Семен Шитиков про анимацию в России

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Культура | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

21.12.17



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Семён, добрый день.

Семён Шитиков. Добрый день, Дмитрий Юрьевич.

Д.Ю. Представься, пожалуйста.

Семён Шитиков. Я аниматор персонажей, работаю в Школе анимации, у меня своё направление образовательное; и ещё я делаю свой анимационный фильм, правда, авторский, не коммерческий.

Д.Ю. Ты индивид или в конторе в какой трудишься?

Семён Шитиков. Учусь в школе, своё направление по образованию у меня тоже в школе, зарабатываю деньги на мультсериале.

Д.Ю. В школе учишься в смысле..?

Семён Шитиков. В анимационной профессиональной, вот.

Д.Ю. Нашей, не нашей?

Семён Шитиков. Нашей, нашей, вот. Хочу спросить вас – а что вы знаете про образование в анимации? Чем обладаете?

Д.Ю. Ничего.

Семён Шитиков. Ничего. Хорошо, это хорошо, наверное, вот. Я хочу с вами побеседовать про тему образования, и первая тема, наверное, это то, что нас очень-очень мало. Недавно буквально пытались посчитать количество студентов. Студентов посчитали, сколько аниматоров в стране, очень-очень приблизительное число. Я могу ошибаться, но где-то 2500 человек.

Д.Ю. Немного.

Семён Шитиков. Это только аниматоров. Но есть ещё другие специальности, есть раскадровщики, люди, которые рисуют графику…

Д.Ю. А кто такой аниматор, в двух словах? Я думал, что он раскадровщик и есть.

Семён Шитиков. Нет, это всё по-другому.

Д.Ю. А кто такой аниматор?

Семён Шитиков. Аниматор оживляет персонажей. Ему даёт персонажа, который, ну вот сначала делается полигональная скульптура, потом делает моделлер.

Д.Ю. Т.е. ты говоришь про 3D, я правильно понимаю?

Семён Шитиков. Ну да, да, про 3D. Потом эта скульптура оснащается костями, чтобы её можно было двигать. Ну, там ещё несколько этапов производства, потом она оснащается костями и передаётся уже аниматору. Если кости правильные, анимация может быть хорошей. Есть такой шанс, вот. Нас очень-очень мало на производстве, и буквально 4 года назад наша школа образовалась, школа так и называется – «Animation school». Основали её наши преподаватели, как ни странно, это люди, которые на тот момент работали уже лет по 10 в анимации, они тогда начинали все в нашей стране. Сейчас кто-то уехал за рубеж, есть у нас преподаватель, который работает на Диснее; есть преподаватель (работает аниматором); есть которая работала раньше на Dreamworks, сейчас она делает «Рик и Морти». Это все преподаватели, это вот аниматоры иностранные, они вот работают у нас из таких вот побуждений. Я не знаю, почему они не в зарубежных конторах, может быть, это было даже как-то экономически выгоднее, но вот мы в таком своём…

Д.Ю. Ну вроде же это мечта для интеллигентного человека – сбежать из этой проклятой Рашки куда-нибудь подальше в цивилизацию, где платят хорошие деньги и всё хорошо.

Семён Шитиков. Ну, есть такие люди, я с ними сталкивался, но я с такими людьми не работаю. И наша школа, она, в принципе, таких людей мы не пускаем, т.е. мы не допускаем их до студентов. Потому что каждый человек, который у нас преподаёт, мы должны ему доверять, потому что он воспитывает наше будущее, по сути, вот. Хотя все люди взрослые, студенты у нас очень разные, там на 2D анимации, например, от 16 лет, ну, потому что там обнажённая натура местами есть, и нужно согласие родителей на это, вот. А самый старший – ну вот у меня, например, на курсе по разработке анимационного фильма, это такой, можно сказать, продюсерский курс, там лет, наверное, за 50 студенту. Вот. Никак не мешает ему учиться. И про… Т.е. школа, как бы она старается держаться вне политики, мы всякие там политические разговоры, кого бы там какая бы поддержка не была, как только начинается какой-то срач, мы моментально его прекращаем.

И в клубе, эта вообще школа наша выросла из клуба аниматоров. Просто сообщество аниматоров всея Руси. При нём выросла школа за 4 года, долгое время учили только аниматоров, и в этом году мне что-то стукнула мысль – а что мы, собственно говоря, только аниматоров-то учим? Специалистов не хватает вообще тотально, и картина с нехваткой нашей какая – например, днём я работаю на мультсериале, т.е. у нас там есть, допустим, режиссёр, вот. И я очень долго, когда создавал курс по разработке анимации, по разработке фильма, долгое время искал режиссёра. Пришлось пообщаться с некоторыми людьми, про которых вот вы говорите. Сложное было общение, но в конце концов нашёл человека, который может нормально работать. Т.е. не рассказывать про как вот мы раньше плохо жили, да, а хороший режиссёр, ему лет уже за 50, по-моему, он ещё окончил в 95 году анимационный колледж. Сейчас, правда, люди, которые оканчивают государственное образование, они, к сожалению, непригодны к делу, вот.

Д.Ю. Почему?

Семён Шитиков. Это отдельная большая тема, я предлагаю к ней перейти чуть попозже, сейчас давайте про режиссёра закончим. И днём я работаю на него, на режиссёра, т.е. он принимает мою работу. А в процессе поиска режиссёра получилось так, что один согласился, но потом его там отозвали на производство полного метра. Второй согласился, но потом там тоже, короче, его куда-то унесло. Я в панике уже – скоро начинать образование, пока что там была, полгода назад мы начали, это была экспериментальная тогда программа, т.е. что из этого выйдет, вообще не было никому понятно. Просто был на бумаге список того, что вот эти люди должны изучить, и вроде как в будущем получить околопродюсерское образование. Т.е. на выходе можно стать режиссёром эпизода, анимационной серии, серии сериала.

Я в панике уже звоню просто на студию, где я работаю, ну, надо было догадаться, конечно, туда сначала идти. Вот. Я звоню режиссёру, он говорит – я более 20 лет работал сценаристом, продюсером, режиссёром, на всех ключевых должностях. Вот ведёт студентов от начала и до конца. Т.е я работаю днём на него, а вечером он уже принимает работу у моих студентов. И такая ситуация не только вот у нас в школе, т.е. нас в принципе очень мало.

Д.Ю. Ну, оно всегда так, да – позвали туда, позвали сюда. Деньги надо где-то зарабатывать, да и не только в творчестве, по всей видимости.

Семён Шитиков. Ну да.

Д.Ю. Я тебя всё время буду перебивать, чтобы запутать.

Семён Шитиков. Нормально. Я очень надеюсь на ваши коварные вопросы.

Д.Ю. Так чему учат? Я это для, так сказать, понимания и введения. Чему ты учишь детей?

Семён Шитиков. Чему учу детей? Конкретно я не являюсь преподавателем, я организую работу преподавателей и студентов, я их состыкую. Ну т.е., короче говоря, администратор.

Д.Ю. А преподаватели, они по разным специальностям учат?

Семён Шитиков. Да, конечно. У нас в школе учат по фотореалистичной анимации животных. Вот, например, самый простой пример – какая-нибудь там годзилла, драконы из Юрского периода, ну, динозавры, да. Студенты наши делали, например, и преподаватели делали фильм «Он дракон», думаю, слышали про такой.

Д.Ю. Не смотрел, но слышал.

Семён Шитиков. Я тоже не смотрел, он для девочек сделан. Т.е. это была прицельная жанровая работа конкретно на женскую аудиторию. Насколько мне известно, в российском прокате он провалился, но фильм кто-то слил в Китай, и он так понравился китайцам, что они позвонили в Москву на студию, которая это делала, и заключили с ними контракт ещё на несколько продолжений, потому что дело в чём – главный герой фильма, он…

Д.Ю. Дракон.

Семён Шитиков. Он очень красивый по-восточному мужик. Т.е. с нашей точки зрения он какой-то смазливый, т.е. в наш культурный контекст он немножко не попадает. А китайцам он попал прямо в яблочко, поэтому они решили – давайте-ка вы ещё, просто посмотрев пиратскую копию. Вот. Чем ещё можно похвастаться? Студенты и преподаватели, мы поставляем кадры в индустрию конкретно, т.е. отучился, пошёл работать. Никаких вот этих вот разговоров про «вы знаете, режиссура это великое искусство», я таких людей, я в принципе, их не допускаю на пушечный выстрел, вот. Благо нормальные люди есть, их много.

И чем можно похвастаться – наши преподаватели и студенты работали и работают на Диснее, у нас один преподаватель оттуда, Dreamworks бывший преподаватель. Это сейчас коснёмся конкретно того, что идёт на экспорт, это проекты «Город героев», «Он дракон», «Моана», «Йоко», испано-российского производства сериал. «Особо опасен», это там, где Джоли на «шестёрке» гоняла, там была фотореалистическая анимация, насколько мне известно, Мищенко, наш преподаватель делал. «Август восьмого», «Quake Champions» - игрушка последняя Quake. Сериал «Звёздные войны», «Холодное сердце» диснеевское, «Зверополис», «Рик и Морти», вот это везде участвовали наши…

Д.Ю. Серьёзно, да.

Семён Шитиков. Везде участвовали наши люди. Студенты в основном работают на отечественных проектах, преподаватели в большинстве тоже на отечественных. Ну, назвал иностранные, а отечественные, их прямо вообще тьма. Буквально в прошлом году произошёл резкий рост качества и, по-моему, этим летом показывали уже студии, вот которые должны просить денег у Фонда кино, у них там есть, собственно, защита, эту защиту можно посмотреть в интернете, выкладывают записи. И очень интересно то, что в этом году резко возросло качество картинки.

Д.Ю. В чём причина?

Семён Шитиков. Я не знаю. Просто вот как-то резко у всех студий, которые раньше, допустим, к которым раньше, возможно, были какие-то вопросы по картинке, но которые пытались что-то делать хорошо, они смогли. Т.е. по трейлеру видно, что там хорошая симуляция частиц, анимация, приятная глазу даже не просто какого-то стороннего зрителя, а человека, у которого глаз пристрелян, и он там может заметить какие-нибудь косячки, что тут персонажа провал веса сейчас, здесь вот как-то рука не так довернулась, не по правилам. Это профессия-то очень техническая, несмотря на то, что там много творчества. Это вот такой сплав технических знаний и какого-то культурного, культурной задачи, что ли. Т.е. постоянно к одному и другому прибегаешь.

Д.Ю. Я вот 2 примера сразу вспомню, что когда вышел мультик «Шрек», первый ещё, там шерсть осла на Западе обсуждалась, что у осла какая-то просто невероятная шерсть. Причём первый «Шрек», он был достаточно скромно сделан, там даже неспециалисту ряд… косяками не назвать, но, в общем-то, такие вещи специфические, как он по траве ходит, а она не мнётся, так такое заметное было. Но вот они напирали на то, что вот шерсть вообще мега просто, шерсть это прорыв необычайный. А пример номер 2 был про мультик «Рапунцель», там тётенька, которая делала волосы, она вообще там доктор наук всего на свете, жуткий математик, и волосы вот сосчитаны. Ну, видимо, там что-то копится-копится, копится-копится, а потом скачкообразно растёт. Может, софтину какую вражескую скачали хорошую?

Семён Шитиков. Софтина, ой, софт это отдельная больная тема. Дело в том, что анимация это высокотехнологичное производство, и оно стоит особняком, вот отдельно там, ну, от какого-то общего понятия, от кино, от театра, от телевидения, от, в принципе, визуальных искусств. Это именно, можно сказать, что даже наукоёмкое производство, если особенно это производство полного метра. Т.е. там должен быть штат программистов и т.д. и т.д. и т.д. То, что даже на производстве сериала иногда может не понадобиться. Об этом пока в нашей стране очень мало знают, что производство сериала и производство полного метра, они друг от друга значительно отличаются. Ну, нужные люди сейчас уже начинают об этом как-то разговаривать друг с другом, т.е. зерно истины начинает проясняться. Потому что те люди, которые делают хорошие сериалы, они иногда пытаются запускать полные метры по той же самой технологии, как они делают сериалы, ну и спотыкаются о всякие подводные камни.

И вот сейчас появляется некоторая, может быть даже, открытая литература и источники данных на эту тему. Но это вот прямо то, что происходит при нас с вами сейчас. И вот то, о чём вы говорите, это техническая анимация – волосы, динамика и прочее. А аниматор, когда мы говорим «аниматоры», тут надо, наверное, сказать, что нам очень часто предлагают работу на праздник. Нас просто путают. Вот эти ведущие праздников, они у нас отобрали название, и все думают, что аниматоры это тот чувак в костюме. Нет. Но всегда мы любим посмеяться, когда кому-нибудь из аниматоров в личку присылают там, вы знаете – костюмы, хотите костюмы, скоро Новый год, как вы будете зарабатывать? Действительно, как мы будем зарабатывать. Или посох там какой-нибудь предложат. Вот.

Аниматор обычно подразумевается именно персонажная анимация, это люди, какие-то живые существа. А то, что вы говорите, это техническая анимация, но, в принципе, это тоже, в принципе, входит в нашу профессию. Но это как бы её конкретное ответвление. И аниматоры, они вообще бывают очень разные. Они бывают 3D-мультяшные, фотореалистичные, ну, это драконы всякие, да, ну там животные, которые нарисованы как будто настоящие. Мультяшные это понятно - Looney Tunes, всякие Шреки и прочее. Бывает 2D анимация, бывает 2D классическая анимация, бывает перекладка (самый простой способ), бывает кукольная анимация. Вот ещё есть мелкие жанры типа там песочной, но это такое, уже очень авторское ответвление.

А вот по этим дисциплинам это, в основном, то, чему требуется производство, то, на что требуются специалисты. И, ну вот, stop-motion, правда, ещё не обучаем никого, мы так задумываемся, а надо ли кому? Потому что в стране аниматоров по stop-motion, ну, я знаю, допустим, 3. Я был на одной студии, Linder Tart ребята назывались, они выпустили отличный фильм, он сейчас катается по фестивалям, и у них студия просто вот на кухне хрущёвки размером, ну, знаете, какие размеры. Т.е. стоит куча софитов, куча камер на столе, там вот жизнь у них, у этих кукол, происходит. Одно неверное движение локтём и студии больше не существует. Но работа очень увлекательная.

Д.Ю. Я когда был молод, любил фотографию и кино. Купил себе кинокамеру, которая могла там покадрово снимать, и из пластилина, лепил всякое из пластилина.

Семён Шитиков. Это stop-motion.

Д.Ю. Да. И фигурки передвигал. Получалось настолько бодро, что вот сейчас для меня даже загадка, почему это не имеет какого-то массового распространения, потому что всё просто, а реализовать можно самые вообще атомные вещи.

Семён Шитиков. Именно.

Д.Ю. Как-то раз меня позвали на телеканал 2х2 мультики переводить. Я жил много лет, как и все практически наши люди, в твёрдой уверенности, что наши советские мультики, они лучше всех на свете и всякое такое. Задали вопрос – интересно было бы? Я говорю – да, конечно, только дайте что-нибудь посмотреть, я не совсем понимаю, о чём речь. Мне прислали сидюков. Тогда интернетов не было таких, прислали сидюков, вот они высотой были ровно со стол. В этих, в полиэтиленовых пакетиках, т.е. это…

Семён Шитиков. Щедро.

Д.Ю. Да. Ну, они самописные. Я принялся смотреть. Испытал культурный шок натурально. Т.е. всё, что мне казалось, что у нас там ловко нарисовано, оказалось, что это давно уже нафиг никому не надо, потому что мультики там с конца 50-х и вот до наших дней. Никто не парится, снимая кукол на верёвках, не удаляя верёвки вообще, потому что это не про это, не про верёвки. Верёвки это, так сказать, технический аспект, никого не интересует. То какая-то коробка с картошкой фри там разговаривает со стаканом колы и ещё что-то. Но больше всего меня поразил Робоцып, такой, не знаю, может, смотрел.

Семён Шитиков. Конечно, да, вы что.

Д.Ю. Куклы из магазина, которым приклеивают бумажку с нарисованными зубами, там 3 бумажки или 4, что он будто бы разговаривает.

Семён Шитиков. Это называется липсинг.

Д.Ю. В общем-то получается, что… Да нет, там настолько примитивно, что не смешно даже. И получается… В детстве, когда в программке советской было написано «мультфильм», как правило, без названия, все бежали смотреть…

Семён Шитиков. А он кукольный.

Д.Ю. А он кукольный, ёлы-палы. Они мерзкие были, детям страшно не нравилось. А тут…

Семён Шитиков. Я тоже плевался вообще.

Д.Ю. Не в куклах дело. Если они говорят что-нибудь смешное и интересное, то суть-то в идеях, а не в способе реализации. Или тот же South Park.

Семён Шитиков. Начинали с кукольной анимации, потом в Maya перешли.

Д.Ю. Они там перекладывали, очень долго перекладывали, но в конце концов перебрались. Вот. И как-то это, ещё 1 замечательный пример – про Уоллеса и Громита, где там английский мужик и его собака, они там, у них непрерывно… Уоллес и Громит – адски смешные мультфильмы.

Семён Шитиков. Прошло мимо меня, к сожалению.

Д.Ю. Вообще, ну, вот просто снимают фотоаппаратом, кукольные мультики вот фотоаппаратом снимают. Почему такого вот у нас распространения не имеет, для меня поразительно.

Семён Шитиков. Это отдельная большая тема, про которую мы сегодня, в основном, будем говорить, почему это всё не имеет распространения. Пару лет назад, я как только поступил в анимационную школу, у меня появилась мысль. Я тогда сказку писал – а что, может быть, и я могу что-нибудь такое заснять. Вот. Это было в 2015 году, скоро вот уже мы 3 года как работаем, и я до сих пор учусь анимации, я просто студент. Ну вот в плане аниматора как бы я учусь и зарабатываю, учусь и работаю, вот. Это конкретно что касается анимации. И знаний категорически не хватало. Я начал искать, а где у нас вообще учат тому, как снимать анимационные фильмы. Оказалось, что в нашей стране на тот момент и буквально вот до недавних пор только офлайн-образование. Т.е. если ты хочешь чему-то научиться, нужно поломать свою жизнь об колено где-нибудь в Саратове, Ханты-Мансийске…

Д.Ю. Куда-то ехать.

Семён Шитиков. Куда-то ехать в Москву, поступать, возможно, во ВГИК, который сразу, на самом деле, вызывал вопросы, вот. Т.е. рассказывать, что они самый крутой ВУЗ в стране киношный – ну, я тоже могу чего-нибудь рассказать.

Д.Ю. Ну, если других нет, то что.

Семён Шитиков. Совершенно верно, вот. Но со временем появились другие, и на самом-то деле ситуация никак не отличается. Я специально поговорил со студентами, с людьми, которые на съёмочной площадке. Вот, например, у меня актриса, которая озвучивает главную героиню мультфильма нашего авторского, она работала вторым режиссёром и координатором на «Майоре Громе», вот тизер, который был, и получасовой. Говорю – вот скажи мне, вот ты сейчас со съёмочной площадки, проект ну прямо нормальный такой, прямо по качеству хороший, лично мне глаз порадовало. И скажи мне, вот у вас там кто-нибудь был такой, кто закончил и прямо из института пошёл на работу, ну вот прямо вот к вам. Она говорит – вообще 1 оператор из вот всех людей, которые там работали. А там работал не 1 десяток, а может быть, даже больше человек. Ну, это, на самом деле, последний человек, с которым я разговаривал на эту тему. До этого я разговаривал со студентами, и меня очень опечалила эта ситуация.

Дело в том, что по свидетельствам студентов, допустим, взять какой-нибудь, ну, не буду называть, короче, питерский ВУЗ один коммерческий, что важно. Т.е. коммерческое образование, по идее, должно быть лучше по качеству, чем государственное, если мы говорим про академическое образование, про ВУЗ. Это крупная организация, просто так ты её не построишь. И я спросил – вот смотри, на каком курсе? Он говорит – 2 или 3, режиссёр в области мультимедиа. Т.е. это человек, который управляет командой, он должен знать, хотя бы сколько-то иметь практику по всем этим профессиям, которыми он будет в будущем управлять. Чему вас там учат? Ну, мы говорили про анимацию, говорю – вот анимации вас там учат? Он говорит – ну, 2 курс, всё знакомство с анимацией это задание на прыгающий мячик, которое нужно сдать в течение полугода.

Чтобы было понятно, что такое задание на прыгающий мячик – это классическое задание для аниматора, но оно даётся перед поступлением в анимационную школу. Вот так. И больше они к анимации не приходят совсем. Я подумал – ну ладно, 1 ВУЗ. Стукнулся во второй, правда, во ВГИКовский колледж. Недавно товарищ мне писал, говорит – вам аниматоры нужны? Ну, чтобы вот аниматором быть на проекте…

Д.Ю. Только со своим костюмом.

Семён Шитиков. Да. Нужно иметь прокачанный скилл и всё довольно хорошо уметь. Вот я так на данный момент, у меня есть определённая планка того, что хочется получить, и вот я так на данный момент не умею, поэтому я продолжаю учиться. И ещё работать на студии очень сильно тоже помогает прокачивать скиллы. Говорю – ты во ВГИКе учишься, давай, покажи мне портфель, я подумаю. Может быть, я тебе хотя бы что-то смогу посоветовать, или, может быть, ты правда научился. Он показывает портфолио, в котором нет вообще даже основ. Т.е. сам парень, у него голова нормальная, светлая голова, мы с ним пообщались, всё нормально, там самообразование у него прёт во все стороны.

Но самостоятельная попытка изучения анимации, она приводит к тому, что человек теряет годы, не видя своих собственных ошибок. Поэтому несмотря на то, что даже государственная программа, она на даёт практики. Т.е. им, по моим ощущениям, открывают редактор, показывают там пару кнопок и всё. Это не контролируется с той точки зрения, что это должно быть, на производстве должно быть сделано хорошо. Т.е. ты должен здесь отучиться, потом прийти на производство, уже получив навыки здесь. Но навыков люди не получают, они просто тратят время.

Д.Ю. Ну, ты же не учиться на производство приходишь, а работать, в общем-то.

Семён Шитиков. Вот производственным компаниям сейчас приходится нанимать уже совсем новичков, потому что они очень сильно расширяются, анимационный контент сейчас очень сильно вырос в объёмах, в качестве в том числе. Есть такая студия «Паровоз», с которой мы заключили сейчас договор о сотрудничестве, ну, негласный, в общем-то, но просто пол «Паровоза» уже у нас работает, и полшколы работает на «Паровозе». Т.е. прямо такое сращивание учебной мощности и производственной. Работают профессионалы и учат. И заключили мы с ними следующие вещи – т.е. я задумался, где взять сценаристов, например? Ну, захотелось кому-нибудь сделать анимационную студию. Нужны сценаристы, раскадровщики, аниматикёры, художники по фонам, художники концепт-арта и т.д. и т.д. Мне директор школы – Семён, у тебя есть некоторый опыт создания фильмов? – Ну да, есть. – Давай ты соберёшь нормальных людей, профессионалов, с ними пообсуждаете эту тему, напишите учебный план.

Написали учебный план, разработали, полгода назад запустилась первая, первый поток студентов пошёл. Ну да, конечно, там было не всё идеально с ними, но в принципе ребята написали свой сценарий. Т.е. они показали, как на практике должно быть то, что написано на бумаге, этот учебный план. Мы это подкорректировали, подкрутили. В принципе, второй поток студентов, который уже шёл им по пятам, он остался вообще без претензий на качество образования. За 2 месяца ребята написали сценарии анимационных фильмов, и даже уложились в срок чуть больший, чем было отведено по учебному времени. Это очень хороший показатель, я считаю.

И здесь надо немножко отойти в сторону и сказать про нашего редактора, в частности, про преподавателей. Был такой советский стишок про редактора:

Редактор Литгазеты Озеров
Произошёл от 2 бульдозеров
Там, где перо его пройдёт,
Там и травинка не взойдёт.

Вот у нас такой человек работает. Сценаристов учит не человек, который писал сценарии, а тот человек, который эти сценарии правил. Это жестокое обучение, очень жестокой. Но, чёрт побери, плоды есть, и плоды довольно правильные, на мой взгляд.

Д.Ю. Сценарный доктор, так это на Западе называется.

Семён Шитиков. Именно доктор там такой, маньячелло. Ну, он подходит именно к вопросам фундаментальным, не в смысле, что там что-то вот у вашего персонажа глаза какого-то непонятного цвета, и в какой-нибудь древнееврейской культуре это могло бы восприняться не так. Это всё херня, этого у нас нет. Лечит именно фундаментальные вещи, т.е. попадание в архетипы и прочее, и прочее, и прочее, чтобы это всё было воспринято… Потом на производстве было меньше шансов накосячить. Хороший сценарий, к сожалению, не гарантирует того, что будет снят по нему нормальный фильм, увы. Но если будет написан нормальный сценарий, то уже, скажем так, болезней будет гораздо меньше. Потом меньше шансов накосячить, вот.

И возвращаясь к вопросу, собственно, чему учим. Дисциплин в этом году у нас открылось довольно много, до этого 4 года мы учили, 3 или 4 года мы учили только аниматоров. Аниматоры 2D, аниматор 3D персонажей, и фотореалистичная анимация. Все люди там с международным опытом, некоторые учились, и учились некоторые за границей даже. Например, сейчас у нас есть преподаватель, Эдвард Курчевский, он сейчас учится во французской школе Gobelins l’ecole de l’image, по-моему, так называется. Мы называем просто «гобла», вот такой след. Это школа, в которую точно так же надо переезжать ногами. Лично мне, честно говоря, это вообще не нравится. Т.е. там да, там круто, но, извините, стоимость 12 000, почти 13 000 евро в год…

Д.Ю. Есть и дороже.

Семён Шитиков. Есть и дороже, конечно. Нужно переезжать в Париж, общагу не предоставляют, т.е. к стоимости образования, если ты не гражданин Евросоюза, там 13 тысяч, да…

Д.Ю. Жилья и еда.

Семён Шитиков. Да. А в Париже это же жильё, оно даже не московские цены, там они гораздо выше. Ну вот, и как-то уже вызывает вопросы, а хочется ли ломать свою жизнь об колено, туда переезжать, тратить свои деньги. Вот. И меня сподвигло на создание этого курса то, что…

Д.Ю. Извините, я перебью, а вот у меня девочка знакомая, она ездила а Данию учиться на аниматора. Там ещё дороже. И поскольку уровень жизни в Дании тоже ещё выше, то деньги какие-то несусветные. Но говорит, что учат очень хорошо. Т.е. в моём понимании это ты, во-первых, попадаешь в лапы чрезвычайно опытных педагогов, раз, а во-вторых, варишься в среде себе подобных, которые каждый что-то умеет, каждый что-то делает. Т.е. ты свои ошибки видишь, чужие ошибки видишь, и прогресс там очень серьёзный.

Семён Шитиков. Да, это очень хорошо.

Д.Ю. Но ты про то, что такое надо организовать у себя.

Семён Шитиков. Именно. И вот сейчас предпринимаем, полгода назад предприняли попытку это создать у себя. Но есть существенные отличия того, что когда нужно переезжать в киношколу ногами и там где-нибудь жить, это значит, что прежняя жизнь всё, ты ставишь на ней крест. Ты бросаешь семью, друзей и т.д. Но у этого есть очень хороший плюс – это наличие студенческого театра. Такой некий, ну, иногда это то же самое, что называют кампусом, но, например, онлайн-образование не всегда обладает кампусом. Есть такая зарубежная школа Animation mentor, там ребята из Пиксара, из Диснея, они учат, у них там есть кампус, т.е. круче школы аниматорской просто не существует, наверное, в нашем мире на данный момент. Очень дорого, но вот оно того стоит. И мне очень не нравится идея того, что нужно переезжать куда-то, т.е. неужели у нас нет своих людей, которые могут нормально отучить? Чёрт побери, у нас…

Д.Ю. А тебе не кажется, что ты их расслабляешь? Вот у китайцев был когда-то такой монастырь Шаолинь, куда там пришёл туда, 3 дня там под дверями сидел, демонстрируя, что ты отсюда не уйдёшь, там голодный, холодный, под дождём, и тогда тебя возьмут, а дальше тебя там всячески в хорошем смысле слова насиловать начинают. Есть гораздо лучший пример – советская армия, куда ты не приходишь, а тебя как морковку из грядки выдернули, закинули неведомо куда, и ты там преодолеваешь разнообразные трудности. Преодоление трудностей, оно исключительно полезно. Где взять деньги, где жить, что есть, как вообще выкручиваться из жизненных обстоятельств. Оно же как куст – из себя выращивает всякое разное. А если это отсечь, будет ли польза?

Семён Шитиков. Польза здесь, дело в том, что для того чтобы переехать куда-нибудь за рубеж и так далее. Дело в том, что меня вот сподвигло к созданию этого своего направления по созданию фильмов – момент того, что из «гоблы» люди отчисляются и возвращаются на родину. Ну т.е. они не заканчивают…

Д.Ю. По своей воле?

Семён Шитиков. По своей воле, по своей воле. Было интервью с одной такой студенткой нашей, к сожалению, не помню, как зовут. Спросили её – а, собственно, что? Образование хорошее, ты туда смогла поступить, там конкурс просто дичайший, 30 человек на место, нам такого не снилось вообще. И чего отчислилась-то? Говорит – ну, банально просто очень тяжело жить, потому что особенно первый курс ты занимаешься не учёбой, ты занимаешься выживанием. Ты должен придумать, где тебе добыть денег на учёбу, где тебе добыть денег на жильё, на еду и так далее. Про учёбу речь там, она вообще на 10 плане. Соответственно, зачем такое?

Д.Ю. И ты это дело пересмотрел. А как же ты их решил учить? Дистанционно, чтобы они никуда не ездили, или как?

Семён Шитиков. Да. У нас, в принципе, онлайн-школа. Есть несколько других школ, там тоже есть хорошие направления, мы в основном специализируемся по анимации. Есть хорошая школа по VFX, т.е. по визуальным эффектам. Это вот всякие там создание дыма, огня, каких-то спецэффектов киношных, да…

Д.Ю. Ходил тут на х/ф «Легенда о Коловрате» - снято в сарае, но у всех идёт этот, как его, пар изо рта, поскольку там мороз. Отвратительный пар, что это такое? Нет, что ли, инструмента нормального? Это же дорого. Там какие-то сотни миллионов рублей тратят, а пар изо рта нарисовать не могут. Горит какая-то Рязань, отвратительно горит, в компьютерных игрушках десятилетней давности всё горело гораздо лучше в роликах. А постольку поскольку это одни и те же люди, которые делают заставки к компьютерным игрушкам и спецэффекты так называемые для кино, как-то странно, мягко говоря, выглядит.

Семён Шитиков. Это правда странно.

Д.Ю. А это почему такое плохое дыхание? Потому что у них софт плохой или руки кривые? Или и то, и другое сразу?

Семён Шитиков. Я не стоял со свечкой и сказать не могу, но мне бросилось…

Д.Ю. Отринем «Коловрата», вообще почему так происходит?

Семён Шитиков. Знаете, надо сказать конкретно про самого всё-таки «Коловрата», потому что я фильм не смотрел, я смотрел трейлер, ну вот медведя, которого вы обсуждали недавно в Разведопросе.

Д.Ю. Плохой медведь.

Семён Шитиков. Там 2 кадра, я как-то не успел заметить, заценить, хороший или плохой. Я заметил, что там герой в какой-то момент очень сильно отличается от фона. Т.е. хромакей там вообще такой…

Д.Ю. Да, да, да.

Семён Шитиков. Некачественный, назовём это так. Я не знаю, почему так сделано. Т.е. от Диснея – даже на экспорт, даже на нашей площадке, заявляет, значит, под контролем Диснея. Должно быть сделано хорошо. Почему качество картинки так страдает, лично мне неведомо. Я не могу ничего сказать по этому поводу.

Д.Ю. Бог с ними. Итак, дистанционное обучение, так.

Семён Шитиков. Вот. Мы создали школу какое-то время назад, ну, наши преподаватели, для того чтобы восполнять кадры. Потому что ребята, которые уже на тот момент работали по 10 лет, они поняли, что никто больше не готовит аниматоров, и те редкие единицы, которые сами смогли чему-то научиться… Т.е. про уроки на Ютубе я не буду говорить, потому что это всё лажа на самом деле. Т.е. они записаны непонятно кем, непонятно какого качества, непонятно какой цели. Анимация, ещё раз, это высокотехнологичное образование, это производство высокотехнологичное и очень-очень сложное образование. Она накладывает, профессия, ещё очень жёсткий отпечаток на человека в хорошем смысле. И вот эти сомнительные уроки на Ютубе, они ни к чему не приведут, кроме потери времени и, может быть даже, разочарования в деле. Может быть, у человека таланты какие-то есть, попался там ему какая-нибудь хе… Фигня какая-то попалась, короче, и всё, можно сказать, что человек может быть потерян для дальнейшего обучения.

Д.Ю. Я некоторое время смотрел ролики про обучение английскому языку – народные массы требуют, чтобы я их научил английскому языку, которого я, как известно, не знаю. Ну, заметил ровно одно, что ролики псевдообучающие снимаются с единственной целью – что вот здесь вот у меня вот кусок, а дальше за бабки я могу вам объяснить это в индивидуальном порядке, подробнее, туда-сюда. Т.е. это вот как замануха некая для зарабатывания денег. Такое понять могу. В целом же – вы кто вообще, что берётесь кого-то чему-то учить? Странно.

Семён Шитиков. Именно так. Я тоже очень так ревностно отношусь к таким вопросам, потому что если появляется человек, который готов чему-то обучать, то, ну не знаю, какой-то вопрос просто социальной ответственности и наличия внутреннего права. А есть ли у тебя это внутреннее право кому-то преподавать? Вот поэтому я, например, преподавательскую деятельность не веду, потому что я работаю всего 2 года, учусь 3. Учат люди – ну вот примерно ваши сверстники, вот. Чему учим – учим, соответственно, анимации практически всех направлений, кроме, наверное, на данный момент stop-motion. Недавно коллега мой открыл направление по производственным линиям, это rig, т.е. оснащение костями, это очень техническая профессия, их не готовят вообще в России нигде, я не знаю, почему. Когда я готовил свой курс…

Д.Ю. Ну, не востребовано, наверное.

Семён Шитиков. Востребовано чертовски. Нет специалистов вообще.

Д.Ю. Я как-то, я далёк, ну вот кого я вижу – ну, на Новый год показывают мультики про богатырей, наша студия «Мельница» рисует. Конечно, нарисованные, там кости не нужны, они их рисуют. Это то, что вот на переднем краю. А цифровых мультиков (утрирую), где трёхмерные персонажи, я что-то и не вижу наших.

Семён Шитиков. Как минимум, у нас есть куча производственных мощностей, которые производят сериалы. Студия «Паровоз», на данный момент что-то у них не то 8, не то 10 сериалов. Сериал – это…

Д.Ю. Что-то жизнь мимо меня проходит.

Семён Шитиков. «Ми-ми-мишки», «Бумажки», это вот первые проекты, например, на которых мне довелось поработать. Потом «Четверо в кубе» сейчас сериал идёт про инопланетян, такой сериал для детей, он прямо, знаете, в лучших традициях просто какой-то морали. Потому что анимационные фильмы ты обычно смотришь, там серия какая-нибудь – ну, что-то попрыгало, весело побегало, да, и включаешь следующую, ничего в голове не остаётся. Здесь нельзя сказать, про паровозовские мультфильмы я такого не могу сказать. Здесь хвала и честь моим коллегам за то, что они делают продукт, который оставляет что-то в голове. Каждая серия несёт какой моральный заряд. Это или там приучение детей к уборке, где там кубики-инопланетяне, есть такая серия «кубоуборка», там, короче, прилетают такие инопланетяне и дружат с девочкой. Она их укрывает от бабушки своей, которая занимается астрономией и ищет инопланетный сигнал – ну, такой сюжет хороший. И они, значит, ей кубики рассказывают – вот наша планета, вот там космос, а давайте теперь убираться в комнате. Вот.

Д.Ю. Полезно, да.

Семён Шитиков. Много-много людей, которые требуются, много профессионалов нужны. Это риггеры, это специалисты по композам, это отладчики пайплайна. Пайплайн это конвейер. Вот если представить себе просто завод, по нему идёт конвейер, там отделов, ну, допустим, что для производства 3D анимации вот потребуется примерно 30 отделов примерно. Это если мы не углубляемся, так, очень обще. Начиная с того, что пишут сценарий, и заканчивая тем, кто наводит красоту и пытается сделать хотя бы что-нибудь с тем материалом, который наснимали на последнем этапе. Вот. На всё это нужны специалисты, их сейчас практически нигде не обучают.

Ещё некоторое время назад для того, чтобы обучиться таким вещам, нужно было очень сильно вкалывать где-нибудь на какой-нибудь, самостоятельно пытаться самообучаться, и пытаться попасть на производство, где, может быть, тебя примут. Может быть, нет, скорее всего. Несмотря на то, что как бы люди жёстко требуются, но времени обучать там нет. Т.е. ты должен туда уже прийти с определённой бицухой. Вот, собственно, мы за это дело взялись. Вот наши преподаватели начали готовить. На данный момент у нас в школе 200 человек студентов, те, которые учатся непосредственно. Всего у нас около 300 человек студентов.

Д.Ю. Прилично.

Семён Шитиков. Это те, кто окончил и т.д. Здесь очень интересна тема про Дисней, мы к ней дальше перейдём, про численность критическую. Плюс там административная команда, плюс волонтёры, которые своими руками делают нашу работу, потому что административная команда небольшая, нас на всё не хватает, вот. И мы иногда привлекаем талантливых людей, которые хотят учиться, но они согласны, например, обменять свой труд на обучение. И вот прямо такой бартер. Мест таких очень мало, но иногда бывает, что объявляем и набираем кого-нибудь. И, соответственно, человек работает на школу, там какие-то наши дела делает, ведёт там у нас, допустим, информационную какую-то деятельность, пишет статьи, переводит, организует. Вот слёт аниматоров у нас недавно был, первый в России. Мы собрали аниматоров со всей страны, с бывших союзных республик люди прилетели. По-моему, из Европы ещё были, это чисто зрители кто. Из-за океана к нам прилетели спикеры, с Sony Pictures, с Диснея наши коллеги, ну и т.д. и т.д.

Д.Ю. Видят перспективы, очевидно.

Семён Шитиков. Ну да, наверное. Я не участвовал в организации, у меня другие дела, вот. Но прецедент создан, в следующем году будем ещё. Есть ещё такая конференция CG event, тоже буквально на днях прошла. Я пытался достучаться до директора CG event, чтобы сказать, сколько нас вообще в индустрии, но он не знает, к сожалению, не смогли посчитать. Но очевидно, что немного, т.е., может быть, человек 10 000, 15 000, что-нибудь вот такое. Но я думаю, что гораздо меньше. Вот. Говорили про учебные программы, да. Т.е. практически, короче, мы готовим по всем направлениям, которые нужны будут на производстве.

Д.Ю. Я вот, извини, перебью, вот забегая, так сказать, вперёд. С детства люблю фотографировать. Папа, царство небесное, тоже этим делом увлекался и всякому меня учил. И дома у нас были, ну, наверное, все советские книжки, которые обучали фотографии. Естественно, там химический процесс, это голова всего, а далее, значит, ну вот, собственно, про то, как ты фотографируешь. Все советские книжки были про то, что… ну вот можно ли тебя научить композиции? Если у тебя есть дар и ты понимаешь, что это, то да. А если нет, то до свидания, и дальше вроде как с тобой и говорить не о чем. Ну, во мне никакого дара нет, рисовать я не умею и вообще ничего не понимаю, ну, в общем, как-то это меня всё время обрезало и я этим и не занимался. Так, по наитию что-то там нащупывал.

Прошли годы, рухнули границы, и стало можно покупать американские книжки. Купил американских книжек, которые учат, как надо фотографией заниматься. Там ни слова нет вообще про твои способности, твою там несомненнейшую гениальность вообще, там тупо вот это фотографическое ПТУ, я бы так это назвал. Устройство фотоаппарата это понятно, про это никто не говорит, ну, есть там некоторые аспекты, которые надо знать, ну, предполагается, что ты их знаешь. Линии, как вот с линиями в кадре работать, что у тебя там взгляд идёт по железной дороге, а там стоит паровоз…

Семён Шитиков. Направляющие и прочее.

Д.Ю. Где он там должен быть расположен? Окружности, треугольники, вот это, вот то. В конце, значит, каждого этого параграфа список заданий, примеры фотографий хороших, не хороших, здесь получилось вот так, и это хорошо, а здесь получилось плохо, потому что. Вот так вот делать не надо и вот так делать не надо. Ну и осмелюсь заметить, что даже просто прочитав такую книжку, ничего не делая, тебе масса вещей становится понятна, это раз. Когда ты начинаешь выполнять упражнения, я вот железно гарантирую, что твои фотографии, даже если ты в школу эту фотографическую не ходил, а просто делал, как в книжке написано – твои фотографии, они железно будут, во-первых, лучше, чем были до того, а во-вторых, совершенно откровенно лучше, чем у многих других, даже несмотря там на их способности и умения. Меня просто поразило, как так. Вы ничего там про мои гениальные способности не говорите, а вот делай так, делай так, делай так. Так, может, проще у них всё украсть в хорошем смысле слова, перенести на нашу почву и учить так? У них-то поди учебники есть.

Семён Шитиков. Учебники у них, конечно, есть. Дело в том, что там, вы уж меня извините за такое слово, культурный менталитет другой.

Д.Ю. А в чём разница?

Семён Шитиков. Это, знаете, какая-то вещь… Я когда писал учебный курс, программу, нам нужно было написать блок про режиссуру, потому что идёт блок «сценарное мастерство», «поиск стилистики фильма визуальной», «звучание», «концепт-арт», ну и вот эти вот все производственные моменты. Нужно было куда-то засунуть режиссуру. И я чуть голову себе не сломал, как это сделать, потому что у меня было ощущение, что я ловлю сачком туман. Вот вроде он перед тобой. Понятно, что такое режиссёр, ну вот это все профессии, да. А в итоге выкрутились следующим образом, с режиссёром поступили так – он принимает работу у студентов на каждом этапе и даёт конкретно свои режиссёрские правки, и обучает их вот этому режиссёрскому мышлению, вот. Я не могу конкретно объяснить, в чём разница между каким-то западным и восточным, потому что как говорил один мой дальний родственник, мы не Евразия, мы Азиопа.

Д.Ю. Ну что-то вот, например, что-то вызывает отторжение. Например, что у них вызывает отторжение? В смысле у тебя сделанное у них вызывает отторжение, например.

Семён Шитиков. Ну я, например, совершенно не понимаю супергеройских фильмов, которые сняты по комиксам. Единственное исключение, наверное, вызвал позитивную реакцию «Майор Гром». «Майор Гром» крутой, мне понравилось. Т.е. несмотря на то, что он по комиксам и т.д., ну, меня порадовало. А какие-то вот эти посылы про супергероев, про суперменов, они не вызывают ни малейшего сопереживания вообще. Да, там какие-то драматургические основы вот в этой школе западной, они прописаны гораздо более чётко. В частности, когда пишут сценарий, есть 2 метода написания сценария - русский и американский. Американский это практически схема того, как это сценарий должен выглядеть. Русский это, скорее, какой-то художественный, скорее, художественное содержание истории. Т.е. на съёмочной площадке с художественным текстом как бы ты особо-то ничего не поделаешь. Вот примерно в этом разница.

Но вопрос восприятия, может быть, как бы это моё личное, ну, это моё личное мнение, да, скорее всего, какая-то субъективная точка, я не могу иногда понять, зачем западные фильмы снимаются вообще. Понятно, что денег заработать. Но ладно, хорошо, вот ты снял такую историю, которую там посмотрят 1 раз, купят игрушки, купят еду с изображением, ну, посмотрят 2 часть, а потом плюнут и не пойдут. Надо же что-то делать более интересное.

Д.Ю. Здесь ужас-то в том, что они всё время смотрят, хавают и хавают, хавают и хавают. Это же, как я понимаю, т.е. на примере «Человека-паука», например. Есть «Человек-паук», про него там, я уж не знаю, с 30-х годов рисуют комиксы…

Семён Шитиков. Про Супермена с 30-х.

Д.Ю. Не важно, давно, больше 50 лет, так скажем. Вот «Человек-паук». Дети американские во всё это со страшной силой вовлечены. Ну, меня всё время это, советское прошлое тяготеет, у вас нет настоящих героев, просто нет, и поэтому вы их себе вынуждены придумывать. Ну вот, придумали. Это ни хорошо, ни плохо, просто вот так сложилось исторически. Вот придумали человека-паука. Человек-паук это мальчик, который учится в школе, его укусил паук, у него сверхспособности, ну и мальчик, ну, как обычно, начинает бороться с уличной преступностью, которой, как мы знаем, в Америке нет. Дальше разоблачает злодея за злодеем, главный злодей это городской прокурор, естественно. Т.е. сращение власти с преступностью, всё прекрасно.

У мальчика при этом мальчиковые проблемы в школе, его, например, там бьют, обижают, он слабый. При этом есть девочка, которая ему нравится. Это в кино с лицом посудомойки, Кирстен Данст какая-то, ненавижю. И вот все в детстве читали комиксы, если это правильно применимо слово «читать» к комиксам…

Семён Шитиков. Ну да, в общем-то.

Д.Ю. Там есть мальчик и там есть девочка, поэтому их читают и мальчики, и девочки. И когда засняли фильм про человека-паука, первый вот, добротный, где там этот, Уильям Дефо был зелёным гоблином, но это первое, я только этот помню. Потому что там уже 10 раз одно и то же пересняли, что тоже говорит о том, что оно всё равно востребовано и всё равно приносит деньги. И вот в кино пойдут дяденьки, и они пошли, потому что это их детство, им интересно посмотреть, как же там. В кино пойдут тётеньки, которые тоже с детства это помнят, и пошли поглядеть.

С собой они поволокут своих детей – как мальчиков, так и девочек, посмотреть, что же там этот человек-паук вытворяет, потому что и тем, и другим, разнополовым аудиториям и разновозрастным это дело страшно нравится. Именно поэтому, из-за того что есть гигантская фанбаза, в которой есть люди очень взрослые и совсем маленькие, они все хором ринулись и давай смотреть. Как «Властелина Колец». Т.е. произведение Толкина превосходит по тиражам только христианская Библия…

Семён Шитиков. «Гарри Поттер».

Д.Ю. Ну и, само собой, речи Мао Цзэдуна, там вообще никто сравниться не может по количеству тиражей. Вот эта огромная фанбаза побежала смотреть. Прибежала смотреть. «Человек-паук», по-моему, я боюсь с цифрами наврать, но он был первый фильм, который за уик-энд больше 200 млн. долларов собрал. Из-за того – фанбаза, взрослые, маленькие, мальчики, девочки, они объединили вообще всех – заработали безумные деньги. Это ни хорошо, ни плохо, вот это такая у них культура, они вот так вот ей пользуются и…

Семён Шитиков. Очень чёткая, между прочим, культура.

Д.Ю. Отрицать это нельзя. Про сценарии, извини, уже добавлю, так сказать, у них вообще очень строго. Я это дело достаточно глубоко изучал. Ну как, вот сценарий у тебя, страница текста это минута экранного времени. Грубо говоря, на 8 странице у тебя должен завязаться конфликт. На 8, и будь любезен, когда ты сценарий даёшь людям читать, вот если там на 8 странице конфликта нет, дальше мы смотреть не будем. На максимум 20 минуте в боевике должны кого-нибудь убить уже, потому что экшн обязан развиваться. Если не убивают – до свидания.

Когда у тебя всё соблюдено, а это как раз и есть, это не просто схема, это вообще там Прокрустово ложе, шаг влево, шаг вправо – незачёт вообще. Ну вот когда ты умеешь такие сценарии писать, которые соответствуют всему на свете, ну тогда, может, из тебя получится какой-нибудь Спилберг, который там творчески переработает. Но до того будь любезен – вот делай раз, делай два, вот строго вот так. Ну, наверное, оно имеет какой-то смысл.

Семён Шитиков. Ещё как, конечно.

Д.Ю. У нас вот у всех бурлит просто нынче ненависть ко всему американскому, но, блин, голливудские фильмы смотрит вся планета Земля, это важнейший момент, что папуас в Новой Гвинее, американец в Нью-Йорке, русский в Москве и, я не знаю, какой-нибудь перуанец в горах, в Кордильерах своих, оно на всех воздействует. Что-то они про это знают такое, как зацепить аудиторию везде. Может, это полезно, надо воровать всё?

Семён Шитиков. Про заимствования я вам расскажу такую интересную вещь. Ну, про «Он дракон» мы уже говорили, что просто есть, нужно иногда попасть в культурный контекст конкретной страны. Вот как, например, «Он дракон» - в России не получилось, но получился Китай, никто от этого не в обиде, между прочим, кроме тех несчастных мужиков, которые в России смотреть это ходили. Вот. Если бы точно знали, как хорошо снимать для всего мира, ну или там для конкретной страны, они бы уже это точно делали, и «Коловраты» были бы гораздо лучше. Но к сожалению, или к счастью всё-таки, наверное, есть вещи, которые препятствуют такой глобализации.

Т.е. общество всегда эволюционирует в каждой отдельной стране, есть ещё менталитет, который немножко изменяется, и поэтому просчёты тех людей, которые задают тон какого-то фильма и думают, что сейчас мы здесь кассу срубим, но общество уже может иметь некоторые другие тенденции и какое-то другое направление, и получается немножко неожидаемый результат, я так это вижу. Может быть, как-то это по-другому, но со стороны я могу такой вывод сделать.

Вот, про заимствования. Когда была написана учебная программа, там в первой версии было 7 или 8 пунктов. Первый – это сценарий, 2 месяца. Есть ограничение, потому что за 2 месяца сценарий полнометражного фильма никто не напишет, ну, если ты не профессионал. Профессионалу учиться не надо. Есть ограничение. Все преподаватели хором сошлись, что для того чтобы снять за год, разработать, ну, пройти первый этап создания фильма, это разработка, нужно поставить ограничение в 3 минуты, вот. Сценарий можно написать до 5 минут, но потом ты весь его не снимешь, т.е. аниматику, раскадровку вряд ли за отведённое на учёбе время вряд ли ты успеешь это сделать.

Поэтому разрабатывается, как правило, примерно 3 минут, вот. Ну и разрабатываются они так, что если, допустим, на аниматике есть ограничение в 1 минуту, это результат, который, скорее всего, студент за 2 месяца создания аниматика сделает. В частности вот преподаватель, который учит аниматике, он работал на 25 полнометражных и сериальных проектах. Он учил ещё людей на «Петербурге» снимать смешариков, вот аниматики делать. Вот. И те люди, которые каждый день приходили на студию, т.е. это была их прямая работа, делать аниматики, они, которые уже всё знали в смысле инструментария и т.д., которые просто он пришёл учить, они смогли выжать из себя минуту в месяц, вот. Т.е., может быть даже, норму надо и снизить немножко, вот. Подразумевается минута конкретно плотного аниматика, т.е. может быть даже какой-то файтинг. Это не имеется в виду, что какие-то вот эти, знаете, у Тарковского пролёты по 5 минут вдоль тоннеля – нет, конкретно плотное повествование. Общение, реакция, ну и т.д. и т.д. Т.е. короткие планы и вот потом эта минута получается, вот.

Значит, идёт сценарий, визуальный стиль фильма, я про это вообще никогда не слышал, чтобы в России этому учили, честно говоря. Потом концепт-арт, это техническое задание для художников. Учат создавать, учат рисовать персонажей, учат рисовать локации, но не так, чтобы ты потом приобрёл профессию, т.е. там идёт 3 месяца на создание концепт-арта. За 3 месяца профессию концепт-артиста нельзя получить, нужно учиться там год, допустим. И здесь мы поступили так, что за эти 3 месяца мы можем разработать, студент может разработать, если хорошо рисует, ну, какой-то приемлемый уровень рисунка, владения карандашом, то он может разработать локации и персонажей в некотором количестве (есть там ограничение), ну, ключевых персонажей в некотором количестве конкретно для своего фильма. Т.е. он не станет профессионалом, но он уже напрямую соприкоснётся с производственными требованиями, которые с него будут спрашивать, когда он придёт на работу на студию. Вот.

Далее идёт озвучание фильма, это преподаватель наш Рашид Дышечев, который сделал своими руками 7 000 анимационных роликов, там анимационные и звуковые, есть и такие, и такие. Я его спрашивал специально – сколько лет ты это делал? С 2005 года он директор студии, которая занимается короткими рекламными роликами. Цифра астрономическая. За 12 лет сделать 7 000 рекламных роликов, их можно увидеть везде, это и в кино, и на радио, и по телевизору, они везде практически, вот. Он учит озвучанию. Т.е. как у себя на коленке, практически на коленке, в домашних условиях сделать звук, близкий к студийному. Это дорогого стоит, между прочим. Вот они там 2 месяца создают звуковые дорожки. Первый поток, вот сейчас он пришёл на раскадровку, потом будет делать озвучание.

Потом они (студенты) учатся собирать команду, управлять людьми, в том числе сложными людьми, которые непростые в управлении. У меня такие были, это… Кто бы мне сказал, как с этим жить. У меня такой информации тогда не было. А тут прямо люди, которые занимались управлением команд на производстве, в частности, Гаянэ Багдасарян читает этот курс. И потом есть ещё человек, который занимается поиском грантов, и вот он учит людей выбивать финансирование для своих проектов из фондов, из фестивалей, ну и т.д., т.е. в принципе искать финансирование, чтобы тебе какой-нибудь меценат дал деньги на производство, вот так. Это в начале, когда мы всё это придумывали, я думал, что вот это будет вершиной.

Первый поток студентов, сейчас прошло полгода, и меня попросили – а давай продолжим, хотя бы сделаем трейлер. Я такой – ну ладно, давай. В принципе, наша школа, она обладает всеми инструментами для того чтобы сделать какой-нибудь красочный трейлер для студенческого фильма. И для студента, который отучился вот на этом курсе, это прямая практика. Т.е. он год учился всё это создавать, а теперь он рулит работой других людей, которые создают то же самое. Т.е. он просто становится на ступеньку выше, и это уже является выпускной работой, вот. Это конец годовой программы, это уже 2 год на самом деле идёт. И у нас есть и аниматоры, которых можно к этому привлечь, которых мы в школе обучаем, вот такая замечательная вещь.

Мне очень нравится во всей этой программе идея того, что к нам начали обращаться люди не только из нашей страны, откуда-нибудь из Саратова, допустим, не знаю, с Дальнего Востока, но и из бывших союзных республик. Это круто – объединять людей из бывших союзных республик, потому что там тоже живут талантливые люди, их много. Студентка у меня, она сейчас, правда, живёт в Европе, ну, у неё там из Киргизии семья уехала, вот. Со всех практически российских городов по эту сторону Урала, европейскую; немножко уже начинаем затрагивать Сибирь. Я бы очень хотел, чтобы люди, которые хотят получить профессию аниматора, а это очень благодарная профессия, между прочим, но про неё, к сожалению, мало знают. Т.е., ну, когда я пошёл работать в анимацию, у меня жизнь вот прямо очень лихо повернулась. Могу рассказать попозже, как сдавал первую анимационную работу, это интересно. Вот.

И на Дальнем Востоке сейчас у нас, допустим, аниматоров работает что-то человека, наверное, 3, учатся. Это очень-очень мало. Ну там, в принципе, конечно, мало людей живёт, но они же там есть. И вот такое кинематографическое ПТУ, оно не ограничено практически ничем, кроме языкового барьера. И то сейчас в школе создаётся англоязычный курс, потому что иностранцы тоже чухнули, что в России есть хорошее образование. За рубежом оно не везде хорошее, т.е. есть, по-моему, в Латвии, что ли, какой-то киноколледж, который прямо, ну, к сожалению, не хвалят. Т.е. наши за рубежом, прямо они говорят, что не везде там всё хорошо.

Д.Ю. Как-то не очень кинематографическая держава Латвия. Фотографы там в своё время были хорошие, а вот с кино как-то не очень.

Семён Шитиков. Вот точно есть хорошее образование в Париже, но оно не предоставляется онлайн, т.е. туда нужно прямо ехать, вот. Мы не имеем таких ограничений. Единственное, что в онлайн-образовании, может быть, не очень хорошо – то, что нужно иметь очень хорошую самодисциплину, потому что образование не бесплатное, т.е. я там на своём курсе снизил ценник, чтобы это могло быть доступно людям вообще из каких-нибудь совсем провинциальных городов, потому что я сам, например, из Красноярска. Я знаю местные зарплаты, и я вот постарался привести это к тому, что человек может заплатить.

Д.Ю. Я помню, у нас как-то была отличная дискуссия между программистом из Москвы и программистом из Екатеринбурга, и они обсуждали, что оба они получают по 2 500 и это чудовищно маленькие деньги. В общем, в конце дискуссии выяснилось, что московский получает 2 500 штуки баксов, а эти 2 500 рублей. Истерика была у людей.

Семён Шитиков. Ну, в анимации, к сожалению, не можем похвастаться какими-то маленькими зарплатами, или в принципе. Анимация – очень благодарная профессия. Она удовлетворяет огромное количество внутренних потребностей. Т.е. у меня, например, она удовлетворяет потребность в труде, может быть, в каком-то творческом самовыражении, т.е. признании, ну и т.д. и т.д. и т.д. Потому что анимация это, извините за выражение, жопочасы. Это много-много работы, которые могут не попасть на экран, и нужно иметь, нужно воспитывать в себе характер, чтобы…

Д.Ю. Усидчивость.

Семён Шитиков. Да. Чтобы годами видеть то, как твоя работа отправляется в мусорную корзину.

Д.Ю. А кого больше, мальчиков или девочек? Девочки гораздо более усидчивые.

Семён Шитиков. Девочки гораздо более усидчивые, это совершенная правда, и девчонки жгут, они прямо жгут напалмом. Ну, пополам, мы как-то не считали, я вообще что-то стараюсь отойти от каких-то там гендерных различий, но…

Д.Ю. Наоборот, ими надо пользоваться, различиями. Если у девочек получается лучше, значит, девочек надо набирать. Не знаю, конечно.

Семён Шитиков. Может быть. Но девчонки жгут, короче, в нашей индустрии абсолютно точно. И нет никаких ограничений по поводу того, чтобы, например, такие вот эти…

Д.Ю. Опять-таки, харрассмент развивать надо. Вон Лассетера уже отстранили, сволочи, лучшие мультики вообще сделал. Идиоты, зла не хватает. Извините.

Семён Шитиков. Вот как раз эту тему хотел затронуть – то, что мы избавлены здесь от какого-то блата, ну вот конкретно в индустрии, потому что это всегда жёсткое производство. Нельзя просто кого-то запихать по блату, какого-то своего родственника, сказать – а он вот там будет работать, как на какой-нибудь госслужбе, да, мой родственник. Нет. Если он не умеет работать, то он будет отсюда выкинут моментально. Но его ещё туда никто не пустит, вот такой у нас интересный феномен. Кроме того, в профессию нашу, в принципе вот в компьютерную графику приходят разработки одними из первых. Т.е. первым понятно кому они приходят – к военным, какие-то новейшие достижения, второе – это наука, и третье-четвёртое место по внедрению новейших технологий это анимация, компьютерная графика. Потому что, опять-таки, нас мало не только в России, нас мало ещё и во всём мире. И как только что-то где-то появляется, это тут же становится известно в другой точке Земли, и там люди тоже начинают это осваивать. Т.е. рост технологий сегодня настолько стремительный, что мы сами за ним не успеваем. Вот.

Приходится постоянно сидеть на сыром софте. Какая-нибудь программа вышла, раньше, чем сервис-пак выйдет, на неё лучше не пересаживаться, потому что там какая-нибудь альфа-версия полумёртвая… Ну, не альфа-версия, да, но, короче, сырой инструмент. И приходится долго ждать, пока они там… Денег-то заработали, а теперь надо, чтобы они выпустили сервис-пак, чтобы оно нормально работало, вот так. И софта для волос, вот то, что вы говорите, техническая анимация, довольно много. Мало просто сесть за него, нужно уметь им пользоваться. И вот образования в этой области довольно мало. Есть ребята, который прямо этим конкретно занимаются. Не знаю, какое у них там количество студентов, которые выпускаются, куда они направлены.

Я работал с одним человеком, который для моего фильма написал шейдеры. Шейдеры это математическая формула поведения света, т.е. у нас вот есть, например, кружка, есть, например, стол, да, на них висят разные шейдеры. Это шейдер стекла, это шейдер там какой-нибудь зелёной ткани, что это за ткань, не знаю. Вот. И свет на них по-разному работает. Вот нужно этот шейдер написать, и для этого, соответственно, нужно техническое образование, нужен человек, который за это сядет и хорошо это сделает. Его нужно этому научить, вот такие дела. Этому тоже уже учат, и в нашей стране тоже. По-моему, начали белорусы, точно я не уверен, вот. Сейчас мы так плавно подходим, ну, наша школа тоже плавно к этому подходит.

Учат ещё у нас и сценаристов, как я уже говорил, сценаристов-художников; на режиссёра эпизода, если прямо совсем талантливый чувак, то можно пойти, после вот моего курса можно пойти на студию и претендовать на место режиссёра эпизода. Режиссёр эпизода это такой мини-режиссёр, который режиссирует конкретно маленький эпизод. А нормальный режиссёр, уже такой проверенный, обстрелянный человек на производстве, он режиссирует всю серию. Он до режиссёра этого эпизода нашёл стилистику, устаканил всё, наладил технические процессы, производственные процессы и т.д. А режиссёр эпизода, он приходит, осваивается, и набивает мускулатуру, вот, сопоставляет с теми знаниями и с теми навыками, самое главное, которые он получил в школе.

Мы очень практичная школа и призываем всех остальных тоже быть такими, вот. К счастью, в анимации практически все школы преследуют именно такую цель, что да, во-первых, конечно, заработать денег, а во-вторых, поставить мерило успеваемости школы, это всегда то, куда пошли работать твои студенты. Вот наши студенты, озвучивал в начале проекта, и практически все анимационные проекты в России, а их довольно много… сейчас, скажем так, прошаренные студии вырабатывают в месяц по одной серии одного сериала. Ну, примерно так, вот. А в студии может быть 8 проектов, 10 проектов, но это редко у кого. Т.е. такая численность только у «Паровоза». Есть ещё «Джинглики», есть ещё «Анимаккорд» и другие наши коллеги, которые тоже, ну, у них, как правило, там 1-2 проекта, вот так. Преподаватели у нас из разных студий, есть там из «Анимаккорда», и некоторые есть фрилансеры. Есть студии международные, которые делают фотореалистичную анимацию, «Тор», например, делал наш студент тоже. Недавно вот вышел, он там делал анимацию для него. Вот так. Я считаю, хорошее мерило, вот.

Д.Ю. Более чем.

Семён Шитиков. И мне во всём этом нравится то, что мы создаём альтернативу переезду за рубеж, потому что, получается, мы препятствуем утечке мозгов. Ну, мы, конечно, не задавались такой целью, но получается так и это круто, на мой взгляд, вот. Потому что если наши способные, наши какие-то талантливые артисты вынуждены уезжать за рубеж, потому что здесь они не могут получить образование, то здесь уже это вопрос не малого бизнеса, т.е. школа занимается, по сути, малым бизнесом, студии тоже занимаются малым бизнесом. Это уже вопрос, который встаёт… Это не вопрос малого бизнеса, это вопрос, ну, извините за громкое слово, это вопрос нашей национальной самоидентичности, что мы можем сделать что-то такое. Ну вот так.

Д.Ю. На мой взгляд, всё упирается, в первую очередь, всегда в деньги. Т.е. вся наша эмиграция, какую я только помню, она за колбасой ехала под вой о каких-то там тоталитаризмах, притеснениях. Люди просто хотят повысить материальный уровень, чтобы у них была машина, колбаса и всякое такое. Ну а теперь оно как-то, на мой взгляд, очень сильно изменилось. Я много где езжу, в ряде т.н. стран только с удивлением осмотреться и задать вопрос – парни, а зачем вы сюда приехали вообще?

Семён Шитиков. Сказка красивая.

Д.Ю. На что они угрюмо говорят, что, когда приезжали, всё выглядело совсем не так. Это теперь вот стало вот так. Ну, я подозреваю, в том числе и твоими стараниями становится не так.

Семён Шитиков. Спасибо. Но я работаю не один, нас там много людей, это как бы коллективный труд. Я один тут такой.

Д.Ю. А что за книжечка?

Семён Шитиков. Сейчас про книжечку… Вот вы затронули эту тему про эмиграцию, вспомнился анекдот про «не путай туризм с эмиграцией». Про книжечку – есть такая книжка «Корпорация гениев. Как управлять творческой командой».

Д.Ю. Явно про Pixar.

Семён Шитиков. Явно про Pixar.

Д.Ю. Это же Базз Лайтер.

Семён Шитиков. Да, это вот Базз Лайтер тут нарисован, очень классная книга…

Д.Ю. Как у нас его перевели – Базз Светик. Язык бы вырвать, ёлы-палы, Светик. Так-так.

Семён Шитиков. Спивак переводила, наверное.

Д.Ю. Не знаю.

Семён Шитиков. Написал один из директоров Пиксара и Диснея, книжка про то, как они, во-первых, создавали Пиксар, как они там сливались с Диснеем, что это из себя представляет, как они переживали все эти кризисы.

Д.Ю. Обращаю внимание – «многие считают Пиксар везунчиками, но стоит присмотреться повнимательнее, и вы поймёте, что цена этого успеха – годы упорной работы и грамотного менеджмента. Стив Джобс». Для меня было большим открытием, что Стив Джобс в создании всех моих любимых мультиков от Пиксара принимал самое непосредственное участие.

Семён Шитиков. Там про это много написано.

Д.Ю. Молодец был, да.

Семён Шитиков. Как он там прогибал всякие решения, как он от них отказывался.

Д.Ю. Тиран, тиран.

Семён Шитиков. Там она интересна как бы не только тем, что там какая-то история про то, как в былые времена создавались там такие великие фильмы. Я такие разговоры не люблю и такие книжки не покупаю, вот.

Д.Ю. Ну тут-то вот С.М. Сельянов пишет – «компания Пиксар уникальна тем, что за всю историю существования не знала ни одного провала, не создала ни одного проходного фильма, только шедевр за шедевром, – чистая правда, - для любого, кто знаком с кинопроизводством, это звучит как фантастика. Как соединить таланты и желания сотен специалистов, чтобы в итоге выпускать год от года фильмы, любимые миллионами зрителей? Как стать лучшей анимационной компанией мира? Как создать и управлять уникальной творческой командой? Все ответы у вас в руке, в этой книге». Правда?

Семён Шитиков. Да, это правда. Особенно там круто в конце, когда он начинает давать прямо постулаты, которые у них прописаны в этом Пиксаре; про то, какие постулаты у них со временем отвалились, потому что они там начинали примерно с 45 человек, где-то у них там в начале такая цифра была. Когда книжка была написано, что-то году, наверное, в 13, численность Пиксара была уже 1200 человек. И, соответственно, уже там другие производственные какие-то мотивы. Естественно, в начале устанавливается какая-то одна правда, что каждый из 45 человек имеет право сказать слово, тыкнуть пальцем, сказать – вот здесь надо починить, да. 1200 человек – такое уже сделать физически невозможно. Нужно было как-то эволюционировать. Здесь вся эта эволюция прописана очень интересно. Я её купил на CG event год-два назад. Я думаю, что найти её несложно, вот. Всем будущим руководителям, тем, кто в принципе задумывается о том, как устроена анимация, очень рекомендую, вот.

Д.Ю. У меня такая есть, но я её не прочитал. Как обычно, скупаешь всё кубометрами, потом расставишь.

Семён Шитиков. К сожалению, много воды. Ну, америкосы пишут книжки, на наше понимание там как бы есть большое количество воды. Но оно здесь довольно приятное, т.е. оно не режет глаз, когда ты читаешь, и особенно в конце там становится очень интересно. Вот. Здесь ещё…

Д.Ю. Ну т.е. она полезная для тех, кто руководит и организует, да?

Семён Шитиков. Не только. Она в принципе полезна, наверное, для всех, кто сколько-то встроен в производство, потому что на производстве мы все очень тесно сочленены друг с другом. И некоторые моменты неочевидны и становятся понятны…

Д.Ю. Как раз Стив Джобс, Джон Ласеттер и Эд Катмулл. Скоро в духе известных традиций этого Ласеттера вычеркнут с фотографии.

Семён Шитиков. Перепечатают.

Д.Ю. Но разоблачать будут Сталина, как обычно. Гениальные люди, просто гениальные вообще. Как в полнометражном Саус Парке – «как они ухитряются такое придумывать?», помнишь, там когда Теренс и Филипп скакали, издавая непристойные звуки и идиотские шутки. «Как они ухитряются такое придумывать?» Надо изучить.

Семён Шитиков. В частности там рассказано про некоторые не то чтобы производственные ниши, на них дан намёк. Просто если нужно, если кто-то, например, хочет тоже поднять отечественную анимацию, поучаствовать, есть много незанятых производственных ниш. Ну, это вот не моё мнение, это мнение наших преподавателей. В частности, раскадровщик Николай Латинский, который у нас учит раскадровке, аниматику, он вчера высказал одну интересную мысль про то, что есть производственная ниша, например, создания аниматиков. Ну, что такое аниматика, знаете, вот.

Д.Ю. Публика не знает.

Семён Шитиков. Публика не знает. Это черновой эскиз фильма, очень-очень грубый, когда у вас нет ещё практически никакой анимации, просто предметы как-то там ездят, чисто техническое понимание того, как будет выглядеть фильм. Всё там ещё может быть серым, ну и т.д.

Д.Ю. Для малознающих – кино сначала рисуют в картинках раскадровку делают…

Семён Шитиков. Да, потом их объединяют.

Д.Ю. А это помогает посмотреть. Мне Тимур Бекмамбетов когда-то показывал этот упомянутый тобой «Особо опасен». Я очень сильно удивился, я никогда такого не видел. Т.е. там всё кино уже есть, оно вообще всё разрисовано, двигается, бегает, стреляет, звуки.

Семён Шитиков. Многие аниматики, они настолько интересны, и лично я бы ходил в кино на них, но, к сожалению, их не крутят.

Д.Ю. Я думаю, прогресс до этого дойдёт, чтобы их рисовать уже сложнее, больше.

Семён Шитиков. Про производственные ниши: есть, например, полностью незанятая сейчас в нашей стране ниша аниматиков. Ну, как бы это спорно, т.е. какая-нибудь студия, скорее всего, скажет, что им, например, легче производить у себя на студии аниматик, потому что это быстрее, да. Но в принципе есть организации, которые… Мне, по-моему, известная одна организация, которая занимается наймом специалистов конкретно под компьютерную графику, т.е. они прямо вообще охотники за головами. Пока что она одна в стране. Я давно уже не слышал про неё, но вроде как они там тихо у себя в нише сидят, выполняют свою работу. Ну, отлично, что они вообще есть. И таких ниш масса. Я могу вот тыкнуть практически в каждую, в каждый из этапов производства, и примерно представить, как это можно делать на заказ, т.е. на экспорт для других людей, на экспорт, не знаю, внутри нашей страны для других студий и т.д.

Ничего не мешает попробовать сделать, например, ну, раскадровки же делают на заказ, аниматики не делает сейчас вообще никто. Делают звук, например, но как много организаций, которые занимаются качественным озвучанием, т.е. чтобы прямо написание музыки на заказ именно в промышленных масштабах. Одиночки-то есть, но вот чтобы это промышленно было… В принцип, тенденция уже к этому идёт, и сейчас тот, кто будет этим заниматься, он может занять пальму первенства.

Д.Ю. Ну т.е. работы непочатый край.

Семён Шитиков. Вообще непочатый край. Для того чтобы нам, в России, сделать, вы извините меня за такие громкие рассуждения, да, просто такой вопрос встаёт – почему, если у нас всё так встаёт, скоро ли у нас, например, какой-нибудь свой Дисней организуется, да? И, опять же, возвращаясь к вопросу про заимствование программ, вот сейчас на него отвечу. Когда уже обкатали программу по созданию анимационных фильмов, т.е. программу моего курса, преподаватель у нас, который учится в «гобле», открыл свою учебную программу и сравнил с нашей. Оказалось очень похоже. Честное слово, я ничего не воровал, вот, ну, приятно.

Д.Ю. Оно не может быть другим, по сути-то.

Семён Шитиков. Скажем так, в меру своей неопытности я мог что-нибудь наврать, но старшие коллеги, т..е люди, которые давно работают в индустрии, которые лет 20, мне вот 28, у меня режиссёр работает 20 лет, практически сколько я живу в сознательном возрасте, себя помню. Вот. Под его руководством это всё там было допилено наждачкой, вот. И про, соответственно, дальше вопрос про отечественные крупные студии, они уже существую не на таком масштабе, как к нам импортируется зарубежный продукт. Т.е. у нас есть, например, крупная студия в Воронеже, Wizard Animation, она создаёт анимацию на экспорт. Т.е. не в смысле что по заказу кого-то создаёт анимацию и потом там получает деньги и отправляет её обратно. Нет, они создают полнометражные фильмы.

Год от года они становятся лучше-лучше-лучше, это видно, вот про трейлеры я говорил в начале, качество в этом году прямо резко скакнуло, очень сильно. Я не думал, что мы можем делать, на нашем производстве могут делать такую хорошую симуляцию, например. Или там волосы, это всё. В этом году уже получилось прямо, несколько студий сделали конфетку. Я ничего не могу сказать вообще плохого, ни за что не цепляется глаз, как минимум, в трейлерах. Ну, я надеюсь, что в трейлерах будет хотя бы примерно то же, что будет уже в итоговом продукте, потому что качество, конечно, всегда отличается. В трейлер суют самое лучшее.

Вот Wizard Animation, они создают, у них тоже есть своя школа по анимации, но она находится в Воронеже, т.е. я не знаю, правда, ввели ли они дистанционное обучение по скульптингу, это этап моделирования, по анимации и т.д. Но у них есть при производстве своя школа, это очень хорошо. Т.е. если вы там живёте в Воронеже или где-нибудь рядом; одна моя коллега, например, переехала, по-моему, из Екатеринбурга в Воронеж, т.е. там всё довольно хорошо для того, чтобы переезжать из одного региона страны, наниматься туда и, собственно, там работать, вот так. Фильмы, которые они создают, они идут на экспорт, практически все отечественные анимационные сериалы идут на экспорт, просто об этом как-то не принято говорить, не то чтобы об этом специально…

Д.Ю. Странно. Ну, на мой взгляд, не то что предмет для гордости, но, в общем-то, вы ж за кордон продаёте, это значит, там такого нет, раз они покупают. Ну…

Семён Шитиков. Стоит об этом говорить.

Д.Ю. Да, да.

Семён Шитиков. Потому что особенно учитывая то, как это возросло сейчас. Т.е. возросло качество, возросло количество, и в ближайшем будущем это ещё будет только расти.

Д.Ю. А вот злые китайцы не составят конкуренцию? Их там 1,5 млрд., они как начнут рисовать и анимировать, нет?

Семён Шитиков. Есть такая тема. Некоторые зарубежные студии… Был недавно вообще крупный скандал, несколько лет назад в Штатах то ли из Диснея, то ли откуда-то ещё, врать не буду, я точно не помню, какая, короче, какая-то крупная контора, одна из мировых, сократила аниматоров в количестве нескольких сотен человек. Вот там рынок перенасыщен, но они почему-то не ломанулись в Россию, наверное, потому что экономическая модель другая. Здесь нужно учитывать, во-первых, языковой барьер, во-вторых, барьер экономический. Нам на зарубеж фриланс очень выгодно делать, а вот, например, какому-нибудь итальянцу, британцу фрилансить на Россию – очень-очень вряд ли. Потому что у нас просто разные экономические модели, и в своей Британии он на нашу хорошую зарплату не сможет купить то вкусное, что можем купить мы себе в России, вот. Ну, пытаемся наладить, некоторые студи пытаются наладить отношения с Китаем, с Индией, фриланс, в принципе, есть, и работают и индусские аниматоры. Не в смысле тех индусских программистов, которые…

Д.Ю. Известны.

Семён Шитиков. Да, известны, которые, блин, делают дрова, драйверы, это ужас чистый вообще. Я просто пытался делать анимацию на дровах AMD, но, видимо, была какая-то старая модель, я пересел на Intel, горя не знаю. Это не реклама, можно вырезать, вот. И в производстве я тоже задавал себе вопрос, кстати говоря, некоторым, задавал вопрос некоторым продюсерам, на чём у вас фирмы. Они говорят все на AMD. На Intel, на Intel, на AMD пытались делать, больше не пробуют, как-то так. Это так, чисто между нами.

Д.Ю. Ну, это из вопросов дешевизны, наверное, пытаются изначально, а потом приходят к выводу, да. Я сталкивался с этим ещё когда… в чёрные времена, когда компьютеры надо было собирать самостоятельно. Если покупается дешёвый процессор, не будем показывать пальцем, к нему следом немедленно будет куплена дешёвая материнская плата, и всё остальное будет куплено дешёвое, а ругать за это будут процессор, который, ну, вставь нормальную материнскую плату…

Семён Шитиков. Монитор точно будет забрызган матом.

Д.Ю. Да. И, в общем-то, да и процессор тоже надо дорогой, как ни крути. Итак, что мы посоветуем парням и девчонкам, которые захотят ринуться и научиться анимации, куда бежать?

Семён Шитиков. Куда бежать, есть наша школа, но нескромно будет сказать про других, потому что есть, например, есть вот наша Animation School, есть школа Дорогова, которая тоже там дистанционно учит. Возможно, самый мощнейший 2D аниматор из преподавательского состава, потому что он отработал 20 лет на Диснее, потом вернулся, имя этого человека связано со вспышкой… со вспышкой технологического роста. Т.е. он вернулся я не помню сколько лет назад, лет, наверное, 10, может больше, из Диснея в Москву, когда ещё интернета тогда не было тоже, и наши преподаватели, те, кто был в Москве, они собирались у него на квартире, и он им объяснял, как анимировать. Литературы тогда тоже было мало. Та, что была, перексерилась на 50 раз, там такие зелёные копии были ужасные. Я не соприкасался, я этого не застал, но вот мои преподаватели с этим сталкивались. И вот у него можно учиться, можно учиться у нас. Есть ещё CG school, например, которая ответственна, она занимает сейчас нишу в области визуальных эффектов. Всякие так Гудини и т.д. (это программа), вот в которых всё, в основном, рисуются всякие там взрывы и прочее.

Д.Ю. Пар изо рта, наверное.

Семён Шитиков. Пар изо рта, да. Найти специалиста, который может вот сделать какой-нибудь шейдер, т.е. найти хорошего пряморукого технического специалиста, пусть даже он только отучился, охренеть как сложно, вот. Поэтому мы живём в золотое время, когда люди, которые захотели научиться, у них хватило характера, выдержки хотя бы несколько месяцев отучиться на технической профессии, например, на риге или на чём-то ещё, потому что там нужно ещё, кроме того, что ты сидишь упорно, протирая штаны (в хорошем смысле), там ещё меняется мышление. Потому что вынимаешься немножко из обыденной жизни и начинаешь мыслить, с одной стороны, какими-то техническими терминами, ну, не только терминами, да, не только какие-то оси координат, да, а в принципе начинаешь мыслить как техник, как математик.

И, с другой стороны, у тебя стоит творческая задача. И каждая итерация твоей работы проходит, во-первых, через техническую приёмку, во-вторых, режиссёр может сказать, почему ты мне сделал некрасиво? Ты должен сам знать, что вот в рамках заданного стиля вот так вот будет сделать красиво. И это отлично тренирует мозг, т.е. прямо можно сказать, что отодвигает Альцгеймера, ну, по моим ощущениям. Вот. Можно похвастаться тем, что работники индустрии компьютерной графики в старости могут и немножко более крепким умом обладать.

Д.Ю. Ну, умственная работа, да.

Семён Шитиков. Вот. Мы ведём набор практически круглогодично, есть там разные старты, но раз в несколько месяцев у нас набор на 3D, на 2D. Ближайший набор на годовую программу, вот которую я веду, по разработке, у нас будет 15 января, начиная со сценария и те, у кого хватит нервов и крепкости, закончат трейлером. Вот такие дела.

Д.Ю. Материальные перспективы? Сколько в среднем зарабатывает человек, который трудится в вашей индустрии? Понятно, что все по-разному.

Семён Шитиков. Очень по-разному. Прошаренный аниматор, если он трудится, например, на студии, то где-то в районе, ну, скажем так, от 100 000.

Д.Ю. Неплохо.

Семён Шитиков. Да, потому что… Я не буду называть на конкретных студиях, потому что это как бы информация не подлежит разглашению. Но абстрактно так начинающий студент, ну, где-то… Понимаете, дело в том, что если на удалёнке, а, скорее всего, человек будет работать на удалёнке, то первый, допустим, что первый месяц там про деньги речи не идёт. А вот во 2, когда ты уже привык, потому что школа даёт… В чём разница между учебными задачами и задачами производственными? Разница в том, что школа даёт довольно много времени для создания анимационной сцены.

Т.е. проходит там 3 месяца, в течение 3 месяцев, у нас вот класс идёт 3 месяца. Всего классов 5 по 3D анимации, например. Идёт 3 месяца, и там 3 задания. На первом классе, на втором классе там тоже 3-4 задания, 3 класс это уже идёт маленькое самостоятельное кино, там даётся болванка человеку, которую на 2 классе человек уже должен уметь, она уже учится ходить, прыгать, может быть, бегать. В третьем это уже такое небольшое, но полноценное анимационное кино. Пока серое, без текстур, но там уже такой какой-то примитивный рендер присутствует, но там уже должна быть хорошая анимация. Скорее всего, это будет файтинг, потому что, как правило, эта тема, либо паркур. Ну т.е. определённые задания на беги, на толчки, это уже продвинутая механика тела. 4 класс – липсинг, 5 класс это пантомима. Т.е. это и актёрское мастерство изучается в том числе, вот.

По материальным перспективам всё довольно радужно. Могу рассказать историю, как я сдавал – она сейчас очень кстати – как я сдавал первую анимационную работу. Был у меня тогда ноутбук, не буду говорить фирму, довольно дохлый. Поставил туда «майку», научился на этом ноутбуке, вернулся в свой родной город, и дело в том, что сейчас мой родной город, Красноярск, он переживает экологическую катастрофу. Там алюминиевые заводы, город в котловине, и газ очень часто скапливается. Вот примерно как в Китае люди в масках ходят, вот у нас скоро там, наверное, так же будут ходить. Со стороны посмотришь – там воздух цвета цемента в безветренную погоду, и с каждым годом это становится всё больше, больше и больше.

Зачем я вам этот ужас рассказываю – попал я в такую ситуацию, я снимал квартиру на окраине города, как раз туда, где всё это говнище из алюминиевого завода улетает. Я оказался в такой ситуации, что дом на самой-самой окраине, т.е. район сам далеко от города, и дом, он ещё дальше от этого района. Дом этот в здании бывшей больницы находился. Ну там это бывшие палаты переделали в какие-то квартиры, и вот я снимал. И это безветрие, за бортом где-то минус 40, нельзя открыть форточку, потому что моментально задохнёшься. Я ночью просто проснулся однажды от того, что газ сквозь щели в доме проник, и вот от этого.

Д.Ю. Атас.

Семён Шитиков. Это чистый ужас. И оказался я тогда, отдал все деньги за аренду практически, и как-то так сложилось, что у меня не возникло мысли попросить друзей о помощи, типа приедьте и заберите меня, потому что здесь находиться невозможно, вот. Как я из этой ситуации выбрался – у меня было несколько дней, продуктов на несколько дней, там макароны какие-то дня на 4 примерно, вот. Был довольно длинный коридор в этом доме, я нагревал помещение примерно до 30 градусов, у меня там была ветродуйка и электроплита. И вот я нагревал ей воздух градусов до 30, открывал дверь, горячий воздух с СО2, который я надышал, выходил, холодный воздух из коридора заходил с кислородом. 4 раза в день в течение недели вот так. Ну ладно, дней 5, наверное, я просидел.

Всё, что у меня было это выход в интернет и работа, за которую мне должны были заплатить. Это была моя первая работа анимационная, я сдавал с жутким трудом, с жутким скрипом, и вообще там чуть не матерился в экран от какого-то собственного бессилия, потому что я пошёл работать после 1 курса, и никому это вообще не рекомендую, нормально надо идти работать после 3-5, 3-5 класс, когда уже бицуха накачана и ты уже знаешь, что от тебя будут требовать на производстве. Я пошёл после 1. Первый класс это азы, вообще самые азы – мячики, там даже до походки дело не доходит. Т.е. можно сказать, что первое соприкосновение с профессией. Соответственно, когда я пришёл на производство, было очень сложно сделать то, чего они хотели. Но результат был, т.е. я сдал эти несколько шотов, заплатили значительно позже, не смог выбить из них аванс, но как только я сдал эту работу, мне заплатили за предыдущий заказ, и я смог, во-первых, спуститься вниз купить продуктов пожрать, во-вторых, уехать на такси в другой…

Д.Ю. От алюминиевого завода.

Семён Шитиков. Да, от алюминиевого завода подальше. Вот такая жуткая история. Не у каждого аниматора она бывает в жизни. Надеюсь, больше ни у кого не будет, вот. По материальным перспективам, конкретно отвечаю на вопрос. Ну, как только появляется какая-то выработка более-менее стабильная, то это не 20 и не 30 000, это, скорее всего, гораздо больше. Т.е. тысяч, наверное, 40 на 3D анимации на производстве. Это, наверное, не самый денежный проект, это вот если брать по минимуму. Это вот то, что студент заканчивает какой-то этап обучения, приходит на производство и вот, пожалуйста. Ну, это, скорее, не первый месяц, это, скорее, где-то месяц второй, второй-третий, т.е. это всё зависит именно от выработки человека, платят именно за выработку на удалёнке. Вот такие, в общем-то, дела. Есть ещё позитивная штука, что профессия очень сильно меняет человека. Вот на вас как на бывшего милиционера она оставила отпечаток?

Д.Ю. Служба?

Семён Шитиков. Да.

Д.Ю. Конечно.

Семён Шитиков. Ну вот, на аниматоров она тоже оставляет отпечаток. Дело в том, что здесь… не, я без сарказма, здесь есть некоторая разница с отпечатком профессиональным, который оставляется на киношниках, потому что на людях, которые работают в киноиндустрии, я никого сейчас не хочу оскорбить, но сталкиваются эти люди с гораздо большим количеством какой-то бытовой озлобленности. Потому что работа в принципе нервная, там актёры как-нибудь себя не так поведут, ну и вот это вот всё. Т.е., в принципе, довольно… не самые благоприятные условия иногда бывают у кино, да, ну, на площадке, это много нервов. Аниматор от этого избавлен, потому что… что такое профессиональная деформация аниматора – мы все очень-очень добрые люди.

Нас мало на производстве, мы требуемся очень-очень сильно, причём я не могу сказать, что я там какой-то хороший аниматор, я вот ещё студент, мне ещё нужно очень многому научиться, особенно об этом вот те люди, которые принимают работы, я их постоянно дёргаю, чего-то у меня слабо, давайте не говорите, я буду прокачивать, вот. Нас очень сильно любят на производстве, потому что аниматоров нет, а нужна целая армия. Т.е. мы выпускаем, ну я не скажу, сколько человек в год, потому что есть воронка в образовании, т.е. приходят, допустим, 30 человек в первый класс. До конца доходит не 30 человек, дай Бог, чтобы человек 10-15. Классов 5. Вот считайте, сколько должно дойти до конца, сколько должно быть в начале, чтобы был выхлоп, нормальный выхлоп людей, которые хотя бы после 3 класса пойдут на производство. Довольно большое количество людей. Потому что учёба сложная. Но она придумана, конечно, для людей, и там всё отточено, уже это прошаренные программы.

И всё вместе это накладывает отпечаток того, что аниматоры очень-очень добры друг к другу; даже если мы там лично, допустим, не знакомы, и спрашивают какого совета, я стараюсь не отказывать. И просто это по примеру наших преподавателей, которые несмотря на то, что заняты днём на работе, вечером на учёбе, они все очень-очень сильно открыты. Я такого, скажем так, это какое-то проявление конкретно профессии, которое наложено на человека. И я такого больше нигде не видел, вот так. И есть ещё интересный момент того, что сегодня индустрия очень сильно развивается. Это значит, что кадровый голод, который мы пытаемся утолить, и мы пытаемся, и другие школы, и, допустим, что когда у них, у какой-нибудь другой школы идёт набор, то мы….Ну, понятно, что как бы да, конкуренты, но, допустим, если мы в это время не ведём набор студентов, то мы протягиваем руку помощи, чтобы… Ну там, пустим у себя какую-нибудь рекламу, чтобы люди могли к ним прийти. Потому что мы все заинтересованы в том, чтобы люди шли на работу, мы все хотим хорошее отечественное кино, вот так.

Д.Ю. Если есть способности, желание стать аниматором – линки под роликом, бегите записывайтесь. Учитесь и производите нам хорошие мультики. Спасибо, Семён.

Семён Шитиков. Огромное спасибо.

Д.Ю. Всяческих благ и успехов.

Семён Шитиков. Взаимно.

Д.Ю. Затаив дыхание, смотрим, когда же у нас будут хорошие мультики. А на сегодня всё. До новых встреч.


В новостях

21.12.17 17:48 Семен Шитиков про анимацию в России, комментарии: 25


Комментарии
Goblin рекомендует создать сайт в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 1

ant2
отправлено 10.01.18 19:37 | ответить | цитировать # 1


"Поступайте в нашу школу, и у Вас не случится Альцгамер".
Толково. Дбл блд.



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк