Клим Жуков о борьбе средневекового снаряда и средневековой брони

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии - Клим Жуков | Разное | Каталог

09.05.17



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Клим Саныч, здравствуй.

Клим Жуков. Здравствуйте, Дмитрий Юрьевич. Всем привет.

Д.Ю. Вот мы добрались до замечательного населённого пункта Храброво.

Клим Жуков. Вторично.

Д.Ю. С какой целью?

Клим Жуков. С целью, во-первых, лошадок посмотреть, у них хорошие носики. Лошадок все любят, почти как котиков, это во-первых. Во-вторых, хотелось бы сегодня предметно поговорить о противостоянии средневекового снаряда и средневековой брони. Что на что воздействовало, орудие нападения, средство защиты, как они, взаимопересекаясь, развивались, и продолжали существовать, порождая всё новые и новые виды военных средств.

Д.Ю. Начнём с холодного?

Клим Жуков. Комплексно. Кое-что покажем, надеюсь. Сразу говорю: то, что мы покажем – это никакой не археологический эксперимент, это, скорее, некая демонстрация возможностей, потому что касательно теории эксперимента наши показы отношения вообще не имеют. Тем не менее, для наглядности, как иллюстрация, по-моему, пригодится.

Д.Ю. Согласный. Итак, с чего же начнём?

Клим Жуков. Начнём с главного. Как только люди стали друг с другом воевать, понятное дело, воевать они начали при помощи самых примитивных средств давным-давно. И очень не сразу догадались до такой простой идеи, что если бить человека палкой по голове, эту голову бы надо чем-то защищать. Видимо, кости были очень толстые.

Д.Ю. Или палки плохие.

Клим Жуков. Палки плохие, кости толстые, ну и предки были очень суровы, ну, совсем предки были очень суровы. А чем дальше, тем они мельчали, мельчали, мельчали, и додумались до такой штуки – прикрывать себе жбан. Жбан и всё остальное, совершенно справедливо. В этом отношении, когда мы говорим, что было первое – курица или яйцо, или меч и кольчуга – однозначно, первым был меч как метафора средств нападения. И данное соотношение сохранялось, наверное, всё время, пока использовалось развитое защитное снаряжение. Сначала усиливалось средство нападения и только потом следовало усиление средств защиты, правда, очень быстро. По историческим меркам, наверное, буквально почти сразу.

Если переместиться в средние века из античности и совсем глухой древности, т.е. то, с чего до нас дошло большое количество развитого защитного вооружения, на примере которого можно богато иллюстрировать эволюцию оного, ну и, соответственно, наступательные средства. Всё развивалось достаточно схематично, т.е. сначала главным защитным средством в Европе была кольчуга. Понятно, сплетённые друг с другом колечки по системе 1 в 4, сформировывающие защитную рубашку. Помимо кольчуги использовались различные пластинчатые доспехи, но они использовались редко. Хотя, казалось бы, пластины защищают лучше просто потому, что они по площади больше и сами по себе формируют более жёсткую конструкцию, которая лучше отражает любой удар, как кажется. На самом деле, кольчуга оставалась главенствующим защитным средством с приблизительно 5 до конца 13 века просто потому, что обработка металла в это время находилась на достаточно низком уровне. Т.е. чтобы получить листовой металл, его нужно было расковывать вручную, не было прокатных станов, доменных печей, ловкого разлива.

Знаешь, Морис Равель написал своё знаменитое «Болеро», посмотрев на розлив стали. Ему так понравилось, что он даже «Болеро» написал, и вот звучит. Так вот…

Д.Ю. По-моему, ты напел мелодию из фильма «Как ослик искал счастье».

Клим Жуков. Очень может быть. У меня слуха нет, я в голове что-то слышу, какие-то, а издать ничего не могу, потому что мне медведь отдавил ухо. А также пушка отстрелила, мне всё можно. Не критикуйте меня за это.

Д.Ю. Так. Не было оборудования, не было хорошей стали.

Клим Жуков. Не было оборудования, приходилось всё расковывать вручную, т.е работал молотобоец, 2 молотобойца, 4 молотобойца, и, собственно, вся эффективность повышалась, насколько здоровый был молотобоец, как их много, насколько тяжёлая кувалда. Но при таком подходе удалить при выковке металла весь шлак из металла начисто так, чтобы он был равномерно прочный везде, невозможно. Кроме того, очень трудно получить равномерную толщину металла. Конечно, всё равно это делали, потому что головы защищали шлемы, как это ни странно, из монолитных пластин больших. Но ковать какое-то ограниченное количество листового металла для производства в общем небольшой такой штуки, как шлем, это можно. А расковывать пластины для доспехов, ну, тоже расковывали, конечно. Но если мы брали пластину большую, скажем ,там 3 на 5 см, условно говоря, или 4 на 5 см, то не было гарантии, что в этом месте она ничем не пробивается, а сантиметром ниже – там будет вкрапление шлака, который просто никто не увидит. И в этом месте она протыкается гвоздём. Когда носишь на себе такую штуку, у тебя всё время роится некая мысль – а не проткнут ли меня гвоздём?

Д.Ю. В секретную точку.

Клим Жуков. В секретную точку, о которой никто не знает. И поэтому пластинчатые доспехи, если делали, делали из очень маленьких пластин, которые, в принципе, от кольчуги уже мало чем отличались в плане защитных свойств. Кольчуга же это что – это проволока. А вот проволоку, потому что там площадь-то никакая, вот её более-менее равномерно изготовить можно. И изготавливали. При этом кольчуга обладает 2 категорически важными качествами – она, во-первых, абсолютно гибкая, она вообще не мешает движению; Б – унитарная, т.е. ты просто надел на себя кольчугу и всё, у тебя доспех уже весь одет, тогда как пластинчатый доспех – это многосоставное, многоэлементное изделие, которое, в общем, сложно одевать.

И кольчуга оставалась, таким образом, главенствующим защитным снаряжением на протяжении всего раннего и развитого средневековья. При этом она очень неплохо защищала, прямо скажем, для своего времени, потому что, казалось бы, да, она вся дырявая и опять же, кажется, что из лука её пробить вообще элементарно, элементарно проколоть. Так вот, нет. Если кольчуга качественная, хорошо сделанная, тяжёлая, это… да, конечно, употребляемая в комплекте с правильной поддоспешной одеждой плотной, оно против средств нападения своего времени создавало очень неплохую защиту. Если почитать источники, например, о крестовых походах, где наши юго-восточные братья по планете Земля очень богато использовали лучную тему, то мы видим, что в источниках есть регулярное упоминание о рыцарях, которые выезжали из боя в кольчугах (это, повторяюсь, век кольчуги), утыканных стрелами, как ежи иголками, но при этом сами невредимые. Т.е. стрелы входили между звеньев кольчуги и застревали в поддоспешной одежде, не добираясь до тела.

Д.Ю. А плетение у них всегда было одинаковое?

Клим Жуков. 1 в 4 – это в 99 случаях из 100. Иногда использовали плетение 1 в 6, 1 в 8, но, как правило, его не использовали на всём полотне кольчуги, а только уплотняли стратегические места. Опять же, для Европы, если мы говорим о Европе, Руси, это практически не встречается. Такие изыски были характерны для Центральной Азии, для Индии, в общем, и то и там они использовались редко, 1 в 4 было достаточно. Уплотняли кольчугу обычно проще, т.е. брали более толстый дрот проволоки и уменьшали диаметр кольца. Вот у нас, в Усть-Ижоре, обнаружили кольчугу, видимо, первой половины 17 или 16 века. На человека не очень большого роста она сделана, где-то около 1.70 м, так приблизительно. Но весит она 16 кг 800 г, это безумно тяжело.

Д.Ю. Много?

Клим Жуков. Очень много, потому что вообще обычно кольчуга весила, в среднем, 11-12 кг. У неё грудь и плечи сформированы из колец с толщиной проволоки 2 мм, и внешний диаметр кольца – 8-9 мм, т.е. она очень плотная, между ними не просунуть шило, между звеньями. Оно, конечно, входит, но так, по чуть-чуть.

Д.Ю. Ну, а всяким там стилетом явно не проткнёшь.

Клим Жуков. Ну, это, конечно, всё, что 1 человек построил, другой завсегда сломать сумеет, и кольчугу тоже. Но это непросто, т.е. кольчуга – это было очень надёжное средство, т.к. мечи, топоры были очень лёгкие в это время, мы об этом как-то раз говорили. Напомню, что нормальный меч весил где-то около 1 кг 100 г – 1 кг 200 г, в среднем. Были, конечно, тяжелее. Так вот, от такого наступательного средства кольчуга была абсолютно достаточным защитным средством. Вот, например, опять же, тут же можно вспомнить 1214 год, битва при Бувине между войсками французского короля Филиппа II Августа и германского императора. Филиппа II сбили с лошади, он оказался в гуще врагов, его там принялись рубать, не узнав.

Д.Ю. Он же дорогой.

Клим Жуков. Ну так бой был одним из самых напряжённых вообще в истории 13 века, это было очень принципиальное сражение со вполне представительными потерями и, в отличие от среднестатистического сражения, где потери, как правило, были очень небольшие в это время, это эпоха, наверное, самых бескровных войн в Европе, в смысле битвы. Так вот, его в горячке не узнали, принялись рубать, но у него эта кольчуга оказалась настолько надёжной, что его потом приехавшие французские рыцари отбили, он остался жив-здоров и даже не ранен.

Другой пример, это вообще моё любимое. Валлийские хроники это описывают нам, причём, это 12 век, 40-е годы 12 века, ещё раньше, почти на 100 лет. Сколько там получается – 1214, а это где-то 40-е годы 12, ну, скажем так, на 60-70 лет раньше. Т.е. кольчуга, та же самая кольчуга, только несколько другой конфигурации. В это время она подлиннее, кольчуга, в 13 веке она укорачивается, она уже не такая длинная. В 12 веке это мог быть такой скафандр ниже колен, пальто кольчужное. Так вот, валлийско-английские пограничники. Дикие валлийские люди постоянно англичан терроризировали дерзкими вылазками. Ну, английский замок, какой-то там замок стоит, его осаждают дикие валлийцы, опускается мост, и из замка выезжает рыцарь на коне со своими парнями на вылазку, чтобы дать, так сказать, валлийцам понять, кто тут колонизатор и оккупант настоящий. И он врубается, рыцарь, в ряды валлийцев на коне, его парни отстали при этом, валлийцы убили под ним коня, он падает, после чего валлийцы начинают рубить его мечами и топорами, колоть копьями. И рубят его до тех пор, пока рыцарь не встаёт на ноги. После чего и валлийцы, и англичане обращаются в бегство. Ну первые, понятно, потому что враг их встал и сейчас он будет просто перерабатывать на фарш, ну а свои понятно, что пролюбили хозяина, и сейчас всем достанется.

Д.Ю. Ну то есть доспех надёжнейший, да?

Клим Жуков. Для своего времени – безусловно. О конкретных формах эволюции я сейчас говорить не буду, мы об этом, надеюсь, отдельную серию передач запишем об эволюции оружия и доспехов в Средние века. Но нужно отметить одну важную вещь, что в середине 13, во второй половине 13 века вдруг происходят некие события. Они, в общем, не заметны на общем фоне, но имели крайне важные последствия.

Во-первых, усиляется арбалет, это в первую очередь. Появляются арбалеты с так называемым выдвижения «козья нога», с рычагом, и в это время изобретают у нас в Европе, по крайней мере, в широком ходу появляется водяная мельница, на которую ставили привод, например, на жернова для перемолки хлеба. Или, например, на молот, т.е. появляется механическая кузница. Т.е. вода падала на колесо, колесо приводило шестерню, от шестерни шёл привод на молот, который просто поднимался и опускался, долбил одно и то же место. Усилившийся арбалет – это что, кольчуга от него уже не защищала от слова совсем, потому что раньше арбалет, они ж известны с античных времён, да, это было довольно мощное средство, сильнее, чем лук, но всё равно это нечто, что натягивается руками или при помощи поясного крюка. Т.е. усилие, которое он развивает – ну да, это было очень опасно, конечно, но это было далеко не абсолютное оружие. И вдруг рычажный арбалет, и кольчуга против него вообще перестаёт действовать. Он пробивает всё.

Ну, люди ж просто обычно думают, что если пробивают это, нужно на это надеть что-то ещё. И вот тогда это будет в 2 раза толще, и тогда, возможно уцелеешь. Эксперименты такого рода известны в 11 веке, в 12 веке, в первой половине 13 века, и в бою, и на турнир на употребление под кольчугу поддевали, например, для турниров просто металлические пластины, чтобы удар копья распределялся на большую площадь. Поверх кольчуги надо надеть вторую кольчугу.

Д.Ю. Оригинально.

Клим Жуков. Вот одну кольчугу пробивает, 2, наверное, не пробьёт. И все прекрасно знали о пластинчатом доспехе. Все его знали отлично, есть масса археологических находок, просто его там в 20 раз меньше, чем кольчуги, условно говоря. И выход был вполне очевиден – надеть поверх кольчуги пластинчатый доспех. Ну а водяная мельница предоставила для этого все возможности, потому что сила воды могла позволить расковывать любые металлические чушки в любые блины и, в общем, добиваться более-менее равномерного их качества, что вручную, как я уже говорил, недостижимо в промышленных масштабах.

И пластинчатый доспех вдруг стало возможным сделать качественным, добившись, по тем временам, доступного качества и однородности всего материала. Пластинчатый доспех стал хорошим, наконец. И у нас есть прекрасная статуя в Магдебурге – святого Маврикия, где показан такой негр, который в хауберке, в кольчуге, сидит на коленях, поверх которой надета бригандина – та самая, которую мы стократно уже упоминали, т.е. это матерчатая куртка, изнутри которой подбиты пластины. Это одно из первых достоверных, хороших, подробных изображений бригандины, что важно, это же картинка, это статуя, её можно посмотреть со всех сторон. Где там её пряжки, там всё изобразили, пряжки, ремешки, как она устроена, идеальное изображение где-то середины 13 века. И в это время бригандина начинает в Европе господствовать как пластинчатый доспех. Она не господствует как доспех вообще, но общеупотребимым пластинчатым доспехом становится именно она, бригандина.

В это время примерно те же самые процессы происходят на Руси, потому что у нас в это время начинает всё чаще и чаще появляться, собственно, сам термин «доспех» в источниках, который постепенно к 14 веку вытесняет термин «броня». Это очень важно. Источники наши, как правило, это же летописи, нарративные, причём, очень специфические источники, они к деталям материальной культуры крайне невнимательны, но даже если туда проникает такая терминологическая разница, это о многом говорит, потому что броня – это заимствование из германского brune – кольчуга. Доспех – это наше собственное русское слово, от слова доска, т.е. нечто, сделанное из досок, т.е. пластин. Дощатая бронь это называлось – то, что сделано из пластин, из досочек из металлических. Бригандины у нас используют уже в 14 веке крайне фрагментарно, очень это редкая вещь, у нас находка фрагмента бригандинной защиты, естественно, как правило, это находят на западе – то, что граничит с Европой. Там, где можно было просто купить, отнять.

Д.Ю. Снять с кого-нибудь.

Клим Жуков. Украсть. В подарок получить, наконец, от друганов. В Новгороде есть несколько находок бригандинных пластин, есть на литовско-русском приграничье. Да, причём как их доспехи проникали к нам, так и наши проникали в ту сторону, потому что, например на знаменитом острове Готланд в городе Висбю, там, где произошло в 1361 году знаменитое сражение, где датчане разгромили шведских ополченцев. Так вот, среди брошенных доспехов есть 1 целый ламеллярный доспех, который однозначно совершенно имеет корни в Новгороде.

Д.Ю. Наши люди повсюду были.

Клим Жуков. Да. Ну, закупили просто в Новгороде ламеллярный доспех. И несколько фрагментов разрозненных есть, он там был не один такой доспех. Что интересно: хитрые и жадные готландцы, закупив, видимо, в 13 веке этот доспех, а это же, мы понимаем, 1361 год, вторая половина 14 века, времени прошло изрядно, может быть, ему лет 100 было, этому доспеху. Хитрые и жадные готландцы, поняв, что вещь уже совершенно не модная и никуда не годится. В однобортном нынче никто не воюет, а вы нам тут что предлагаете? Они взяли и перебрали сами этот самый доспех. Причём перебрали его, это видно, доспех, знаете, in situ, в полной если не сохранности, то, по крайней мере, взаиморасположение пластин, которые можно 100% реконструировать. Так вот, они перебрали его, не понимая, что это такое. Пластины, которые должны были идти медиально, по центру, там одна под мышкой, другая ещё где-то, короче говоря, чёрте где. Они просто не понимали, что с ним делать. И сверху обтянули тканью и по рядам проклепали заклёпками, сделали из него ламелляро-бригандину.

Готландцы – известные жлобы, за копейку удавятся, и удавят, что характерно. Так что такой казус имел место. Зачем, собственно, бригандина? Бригандина – это очень хороший доспех для своего времени, потому что тканевая покрышка снаружи фиксирует пластины между собой и телом человека. Т.е. когда ты застёгиваешь ремешки или завязки таким образом, у тебя пластины фиксируются очень плотно, и чтобы у тебя вырвать пластину из состава доспеха, тебе нужно просто покрышку изрубить в клочья, что, согласись, при активном противодействии хозяина сделать непросто. А пластина, таким образом, будет плотно зафиксирована на теле и, собственно, тебе придётся именно проламывать эту самую пластину насквозь, а под ней может оказаться кольчуга, т.е.тебе придётся проломить ещё и кольчугу, а потом и поддоспешную одежду.

И да, в это время рыцарь превращается в некое подобие танка, крайне трудноуязвимого для холодного оружия. Тут же, естественно, догадались сделать арбалеты ещё мощнее, это же очень просто. У тебя была дуга 2 см, а стала 2,5 см. Да, арбалет-арбалет, это было оружие очень опасное против любого доспеха, но, опять же, не нужно его абсолютизировать. Когда говорят, что выстрел из арбалета пробивает любой доспех, я, как математики говорят, отвечаю: вопрос в общем виде решения не имеет. Потому что, что значит – выстрел из арбалета пробивает любой доспех? Да, любой, как попасть, потому что стрела может пройти по касательной, может быть, на излёте, может попасться некачественный наконечник, потому что он же делался теми же самыми кривыми руками из того же самого железа, которое обрабатывали, опять же, в рукопашную, его нужно было калить, он просто мог быть элементарно не закален, наконечник. И тогда можно было вполне остаться в живых.

Да, элементарно, пробитие – это самое главное. Пробитие доспеха не означает повреждение поддоспешного пространства, потому что пластина сама лопнула, но нужно, чтобы она не просто лопнула, а чтобы острие прошло далеко за защищаемые пределы и поразило владельца. А это далеко не факт, что так вообще можно сделать. Есть масса доспехов в музейных собраниях, не археологических, а, строго говоря, антикварных, на которых имеются следы прижизненного ремонта, т.е. боевого употребления ремонта. Если посмотреть, например, доспехи в Государственном ордена Ленина Трудового красного знамени императорского Эрмитажа, кто был в рыцарском зале, кто не был, зайдите посмотрите, первая витрина – с 2 готическими доспехами, 1 из доспехов имеет такой без забрала открытый шлем, у которого как минимум 3 пробоины сквозных, и это всё починено. Т.е. изнутри подведена латка, заклёпана в потай и зачищена. Опять же говорю – да, пробит, но это совершенно не значит, что владелец не то что погиб, просто пострадал – не факт. Ну, элементарно, если пластина получила настолько мощный удар, что лопнула и была пробита, это значит, что вся инерция ушла на пробитие, а не на задоспешное повреждение.

Для этого активно употреблялись такие боевые средства, как шестопёры, булавы и прочее, т.е. ударное раздробляющее оружие, которое не должно было пробивать доспех, а должно было всю свою инерцию сразу уносить за доспешное пространство, чтобы именно контузить то, что под доспехом находится. Как с этим боролись? Ну, элементарно. Боролись созданием обтекаемых поверхностей, максимальных углов рикошетирования и отражения, и максимальным удалением защитной пластины от тела. Таким образом, если мы видим первые бригандины, это, грубо говоря, жилетка, которая плотно прилегает к телу во всех местах, и выкроена, скажем так, в форме бочки, она не приталенная. У неё прямые боковые, со всех сторон образующие.

Уже к середине 14 века, к 40-50 годам, кстати, это шло абсолютно нога в ногу с изменением моды костюмы. Доспех изменяется, он делается приталенным, кстати, как и одежда в это время. Причём вот тут, скорее всего, доспех шёл впереди одежды. Т.е. доспешная мода рыцарская породила именно моду на костюмы. Скорее всего, так было. Доспех делается приталенным. У него делается выпуклая грудь, он садится точно на талию и на плечи, таким образом, достигаются 2 важнейшие функции его, а именно, во-первых, весь вес доспеха уходит на самые мощные части человека – на поясницу и на плечи, снимая, таким образом, нагрузку со всего остального организма. И защищающая пластина отстаёт от тела, т.е. появляется ещё и некая воздушная прослойка, получается именно разнесённое бронирование. Отныне нужно было просто пробить эту самую выпуклую пластину, но и пройти ещё несколько сантиметров за неё, и потом проткнуть поддоспешную одежду, и потом уже добраться до человеческого тела, что, согласись, ещё сложнее.

Д.Ю. Арбалет перестал справляться?

Клим Жуков. Нет, арбалет, с ним всё в порядке было, с арбалетом, потому что как только появлялся более мощный доспех, все иронически поглядывали друг на друга и делали арбалетную дугу ещё толще, или там длиннее, например. Собственно, к 14 веку арбалет достигает своей максимальной мощности, в смысле, боевой эффективности. Там мощнее арбалеты были и потом, но именно боевая эффективность, она к 14 веку примерно достигла пика, т.е. дальше, если он улучшался, то уже на какие-то проценты. Скачкообразных улучшений больше не происходило.

Элементарно: если очень толстая дуга, в конце концов, стали делаться просто из стали, эти дуги, с натягом по 800 кило бывали арбалеты, не так часто, но бывали. Элементарно, она очень медленно распрямляется. Чем медленнее распрямляется, тем медленнее летит стрела, тем меньше будет кинетическая энергия. Тут же зависимость не прямая, а квадратичная получается, и, в общем, сделать из арбалета супероружие, которое бы за счёт экстенсивного увеличения мощности достигало бы увеличения эффективности тут же, не смогли. Но это объективно совершенно. Хотя, конечно, арбалет оставался очень эффективным, очень грозным оружием, и употреблялся до 16 века активно. Собственно говоря, Америку конкистадоры завоёвывали не с аркебузой, а с арбалетом. Там, конечно, было огнестрельное оружие, но там были постоянно представительные отряды арбалетчиков. Там сыро в джунглях, порох отмокает, стрелять не всегда здорово, а арбалет не отмокает, ему всё равно.

Д.Ю. Почему? Там же вроде тетива, она ж из каких-нибудь кишок.

Клим Жуков. Не, ну тетива, она, даже если вымокнет, она сразу не перестанет быть годной. А если ты, на тебя бежит индеец с томагавком, ты в него выстрелил, дал осечку – неприятно. Можно разочароваться в жизни.

Д.Ю. И в людях.

Клим Жуков. И в людях вообще. А арбалет такой осечки не даст, скорее всего, он очень надёжный. Ну а человеку без доспехов, какими были, по нашим представлениям, индейцы Мезоамерики, там, конечно, были какие-то защитные средства, но против арбалета это вообще никак не спасало.

Д.Ю. Бамбуковая палка на половой орган.

Клим Жуков. Бамбуковая палка на половой орган и шкура леопарда, красиво. И перья, много перьев.

Собственно, изготовление выпуклой формы нагрудника, посадка на талию, на плечи – она, в общем, определила дальнейшее развитие доспеха вообще. Всё это ещё были бригандины, если говорить о Европе. Т.е. нечто, обтянутое тканью, кожей, бархатом, шёлком, сукном, не важно.

Д.Ю. У кого на что денег хватало.

Клим Жуков. У кого на что денег хватало, да. Но оно определило вообще всю эволюцию доспеха, как в смысле защитных его свойств и функций, так и в смысле внешнего вида, потому что остался ровно 1 шаг. Удаляется ткань и остаётся белый нагрудник, т.е. кираса. Кираса появляется приблизительно в 70-е годы 14 века. Как правило, изначально это были просто нагрудники, которые защищали спереди человека.

Д.Ю. Я всегда думал, ты знаешь, она ж клином, я всегда думал, что это для того, чтобы всё соскальзывало, а не для того, чтобы пространство.

Клим Жуков. Во-первых, да, конечно, чтобы соскальзывало, но оно при этом ещё и от груди отстаёт, это очень важно. Т.е. создавать рикошетирующие углы догадались ещё на бригандинах, просто кираса, ко всему прочему, ещё и сколькая в силу того, что там нет покрышки сверху никакой. То есть да, с неё соскальзывает лучше. Ну а создание именно подвижного покрова, да, кираса монолитная, у неё это большой минус. Она монолитная, она никуда не гнётся. Создание подвижного покрова защитного осталось на бригандине, бригандина никуда не уходит, она употребляется до 17 века вполне себе, но отныне она становится принадлежностью чего-то лёгко-средневооружённого. Т.е. да, она делается пластинчатой, гибкой и перестаёт играть роль основного боевого доспеха.

Основным боевым становится кираса, по описанным причинам. Против кирасы борется А – арбалет, Б – мы об этом говорили, когда говорили о рыцарских турнирах, изобретаются совершенно новые копья как главное оружие конницы. Совершенно новые копья, как мы помним, выглядят длиннее, чем старые копья, тяжелее заметно. При этом кираса же дала возможность укладывать их на крюк-подпорку, снимая полностью нагрузку с руки. Крюк-подпорка дал возможность оставить некую стопорную муфту, по-французски arret, который стопорил при ударе копьё в крюк, крюк разгружал нагрузку во всю кирасу и, таким образом, вся инерция удара доставалась мишени. Копьё как раз в это время – это самое опасное оружие, которое есть вообще, именно копьё в руках конника.

Естественно, создаются и продвинутые пехотные средства, т.е. разнообразное двуручное оружие. Опять же, люди довольно просто соображали, что если одной рукой ты бьёшь слабо, то двумя руками получается гораздо бодрее, значительно. И поэтому создаётся масса двуручного древкового оружия, в первую очередь, древкового. Потому что именно в 14 веке появляется необходимость в создании многочисленных пехотных контингентов, армии постепенно увеличиваются, рыцарей на всех не хватает, и становится всё больше и больше пехоты, пехота делается всё эффективнее. Естественно, таким символом оружия пехоты становится алебарда, т.е. совмещение копья и топора в одном поражающем элементе. Т.е. можно колоть, а можно рубить. Могу копать – могу не копать.

Ну, алебарда – далеко не единственное оружие, потому что, например, швейцарцы ещё в 13 веке так посмотрели-посмотрели – такая хорошая штука, а именно лозорез, т.е. то, чем подрезают лозы, например, у винограда. Вещь известна с бронзового века и до сих пор не изменившая своей формы. Т.е. нечто вроде серпа – прямой клинок, который потом заканчивается ятагановидным загнутым окончанием. Они говорят – слушай, он же здорово режет, смотрите, у него обратный изгиб лезвия, как здорово. А если посадить на двухметровое древко и ударит по человеку, что получится?

Д.Ю. Тоже неплохо.

Клим Жуков. Получилось отлично. Таким образом, у нас появилось оружие, которые мы теперь называем глефой. Распространено было в некоторых местах не меньше, а, может быть, и больше алебард. Элементарно, обратный изгиб лезвия – это максимальный разрубающий эффект, т.е. лучше уже человечество ничего не придумало. Плюс такие хитрые функциональные штуки – можно просунуть человеку за колено и аккуратно разрезать сухожилие, пока он не подозревает ничего плохого. И многие-многие другие двуручные древковые средства, я о них потом расскажу, и, конечно, копья пехотные делаются всё длиннее и длиннее просто потому, что тебе нужно было сделать копьё длиннее, чем копьё конника, чтобы он не мог достать тебя с седла. Опять же, люди довольно просто думают, что если у конника копьё 3 метра, а мы сделаем 4, какие будут ваши аргументы против?

Д.Ю. Не тут-то было, да?

Клим Жуков. Да. У самих револьвер-то найдётся. Вот у нас с вами копья найдутся. Всё доходит до своего блеска и пика в 15 веке. В это время доспех становится самым красивым за всю историю человечества. Он превращается в настоящую стальную скульптуру, произведение искусства. Собственно, вот у нас есть готическая кираса, немецкая, как раз 2 половины 15 века. Мы видим типичное готическое защитное средство, которое, собственно, немецкое почему, сразу видно. Помнишь, мы с тобой рассматривали в прошлом году на этом самом месте Юру Богунова, нашего рыцаря замечательного, который одевался в итальянский доспех, который имел нагрудник-пластрон, и напузник-плакарт, соединённые ремешками, на пряжке, которые ходили как туристический стаканчик друг в друге.

А тут есть скользящая заклёпка, это типично немецкая придумка. Пропил может быть длиннее и, соответственно, свобода хода может быть больше. Кроме того, от итальянских очертаний немецкие очертания отличаются наличием медиального ребра и большей вытянутостью. Итальянцы жрали макароны, поэтому нужно было это пузо откладывать. А немцы макарон не жрали, поэтому были стройные и красивые в это время.

Д.Ю. А картошки ещё не было тогда?

Клим Жуков. Картошку ещё с Америки не привезли, поэтому, опять же, все были стройные и красивые.

Д.Ю. Видимо, с турнепса, да, не очень, с редьки.

Клим Жуков. Да, с редьки. А 2 мешка брюквы сожрать невозможно, как известно. Такой хороший анекдот есть, мы как-то, я помню, его рассказывали. В это время доспех, ещё раз повторюсь, делается не просто защитным средством, но средством приложения именно искусства. Т.е. это настоящая стальная скульптура, отметим ещё раз.

Убить человека в такой броне невероятно тяжело, хотя, конечно, люди справлялись. Например, Карл Смелый, знаменитый бургундский герцог, скажем так, это очередной «последний рыцарь Европы», этих последних рыцарей было довольно много. Всех хороших людей любили называть «последним рыцарем». Неизвестно, насколько он был хороший, но очень отважный человек, лично сражался много, вот в 1477 году, в битве при Нанси, его швейцарская пехота смогла завалить в полном смысле слова, несмотря на самую лучшую броню, которую можно было купить за деньги. Денег у него было очень много, он был командиром одного из самых богатых государств в Европе, поэтому всё в нём было прекрасно. Но швейцарцы его стащили с коня и напихали ему алебардами в пах, под юбку.

Д.Ю. Сволочи.

Клим Жуков. А потом изрубили уже валяющегося в крови так, что его смогли опознать только потому, что у него в залобник салада был вделан огромный бриллиант. Швейцарцы были настолько дикие и тупые, что они просто не поняли, что у них в руках была стоимость половины Швейцарии. Они с него сорвали роскошную парчовую шубу, которая была под доспех одета, ну, для красоты. Ну это понятно, тряпка дорогая, её по кусочкам разорвали, а то, что тут вот такой бриллиант с голубиной яйцо в шлеме, не догадались. Т.е. никакие доспехи не спасли, в итоге. Но, повторюсь, доспех, стал очень надёжным средством, пробить который невероятно тяжело.

Вот, надеюсь, мы сегодня покажем доспехи, которые нам подарил для данного разведопроса Иван Васильев из магазина, такой есть хороший торговый центр в Москве исторический «Донжон», там продаётся снаряжение для исторического фехтования, реконструкции. Кстати, если интересно, зайдите – посмотрите. Вот он нам подарил сегодня 2 бригандины. Скажем так, в отличии от королевских доспехов 15 века, это не произведение искусства, чисто утилитарная вещь, причём, сделана современными ремесленниками. В общем, защищает она откровенно хуже, чем настоящая средневековая бригандина, сделанная мастером. Но даже их пробить так, чтобы гарантированно поразить человека за бронёй, невероятно тяжело. Это я обещаю показать. Вот у нас друзья наши из конной базы «Храброво» сегодня на конях будут отчаянно скакать и рубать их всем подряд, а также стрелять и кидать в них.

Так вот, в 14 веке происходит ещё одно важное событие. Догадались некую смесь под названием «порох» проталкивать в некие трубки.

Д.Ю. У китайцев подсмотрели или сами?

Клим Жуков. Это трудно сказать, потому что, скорее всего, конечно, сами, потому что у нас были свои алхимики, которые смешивали всё, что можно вообще смешать, искали философский камень, естественно. Но вместо философского камня догадались смешать серу, селитру и уголь в определённой пропорции. Когда это подожгли, были приятно удивлены произведенным эффектом. Оказалось, что штука сгорает с такой скоростью, что выделяется очень много газа. Ну и газ, труба, камешек, закупорить, поджечь, офигеть, как здорово. И появляются первые пушки. Первые пушки в 14 веке были крайне несовершенны и употреблялись почти исключительно для осады. Это осадное средство было, в первую очередь.

Д.Ю. Стены ломать.

Клим Жуков. Да. Заряжать очень долго, стреляют они крайне неточно. Понятно, что мимо стены промахнуться трудно, куда-нибудь да попадёшь. Появляются пушки. В первый раз пушки вообще в полевом бою употребляются в битве при Креси. Неизвестно, какой эффект они произвели, скорее всего, никакого, но то ли 14, то ли 15 рибодекинов упоминается в документах о снаряжении армии Эдуарда III в экспедицию во Францию 1346 года. Скорее всего, они в поле были. Да, ну, конечно, ничего не сыграли. Очень быстро догадались, что пушку можно уменьшить, зачем она такая большая? Появляется ружьё со всеми его последующими модификациями, крайне несовершенное фитильное ружьё с ручной инициацией затравки. Опять же это было, в первую очередь, наверное, в своё время средство обороны тех же самых фортификационных сооружений. Но уже в 15 веке огнестрельное оружие шагнуло далеко вперёд и к концу 15 века мы получаем вполне эффективные боевые средства с фитильными замками на пружинах, т.е. можно было спусковой крючок нажать, курок опускался на полку с затравочным порохом и следовал выстрел. Появились кнопочные ружья, как у японцев, может быть, знаешь. Нажимаешь на кнопочку, то же самое, спуск срабатывает и фитиль тыкается в затравку.

При этом, опять же, есть такая расхожая легенда, что огнестрельное оружие уничтожило рыцарей. Ни хрена оно их не уничтожило, потому что в 15 веке рыцарство было главным боевым средством всё-таки ещё на поле боя. Т.е. тяжёлая латная кавалерия. Рыцари-то, понятно, что не все они были рыцарями, но вот жандарм, тяжёлый всадник в доспехах – это было главное боевое средство и даже огнестрельное оружие далеко не всегда могло пробить вот такие кирасы. Ну просто, опять же, пуля свинцовая, она мягкая, кираса стальная и калёная, имеет углы отражения, она скользкая, пуля может элементарно соскользнуть. Даже бригандину тоже, надеюсь, мы сегодня увидим, далеко не всегда можно прострелить. Хотя она защищает заметно хуже, чем кираса. Даже с небольшого расстояния, даже современная бригандина из магазина «Донжон» может, теоретически, выдержать выстрел из ручницы 15 века. Да, конечно, человеку внутри будет не очень хорошо, я б вообще обосрался.

Д.Ю. Будем откровенны.

Клим Жуков. Будем откровенны, да. Но выжить вполне можно и, более того, сохранить боеготовность в момент времени. Но, конечно, огнестрельное оружие всех насторожило. При этом, всё-таки доспех до начала 16 века развивался как средство противодействия холодному оружию, об этом говорит всё. В начале 16 века появляется доспех не с 1 гранью, как мы видели, а с многими гранями. Люди поняли, что 1 грань – здорово, она же на самом деле даёт замечательное ребро жёсткости. А если их сделать 5?

Д.Ю. Тогда между ними щели какие-то будут там застревать.

Клим Жуков. Каннелюры получаются. А если сделать их 25? У тебя же, получается, весь доспех покрыт рёбрами жёсткости и, таким образом, появляется возможность, не утолщая доспех, увеличить фактическую толщину металла в профиль. Ну т.е. элементарно как сейчас в гофрокартоне применяется, тот же самый принцип. Картон той же самой толщины, но его ведут складками, его именно прочность повышается многократно, то же самое и здесь. Причём каннелюр, расстояние между рёбрами делают специально так, чтобы ты попадал правильно, ты говоришь – застрять может. Его выводят так, чтобы оружие соскальзывало в сторону. И так называемый максимилиановский доспех, о котором я сейчас говорю – это вершина защитных свойств против холодного оружия. Если готический доспех конца 15 века – это самый красивый доспех, то максимилиановский доспех – это самый технологичный доспех и самый функциональный доспех. Его пробить было практически невозможно холодным оружием. Толщина кирасы в центре нагрудника достигала 3-3,5 мм…

Д.Ю. Ого, это же сколько она весила?

Клим Жуков. По бокам утончалась до 1 – 0,8 мм. Ну просто элементарно, потому что нагрудник с наспинником на боках перекрывают друг друга, зачем там лишний металл тратить, тем более, что бьют тебя, как правило, спереди. Весила она очень немного, потому что доспех конца 15–начала 16 века – это около 20 кг веса. Редко больше. Т.е. современный пехотинец таскает куда большую нагрузку, причём она по телу раскидана куда более дурацки, потому что, опять же, доспех – это как костюм. Весь вес распределён более-менее равномерно, у тебя за плечом нет чудовищного рюкзака, тебе по яйцам не стучит штык-нож, противогазная сумка не съезжает, и тебя не глушит ранец-сидор. Вот я вижу, ты испытал на себе все эти ужасы.

Д.Ю. Ещё лопата по жопе бьёт.

Клим Жуков. И лопата по жопе, чуть не забыл. Вот всего этого рыцарь был, представляешь, лишён. Какой кошмар.

Д.Ю. За них специальные люди всё возили.

Клим Жуков. Ну, в бою вообще всё это было не надо, так что доспех был очень тяжёлый. Но прошло буквально чуть-чуть времени, и битва при Павии, 1525 год, блестяще снаряжённая, лучшая в мире рыцарская кавалерия Франции наталкивается на огонь уже не аркебузиров. Мы сейчас то, что говорили – это лёгкое ручное ружьё с фитильным замком на кнопке или на спусковом крючке. Это условно называлась «аркебуза», так сейчас принято говорить, лёгкое огнестрельное оружие. Как я говорю, оно насторожило, но рыцарей не впечатлило, потому что защищались по-прежнему от холодного оружия. Огнестрельное оружие не влияло на развитие доспехов практически.

И вот лучшая кавалерия в Европе в лучших доспехах в Европе попадает под огонь уже не аркебузиров, а мушкетёров, а мушкет – это нечто в полтора раза тяжелее аркебузы. Пуля может достигать 50-60 грамм веса. Т.е., в отличии от аркебузы, где там 20-30 грамм весили, может быть, даже меньше. И вот на, такие тяжёлые стволы знали и в 15 веке тоже, но их употребляли поодиночке. А тут догадались собрать всех этих прекрасных парней в одно место и дать залп в одном направлении. Рыцари, говорят, посыпались как горох с коней. Это было очень неприятно. И вот битва при Павии, 1525 год, к 1530 году максимилианский доспех перестает вообще быть господствующим на поле боя и практически стремительно исчезает. Т.е. его, конечно, носят всякие ретрограды, но с тех пор доспехи безо всяких желобков. Понятно, что пуля, попав в желобки, это не меч, она мягкая, она никуда тебе не соскользнёт, она застрянет между ними и реализует весь свой убойный потенциал. Ну а 50 грамм свинца, которые вылетают со скоростью 300 метров в секунду, понятно, что они 3 мм кирасу проломят в любом случае. Если уж попадёт в голову – оторвёт голову вместе со шлемом.

Д.Ю. Нашли управу, да?

Клим Жуков. Нашли управу, так точно. Ну а мастера-оружейники почесали репу и сказали – ну, господи боже мой, к чёртовой матери убираем эти дурацкие все желобки, а то, понимаешь, тут что-то делать их долго, дорого, теперь и не очень нужно, а кираса будет 3 мм, но мы сделаем её 6. Всё просто.

Д.Ю. Это уже канализационный люк почти, нет?

Клим Жуков. Сделаем 6 мм, ну, всё так же – она тут тоньше гораздо. Но всё равно она делается тяжелее. Кираса вместо полукруглой, в генеральном смысле, полукруглой формы приобретает форму лодочного киля, т.е. у неё получается такая гусиная грудь, то, что называется тапуль в Европе, т.е. она клином выдаётся вперёд вот так вот, именно для того, чтобы пуля уходила в сторону. Отныне главным средством, которое вызывает эволюцию доспеха, становится огнестрельное оружие. Доспех делается аналогом современного бронежилета – чем-то противопульным. Понятно, что 6 мм или 5 мм – это довольно глупо против холодного оружия, это излишне, категорически излишне. Ну и так развивается до тех пор, пока толщина кирасы не достигает в груди 10-12 мм.

Д.Ю. Это уже как первые танки.

Клим Жуков. Это уже да, т.е. у нас был М2, он примерно такую же лобовую броню имеет, 15 мм, если не ошибаюсь. Ну вот тут то же самое. Иногда одевали 2 кирасы, друг на друга на крючках со шпеньками, т.е. 5 мм и 5 мм, получался усиляющий нагрудник. Собственно, рейтары к 2 половине 16 – началу 17 века были облачены именно в такие кирасы. И, что характерно, при условии качественного изготовления, это от огнестрельного оружия защищало реально. Конечно, не 100%, куда там 100%, тем более, знаете, кроме кирасы ещё масса прекрасных мест, которые можно отстрелить, типа руки или ноги.

Д.Ю. Башки.

Клим Жуков. Вот, а там 10 мм ты на руки, на ноги не повесишь, ты просто не сможешь ходить.

Д.Ю. Смутно бродит в голове, что целкость стрельбы была крайне низкая.

Клим Жуков. Она была никакая.

Д.Ю. А вот ты сказал, что рыцари так и посыпались, значит, попадали.

Клим Жуков. Так их много было в одном месте, стреляли-то залпом. Т.е. если их поставить много-много-много плечом к плечу и заставить одновременно выстрелить в одном направлении, чисто за счёт массированного огня кто-то куда-то попадёт.

Д.Ю. А вот Римский Папа принимал какие-то буллы, которые запрещали христианам стрелять друг в друга из арбалета, то с огнестрельным оружием как было?

Клим Жуков. Точно так же. Если у нас много законов, которые запрещают одно и то же, издаются регулярно, это говорит ровно об одном: что все на это кладут. Если закон вышел 1 раз и потом про него не вспоминают, значит, он работает. А если говорят «нельзя стрелять», а через год снова «да опять нельзя, блин, стрелять, да сколько ж можно?!» Ну это что-то такое. Я ж говорю: нельзя стрелять. И все такие. Все говорят «стрелять нельзя», все говорят «стрелять нельзя», все говорят «стрелять нельзя», а я говорю, что буду. Вот так.

Да, доспех остаётся очень эффективным защитным средством и в 17 веке тоже. Я уж не говорю про 16, в 17 веке тоже, и защищает он и от огнестрельного оружия в том числе. И вообще, наличие доспеха развитого многократно повышает устойчивость подразделения в бою, т.е. потери его сразу кратно уменьшаются. Но армия делается всё больше, а железа, как не трудно догадаться, на него нужно тоже всё больше. И само железо делается настолько тяжёлым, что да, в бою понятно, когда ты надел на себя, полчаса поскакал, это ещё ничего. Но война – это, в первую очередь, не драка, это походы бесконечные. А таскать на себе вот это всё, а это всё делается в 2 раза тяжелее, чем было в 15 веке, доспех рейтара может доходить по весу до 45-48 кг. У нас в Эрмитаже есть черный нюрнбергский рейтарский доспех, правда, не простого очень парня, А – непростого, Б – немаленького. Этот доспех мне изрядно велик как вверх, так и вширь. Дяденька для Средневековья был просто гигант. Так вот, весит 48 кило. У него задняя пластин юбки, задняя пластина юбки, т.е. не то, что спереди тебя защищает, а сзади – толщиной 2 мм. Т.е. это то, что закрывало грудь рыцаря в 14 веке, это толщина у него напопника. Сама кираса 10 мм в центре.

Д.Ю. Это охренеть. Первые танки были, противопульная броня, она была 10 мм.

Клим Жуков. Да, да, да. Шлем там весил около 7 кило.

Д.Ю. Крепкий парень был.

Клим Жуков. Он на плечах, конечно же, стоит, но это всё такое массивное, тяжеленное, мощное. Одеть в такое армию, которая занимается маршировкой на 25 км в день, просто невозможно. Доспех, невзирая на наличие абсолютной эффективности, абсолютно доказанной эффективности против любого оружия, перестаёт быть актуален не как защитное средство, а как военное средство. Т.е. доспех перестаёт быть нужен именно в войне, потому что война, повторюсь, это постоянные бесконечные марши. В доспехах это делать невозможно в таких. Ну и, конечно, дорого. Теряет экономическую актуальность. Несмотря на то, что правители и военачальники требуют, чтобы конница ходила в доспехах, чтобы пехота носила нагрудники, они просто инициативой снизу начинают пропадать. И отныне в доспехах ходят только воинская элита, типа кирасир будущих. Вот кирасиры да, они проносили до 19 века кирасы.

Д.Ю. Говорят, ещё у нас в Великую Отечественную войну отдельные бойцы бегали, какие-то бригады были…

Клим Жуков. Сапёры, это были сапёры, которые носили стальной нагрудник, или сапёрный нагрудник СН, и там цифровой индекс какой-то, в Германии такие же были. Для сапёра это как бронежилет, это полезно. Штурмовые отряды, сапёры носили их, да. Ну я повторю, что огнестрельное оружие не смогло убрать доспех с поля боя, это абсолютная легенда. Огнестрельное оружие смогло сделать доспех таким, что он стал именно экономически необоснован, потому что это А – дорого, Б – тяжело употреблять в широком смысле на войне. Доспех оставался актуален ещё в 18 веке, регулярно писали, что вот у нас кавалерия с кавалерией столкнулась, порубалась, и что если бы все те идиоты, которым говорят носить доспехи, их носили, у нас потери были бы в разы меньше. Ну, понятно, что удар в плечо саблей, плечо разрублено. А был бы там стальной наплечник, ничего бы тебе не было. Но на всех не напасёшься. Ведь это же уже начало индустриальной эпохи.

Д.Ю. Ну, от сабли бы спасал достаточно небольшой, да?

Клим Жуков. Конечно, конечно. Это же уже начало индустриальной эпохи, это эпоха государственных армий, это не рыцарь сам себя снаряжает, а государство вынуждено снаряжать своих бойцов, причём в большом количестве. Ну опять же говорю – на всех не напасёшься.

Д.Ю. А вот оружейный вопрос. Вот, по всей видимости, стреляли, как из охотничих ружей, круглыми шариками. А когда перешли к продолговатым шарикам?

Клим Жуков. Продолговатый шарик – это пуля Минье, уже середина 19 века, Крымская война, хотя и тогда ещё круглыми шариками постреливали. Ну вот первая общеупотребимая продолговатая пуля – пуля Минье, это середина 19 века, это совсем другая история.

Д.Ю. А ей из гладкоствольного лупили или из нарезного?

Клим Жуков. Из гладкоствольного в том числе. Нарезное оружие в это время тоже далеко ещё не общеупотребимо. Когда говорят, что англичане все ходили в Крымскую войну с нарезными штуцерами и поэтому перестреляли всю русскую пехоту – чушь собачья.

Д.Ю. Почему же её перестреляли?

Клим Жуков. Её победили не силой воинского превосходства, а силой экономики, в первую очередь. Это же самое главное, это одна из первых войн, в которых участвовала Россия, где рулила, в первую очередь, экономика, потому что нас победила просто военная машина индустриальной Европы. Вот англичане, у них основное ружье, основная масса ружей – это был Brown Bess, то, с чем они прошли Наполеоновские войны, 1766 года образца.

Д.Ю. Толково.

Клим Жуков. Это было, в общем, одно из самых общеупотребимых ружей англичан в это время. Как и у нас, кстати говоря. Тоже ничего удивительного. Да, конечно, нарезного оружия стало на порядок больше, но оно, ими не вооружались все подряд ни в Англии, ни во Франции, ну и, естественно, у нас. Хотя у нас тоже хватало этих штуцеров нарезных. Но это нужно отдельно разговаривать, это уже не имеет отношения, собственно, к защитному вооружению, доспехам. Я всё-таки больше люблю Средневековье как куда более человечную в смысле войны эпоху. Ну, блин, никто же в тебя не стреляет из линкора 420 мм снарядом так, что там разлёт осколков 1,5 на 1,5 км. Ты шёл, никого не трогал, тут тебе прилетел кусок железа в 500 грамм, оторвало голову, как так можно воевать?

Д.Ю. Непросто.

Клим Жуков. Или напустили отравляющих газов.

Д.Ю. Как там Клаузевиц говорил – военное искусство…

Клим Жуков. Военное искусство просто и доступно здравому человеческому разуму, но воевать трудно.

Д.Ю. Ну так и что же мы скажем в завершении, кто же кого победил? Пуля броню или броня пулю?

Клим Жуков. Тут не прямая зависимость. Пуля сделала броню настолько толстой, что она стала настолько дорогой, что государству не хватило денежек всем её купить, а купив, заставить носить.

Д.Ю. Физподготовка страдала.

Клим Жуков. Очень.

Д.Ю. Не все были настолько крепкие, чтобы 10 мм носить. Что показали нам сегодняшние испытания?

Клим Жуков. Сегодняшние испытания показали, во-первых, что Ваня Васильев молодец, магазин «Донжон» пришёл к нам на помощь, дал на растерзание 2 доспешка, во-первых. Во-вторых, мы 2 доспеха отстреляли, которые имитировали доспехи 14 века, и у нас была последняя, недоделанная бригандина 15 века, с многими-многими-многими бронзовыми заклёпочками, может быть, ты помнишь, мы последнюю её испытывали. Вот эту бригандину не взял, ни пуля не взяла, ни копьё её не взяло, даже клесцом её пробить не смогли. Т.е. доспех всё-таки развивался.

Д.Ю. А что в этом сыграло роль? То, что, может быть, надо было кого-то внутрь засунуть, чтобы он стоял тяжёлый и по нему…

Клим Жуков. Я повторю, что это не эксперимент, это просто демонстрация возможностей, что вот обученный человек копьём протыкает старую бригандину начала 14 века, но, пробив пластину, заглубление настолько минимальное, что понятно, что оно не то, что поддоспешную одежду не пробьёт, оно даже не поцарапает. С одной стороны. С другой стороны, что пробить такую пластину можно, это наглядно видно. При этом, в развитии во времени доспех совершенствуется, и мы видим, что против бригандины уже 15 века ручное холодное оружие практически бессильно. Т.е. грамотно, правильно сделанная бригандина из хорошо выделанной стали, которая была нам предоставлена, правда, в недоделанном виде, к сожалению, она потеряла актуальность для хозяина, он не стал доделывать, отдал нам на растерзание. Спасибо, Витя.

Эта штука против холодного оружия защищает замечательно, пробить её очень трудно. Не скажу, что невозможно. Я думаю, что, если бы мы постарались, мы, в конце концов, её бы ушатали. Но это вещь надёжнейшая. И если мы смотрим, что бригандина начала 14 века, типа того, что нашли на острове Готланд, в Висбю, и бригандина, через 100 лет существующая – это небо и земля. Просто небо и земля. Это мы ещё кирасу не испытывали. Надеюсь, в следующий раз, если будет интересно. Так вот, кираса – это уже небо и земля даже против такой развитой совершенно бригандины. Кираса защищает ещё лучше. Т.е. человек в доспехах может чувствовать себя уверенно, сухо и защищено, пока не попадёт под артиллерийский огонь. Вот артиллерийский огонь, он да.

Д.Ю. Что ты скажешь, когда заговорит тяжёлая артиллерия?

Клим Жуков. Боишься, слон, за свой хобот?

Д.Ю. А огнестрельное оружие как себя показало?

Клим Жуков. Во-первых, показало, что его очень долго заряжать, мы это и так знали. Это вещь ещё очень несовершенная и недоступная именно в полевом бою в качестве общепринятого средства. Это именно спецсредство в это время ещё. Спецсредство и средство защиты фортификации, когда никто тебя не трогает, ты спокойно вместе со своими падаванами зарядил 20 ручниц, выставил поочерёдно одну за другой в бойницу, пострелял, в это время твои падаваны зарядили тебе эти ручницы 20 раз по новой, и спокойно покуривая стреляешь из бойницы, смотришь, как веселятся твои противники под стенами и отлично себя чувствуешь. А в поле, всё-таки, когда конница вокруг тебя, скачет, вот такие прекрасные парни как Дима Савченко, и норовит тебя саблей по голове рубануть.

Д.Ю. Хотелось бы перезаряжаться гораздо быстрее. Ну, ты знаешь, меня в который раз сильно удивило, что готовый патрон, если это можно назвать патроном, заряженный, металлический, вставили, подпёрли чопиком, заколотили клинышек, подожгли, стрельнули, следующий уже готов, удивительно.

Клим Жуков. Люди очень здорово соображают, если припрёт. И даже додумались до протоунитарного патрона пёс знает когда, в 15 веке. Собственно, в 15 веке додумались и до нарезного ствола. Мало кто знает, но нарезное оружие появляется в 15 веке. Просто стоило оно безумно дорого.

Д.Ю. Так что мы на следующий раз? Кирасу?

Клим Жуков. Надо, во-первых, кирасу попробовать, кольчугу надо попробовать, арбалетик.

Д.Ю. Арбалетик, да.

Клим Жуков. Один-другой принести.

Д.Ю. Болты стальные, деревянные?

Клим Жуков. Наконечник – стальной, древко, как это не странно – деревянное. Кстати, можем твой арбалетик опробовать, как он против средневековых доспехов покажет.

Д.Ю. Я верёвку куда-то потерял, которая натягивает. Мне нужна верёвка.

Клим Жуков. Хорошо, но у нас ещё есть время подготовиться.

Д.Ю. У тебя есть знакомые с верёвками?

Клим Жуков. У нас есть знакомые с верёвками? Всем своим видом Дмитрий Савченко показывает, что у нас есть знакомые с верёвками

Д.Ю. Уже говорим спасибо заранее. Ну, на сегодня всё. Было круто.

Клим Жуков. Да. Спасибо конной базе Храброво, Саша Винницкий – гостеприимный хозяин и обеспечивает нам великолепные условия для проведения самых разных военных экспериментов.

Д.Ю. Не в первый раз.

Клим Жуков. И не в последний.

Д.Ю. Да. А на сегодня всё. До новых встреч.


В новостях

09.05.17 16:10 Разведопрос: Клим Жуков о борьбе средневекового снаряда и средневековой брони, комментарии: 126


Комментарии
Goblin рекомендует создать сайт в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 5

cdancer
отправлено 09.05.17 21:54 | ответить | цитировать # 1


Стенографисту:

>> Клим Жуков. Да. У самих револьвер-то найдётся.

Левольверты же. И найдутся. Это ж "Собачье сердце" =)


Kasan
отправлено 10.05.17 01:44 | ответить | цитировать # 2


Клим Жуков сказал: "Что то мало пороха?" - наши реконсрукторы самые лучшие реконструкторы в мире и держат недостижимо высокую планку. Теперь мы прямо видим как люди определили необходимый пороховой заряд. Даже узнали что они при этом приблизительно говорили и какая у них была мимика.

Большое спасибо за еще одну замечательную лекций. Уже и под забыл как то это здорово послушать Клим Жукова про среднивековье. До чего же отрадно, что наш историк держит планку. Море положительных эмоций и уверенное чувство, что вечер прожит не зря. Большое спасибо.


Loredan
отправлено 11.05.17 22:21 | ответить | цитировать # 3


Уважаемый Клим Александрович!
Я конечно понимаю, что задолбали римскими лориками, но вопрос терзает, аж кушать не могу.
У катафрактариев был пластинчатый доспех на себя и на лошадку задолго, до 10-13 вв. То есть тогда могли изготавливать ламиллярный доспех массово и проблема слабых мест в стальных пластинах не беспокоила воинов.
А в Европе с 5 по 13 вв. упор на кольчуги.
Это связано именно с особенностями развития европейской науки и техники в указанный период, то есть именно в это время именно эти люди качественный пластинчатый доспех делать не могли? Я правильно понял?


EvilRanger
отправлено 13.05.17 00:38 | ответить | цитировать # 4


Уважаемый Клим Александрович!
Огромное спасибо за ролик. Наглядно и убедительно. В развитие темы можно было бы рассказать о тактике средневекового боя, строе,воинских специальностях (таких как рондашьеры, и т. д.) специфике их вооружения и оснащения. Кстати вы совсем ничего не сказали про английский лук, хотя именно английские лучники оказались гораздо эффективнее французских арбалетчиков. Английский лук использовался до конца 16 в.


Gorelov
отправлено 13.05.17 01:07 | ответить | цитировать # 5


Дорогой Клим Саныч, поясните, нарезной ствол в 15 веке - это что? Твердосплавных резаков и развёрток человечество ещё не знает и не скоро узнает. Или резали сталью по бронзе? Но тогда это были бы одноразовые нарезы. Или это скрученный многогранник в сечении? Чертовски интересно, как в средневековую эпоху создавали стволы, тем более нарезные. Какие были технологии и как они совершенствовались от века к веку? Холодное, метательное оружие и броня, тут все представимо и вопросов мало, а вот сложный огнестрел 700 лет назад... Как?



cтраницы: 1 всего: 5

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк