но ее решил Илья Сац, музыкант Станиславского. Дело в том, что в 1905 году в Москве убили Николая Баумана. Все думают, что он инженер потому, что Бауманское инженерное училище, нет, он студент-ветеринар. Соответственно, было запрещено с оркестром его провожать. Николай Сац, это очень кинематографично бегал между трубами и расставил. То есть, скрипач стоит около ворот, кто-то за роялем сидит около окна, но они все рассеяны поодиночке. Когда процессия подходит к этому месту, звучит оркестр, а Николай Сац бегает между трубами. То есть, принцип дробления. Принцип дробления, это принцип номер один в ТРИЗ. Стандартное решение и так далее. Я сейчас привел медицинскую задачу и похоронную, если так можно выразиться, ход решения один и тот же. Потому, что ТРИЗ накрывает очень многие направления. Ну, отвлеклись немножко.

Второй, это такой автор Норман Майер. Который решал относительно сложные задачи. Почему я хочу это оговорить. Данные о Нормане Майере я послал Генриху Альтшуллеру, опубликовал в книжке “Найти идею”. Многие считают, что это “тризовская” задача, нет. Это американская задача. Висят две веревки, и детеныш не может их соединить по условию задачи/ И что делать? Она имеет разные решения, что просто-напросто нужно что-то привязать, что-то имеющееся в комнате. Начать колебаться, прихватить и связать. Есть такое решение, которое считается “тризовским”, детеныш снимает что-то с ноги, сандалию, привязывает и тоже начинает мотаться и так далее. Это относительно сложная задача, с которой экспериментируют психологи. Понятно, что если вы экспериментируете с какими-то “сопливыми” задачам, то мощных, прорывных технологий вы не сделаете.

Дальше. Очень интересный человек работал в Москве. Гипнотизер и гипнолог, Райков Владимир Леонидович. Можно посмотреть на youtube. Но Райков, как это очень часто бывает у специалистов своего дела, он немножко преувеличивал возможности. Например, Фрейд тоже немножко, мягко говоря, преувеличивал возможности психоанализа. Соответственно, люди, которые не умели рисовать, они начинали рисовать. Иногда ученики Райкова говорят о том, что...

Д.Ю. Он их рисовать учил?

Игорь Викентьев. Нет. В состоянии гипноза люди начинали рисовать. Говорилось, что никогда не рисовал, это очень здорово. Я посмотрел эти работы, вы тоже можете посмотреть на yandex. Он мог снимать барьеры, прорыва в живописи там не было. Как энтузиаст своего дела, он был склонен преувеличивать. Поэтому снятие барьеров и достижения, это связанные вещи, но не надо подменять.

Далее. Первая докторская по “арт-терапии”, то есть, когда человек больной, какие-то душевные недуги, была сделана Марком Евгеньевичем Бурно. В этой докторской есть такая деталь, которую психологи очень не любят упоминать. А что такое арт-терапия? Это рисуночки из песка. Создание фигурок из газеты. Чем-то нужно человека занять, что-то поможет. Так вот, у Бурно в диссертации есть такая ремарку, которую психологи или не знают, или не любят говорить, что: “На арт-терапию нужно 5 лет”.

Д.Ю. Извините, перебью. Есть хороший пример. В Америке есть такая тюрьма “Алькатрас”. У Сан-Франциско залив, посередине остров, не совсем посередине, на остове тюрьма. Там сидят уголовники. Для многих открытие, что в Советском Союзе, кровавом, тоталитарном, были исправительно-трудовые учреждения. Разве можно исправить уголовника, тупые “совки” не в курсе были. Так вот. В Америке это тоже исправительные учреждения, там исправляют. Называются они правда “пенитенциарными”, но “Penitent”, если кто не знает, это “раскаяние” по-русски. И в рамках раскаяния и исправления уголовников снабжали бумагами, красками, кисточками, карандашами. Поскольку срока в Америке, например, в 1934 году в США выловленному гомосексуалисту за то, что он занимался гомосексуализмом, сразу, без затей давали 25 лет, “четвертак”. Это любителям острить, что у нас “ни за что” 10 давали, так вот, гомосекам давали 25, без затей. Ну, за 25 лет ты нарисуешься вдосталь. Что-то, подходя к концу, никому не помогло. Вообще никому. Ну, оно, наверное, полезно. Но полезно, если ты существуешь в неком коллективе, во главе которого стоит руководитель, который вызывает у тебя безусловное уважение. Этот руководитель говорит, что делать надо вот так, тогда может быть. Если ты отдельно в своем углу рисуешь, обдумывая следующее преступление, ничему это не поможет.

Игорь Викентьев. Да.

Д.Ю. Червонцы только рисовать если научится.

Игорь Викентьев. Нет, ну, известно, что в тюрьме те люди, которые с картами, они стажируются в тюрьме, ежедневная тренировка, времени много. Лучше пусть рисуют, это совершенно понятно. Так вот. Это важно. Все занимались люди делом.

Теперь расскажу ситуацию лично с собой, которая тоже произошла с обществом “Знание”, только в Киеве, на улице Красноармейская. Кто не знает, есть небольшой Крещатик, и длиннющая улица Красноармейская. На улице Красноармейской есть, раньше было, общество “Знание”. Меня пригласили в Киев рассказать о принятии творческих решений. Тот человек, который меня пригласил, я был у нее дома, замечательная женщина, интересуется творчеством. Почему я этот случай рассказываю, я думаю, сейчас наши зрители немножко примеряют на себя. Потому, что те подвохи, которые здесь заряжены, к которым я перехожу. Мы говорим о творчестве, собирается киевская интеллигенция. Как все это проистекает, как вы консультируете крупнейшие российские компании, какие-то ваши ученики консультируют крупнейшие бренды мира и прочее. Я подхожу к окну, и вижу, у нее на окне лежит человеческая фигурка, сделанная из газет. Я спрашиваю: “А что это?” И она говорит: “Я хожу в группу арт-терапии, мы тоже занимаемся творчеством. Одно из упражнений, мы слушаем раковину, стоя на одной ноге”. Я сейчас не прикалываюсь, я цитирую. “Еще мы делаем рисунки на песке и человечков из газеты”. Причем все это происходит на полном серьезе.

Д.Ю. Знаете, я в детский сад когда ходил, мы там кроме того, что лепили из пластилина, еще аппликации делали. Когда из разноцветных бумажек надо нарезать, а потом клеем приклеить такую картинку. Дело было в детском саду, тоже, что характерно, на Украине. Видимо сейчас, я должен вернуться и припасть к этому обратно.

Игорь Викентьев. Дмитрий Юрьевич, вы честный. Бегом на Рублевку, там каждая жена либо стилист, либо фотохудожник. Бегом, бегом. Соответственно, у меня идет лекция, Киев всегда понимал замечательно, Я рассказываю путем намеков, путем эскизов очень приблизительных, о некоторых решениях, сделанных для крупнейшей компании по “железкам” и не только по “железкам”. Финал лекции. Ко мне подходит женщина, которая “лепит” из газет и говорит: “Вы знаете, наша руководительница была, вы ей понравились”. Это очень крутая оценка. Зачем я это рассказал? При словах “творчество”, “креатив”, ”инновация”, к сожалению, в силу того, что я назвал причины, университетское образование, тиражирование пустот, у людей образовался в голове хлам, но этот хлам проецируется на наше совместное будущее, которое лично меня интересует. Лично меня мое будущее интересует. Для того, чтобы наше будущее было более-менее приличное, соответственно, задачки нужно решать, и не только на уровне комков газет, песочной терапии и слушания раковины. Соответственно, будет слайд, который очень важен. Посмотрите, пожалуйста, какие ошибки здесь делаются.

Первая ошибка, от которой я бы хотел предостеречь, любое творчество бывает на разных уровнях. То есть, решения для ведущих компаний, а есть какой-то мелкий песочный рисуночек. Второй момент, известный вам более, чем мне, который тиражируют известные сценаристы и режиссеры, очень выгодно показывать, чтобы ничего не было, тут “Я” и “Оба!” (“Фигак!”). Обычно возникает следующее, что когда есть какая-либо задача, я сейчас не говорю какая, техническая, социальная, политическая, то всегда есть некие аналоги. Аналогов, как правило, много. Другое дело, что это выясняется, когда задача уже решена. Но аналоги всегда есть. Потому, что очень многие художники, или фотохудожники, они немножко побаиваются персональных выставок потому, что в советские времена было очень удобно: “Я - гений. Советская власть меня не пускает на выставку”. Сейчас в центре города полно залов, делай там что хочешь.

Д.Ю. Не считая интернета.

Игорь Викентьев. Не считая интернета. Когда ты начинаешь выставляться, хорошо, когда у человека два хода есть. И все. Это очень характерно для художников и для фотохудожников. В общем-то, штамп на штампе, выставки не бывает. Следующее. Обратите внимание на такой момент, который рассказывают специально для психологов. В середине XIX века стояла такая задача, “выбежать” стометровку из 10 секунд. И сейчас уже почти 9,5 бегают. Обратите внимание, это несколько искусственная задача потому, что, во-первых, там нужно определенное покрытие. Оно должно быть горизонтальное, коэффициент трения, не должно быть сильного встречного ветра, сильного бокового ветра. Более широкая задача стоит, а как бы нам преодолеть 100 метров за 10 секунд. В принципе десятилетний пацан на автомобиле, мотоцикле, мопеде, параплане, а легко. Если мы ставим задачу бегом, это мировой рекорд. Если же на мопеде, можете пересчитать, это очень небольшая скорость, вполне доступная ребенку. Так вот, обратите внимание, что прорывные задачи имеют несколько подходов к решению. Можно на параплане, можно на автомобиле, можно на мопеде. И они не очень связаны с психикой человека, как ни странно. Обратите внимание, происходит переход к технологии.

Как раз, еще один вывод, который сделал Альтшуллер, что когда мы начинаем разбираться в какой-то области, как правило, такая гамма решений, принципов, приемов измеряется сотнями. Для успокоения большинство из вас, уважаемые зрители, хотят один. Потому, что хочется успокоиться. Потому, что когда вы делаете человечка из газеты, вы успокаиваетесь. Я никогда не делал, просто подозреваю, это гипотеза. Но никакого отношения к будущему, к компании, к стране, к социуму...

Д.Ю. Я бы сказал, с моей точки зрения, лепка человечков, плетение корзин, попытки научиться, что-то рисовать, складывание из камушков еще чего-то там. То есть, это небезызвестная смена видов деятельности, которая расценивается как отдых. То есть, у тебя, по всей видимости, задействуются какие-то другие участки мозга. Ты руками ничего не делаешь, а этом полезно, например, табуретку сострогать, скрутить. Это гораздо лучше, чем аппликацию клеить, табуретка полезнее.

Игорь Викентьев. Табуретка на Рублевке не продается, Дмитрий Юрьевич. Табуретка не бренд.

Д.Ю. Но это смена деятельности, которая к творчеству никакого отношения не имеет.

Игорь Викентьев. На всякий случай, нужна ссылка на работу Сеченова от 1901 года, то, что вы сказали. Классическая смена деятельности. Соответственно, как люди дурят нас, и как это хорошо проверять. Когда начинаешь доставать специалистов в интернете либо очно, как они начинают врать. Способы вранья, я их не придумал, я записал те, которые вываливались на мою несчастную голову и так далее.

“Результаты есть, но они засекречены”. Дело в том, что я иногда работаю с некоторыми мужиками, поэтому авторитетно говорю, что: “Насчет засекречено, давайте не рассказывать мне сказки”. Я ставлю точку, умные понимают, дурак не интересен.

Далее. Очень часто на конференциях, как правило, занимаются этим женщины, которые говорят: “Да, у меня нет, но есть один мужик, который не публикуется. У него есть”. Очень странно во времена интернета, что “есть мужик, который не публикуется”. То есть, ситуация переводится в принципиально непроверяемую. Опыт показал, что иногда, когда удается дойти через знакомых до человека, ну, это тот же блеф.

Далее. Стандартная отмазка в университетах: “Да, вы правы, у нас ничего нет. Но мы работаем, Вот-вот будет”. Любой инвестор это слышит, что “сейчас нет, но вот-вот будет”.

Д.Ю. Дайте денег.

Игорь Викентьев. Да, вы отгадали. Нет, я поступаю более хитро, я рассказываю: “Вы знаете, ваша задача частично решена. Давайте я вам расскажу как бы”. Люди понимают, что расскажу, это будет работать, это проверяемо. Я и мой знакомый делали такой трюк, в поздние советские времена, когда рассказывали про S-образную кривую. Подбегает социолог и говорит: “Вы понимаете, что сейчас рассказываете несколько докторских? Давайте, я сейчас вам рукопись отдаю, и сдавайте под своей фамилией”. – “Нет”. Потому, что когда вы выходите на большой результат, ученое сообщество, Александр Борисович Соколов знает очень хорошую рифму на это слово, оно будет вам завидовать, оно будет вам мстить. Поэтому, условно говоря, люди отказываются от докторской, которую предлагают в коридоре. Когда предлагаешь большой результат, ученые как бы сливаются.

Далее. Доводы подростков и молодежи: “Скоро будет нейрокомпьютер, он все сделает”. Мне эо напоминает ситуацию с картонками моей матери, что скоро будет компьютер и так далее.

Далее. Главное не решение, а нечто мутное. Сейчас масса людей, можете меня проверить, носится с “эмоциональным интеллектом”. То есть, такой клинический психолог Дэниел Гоулман, который даже не в состоянии был выдумать название этой дисциплины. И заимствовала “эмоциональный интеллект”. То есть, главное не работать, а общаться, общаться, общаться. Я вообще не против общения, но это входит в норму. Мне тоже очень хочется делать на первое апреля такое открытие, но понимаю, что сам буду ржать, расколюсь, не получается. По идее, можно сделать глубокое обоснование, что не надо сморкаться в занавеску. И назвать это учением.

Д.Ю. Глубоко.

Игорь Викентьев. Глубоко. Под первое апреля, на английском языке может прокатить такой “бренд”.

Д.Ю. И после секса причинное место об занавеску тоже не надо вытирать. Это правило хорошего тона.

Игорь Викентьев. Это следующее первое апреля. Вы знаете, в Москве обязательно появится главный специалист по этому делу.

Д.Ю. Курсы на Рублевке.

Игорь Викентьев. Да. Далее. Модные слова. “Взлом сознания”, не “тренинг продаж”, а “креативный тренинг продаж”. “Oriflame” отхватил такой бренд: “креативное лидерство”. Замечательно, но причем здесь “креативное лидерство”? Соответственно, есть такой Джо Гилфорд, который предложил восьмиминутный тест “Что можно сделать из кирпича”. Если вы выдаете много ассоциаций, то это здорово. Появился ряд людей, которые предложили не только кирпич, но и разные консервные банки, книги и так далее, что можно из них сделать. Например, если вы говорите: “Из кирпича можно сделать сарай, а еще домик можно сделать”. Это считается низкий креатив. Если вы говорите: “Возьмем две аэродинамических трубы. Разгоним там кирпичи, они столкнутся и посыплются в виде порошка”. Налицо большая креативность, поскольку в видоизменили исходный объект. Я хочу сказать, что эти ужимки и прыжки навязаны телевидением и кино. В частности передачей “Что? Где? Когда?”. Просто-напросто там нужно все быстро, это закон телевизионного жанра. Если бы они думали час, то зритель ушел бы от экрана, перешел бы на другой канал. Поэтому все очень быстро. Сколько ассоциаций вы приводите в единицу времени, на этом очень легко писать диссертации, никакого отношения к реальности, принятию решений, к будущему, а будущее, к сожалению, общее, я вот хочу работу над отдельным будущим, но ничего не получается. Соответственно, что нужно делать?

Мой совет, кого это интересует, я уже эти вещи называл, но тем не менее. Пункт номер один. Если вас интересуют принятия решений, инновации, бизнес-решения, политические решения, очень важно наличие корректных ссылок на первоисточники. Как правило, всегда есть первоисточники, всегда есть аналоги. Если ссылок нет, то либо автор некомпетентен, и он рассказывает по памяти, “одна баба сказала”. С высокой степенью вероятности делаются ошибки. Либо еще хуже, этим славятся “коучи”, тренеры-консультанты, человек знает первоисточник, но скрывает потому, что это конкурент. Поэтому первая проверка на порядочность, это корректные ссылки.

Второй момент. Пожалуйста, требуйте помимо разговоров некоторые примеры решения творческих задач. Развитие памяти, развитие внимания, по большому счету, вещи полезные, но для этого есть масса гаджетов, баз данных и прочее. Такой вот задачи все это делать, очень быть внимательным, может быть не стоит. Или стоит, но в таком случае нужно тренироваться на очень узком контексте.

Д.Ю. Я в течении 5 минут могу научить, как развивать внимание и как все запоминать. Надо всего лишь проявлять к этому интерес. Когда ты общаешься с человеком, неплохо внимательно его разглядывать. Какого цвета волосы, какого цвета глаза.

Игорь Викентьев. То есть, вы согласны, что девушка, тоже человек.

Д.Ю. Естественно. И больше скажу, женщина тоже человек. Но если, как это принято у идиотов, вы ждете, что сейчас вам раскроют какой-то магический прием, ознакомившись с которым вы мгновенно обострите свое внимание и чудовищно разовьете память, то такого приема нет. Все это достигается только непрерывным упражнением. Как, например, в Уголовном розыске, где тебя учат, на рожу только глянул, ты ее запомнил, почему? Во-первых, потому, что ты смотришь на нее с интересом, каким бы странным это ни показалось. А дальше рожа структурируется: “редькой вниз”, “редькой вверх”, лысый, волосатый, глаза, еще чего-то. У тебя все это в башке побито на полки и как ящики в комоде, брови такие, брови сякие. Кто-то, в виду природной одаренности, делает это неосознанно. От природы такой. Научиться этому, дело, не знаю, трех минут. Дальше, это единственная проблема в этом деле, надо непрерывно упражнять. Как только вы упражнять это перестанете, оно опять затухнет, так устроен человек.

Игорь Викентьев. А вот, Дмитрий Юрьевич, в голливудском кино показывают, что-то присоединяют проводком, что-то жужжит, лампочка мигает, и вся библиотека вселенной, она вкачана, в течение трех минут.

Д.Ю. Я считаю, что в мозг вкачано вообще все, что ты видишь, надо только уметь извлекать. А для этого применимы ряд приемов, которые надо оттачивать. Я вот, извините, перебью на некоторый момент, вот люблю фотографировать, очень сильно люблю. В детстве меня папа учил, потом я сам. И поскольку я любознателен и пытлив, как молодой Маркс, я во все пытался вникнуть. Я читал книжки, начиная с “25 уроков фотографии”, кончая “Светописью” и еще чего-то там. И вот советские книжки, они были хорошие, их было много. Но они были неправильные, с моей точки зрения, ибо там все время было написано, например, о композиции кадра: “Вам либо дано ее видеть, либо нет”. Я как-то расстраивался, думал, что мне не дано, я чего-то не понимаю в этом деле. А вот цвета, вам либо дано с цветом работать, либо нет. Либо вы это понимаете, либо не понимаете. Потом пришло время и через кордон хлынули “вражеские” книжки. И внезапно оказалось, что у “врага” все это давным-давно “раздраконено”, формализовано и распихано в эти самые ящички. Композиция, вот круглое, вот квадратное, вот треугольное. Если поставить так, будет это, если так, будет это. Попробуй поставить сам. Повтори то, что сказано, попробуй сам, может, чего-то новое найдешь. Сомнительно, но может, найдешь. Прием номер один, прием номер два, прием номер три. Никто тебе не гарантирует, что ты внезапно станешь, не знаю... Был такой знатный фотограф Картье-Брессон. Никто тебе не гарантирует, что ты станешь Картье-Брессоном. Но принципы, на основе которых Картье-Брессон трудился, тебе будут понятны. Кстати, когда он к нам приехал, то, естественно, местная фотографическая “интеллектуальная элита” на него напала с криками: “Где же нам учиться, в тоталитарном совке научиться этому было негде”. Но Картье-Брессон ответил: “Вон у вас целый Эрмитаж есть. Идите, смотрите. Лучше этого нет ничего на свете”. Такого в советских книжках мне никто не объяснял, никто не формализовал. Никто мне дураку по полочкам не разложил. А потратить на это 20 лет и узнать, что до тебя уже все сделали, как-то грустно.

Игорь Викентьев. Да. Смотрите, я немножко отвлекусь. То, что сейчас рассказал Дмитрий Юрьевич, это замечательно. Это как раз про “тиражирование дырок”, не сделали и стали говорить. Крупнейшее собрание мифов о творчестве есть на портале vikent.ru. Кого интересует, пожалуйста. Вещи читать чрезвычайно неприятно. Их там более ста. Причем так говорили умнейшие люди, раз не дано, то не дано. Они тем самым перекрывали кислород и будущее. В некоторых профессиях, если человек не обладает некоторым телосложение, то балетным артистом определенного уровня не стать. Ну, к сожалению, да. Но в интеллектуальных профессиях во многих можно очень далеко продвинуться.

Д.Ю. Я бы, извините, перебью, еще один пример привел. Вот “за 8 минут придумай мне какие-то там применения кирпича”. А, во-первых, человеческое мышление организовано очень сильно по-разному. Я вот, например, соображаю быстро. А у меня есть друзья, товарищи и знакомые, которые соображают в тысячи раз медленнее меня. Но, по-другому, и гораздо глубже. И человек, может быть, 5 лет будет думать, но придумает способ употребления кирпича такой, что, может быть, в тысячелетиях будет жить. Это означает, что я за 8 минут придумал 120 способов, а он за 5 лет один. Мои на хрен никому не нужны. Про аэродинамическую трубу и столкновения, что за чушь?

Игорь Викентьев. Они все макулатурные. Так вот, мы начали с того, что если кого-то чрезвычайно интересует, очень много парней молодых мне пишут. Их интересует развитие памяти, скорочтение, я действительно владею скорочтением. Мой совет, помимо того, что сказал Дмитрий Юрьевич, следующий, когда вы начинаете заниматься большим Делом, с большой буквы, то вы понимаете, что вам нужно, что вам не нужно. То есть, очень многие уходят от дела. Мы сейчас выучим, будем запоминать все предметы, там 30 предметов. Вы хотите поражать женщин в санаториях запоминанием 30 предметов?

Д.Ю. Оно примитивное, я такое с детства знаю и умею. Например, будучи на службе, в ходе очередного распития алкогольных напитков с незнакомыми людьми выдвигается предложение: “Напиши 100 слов на бумажке, пронумеруй от 1 до 100. Теперь прочитай их один раз вслух, я смотреть не буду”. Читает один раз вслух. После этого ты мне скажешь слово, а я тебе скажу под каким оно номером. Можешь сказать слово, я тебе скажу какой у него номер. Я тебе их могу перечислить от 1 до 100 и от 100 до 1. Могу десятками, двадцатками, через одно, через два, через три. Как ты хочешь. Количество водки, которую я таким образом выспорил, по-моему, неизмеримо. Ну, 100 слов всем тяжело написать, обычно от 20 до 30 получается. Все равно производит неизгладимейшее впечатление. Прием настолько примитивный, что ему обучается любой дурак в течение 3-х минут. Граждане, по-моему, не хотят ничего знать и уметь, раз такие вопросы задают.

Игорь Викентьев. Нет, это нормально для молодых. Хочется сразу сказать, что это некое временное отвлечение. Если есть большое дело, то под это дело и нужно формировать свои навыки.

Д.Ю. Ну, я бы сказал, дополню так. Оно, безусловно, полезное. Потому, что есть ряд совершенно идиотских вещей в рамках школьного обучения, где от тебя требуется просто-напросто запомнить определенный набор знаний. Из надо помнить. Например, полезно ли знать химику таблицу Менделеева? Наверное, любой уважающий себя химик, наизусть, ее помнит. Что, где стоит, под каким номером, и атомные веса, наверное, надо. Полезно ли в рамках сдачи экзаменов знать, что написано, в каком билете и каковы ответы? Наверное, полезно. Мне кажется, что это настолько примитивная вещь, что как-то даже неловко. Видимо, придется сделать отдельный ролик.

Игорь Викентьев. Значит, смотрите, еще и еще раз. По поводу навыков. Я не против. Дмитрий Юрьевич дал несколько таких наводок замечательных. Не оттягивайте крупное дело, встречу с крупным делом. На мой взгляд, педагогика будущего, тоже хочу о ней поговорить. На мой взгляд, это когда, глядя на детеныша внимательно в районе 5 – 7 класса, ему придумывается примерная профессия и потихонечку он к этой профессии идет. То есть, у него гигантское количество времени попробовать, сменить и так далее. А не когда ему профессия объявляется после училища, ВУЗа, по факту. На мой взгляд, это прогрессивно, в эту сторону стоит подумать.

Второй момент по поводу навыков. Требуйте, пожалуйста, решений каких-то задачек от тех людей, у которых вы собираетесь учиться. Это критерий, через который в России проходит небольшое количество людей, которые пытаются учить за деньги. При этом такой довод: “Вот я сделал себя”. Это жульнический довод потому, что не факт, что человек, сделавший себя, может объяснить. Как ни странно. Самое честное, это решение определенного класса задач. Каких? Кинематографических, социальных, “железных”. В зависимости от того, что интересует.

Третий момент. В принципе можете написать мне письмо, я тусовку эту знаю насквозь. Я отвечаю в течение дня. И последнее, помните, что в области психологии творчества практически непаханая целина. То есть, каких-то методик, технологий, решений определенного класса задач, например, как сделать научный журнал... Часто все думают про деньги, нужна подписка, нужны читатели и так далее. Очень хотелось бы увидеть, просто-напросто. У меня просто уже это сделано, как сделать некую книгу, которая будет стоять десятилетия. То есть, я такие книги делаю, в том числе сам, и ученики делают. Такое уже есть. Как сделать общественно-политический журнал. Сейчас это сходит на нет. Потому, что бумажная пресса заканчивается. Соответственно, направление просто не паханая целина. Но это немножко скрывается, а вдруг какие-то люди без высшего образования, без степени сделают, это же страшно. Это же унижение всей Академии наук, всей этой системы.

И еще несколько советов молодым людям. Если вас интересует некая творческая жизнь. Творческая жизнь, это гигантская пахота. Плюс творческие достижения. Как минимум на уровне крупного города. Практически 100 процентов писем, которые приходят, Дмитрий Юрьевич, явно от ваших зрителей, это когда человек пишет о себе. Любые крупные результаты достигаются в небольших коллективах. Поэтому один из ходов, преодолевая эгоизм многовековой, глупость, лень, все-таки это дело небольших коллективов, небольших объединений. Потому, что, как правило, люди в стиле Альтшуллера рождаются действительно очень редко. Поэтому есть очень большая проблема даже в Питере найти единомышленников, которые готовы несколько лет поработать над каким-то проектом. Присмотритесь к небольшим объединениям. Когда вас интересуют какие-то решения, неважно, в области бизнеса, политики... Возможно, с благословения Дмитрия Юрьевича еще состоится лекция о бизнесе. Но ученики все в командировках. Мне нужен человек, который в паре сыграет, но не получается.

Когда вы говорите о креативных решениях, вам скорее всего нужны не решения, а оптимальные решения под данные условия. Потому, что как говорил Менделеев: ”Любое решение должно работать не в принципе, а в металлическом кожухе”. Поэтому нужно под данное условие решение. Следующий момент. Времена, когда можно было сделать просто скидки и набить целый магазин народу прошли. Сейчас под Новый год в Питере не знаю, кто не делает скидок. Скидки делают все. Соответственно, если вы хотите себя развивать, записывайте, фиксируйте свои ошибки. Не факт, что это должны все знать, но люди делают типовые ошибки. Если вы исключаете 20 – 30 своих типовых ошибок, вы над собой растете как личность. Обратите внимание, одна из самых основных стратегий, фиксировать ошибки и обсуждать в семье, не внедрена. Потому, что, как правило, в семьях утрачивается возможность разговора. Это гигантская проблема, нерешенная. Я не понимаю, почему на сайте Академии наук она не озвучена.

Д.Ю. Было бы неплохо.

Игорь Викентьев. Было бы неплохо для кого? Для населения. Напоминаю, что Академия наук, она для населения, а не для зарубежных грантов, как ни странно. Далее. Очень быстрое созревание навыков. Нейрончики произрастают не мгновенно. Если вы путаете голливудские фильмы и реальность, вам пора прекратить смотреть кино даже у Дмитрия Юрьевича, извините. Навыки формируются несколько дольше. Поэтому не надо себя ругать, навыки формируются в небольшом коллективе, который дружественно к вам относится. Просто нормальные дружеские отношения. Коллектив, к сожалению, кот и собака заменить не могут, они замечательные, но тем не менее. Далее. Как себя мотивировать. На мой взгляд, если это не сложилось, вы не воспитаны, соответственно, работа в небольших коллективах, когда есть контроль исполнения, результатов, обещаний, это лучшее, что можно сделать в области мотивации. Далее. Разделяйте людей, которые есть на youtube. Вам может нравиться человек. Решайте для себя, вам может нравиться человек, это ваше личное дело. Чему этот человек может вас научить. Как правило, любое достижение оплачено большим трудом и некоторым вашим неудобством. То есть, нужно будет себя преодолевать. Соответственно, если вы не готовы себя преодолевать, то все мои ритуальные заклинания про творчество, инновации и так далее, они бессмысленны. Потому, что иначе никак.

Самое главное, что хотел сказать. К сожалению, ученые нам продемонстрировали уже более века в области психологии и творчества, что это абсолютно непаханая поляна. Все методики, которые на слуху, придуманы не психологами. Мозговой штурм придуман Алексом Осборном. Морфологический анализ придуман Фрицем Цвикки. ТРИЗ придуман Альтшуллером. К сожалению, на сегодняшний день, имея крупнейшую в Европе базу данных о различных методиках творчества, есть несколько смешных методик, типа “попей кофе, если утомился”, “сходи на свалку для нужных ассоциаций”, придуманы психологами. Давайте под Новый год об этом забудем. Давайте войдем в Новый год без психологии творчества.

Д.Ю. И без “онтопсихологии”. Антонио Менегетти.

Игорь Викентьев. Да, Антонио Менегетти, это круто. Ну, вот, уважаемые коллеги, я дал сегодня несколько советов и предостерег от некоторых типовых “залипух”, которыми, к сожалению, болеет интеллигенция. Замечу, “Болезни интеллигенции”, нормальная докторская тема, которая никем не охвачена. А интеллигенция болеет давно и круто, то есть, материала предостаточно в любом городе, где есть хотя бы пединститут. Интеллигенция ждет вас, уважаемые коллеги. Пишите письма.

Д.Ю. Спасибо, Игорь Леонардович.

Игорь Викентьев. Пожалуйста, Дмитрий Юрьевич.

Д.Ю. А на сегодня все. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


В новостях

30.12.16 16:15 Игорь Викентьев о психологии и практике творчества, комментарии: 21


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк