Дементий и Игорь Викентьев про Льва Толстого

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии - Игорь Викентьев | Разное | Каталог

05.04.17



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Дементий. Я вас категорически приветствую. В отсутствие главного, сегодня собеседником у Игоря Леонардовича, буду я. Здравствуйте, Игорь Леонардович.

Игорь Викентьев. Здравствуйте, Дементий.

Дементий. Игорь Леонардович, что сегодня будет интересного в вашем рассказе? Про кого?

Игорь Викентьев. Сегодня мы поднимем такую глыбу, я думаю, что вы мне поможете, как Лев Николаевич Толстой. Сразу хочу сказать, то, что я рассказываю, имеет такой смысл, что мы рассказываем о выдающихся людях Российской истории. Есть часть вещей, которые они делали, которые я советую, с вашей помощью, не делать. Есть некоторые вещи, стратегии, которые они делали, которые я советую нашим зрителям делать, либо самим, либо присмотреться. Вот, это основное содержание этого цикла. Итак, я должен очень кратко ввести в курс дела о предках Льва Николаевича Толстого. Им был пожалован графский титул за то, что один из его предков вывез, путем обмана, царевича Алексея из Италии и принимал участие в его допросах, при Петре I. Петр I пожаловал титул графа, как было написано “в нисходящих поколениях”. Вперед, на следующих родственников.

Дементий. Заслужил.

Игорь Викентьев. Да, заслужил. Когда человек один из руководителей Тайной канцелярии, а это предок Толстого, то это о многом говорит. Очень важно подчеркнуть, что сейчас это, в общем, безразлично для людей, по крайней мере, в нашей стране, а тогда было четкое отличие: граф и обыкновенный помещик. Более того, необходимо было обращаться к графу “ваше сиятельство”. То есть, это было установлено. Дедушка Льва Толстого был губернатором Казани, закончил свои дни в тюрьме за то, что, очень мягко, скажем, злоупотребил государственными средствами. Родовое имение “Ясная поляна”, которое принадлежало предкам Толстого, находилось на границе Московского княжества и того, что называлось “Дикое поле”. Отец Толстого был офицером. У нас сегодня подготовлен 41 слайд, это чудовищное количество. Сразу говорю, кто хочет разобраться, обязательно смотрите слайды. Потому, что очень большой объем, они будут выложены, когда это видео выйдет. Соответственно была мать, очень хорошая рассказчица, крупные черты лица, как раз Толстой похож на мать. Молодой Толстой некрасивый. То, что он некрасивый, это страдания молодого человека, которые сам Лев Николаевич описал. Соответственно, мы все привыкли к названию “Лев Николаевич”, строго говоря, сам себя он называл “Лёв”. Он “Лёв” Николаевич, в семье его назвали “Лёвушка”. И жена его называла “Лёвушка”.

Соответственно, готовясь к встрече, я переработал безумные килограммы литературы. Я хочу рассказать некую байку, которая даст нам некий ключ. Байка будет археологическая, любят ее археологи рассказывать. Шли раскопки в Старой Руссе и были найдены берестяные грамоты древних русичей. Руководительница этой экспедиции, женщина, видит, что берестяные грамоты написаны как-то не так. Она даже сожалела, что не может разобрать. Мужчины экспедиции поняли в чем загадка, то есть, писал “бухой” древний русич. Как только стало понятно, что писал один “бухой” брат другому брату, о долге, береста есть в интернете. то все стало мгновенно ясно.

Когда мы говорим о Льве Николаевиче Толстом, чего не понимают литературоведы и что нам важно для сегодняшнего разговора, что так получилось, что у него есть явные признаки эпилепсии. Я не невролог, но могу сказать, что эпилепсия имеет различные степени тяжести. Есть действительно очень больные люди, у которых припадок за припадком. Есть менее выраженные больные. Скажу такую вещь, я консультировался по этой теме, если мы посмотрим сейчас всех наших зрителей, то человек даже не знал, что у него какие-то эпилептические микроприпадки есть. Просто-напросто энцефалограммы нет, и человек даже не знает. Как говорят врачи, “недообследованные”, Я перечислю некоторые качества эпилептоидов. Описаны случаи. У него под конец жизни были многочисленные припадки, даже в течение одного дня, это круто. Как только мы поймем, что у него были эпилептоидные черты характера некоторые, нам будет легче разобраться. Потому, что литературные наносы на Льве Николаевиче, они чудовищные просто-напросто. Для эпилептоидов характерно следующее, одна из ведущих эмоций, это гнев. И они вообще “против”. Есть такое слово в русском языке “поперечник”. “Поперечник”, это “который против”. Обратите внимание, не потому, что это нужно для дела или обстоятельства этого требуют, а против потому, что против. Мы сейчас узнаем, что у Льва Николаевич движение души “против” было чрезвычайно развито. Далее. Большая педантичность, внимание к деталям. В то же время, эмоции близких людей не существуют для этого человека. Просто их нет, “я важнее”. Эти люди очень любят устанавливать порядок, и они физически одарены. Надо сказать, что статистически много эпилептоидов среди военных и различных правоохранителей. Так подбирают потому, что они склонны к физической работе, из них хорошие люди, которые надзирают. Если надо понять некий режим, регламент, это у них получается хорошо. Еще одна эпилептоидная черта, это “либо порядок по-моему, либо никак”. Насчет модных слов “либеральность”, “толерантность”, там это не ночевало. Кого интересует более глубоко, нужно обращаться к литературе по эпилепсии. То, что я сказал, я думаю достаточно, потом я буду раскрывать более подробно.

В семье было четыре брата и одна сестра и “Лёв” Николаевич был самым младшим, младше только сестра. Братья были старше. Так получается, что мать, когда ему было 2 годика, умирает. Соответственно, когда ему было 9 лет, или 7 лет, сейчас, извините, сбился, умирает отец. Лев Толстой воспитывался в женском обществе. Потому, что кланы был большой, было много родственников, у тетушек. Это было такое “женское воспитание в квадрате”. Это означает, во-первых, воспитательницы женщины. Во-вторых, первые годы своей жизни он воспитывался среди девочек. Девочек воспитывают, я не буду уточнять, все-таки несколько иначе, чем мальчиков. При этом он и граф, и немножко избалован. Избалованность еще накладывается на эпилептоидные черты характера. Дальше мы узнаем о многих капризах Льва Толстого, которые, вероятно, имеют истоки в детстве. Соответственно, следующая точка, которая нас будет интересовать, это вместе с братьями они переезжают в Казань потому, что братьям пора поступать в университет. Толстой, как младший, тоже переезжает, к родственникам. Лев Николаевич поступает в университет на Восточный факультет. На котором люди занимались, в том числе, татарско-турецким языком. Что такое татарско-турецкий язык, я не знаю, просто цитирую. Лев Толстой остается на второй год, тое есть, не получается. Но деньги есть, переводится на Юридический факультет. Тут возникает очень интересный момент, напоминаю, что он эпилептоид, заниматься по тому, что говорят преподаватели, ему не нравиться. Потом писала жена очень точно, действительно, для эпилептоидов очень характерный момент, “он хорошо самообразовывается” потому, что это он сам делает. А когда ему там сверху что-то, это нет. Плюс на это накладывается мучительные переживания молодого человека, я думаю, массе телезрителей это знакомо, он некрасивый. И параллельно, тут же, он хочет блистать. Причем обращаю внимание еще раз, к нему обращение “ваше сиятельство”, он же граф. И вот, соответственно, Дементий, сейчас мы зачитаем некоторые откровения юного Льва Николаевича Толстого. Послушайте, пожалуйста.

Дементий. Первый лист, да? Так, минуточку.


“Род человеческий можно разделять на множество отделов. На богатых и бедных, на добрых и злых, на военных и статских, на умных и глупых. И т.д., и т.д. Но у каждого человека есть непременно свое любимое главное подразделение. Под которое он бессознательно подводит каждое новое лицо. Мое любимое и главное подразделение людей в то время, о котором я пишу, было на людей comme il faut и на comme il ne faut pas (на благовоспитанных и неблаговоспитанных – Прим. И.Л. Викентьева). Второй род подразделялся еще на людей собственно не comme il faut и простой народ. Людей comme il faut я уважал и считал достойными иметь со мной равные отношения, вторых – притворялся, что презираю, но, в сущности, ненавидел их, питая к ним какое-то оскорбленное чувство личности; третьи для меня не существовали – я их презирал совершенно. Мое comme il faut состояло, первое и главное, в отличном французском языке и особенно в выговоре. Человек, дурно выговаривавший по-французски, тотчас же возбуждал во мне чувство ненависти: “Для чего же ты хочешь говорить, как мы, когда не умеешь?” - с ядовитой насмешкой спрашивал я его мысленно. Второе условие comme il faut были ногти – длинные, отчищенные и чистые. Третье было уменье кланяться, танцевать и разговаривать; четвертое, и очень важное, было равнодушие ко всему и постоянное выражение некоторой изящной, презрительной скуки. Кроме того, у меня были общие признаки, по которым я, не говоря с человеком, решал, к какому разряду он принадлежит. Главным из этих признаков, кроме убранства комнаты, печатки, почерка, экипажа, были ноги. Отношение сапог к панталонам тотчас решало в моих глазах положение человека. Сапоги без каблука с угловатым носком и концы панталон узкие, без штрипок, - это был простой. Сапог с узким круглым носком и каблуком и панталоны узкие внизу, со штрипками, облегающие ногу, или широкие, со штрипками, как балдахин стоящие над носком, - это был человек mauvais genre (дурного тона – Прим. И.Л.Викентьева), и т.п.”.


Игорь Викентьев. Соответственно, Лев Толстой пишет об этом очень откровенно. Пытался оценивать людей по тому, какие у них носки сапог, какие ногти. Такая тема, у Пушкина такая была. Какое у него сочетание панталон и сапог, это было важно. Такой барин, немного чудит в Казани, деньги есть. Соответственно, были цыгане, были карты, доступные женщины. И Лев Толстой не очень учится в университете, попадает в больницу, слов из песни не выкинешь, по причине венерического заболевания. Надо сказать, что это помогло, Пушкину такое помогало, в больнице он читает Бенджамина Франклина, начинает вести дневник. Надо сказать, что очень здорово. Он ведет дневник всю жизнь. Кто хочет разобраться в Толстом, я рекомендую читать именно дневник и исповедь. Потому, что такие произведения человек пишет сам о себе, не о героях. Соответственно, дневник, вы спрашивали до эфира, дневник Толстого вытаскивает. Потому, что если бы не было этого “зеркала’, продолжились бы цыгане, гулянки, карты, шампанское. Соответственно не доучивается в Казанском университете, Толстой не имел высшего образования. Возвращается в “Ясную Поляну”, пишет планы.

На слайдах можно почитать более подробно, эти планы касаются некоторых реформ. Кроме того, он хочет подготовиться и сдать экзамены экстерном. Как Ленин. Ленин сдал экзамены экстерном тоже на юриста. Одно из усовершенствований, он выписал из-за границы турник, установил его под окнами кабинета. Тут надо сказать о помещичьей традиции. Когда утром барин встал, поел, выходит на крыльцо помещичьего дома. Тут есть староста, какие-то крестьяне с просьбами. Какой-то народ. Барин раздает работы старосте, крестьянам. Выслушивает, кому-то дает деньги, кому-то дает совет, распоряжения. И вот, крестьяне немножко не понимали барина. И староста тоже не понимал. Поскольку барин висит на турнике вверх ногами, причем на одной ноге. Тогда у него были относительно длинные волосы, и волосы свешиваются. Ну, сейчас бы наших зрителей перевернутый Лев Толстой не удивлял бы, я так думаю.

А тогда это воспринималось, мягко говоря, странно. Кто хочет понять это, может перечитать “Утро помещика”. Это как раз такое пособие по “некоммуникабельности”. “Некоммуникабельности” потому, что он ходит по избам крестьян, предлагает некоторые инновации. Это разговор слепого с глухим потому, что крестьяне просто не понимают, что молодой барин говорит. В определенном смысле, такие вещи надо писать очень остроумно потому, что так писать, очень скучно читать, люди друг друга не понимают. Тем не менее, помогает дневник, он формулирует некоторые правила жизни, которыми в юности он хочет руководствоваться. Пожалуйста, третий фрагмент, Дементий, прочтите. Это пишет 19-летний Толстой в своем дневнике. Очень короткие такие правила, которые он пишет в дневнике.

Дементий. 19-летний Лев Толстой разработал для себя правила умственного труда:


1. Что нужно непременно исполнить, то исполняй несмотря ни на что.

2. Что исполняешь, исполняй хорошо.

3. Никогда не справляйся в книге, если что-нибудь забыл, а старайся сам припомнить.

4. Заставляй постоянно ум свой действовать со всею ему возможной силой.

5. Читай и думай всегда громко.

6. Не стыдись говорить людям, которые тебе мешают, что они мешают. Сначала дай почувствовать, а ежели он не понимает, то извинись и скажи ему это


Игорь Викентьев. Надо сказать, что это правила характерные для эпилептоида. То есть, “если говоришь, то говори громко”, я считаю, значит так и есть. Дальше происходит некое развитие, он живет в “Ясной Поляне”. Задуманные реформы не идут, крестьяне не понимают его. Дальше такая деталь, которую можно найти в интернете, можно найти в книгах, Толстой проигрывает дом, в котором он родился. На вопрос: “Где вы родились?” Он обычно отвечал стихами: “В Ясной Поляне, на кожаном диване”. Там действительно многие родились, на этом диване. Соответственно, он проигрывает в карты свое родовое поместье. Этот дом просто разобран до бревнышка и перевезен. Вот он находится в “Ясной Поляне”, настроение у него не очень отличное. И возвращается Николай. Николай, это старший брат, очень похожий на отца, человек талантливый, пишущий. Дело в том, что в раннем детстве, в юности, Толстой был не очень красивый, косноязычный, когда стали выходить его первые рассказы, многие знали семейство Толстых, считали, что это написал Николай. Николай был математик, окончил университет, пошел в артиллерию. Потому, что для артиллерии того времени нужны были математические расчеты, как там стреляет пушка и прочее. Такой талантливый человек.

Как сказал Тургенев: ‘У него нет недостатков, которые присущи для крупного писателя”. То есть, нужны грехи для крупного писателя, по мысли Тургенева, к которому мы еще вернемся. Николай, чуть ли не единственный авторитет в юности для Льва Толстого. Второй авторитет, это Жан Жак Руссо, портрет которого он носит. Брат Николай, скажем так, уговаривает его подумать об армии, бросить эту карточную игру. Толстой оказывается на Кавказе. Здесь полная аналогия с Пушкиным, когда он оказывается на Кавказе среди простых людей. Он занимается охотой, ему нравится такая простая жизнь. Об этом он написал повесть “Казаки”. Охота, земледелие, ему нравится такая жизнь. Далее, начинается Крымская война. У Толстого много связей, через знакомство. На войну устроиться непросто.

Дементий. На войну по блату.

Игорь Викентьев. Он переводится в Севастополь. Причем переводится в боевые части, которые постоянно под обстрелом. И он командир артиллерийской батареи. С Севастополем связано несколько вещей, начну с наиболее смешной. Толстого возмущает страшный мат солдат. Это передовая, они стреляют, стреляют по ним, стрельба не ружейная, а артиллерийская. Толстой придумывает новые матюги. Он предлагал такие матюги, я зачитаю один из них: “Ерундер пуп”. Что это означает, я не знаю, это к Толстому. Но солдаты это восприняли по-своему, когда сменился офицер, а Толстой уехал в Петербург, солдаты рассказывали следующим образом: “Вот мы матерщинники, но был граф Толстой, он загибал по-взрослому”. То есть, этой инновации солдаты не поняли, они поняли, что это мат, которого они не знают.

Второй момент. Он начинает писать “Севастопольские рассказы”. Тенденция в европейской литературе того времени, это немножко прославление войны, такое геройство. В Севастополе Толстой пишет, на контрасте, про ужасы войны. Он постоянно делает дегероизацию, он показывает, что трус может оказаться героем. Человек, который что-то совершил, за минуту до этого был, мягко говоря, не героем. Пересказывать “Севастопольские рассказы” я не буду. Кого интересует психология, мой совет “Севастопольские рассказы” читать. Рассказы замечает император, Александр II уже. и говорит, что нужно беречь офицера. Главнокомандующий замечает, а него там совсем небольшая должность. Соответственно, Толстой же “поперечник”, он же эпилептоид. Соответственно, он немного возмущен решениями, которые принимают генералы в Севастополе. Он на основе элементов матюков пишет “солдатские” песни. Авторство очень быстро удается установить. Поэтому молодой Добролюбов пишет: “Не знаю к4ак в Севастополе, а в Петербурге эти песни известны”. Давайте первые два стишка. Просто стилистику сейчас поймаем.

Дементий. Лев Толстой. Песня про сражение на реке Черная, 4 августа, 1855 год:


Как четвертого числа

Нас нелегкая несла

Горы занимать.

Барон Вревский-енерал

К Горчакову приставал,

Когда подшофе:

"Князь, возьми ты эти горы,

Не входи со мной ты в споры, -

Право, донесу".

Собирались на советы

Всё большие эполеты,

Даже Плац-Бекок.

Полицмейстер Плац-Бекок

Никак выдумать не мог,

Что ему сказать.

Долго думали, гадали,

Топографы всё писали

На большом листу.


Игорь Викентьев. Тут важно показать стилистику. Такие частушки, где он роздал всем военачальникам и военную карьеру он себе перекрыл. Офицер, который пишет стишки, причем популярные стишки, на свое командование, шансов не имеет. Надо понимать, что у него была финансовая прослойка, то есть, имение работает. Он в очередной раз приезжает в Петербург, где живет относительно недалеко от того места, где мы сейчас присутствуем, у Тургенева на квартире. Тургенев такой изысканный, мягкий человек. Тургенев считал, что нужно очень аккуратно Толстого ввести в литературно общество Петербурга. Уже известны его повести о детстве, “Севастопольские рассказы”. Параллельно Толстой продолжает то, что он делал в Казани, то есть, цыгане, бабы, пьянки. Тургенев говорит о Толстом: “Остервенелый троглодит”. Как мы убедимся потом, это так и есть.

Соответственно, Толстого раздражает в Тургеневе, он иногда его даже дразнит. Их мирит Некрасов, который развивает Пушкинский “Современник”. Толстой упрекает Тургенева, что тот специально ходит перед ним и у него “демократические ляжки”. Это не я сейчас придумал, это к Льву Николаевичу. Но тем не менее Толстого пытаются ввести в литературные салоны. Неважно к кому его водят. Есть такая писательница Жорж Санд, его приводят в некоторые салоны и говорят, что сегодня будут обсуждать Жорж Санд, здесь очень ценят Жорж Санд, пожалуйста, вот ничего... Соответственно, для Толстого чужого мнения не существует, чтение состоялось, все в восторге. Кто против? Толстой считает, нужно сказать правду всем. Сказал. Предупреждения, просьбы, приличное общество - просто не существует. Тогда его ведут в следующий салон, где читают Герцена. А это политическое преступление, в принципе за чтение Герцена, за нахождение журнала “Колокол” можно и подсесть в царской России. Но это молодой Толстой. Что он делает?

Дементий. Ни с кем не согласился.

Игорь Викентьев. Да. Про Герцена, про салоны, вся правда сказана. Это повторяется многократно. Соответственно через несколько лет, это уже писал поэт Фет, у него гостят Тургенев и Толстой и Тургенев рассказывает, что его дочь, то ли незаконнорожденная, то ли от крестьянки, она занимается благотворительностью. Казалось бы тема абсолютно невинная. Толстой что делает, Дементий?

Дементий. Он, естественно, ни с кем не соглашается.

Игорь Викентьев. Он возмущен. Через несколько минут все оканчивается вызовом Тургенева на дуэль. Всего лишь. Причем Толстой, человек брутальный, “стреляться без секундантов на опушке леса из ружей”. Ружья, которые на медведя, на лося. Получилось, что они расстались на семнадцать лет. Человек рассказывал, как его дочь занимается благотворительностью, прицепиться не к чему. Нужно понимать характер Толстого, он “поперечник”, на него накатывает.

Далее. Он немножко отъезжает в Европу. Не будем уточнять, что он там делает. Он два раза был в Европе. Поездки по Германии, Франции, Швейцарии. Возвращается. И охота зимой, я не уточнял с кем он ходил на охоту. То есть, были это помещики или мужики. Вы сейчас помете почему это не важно.

Дементий. Мужики загоняли, а помещики стреляли.

Игорь Викентьев. Может быть и так. Он этот случай сам описал потом, что делает ему честь. Охотники говорили о том, что встанут на “номера”. Соответственно, нужно обтоптать место, было написано, что снега было по грудь. Желательно, чтобы у каждого охотника было несколько таких мест обтоптанных. Толстой против, поэтому он не обтаптывает и заходит в снег по грудь. Дальше начинается дурная “голливудчина”. Дементий, на кого выходит медведь?

Дементий. Естественно на Толстого, который по пояс в снегу.

Игорь Викентьев. Дальше еще более дурная “голивудчина”. Боевой офицер Толстой “мажет” в упор. Я понимаю, было “стремно”, он и “мажет”. Второй раз тоже “мажет”. Пуля попадает медведице в зубы, то есть, тоже никак.

Дементий. Медведь решил поймать пулю зубами.

Игорь Викентьев. Да. То есть, очень дурной “Голливуд”. И медведица, она все-таки Толстого подминает. Но вот теперь те, которые обтоптали, успели его спасти. Я ничего не понимаю в охоте, но мне очень важно было понять, у него свои правила, а все остальные правила умножаем на ноль легко.

Дементий. Как он еще жив остался?

Игорь Викентьев. Таких эпизодов было несколько. Некая деталь. Было две поездки в Европу. Он был во Франции, где его поразили две вещи. Во-первых, культ Наполеона Бонапарта. Толстой называл его злодеем и возмущался, что есть такой культ. Он возмущается постоянно. Второй момент, боевой офицер ходит смотреть на работу гильотины. Гильотины работают, успокаиваю наших телезрителей. Толстой возмущен этим. Настолько возмущен, что московские врачи рекомендуют ему лечиться. У башкир в самарской губернии кумысом. Настолько он возмущен. Ну, я опускаю эту историю, здесь про Толстого ничего интересного, в общем нет.

Возникает проект яснополянской школы. В любом учебнике педагогики взахлеб, что вот, яснополянская школа. Что же такое было? Учитывая, что у меня педагогический стаж с 1979 года, я уверен, что ряд зрителей у нас немного позже этого момента родились. Я до сих пор не смог выяснить в чем была прелесть яснополянской школы. Почему? Толстой интересовался Песталоцци, педагоги знают, это один из основателей нынешней педагогики. Кого интересует, смотрите в интернете сами. Кроме того, в области педагогики Россия всегда ориентировалась на Германию. Хотя бы потому, что полное начальное образование ввела Пруссия. А Толстой против этого, против этой дисциплины. Соответственно, главный критерий у Толстого, чтобы детям было интересно. Крестьяне не хотят отдавать в его школу детей потому, что там нет порки. Второй мотив яснополянских крестьян, почему они не хотят отдавать, 10 – 12 летний ребенок, это работник. А там какие-то вещи, которых крестьяне не понимают: лепка, экскурсии по “Ясной Поляне”, в которой они живут. Уроков нет, заданий нет. Четкой программы тоже нет. Кто почитает толстовскую “Азбуку”, там, мягко говоря, чрезвычайно спорные педагогические идеи. Соответственно, это такое полу-развлечение, главное, чтобы было интересно. При этом в середине урока, между уроками может быть куча мала. Соответственно, таких филиалов он открыл около 20 штук. Там преподавали какие-то полуреволюционные студенты, странные, их пасла жандармерия. Были обыски в отсутствие Льва Николаевича, когда он отъезжал. Крестьяне смекнули. Яснополянская школа прекратила свое существование. Соответственно я очень прошу в комментариях на oper.ru написать, в чем же было достижение яснополянской школы. Потому, что я за последние несколько десятилетий так и не понял, в чем это было. Учение с развлечением, но мне кажется задачи школы несколько в другом. Дети должны что-то знать, уметь. Такое вот развлечение. Жандармы принесли извинения, Толстой писал жалобу царю. Но школа накрылась медным тазом.

Далее. Толстой, он граф. Местные помещики, дворяне, которые избирают на ряд должностей, он спорные вопросы обсуждает в своей губернии, в “Ясной Поляне” и пытается судить в сторону крестьян. Тут возникает некое дело, которое является, по свидетельству самого Толстого, переломным в его биографии. Вот эта гильотина на него очень подействовала, это я пересказываю, это не я придумал. И второе, такое событие. Рядом с его имением стоит Московский пехотный полк и там выпивает писарь. Ничего удивительного в этом нет, солдат выпил. Звали его Василий. Офицер ему назначил наказание, а он ударил офицера. Соответственно должен быть офицерский суд, там три офицера полка должны вынести решение по поводу проступка этого солдата. В качестве защитника предлагают Толстого. Толстой пытается, исходя из Христианских догм, защищать солдата. Первый офицер, который пригласил Толстого, он против смертной казни потому, что солдата за удар офицера ждет смертная казнь, расстрел. Второй, это полковник, имеющий странную фамилию Юноша. Третий, неуклюжий, несклепистый, никакой, как потом оказалось, очень дальний родственник будущей жены. Парень, такой увалень, добрый, мягкий. И Толстой уверен, что два офицера на его стороне, сейчас он им расскажет о Христианстве и все будет нормально. Но полковник Юноша тоже поговорил с одним из офицеров, с этим толстым, неуклюжим. Солдата расстреляли. Да, он виноват, его расстреляли. Здесь появляется первая запись Льва Толстого о том, что религия не работает. Дальше начинаются такие странные вещи, он начинает говорить ,что необходим личный труд, личное совершенствование.

Здесь такая точка непонимания Толстого. Потому, что Толстой писал, это зафиксировано, что читал Карла Маркса. И далее, цитируя Толстого, что он может сдать экзамен по Карлу Марксу. Если честно, я хорошо изучил Льва Толстого, Карла Маркса он не понял. Потому, что если внимательно читать Карла Маркса, там есть такая идея, что люди объединяются в коллективы, это называется мануфактура, фабрика, заводик, как-то это называется. Масса людей, даже в 2017 году, не могут самоорганизоваться. Так, получается, по ту сторону Атлантической лужи и по эту сторону Атлантической лужи. Тут возникает человек, который менеджер, организатор, бригадир. Толстой эту идею даже не рассматривал. Он считал, что каждый сам себе хозяин, у каждого свои правила, поэтому только личное совершенствование. Он рассматривает человека вот так вот, а не некое объединение. Все, кто ходит на работу, знают, что работают, пусть и небольшие, коллективы. Вот ваша студия, небольшой, но коллектив. Дмитрий Юрьевич замечательный, но он не один. Толстой мечтает, что у него будет жена. Это очень хорошее мечтание потому, что жена у него будет соратница. Он описывает, что его жена будет лечить больных крестьян. Это мечты Толстого. Жена втайне от самого Толстого, далее оговорка Толстого “который все знает”, дает его деньги крестьянам, но он ее за это не ругает. Сложная конструкция.

Дементий. Как бы дает возможность.

Игорь Викентьев. Как бы патриарх, из его денег дает крестьянам, но он, как бы, не возражает. Мечта очень хорошая. Жена-соратница, они вместе делают реформы в “Ясной Поляне”.

Дементий. Это мечта всех мужиков, иметь такую жену.

Игорь Викентьев. Да. Рождается новая передача. Женщины до сих пор пишут, что Толстой был женоненавистником. Нет, женщины. Вы просто не понимаете, он был вообще “против”. В том числе и против женщин. Вы просто на себя много берете. Он вообще был против всех.

И тут Толстой начинает очень капитально, фундаментально выбирать себе жену. У него с юности были знакомые, обрусевшие немцы, семья Берс. Москвичи, естественно дворяне. Соответственно, он год числится женихом старшей, Лизы. Он присматривается потому, что ему нужна соратница. Там три сестры. Его принимают замечательно, очень любят. Тут средняя сестра делает ход, который не все женщины могут сделать. Она пишет повесть, в которой описывает, цитирую: “Пожившего князя, непривлекательной наружности”. На всякий случай даю справку, сначала граф, потом князь. Князь еще круче в титуловании Российской империи. И Толстому это нравится потому, что он в дневнике только и пишет, что он неприятной наружности. И выбор сделан в пользу Софьи. Такая, мягко говоря, невеста, пишущая повесть, это, как бы, здорово.

Дементий. Интересные моменты жизни начались, как он выбирает жену.

Игорь Викентьев. С помощью повести. Он писатель. Дальше начинаются очередные реформы в “Ясной Поляне”, о которых без улыбки разговаривать невозможно. Молодая жена 1844 года рождения, то есть, где-то в районе 20 лет, а он 1828 года, то есть, серьезно старше. Он посылает брата с просьбой отремонтировать имение в “Ясной Поляне”. Соответственно при наличии крепостных, при наличии слуг, брат смог отремонтировать одну комнату в имении. Комнату для невесты. На всякий случай, я не знаю сколько слуг было у Толстого, в доме, который Толстой проиграл, было 30 слуг. Это такое пособие по менеджменту, поскольку русские дворяне сделали восстание декабристов - бардак на бардаке. Величайший поэт Александр Сергеевич Пушкин не мог стартовать журнал “Современник”. Следующее, что вспоминают все биографы. Лев Толстой считает, что он честный человек, эмоций других людей для него не существует, он заставляет жену прочесть свой дневник: бабы, цыгане, пьянки, карты. Молодая женщина в шоке. Он себе такое правило придумал, а как это будет отражено в мозгах молодой женщины... Далее. Они оставили очень обильные записи, легко в данном случае работать с Толстым потому, что и он и она оставляют записи. В первую брачную ночь она узнает, что он “отъявленный троглодит”. Он такой, не побоюсь этого слова, сексуальный террорист. Если Тургенев, это такой сексуальный попрошайка, то этот террорист. Жена узнает, что секс для него очень важен, а она не фанатка секса, прямо скажем. Следующий момент, чтобы люди представили себе менеджмент в “Ясной Поляне”, он граф, это очень непростая “должность”. Соответственно, когда родились дети, дети и слуги выучили, какие половицы скрипят и когда папа работал, они на них не наступали. А светлая мысль сделать ремонт в графском доме, как-то не посещала. Софья Андреевна была соратницей, но очень своеобразной соратницей. Она много вкалывала, когда ей было в районе 50 лет, она говорила: “Я родила почти 14 детей”. Даю справку, она родила “почти 14” потому, что 3 умерли во младенчестве, а 2 дожили до 5 – 7 лет.

Далее. Если нас смотрят предприниматели, такая деталь, которая предпринимателю объясняет все. Софья Андреевна ходит со связкой ключей от всех помещений в “Ясной Поляне”. Это означает, что никому доверить нельзя. Точка. Не хочу дальше развивать эту тему. Соответственно, детей много, они выписывают из Англии англичанку Ханну. Англичанка Ханна написала дневник, она сделала потом карьеру, поехала в Грузию и вышла замуж за князя. Как только в “Ясной Поляне” появилась англичанка Ханна, она провела там ряд реформ. Толстой писал педагогические произведения, но не блестящие, прямо скажем. Кто хочет, читайте. Она узнала, что детей надо учить умываться, застилать кровать. Потрясающая фраза из ее дневника: “Втайне от родителей перешила им мешковатую одежду. Выписала различные приборы из Англии, чтобы мыть пол”. Английский порядок, тема, которая не очень развивалась. Лев Толстой, гениальный писатель. Просто мы рассматриваем стратегии, которым следует подражать или подражать не стоит. Далее, Толстой договаривается с женой о распределении обязанностей. Жена отвечает за: контору, расчеты с наемными рабочими, домашнее хозяйство, амбары, скотоводство. А Лев Толстой отвечает за: поле, огород, лес и пчел.

Дементий. Значит она председатель колхоза, а он “парторг”.

Игорь Викентьев. Да. Дальше биографы Толстого, которые по-моему не умеют читать, пишут, что Толстой когда утомлялся, скакал через чащу, охотился. Мне кажется, это будет интересная кандидатская “Менеджмент в семье Толстого”. Мне кажется, это очень интересная тема, если кто-то напишет. Тем не менее, он замечательный автор, и он решает писать роман о декабристах. Этот роман потихонечку перерастает в “Войну и мир”. “Война и мир”, это одно из многочисленных названий. Есть свидетельство брата Софьи Андреевны, что она перепивала этот роман 7 раз. Причем у Толстого плохой почерк, она разбирала его каракули лучше, чем сам Толстой. Я думаю, несколько меньше, поскольку куски какие-то переписывала, но понятно, объемные. Надо сказать, что и он, и она могли “пахать” часами. Объем “Войны и мира”, это четыре книги, понятно, что очень много нужно пахать.

Соответственно, пересказывать “Войну и мир” я не буду, это безумие. Мне важно сказать о той части, которая мне профессионально близка. О Наполеоне, которого не любил Толстой. Он был против Наполеона. И о Кутузове. Наполеон, это игрок, такой несерьезный человек. Обратите внимание, он выдумывает, как это начиналось, началось Бородинское сражение и Наполеон говорит, что: “Началась игра”. Перед Бородинским сражением Наполеон смотрит на портрет сына, а сын всего лишь играет глобусом. И он описывает Наполеона как такого игрока и так далее. А Кутузова, есть очень много трактовок, Толстой описывает пытающимся не мешать складывающимся обстоятельствам. Наполеон от ума, от гения. Кутузов, такой хитрый, старый, который может и проиграл какие-то сражения в 1812 году, но войну-то он выиграл, как известно. Пытается не мешать обстоятельствам, то есть, это течение жизни Кутузов как-то использует.

Далее наступает момент, с которым я довольно долго разбирался. И разобрался мгновенно, когда вспомнил, что Лев Николаевич эпилептоид. Есть безумное количество высказываний про, так называемую, “Арзамасскую тоску” Толстого. На этом накручены тома литературы. А в чем был случай? Лев Толстой хотел купить имение, у него было несколько имений. На всякий случай, основные деньги давало Поволжское имение, а не “Ясная Поляна”. И вот он очередное имение намеревался прикупить и ехал через Арзамас. Так получилось, что в городе Арзамасе надо было заночевать. Я расскажу два описания. Первое, литературоведческое. Второе, мое описание. Первое описание, что была ночь, напала какая-то метафизическая тоска, духовность, душевность, дальше начинаются какие-то глубины полурелигиозные и мистические. Мое объяснение гораздо более простое, действительно у эпилептоидов после тряски бывают приступы. Совершенно четко зафиксировано, что в поездках у Толстого приступы учащались. Если у человека склонность к эпилепсии, это нормальная провокация, это может быть мерцание лампочки, может быть тряска. Понимаете, какие Российские дороги. Тем не менее был очередной толчок, когда Толстой был в ужасе. В ужасе он был потому, что бывают приступы, измененное состояние сознания. Он стал в очередной раз думать, зачем мы живет, ведь не ради имения. Более того, Толстой неоднократно писал тому же Фету, что “Война и мир” это ерунда, больше такой ерунды он писать не будет, а главное, это духовный поиск.

Следующий роман, который я тоже не буду пересказывать, но мне очень важно подчеркнуть одну деталь. Он пишет роман “Анна Каренина”. Очень важно, что в те времена романы писались, там была любовь, была измена, в общем-то, и все. Вот если внимательно анализировать, кто хочет, роман “Анна Каренина”, там три линии семьи. Все знают начало романа. Он наказывает, смотрите эпиграф, он считает, что Анна выбирает любовь, он ее наказывает. Он показывает историю еще двух семей. Историю семьи Константина Левина, это боковая... Он, опять-таки, описывает некоторые мечтания по поводу себя и жены. Это более-менее соответствует действительности. То есть, они как-то нашли друг друга. Толстой пишет, жена по хозяйству. То есть, они взаимно дополняют... Но вот эти приступы дают очередные толчки, что надо искать смысл жизни. Надо сказать, что царское правительство не очень понимало, что делается в стране. И многие историки считают, что истоки революции 1917 года были заложены после Крымской войны. Когда вся страна увидела, что царское правительство, мягко говоря, не при делах. Не может подвезти снаряды, бинты. Просто нет хозяина. Тут возникает следующий момент, Толстой начинает искать, он начинает очень мощно искать и через знакомых находит Николая Федорова. Николай Федоров очень интересный человек, совершенно гениальный библиограф. Он незаконнорожденный сын князя Гагарина. Библиограф румянцевской библиотеки. Это Библиотека имени Ленина в Москве. Сейчас в очередной раз переименовали почему-то, и стала она Российской национальной библиотекой. Кто такой библиограф? Это такой ходячий “яндекс”. Когда очень много книг, нужен навигатор. Федоров занимается следующим, он считает, что нужно делать постоянно добрые дела, а когда человек спит, он добрые дела не делает.

Дементий. Если злой человек спит, он практически добрые дела делает. Он ничего плохого не делает.

Игорь Викентьев. Нет. Спать нужно как можно меньше, чтобы творить добрые дела. Поэтому он есть хлебушек и свои деньги тратит на людей, которых он пытается поддерживать. Соответственно, Федоров сыграл немаловажную роль в судьбе Циолковского, который стажировался у Федорова. Он знакомится с Толстым и говорит важную фразу: “Меня, граф, не перещеголяете”. Потому, что такая простота, какая-то коечка, угол. Пенсия у него была 7 рублей. Центральная идея Федорова, которая абсолютно еретична, что нужно с помощью неизвестных, полубожественных сил возродить все человечество, это не я придумал, потом соединиться с Богом и уйти в космос. Я сейчас пересказал две книги Федорова, строго говоря, три, учение о космизме. Голова зашкаливает. Толстой получил пример недостижимости. Для элиптоида что-то недостижимое, это вот нечто. Он продолжает писать. Федоров его не устраивает, причем Федоров его вербует, что будем заниматься общим делом, не получается. Тогда через других знакомых он находит тверского крестьянина Василия Сютаев. Василий Сютаев, он же каменотес, он же квалифицированный рабочий. Знает наизусть Новый Завет. Он сторонник такой вот всеобщей любви. В деревне он не работает каменотесом, хотя может. Он пасет скотину. Почему? Он считает, что в селе не любят скотину, а любовь, это главное. Он ходит пешком к Александру III и говорит, что на основе любви надо реформировать Россию. Будучи зажиточным крестьянином, он налогов не платит потому, что часть денег идет не войну, а война, это не любовь. Периодически полицейские продают его имущество, наверное, соседним крестьянам, Сютаев не возражает, возражать нельзя, главное любовь. Очень хочется подговорить Дмитрия Юрьевича снять фильм про Сютаева и Толстого, маленький. Толстой очередной раз посещает Сютаева, видит другой пример, более доступный. Они запрягают лошадей, Сютаев везет. Лошади везут крайне медленно потому, что стегать их нельзя, это нелюбовь. Далее очень кинематографично, лошади завозят их в овраг и переворачивают. Они беседовали о духовном...

Дементий. У лошадей было свое мнение.

Игорь Викентьев. Да. Без управления даже лошади не везут. Дальше начинаются какие-то штуки, очень характерные для эпилептоида. Все, что касается менеджмента, у Толстого не очень срастается. Толстой, после Федорова, Сютаева, собственных размышлений, пишет письмо Александру III о том, что цареубийц нужно простить потому, что это по-христиански. Соответственно обер-прокурор, который считается реакционером, Победоносцев в бешенстве, Император тоже. Потому, что понятно, если простить цареубийц, это краеугольный камень Российской империи, она просто построена на царе, завтра можно будет “мочкануть” губернатора. Совершенно понятно, что решение будет отрицательным.

Все, что касается менеджмента, когда есть много людей, связки, технологический процесс, Толстой, мягко говоря, не включается. Почему я так подробно рассказываю? В следующий раз мы будем говорить о толстовцах и толстовстве. Масса людей искания Толстого восприняли как уже проверенную, устоявшуюся норму жизни. Потому, что различные религиозные секты, там духоборы, кто-то еще, они восприняли, что Толстой нашел решение, они стали подражать. Александр III с Победоносцевым говорили и писали о том, что Толстой настолько известен, что трогать его нельзя, но “отрываться” будем на последователях. Толстого правили, не публиковали. А тех, кто были последователи, их отправляли в солдаты, высылали, сажали в тюрьму. Старший сын Толстого, Сергей сказал потрясающую фразу: “Среди толстовцев не было ни одного умного человека”. Это признание сына, он каждый день с утра видел все это перед крыльцом. Думаю, в данном вопросе сыну можно верить. Это может быть важно для наших зрителей, сейчас безумное количество теорий в интернете, мой совет, не путать гипотезу с состоявшейся практикой, это разные вещи.

Потихонечку детишки растут, надо их отдавать в гимназию. Домашнее образование, это все-таки начальное образование. Дочку нужно вывозить в свет, искать жениха. Поэтому Толстой покупает в Москве дом, в Хамовниках, за 27 тысяч. От Хамовников до “Ясной Поляны” 200 километров. Толстой очень любит и неоднократно ходил пешком эти 200 километров, переодеваясь в крестьянскую одежду и беседуя с народом. Вот, что ему нравилось, физическая нагрузка, для эпилептоида характерно. Часто в компании ходил, 200 километров туда и обратно.

Распорядок дня Толстого. Он неоднократно в дневнике принимает очередной распорядок. И он, этому можно поучиться, этому можно подражать, разделяет день на 4 упряжки. Утром некоторые физические упражнения. Это было до старости, прогулки и так далее. Далее, очень важно, общение с людьми. Далее работа, когда он писал. Начинает реализовывать мечту, против которой жена потому, что она чувствует опасность. Но первой просигналила теща, видя попытки реформ в “Ясной Поляне” он запустила такую фразу: “Левушка чудит”. Потому, что не все получается, прямо скажем. Толстой начинает подумывать о создании новой религии, жена против потому, что чувствует, что это добром не закончится. Лев Толстой знал ряд европейских языков, хорошее образование, он выучивает древнегреческий язык и начинает по словам переводить Евангелие. Он выясняет, что Евангелие на русский язык, в общем-то, переведено не очень. Соответственно появляется своя версия от Евангелие. Он несколько раз посещает Оптину пустынь, это в Калужской губернии, где беседует со старцами. Один из старцев, к которому очередь людей, который привык уже беседовать, просто в ужасе. Потому, что Лев Толстой, он же эпилептоид, выпил из него все силы. Старец его ни в чем не убедил. Говорят о Толстом, что у него очень большая гордыня. Толстой пишет свое Евангелие, пять основных принципов. Слушайте меня очень внимательно, кто меня внимательно слушает, тот сейчас все поймет. “Не сердись”. У меня сразу вопрос, Лев Толстой пишет о нас, о народе? Или о себе?

Дементий. Наверное, о себе.

Игорь Викентьев. Дальше. Пункт два: “Не блуди”. Третий: “Не клянись”. Четвертый: “Не противься злу насилием”. Пятый: “Не воюй, люби врагов своего народа”. Мы потихонечку движемся к концу. В чем величие Толстого? Понятно, что эпилептоидов много, это наследственная часто болезнь, нерегулируемая. Сейчас уже регулируемая, есть препараты. Жизнь Толстого, не с юности, со средних лет, это то, что он эпилептоид, так мама родила, и он борется с этим. И эта пьеса Толстого, она заключается в том, что с одной стороны некоторые инстинктивные проявления, о которых господин Савельев очень любит рассказывать, с другой стороны дневник, постоянный жесточайший самоанализ. И правила, которые он сам себе приписывает, которые он иногда нарушает, но все-таки старается выполнять. И природа его тянет, и сам на себя налагает запрет. Более подробно, если дневники его читать, очень интересное произведение. Оно очень хорошо по мозгам ездит, читать неприятно, сразу говорю. Это не развлечение. Именно это делает Толстого великим. Эта постоянная борьба с самим собой, попытки себя ограничить. Поэтому, когда мы говорим об инстинктах, помним, что ограничение инстинктов тоже может быть плодотворным.

Сейчас я хочу зачитать и прокомментировать девять ошибочных стратегий гениального Льва Толстого. Это те вещи, которые не стоит повторять, стоит о них знать. Вот первые типовые ошибки Толстого. Первое, это типовые “мечталки”, навязанные социумом. Где очень важно мужчине иметь аккуратные ногти, сапоги и штрипки на штанах. И обязательно легко болтать по-французски. О чем болтать, вообще даже не говорится. Это такая “попса”, которой в телевидении, в интернете безумно много. Этим нужно переболеть. Надо знать, что это когда-то заканчивается, если это не заканчивается к 40 годам, это уже....

Дементий. “Дом-2”, по-нашему.

Игорь Викентьев. Да. Еще не закончился. Второй момент, который очень тяжелый, “либо по-моему, либо никак”. У нас было несколько эпизодов, которые ставили Льва Толстого...

Дементий. Особенно про охоту.

Игорь Викентьев. Да. Далее, Связка некоторых действий, он, как бы, чем-то увлекается, много занимается этим, много вкалывает. В какой-то момент бросает. Просто нужно сдать третий экзамен в Петербургский университет для получения высшего образования. А... Повторяю, на фоне денег, на фоне соблазнов. Он никогда не думал, что ему есть, он мог себе это позволить. Издержки женского воспитания, некоторая избалованность в детстве. Потому, что девочка в русской культуре может капризничать. Если это молодая, симпатичная женщина, вы меня понимаете?

Дементий. Пускай капризничает.

Игорь Викентьев. Даже можно и простить. Конечно, если уже 40, то это и не совсем хорошо, это уже большая девочка. Очень интересно, что он, особенно в юности, ориентируется не на реальность, а на свои идеи. Вот есть какая-то идея и все, этого вполне достаточно. И, что называется, толстовцы, они тоже ориентировались на недодуманные, непроверенные идеи, а не на чувство реальности. Далее, опять-таки, что он назначал каких-то студентов, а иногда им помогали мальчики из яснополянской школы, окорок получился несоленый, в Москве продавался по-дешевке. Он ориентировался на человека, я грубо говорю, если человек душевный, мы его назначаем. То, что он не умеет работать, это второе действие. Есть такая поговорка: “Хороший человек, это не профессия”. Но все-таки окорок надо продавать в Москве, масло должно быть не горьким. Поставка горького масла в Москву, это перебор. Отсутствие способности, кроме как в литературе, делать какие-то “многоходовки”. Многократные попытки реформ в своем имении, свои деньги, свои крестьяне. Крестьяне любили Толстого, когда уже была революция, правда его жена пережила, она умерла в 1919 году, помещичьи усадьбы пылали. В “Ясной Поляне”, нет. Крестьяне говорили: “Это наш барин”. Ничего там не пылало, барина они любили. Чудит, но это наш барин. Далее. В литературе “многоходовки” получались, он неоднократно переделывал что-то. Далее, восьмой момент. В следующий раз, возможно, с этого начну, ему очень нравилось человеческое внимание. Сын описывает, что к нему приходят люди, часть людей просят деньги. Это алкаши, не только местные, им даются деньги, они их пропивают тут же в кабаке, дальше цикл повторяется. Внимание людей, никчемушных, грубо говоря, не надо на них тратить время. Одна из вещей, которая подводила очень многих, не только Толстого, не нужно было писать очень длинные трактаты, люди не в состоянии понять, что это поиски. Когда делается какое-то дело, должен быть файл, книжечка, где написано, какие проблемы не решены. Это честно потому, что это не обманывает исследователей, которые считают, что все вопросы Лев Толстой разрешил. Нет этого, есть сплошной текст, у неквалифицированных людей создается впечатление, что все уже решено.

Теперь девять стратегий, самое важное. Это бонус тем, кто досидел до конца. Мы прервались примерно в 1890 году потому, что дальше начинается толстовство, это отдельная, головоломная вещь. Первое, многократная постановка новых целей. Это видно по дневнику. Большинство людей не могут поставить новые цели, а менять цели многократно в жизни просто никак. Причем если целей Толстой и не достиг, но он велик в том, что он их ставил. Это очень редкое качество, перед которым мы должны снять шляпу. Следующее. Чудовищная, гигантская ежедневная работоспособность. Повезло с женой. Я немного скомкал эпизод. Жена стала грустить в поместье, и Толстой дал ей работу по переписыванию. Как-то жена прекратила грустить, времени не осталось. Такой помощнице можно завидовать. Потом поговорим, почему расхождения были. Третье. С детства умел отлетать от реальности. Умел философствовать, умствовать, то есть, умел делать некоторые абстрактные выводы. Мягко говоря, для математика, это банально. Масса людей имеющих высшее образование и, даже, научные степени, особенно в области гуманитарных наук, совсем не обладают абстрактным мышлением. Вот у Толстого, вероятно благодаря воспитанию, умствованию, с детства он умел, вот есть реальность, есть модель реальности. Соответственно, есть гигантская тема, которая меня интересует, это моделирование реальности. Тема на сегодняшний день, мягко говоря, не очень разработана вообще в мире. Как моделировать реальность, в разных науках. Эта тема ожидает. Я надеюсь, что хотя бы один из слушателей заинтересуется. Лев Толстой немножко это умел делать. Далее. Абсолютно безжалостный анализ в дневнике. Дневник, это зеркало, это спутник. Потом будет конкуренция дневников. Понятно, что Толстой великий человек, в усадьбе “позднего” Толстого находилось не сколько человек, которые вели дневники. Софья Андреевна вела дневник, боялась, что будет конкуренция дневников. Толстой в поздние годы вел два дневника, один в кабинете, который читала жена, подглядывала, а другой для себя, в сапоге, доверял ему самые тайные мысли.

Дементий. Наверное, тот самый дневник, который лежал на виду, если бы его не было, жена нашла бы дневник, который был в сапоге.

Игорь Викентьев. Она был еще той контрразведчицей, она очень ревновала Толстого потому, что количество баб в дневнике было запредельным. Соответственно она делала такую операцию, это не я придумал, она переодевалась в крестьянку и ходила вокруг “Ясной Поляны”, надеясь, что граф окликнет ее, и она узнает имя. Но граф как-то не заметил и не окликнул. Далее. Пятый ход, к которому я всегда призываю, Дмитрий Юрьевич призывает, спасибо большое ему за это. Но, по-моему, нас не очень слышат, судя по отзывам. Когда Толстому нужно было что-то выяснить, он все-таки работал с первоисточниками. Вот он задумал новую религию, он берет Евангелие на древнегреческом языке и работает с ним. Если мы хотим разобраться, надо работать с первоисточником, это классика. Он постоянно, многократно в течение жизни выводил для себя очередные правила работы, и хотя инстинкты тащили “налево”, дневник его тащил “направо”. Борьба с искушениями, достойна всяческого уважения. Потому, что мы не только дети инстинктов, у некоторых из нас еще кое-что помимо инстинктов есть. Далее. Абсолютно спокойное умение держать удары. Может быть, немного переживал, но вообще спокойно. Потому, что когда Толстой породил целое движение, когда царский режим запрещал, купюры были в статьях, книгах, возникло целое движение по переписыванию Толстого. Люди переписывали статьи, книги. Он породил то, что потом называлось “самиздат”. Этими копиями была наводнена Россия. Были письма, угрозы убить, судит, выслать из страны, что-то еще. Толстой это очень спокойно воспринимал. То есть, у него есть свои правила, всего остального для него не существует. Далее. Особенно в юности и в старшем возрасте, неоднократная перемена окружения. То есть, это и Кавказ, и Европа. Это поездки в Москву, в Питер. То есть, постоянная смена впечатлений. Для художника, для литератора, для кинематографиста это нужно, это питает, дает толчок. В отличие от Достоевского, который очень много выдумывал. Тоже эпилептик, кстати.

Дементий. Тоже игрок?

Игорь Викентьев. Там много общего. Лев Толстой подпитывался впечатлениями. Он умел заставить среду работать на себя. Для людей пишущих, сочиняющих, это пример, достойный подражания. Умел иногда, особенно в позднем возрасте, себя ограничивать. Вообще это для русского дворянства нехарактерно, для русской интеллигенции тоже нехарактерно. Потому, что очень часто сильная стратегия, это себя ограничить. Не взять что-то, а ограничить. Это давало зажигание. Многие ограничения зафиксированы в дневнике. Конечно больше стратегий у Льва Толстого, чем я выделил. Грубо говоря, совершенно понятно, как сделать сейчас компьютерную программу, на основе сочинений Толстого, его биографии, там будет гораздо больше стратегий, чем я выделил. То, что я озвучил сегодня, это то, что воспринимает ухо. Потому, что длинные стратегии, понятно, что зрители, даже программисты не очень воспримут. Там много условий, переходов условных. Это целая механика, которой я интересуюсь, и которой я занимаюсь. Вот. Это первая часть. Дальше мы переползем в толстовство.

Дементий. Какой интересный Левушка. Ну, там много чего на вооружение надо взять.

Игорь Викентьев. Русская культура богатая, но если мы это исследуем не в школьном примитивном варианте, что Толстой, это русская духовность, и все. Вылезает очень много, есть чему учиться.

Дементий. Там и странностей много.

Игорь Викентьев. Конечно. Еще раз, очень важная цифра, человек, который написал 90 томов. Мне бы хотелось посмотреть на человека, который бы осилил 90 томов. Даже могу сказать, вызвав волну возмущения, я бы осилил это за неделю. Извините уважаемые телезрители, я понимаю, что это больно.

Дементий. Значит, продолжение еще будет?

Игорь Викентьев. Да. Это толстовство. Оно как раз и моделирует, это одна из моделей социальных явлений в России. Как вроде бы славные люди собираются вместе и делают глупости. Я считаю, что это нужно сделать. Не для меня, я это знаю, а для телезрителей, которые задумываются о будущем, в том числе, страны.

Дементий. Очень хорошо и очень интересно. Спасибо, Игорь Леонардович. Ждем вторую серию. И третья серия, наверное, будет?

Игорь Викентьев. Я дерзну уложиться в два куска. Но если, уважаемые коллеги, будут вопросы, я отвечаю на oper.ru. Потому, что публика на oper.ru более продвинутая. Большое спасибо. Поэтому я отвечаю там. Пожалуйста, задавайте вопросы. Если соберутся вопросы на третью часть, пожалуйста. Хоть о Софье Андреевне, хоть о детях, пожалуйста. Данных масса.

Дементий. Присылайте вопросы. Будем делать третью серию. Спасибо. На сегодня все.


В новостях

05.04.17 13:35 Дементий и Игорь Викентьев про Льва Толстого, комментарии: 57


Комментарии
Goblin рекомендует создать сайт в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 2

Vasja Hrenov
отправлено 05.04.17 14:17 | ответить | цитировать # 1


девочек давно в гостях не было


akuleshov
отправлено 02.05.17 11:17 | ответить | цитировать # 2


На мой непритязательный вкус, очень нудный рассказ с кучей допущений от неспециалиста. Возможно Толстой и был эпилептиком, кто знает, но что об этом может знать неспециалист, который "перевернул горы литературы" недавно, то есть пришел к этому выводу путем беглого ознакомления с литературными источниками. Для утверждений этого маловато, мне кажется. Это напоминает, в какой-то мере, "историю" Фоменко. На основании приведенных "признаков" эпилептиком можно считать и самого рассказчика, так как видно, что он непререкаем, педантичен и, несомненно, "поперечник". На последний факт он жирно намекнул своим детским демаршем про марксизм, который Толстого никак особенно не раскрывает, но однозначно показывает, что сам Викентьев - противник марксизма, что в рамках данного рассказа, явно, лишняя информация. Зато он чётка показывает, что он - против многочисленной аудитории данного ресурса. То есть всё, как, по его рассказу у Толстого, который не был согласен с оценкой Санд и Герцена, чтобы показать свою нестандартность. С одной стороны, наверное, не мне простолюдину, обсуждать Викентьева, я менеджеров не обучаю. С другой стороны, и Викентьев не стал пока еще мировым классиком и "Войну и мир" не написал, а оценки дает. Значит и нам можно. Всё исключительно ИМХО, разумеется. А про марксизм интересно было бы посмотреть на дискуссию Викентьева и Попова.



cтраницы: 1 всего: 2

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк