Сергей Цепов про американцев, жизнь в LA и изучение языка [Забег по Лос-Анджелесу №5]

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

05.01.18


01:09:53 | 166423 просмотра | текст | аудиоверсия | youtube | яндекс.диск

Разведопрос записан в ходе заезда по Лос-Анджелесу, в гостях - Сергей Цепов, специалист по автоматизации зданий, рассказывает про жизнь в Лос-Анджелесе, американцев и изучение английского языка.

Канал Сергея на YouTube
Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Сергей, добрый вечер.

Сергей Цепов. Здравствуйте.

Д.Ю. Представься, пожалуйста.

Сергей Цепов. Меня зовут Сергей, собственно, моё имя.

Д.Ю. Как ты тут очутился, в городе Лос-Анджелесе?

Сергей Цепов. Честно говоря, я не думал даже вообще. Представить меня год назад о том, что я куда-то перееду, т.е. вообще окажусь где-то в стороне даже Лос-Анджелеса. Для меня почему именно Америка, не знаю, почему, хотя я был во всей Европе, казалась каким-то неведомым краем, и чтобы получить визу сюда, нужно было что-то неведомое пройти. Не знаю, почему мне именно так казалось.

Д.Ю. Страна чудес, да.

Сергей Цепов. Начал я своё путешествие вообще с Испании, потом Португалия, Франция, Италия, т.е. вся Европа полностью была объезжена, потом Азия, Мальдивы, что-то ещё. Когда получалось взять выходные, старался их провести где-нибудь поближе…

Д.Ю. На Мальдивах, да?

Сергей Цепов. На Мальдивы была очень удачная путёвка, на самом-то деле, мне очень сильно повезло, я взял 2 недели что-то за 280 000 на двоих, всё включено.

Д.Ю. Отлично.

Сергей Цепов. Это была очень хорошая цена, причём остров там, засоветую даже, Sun Island называется, он где-то 4, где-то 5 звёзд, он один из самых больших островов, 1400 на 600 метров, и имеет очень много развлечений. Хорошее место. А здесь я очутился так, что я просто сидел на работе, т.е. уже там выполнив какие-то определённые задачи, я начал думать о будущем т.е. И начиная думать о будущем, заглядываешь в такие поисковики как Хедхантер, ещё что-нибудь, и смотришь, что вообще ты можешь как бы, сколько ты стоишь на рынке. Смотрю – нужен язык, везде, где хорошие деньги, нужен английский.

Учил в школе, как и все, т.е. когда-то там кто-то немецкий выбирал, кто-то английский, я учил английский 6 лет, до довольно таки неплохого уровня дорос, что потом впоследствии при всём моём высшем образовании сыграло хорошую роль, потому что меня всё время отпускали, говорили – не мешай другим учиться, не порть другим образование. И получилось так, что больше я его нигде не учил. Т.е. я так хорошо его знал, как мне казалось, что мне даже учить его больше не нужно. Т.к. я его нигде не использовал, не читал, не смотрел телевизор – не нужно был нигде – на каждой из работ – довольно-таки хороших, там работа в банке, работа в государстве, т.е. ну и…

Д.Ю. А кем работаешь? Специальность какая, в основном?

Сергей Цепов. Информационные технологии. Строительство крупных сооружений, ну, довольно-таки крупных, т.е. я так скажу, как управа, префектура, строительство центров каких-то переговорных со встраиваемыми микрофонами, с камерами, со светом, т.е. всё это. Придумываю проект, делаю расчёт. Этим занимался то есть. И поэтому имею образование техническое и экономическое в технической сфере, опять же.

Д.Ю. И тут английский язык. И ты решил поехать за ним аж в Америку?

Сергей Цепов. Сначала хотел на Мальту. Хотел на Мальту, знал, что там вот преподают. Я слышал только об этих курсах, которыми пестрит вообще интернет, вот мы вас научим за неделю, за две, приезжайте к нам…

Д.Ю. Даа.

Сергей Цепов. Отдайте много денег.

Д.Ю. Я тебя, извини, перебью, вот эти, которые «за 30 дней мы вам всё на свете поставим», вопрос – а чего же в университетах никак это не введут? Там же нужнее, чтобы быстрее, лучше.

Сергей Цепов. Человек, когда даже учится, всё равно мы имеем предмет такой как английский там, 1,5 часа. Ну, даже если мы где-то там изучаем его. При том, что мы имеем его даже не каждый день, потому что если мы только идём в ин.яз куда-нибудь, там он очень часто встречается. В других ВУЗах это будет, по-моему, раз в неделю, если не ошибаюсь.

Д.Ю. Побочный такой.

Сергей Цепов. Да. Он будет, но после недели то, что ты изучал неделю назад, абсолютно можно забыть.

Д.Ю. Как астрономия в школе.

Сергей Цепов. Поэтому он не остаётся в голове и быстро забывается. При том, что его нигде не нужно, не необходимо использовать, поэтому люди, которые устремлены к этому, конечно, которые очень сильно хотят и имеют, как здесь говорят, will power, энергию, т.е. которая внутренняя сила воли, то они, конечно же, могут делать всё что они хотят. Можно и дома выучиться, не нужно для этого никуда ехать. Но я обычный человек, как, не знаю, большинство нас, т.е. я где-то ленивый, где-то там что-то ещё. Лень это двигатель прогресса, я считаю, потому что когда ты хочешь отдохнуть, ты думаешь, как бы сделать так, чтобы оно само работало.

Д.Ю. Да.

Сергей Цепов. И вот тут начинается автоматизация. И вот стал выбирать. Мальта показалась мне слишком уж райским местом, почитав, что там вообще творится как бы на улице, т.е. вне зоны учёбы, т.е там сёрфинг, тёплая вода, т.е. там очень быстро расслабляешься. Я начал выбирать другие места. Посмотрел Лондон, то, что я нашёл сам из Москвы, т.е. это было дорога, по расчётам, по крайней мере. Т.е. я сначала думал поехать на неделю. Потом думаю – надо на 2, там 2 недели-то отпуска есть. Потом думаю – нет, надо на месяц, на месяц хорошо будет прямо вот точно. Потом, посоветовавшись, я понял, что месяц вообще роли не сыграет. Т.е. это не туда, не сюда, я просто съезжу, потрачу деньги. Думаю – 3 месяца вообще будет хорошо. В итоге всё привело как бы меня к решению поехать на полгода, на полгода и посмотреть, что будет дальше.

Да, тяжело давалось как бы решение о том, чтобы уйти с работы, сделать такой большой перерыв, но движение вперёд как бы, оно меня как-то вот подтолкнуло, я не знаю, как-то всё так случайно, спонтанно началось, т.е. я начал узнавать про школу. И аккуратно, то есть это так как я мотоциклист, люблю мотоциклы, я общаюсь с людьми, которые живут в разных странах, один из них живёт в Америке. И вот мы с ним переговорили, и он нашёл мне где-то школу, по-моему, это был… не Бостон, даже часто точно не скажу. Но смысл в том, что школа меня устраивала по деньгам, я решил сначала ехать туда. Я потом сказал о своём решении сестре своей, он говорит – ты что, какой там, куда? L.A. либо Нью-Йорк, говорит, выбирай 2 города. Питер, Москва, говорит, не надо дальше ехать.

Ну и я начал выбирать. Я хотел, конечно, в Нью-Йорк, но, думаю, там и погода примерно одинаковая, но подумав о том, что на полгода нужно брать с собой пуховики, что-то еще такое. Думаю, всё-таки мотоцикл можно купить и покататься там круглый год, дума, жара же.

Д.Ю. А тут действительно круглый год можно ездить?

Сергей Цепов. Действительно круглый год солнце, абсолютно круглый год, ну там за все время обычно осадков выпадает там два-три дня. В этом году, именно в этом году, это самый холодный год, в принципе, я думаю, он похож, по-моему, сейчас на Москву, я не был уже сколько, 6 месяцев, 7. Там тоже сейчас холодная погода. И здесь это хорошо, потому что мне проще адаптироваться, жара в 40 градусов все-таки тоже не очень приятна. И вот именно этот год был очень дождливый, и здесь, если пойти куда-то по горам или посмотреть какие-то водопады, то они наполнены водой, обычно они сухие. 5 лет до этого, как мне говорили местные жители, не было вообще дождя как такового. Зима была, просто теплая, то есть у тебя вечером прохладно, действительно прохладно, даже говорят «одеваться капустой» такой, чтобы что-то с себя снять, потом вечером на себя что-то надеть, толстовку или что-то ещё, потому что действительно бывает очень прохладно. Особенно ближе к океану, океан всегда холодный, он дает, соответственно, такую температуру. Вот было определено, что это будет Лос-Анджелес, при том что подруга сестры посоветовала там учебное заведение, которое стоит 7000 долларов в год. Это годовая…

Д.Ю. Это много, мало? Как считается?

Сергей Цепов. Это дёшево, то есть эта цена вполне приемлемая, при том что школа имеет государственную аккредитацию, то есть имеет все абсолютно как бы регалии, которые необходимы.

Д.Ю. Фактически диплом получишь, да?

Сергей Цепов. Фактически да. То есть там есть сертификаты, которые выдаются, но помимо всего прочего, это очень важно, то есть школа имеет государственно аккредитацию, то есть это очень хорошо здесь… Ну, если мы, конечно, приедем из Москвы, будем решать, куда нам ехать, то, в принципе, любая бумага отсюда как бы будет казаться чем-то таким более существенным. На самом деле здесь есть еще какие-то градации между собой. Первое, что я находил, включив Гугл и Яндекс, я находил какие-то очень дорогие школы наподобие 25 000 долларов в месяц, там еще что-то такое.

Д.Ю. Неплохо.

Сергей Цепов. Да. Цены какие-то были страшные. Ну, по крайней мере для кого-то они могут казаться обычными, то есть… я обычный человек, который зарабатывает своим трудом, руками и головой, для меня это был очень дорого. И первое время я не понимал, как я могу сюда уехать.

Д.Ю. Ну, вот ты приехал, да, вот нашёл школу, выбрал, в которой учиться будешь, там приемлемые цены, туда-сюда, по всей видимости, жильё. А ты как уже приехал – типа вот у тебя котлета бабла, которую ты потратишь, ничего не будешь делать, только учиться? Или наоборот – сразу искал работу, а параллельно учился?

Сергей Цепов. Студентам работать нельзя в этой стране.

Д.Ю. И виза не рабочая, да?

Сергей Цепов. Есть Work and travel программа, которая открывает тебе возможность, даёт тебе social и work permit. Есть школы, такая, как моя, то есть она просто учебная. То есть можно работать только на кампусе, там есть работа какая-то, они могут её дать, предоставить, и тогда можно работать, и только part-time. Если идти куда-то на специальность, а не на языковые курсы, то тогда через какое-то определенное время тебе выдают social and work permit и ты можешь работать part-time, то есть часть времени дается на официальную работу по специальности. Только так.

Д.Ю. За этим как-то бдительно смотрят? Кто-то сзади ходит там?

Сергей Цепов. Нет, никто не смотрит, просто если сам человек как-то даст возможность себя скомпрометировать в будущем о том, что он получает деньги от других компаний, то это может сыграть не злой шутку, потому что это нельзя, потому что ты должен платить налоги. Если у тебя нет social, значит, ты налоги не платишь, соответственно, ты не помогаешь этой стране, а наоборот, её ухудшаешь. Если ты приехал учиться, это хорошо, ты помогаешь в стране создавать экономику, потому что школа создана для того, чтобы получать деньги и платить налоги. Ну, кто-то, конечно же, нарушает, то есть это свойственно таким как Европы, то есть Америка здесь не исключение. То есть много таких работ, которые, я знаю, студенты делают. Ну, например, там как вариант ребята работают где-то грузчиками, это в основном, а девчонки работают где-то уборщицами как вариант. Опять же, бары и что-то еще, в основном, требуют уже документы, потому что здесь и так много студентов хороших…

Д.Ю. Своих.

Сергей Цепов. Которые – да, своих – учатся и им необходима работа, потому что обычно родителей отпускают лет в 16 ребёнка и он уже растёт самостоятельно, они платят только ему за квартиру. Это свойственно некоторым странам как бы. Я не могу сказать, что все так делают как бы, но в основном, то есть на жизнь пропитание там, за электричество и свет и воду, ребенок должен думать, где взять деньги самому, потому что всё остальное как бы, ему там, может, еду оплачивает, но чтобы он начинал думать о том, как…

Д.Ю. Самостоятельно.

Сергей Цепов. Сколько это стоит вообще, что это все бесплатно не дается, что необходимо за это платить. Если ты там как-то много моешься, значит, потом много платишь, я думаю, это тоже разумно. И могу сказать, что когда первая неделя была здесь, это была неделя изучения вообще того, как здесь передвигаться, не было ни машины, ничего, был автобус, метро. Да, очень долго, именно Лос-Анджелес, конечно, он создан для машин, то есть тут просто очень долго передвигаться на транспорте на общественном. То есть быстро, когда-то уже сел на него, но пересадки, они очень такие длительные получаются. Из одного места в другое можно ехать там полтора часа, а на машине 20 минут, потому что можно…

Д.Ю. А город вообще большой?

Сергей Цепов. Если взять Москву в сравнении, да, с Лос-Анджелесом, то есть прибавить… Сам Лос-Анджелес это Downtown, это где вот небоскрёбы, всё что небоскрёбы это все downtown, тоже было очень интересно узнать какую штуку. А он небольшой сам по себе. А к нему уже присоединяется Santa-Monica, это отдельный город, Hollywood, это отдельный город, и вот все вот которые вокруг городишки это все отдельные города на самом-то деле. Мы называем это районами, у нас это районы, а здесь города, так чтоб всем понятно совсем было, примерно такого же уровня. Вот если взять МКАД, то вот это всё вместе вот так и соберётся, можно даже линейкой померить на картах примерно так вот и посчитать, что вот сверху до океана как бы вот она, как яйцо, вот это Москва вот это вот. Так же и здесь до океан как бы вот немножко так в ширину. Все остальные города тоже принадлежат на самом деле Лос-Анджелесу, ну как у нас там Подмосковье ближайшее мы считаем, что это Москва. Ну и тем более расширились недавно, так что уже примерно все одинаково.

Разница очень сильно чувствуется, когда отъезжаешь километров 200, 100, ну, не знаю, обычно едешь куда-нибудь в Ярославль там, ещё что-нибудь такое, т.е. в какой-то город, который недалеко от Москвы, чтобы получить какие-то впечатления. В последнее время строится много отелей таких очень приличных, в которых можно провести время, там искупаться, довольно таки хорошие, но в основном ты приезжаешь, как бы там ничего не в городе. Т.е. ты не знаешь, куда тебе… дорог нет, то есть там инфраструктуры нет.

Д.Ю. Это ты про здесь или про там?

Сергей Цепов. Это я про дом, про Москву, ближайшее Подмосковье. Здесь абсолютно все по-другому, здесь все живое, то есть ты приезжаешь в такие же самые магазины, то есть такие же самые дороги, то есть как будто и не уезжал никуда, то есть как будто ты в городе где-то находишься. Нет разницы вообще никакой, то есть ты едешь-едешь-едешь и как-то все не заканчивается. И дома вроде нормальные, есть и получше, есть похуже. Сам L.A., он такой контрастный, то есть можно ехать-ехать-ехать, все красиво-красиво-красиво, раз прям перекресток, и прямо все плохо пошло. Потом раз перекресток и опять все хорошо. Вот как-то вот так вот прямо очень резко, причем потому что такое ощущение, как будто вот тут дороже, а вот тут чуть дешевле, то есть как-то всё делится.

Изначально я думал, что центр Лос-Анджелеса, надо туда приехать, там прямо самое хорошее место. Нет город делится, где-то живут, причем приезжают в этот город и живут какими-то особнячками такими. То есть, грубо говоря, там русские там одном месте там, корейцы в другом месте, то есть каждая национальность старается выбрать какую-то свою area и туда не лезть.

Д.Ю. Да-да-да. Я тут это, как раз мы ехали мимо Литл Бангладеш, Литл Бангладеш убил, а вечером смотрел ролики, а в роликах как раз про эти, про riot и про бунты 82 года, по-моему, когда этого Родни Кинга там запинали, и чёрное население громило всё на свете. Показывали корейцев…

Сергей Цепов. Да и сейчас им несладко достаётся.

Д.Ю. Корейцы там адски отстреливались от всего, вот у них своя Маленькая Корея. По-английски, кстати, кореец говорил так, что пришлось субтитры писать. Вроде грамотный, но выговор такой, что не поймёшь ничего.

Сергей Цепов. Тут говорят, что можно прожить долгое время и даже не учить английский.

Д.Ю. Ну, если в Маленьком Бангладеш.

Сергей Цепов. Да. Попадаешь в свою арию, все говорят только на своем языке. Это плюс к тому, что можно попробовать все кухни мира. Тут, если ты идешь в японский ресторан, там не работают граждане другой национальности…

Д.Ю. Киргизы, да.

Сергей Цепов. Там работают именно японцы, да. И обслуживают тебя японцы, потому что они своих берут и на работу, стараются им помочь, как-то дать им денег. И вот ты кушаешь еду, привезенную из Японии. Не надо думать, что здесь нет гречки, кстати, и всего остального. Всё здесь есть. Гречка есть, огурцы солёные есть. Я тоже случайно их первый раз купил и удивился сильно - о, рашн стайл. Солёненькие хорошие такие, наши прямо огурчики. То есть есть магазины, где можно спокойно прийти и купить все то, что необходимо, и недорого, кстати.

Д.Ю. А ты куда заселился? Где русская диаспора обитает или..?

Сергей Цепов. Ну не то что диаспора, но довольно таки больше, скажем так, русских, потому что все-таки, как бы оно ни было, получается так, что свои своим все-таки проще помогают, и есть некоторые такие моменты, когда некое общение, оно переходит в какое-то доверительное, что ли. Это можно сделать только на родном языке, так как его хорошо знаешь. То есть какие-то идиомы, обороты, шутки, не знаю, чувствительность. На другом языке ты говоришь, но в основном только то, что тебе необходимо, и получаешь некую информацию. Невозможно перейти вот этот рубеж. То есть, может быть, в будущем люди переходят его, по рассказам. Я не знаю, опять же, все люди разные и все живут по-разному, и каждый человек свет чувствует по-разному.

Говорят, что здесь вот дружить можно только с нашими, то есть кто из СНГ имеется в виду. Именно дружба такая, прям какая-то чувствующаяся. С остальными можно там пообщаться, они скажут hello тебе, они спросят, как твои дела, то есть они будут улыбаться стоять рядышком, то есть они будут интересоваться твоими детьми, вы можете вместе гулять, пойти в ресторан там, не знаю, барбекю покушать вместе, но чтобы прямо вот как у нас дружба-дружба такая прямо, такого не получится. Может быть, это потому что мы уже взрослые, и та дружба, которая складывается у нас в момент, когда мы учимся, скорее всего, оттуда мы друзей-то самых хороших и имеем всю свою жизнь, либо там с армейского возраста как-то так, потому что как-то в этом возрасте получается, наверное, не знаю, зацепиться, что ли, за человека, и вот если он остается всю жизнь с тобой, то это и есть тот друг, о котором мы потом и говорим, что дружба-то, она вот такая, т.е. 1-2 человека.

Д.Ю. А местные русские, они кто по большей части? Русские, евреи, армяне, или всё равно, кто это?

Сергей Цепов. Все есть, все есть.

Д.Ю. Т.е. кто из СССР, все за нас прокатывают?

Сергей Цепов. Есть, да. Т.е. все, кто говорит по-русски, все русские. То есть тут так говорит, то есть тут не делят на украинцев и кого-то еще. Да они и сами не делятся, никто не говорит о политике, не тыкает никому там. Все понимаю, что сюда приехали как бы, либо они ждут какого-то статуса, чтобы получить его, чтобы остаться здесь. Либо люди уже имеют его, и вот как-то так получается.

Д.Ю. Ты знаешь – извини, перебью – меня всё время удивляет. Есть категория граждан, которые давно там, десятилетия эмигрировали, например, уехав в США, а при этом постоянно сидят на русских форумах и русским рассказывают, какие они идиоты – остались в своей дурацкой Рашке. Меня это всё время так удивляет, ты ж это, ты ж уехал.

Сергей Цепов. Я, поработав в рекламной сфере, понимаю, что эти вещи пишут люди, которым платят деньги – как хорошие, так и плохие, в основном всё, что пишется в интернете. Человек, у которого все хорошо, не важно, где он живет, не будет он этой фигней заниматься, ну некогда этим заниматься. Если ты что-то делаешь, то есть по большому счету, то есть ты работаешь, будь-то твой бизнес, или будь-то ты на кого-то работаешь, да нет времени на это. У меня чат сейчас пестрит прямо русскими сообщениями, я там в чате состою, постоянно какие-то вечеринки, что-то еще, не успеваю посмотреть. Вот не успеваю, нет времени открыть и почитать, так пролистываю там.

Д.Ю. Чатик, да.

Сергей Цепов. Да, чат вот этот. Он всё время пестрит, кто имеет время там, да там…

Д.Ю. А правду говорят, что вот человек, приехавший так сказать, вот покинул страну, приехал на новое место, что ему надо минимум 5 лет для того, чтобы здесь вот крепко встать на ноги?

Сергей Цепов. Я думаю, что да, я думаю, что да. Кому-то быстрее, кому-то медленнее. Наверное, средняя цифра будет даже чуть поменьше, я думаю, года 3, я так бы взял, скорее всего. Потому что минимальный срок для образования – 2 года. Это, опять же, смотря как. Т.е. я-то здесь один и никто мне не подсказывает. Многие вещи, которые я сейчас могу рассказать, узнавал их полгода, то есть своими собственными шагами, руками там, где-то потрогав, попробовав, что это такое, где это вообще, как это. А кто приезжает уже к кому-то, то есть там гораздо все быстрее происходит, потому что понятно, что делать там, куда идти, там как, не знаю, счет в банке открыть для того, чтобы пользоваться местными деньгами. Страшно потерять карточку, которую привез с собой. А сейчас если вдруг она там исчезла? Это же надо лететь обратно её получать. А мало ли там, не знаю, там деньги понадобятся, а вдруг там украли их, там что делать? Нужно было куда-то кэш положить, то есть не держать же его дома, поэтому местная карта как бы нужна. Так постепенно, то есть знать, куда идти то есть, можно и с первого дня начать, если есть кому помочь.

Д.Ю. А вот ты сказал американцы, что дружбу такую близкую не завести. Я вот, честно говоря, людей настолько доброжелательных, которые тебе там – а что у тебя, а как, а давай помогу, а давай расскажу, я таких больше нигде не встречал. Т.е. у нас любят рассказывать, как они все, гады, лицемерно улыбаются. Ну, тут понятно. То ли дело у нас – честно и откровенно хамят тебе на каждом углу. Вот они, с моей точки зрения, я-то это, приехал-уехал, приехал-уехал, вот с моей точки зрения они все исключительно доброжелательные и хотят тебе помочь. Вот это как, за друзей не прокатывает?

Сергей Цепов. А это очень просто. Есть такой даже анекдот, ну, я суть его не помню, но суть, она вообще одна – не надо путать отдых с эмиграцией.

Д.Ю. Так.

Сергей Цепов. Смысл здесь такой, что да, действительно, то есть если приехать сюда отдыхать, да вообще в любую страну если ты приезжаешь отдыхать, ты встречаешь людей, и все очень доброжелательные. Во-первых, у них это в крови, их детства этому учат. То есть их учат тому, чтобы они при виде другого человека выказывали доброжелательность, потому что если ты так делать не будешь, ты будешь плохим и с тобой никто общаться не будет, вот так вот всё.

Д.Ю. Отморозок.

Сергей Цепов. Ну да, то есть он плохой, мы с ним не общаемся, потому что он плохой, потому что он ни с кем не общается, не высказывает свою доброжелательность. Т.е. улыбаться нужно всем и всегда, это принят у них. Это как, не знаю, как у нас поздороваться, что ли, не знаю, не поздороваться, даже что-то другое. Здесь люди, когда приезжаешь на короткое время, они очень открыты вот именно в тот момент, когда ты их видишь. Они готовы все сделать, это принято. То есть еще какое-то желание помочь человеку, то есть это нормально. Но если вы с этим же человеком встретитесь на следующий день, он, возможно, будет таким же доброжелательным, но на телефон если вы будете ему звонить или смски писать, он вам не ответит, потому что вы в его жизни не существуете и никогда там не будете. Так вот вообще глобально то есть, когда там, может быть, пообщаться там долгое время, конечно же, там он ответит, понятно, что это сосед там или коллега по работе. А так нет, то есть каждый живет в своей замкнутой среде и, в принципе, ни до кого нет дела.

Д.Ю. А вот я тебе коварный вопрос задам. Нас когда-то для оперативных целей учили, как гражданам втираться в доверие. Надо, например, завести собачку, и ходить с американцами выгуливать собачку, общаться на почве собачки. Записаться в какой-нибудь стрелковый тир, куда ты там с соседом, или с кем-то там, ну, с братвой ездишь стрелять. Т.е. рыбалка там, ещё чего-то, футбол. Ну, есть мужской, не побоюсь этого слова, когда есть вот точки соприкосновения, где мы… Такое советуют, не советуют?

Сергей Цепов. Есть. Здесь оно, правда, построено немножко по-другому. То есть если у нас это круг знакомых и близких, которые собираются куда-то, и мы там по своим интересам собираемся с близкими людьми и что-то делаем, то здесь это абсолютно незнакомые люди собираются. Да, потом они становятся чуть ближе, но только на фоне того, что они делают. То есть тут немножко такая разобщенность в том плане, что каждый любит жить один. Они в машине-то поэтому по одному ездят. Не потому что то есть, ну, это часть менталитета то есть – быть закрытым в своей территории то есть и не хотеть идти дальше. То есть хотят, когда они приходят на какие-то вечеринки, да, там то есть всё весело и хорошо, но после вечеринки всё заканчивается. Нет того, чтобы до утра там сидели, гуляли всю ночь до утра, и потом еще день продолжили.

Д.Ю. Ну, напрашивается страшный вопрос – а как же с сексом тогда?

Сергей Цепов. Здесь все намного проще, революция была раньше намного. То есть есть случаи того, что можно прийти в бар, познакомиться с парой, и один или одна из пары, если кто знакомится, даст телефон, и можно пересечься как бы, это нормально. Ну это, конечно, не то что прям афишируется, мужу говорит – я пошла там, сиди дома, ты завтра пойдешь.

Д.Ю. Не мешай.

Сергей Цепов. Нет, ну, это имеет место быть, более раскрепощенные, намного раньше все это происходит. Хотя я не могу сказать, что сейчас у нас там сильно большая разница в этом, но это все проще. То есть для них это на втором плане, то есть им, даже можно сказать, секс это не повод для знакомства, можно так сказать, в Америке, по крайней мере то, что я знаю. Но в то же самое время это не афишируется прямо вперед вот так, как мы думаем, что есть прям ходят…

Д.Ю. Разнузданно.

Сергей Цепов. Разнузданно, да. Ну, они одеваются все своеобразно, то есть каждый человек представляет из себя какую-то личность.

Д.Ю. Очень странно выглядит.

Сергей Цепов. Не пугливый вообще народ, абсолютно не пугливый. То есть я могу представить себе ситуацию, когда приходишь в магазин какой-нибудь, что-нибудь выбираешь, и кто-нибудь становится рядом, что-то делает, не знаю. Ну как-то все равно стараешься замечать человека, создать какое-то расстояние. Они тоже любят расстояние, но смысл весь в том, что если ты будешь махать перед ним какой-нибудь шашкой, он даже голову не повернет, человек. То есть вообще не повернет. Если ему нужно ехать прямо, он будет ехать прямо, потому что ему в этот момент можно ехать прямо. Если горит красный свет, он остановится, человек, но если зеленый – все, ничего не существует, он не увидит даже машины, которая рядом с ним будет там, не знаю, случайно выехала на перекресток. Вот в этом случае они прямолинейные. И никто не пугливый, то есть настолько не пугливый, что я понимаю, от чего это. Мы, живя у себя там дома, рано или поздно получали ремня. Ремня, либо у нас какие-то стычки были между нашими там сотоварищами. Здесь этого нет, здесь этого нельзя с самого детства.

Д.Ю. И драться нельзя в школе?

Сергей Цепов. Понятно, что есть там бандиты, которые понимают, что это можно делать, но в основном, если к человеку прийти как бы да, и применить к какую-то там агрессию, да, то человек не знает, что с этим делать. Во-первых, если ты не получил паспорт местного жителя, то это делать тебя вообще категорически нельзя, потому что если ты ответишь кому-то подобным там рукоприкладством, то это всё, сразу до свидания, депортация 24 часа. Ну там ещё сначала суд, там какое-то время для посидеть, подумать, а потом домой.

Д.Ю. Я в городе Лас-Вегасе, наблюдая достаточно большое количество пьяных американцев, их там очень много, они затевают скандалы на улице, встанут в 5 метрах, плюнут там, наклонившись, орут нецензурными словами друга на друга. Поорали-поорали, разошлись. Вместо того чтобы морды бить и резать, стрелять там. Непонятно даже как-то, оружие ведь есть.

Сергей Цепов. Оружие есть, причем ты можешь говорить с кем-то, а он может иметь оружие, то есть тут неизвестно у кого. Может быть, из-за этого они как бы особо так рукоприкладством не занимаются. Полезешь, руку приложит, а там он пистолет достанет то есть, и разговор будет короткий.

Д.Ю. А стреляют, не стреляют?

Сергей Цепов. Стреляют довольно таки часто, при том что недавно мы статистику смотрели, почему-то черных убивают больше, чем белых. Там порядка там, вот сейчас в цифрах не скажу, то есть не буду сейчас какие-то вещи говорить.

Д.Ю. Ну, там своя социальная база.

Сергей Цепов. Ну, там прям в разы прям больше, в разы больше. Оружие имеют многие. Но тут еще есть моменты, я не силён в юридических вещах, но примерно могу сказать такие вещи – то есть если человек пробрался к вам на территорию, вы имеете право в него выстрелить, если вы боитесь его. Но желательно с первого выстрела его убить, причем насмерть.

Д.Ю. Почему?

Сергей Цепов. Именно с одного выстрела, не с двух. Потому что если выстрелить дважды, то, значит, добивал, значит, применял насилие. Ну, если грамотный адвокат находится, то это вот… Это я коротко говорю о главном, там все понятно, что там есть какие-то нюансы, что-то ещё. Если один раз выстрелил и убил, это хорошо, потому что кто-то проник на твою территорию, он показался тебе опасным, ты убил, все хорошо. Но если ранил, тот подаёт в суд, говорит, что я там зашёл, перепутал дом, был пьяный там, не знаю, вот залез к другу, хотел пошутить.

Д.Ю. Зла не хотел.

Сергей Цепов. Да, зла не хотел. Все уже наоборот, платишь за его как бы лечение и ты виноват. Какого фига стрелял? Не уточнил же у человека, он добрый самаритянин. А может, он с оружием лез, так он имеет право на оружие, оказывается, потому что все-таки в стране живем, где оружие можно купить и носить с собой.

Д.Ю. Я сегодня в тир ходил, стрелял в тире. Набрал там сундук Дезерт Иглов, Беретт, Кольтов, револьверов и винтовку R-15. У винтовки R-15 к рукоятке прикручена какая-то дрянь, что её нельзя большим пальцем взять, рукоятку. Ну как пистолет берёшь, там надо как-то палец сбоку. Ну, на мой взгляд, я стрелять умею, на меткость не влияет, но выглядит каким-то идиотизмом. Это они что, борются с чем-то?

Сергей Цепов. Это они перестраховывается для того, чтобы все-таки оружие не попало в чужие руки, потому что каждый, кто имеет лицензию, понимает, что нужно хранить его определенным образом. То есть да, понятно, что все люди, то есть кто-то забывает закрыть сейф, там что-то еще такое, но в целом существуют такие же правила примерно, как у нас. Ну, у нас тоже не всё соблюдается, кто-то там забыл тоже ружьё в сейф положить, какие-то несчастные случаи происходят. Т.е. я не могу сказать, что в чем-то большая разница. Первое время я думал, что вообще американцы какие-то другие. То есть сначала абсолютно другие, потом я думал, что они очень сильно правильные, то есть они все делают правильно, прямо вот как часы, то есть они все такие прям правильные. Мне сказали – не нарушай ничего ни в коем случае, будет всё у тебя хорошо. Я смотрю потом – вроде по дороге ездят, да, а вроде слева кто-то подстраивается, там где-то кто-то с встречечки чуть-чуть там. В рамках дозволенного, вроде 65 миль можно, а так вроде 85 едут. То есть вроде нельзя, а вроде и можно, и не то чтобы 1-2 человека, а большинство.

Д.Ю. Мы вот с товарищем ехали как-то в один из заездов и, ну, едем, и вдруг перед ним там гражданин так бодро перестроился.

Сергей Цепов. Это случаи.

Д.Ю. Убить хотел. Товарищ сказал – да, говорит, это случайно

Сергей Цепов. Это случайно, я могу сказать как мотоциклист, у нас очень частые в Москве перестроения, то есть машин.

Д.Ю. Да, конечно.

Сергей Цепов. Летом это очень часто, всем хочется ехать быстрее, на метр, но быстрее. Здесь поспокойнее, машины едут в ряду, да, и перестроения есть. Особенно чувствуется, когда там понимаешь, что сейчас пробка, да, а они вот ездят по pool line, так называемой линии с самого левого края для людей, которые там едут вдвоем в машине, либо больше. Они тем самым с пробками борются. И вот все начинают…. А там заезд есть, то есть такие разделительные линии, как наши, обычные понятная, а есть потом сплошная идет, и сплошную пересекать нельзя. Заехал туда уже и езжай, будь добр. Ну, люди на раз пересекают это дело налево и направо, хотя за это тоже штраф, т.е. как 2 сплошные. Могут разворачиваться, хотя по всем Лос-Анджелесе можно направо поворачивать везде, то есть где знака запрещающего нет. Это тоже очень удобно.

Д.Ю. Я несколько раз видел, что машины через двойную сплошную…

Сергей Цепов. Разворачиваются очень часто.

Д.Ю. И никому никакого дела нет. Типа он не со зла эти правила нарушает.

Сергей Цепов. Ну, есть, я думаю, дело, но у полиции здесь есть посерьезнее дела, то есть постоянно какие-то там…

Д.Ю. Полицию вообще не видно, вообще.

Сергей Цепов. Не видно, но она есть, и часто бывает такое, что она сидит в засаде, я даже видел с радаром людей. И кто сидит возле перегрузка, смотрит, не пользуешься ли ты телефоном во время движения, очень важно, штраф большой.

Д.Ю. Вот так говорить, нет?

Сергей Цепов. Нет, в руках даже держать нельзя, нельзя даже в руках держать.

Д.Ю. А по громкой связи можно разговаривать?

Сергей Цепов. Пожалуйста. Только телефон не трогай. Цены злые в аэропорту, там очень много…

Д.Ю. Они, я слышал, очень любят писать смски за рулём, да, поэтому нельзя в руках держать.

Сергей Цепов. Не скажу, что мы прям меньше любим писать смски за рулем.

Д.Ю. Я не пишу, для меня это дикость.

Сергей Цепов. Пишут много людей, не только пишут, там звонят и чатятся, и что только не делают, новости читают. Сейчас телефон это уже всё. То есть если раньше телефон был только для разговора и смс, сейчас там и навигация, и все что угодно может быть. Пора как-то пересматривать закон, на самом-то деле. Ну и машины уже новые адаптируются под это дело. То есть если ты трогаешь экран – пожалуйста. Читаешь газету так вот на всё лобовое стекло - пожалуйста.

Д.Ю. Тоже хорошо.

Сергей Цепов. Но если у тебя телефон в руке – всё, это уже…

Д.Ю. Недопустимо.

Сергей Цепов. Это уже штраф, да, и он может доходить до 400 долларов, по-моему.

Д.Ю. Неплохо.

Сергей Цепов. Штрафы сильные. Полиция, вопреки фильмам, не имеет больших животов и не жрёт всё время пончики. Все подтянутые, поджарые, как на Кавказе вот могу сказать. Я там был, ребята такие все сильные, то есть понятно, что полицейские, то есть они всё время сдают нормы какие-то. И здесь это видно, что он стоит прямо выправка, то есть спина там, т.е. он стоит как военный, что ли, я не знаю.

Д.Ю. Мужчина, так скажем.

Сергей Цепов. И разговаривает, то есть он может, конечно, там как-то перейти на какое-то более-менее нормальное настроение, но в основном все такие нормальные полицейские.

Д.Ю. А местные жители их боятся, не боятся?

Сергей Цепов. Я знаю, что они часто матом ругаются в их сторону, но почему и как, где рамки дозволенного, мне еще пока непонятно. То есть я не знаю, как это вообще можно в принципе, то есть для меня оскорбление человека человеком является нечто нонсенсом таким, для меня это… Я сам этого не делаю и не люблю, когда по отношению ко мне это делают. У них это единственные, видимо, взаимоотношения, кроме как… Стрелять нельзя, бить нельзя, хотя бы покричать, вот они так выражают эмоции. Ну, на полицию почему-то, как вот в фильмах говорили, да, они реально кричат и иной раз нецензурно. Полиция не обращает на это внимания, но иногда, я так понимаю, на ком-то отыгрывается, видимо.

Д.Ю. К вопрос про нецензурность. Ну, у нас, как ты понимаешь, вся страна полна знатоками английского языка, и они считают, что в английском языке нецензурной брани нет. Есть ли в английском языке слова, которые нормальные люди не употребляют в беседах между собой?

Сергей Цепов. Есть, конечно, то есть, но в основном с близкими, в основном в тинейджерском таком обиходе то есть часто встречаются. Но у них меньше, конечно, словарный запас, слов меньше там примерно, пока… Там есть еще идиомы всякие разные, то есть это уже более глубокий язык, который дальше уже переходит. Наш все-таки литературно он и богаче, русский язык в этом плане больше, у нас и ухищрений вот этих вот гораздо, конечно, больше. Ну, они и этими словами справляются, и по эмоциям и по эмоциональному фону не могу сказать, что это неодинаково. Просто других слов для этого нет, не придумала страна. Вот и ругаются.

Д.Ю. Но они есть?

Сергей Цепов. Да, они есть.

Д.Ю. А если полицейского обозвать как-нибудь в лицо, что он сделает?

Сергей Цепов. Вот обзывали, я видел, что обзывали, и полицейские ничего на это не делали. Может быть, если там при исполнении. Но видел и другие случаи, когда человека то есть когда останавливали полицейские, нужно руки держать ровно, и при вопросе о документах нужно медленно их показать. Но, опять же, бывают случаи здесь, когда человек имеет оружие, и он говорит, что у меня есть оружие, но документы там же, где и оружие. Вот что делать? Вот был случай – человека убили так вот. Полицейский пристрелил, имеется в виду. Бывали, наверное, и другие случаи. Т.е. я просто сегодня видел эту историю, то есть мы разбирали её. Было довольно-таки интересно, потому что человек, имея оружия и сказав об этом полицейскому, полез за ним и его убили. То есть потому что, видимо, какая-то ситуация случилась.

Д.Ю. Слишком резко полез?

Сергей Цепов. Может, резко полез, да. Но тут уже я не знаю, то есть тут…

Д.Ю. Нервировал сотрудника, наверное.

Сергей Цепов. Каким-то образом провоцировал, скорее всего, да. А так да, руки на торпеду, никто выходить из машины не имеет права вообще, то есть примерно так это происходит. Если 2 человека в машине, их двое подходит с разных сторон, один всё время держит всех на мушке, а другой ведёт общение. Один причём стоит так, что его не видно, то есть он стоит в мёртвой зоне. Вот так вот они ведут переговоры. И второй всё время смотрит, что делают они, и при малейшем случае они стреляют, т.е. они реально прямо быстро очень достают оружие и начинают стрелять. Причем стрелять сразу на поражение, то есть они там сильно не церемонятся.

Д.Ю. Никаких предупредительных в воздух, да?

Сергей Цепов. Да, всё быстро. И они, даже я видел, как в фильмах показывают, приезжает по 8 машин там куда-нибудь к месту, это так действительно.

Д.Ю. Правильно. Почему я должен один приезжать, непонятно?

Сергей Цепов. Все ближайшие патрули… Очень много убивают ребят, на самом-то деле, так если посмотреть по статистике, полицейских очень много умирает, и есть районы, где их отстреливают прямо, как они только заезжают туда. Есть такие районы, Комптон называется, например. Ну, там не так страшно, как прямо малюют, но вот некоторых людей они прям совсем не любят.

Д.Ю. А кто там живёт? Латиносы, чёрные?

Сергей Цепов. Чёрные, латиносы, банды, такие разрисованные все лица у них. Много о них рассказать не могу.

Д.Ю. Я вот на улице за неделю ни одного не встретил, где они прячутся?

Сергей Цепов. Днём редко встречаются. Ночью, в основном, да и так ездят, почему… Многие банды есть, такие, которых увидев, полиция может стрелять прямо на поражение. Все как-то существуют здесь каким-то образом, двигают постепенно всю эту преступность куда-то в сторону постепенно.

Д.Ю. А они у себя в районах сидят, в центр не ходят? Потому что в Даунтауне только приличные люди.

Сергей Цепов. Нет, в Даунтауне ночью очень неприличные люди. Часа в 2 вот тут можно ходить, вот первое мое впечатление от самого центра даунтауна, ну, в определенных местах, здесь некоторые улицы есть, прямо вот там живут одни вот бездомные. И вот эти бездомные, когда ты выходишь ночью, они выглядят, как зомби, т.е. честно прямо как апокалипсис, они все пошатываются немного, подхрамывают, кто-то там пьяный, кто-то под наркотиками (легкими). Тут все траву курят, легально все это. Ну как легально, нужно получить лицензию, и только после этого пойти и купить себе там для восстановления здоровья, конечно же.

Д.Ю. Бомжи тут, я замечу, уровень жизни даже у бомжей очень высок.

Сергей Цепов. Бомжи себя чувствуют неплохо.

Д.Ю. Почти у всех бомжей есть палатки, палаточные городки у них стоят, собаки, я не знаю, баб только не вижу, там мужики в основном.

Сергей Цепов. Есть. Я изучал, то есть была одна из тем тоже в школе, а почему-то homeless people то есть именно в Лос-Анджелесе. Потому что первое – закрыли программы государственного содержания душевнобольных людей. Люди посчитали, что они не хотят платить за это. Мы не хотим, чтобы деньги уходили на каких-то людей непонятных, пускай они живут где-нибудь ещё.

Д.Ю. Если не опасные, пусть на улице, да?

Сергей Цепов. Да. И их выселили на улицу. Дальше бездомные, не бездомные, а эти самые, кто не имеет родителей, дети, доживая до 18 лет, тоже попадают на улицу, потому что жильё здесь очень дорогое, и люди не хотят, чтобы здесь было дешевое жилье. Потому что те, кто имеет уже здесь дом, ему совершенно не интересно как бы, чтобы сюда ещё люди приезжали. А за счет того, что, получается, Лос-Анджелес такой весь малоэтажный, это хорошо для тех, кто имеет дом, то есть ты выходишь и видишь небо перед собой. Не какие-то здоровые здания, а видишь небо, тебе это нравится, тебе нравится, что рядом с тобой живет человек, а не какие-то там дома вот эти вот здоровые, и никто не хочет этого. Не хотят даже метро строить в Беверли Хиллз. Сейчас только ветка прокладывается, и то сильно все протестуют, потому что говорят, что будет ехать метро, будет дребезжание почвы, а у детей там мозги, значит, поедут. Вот они стоят с плакатами и говорят о том, что нет, нельзя здесь метро запускать, потому что нам здесь не надо, чтобы люди приезжали какие-то.

Д.Ю. Понаедет неведомо кого.

Сергей Цепов. Да. И здесь очень много бомжей из-за этого. Потом многие приезжают сюда на лето, конечно, то есть на зиму, чтобы здесь пережить все это дело. И именно вот в Лос-Анджелесе очень много их, потому что жильё очень дорогое, не строится жилье многоэтажное более-менее дешевое.

Д.Ю. Выглядит очень странно. Я в один из заездов вылез с утра из дома, ну и пошел пешком, естественно. Пошел пешком, а вокруг одни психи, то есть попадаются с интервалом метров в 30-40.

Сергей Цепов. Они не психи.

Д.Ю. Ну, с нашей точки зрения. Безумный взгляд, жуткая причёска какая-то страшная, вот как ты говоришь…

Сергей Цепов. Курят много.

Д.Ю. … что они как зомби. Я как во сне, ты знаешь, людей нет, одни какие-то психи вокруг, что это такое? А потом до меня дошло, что им, наверное, права не дают и машин у них нет.

Сергей Цепов. Нет, всё у них есть.

Д.Ю. И поэтому вот они ходят пешком, а все остальные ездят, и нормальных людей поэтому нет. Я отъехал в центр, там всё наладилось сразу. А вот ты упомянул, что курят. Вчера посетил мой горячо любимый магазин Барнс и Нобл, и в отделе про домашний сад и огород 5 наименований по выращиванию марихуаны на дому.

Сергей Цепов. Это мало, это какой-то не тот магазин.

Д.Ю. Я так и подумал, что это мало.

Сергей Цепов. Тут есть ещё вкусы, цвета.

Д.Ю. Там такие тома. В одном там 400 сортов семян разобрано, какой там эффект, что даёт, туда-сюда. Это что, можно спокойно выращивать на дому?

Сергей Цепов. Я до такого… Я эти книжки не видел. Могу сказать, что действительно вот в магазине…

Д.Ю. Я одну прикупил.

Сергей Цепов. …столько вот ее много всякого разного разложено на вкусы, цвета и все остальное, что действительно это так. То есть и люди спокойно приезжают сюда, то есть еще раз повторюсь, нужна лицензия, но это не так сложно – прийти к врачу и, видимо, находит какой-то недуг, может быть, усталость или что то еще, то есть, ну, от перелета…

Д.Ю. Накопилась.

Сергей Цепов. Да. Я думаю, что если прийти человеку, который только прилетел, пойти к врачу такому, сказать, что я вот вижу, скорее всего, вы устали, наверное, с дороги, да, вам нужно лечение. Выпишу ка я вам травы. Потом уже есть карта вот этих мест как вот электронные там и приложения есть.

Д.Ю. Роскошные шишки.

Сергей Цепов. Можно уже там брать все что угодно, на самом-то деле, там выбор просто зашкаливает.

Д.Ю. А вот ты пришел к врачу, и он тебе такой рецепт нарисовал, все вроде по закону. А ну как он про это обязан в полицию сообщать? Сообщает, нет?

Сергей Цепов. Нет.

Д.Ю. Нет?

Сергей Цепов. А чего он, это ж рецепт. Нет-нет. Единственное, что при устройстве на хорошую работу может быть drug test так называемый, то есть тест на наркотики. Если там его найдут, а трава держится 30 дней в организме, а его найдут, работы не видать. Хорошей то есть имеется в виду. Если хочешь пойти куда-то в нормальное место работать, ну, будь добр тогда какое-то время долгое не курить.

Д.Ю. А бывает такое, что на службе где-нибудь проверяют регулярно?

Сергей Цепов. Вот уже про регулярность не могу сказать.

Д.Ю. Ну, в полиции понятно.

Сергей Цепов. Я знаю только – при устройстве на любую более-менее нормальную работу везде есть тест на наркотики, везде.

Д.Ю. А в школах проверяют детей, нет?

Сергей Цепов. Я слышал что проверяют. Не знаю, как часто и как они это делают, то есть не могу сказать, не доходил. В школе никого нет, детей здесь никуда не ходит, поэтому тут и знаешь только то, что делал. Поэтому детей школьного возраста…

Д.Ю. А как считаешь, вот эта вот свободная продажа и такое свободное употребление, оно как-нибудь на ситуации в целом сказывается, нет? Ну т.е. вот если человек нажрался водки, он, как правило, как это у нас бывает, буянит, драки там, пьяные безобразия, за руль садится, ещё чего-то. А употребление вот легких наркотиков, оно как-то сказывается, нет?

Сергей Цепов. Я не могу сказать, что здесь пьяных там меньше за рулем там, да, или там выкуривших траву за рулем меньше. Даже там взять Питер, там тоже траву курят, и пьют везде у нас то есть, но не сказывается это прямо так сильно. То есть я не могу сказать, что… Вообще трава-то была вообще давно, т.е. уже когда были индейцы, они курили эту траву, и я так думаю, что регулирование этого алкоголя, замена травы на алкоголь, она связана с тем, что по крайней мере проще найти, кто варит, этот самогонный аппарат держит, да там, нежели там просто какая-нибудь трава растет, сорняк в огороде. Табак же по сути тоже трава. Т.е. что-то растительное, по большому счету. Да, одурманивающее там, я не могу сказать, как сильно влияет на мозг и организма, но, по-моему, я видел одну таблицу, и мне так кажется, что трава, она где-то чуть выше там, чуть полезнее, что ли, чем водка, как-то так. Но, с другой стороны, чернобыльскую АЭС мы как-то водкой пережили. Не могу сказать, что лучше или что хуже, единственное, что понимаю, что от травы люди здесь чудные. То есть когда ты видишь чудных людей, явно он накуренный то есть, это 100%, прямо других вариантов не бывает. И они вот в этой волне такие ходят, что-то такое там он сам себе рассказывает там, может песни петь, там еще что-то такое. Кажутся они психами со стороны, но они просто курят.

Д.Ю. А мексиканцы не страдают от того, что здесь в аптеках продаётся? Вроде же все время из Мексики коноплю гнали сюда десятилетиями, и тут вдруг такое, подрыв.

Сергей Цепов. Мексиканцы здесь себя чувствуют… Их здесь недолюбливают, скажем так, то есть как у нас много людей приезжих, которые делают определённые виды работы там, не знаю, убираются или что-то еще, вот их много прямо, да, и они ездят на каких-то старых машинах там, делают все подряд. Они везде, они причем ездят нагло, и как-то ведут себя вот нехорошо. И вот начинаешь не любить этих мексиканцев, потому что вроде как…. Ну, я ко всем нормально отношусь нациям, да, но здесь вот слово «мексиканец» это что-то такое плохое такое, это прямо как «понаехали» вот эти вот. Вот они самые такие вот, они везде, они заняли все ниши по уборке территории, по подстрижке газонов там, всё строительство какое-то, они везде вот, они прямо кишат.

Д.Ю. А работают хорошо?

Сергей Цепов. Неплохо. То есть…

Д.Ю. Или местный Карабас-Барабас кого угодно заставит хорошо работать?

Сергей Цепов. Тут выживает сильнейший, тут с работой тоже как бы так, неделя всего отпуска в году…

Д.Ю. В году?

Сергей Цепов. В году. 1 неделя.

Д.Ю. Какое социальное завоевание.

Сергей Цепов. Ты и взять её не можешь толком-то.

Д.Ю. Да ты что? Почему?

Сергей Цепов. Потому что никто не отпустит. А если ты уйдёшь, то не факт, что твое место просто не займут, не посчитают, что ты не нужен. Тут страна капиталистическая, тут, извините меня, все считают свои деньги, и считают правильно. Тут нет шальных денег, они есть заработанные. Ну, шальные, конечно, тоже, может, имеют место быть как бы, процент просто меньше. Поэтому считают, что если без тебя можно обойтись, зачем ты нужен? И реально решают работы, то есть всё…

Д.Ю. А как же тогда с отпуском быть?

Сергей Цепов. Никак.

Д.Ю. А как профсоюзы, за этим смотрят, не смотрят?

Сергей Цепов. Есть какое-то время отдыха. Неделя?

Д.Ю. Неделя.

Сергей Цепов. Неделя болеть, неделя отпуска. Всё. И то взять его довольно проблематично. Да, есть социальные программы очень хорошие. Я не знал о том, что рождается ребенок, выдают деньги, ты с карточкой спокойно идёшь в магазин, берешь то, что необходимо. То есть есть определенный вид продуктов, которые можно взять. Пенсия тоже даёт такую возможность, там каких-то денег и путешествуй. Т.е. тебе льготы на все что только можно то есть, и поэтому мы не понимаем, как могут старички там куда-то ездить. Очень просто - ты просто имеешь 800 баксов как минимум своих денег, которые ты можешь тратить куда ты хочешь вообще, потому что за воду, газ, и все остальное ты платишь какие-то копейки. В зависимости от того, как ты работал там, есть какие-то нюансы, я в среднем говорю. Т.е. есть хуже, есть лучше то есть, но в целом денег хватает на то, чтобы еще они оставались. Одежду можно бесплатно тут получить.

Вообще слово одежда здесь как-то перестает иметь тот смысл, который мы ему придаем. То есть понимаешь, что… я что еще увидел, что чем беднее человек, да, у него столько много всяких мелочей каких-то ненужных, вот честно, прямо вообще ненужных. Весь дом завален какой-то ерундой. А люди, которые вот имеют деньги, да, у них вообще в доме ничего нет. Стол, стул, и какая-то одежда. То есть она нужна ровно там вот эта для работы там, вот это костюм, вот это гулять там, это все, и другой нет, ничего нет, вообще ничего нет, просто пустые комнаты.

Д.Ю. Ну, они выглядят, мягко говоря, странно в массе, то есть шмотки у них какие-то…

Сергей Цепов. У них просто вещи, просто вещи.

Д.Ю. Функциональные.

Сергей Цепов. Они не придают значения тому… Не, они, конечно же, смотрят, во что человек одет, особенно на каких-то мероприятиях или на чем-то еще. Если ты будешь в костюме, конечно же, это имеет значение, не нужно это скрывать. Потому что многие думают, что здесь все одеваются как хотят. В общей массе да, ты можешь ходить, как ты хочешь, тебе вообще никто слова не скажет и это не будет иметь никакого значения. Но в каких-то важных моментах лучшем бы выглядеть чуть-чуть получше. Ну, рубашку с пиджаком, там еще что-то такое, это имеет место быть.

Д.Ю. А сколько они денег зарабатывают? Вот серединка такая, так сказать.

Сергей Цепов. Минимальная ставка по Калифорнии – 10 долларов в час. Сейчас хотят, по-моему, поменять ее на 12 долларов в час. В среднем человек, который имеет здесь права на работу, зарабатывает 3-4 тысячи долларов. Это вот охранники какие-нибудь такие самые простые. Люди некоторые получают и больше, то есть которые там даже вот не имея…

Д.Ю. Т.е. это не сильно интеллектуальный труд типа подай-принеси?

Сергей Цепов. Да-да, это абсолютно. То есть этих денег… То есть квартира в среднем стоит 1100-1500 долларов в месяц, это однокомнатная квартира в нашем понимании, это отдельная спальня, чтобы было понятно, это отдельная комната, living room это вообще не комната у них, это просто там, где ты живешь. По сути, ты проводишь там все основное время, ты сидишь там, не знаю, читаешь там. В спальню ты ходишь спать исключительно, а не так, как в спальне там… Есть и студии, понятно, небольшие, это комнаты, которые включают в себя вот именно все вместе. Т.е. и кухня вроде как здесь, и спальня, и все остальное. То есть за счет того, что дорого. А так вот 1500 долларов где-то.

Еда становится дешевле и продукты действительно дешевле, вот если сравнить с нашим Метро, поехать в него купить что-нибудь, я бы не сказал, что прям вот сильно там такая большая, огромная разница. Я еще замечаю ее как бы на рынках еще как-то были менее, там чуть подешевле и качество получше. Может быть, как-то там, не знаю, в чём это выражается, но вот действительно это так. Я вот если еду за какими-то овощами там в обычные-то рынки. Не везде дешево, но там качество какое-то более-менее нормальное. В магазины обычно пихают что-то нет. Здесь в магазине, если это магазин наподобие там, здесь называется он Costco, например, там ты берешь большими там какими-то такими коробками, там это выходит очень дешево. Пример – вода, вот самый простой вам сейчас приведу пример.

Д.Ю. На выставке 4 доллара бутылка стоит.

Сергей Цепов. 0,5, да?

Д.Ю. Да.

Сергей Цепов. Вот где-нибудь ещё там 1,20, доллар, ну такая, совсем минимальная. Заправки любые – там полтора, может быть, доллара, ну, доллар. В действительности эта вода будет стоить 20 центов. Если пойти вот в магазин, купить 32 бутылки, они будут стоить 3 доллара, и можно их пить неделю там, я образно, по 0,5. И там уже вода различается качеством. Есть просто отфильтрованная вода. Тут и так из под крана можно пить, и это реально так, её реально можно пить. Не дай Бог сейчас ты попьёшь и будет что-нибудь не то. У нас же сейчас строят разными трубами непонятными, потом проверки заканчиваются, какая там вода подкачивается, уже непонятно. Да, мы имеем санитарные нормы, мы можем тоже пожаловаться. Но здесь жалобы лучше работают, как у нас в советское время. Т.е. если вдруг что-то не так, то есть ты имеешь право пожаловаться и хоть что-то для этого будет сделано, то есть оно реально будет сделано. Поэтому дёшево жить можно.

Д.Ю. А вот при таком изобилии еды разнообразной и, по всей видимости, дешевой вот некоторое количество граждан жирных настолько, что туши свет. Я таких жирных, вот с таким типом ожирения даже у нас никогда и не видел. Какие-то вообще пузыри, все какие-то целлюлитные на спине, не говоря про то, что ниже. При этом как-то странно – морда нормальная, руки до локтя нормальные, ноги до колена тоже, а тут какая-то груша безобразная. Нам все время рассказывали, что вот все американцы, они там поголовно все адские спортсмены, они все бегают, они там спортом занимаются. Ты тут видишь бегающих американцев?

Сергей Цепов. Постоянно, постоянно. У меня такое ощущение, что прямо вот называется бегающая Америка такая вот. Вот у них давно было принято такое. Сейчас мы тоже подтягиваем нормы ГТО и мне это очень нравится, т.е. мы как-то стремимся. Турникмен у нас есть такое понятие, которое там на турниках, мне очень импонирует всё это дело.

Д.Ю. Турникмены занимаются у нас теперь воркаутами.

Сергей Цепов. Ну, воркаутами. Здесь очень много спорта, действительно очень много, и просто…

Д.Ю. Извини, перебью, я вот 2 бегунов тут видел черных, они без маек бегали. Я таких здоровых людей, в смысле там мясо такое рельефное, живых не видел никогда, только на картинках.

Сергей Цепов. Америка первая по всяким препаратам, дополненному питанию, которое помогает мышцам расти и сохранять свою форму. Если прийти в любой спортпит сейчас в Москве, там будет все американская продукция стоять. Они в этом плане продвинулись довольно таки далеко, они знают об этом очень много. Поэтому подсушиться как бы и нарастить массу, используя какие-то более-менее нормальные для человеческого, там даже натуральные вещества, которые не сильно испортят печень и не опустят селезёнку, они есть, их можно использовать, и они дают очень быстрый эффект. Поэтому там большинство как бы Европы и Америки, если они начинают заниматься, очень рельефное такое тело получается. Всё из-за этого, потому что…

Д.Ю. Но бегают, да. Может, места или время какое-то не то?

Сергей Цепов. Просто места немножко другие, нет. Даунтаун сам по себе, он такой, то есть здесь люди в основном не живут. Сейчас, в последнее время, стали жить. То есть здесь в основном гостиницы, либо рестораны, либо офисы. то есть все живут подальше отсюда. Вообще это кольцо, оно закольцовано, вот этот Даунтаун целиком, где высотные здания то есть. Они закольцованы вот таким как третьим транспортным, даже пройти иной раз где-то невозможно, то есть какие-то мосты, что-то ещё. Отсюда только на машине легко выехать, а так вот либо на метро или на чём-то ещё. Пешком отсюда выйти довольно-таки трудно, то есть нужно передвигаться по каким-то туннелям там, и не дай Бог, что еще можешь и не пройти, то есть есть места, где нужно будет обходить, потому что магистрали просто окольцовывают это место. В основном все пробки – куда-то в центр, и потом из центра в другие места. Здесь не стремятся жить в центре. Мы хотим все ближе в центр, чтобы в центр, вот в центр, а вокруг у нас какие-то дачные домики, да. Нет.

Д.Ю. Тут наоборот.

Сергей Цепов. Здесь вот туда, куда-нибудь туда, и причём вот видишь дома, есть районы такие, прямо вот очень красивые про всех местах абсолютно. Т.е. не имеет значения, ты уехал там 300, 500 километров куда-нибудь, все дома красивые, то есть люди ходят, все хорошо. Машины такие же, одинаково дорогие, богатые. Не имеет значения. Я не знаю, как они там работу совмещают со всем остальным, но если даже Москву приехать случайному человеку, то мы что увидим – только жилье, жилье, жилье, торговые центры, торговые центры, торговые центры. Мы не понимаем, откуда эти люди деньги берут, где они их зарабатывают. Здесь примерно то же самое – мы видим только развлечения и не понимаем, как они, где вот это все. Хотя Калифорния на самом деле очень индустриальная страна, здесь очень много заводов, они много чего производят, в том числе и кинематографию. И давно уже они очень серьезно, они хотят даже отделиться, по-моему, от Штатов, потому что…

Д.Ю. Говорят, до недавних пор была пятая экономика мира, штат Калифорния.

Сергей Цепов. Ну, могу сказать, что (я так думаю) что не было бы Америки, не было бы Калифорнии. То есть все-таки изначально все-таки они вкладывали сюда деньги там, ехали сюда люди, как-то там работали, всё это создавалось. То есть создали её сами же те, кто здесь живёт. Это как мы в нашем СССР многие у нас же города были градообразующими, то есть мы что-то там делали, брали часть, ну там, не знаю, оптику танков брали в одном месте, там да, железо в другом месте, и собирались это, собственно, там. Давали работу каждому из СНГ, то есть каждый делал какую-то часть, чтобы людям была возможность. Тут то же самое. Мы же имеем какие-то места для того, люди могли зарабатывать. .

Как Сочи у нас там тоже сейчас, не знаю, правда, мы так раскидываемся спортивными объектами – построили нормально, красанулись. Тут такого нет, тут каждая мелочь работает. Построили стадион – все, там каждый миллиметр зарабатывает деньги. Ты только входишь, уже начиная с себя вот ты за всё платишь, что все вот это вот работает. Даже получается так, я был на игре «Доджерс», это был мой первый раз, я вообще не знаю, как играют в бейсбол, я честно скажу, я пришел, Америка, о, интересно пойду. Я даже попал, оказывается, на тренировочный матч, даже не на матч, который вот общий. Там столько людей, там очень много людей, и они реально приходят, потому что им это интересно. А это так и работает. Честно, им интересно, на самом деле интересно, не потому что кто-то потащил, а вот им интересно.

Потому что пока мы там разваливались, мы же одинаково где-то шли вместе. Вот мы там пока своими делами занимались, они дальше так и двигались. Здесь был патриотизм, он никуда не делся, из поколения в поколение. Мы там могли бы точно так же сейчас красным флагом развевать, была бы гордость, я очень расстроен из-за того, что у нас СССР распался. И я горд за нашу огромную страну был, вот такую. Пускай мы там, как штаты, имели бы разные там законы, там что-то еще, но жили бы вместе, вообще здорово.

Д.Ю. Ну, это всяко лучше, чем воевать с соседями. А выбор небольшой – либо так, либо так.

Сергей Цепов. Жалко, что так, очень жалко, потому что я знаю многих людей и украинцев хороших, и белорусов, и казахов, и, не знаю, то есть для меня это большое расстройство, потому что я застал немножко время советское, и потом встречал людей уже потом после всего этого, и понимаю, что мы-то вот одинаковые, мы такие же, мы же, вот зачем это все? Ну, видимо, так случилось. В Калифорнии интересно. Именно здесь рай для мотоциклистов, много интересных мест, вот могу сказать, что как пример я возьму Сочи, потому что в других городах мне удалось побывать российских, обычно меня всё время куда-нибудь подальше тянуло, к океану, куда-нибудь ещё. Вот в Сочи был уже после строительства Олимпиады, посмотрел на эти объекты. Очень красиво, горы очень красивые, захватывающие, просто поразительные. То есть море наше сумасшедшее вот это вот, чистое, красивое такое, тоже прохладное. Здесь океан всё время холодный, всегда холодный, купаются в августе, в сентябре, вообще весь год купаются, на самом деле.

Д.Ю. Мексы, да?

Сергей Цепов. Ну, разные.

Д.Ю. В гидрокостюмах я видел.

Сергей Цепов. В гидрокостюмах на серфе ходят постоянно. Вот такого прям, кажется, рай калифорнийским, вот он океан, вот он серфинг, такого прямо вот нет, вода холодная.

Д.Ю. Это во Флориде, да, там теплее.

Сергей Цепов. Нет, здесь тоже катаются и серфят, в гидрокостюмах это делают, даже сейчас это делают, на самом деле. Но не такой уж прямо, оно прямо совсем уж приятная, скажем так, вода, чтобы можно было в неё залезть. Хотя если побыть на солнце днем, я скажу, что захочется туда залезть даже при такой температуре. Вода сильно не прогревается. К Сан-Диего можно съездить, там вот вода, говорят, получше где-то август-сентябрь месяц. А так тут Гавайи недалеко, в принципе, 5 часов лёту там, уже Гавайи.

Д.Ю. Гавайи это американская Турция или это круто?

Сергей Цепов. Американская… Ну, скажем так, это дороже Турции для них. Там все дороже, но я бы не сказал, что… Они как зарабатывают хорошо, так же и тратят неплохо. Зато то, что они не имеют отпуска, я говорил, имеет всего одну неделю, зато они имеют нормальные выходные. Здесь нет такого понятия, что кто-то тебя оставил там после 5 работать. Они в 5 заканчивают спокойненько в офисе, всё. Т.е. тебе там час до дому, ну, 6, всё. В 7 они уже в баре сидят там уже с друзьями разговаривают. Т.е. какое-то такое уже общение происходит. Или своими делами занимается. Поэтому время очень четко построено то есть. И я бы не сказал, что прямо работа такая страшная, что надо прям работать и работать здесь. Нет, тоже есть моменты, когда люди отдыхают на работе, то есть где-то там халявят, то есть это все свойственно любому человеку. То есть есть какая-то определённая работа, её можно делать, ну и где-то там как-то и отдыхать тоже на ней.

Д.Ю. А вот, ты знаешь, вот хожу смотрю, да, вот для меня всегда, ты знаешь, знакомы ли люди с двумя основополагающими понятиями, такие как отвес и уровень, чтобы это было вертикально, это было горизонтально, правильные углы. Вот куда не посмотришь, вот перекресток какой-нибудь, да, как уложены бордюрные камни, как там сливы сделаны…

Сергей Цепов. Которые не перекладываются ежегодно.

Д.Ю. Да. Дорога вот такая, чтоб с неё вода стекала, а не посреди неё.

Сергей Цепов. Дороги под уклоном, когда повороты идут.

Д.Ю. Да-да-да. Эти виадуки там вот. Качество работы, мягко говоря, удивляет. У них, с одной стороны, вот смотришь, все такое грубоватое, не Европа, не Япония, они умышленно, по-моему, так грубовато делают, но всё исключительно качественное, вот всё буквально. Ну, за исключением там, где загажено в плохих районах и ничего не делают, но там, где сделано, вот я не знаю, только руками развести. Они сами так старательно работают или за ними ходит Карабас-Барабас с плёткой и требует?

Сергей Цепов. За ними ходит проверка постоянная на каждом этапе. Каждая строительная организация обязана на каждом этапе проводить проверку, причем проверяющий, могу сказать честно, его благодарят. Но это не имеет значения на его проверку, это так положено, потому что если ты так не сделаешь, еще хуже будет. То есть, ну, вот вот так это происходит, и он реально проверяет, потому что его тоже проверяют. Т.е. это работает, стройки это очень важно, надо иметь лицензию, ты просто так делать ничего не можешь, даже сам практически там в доме своем не можешь. Ну, можешь, конечно, там понятно, но в целом нет.

Д.Ю. Полочку прикрутить.

Сергей Цепов. Но в целом нет, да. Нужно, чтобы люди пришли. Либо, если сам делаешь, на каждом этапе должен прийти человек, проверить, как ты сделал фундамент, проверить, как ты сделал дом, и каждый раз он будет проверять. И только после этого тебе дадут документы на этот дом, по-другому это не получится.

Д.Ю. Ну т.е. как у нас – шаляй-валяй, сейчас я тебе тут залью…

Сергей Цепов. Нет. Я за год, ну как год, вся зима, получается, вот лето, то есть дождей нет, можно делать целый год асфальт и перекладывать бордюрными камнями – нет, не видел, не видел. Видел, как дороги делают, ну, месяца 3, наверное, там какое-то место там, вот они там аккуратненько полоски нарисовали, конусы поставили. Да, не спеша там, не сказать, что прям быстро, но видно было начало и видно было конец этой работы. У нас бывает так часто, что место огородили, трактор поставили обязательно, надо, чтобы он стоял. Работы-то не ведутся, ну, видимость есть, но работ нет, и это может долго продолжаться. Мы понимаем, что за этим стоит как бы. Но я не хочу сказать, что у нас плохо, нет, хорошо, но где-то какие-то границы уже пора бы заканчивать. Я сам собственными глазами видел, как настоящий нормальный асфальт с нормальным бордюрным камнем на мои глазах сняли и положили другой, и потом еще раз сняли и положение другой. Ну, абсурд, ну честно, ну жалко же деньги свои же. Мы же мы же платим на самом деле, из государства они же и выделяются. Вот это жалко. Жалко, потому что можно же было что-нибудь другое сделать.

Д.Ю. А вот ехали в такси, и водитель, черт чернокожий, принялся ругать новоизбранного президента Трампа, а потом начал хвалить уволенного в отставку Барака Обаму. А по ходу, так сказать, рассказа сказал, что здесь процветает расизм. А ты вот с расизмом местным где-нибудь сталкивался, нет?

Сергей Цепов. Он есть, он здесь присутствует. Я сам лично не сталкивался, но знаю о том, что он есть. Черные недолюбливают белых, белые мексиканцев, это есть, это присутствует, напряжение это имеется, поэтому они живут в разных таких ариях, то есть каждый стремится к своим.

Д.Ю. А в чём выражается? Вот, например, что чёрный паренёк…

Сергей Цепов. Чёрных больше убивают полицейские, статистика.

Д.Ю. А тебе он что-нибудь может предъявить? Нагло себя вести, я не знаю, на работу тебя не взять?

Сергей Цепов. Я только встречал такую вещь, то есть мне вот рассказывали такую вещь. Ребята ехали на машине, походит черный, говорит –дайте мне денег. Они говорят – да ладно, пойдем работать там с нами, вот посмотри там, вот мы работаем каждый день, давай мы тебя с нами возьмем. Нет, говорит, ребята, вы думаете, что это я негр? Это вы негры, говорит, вот идите вы и работайте, говорит, а у меня-то всё хорошо.

Д.Ю. Молодец.

Сергей Цепов. Вот. Все понимают. Мы думаем, что вот они такие непонятливые, а они думают, что мы такие дурачки. И когда мы видим человека, который не общается на языке, мы думаем, что он немножко того, он такой, слишком много улыбается, да, вроде кивает, но он старается быть вежливым, потому что он просто не понимает язык. Как только ты въезжаешь, ты понимаешь, что люди все одинаковые. Да, у них там, чуть поджали их посильнее, штрафы побольше за все, но никто не мешает ему так лихачить немножко, то есть потому что, в принципе, деньги-то есть. Если ты не имеешь образования там, и просто где-то работаешь, это, говорю, 3-4, а так это и выше, суммы довольно таки приличные. И довольно просто открыть свой бизнес и закрыть его, где-то 500 баксов открыть бизнес. Даже прямо сейчас вот вы можете это сделать, не являясь вообще, ни по какой визе, то есть вот сейчас вы можете…

Д.Ю. Пока горячиться не буду.

Сергей Цепов. Я говорю – можно открыть, но работать там должен обязательно кто-нибудь из местных, кто имеет social и work permit. Сами вы работать там не можете. Вы можете управлять организацией, получать прибыль с нее, но работать там не можете.

Д.Ю. Завершая беседу. Вот ты приехал поучиться английскому языку, и как английский язык, продвинулся, не продвинулся? Стал ли ты лучше понимать окружающих?

Сергей Цепов. Стал. Медленно все происходит, вот все шаг за шагом, не замечаешь, как это все происходит. Замечаешь на том моменте, как ты можешь подойти к людям, спросить то, что тебе нужно, и понять, что тебе ответили. Вот с каждым разом, когда возникает такая необходимость, ты понимаешь, что ты лучше и лучше это делаешь. Только вот так понятно. По-другому это незаметно для самого себя происходит. Мы вроде как думаем, что мы его не знаем. Да, если жить с американцами там где-то вот совсем соседями там, или где-то в одном месте, может быть, там, то это лучше, конечно, и быстрее все это происходит. Я думал, что я буду работать в американской компании, то есть сразу то есть… Я с американцами как бы работаю, но так, то есть не так, как хотелось бы.

Д.Ю. Ну, я тебя некоторым образом обнадежу, как имея опыт. Оно, как мне кажется, я не только по себе, но и по окружающим сужу, оно скачкообразно происходит. То есть растёт медленно-медленно, потом бах, и прыгает сильно вверх.

Сергей Цепов. А потом либо остается на одном уровне, либо падает вниз.

Д.Ю. А тебе, может быть, не надо выше там скакать.

Сергей Цепов. Могу сказать, что просто время нужно.

Д.Ю. Ты же, наверное, не читаешь там эту высоколобую литературу, где там, я не знаю, безумный лексикон, по 50 слов на страницу непонятных. Учат разговорному, я правильно понимаю?

Сергей Цепов. Нет, и литературному тоже, то есть мы проходим и такую, и такую речь.

Д.Ю. Книжки читаете?

Сергей Цепов. Мы читаем там тексты, обычно простые, именно жизни. То есть нас тоже уроки делятся, у нас три занятия. Первый час мы разговариваем, второй час у нас грамматика, и третий час у нас письмо, так скажем. Мы пока ещё не пишем как бы, у нас это чтение вообще. Все разное, учителя все интересные, то есть темы все разделены на самом деле, поделены на жизненные такие моменты, то есть мы либо там по телефону звоним, либо что-то еще. Безумно приятно сидеть, ничего не понимая, и тут ты вдруг (они запрещают пользоваться переводчиками на уроке), ты спрашивай, мы тебе объясним. Любое слово, которое тебе не понятно, спрашивайте, мы объясним. И ты сначала не понимаешь, как это все сделать. И когда ты догадываешься, то есть ты понимаешь, что это слово, ты абсолютно точно понимаешь. Ты не знаешь его перевод дословный на русский язык, но ты точно знаешь, что это слово значит. Это как игра шарады такие, когда показывают что-нибудь там, и ты догадываешься, такая радость внутри, детская такая. Очень приятно, очень круто.

И вот потом, когда ты уже даже слово это переводишь дословно, ну да, это так и называется, но изначально понять преподавателя, когда он тебе на чистом английском языке объясняет английское слово, сначала это кажется каким-то абсурдом. Но по итогу это оказывается чем-то таким волшебным, то есть интересно. И голова развивается, то есть на самом-то деле движение вперед. Мы учел прекращаем на каком-то этапе, мы начинаем работать, и двигаемся ровно от того, что мы узнали. Дальше уже только опыт работы двигает нами, ничего больше. То есть мы мало времени уделяем какому-то существенному образование на самом-то деле. Хотя человек может делать все абсолютно в любой сфере, вот я так думаю, то есть по крайней мере, если есть достаточное образование то есть у человека, склад ума, к большинства людей он именно такой. Посади человека в любое место, покажи ему что надо делать. Да, первый месяц он будет слабо полезен, но потом он будет делать как минимум не хуже, а как максимум, может быть, даже и лучше.

Д.Ю. То есть даже в Лос-Анджелесе не пропадёт.

Сергей Цепов. Нет.

Д.Ю. Спасибо, Сергей. Очень интересно, очень познавательно. Успехов тебе, приезжай обратно.

Сергей Цепов. Обязательно. Дом наш родной.

Д.Ю. А на сегодня всё. До новых встреч.

Сергей Цепов. Всего доброго.


В новостях

05.01.18 13:04 Сергей Цепов про американцев, жизнь в LA и изучение языка [Забег по Лос-Анджелесу №5], комментарии: 35


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк