Разведопрос: Константин Анисимов и Дмитрий Храмцов про оружие вендельской эпохи, часть вторая

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии - Клим Жуков | Каталог

25.08.17




Часть первая
Ждёшь новых лекций Клима Жукова? Поддержи проект!



Клим Жуков. Всем привет! Я и мои бородатые друзья из солнечного Таиланда и из солнечной братской Белоруссии возвращаемся на поля англосаксонской территории раннего средневековья. Продолжаем говорить про мечи, щиты, ювелирные украшения и прочие интересные вещи. Здравствуйте, товарищи.

Константин Анисимов. Привет.

Дмитрий Храмцов. Здравствуйте.

Клим Жуков. Что-то у нас важное было в прошлый раз упущено. Мечи – поговорили. Шлемы – поговорили. Как ковать объяснили. Щитов не было. А они, я помню, тут находились.

Константин Анисимов. Мы быстро бегаем.

Клим Жуков. И вежливые. Нам не нужны щиты.

Константин Анисимов. Да. У тебя.

Клим Жуков. С простенького начнем?

Константин Анисимов. Да.

Клим Жуков. Давайте я встану, чтобы можно было его держать и показывать всем. Вот щит, такой у него умбон. Вот такой он в профиль, обратите внимание, он линзовидный в профиль. Вот такой он изнутри. Что очень хорошо, он со всех сторон обтянут кожей. Потому, что я регулярно наблюдаю реконструкции щитов, когда он спереди кожей обтянут, а изнутри деревяшка.

Дмитрий Храмцов. Удешевили.

Клим Жуков. Утупили, я бы сказал. Потому, что обтяжка изнутри она также важна, как обтяжка снаружи.

Константин Анисимов. Вот мы привыкли, что в эпоху викингов щиты плоские они набираются из дощечек. В чем плюс? Вот тебе дощечку раскололи, ты пошел в лес, выколол и вплел новую. Теоретически так, мы предполагаем, мы не знаем, как было.

Клим Жуков. Короче, это очень дешевое изделие.

Константин Анисимов. А это уже сложная штука и довольно дорогая. Опять же, я думаю, что на римский манер. Клеили из планочек. Планочки так, потом планочки так. И он действительно склеен из планочек, это не погнутая фанера. Все правильно соблюдено. Собственно, умбон тоже правильно сделан. Расскажи, Дима, он какой-то необычный у нас.

Дмитрий Храмцов. Например, все сейчас делают подобные вещи – вытягивают из листа.

Клим Жуков. Обычно проще делают, это я точно говорю. Вот эта коническая часть, сворачивается воронка, сваривается в одном месте и потом наваривается на фланец, который приклепан уже к щиту. Вот и все.

Дмитрий Храмцов. Совершенно верно, так он и был сделан, но с помощью кузнечной сварки. То есть, мы знаем, что на тот период они именно так и делали. Потому, что тянуть с листа очень сложно. Проще взять развертку, свернуть в конус, сварить ее кузнечной сваркой, тут даже виден шовчик.

Клим Жуков. Вот, присутствует, подтверждаю. Вот он.

Дмитрий Храмцов. А затем уже я отбил по форме, которая нужна. Скажем, такая интересная. Например, в Европе, я даже не знаю, кто так делает. Всем в основном, наверное, известно, как тянут стаканы на токарном станке. А я сделал именно так, как было.

Клим Жуков. А это, я так понимаю, заглушка, которая заглушает технологическое отверстие на воронке, сделанное для удобства сворачивания, так?

Дмитрий Храмцов. Честно говоря, не могу предполагать для чего этот “пятак”. Это не заглушка потому, что многие были цельные, а некоторые наваривались отдельно.

Клим Жуков. Это кабаний пятак.

Дмитрий Храмцов. Может быть. Еще интересный момент, что здесь обтяжка идет, напайка.

Клим Жуков. Это головка заклепки, она самая обычная, стальная.

Дмитрий Храмцов. Стальная, но напаяна серебром. Во-первых, меньше металла надо. А, во-вторых, если бы она вся была из мягкого металла, она бы была непрочная. Поэтому я повторил все это, напаял.

Константин Анисимов. А я использую очень активно его.

Клим Жуков. Круто. Единственное, что мне со своей стороны хочется сказать, немного дегтя. А именно, толстоваты на периферии щиты у вас.

Константин Анисимов. Толстоваты?

Клим Жуков. Толстоваты. Должны быть тоньше.

Константин Анисимов. Его же сломают быстро.

Клим Жуков. Щит, это вещь, которая в первую очередь тогда служила для отражения метательного оружия. Соответственно, толстая периферия была просто не нужна. Если посмотреть даже на щиты викингов, аутентичные, у них на краях 6-7 миллиметров дерева. А тут у вас десяточка.

Константин Анисимов. Ну, да. То есть, он еще сходился к концу.

Клим Жуков. Конечно. А у вас десятка здесь, десятка здесь.

Константин Анисимов. У нас-то рубят как раз в кромку. Он развалится сразу, если он будет пятерочку.

Клим Жуков. Хотя бы восьмерочку сделали. Просто при наличии кожаной обтяжки, здесь лишний, наверное, килограмм веса.

Константин Анисимов. Качаемся.

Клим Жуков. Ну, качаться-то качаемся, а реконструкция...

Константин Анисимов. Нужно сделать правильно и попробовать, как он будет.

Дмитрий Храмцов. Многие, кстати, оспаривают выпуклую форму, линзовидную. Но, как бы, я ковырял это дело. Во-первых, умбоны. Поле умбона, оно под углом. И рукоятки, фото потом продемонстрируем, эта короткая, есть длинные, они выгнуты именно под радиус. Что, собственно, говорит о том, что они были выгнутыми. И возьмем еще изображения франков, которые, собственно...

Клим Жуков. Массово изображены с такими вот щитами. Линзовидной формы. Со своей стороны, как большой практик, могу сказать, что плоский щит, это хорошо. Просто потому, что он дешевый. А такой щит хорош чем? При ударе... Плоский щит, понятно, у него без всякого угла расходятся поля щита. Чтобы правильно принять меч или топор вражеский, щит придется очень сильно разворачивать вбок. В один, в другой или сверху, чтобы удар не пришелся в кромку. Притом, что заточенное оружие бьет в кромку, оно очень быстро ее прорубит. Щит быстро выйдет из употребления. А загнутое поле щита позволяет минимальным движением кисти и корпуса принять удар как положено, на плоскость. Потому, что плоскость щита должна прикрывать человека, а не кромка. Ну, и, естественно, упругость повышается.

Константин Анисимов. Да, линза, это ребро жесткости сплошное получается.

Клим Жуков. Это получается очень большая упругость. Тем более, что если это сделано по римской технологии, в виде наборного, условно говоря, паркета, такая римская фанера, то вещь получается невероятно прочная.

Константин Анисимов. Это у нас щит англосакса-курильщика. Сейчас мы вам покажем щит здорового англосакса.

Дмитрий Храмцов. Вот такой. Кстати, вот она рукоятка эта. Видно, что она изогнута. В основном находили рукоятки и умбоны. Пояс опять-таки. Интересно, что вовнутрь рукоятки вставляли дерево, либо она была пустая. Как мы видим здесь, так называемые, ушки, изогнуты вовнутрь и образуют рукоятку.

Константин Анисимов. Кстати удобно. Сутками не бились ни тогда, ни сейчас никто. То есть, бой длится 15-20 минут максимум.

Клим Жуков. Это очень много.

Константин Анисимов. Очень длинный, да. Если пару тысяч человек участвует. А так, 2-3 минуты.

Дмитрий Храмцов. Вот, опять же, видно, что он подороже, чем тот.

Клим Жуков. Сразу видно, что он подороже, чем тот.

Дмитрий Храмцов. Тут довольно мелкая работа.

Константин Анисимов. А где найдено скажи. Не помнишь? Англия, Франция?

Дмитрий Храмцов. Это Англия. Это англосаксы. Два ворона. Скорее всего...

Клим Жуков. Одинские. Память и Разум.

Дмитрий Храмцов. Хугин и Мунин. Да?

Клим Жуков. Да. Память и Разум.

Дмитрий Храмцов. Опять же, такие украшения серебром. Умбон также сделан, свернут. Довольно красивый.

Клим Жуков. Никогда не мог понять, с детства, когда начал смотреть книжки про археологию, зачем у них этот пятак на умбоне.

Константин Анисимов. А у меня есть такой же еще, там вместо пятака – штырь. Но когда я его пару раз в задницу втыкал своим товарищам, позади которых я стоял, они попросили не брать с собой этот щит. Пятаки больше нравится, когда в задницу втыкаются.

Дмитрий Храмцов. Кстати, на Готланде есть, по-моему, на третий-четвертый век, найдены вот с такими штырями. Это говорит о том, чтобы противник близко не подошел.

Клим Жуков. Со штырями понятно зачем. Потому, что штырем можно человека ткнуть.

Дмитрий Храмцов. Но они, как бы, были тупые. То есть, держать противника на расстоянии.

Клим Жуков. А не надо, чтобы они были совершенно острые. Это я точно говорю.

Константин Анисимов. Меня на тупое копье насадили – два ребра сломано.

Клим Жуков. Потому, что щит, если кто не знает, он для защиты. Но щит при умелом использовании, очень хороший, такое, примерно, четырехкилограммовый кастет. Им можно очень сильно ударить плохого человека.

Дмитрий Храмцов. Костя, кстати ходил уже в бой, но особо с ним ничего не случилось. Как бы тоже эксперимент, как со всеми шлемами.

Клим Жуков. В первую очередь надо сказать, в наших фестивальных бугуртах мы сразу начинаем друг друга метелить мечами, тесаками, копьями, топорами. По-настоящему такого конечно не было. До последнего люди перекидывались метательным оружием. Стрелами, камнями из пращей, метательными копьями, метательными топорами. И такой большой щит нужен был в первую очередь для того, чтобы максимально скрыть тело, защищенное тогда еще очень плохим доспехом, или вообще никаким доспехом, от метательного оружия. Поэтому нужны были очень большие поля щита. Чтобы стоя в формировании из стены щитов максимально долго закрываться от метательного оружия. И только потом по ним могли применить холодное оружие. Хотя не всегда стороны были настолько мотивированы, одинаково мотивированы, чтобы дойти до резни. Как правило все кончалось тем, что один строй дрожал именно под ударами метательного оружия.

Константин Анисимов. Резня, это больно ведь.

Клим Жуков. Больно, неприятно и довольно глупо.

Дмитрий Храмцов. Кстати, есть еще щиты у англосаксов...

Константин Анисимов. Вообще ребята выходили показать красивые щиты, красивые шлемы. Зачем нам резня, я вообще не понимаю.

Дмитрий Храмцов. Кстати, есть у англосаксов от 90 до 40 сантиметров щиты. Непонятно зачем им нужен был щит 40 сантиметров.

Клим Жуков. Это кулачный щит совершенно нормальный. Как раз вещь для, условно назовем это пока, фехтования. Для выяснения отношений в поединках каких-то очень красиво, хорошо, богато одетых мужей. То есть, это совершенно необязательно делать с большими щитами. Это, опять же, долго, а с маленькими гораздо быстрее.

Константин Анисимов. Рука не устает опять же.

Клим Жуков. Устать не успеешь, да.

Константин Анисимов. Давайте перейдем к быту. Дубовую кровать не привез...

Клим Жуков. И палатку не привез.

Константин Анисимов. И пуховую перину не привез. У меня, кстати, палатка больше, чем эта студия. Раза в три, наверное. Немножко бытовухи. Это вот стакан у нес для глинтвейна.

Дмитрий Храмцов. Ведерочко. Здесь стаканчик...

Клим Жуков. Для водки? Это стакан для пива, это для водки.

Константин Анисимов. Нет, из этого мы пьем глинтвейн. Отличный, кстати, получается. В нем настаиваем, варим, конечно, не в нем.

Клим Жуков. Он деревянный, варить в нем неудобно.

Константин Анисимов. Расскажи, Дима, чего, как.

Дмитрий Храмцов. Значит, много посуды на тот период, украшенной такими штампованными пластинками. Характерно для этого периода. То есть, здесь штампованные пластинки, здесь, ну, и на роге.

Константин Анисимов. На шлеме.

Клим Жуков. И еще на поясах.

Дмитрий Храмцов. Да. Кстати, штампы делались не только из металла, но и из рога. Я, кстати, проверял, работает, одну-две пластинки можно отбить. Еще хочу рассказать, здесь мы видим такой вот орнамент. Циркульный орнамент. В моем понятии циркульный орнамент делался только на дереве, либо на кости.

Клим Жуков. Циркулем.

Дмитрий Храмцов. Ну, практически.

Клим Жуков. Там у Димы целая коробочка с инструментами, сейчас достанет.

Дмитрий Храмцов. Похоже, не достану.

Константин Анисимов. Пропал циркуль? Ну, ничего страшного.

Дмитрий Храмцов. Это перовое сверло, грубо говоря, не будем вдаваться в подробности, малого размера. Когда я начал делать ведро, сначала были фотографии очень плохого качества. Естественно, я подумал, что здесь начеканили да и все. Потом мне товарищ из Facebook, так сказать...

Клим Жуков. У меня чуть сердце не остановилось, показалось “товарищ из ФСБ”.

Константин Анисимов. Скинул фотки ведра.

Дмитрий Храмцов. Нет, ну, они мне часто помогают.

Клим Жуков. Товарищи из ФСБ?

Дмитрий Храмцов. Нет. Ребята в Европе, в Англии это больше распространено.

Клим Жуков. Ходят по музеям и фоткают.

Дмитрий Храмцов. Да. Они мне хорошего качества прислали фотографии.

Константин Анисимов. Вот эта штука сохранилась вся полностью. И даже эти стальные обручи сохранились.

Дмитрий Храмцов. Да, и я вижу, что там именно перовое сверло.

Клим Жуков. Перовое сверло, кто понимает, это если кто сверлил когда-нибудь дрелью по дереву, это оно и есть “перовое сверло”, где у него есть центральный штырь, который формирует центр. И два штыря по бокам, которые собственно формируют те самые “перья”, которые постепенно, как фреза, вгрызаются в дерево.

Дмитрий Храмцов. Да. И образуют циркульный орнамент. И на этих фотографиях я увидел, что действительно есть следы косяков, которые при смещении сверла дают характерный эффект. И я, кстати говоря, удивился. Потому, что перовое сверло по металлу...

Константин Анисимов. Почему ты косяки не повторил? Неполная реконструкция.

Дмитрий Храмцов. Ну, я пытался сделать хорошо.

Константин Анисимов. Это у них был такой “лучок”, которым они раскручивали сверло, на него давили.

Дмитрий Храмцов. Так сверлили, собственно, янтарь, кость. Таким “лучком”. Ну, получается, и металл. Скажем, такие оковки очень характерны...

Клим Жуков. Откуда такое ведерко?

Дмитрий Храмцов. Ведерко франкское. Именно лангобарды. Опять же, такие у англосаксов найдены, хуже сохранившиеся оковки, но много. Следовательно, я взял то, которое лучше сохранилось, чтобы лучше реконструировать.

Клим Жуков. Чтобы меньше придумывать. Да. В Англии, например, найдены вот эти элементы-держатели. Собственно, практически идентичные. То есть, там ведер штук семь. И они очень все схожи. Даже можно предположить, что они все с одной мастерской, может быть, вышли.

Константин Анисимов. Клим, как думаешь, это использовали, действительно воду носили или в могилу только клали.

Клим Жуков. Нет. Думаю, что это в богатом доме могли подносить воду. Почему нет? Например, это могло использоваться не только как средство переноски воды. Но и как умывальник. То есть, элементарно подвесили такое красивое ведро дома за не менее красивый кованый крюк. Красивая женщина полила на руки, он умылся, нормально себя чувствует после этого. Я думаю, да, вполне себе функциональный предмет.

Дмитрий Храмцов. Интересно, что еще клепки в виде львов. То есть, римское влияние здесь. Видно? Здесь и здесь.

Клим Жуков. Головка шарнира в виде льва получается. В виде головы льва.

Константин Анисимов. Их находят и в Англии, и во Франции. То есть, возможно, тоже штамповали там, в какой-то мастерской.

Клим Жуков. Это, может быть, не в мастерской дело, а дело в общей моде. А кстати, это из чего сделано ведро, что за дерево?

Дмитрий Храмцов. Дуб.

Клим Жуков. И не рассыхается?

Константин Анисимов. Рассыхается, но я в него набираю водичку, где-то сутки стоит и нормально.

Клим Жуков. Потому, что я неоднократно покупал наборные кружки, они все у меня погибли. Они все у меня рассыхаются, я в них набираю воду, они вроде бы держат. Но потому снова рассыхаются и после двух-трех циклов...

Константин Анисимов. Нам рассказали, как сделать это и Дима сделал. Расскажи. Чтобы не рассыхалось, его надо обжигать.

Дмитрий Храмцов. Ну, я обжигал его, во-первых. А, во-вторых, металлические оковки не дают распадаться. У меня с металлическими оковками кружки были. Там просто начинает на этих оковках все начинает болтаться и вещь перестает быть пригодной хоть к чему-нибудь, кроме помойки.

Константин Анисимов. Мы его везде с собой возим. Пока все нормально.

Дмитрий Храмцов. Из-за металлического обода сверху они держатся. Там же часто идут гвоздики. Даже если оно рассохнется, то не развалится.

Клим Жуков. Ну, видимо, я или пользоваться таким не умею, либо не везло с изделиями. Потому, что я оставил все эти наборные вещи. Теперь только керамика и только олово.

Дмитрий Храмцов. Так. Вот еще один сосудик.

Константин Анисимов. Это уже для вина.

Клим Жуков. Это типичный германский сосуд, очень популярный. Потому, что его нельзя, пока не допьешь, поставить на стол. Под него нужен специальный держатель, а если нет, то тебе придется сидеть и бухать, как честный человек, непрерывно.

Константин Анисимов. Или позвать друзей, как я делаю. Потому, что здесь почти два литра, самому тяжело выпить.

Клим Жуков. Ну, если вина, там делать нечего.

Дмитрий Храмцов. Так называемый, ритон. Здесь опять же, присутствуют штампованные пластинки, позолоченные.

Клим Жуков. Посеребрена оковочка, я смотрю.

Дмитрий Храмцов. Не посеребрена.

Клим Жуков. Это просто серебро?

Дмитрий Храмцов. Да.

Клим Жуков. А было бы хорошо, если бы взяли серебро и посеребрили. Потом обвалять в золоте, посыпать алмазами и сверху позолотить еще раз.

Дмитрий Храмцов. Стараюсь все делать, как в оригинале, то есть...

Константин Анисимов. Тоже верхняя часть сохранилась практически идеально.

Клим Жуков. Ну, они, как правило, хорошо сохраняются. Потому, что позолота и, собственно, серебро. Позолота консервирует, серебро само по себе нормально хранится в земле очень долго.

Константин Анисимов. Ну, вот эта штука у нас с другого.

Дмитрий Храмцов. Да. Так как не сохранилось. Этот хвостик я взял с другого погребения. Ну, тоже англосаксонского. То есть, я думаю, сильно тут не напортачил. Здесь такой вот ворон. Кстати, в могиле с этими хвостовиками... Найдено два хвостовика, с двумя воронами. Опять же, может быть, это вороны Одина.

Клим Жуков. Я думаю, какие еще могут быть вороны в германском захоронении языческом. Ну, или почти языческом. Там два ворона – Разум и Память. Как мы знаем. Потому, что один как выносной жесткий диск у Одина был, он ему постоянно в ухо дул, что он забыл. Очень удобно. А второй у него был как операционный процессор. Он ему через ухо клювом, и тогда Один начинал думать. Этим вороном помнил, а этим вороном думал.

Дмитрий Храмцов. Еще вот такие сосуды интересной формы.

Клим Жуков. А это из чего сделано?

Дмитрий Храмцов. Это карельская береза. Как бы на севере она распространена очень хорошо. Я думаю, что они использовали такое дерево. Так как обычные, с прямыми слоями, они лопаются. Высыхает и прочее.

Клим Жуков. Роняют.

Дмитрий Храмцов. Да.

Константин Анисимов. Это наше предположение. Найдена только эта штука, но других вариантов особо нет. То есть, это не глина была, не кожа, не кость.

Дмитрий Храмцов. В Сатенху, кстати, найдены такие бочоночки, с такими накладочками. И там сохранилась органика. Можем сделать вывод, что было дерево. Такие бочонки найдены только у англосаксов, нигде больше не встречаются. В Сатенху, если не изменяет память, около шести или семи таких штук было.

Клим Жуков. Прикольно. А для чего служили?

Дмитрий Храмцов. А вот непонятно. Просто пишут “сосуды”.

Клим Жуков. Потому, что крышки нет, хранить там что-то вряд ли могли. Хотя могла крышка пропасть. А если она была органическая...

Константин Анисимов. Мы их используем как кружки. Отлично идут.

Дмитрий Храмцов. Кстати, уже наверное года два ты их используешь?

Константин Анисимов. Три.

Дмитрий Храмцов. Не лопнуло ничего.

Клим Жуков. Карельская береза, правильно отделанная, если из цельного куска сделать, это очень крепкий и долговечный материал.

Дмитрий Храмцов. Выварил в масле, все по науке.

Клим Жуков. Мелкие волокна, часто переплетенные... Кстати, а выточено как? Вдоль волокон или поперек?

Дмитрий Храмцов. Вот так было само дерево.

Клим Жуков. Ага. У меня есть чашка. Рюмка. Она никакого отношения к реконструкции не имеет. Но я ее с собой вожу. Выглядит как обычная рюмка. Выточена из карельской березы, но она сделана поперек волокон, вот так вот. И она, как говорят знающие люди, будет жить вечно. Потому, что когда поперек сделано, оно получается гораздо прочнее, чем если вдоль бревна выточить.

Дмитрий Храмцов. Ну, такая, как бы, шикарная посуда.

Константин Анисимов. Есть еще серебро с позолотой, с такими штучками. Мы планируем сделать такую.

Дмитрий Храмцов. Надеюсь, что Костя мне такую закажет.

Константин Анисимов. Чего у нас дальше по расписанию? Ремни.

Дмитрий Храмцов. Пояса. Да. Пояса и сумочки.

Клим Жуков. Кстати, а рог чей? Только что у нас был рог. Это что за зверь?

Константин Анисимов. Это я купил в Волине, это Польша, фестиваль в Волине. Американский лонгхорн. Но они раньше жили и в Европе.

Дмитрий Храмцов. Поговорим немножко о внешнем виде.

Константин Анисимов. Мне начальство запретило спарывать застежки, но они очень круто получились у Димы. Тут “белорусский гранат” очень яркий стоит. Рассказывай, что это такое.

Дмитрий Храмцов. Застежки использовались для рукавов. Мода была, чтобы облегало. Чтобы облегали рукава. Делали разрезы.

Константин Анисимов. Вообще, кстати, чтобы все облегало, не только рукава.

Клим Жуков. Этого мы в точности не можем утверждать.

Константин Анисимов. Ну, по картинкам.

Дмитрий Храмцов. И, так сказать, они застегивали этот разрез. Сверху одевался, так называемый, пеплос. Который в Германском мире очень был распространен.

Константин Анисимов. Что это такое?

Дмитрий Храмцов. Пеплос, это трубообразный кусок ткани, который скреплялся фибулами на плечах.

Клим Жуков. Только не пеплос, а пеплум, правильно по-латыни. Это верхняя накидка, которую потом стали активно использовать будущие немцы. Потом из нее получился скандинавский хангерок более позднего времени. Как раз это сарафан, как мы бы сейчас сказали. Кроме того, пеплум, это любой полнометражный фильм про древний Рим.

Дмитрий Храмцов. И Грецию.

Клим Жуков. И Грецию, так точно. Круто. Вообще, когда я смотрю на все эти вещи, сразу видно, что это все дети великого переселения народов. Потому, что это поздние волны сарматов, германцы ранние, они все ходили в таких красных гранатах, в перегородчатой эмали, и прочее. Вообще, это очень важно. Когда мы говорим сейчас обо всем этом. Украшения, внешний вид. Так как у людей не было паспортов, и они, почти никто, не умели писать и читать. Внешний вид служил не только маркером твоего социального статуса, но и откуда ты, какого ты рода. Твой внешний вид мог знающему человеку рассказать о тебе если ни все, то достаточно много, чтобы понять: свой, чужой, как к тебе относиться, как к тебе обращаться, чтобы конфликта не вышло.

Константин Анисимов. Опять же, пытались искусственным образом повысить свой статус. Лудили под серебро подкладочки и все остальное.

Клим Жуков. Это уже вопрос красоты. Там как у индейцев было. У тебя столько-то кабаньих клыков, столько в прическу вплетено игл дикобраза, уже понятно, ты, там, сиу или чероки какой-нибудь. Ты охотник, а это сын вождя. Если ты собрался кого-то убить, выбери кого-то другого потому, что тебе сейчас не нужно ссориться с этим племенем. Я думаю, что здесь было около того. Внешний вид был кардинально важен.

Константин Анисимов. С ремней и с сумочек начнем.

Клим Жуков. Давайте.

Константин Анисимов. Вот мы постоянно используем, ежедневный набор. Особенность в чем? Тут, видимо, по римской моде, пояса были довольно широкие. В отличие от скандинавской моды, там они были узенькие совсем. Довольно красивые у них были и богатые наборы.

Клим Жуков. Что значит “довольно”? Просто “красивые и богатые”.

Константин Анисимов. Здесь такая мелочь, фоточку сделаем и выложим, к торцу, который особо не видно, идет насечка цветным металлом, “белорусский гранат”.

Клим Жуков. Сам сверху на себя посмотришь и тебе приятно.

Константин Анисимов. Мне интересно, почему внутри не делали тоже насечек. И никто не знает, как такие ремни застегивали.

Клим Жуков. А изнутри не делали насечек потому, что это уже “куртуазный маньеризм”, думаю, таких людей мало.

Константин Анисимов. Потому, что они сделаны как все? Ремень широкий, дырочка очень узенькая, не просунуть ничего совсем. Более того, если просунуть, то красивая часть исчезнет, ее не будет видно. Есть несколько версий. Дима говорит, что найден в какой-то могиле шнурок...

Дмитрий Храмцов. Да, у англосаксов. Шнурок кожаный, который образует именно петельку.

Константин Анисимов. Якобы это делали вот так, то есть, петелечку сюда продевали и накидывали ее на язычок.

Клим Жуков. Толково.

Константин Анисимов. Толково, но смотри, когда я в кольчуге и у меня на поясе много разного висит, я напрягаюсь, меня валяют в грязи, а у меня все держится на одном шнурке. Мне кажется, что это не очень надежно, вопрос остается открытым, но пока ходим вот так.

Клим Жуков. Я бы сказал, что если, например, сделать его шелковым, он будет прочнее. Шелк не растягивается, его только порвать можно. А порвать шелк невероятно трудно.

Дмитрий Храмцов. Просто есть еще такой момент, на тот период шелка не найдено на Англию, вообще нет. Очень дорого. Приведу пример...

Клим Жуков. Вот, смотрите, перегородчатая эмаль. “Белорусский гранат”, позолота, насечка в торце. Думаете, они не могли купить себе шелка? Я сильно сомневаюсь, что они не могли купить себе шелка. Другое дело, что ничего не найдено, но эта вещь плохо хранится в земле.

Дмитрий Храмцов. Я могу немножко рассказать по этому поводу. Сохранилась тесьма очень широкая, порядка 5 сантиметров. Скорее всего, от запашного кафтана, который мы можем наблюдать на штампованных пластинках на шлемах. Она шерстяная. Металлизированная тесьма золотой тоненькой фольгой. То есть, там, около килограмма золота и это все на шерсти, не на шелке. То есть, человек мог себе позволить золото, но шелк он себе позволить не мог потому, что он был настолько дорогим. Может его вообще там не было.

Клим Жуков. Может быть, я не настаиваю.

Константин Анисимов. Дальше. Ножичков почему-то богатых нет на англосаксах. Вот, они все простые, функциональные. Резать мясо. Причем это мы выбрали самый богатый из всего, что было. Латунь, сталь, железо, деревяшка. Все. Вот так вот. Видимо потому, что у них было много дорогих длинных мечей, им такие и нужны были. Ну, и очень типичная сумочка, кстати, не очень удобная. Она держится на одном ремешке и постоянно крутится так, ее приходится раскручивать обратно и маленькая очень. Тогда карманов не было и носили все в сумочках. И вот тут, тоже такая англосаксонская мода, кресало. Можно было прикрыться от дождика, высечь искру. Что-то поджег, что тебе нужно, закрыл обратно, у тебя все там в сухости. Естественно, это все должно быть как-то промаслено, смазано, водонепроницаемо.

Дмитрий Храмцов. Вот еще одна версия такая.

Константин Анисимов. Это побогаче, мы сошьем сумочку, но пока не готово.

Клим Жуков. Собственно тоже кресало. Там технология простая. Нужно было взять эту железку, кремень. И под кремень подложить трут, который собственно тебе и нужно поджечь. Ударом о кремень выбивалась искра, которая попадала на трут. Трут начинал тлеть. Обычно делали шнур и этим шнуром подпаливали костер. Или что-нибудь еще.

Константин Анисимов. Далее. Тоже ремешок. Очень типичный для того времени. С узорами. Здесь такие симпатичные дяди с рогами. Что за дяди, Клим, ты знаешь? По два копья у них и огромные рога.

Клим Жуков. Не знаю. Притом, что рогов в это время на шлемах совсем не носили.

Константин Анисимов. Но вот стиль очень узнаваемый.

Клим Жуков. Ну, их много таких. Просто последние рогатые шлемы, которые употреблялись реально, это были шлемы периода кризиса Бронзового века, которые носили сардинцы.

Константин Анисимов. А рога там зачем нужны были?

Клим Жуков. Для красоты. Они реально изображены, есть, их много. Ну, это видимо те, кто потом с евреями воевал в Палестине.

Константин Анисимов. А как же у викингов рога вот такие? Ты чего, мультики не смотришь?

Клим Жуков. Видимо, не у всех.

Константин Анисимов. Расскажи про сумочки.

Дмитрий Храмцов. Интересная конструкция, кстати, этой сумочки. Здесь за основу идет кольцо. И, как бы, кожаный кисет. Вот эти кольца найдены как костяные, так и металлические.

Клим Жуков. Форму держит, удобно. Кстати говоря, дожила до XVI века такая система. Больше тысячи лет ей таким образом. Ну, а чего придумывать, если оно работает.

Дмитрий Храмцов. Такой клапан с накладочкой.

Клим Жуков. Кстати, очень удобно, его вот так прижимаешь к поясу и носишь.

Дмитрий Храмцов. Вот такая сумочка, очень удобная. Я ее использую, скажем так, в обычной жизни, туда вмещается...

Клим Жуков. Телефон.

Дмитрий Храмцов. Телефон можно положить в карман.

Константин Анисимов. У Димы кнопочный телефон, он влазит везде.

Клим Жуков. И у меня.

Константин Анисимов. Да?

Дмитрий Храмцов. Наверное, самый надежный. И, кстати, три застежки долго застегивать, зато от воров надежно.

Клим Жуков. Да и от собственной дурости это надежно. Потому, что если одну застежку ты можешь затянуть неправильно или забыть застегнуть, а три наверняка застегнешь.

Константин Анисимов. Или когда решил что-то купить, пока расстегнул – передумал. Время дается на раздумье.

Дмитрий Храмцов. Опять же серебро. Скажут, что больше на байкерскую похожа, но она такая и найдена.

Клим Жуков. Многие вещи у англосаксов, и вообще у германцев, вендельской эпохи очень похожи на байкерские. Потому, что они любили все широкое, вычурное. Хорошо сделано, ты по коже еще шьешь?

Дмитрий Храмцов. Нет. Это мой товарищ Макар Бабенко.

Клим Жуков. Макара Бабенко тоже хорошо знаем. Я только хотел сказать, что вроде кузнец, а сшито не хуже, чем у Макара Бабенко. Макар, привет!

Константин Анисимов. Я его просил как-то простенький чехол на вот этот рог. Там произведение искусства пошито вообще. Со вставочками красными, кантиками. Отлично. Живут же в одном городе, в одном клубе. И вот они молодцы, вместе работают, в тандеме.

Дмитрий Храмцов. Так, ну что. Расскажем про украшения?

Клим Жуков. Да. У нас уже кресало, украшение, основа сумки.

Дмитрий Храмцов. Фибулы, так называемые. Застежки.

Клим Жуков. Это арбалетовидная фибула, которая происходит как раз из Великого переселения народов. Их форма сохраняется очень долгое время. Ну, арбалетовидная потому, что она похожа со всех сторон на арбалет. Современный конечно термин, в свое время их так не звали. Как звали – не знаю. Фибула, если кто не знает, это брошка, на которую застегивали плащ. Какую-то одежду можно было застегнуть. Короче говоря, вместо пуговицы, вместо застежки. Оно с одной стороны очень удобное потому, что надежное. Из-за того, что очень массивное. Держатель мощный, хорошая спица. Тяжелый плащ, например, можно на нее застегнуть. Вместо пуговиц на одежду, никогда не потеряется, случайно не расстегнется. Но при этом, если с утра у тебя проблемы с мелкой моторикой, застегнуть и расстегнуть очень тяжело.

Дмитрий Храмцов. Еще можно наткнуться, когда она расстегнулась. Были моменты, когда можно было проткнуть шею себе.

Клим Жуков. Готландские есть фибулы на эпоху викингов вот с такими спицами, сантиметров на 15-20, вот они исключительно опасные.

Константин Анисимов. Ну, да. Это то же самое, только дороже чуть-чуть.

Дмитрий Храмцов. Это женские фибулы, которые застегивали кафтан. То есть, кафтан, это рубаха с разрезом.

Клим Жуков. Распашная.

Дмитрий Храмцов. Распашная, да.

Константин Анисимов. Там серебро, позолота и “белорусские гранаты” опять.

Клим Жуков. Вот видим серебро, сверху оно позолоченное. Частично орнамент оставлен, посеребренный с черненым фоном. И “белорусский гранат”.

Дмитрий Храмцов. Да. Еще хочу рассказать немножко про катафоты эпохи Венделя.

Клим Жуков. Да, кстати, вот тут слегка видно, что это катафоты.

Дмитрий Храмцов. Подкладывалась пластинка, штампованная пластиночка с сеточкой.

Клим Жуков. А пластиночка какого металла? Бронза, серебро?

Дмитрий Храмцов. Разные использовались. Бронза, серебро. Даже золото ставили. Кто во что горазд. И при попадании света, гранат, он был полупрозрачный, вот эта сетка отражала. Ну, как катафот была. И гранат становился ярче.

Клим Жуков. Ну, там понятно, лучи в толще камня начинали преломляться и играть. Получался эффект некоего мерцания. Кстати, тут под софитом видно, как головы зверей, с красненькими камушками, с сеточками подложенными, натурально мерцают.

Дмитрий Храмцов. Вот еще одна такая фибула. Как Костя сказал, похожая на лотос.

Константин Анисимов. В Азии лотос так изображают везде, всегда.

Дмитрий Храмцов. Опять же перегородочки.

Клим Жуков. Это перегородчатая эмаль. Мы когда говорим “белорусский гранат”, если кто не понимает, мы так шутим. Нам всем очень весело. Потому, что в предыдущей серии было рассказано, Константин из Вьетнама для какого-то своего шлема привез натуральных гранатов. А в это время Дмитрий в Белоруссии сделал эмаль настолько хорошую, что она светится лучше, чем настоящий природный гранат. В данном случае перегородчатая. Вот вы видите, эта фибула, тоже, кстати говоря, серебро, изнутри белый металл, позолочена. И поставлены перегородки, между которыми по системе катафота уложена сверху красная эмаль. Это горячая перегородчатая эмаль, это как раз то, что было характерно для эпохи от Великого переселения народов и глубже, в эпоху Венделя. И, к сожалению, почти полностью забылось потом. А вот это у тебя тут...

Дмитрий Храмцов. Бусинная проволока, так называемая. Вот как раз про нее хотел рассказать. Изготовляется она вот таким инструментом.

Клим Жуков. Бусинная проволока, если кто не понимает, может, тут плохо видно, это очень много маленьких бусинок, свернутых в одной проволоке вместе. Я не думаю, что вам от этого сильно легче, придется фотку вставлять.

Дмитрий Храмцов. Вот, кстати, совсем маленькие, сразу видна ювелирная работа.

Клим Жуков. Я на такое смотреть не могу, мне страшно.

Дмитрий Храмцов. Проволока ставилась перпендикулярно и накатывалась. Здесь канавочка. Здесь у меня канавки одного размера. Для толстой проволоки и для тонкой. Таким образом накатывалась бусинками. Такая техника очень была распространена на тот период, на эпоху викингов. Там прибалты, скандинавы.

Клим Жуков. У меня такое впечатление, что они пытались таким образом имитировать зернь или скань. Потому, что скань делать очень тяжело. А когда положил, вместо тысяч буквально мелких зерен цветного металла, которые были напаяны на поверхность, проволочку и снаружи выглядит буквально как скань. А попробовать можно, я смотрю недоделанная проволочка есть?

Константин Анисимов. Деревяшка мягкая.

Клим Жуков. А. Не поможет.

Дмитрий Храмцов. Там, в чем дело. Надо, во-первых, жесткую основу, очень ровную. А сверху, я, например, использую пластинку из рога. Даже можно, в принципе, и здесь попробовать. Просто надо выровнять.

Константин Анисимов. Давай попробуем.

Дмитрий Храмцов. Ну, давай. Сейчас. Это, в принципе, делалось вот так. Сейчас она просто будет слабо кататься.

Клим Жуков. Из-за поверхности?

Дмитрий Храмцов. Из-за того, что она кривая.

Константин Анисимов. Нормальная.

Дмитрий Храмцов. Вот таким образом они накатывали. Ну, получилось бы лучше. Условия, как бы, не соответствуют. Таким образом, грубо говоря, километры можно накатать.

Клим Жуков. Я, честно говоря, думал, что там будет какой-то прикольный инструмент.

Дмитрий Храмцов. Довольно долгая работа, кропотливая. Глаза устают.

Клим Жуков. Эти мелкомоторные движения, это очень непросто.

Дмитрий Храмцов. И немножко усилия. Просто надо чувствовать, чтобы она именно каталась.

Клим Жуков. Ничего у меня не катается, я жопорукий.

Константин Анисимов. Все, что у нас осталось, ворона, ворон, крестики.

Дмитрий Храмцов. Собственно говоря, да. Вот фигуры, собственно говоря, да. Начиная с римской традиции. Это ворон. Потом остготы были с воронами. И, так сказать, все это перешло на Скандинавию.

Клим Жуков. В римской традиции были орлы, а не вороны.

Дмитрий Храмцов. Да.

Клим Жуков. Они были назначены воронами после этого.

Дмитрий Храмцов. Да, совершенно верно. То есть, культуры там так пересекались.

Клим Жуков. Цыганщина, жуткая вообще. Человек идет по городу или едет по степи, по крымской, какой-нибудь гот. И у него тут такая штука, тут такая, меч во всем этом самом. У седла рог такой приторочен. На башке шлем с кабаном и кругом “белорусский гранат”. Кошмар. И эта птичка вообще натурально, почти сарматская, вот еще чуть-чуть и совсем будет.

Константин Анисимов. А у них тоже вороны были?

Клим Жуков. У них какие-то птицы изоморфные тоже были сплошь и рядом. Это еще со скифского времени, такой стиль в степи господствовал. Если пойти и посмотреть любую экспозицию того времени, она будет прямо вот почти один в один. Даже бывает грубая перегородчатая эмаль. Ну, видно, что кое-что делали римские и греческие мастера на заказ. А кое-что делали сами, оно такое, сразу видно, что хуже.

Дмитрий Храмцов. Интересный момент, что вот эти более ранние, а вот эта простая уже более поздняя, конец VIII века.

Клим Жуков. Ничего удивительного.

Константин Анисимов. А почему, кстати, на убыль пошло?

Клим Жуков. Ну, потому, что вендельская эпоха, это у нас эпоха богов, героев и королей. Если кто думает, что такое носили все, такое носили, конечно, не все. Мы об этом знаем по материалам захоронений в первую очередь. Захоронение мы, как правило, находим то, что хорошо видно. Это большой курган. Курган, это дорого, значит, в нем лежал серьезный человек. И внутри мы находим вот такое богатство. Конечно, чтобы такое богатство было у этого человека, нужно, чтобы масса людей было одето сильно проще, ела сильно хуже и обеспечивала его одного. Таким образом. А когда мы говорим о более поздней эпохе, эпохе викингов, например, она, как ни странно, сильно демократичнее. Потому, что если взять настоящих викингов, которые плавали в походы во всякие разные, над ними долгое время просто не было никакой власти. Их никто не эксплуатировал, они сами себя эксплуатировали. А потому догадались, что это какая-то фигня, и поехали эксплуатировать окружающих. Поэтому и оружие стало сразу сильно проще потому, что его нужно было заметно больше, а на всех такого добра не напасешься. Понятно, что есть каролингские мечи дико роскошные. Но даже роскошные мечи в среднем проще топовых мечей эпохи Венделя. Точно так же такие каски вообще пропадают навсегда, их просто не делают никогда. Просто в эпоху Венделя война решалась зачастую вообще поединком этих двух героев, которые друг другу просто по мордасам настучали и разошлись. Поэтому они могли сделать это красиво. А в эпоху викингов хочешь, не хочешь, должна воевать целая банда. Причем на постоянной основе. На банду нужно много шлемов. Поэтому всякие шлемы дурацкие, типа Гьермундбю, это в Норвегии найденный в 1943 году, под фашистской оккупацией, викингский шлем, конца IX, начала X века. Возможно, даже еще и раньше. То есть, простые вещи. Хотя если посмотреть на эпоху викингов и потому мы пойдем еще дальше, уже в классическое средневековье, мы увидим как там стало еще проще.

Константин Анисимов. А куда делось все это золото, серебро, гранаты и все остальное?

Дмитрий Храмцов. Закопали.

Константин Анисимов. Что закопали?

Клим Жуков. Нет, ну оно постепенно выходило из употребления. Пока был языческий обряд захоронения, ну, да, его просто закапывали долгое время. Потому это, видимо, лежало где-то, сломалось, починить некому потому, что нет мастера, который с таким работает.

Константин Анисимов. Переплавить тоже некому.

Клим Жуков. Переплавить просто жалко. И вот оно остается, условно говоря, на чердаке. Потом дом сломался, чердак рухнул и мы находим это в помойке на улице Коппергейт.

Дмитрий Храмцов. Кстати, это тоже застежка плащевая.

Клим Жуков. Шпилька просто.

Дмитрий Храмцов. Шпилька, да. Я предполагаю, что ты упоминал с Готланда фибулы. Это предшественники вот этих фибул, то есть, вместо этих рогов, как мы видим, ставилось кольцо. Потом оно увеличивалось, и получались фибулы, которые...

Клим Жуков. Ставилась петля вместо жесткой сцепки.

Дмитрий Храмцов. Да. Вот это, так сказать, прадедушка. Это, кстати, тот же дядька с рогами, которого мы видим...

Клим Жуков. Ну, если имеется в виду, что это вороны, а не просто рога.

Константин Анисимов. Не рога. Здесь это вороны.

Клим Жуков. Тогда это Один, естественно.

Константин Анисимов. А почему у него два глаза?

Клим Жуков. Откуда ты знаешь, что у него два? Может это две глазницы просто, а зрачки не проработаны.

Дмитрий Храмцов. До травмы.

Клим Жуков. Ну, если это вороны, в самом деле. Сильно стилизованы. То, конечно, это имеется в виду дядька Один.

Дмитрий Храмцов. Вот голова, что у этой вороны, что у этой.

Константин Анисимов. Ну, и там везде тоже.

Клим Жуков. Стиль узнаваемый. Вообще конечно поразительная эпоха, когда на очень большом пространстве существовал исключительно схожий стиль. Да, конечно, со своими особенностями. Но если мы посмотрим лангобардов, какого-нибудь VI века до Карла Великого, посмотрим франков, например в Аахене, посмотрим франков в тех же Нидерландах, посмотрим датчан, шведов, англосаксов VI-VII веков, понятно, что они разные. Но они очень схожи, исключительно схожи. Как раз в это время они еще и говорили на почти одинаковом языке.

Константин Анисимов. В Англии были разные княжества или племена, у которых довольно сильно отличались костюмы. По женским костюмам мы читали книжку.

Клим Жуков. Ну, в Англии была большая сложность в том, что они сели сверху на местное кельтское население, которое село сверху на докельтское население.

Дмитрий Храмцов. Кстати, хотел сказать, вот такие фибулы в Германии их чуть ли не пачками.

Клим Жуков. Да, их очень много.

Дмитрий Храмцов. И у англосаксов такие же.

Константин Анисимов. Фашистские кресты показывай.

Клим Жуков. Зильбер кройц?

Константин Анисимов. Это для тех, кто рассказывает, что эти кресты, это все фашизм.

Клим Жуков. Ну, безусловно, фашисты такое у них переняли в итоге, и все, как обычно, запомоили.

Константин Анисимов. Дай Климу, он лучше покажет.

Клим Жуков. Вот как раз серебряный крест. Что, тоже перегородчатый. А, черненый.

Константин Анисимов. Нет, это темные “белорусские гранаты”, без подкладки.

Клим Жуков. А, все, понял. Это тоже перегородчатая эмаль. Просто выглядит натурально, как будто чернение местами сделано.

Константин Анисимов. Это первый он экспериментировал, Дима. И у него не получилось чуть-чуть, но мне понравилось. Так как я байкер, у меня “Harley” такого же цвета.

Клим Жуков. Нормально, я могу сказать, что это оно, ранняя христианизация. Потому, что христианизация пошла с V века очень быстро. К VI веку уже, наверное, кроме саксов, которые жили на севере Германии, христианизированы были все. При, конечно, чудовищных пережитках язычества, внешние приличия соблюдали, по крайней мере.

Дмитрий Храмцов. Вот филигранный крестик. С гранатом, тут уже натуральный.

Клим Жуков. Это вот собственно, гранат. Он бронзовый и позолоченный?

Дмитрий Храмцов. Да. Вот колечко, практически в таком же стиле, с крестом, VII век.

Клим Жуков. Наверное, совсем на девушку.

Константин Анисимов. На ту, которая нам подает.

Клим Жуков. Понятно. Хотя, конечно, тогда люди были сильно мельче.

Константин Анисимов. Вот она как раз по размерам подходит.

Дмитрий Храмцов. Вот, такой же гребешок с крестами. Опять же очень удобно, когда ты имеешь длинные волосы или бороду.

Клим Жуков. У меня когда-то, очень давно, были длинные волосы, чуть ниже плеч. Это просто ужасно.

Константин Анисимов. Надо просто иметь специально обученных людей, которые будут о них заботятся.

Клим Жуков. Не надо иметь, я их просто отрезал и пускай они теперь заботятся отдельно от меня со всеми этими волосами.

Дмитрий Храмцов. Хотел рассказать еще интересно про такой браслет. Это Дания, конец VII века, начало VIII века, уже ближе к эпохе викингов. Сделать он сугубо молотком и на наковальне.

Клим Жуков. То есть, не литье.

Дмитрий Храмцов. Не литье, ничего подобного. Сделал такие фасонные чеканы, взял кусок металла...

Клим Жуков. Вот мы видим браслет. Изнутри следы ковки видны очень хорошо. Грубые следы молотка или подкладного инструмента. А это вот следы, видите такие черные углубления, это следы фасонных чеканов.

Дмитрий Храмцов. Да, опять же, скорее всего, “зубы волка”.

Константин Анисимов. А на том, который найден, были внутри следы, у тебя фотографии есть?

Дмитрий Храмцов. Не знаю. Мне просто на самом деле можно было их вывести.

Клим Жуков. Оставил черные?

Дмитрий Храмцов. Оставил.

Константин Анисимов. То есть, тот тоже не литой, он тоже чеканный?

Дмитрий Храмцов. Многие думают, что они литые. На самом деле я начал, все получилось, все подтвердил.

Клим Жуков. Это на самом деле без всякого эксперимента подтверждается логическим анализом. Потому, что определить литая вещь или кованная, это даже специальной квалификации не надо.

Дмитрий Храмцов. Кстати, вот интересно, эта волна образована за счет того...

Клим Жуков. Ударом чекана?

Дмитрий Храмцов. Да, ударом чекана. Что подтверждает, как бы.

Клим Жуков. Металл деформируется. Тоже, кстати говоря, какая-то байкерская штука. Толстая, никакого изящества.

Дмитрий Храмцов. Кстати, вот, это уже ближе к эпохе викингов, все упрощается. Все становится более проще. И вот такие вот крючки. Тоже на VIII-IX век использовались.

Клим Жуков. Одежные застежки.

Дмитрий Храмцов. Англосаксами использовались. Причем сугубо женские. Застежки найдены возле пояса, либо на бедре.

Клим Жуков. Застежки распашного кафтана, не помню, как он назывался.

Дмитрий Храмцов. Немножко поправлю, скорее всего, это было от чулок.

Константин Анисимов. Я такие когда-то давно купил, мне сказали, что это викинги, Дания, X век. Для обмоток. Не буду говорить, кто мне их продал. Потом оказалось, что это англосаксы. Это я на Волине купил.

Дмитрий Храмцов. Да. Используют для обмоток, для завязки обмоток. Верона, кстати, начала эту книгу понемножку читать, переводить. Там планы погребений, видно, что они на бедрах в основном найдены. То есть, можно предположить, что были чулки, как у тех же аланов. На тот период очень много чулок у лангобардов, женские. Что они именно подстегивались.

Константин Анисимов. Ну, должны неплохо выглядеть.

Клим Жуков. Учитывая, что его не видно все равно.

Константин Анисимов. Ну, это вот, собственно, мы все привезти не смогли, но мы самое красивое, интересное привезли. Очень много планов, будем продолжать, может, через пару лет еще придем. У нас огромные списки, Дима забронирован на много лет вперед. А если серьезно, у нас довольно много информации. Мы покупаем книжки всякие дорогие, которые сейчас уже вообще не купить. У меня много книг, у Димы тоже много книг и много практики.

Клим Жуков. У меня, на самом деле, тут вопрос сразу возникает. Как у практика, если мы про практику. Я с 2002 года регулярно посещаю мероприятия по эпохе викингов. Как зритель и как участник. Ребята там, в среднем, шикарно реконструированы, шикарно одеты. Вообще эпоха викингов, это такой локомотив реконструкции Средневековья в России потому, что там все время самые лучшие собираются. Там, короче, самый высокий средний уровень. Но они грешат... Даже не грешат, а это объективность. Они очень одинаковые. Вот есть, например, викинги. Смотришь, это викинги, люди делают Скандинавию. И они просто как от одной мамы. Понятно, я буду знать, что это из Бирки, это из Хедебю, но всем-то остальным просто наплевать откуда, видят, что это люди “штампованные” практически.

Константин Анисимов. Кто-то называл их коричневыми человечками.

Дмитрий Храмцов. Синие человечки есть.

Клим Жуков. Да, синие человечки, крашенные индиго. Коричневые человечки, крашенные корой дуба. Смотришь, а это теперь аланы. Все одинаковые, халаты у всех, кафтаны, подвесные чулки, шлем из Печа. Сабля из Гочево. И все, вот это аланы пошли. А вы же выделяться будете на общем фоне. Вы же раньше, чем эпоха викингов получаетесь. Потому, что, напомню, это викингов, это у нас конец VIII века. И если вот это еще за эпоху викингов по времени прокатит, то вот это уже никак. Во-вторых, внешний вид будет выделяться, на вас внимание обратят. В первую очередь организаторы, и скажут что-нибудь. Сталкивались?

Дмитрий Храмцов. Сталкивались.

Константин Анисимов. Очень благодарен я за то, что организаторы, как раз поддерживают. То есть, говорят: “Ребята, молодцы, круто. Какая-то новая картинка. Давайте, вперед, делайте”. Единственное, в этом правы все, это запрещены смешанные комплекты. Допустим, у тебя шлем красивый, вот такой, а щит от норманнов. Так делать нельзя. Но вот пока у нас не было разногласий, проблем. Есть рядовые участники, не организаторы. На “Русборге” и на “Битве тысячи мечей” нас встречают с удовольствием, никаких совершенно проблем нет. Обычные участники спрашивают иногда: “Почему так? Мне вот не нравится, что вы приходите не по эпохе немножко”. Но, ты как специалист, скажи мне, люди, которые тусят на “Эпохе викингов”, на фестивалях, это разве один и тот же век?

Клим Жуков. Я просто хочу сказать, что “Эпоха викингов”, это VIII-XI века, это 400 лет. И когда тебе скажут, что ты одет немножко не по эпохе, ты спроси: “А ты-то на какую эпоху одет? У вас фестиваль на какой, на VIII век, на IX век, на X век? А ты на какой век одет?” Вопрос большой. У нас, например, будет фестиваль “Русская крепость”, в крепости Корела, в Приозерске, которая вроде по XV веку. Мы говорим: “Позднятина”. И вот, у нас там будут швейцарские пикинеры XV века. Тут же будут ландскнехты XVI века. Тут же будут рейтары XVII века на тридцатилетнюю войну. И гренадеры или гусары Фридриха Великого, прусские. Это 400 лет. А потом ты припрешься в одежде, скажем XIII века, и скажут: “Что-то ты не по эпохе одет”.

Константин Анисимов. То есть, это, во-первых, все очень условно. Во-вторых, не существует фестивалей, где все только по X веку.

Клим Жуков. Существуют, они очень маленькие всегда.

Константин Анисимов. У нас сейчас есть два пути. Мы развиваемся вширь. У нас появляется какое-то разнообразие, новые технологии, новая картинка. Я устал уже за 20 лет ходит викингом, уже реально. Опять же, почувствовать атмосферу настоящего сражения, огромного лагеря, можно только когда людей много. Я, например, пару раз был на фестивалях, где были бугурты семь на семь. Я не смог запомнить кто за нас, кто нет. Потому, что когда строй большой, все, кто идут туда, это все наши. А там я не смог запомнить, мне не понравилось, и я больше не поехал. Или будет много маленьких фестивалей, но опять же, какой смысл? Или вот, ну, да, “Эпоха викингов”, это тусовка людей, у которых 400 лет эпоха. Ну, если мы там рядом постоим, я думаю, ничего страшного. Пока у нас с этим проблем не было. Поэтому пакуемся дальше по полной программе, развиваемся и растем.

Клим Жуков. Но это, на самом деле сейчас, как я хочу сказать, если у нас “Викинги”, элита средневековой реконструкции вообще, то вот это грозит быть элитой “Викингов”. Потому, что, во-первых, этого мало. Во-вторых, оно реально, объективно вычурнее, красивее, там больше украшений. Оружие более разнообразно. Более изысканно украшено, может быть. Поэтому, если кто-то хочет приложить себя именно в широком смысле... Потому, что если викингов можно делать бесконечно, то вот этого хватит, чтобы делать эпоху Венделя человек на 50, они ни разу не повторятся. Причем они не повторятся на протяжении трех жизней.

Константин Анисимов. Я думаю, не 50, а больше. Так вот, я не договорил. У нас есть куча информации, куча литературы, у нас есть опыт. Поэтому, если кто-то хочет, я обращаюсь к реконструкторам существующим или кто-то, может, хочет начать, мы делимся всем бесплатно: любая информация, консультация. Пишите, нас легко найти в “ВКонтакте”. У меня есть в компании, в моей штатный переводчик, она будет переводить книжечки. Будем их выкладывать на русском языке. Сейчас у нас только на английском, к сожалению. Нашли одну книжку, она стоила на “eBay” 1300 фунтов. В России можно машину купить за эти деньги. Вот, покупаем литературу редкую всякую, там очень много всего. Поэтому поделимся бесплатно с охотой.

Дмитрий Храмцов. Если кто-то думает, что она очень дорогая, эта эпоха...

Клим Жуков. Нет, не обязательно в королей одеваться.

Дмитрий Храмцов....Есть предметы и попроще.

Клим Жуков. В королей одеваться всем, это категорически неправильно. Да и все не потянут такое вот все. Да это и не надо. Если коллектив реконструирует какой-нибудь срез общества, то там должны быть люди попроще. Как обычно в реконструкции, места хватит всем, это точно совершенно.

Константин Анисимов. Я не знаю, как у вас на позднюю эпоху, у нас нет такого, что вот ты князь, а ты будешь холопом.

Клим Жуков. Так у нас такого тоже нет. Просто потому, что человек утром забивал сваи, копал канаву просто потому, что больше некому. Это организатор большого фестиваля, командир гигантского клуба, при этом он одевается в “помойку” самую простую. Берется комплект костюма, который стоит 5 тысяч рублей, не будешь же ты в парче забивать сваи. А вечером этот же человек в парче, в чулках, в шапероне, в ботинках вот с таким носком. Ну, и вот только что все с ним забивали сваи, а теперь он у них сеньор-помидор. Но при этом к нему невозможно относиться как к сеньору-помидору. Потому, что вы только что вместе забивали сваи.

Константин Анисимов. Ну, или когда эти люди, одетые как короли или князья, спят на земле, на соломе.

Клим Жуков. Такое тоже бывает. В обнимку со своими “подаванами”, которые одеты просто.

Константин Анисимов. Реконструкция субординации и уровней невозможна в принципе.

Клим Жуков. Она и не нужна.

Константин Анисимов. Здесь все исходят из зарплаты.

Клим Жуков. Или сам делаешь, умеешь, руками.

Константин Анисимов. Вот, как Дима. Или нет времени, например.

Клим Жуков. Нет, у кого-то есть, кто-то делает, пожалуйста. Нормальная реконструкция, когда люди не занимаются психологическим эскапизмом. В башке есть масло, и оно нормально варит. Реконструкция, это ты пришел, во-первых, отдохнуть с друзьями, одеться в то, что тебе нравится, исследовать то, что тебе нравится. В конце концов, просто заняться коллекционированием того, что тебе нравится. И это все уметь использовать. А все эти фанерные, картонные погоны, что “я король”, “а я герцог”. Сразу понятно, что человек не из реконструкции, а из ролевых игр.

Клим Жуков. Да, нет. Это проблем с детством.

Клим Жуков. Или на все это наложены проблемы с детством, какие-то комплексы. У нас субординация только в одном месте, когда начинается бугурт, у вас есть командир, лейтенант и сержант. Вот их в бою, имитационном нашем, слушать просто обязаны. А все остальное время – нет.

Константин Анисимов. Мы почему-то думали, что у вас есть. Там как-то, типа рыцаря.

Клим Жуков. Ни в коем случае. Рыцарь у нас только в одном случае появляется. Если человек одет как рыцарь, это самое главное. Ездит на коне, как рыцарь. И воюет на турнирах, как рыцарь. Тогда он рыцарь.

Константин Анисимов. А как вы проявляете уважение к нему?

Клим Жуков. Мы? Мы не бьем его по ночам.

Константин Анисимов. Значит, у нас рыцарей нет потому, что у нас по ночам бьют всех.

Клим Жуков. Как-то было бы похабно сэра рыцаря бить по ночам.

Константин Анисимов. Опять же, я считаю, для меня очень большая часть, это именно прочувствовать атмосферу сражения. Как это происходило хотя бы приблизительно. Понятно, что на сто процентов мы не почувствуем. Одет ты в шлем за пять тысяч рублей или за сто пятьдесят тысяч, разницы нет никакой. Ты огребешь также.

Клим Жуков. Есть. Ты огребешь по шлему за пять тысяч или за сто пятьдесят тысяч.

Константин Анисимов. Сердце прихватит.

Клим Жуков. За пять не прихватит, за сто пятьдесят точно прихватит.

Константин Анисимов. А так, в принципе, технология сражения не меняется. Ну, наверное, все. Мы все успели.

Клим Жуков. Круто. Что я могу сказать? Кто хочет причаститься реконструкции, добро пожаловать к нам. Кто хочет причаститься к реконструкции эпохи Венделя, это, наоборот, к ним. И быть таким красивым, вообще, обалдеть. Кто хочет заказывать вещи, которые сам не умеет сделать, это к нему. За литературой – к ним обоим. А я буду всех координировать. Спасибо.

Константин Анисимов. Через пару лет еще придем.

Клим Жуков. Спасибо. Офигенно интересно. Продолжаем следить за сводками с полей. На сегодня все. Всем пока.

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


В новостях

25.08.17 13:04 Константин Анисимов и Дмитрий Храмцов про оружие вендельской эпохи, часть вторая, комментарии: 48


Комментарии
Goblin рекомендует заказывать разработку сайтов в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 1

dimadagnir
отправлено 16.10.17 01:54 | ответить | цитировать # 1


Удар как раз надо принимать в кромку. Тогда оружие противника в ней застревает, и мы получаем над ним контроль.
Вот хорошее демонстрационное видео: https://www.facebook.com/daniele.imhoff/posts/1442864005791457
Или вот, с пояснениями: https://www.youtube.com/watch?v=VgUDDdQWA4Q



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк