Виктор Мараховский про дураков и жуликов

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Общество | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

23.04.18



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую. Виктор, добрый день.

Виктор Мараховский. Здравствуйте, Дмитрий Юрьевич.

Д.Ю. Чудо. В наши края забрался.

Виктор Мараховский. Это сейчас несложно.

Д.Ю. Расскажи, пожалуйста, кто ты такой.

Виктор Мараховский. Меня зовут Виктор. Я родился в бедной, но честной семье. Сейчас я главный редактор портала “На Линии”. Ну, и заодно колумнист РИА “Новости”.

Д.Ю. Чем занимаешься там?

Виктор Мараховский. Пишу. Собственно, ничего больше я толком не умею. Как показывает практика.

Д.Ю. Для души или за деньги?

Виктор Мараховский. Как говорил Марк Твен: “Счастливый человек, которому платят за его хобби”. Он же является автором афоризма о том, что: “Честный журналист продается один раз своему издателю”. Но мы сейчас живем в другой ситуации, когда издатели исчезают быстрее, чем журналисты. Поэтому продаваться приходится не один раз, а много.

Д.Ю. Следить за новостями, с моей точки зрения, непросто. Народ меня постоянно кусает и пинает: “Где новости? Почему не отразили?” Лично у меня никак не получается. Жуткий поток, оттуда что-то выбрать, какую-то заметку сочинить, записать. Все как в калейдоскопе крутится, безумие какое-то. Трамп “твиты” пишет с такой скоростью. Противоречащие один другому.

Виктор Мараховский. “Трамп” как будто бы специально создан, чтобы кормить дятлов информационных агентств. И при этом дезориентировать тех, кто пытается в чем-то разобраться. Но поскольку он там не один такой... Да и у нас он не один такой, у нас такие тоже есть. Это нужно рассматривать, как общую черту современного медиапространства, в котором где-то 90 процентов новостного потока состоит не из новостей настоящих, а из того, что какой-то ... назвал другого ... тем, чем они, собственно, вдвоем и являются. Сейчас под новостями понимаются любые высказывания, оценочные суждения любых мало-мальски заметных людей. Недавно эту когорту авторитетных спикеров пополнила Ольга Бузова. Это, я думаю, вообще отдельная тема.

Однажды я даже такую подборку сделал, если не ошибаюсь, на www.gazeta.ru в течении двух часов появилось 8 заголовков, где сообщалось, что такой-то назвал дату, такая-то назвала свое отношение к, кто-то еще назвал, что именно произошло чем-то нехорошим и так далее. В общем, мусор. Но этот мусор был не простой. Мы сейчас живем в эпоху победившего кликбейта. Кликбейт, это информационная пустышка, которая существует для одной цели – искать и уничтожать мозговое вещество у читателей. Это вполне естественно. Потому, что 100 лет назад для того, чтобы получить какую-нибудь информацию, человек надевал шляпу, сюртучок, галстук повязывал, выходил на улицу, ловил мальчишку газетчика или доходил до киоска, покупал. Или шел в трактир слушать соловья. Или в театр слушать Верди.

Д.Ю. Пикейный жилет.

Виктор Мараховский. Как-то так. Сейчас ситуация диаметрально противоположная. Наш современник лежи на такой тарелочке, как некое готовое второе, и за него сражаются множество одинаковых в чем-то по сути, но конкурирующих информаций. Когда говорили, что информационный век принес неограниченные возможности, они забыли об одном ограниченном ресурсе – человек. Человек, даже очень талантливый, не может потреблять информацию больше одной штуки за раз, больше 24 часов в сутки и больше 7 дней в неделю. Поэтому сейчас развернулась дикая конкуренция за человека, в которой естественным образом, как и положено по теории эволюции, побеждает далеко не самый умный, как правило, за редким исключением. Сейчас даже умные тексты зачастую приходится, я бы сказал, маскировать.

Д.Ю. Приспуская, так сказать. Лишь бы дошло.

Виктор Мараховский. Приспуская дискурс. Если еще учесть, что это сейчас распространилось везде, можно сказать, что даже поиск умер в интернете. Если вы набираете что-нибудь полезное для жизни, то, как правило, вам выдают первые 200 результатов, это, так называемые, сайты-статейники, переведенные Google с инопланетянского языка, после этого отредактированные людьми, которые, по их мнению, знают русский язык. Если вы лезете в Youtube, вы погружаетесь в суп из мощных каналов, созданных украинскими блоггерами с, примерно, четырьмя с половиной классами образования. Которые, это главная трагедия, зачитывают уже не Википедию, а те самые сайты-статейники, которые сами и написали. По факту мы снова оказываемся на такой глобальной завалинке, где приходится сарафанным радио доставать и подслушивать: “А вы знаете, там дают что-то умное внезапно”. Поэтому вас и клюют уважаемые читатели. Потому, что: “Мы знаем, что Гоблин умный. Если он выскажется по какому-то поводу, он, видимо, это как-то отрефлексировал”. Потому, что в другом случае мы можем столкнуться с тупыми дятлами, которые рефлексировать не умеют и не знают, что это такое, с носителями нестандартного взгляда на мир.

Д.Ю. Ласково ты их.

Виктор Мараховский. Если взять любую публикацию, умную, хорошую, то мы увидим, что на 100 тысяч читателей этой публикации поставлено 1000-2000 лайков, скажем, 25 дизлайков. Просто отличная публикация. Но если мы залезем в комментарии, мы там увидим что? “Автор дебил, ничего не знает”.

Д.Ю. “Ты несешь бред”. После этого, когда я их обкладываю в ответ известными словами, они мне задают вопрос: “А чего вы хамите?” Я продолжаю развивать тему, что: “Был бы ты живой и рядом, я бы тебе еще и рожу разбил, идиоту, за подобное обращение”. – “Ты со всеми так разговариваешь? Что ты о себе тут думаешь?” Таких приходится банить. Но сам накал дискуссии и методика обращения ничего кроме изумления не вызывает.

Виктор Мараховский. А это вполне естественно. Кто эти люди, которые составляют большинство в комментариях и меньшинство среди читателей? Это психи, дураки, идиоты. На самом деле их в мире меньшинство.

Д.Ю. Они адски активные.

Виктор Мараховский. Но им просто больше всех надо. И нужно понимать, что помимо всего прочего современная медиасфера, это еще и царство идиотов. Потому, что экзамены на вход в интернет до сих пор отсутствуют.

Д.Ю. Отсутствуют. Да хотя бы паспорта бы брали, уже бы это поутихло.

Виктор Мараховский. Давайте смотреть правде в глаза, Дмитрий Юрьевич. Это неизбежно. Рано или поздно сначала начнут пускать в интернет по паспортам, а потом экзамен сдавать придется. Как в ГАИ.

Д.Ю. В facebook, например... Ну, там не так, но в целом похоже. Есть же границы. С Украины ты можешь отважно испражняться, как хочешь. Или из Прибалтики.

Виктор Мараховский. Вся штука в том, что те, кто хотят испражняться, они же тоже не железные. Многие из них туда приходят для того, чтобы сбросить напряжение, быть забаненными и уйти со словами: “Я так метко его поддел...”.

Д.Ю. Что не стерпел.

Виктор Мараховский. Что не стерпел и забанил. Я лично предпочитаю довести человека до состояния, когда он скажет: “Все, мне с вами скучно, вы мне все надоели”. После этого он стирает все свои комменты и самозабанивается, это в идеале. Конечно, не на всех есть время. Потому, что идиоты, не смотря на то, что их меньшинство, но их достаточно много. Если я правильно понимаю, где-то 5-6 процентов составляют как раз злобные дураки гиперактивные. Они очень счастливы нынешней эпохой потому, что в предыдущей эпохе, где они оседали? В письмах в редакцию. Иногда они писали доносы, что сосед по ночам слушает BBC. Иногда они писали открытые письма. Иногда они отправлялись в Москву жаловаться на кого-нибудь. Сейчас таких людей гиперактивных в реальной жизни стало меньше потому, что они все в интернете. В этом смысле, для социального здоровья, это даже полезная штука. Если не ошибаюсь, в свое время в Израиле придумали клевую вещь. Они всех своих нестандартных людей сплавляют в специально отведенные места, ешивы, где там люди...

Д.Ю. Проходят обучение.

Виктор Мараховский. Проходят обучение чему-то очень важному и безвредному для окружающей среды. Мне рассказывали про целую плеяду отечественных журналистов, которые, угробив некоторое количество ресурсов, проев некоторое количество бюджетов, они с легким сердцем открывали в себе, что на самом деле они представители древнего и величественного народа, уходили в ешивы. А им же там платят за это. За то, что он там сидит, не приносит вреда, им еще кое-что выделяют. Я не знаю, я в Израиле не был. По-моему, на какие-то мелкие работы отправляют иногда по благоустройству местности. Дисциплинарный санаторий, только с ощущением глубокого величия. Потому, что они там не просто так сидят, они хранят сакральную идентичность, как-то так.

Это не всегда хорошо. Потому, что на Украине тоже устроили своих психов в такой загончик. Где они занимались сакральным знанием, то есть, “гуманитаркой”. Но им там оказалось тесно и они со всей малоросской, я бы сказал, живостью оттуда повылезали.

Д.Ю. Пошли в батальон “Азов”.

Виктор Мараховский. Получилось то, что получилось. К сожалению.

Д.Ю. Чуть назад отпрыгну. Мне кажется, что когда совершенно идиотские новости выпускаются, это наоборот прекрасно. Любую бери, откомментируй - сплошное великолепие. Вот недавно отравили, якобы, этого Скрипаля. Я в советской армии служил, нас учили, что от нервнопаралитических газов спасения нет. Когда рассказывают, как там в Сирии пахнет зарином. По-моему, зарин не пахнет. А если ты почувствовал, как он пахнет, то ты уже, наверное, и умер. И вот, сказали, намазали ручку, а потом...

Виктор Мараховский. Намазали гречку.

Д.Ю. Гелем намазали ручку. А потом намазанная гречка приехала в чемодане и, распространяя все это вокруг себя нервнопаралитическое, отчего умереть должны просто все. И вот они подержались за намазанные ручки, пошли в ресторан, пожрали, вышли, сели на лавочку и им поплохело. Через три часа, через два, я не знаю, нажравшись дома отравленной гречки, там пожрали после гречки. А потом они поправились. Это же прекрасно. Такие рассказы открывают бесконечное поле для обсуждения.

Виктор Мараховский. Если учесть, что сейчас существует огромное количество людей в интернете, которые становятся моментальными экспертами...

Д.Ю. Как только уроки заканчиваются.

Виктор Мараховский. Что касается конкретной гречки, смех смехом, но на данный момент складывается такая ситуация, что 150 наших дипломатов были высланы в отместку за двух погибших от истощения морских свинок.

Д.Ю. Помнишь, была такая книжка Всеволода Овчинникова, по-моему, “Корни дуба”? В этих “Корнях дуба” наш советский журналист рассказывал про особенности английской нации. В частности приводил следующий пример. У англичан опрос проводят: “Человек помирает и собака помирает, кому ты поможешь?” Все англичане дружно говорят: “Конечно собаке. Человек сам себе может помочь, а собака нет. Ее надо напоить, накормить, проявить о ней заботу”. И вдруг морских свинок приморили.

Виктор Мараховский. Я считаю, что наш МИД должен потребовать выдачи Масяни, которая сбежала, она же российская кошка. Со Скрипалями, в общем, Бог с ними. Но у нас любят котиков.

Д.Ю. Дочка-то она же русская гражданка, а ее не показывают. Непаханое поле для разбора, обсуждений и всякое такое. Вместо этого мы имеем каких-то патентованных совершенно дебилов. Случилась трагедия в городе Кемерово: “Власть скрывает”.

Виктор Мараховский. Потому, что сразу возникли моментальные эксперты по пожарной безопасности. Я видел этот момент, когда из экспертов по пожарной безопасности превратились в экспертов по гидрологии. Потому, что начались наводнения. И это очень большая проблема, я считаю. Мы сейчас встречаемся постоянно с этим феноменом, когда люди подсели на какое-то, как бы, последнее и очень актуальное знание, в нем отлично разбираются, но не знают азов. То есть, база им вообще не знакома и не нужна. Эти люди находятся в дикой ажитации по поводу этого “новичка”, который, как мы знаем не название отравляющего вещества, а условное, неофициальное, название реестра по разработке отравляющих веществ в 1970-х, 1980-х годах. Но при этом их можно застебать шуткой про дигидрогена монооксид. Помните эту шутку?

Д.Ю. Что там было в этой шутке? Некоторые не знают.

Виктор Мараховский. Некая студенческая газета в американской глубинке рассказала страшную историю о дигидрогене монооксида, который обнаружен практически во всех продуктах, вызывает сильнейшую зависимость. Люди, подсевшие на него, не могут трех дней прожить без него. При этом передозировка приводит к смерти.

Д.Ю. Это про кислород?

Виктор Мараховский. Про воду. При этом даже железо разрушается под воздействием дигидрогена монооксида. Кто-то из местных политиков выдвинул запрос на тему: “Почему власти скрывают?” Но тогда это был стеб, а сейчас уже нет. Сейчас если подойти к любому из людей, скажем, в 2011 году. Помните, когда “выборы фальсифицированы”, кривая Гаусса... Стали все поклонниками Гауссовой функции. К ним бы сейчас подойти и спросить: “А что такое математическая функция вообще?” Люди, которые находятся в ажитации: “Вы знаете, открыли новую планету, девятую, где-то там!” К ним подойти и спросить: “А вы бы могли выставить имеющиеся восемь планет по очереди от Солнца?” Очень немногие, я думаю, справятся с этим заданием.

Д.Ю. Меркурий, Венера, Земля, Марс, Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун. Плутон разжаловали, он больше не планета.

Виктор Мараховский. Ну, так вы же не внезапный эксперт.

Д.Ю. Ну, я в Википедию по ряду вопросов не смотрю. А эти регулярные ответы: “Ну, я в Википедии посмотрел, а там вот так”. Мне нравятся такие ответы. Это когда я кино перевожу, а мне сообщают: “Что-то в этом месте он совершенно другое говорит. Я это слово в словаре посмотрел, у вас неправильно”. Теряюсь даже. А я вот не смотрел в словарь, я так знаю. Как объяснить, что я перевожу не слова, а смыслы, это вообще выше понимания.

Виктор Мараховский. Да, беда в том, что наш современник, это моментальный эксперт, назовем это так. Он, как правило, абсолютно убежден, что всякое слово и всякое понятие имеет ровно одно значение. Именно то значение, которое он выбрал. Или нашел, или понял. Или, как ему кажется, понял.

Д.Ю. Это как-то дико выглядит. Я вот все время думал, что такой доступ к целому океану информации... Ну, ты же любознательный как молодой Маркс, копаешь тут, смотришь там. И в моем понимании, как мне казалось, все должны серьезно поумнеть. В библиотеку же ходить не надо, книжки таскать не надо, все перед тобой. Наоборот, вокруг одни дебилы. Чем дальше, тем их больше.

Виктор Мараховский. Давайте вспомним историю с телефоном.

Д.Ю. А что с ним было?

Виктор Мараховский. Когда был изобретен телефон гражданином Беллом, едва телефонная связь начала становиться массовой, восторженные люди писали восторженные же статьи. О том, что теперь благодаря телефону просвещенность увеличится. Профессора смогут читать лекции по телефону далеким аудиториям. И люди будут сбегаться, чтобы послушать какого-нибудь бразильского профессора. Этого не произошло. Потом, то же самое случилось с телевидением. Когда внедрялось телевидение, было абсолютно понятно, что сейчас начнется эпоха всеобщего просвещения. Потому, что по телевизору начнут рассказывать лекции.

Д.Ю. Такое было в Советском Союзе. В школах уроки специальные были. Я помню, по телевизору смотрели.

Виктор Мараховский. Самое смешное, что Советский Союз, это было одно из немногих мест, где этот просветительный элемент пытались внедрить. И даже внедряли. Но, как мы знаем, на выходе почему-то, не смотря на десятилетия внедрения, получилось... 1989 год на дворе, в телевизоре Алан Владимирович Чумак заряжает тазики и кремы.

Д.Ю. Когда вышла газета “Московский комсомолец” с портретом Алана Чумака, ее весь тираж скупили и сожрали. Меня это в свое время потрясло просто, вы же через одного “верхнее” образование. Вы еще коммунисты при этом. То есть, убежденные атеисты. Что это такое, вы что делаете?

Виктор Мараховский. У меня родители инженеры, три высших образования на двоих было. И, что бы вы думали? Тазики. Я бегал с “Юным техником” и спрашивал: “Зачем вы это делаете? Здесь написано, что это невозможно”. Говорят: “Мы еще многого не знаем. Наука не все может объяснить”. Это, кстати, отдельный прикол потому, что мы можем все, что угодно кому-то объяснять. Но параллельно с нами существуют гиперактивные украинские видеоблоггеры, которые качают, например, тему пирамид, которые до сих пор не может объяснить наука.

Д.Ю. Я могу объяснить тему пирамид.

Виктор Мараховский. Любой, кто всерьез интересовался, может найти объяснения от Дмитрия Юрьевича Пучкова.

Д.Ю. Это не мое объяснение. Жил-был такой известный популяризатор науки, Эрл Стэнли Гарднер. У нас выходили книжки в Советском Союзе, сборники математические, головоломки, загадки и прочее. И он на 1 апреля пошутил, что если из картона сделать пирамиду с определенными углами и положить туда бритву на определенной высоте, одна треть высоты, то бритва самозаточится. И, как ты знаешь, в Подмосковье некий гражданин настроил пирамид.

Виктор Мараховский. Она вроде сгорела недавно.

Д.Ю. Да. Или упала от ветра. По-моему, у них от рождения что-то с мозгами. Но это первоапрельская шутка.

Виктор Мараховский. В культурной столице, еще в 2000-х, продавали пирамиды небольшие для заточки...

Д.Ю. У меня есть. Из каких-то специальных материалов, работает гораздо сильнее. Ее надо ставить у изголовья. Она будет в тебя положительные манации накачивать. Как-то я не знаю, может, медицина бы этим занималась и говорила: “Давайте 120 больных возьмем и на башку им поставим пирамиду, возьмем анализы...”

Виктор Мараховский. Это ваша конвенциональная медицина. А есть то, что не признает традиционная медицина. Потому, что, как мы помним, Коперника сожгли за то, что он сказал, что: “Она вертится”.

Д.Ю. Галилея или Коперника? Галилей “в отказ” пошел.

Виктор Мараховский. Надо, чтобы именно Коперника, именно сожгли и именно за то, что “она вертится”. Это моя любимая формулировка потому, что она объединяет всех троих. И Галилея, и Бруно, и Коперника. И создает такого общего страдальца от науки.

Д.Ю. Натерпевшегося.

Виктор Мараховский. Да. Кстати, смех смехом, но не только Юлия Леонидовка Латынина этим зажгла. У нее же было, что температура какого-то листа была на сто градусов выше, чем температура костра, на котором сожгли Коперника. А то, что Грызлов повторил, защищая Петрика в свое время, это была его знаменитая фраза, что: “Коперника тоже сожгли за то, что он сказал, что она вертится”.

Д.Ю. Ну, про Петрика, я тогда за этим смотрел и я про себя решил, что он, наверное, скупает чужие изобретения. Это не его. Ну, раз так много, я не верю... В “перестройку” был некий Болотов, который рассказывал, что в организме слишком много щелочи или соли, что-то такое. Надо каштаны заквасить и жрать их. Тогда у тебя благорастворение в организме. Он жил на зоне, не помню, за что посадили, на зоне он придумал ядерный реактор. Какого-то холодного синтеза. В общем, у него изобретений... Книжки, в которых он объяснял, что звезда, это знак рабства, который излучает во все стороны рабство. И в Древнем Риме в местах скопления рабов все время на палке ставили звезду и все сразу превращались в рабов. Количество идиотов, которые это повторяют...

Виктор Мараховский. Заметим, они же все куда-то потом деваются. Куда-то делся Виссарион. Помните, такой был?

Д.Ю. Бывший милиционер.

Виктор Мараховский. Он же наверняка где-то. Ему уже под шестьдесят должно быть. Может быть, он до сих пор сидит в Минусинске, просто никому не интересно. Потом был, который людей воскрешал.

Д.Ю. Гробовой.

Виктор Мараховский. Да. Его пожертвовали в качестве гуманитарной помощи следственным органам. Потом он вышел, и, возможно, он как-то...

Д.Ю. Мавроди вообще умер. Скудеет земля Русская.

Виктор Мараховский. Мавроди умер на самом деле драматично.

Д.Ю. На взлете. Звучит песня группы “Звери”: “А я ухожу, ухожу красиво”.

Виктор Мараховский. А помните “Белое братство”? Тетя жива. Смех смехом, но они сделали первый “майдан”. На самом деле первый “майдан” устроили они в 1994 году в Киеве при захвате Киево-Печерской лавры. Там даже беспорядки были и, по-моему, кровь лилась. Я могу путать, там были жертвы или нет. Она потом вышла. Я еще помню, что вначале 2000-х она себе нового симпатичного мальчика завела и пропагандировала уже всеобщую любовь. Ее звали Марина Цвигун, кажется. Выглядело потрясающе это их про любовь, про семейные ценности. Где сейчас - не знаю. Они все куда-то деваются. Возможно, вокруг них еще остаются маленькие их секты. Но беда в том, что сейчас мы не можем ничего сказать о существовании микромиров.

Как мы ничего не знали о боге Кузе, пока его не накрыли. А ведь совершенно инкапсулированный в себе мирок, где ходил бог Кузя. Казалось бы, любой человек посмотрел на него здраво, впал бы в ужас. Но современная медиасфера, она позволяет совершенно спокойно существовать непересекающимся вселенным. Мы иногда, например, любим заглядывать во вселенную украинской “перемоги”, чисто поржать. На самом деле, как правило, они живут совершенно спокойно в своей среде. Там же крутятся, там же раздают себе премии, градусы посвящения и так далее. Может быть, на Западе это купируется наличием развитого института масонства. Когда людям хочется подурить, они идут в свою ложу...

Д.Ю. Ну, сильно развернуться не дадут. Два на память примера. Один скромный, был такой Раджниш Ошо. Как старик Хоттабыч такой, в чалме. Местами очень толково излагал. И он в США попробовал. Когда я погрузился в эзотерику, то глубоко задумался, что где-то я это слышал. А тогда уже видео появилось, где он там сидит как старик Хоттабыч, поглаживая бороду. Где-то я это видел. И вспомнил, это был советский журнал “Ровесник”, в котором рассказывалось, как он перед паствой... У него там двадцать “Роллс-ройсов”. Он там утром на “Роллс-ройсе” выезжал. Это поклонники йоги, отказы от всего на свете... Он проезжая, из кабриолета помахивал всем рукой. И в США, пока он там проповедовал, это как в случае с Виссарионами и другими, это же надо недвижимость, деньги. Именно поэтому, как я понимаю, они инкапсулируются, потому, что много уже нельзя, надо работать точечно, и это не сильно афишировать.

И вот он в США. И внезапно облысел, стало ему плохо. Его давай сажать, судить, высылать. Оказалось, что его таллием кормили, чтобы сдох естественно. Но он не успел, убежал в Индию. И там опять у него все стало хорошо. Наши туда помчались мудрости набраться. Ума, чтобы вставать утром вовремя, чистить зубы, делать зарядку, есть кашу, на это ума не хватает. А вот мчаться в Индию ума набраться, это надо. Это был пример номер один. А второй пример вообще замечательный, про Дэвида Кореша, ФБР и город Вако, где их всех просто, извините, перехерачили без лишних раздумий. Говорят, хотел в Советский Союз уехать.

Виктор Мараховский. Нет-нет, в Советский Союз Джонс хотел.

Д.Ю. Тоже хотел, ну, не доехал ни тот, ни другой. Ну, как-то не задается. Там как-то не очень.

Виктор Мараховский. Ну, тут ситуация какая? Сейчас уже это все не нужно. Отписать квартиру можно и по интернету спокойно. Можно в криптовалюту вложиться. Это же замечательная штука. Ты спрашиваешь у людей: “А чем обеспечена криптовалюта?” Они говорят: “Там очень интересные ключи, очень необычный алгоритм, все очень хорошо”.

Д.Ю. И главное, без обмана. Купил по двадцать тысяч долларов, а они стали по семь – не повезло.

Виктор Мараховский. Я говорю: “А почему вкладывать деньги нужно вот в это, а не в шахматы?” В шахматах тоже все без обмана. Невозможно утаить ферзя в рукаве, например, каждый ход очевиден. Кстати, я не знаю, на тот момент, когда мы беседуем, я должен сказать, что биткоин около семи тысяч стоит. На пике стоил, как мы помним, двадцать.

Д.Ю. Говорят, может быть по сорок. Недавно беседовал со знающими людьми, они говорят. Как я понял, пришли серьезные люди, вливания в три миллиарда, тогда с двадцатки можно уронить до семерки, потом, скупив по семь, поднять. То есть, процесс управляемый, деньги люди получат, но не все.

Виктор Мараховский. Кто бы мог подумать. Сейчас на актуальном знании, онлайн знании, я даже не знаю, как это назвать, когда человеку сообщают: “Вот только ты являешься потребителем самого последнего, точного, важного знания”. Маск Илон, он, в общем, занимается тем же самым. Люди подсажены... Я подсчитал, два раза в неделю выходят мелкие новости о незначительных перемогах, совершенных в деле глобального “гиперлупирования”, как бы, вселенной. И два раза в месяц значительные перемоги. Ну, вот и все, теперь уже все окончательно. Маск заявил, он время от времени начинает резвиться. Проверяя своих адептов на прочность... Я даже думаю, что это сознательно. Это действительно важная штука, когда вы руководите каким-нибудь стадом, необходимо иногда нажимать на кнопку, которая скептиков отбрасывает, у которых что-то зашевелилось в голове: “Они нам не нужны”. Они только начнут вносить разброд, шатание и нездоровую рефлексию. “А еще мы полетим на Марс”. Какое-то количество людей опускают руки, говорят: “Так нельзя, мы уходим”. Но зато те, кто остаются... Все по-ленински, для того, чтобы создать боевую гвардию.

Только Владимир Ильич создавал боевую гвардию, чтобы взять власть и изменить к лучшему жизнь целой страны. Мы сейчас не будем рассматривать этот вопрос, у вас на то бывают историки в большом количестве. А эти создают железную гвардию для того, чтобы дальше сидели люди и, так сказать, ментально передергивали на новые классные 3D ролики гиперлупов. Мы же столкнулись с потрясающим феноменом, я бы сказал. Когда вышел Путин в своем мартовском послании и сказал: “У нас есть вот такие вот вещи потрясающие”. Куча народа, взрослых, казалось бы, сказали: “Нет, ну, это полная фигня. Посмотрите, какие у них мультики плохие, у них графика низкая. Не может быть, что на самом деле есть эти летающие штуки, у них очень низкая графика”. То есть, для целого стада интеллектуалов...

Д.Ю. Это основополагающий момент. А вот вдогонку выкрикну, когда ракеты “Калибр” запускали из Каспийского моря в Сирию, то как-то обошлись вообще без мультиков. Это ничего не навеяло этим гражданам? Там мультиков не было даже плохих, а все прилетело куда надо, куда надо попало.

Виктор Мараховский. А этого просто не произошло. В их мире этого просто не случилось. В крайнем случае, они скажут: “Советское старое осталось, куда-то полетело...”

Д.Ю. Советское, значит отличное. Отлично прилетело, попало.

Виктор Мараховский. Это важно: “Все советское – ржавое, устарелое”. Но при этом мы все это “проманали”. “Мы безнадежно отстали от Запада, и поэтому все случилось, но сейчас мы уже потеряли все последнее, что у нас было”. И так последние лет двадцать. Я одно время любил отслеживать Белоруссию, стоящую на грани краха. Я начал ее отслеживать в 2004 году. В 2024 году надо будет сборник издать о том, как Белоруссия стояла на грани краха бесконечно. Строго говоря, с долларом то же самое. Доллар тоже хоронят года с 2001, по-моему.

Д.Ю. В исторической перспективе не так давно в городе Минске был. Город Минск, это Советский Союз, каким он должен был быть. Чистота, порядок, людей на улицах нет. Задал вопрос: “А где люди-то?” Посмотрели с недоумением, сказали: “Работают”. У нас такого не бывает, у нас орды бездельников шарятся везде и отлично себя чувствуют. В этих условиях “нестерпимой, кровавой тирании” и нищеты еще вдобавок.

Виктор Мараховский. Классика же. Товарища Хайнлайн, побывав в Москве, заявил: “Не может здесь жить 4 миллиона человек, максимум тысяч 700, на улицах пусто”. Заявил он, пройдя в рабочий день.

Д.Ю. Большая был сволочь, это самый Хайнлайн.

Виктор Мараховский. Любим мы его не за это.

Д.Ю. Ну, не очень любим.

Виктор Мараховский. Любим мы его, я лично, опосредованно, за потрясающий кинофильм “Звездный десант”.

Д.Ю. Не похож на книжку. Это же Верховен, это не Хайнлайн.

Виктор Мараховский. Ну, Верховен, как человек, понимающий толк в сексе и насилии...

Д.Ю. И в рекламе еще. И в пропаганде.

Виктор Мараховский. Он снял, я считаю, отличный... У меня есть ощущение, что он даже продюсеров немного обманул, сообщив им, что снимает боевик космический.

Д.Ю. Большинство фильм расценили именно так. Плюс еще мужики в одном душе с девками моются.

Виктор Мараховский. У меня тогда еще организм был довольно неокрепший, очень впечатлило. Я даже подумал в армию записаться. Но опомнился, что не та армия у нас.

Д.Ю. Как это нынешние говорят: “В хорошую армию я бы служить пошел. Или вдруг война – тоже пойду. А так - нет”.

Виктор Мараховский. Ну, ладно. У меня есть оправдание, я все-таки была иностранцем на тот момент. И армия, в которую я мог записаться, она готовилась к отражению “российской агрессии” в первую очередь. Это армия одного из “прибалтийских тигров”. Смех смехом, а их действительно так звали.

Д.Ю. Я помню. А вот про кино. Ты кино регулярно смотришь вражеское?

Виктор Мараховский. В смысле отечественное? А, зарубежное. У нас, к сожалению, с кино трудно обозначить, кто нам больший враг. Ну, да, стараюсь.

Д.Ю. Что-то впечатление производит? Поделюсь опытом. Многим кажется, что я яростный киноман. Это не так, кино я смотрю мало. Если сравнивать с киноманами, вообще не смотрю. Но тут я решил взять себя в руки и с начала 2016 года я начал ходить в кино 2-3 раза в месяц. Ну, не меньше двух. Хожу, смотрю. Знаешь, примерно через 2 месяца я начал озираться, не то я окончательно рехнулся и начал выживать из ума, не то что-то поменялось в этом распроклятом Голливуде. В конце концов, пришел к выводу, что это что-то там поменялось. Потому, что такого чудовищного напора, идиотского совершенно, шлака, я как-то даже не ожидал. И чем дальше, тем глупее. Первый хороший фильм мне попался через полтора года. Фильм, который я с интересом посмотрел и могу друзьям и товарищам сказать, что художественный фильм “Ла-Ла Ленд”.

Виктор Мараховский. Да, он того заслуживает.

Д.Ю. Он просто хороший фильм. Но на фоне того жуткого потока фекалий, выглядит как бриллиант в навозной куче. А ты что смотришь, тебя что-нибудь радует?

Виктор Мараховский. Я скажу честно, хожу смотреть, как правило, фильмы, о которых, как мне кажется, потом можно будет весело написать.

Д.Ю. Тебе их кто-то советует или ты рекламу смотришь?

Виктор Мараховский. Трейлеры смотреть бесполезно. Но по аннотациям и по западным же рецензиям можно по крайней мере понять о чем кино. Меня многие ругают, что когда я пишу о кино, я рассказываю о чем фильм.

Д.Ю. В смысле спойлеры у тебя?

Виктор Мараховский. Да.

Д.Ю. Вообще не понимаю, как можно написать, не рассказав, что там происходит.

Виктор Мараховский. В том-то и дело. Правильная рецензия, маститый кинокритик... Заметим, то, что у первой древнейшей профессии называется “потасканностью”, у второй называется почему-то “маститостью”. Маститый журналист-кинокритик должен написать о фильме так, чтобы читатель не понял о чем фильм и что там показывают. Он должен говорить, что лихо закручен сюжет или, наоборот, провисает. Потрясающий саундтрек, эффекты заставляют плакать и вжиматься в кресло.

Д.Ю. Режиссура невероятная.

Виктор Мараховский. Да. А режиссер продолжает тему, начатую им еще в том фильме. Вам вот уже довелось посмотреть замечательный художественный фильм Стивена Спилберга “Первому игроку приготовиться”?

Д.Ю. Да. Не далее, как на прошлой неделе сходил.

Виктор Мараховский. Я тогда вышел с этого фильма... Ну, ладно, можно сказать, что я был не совсем трезв. Я просто пришел на сеанс, думал, что пойду на 16:05, но там был очень дорогой билет, я решил сэкономить и сэкономил в баре. В общем, я пошел на 17:30. Можно сказать, что я как-то неправильно смотрел, но вышел я очень печальный. Потому, что мне было понятно, что все будут в восторге: “Эту отсылочку вы заметили, а эту?” У зрителя создается впечатление, что он невероятно умен. Что он киноман, что он разбирается в поп-культуре 1980-х. Мне даже сказали... Я написал, что Годзилла, мне сказали: “Это не Годзилла, это тираннозавр”. Мне сказали, что это отсылка... Я принял за Годзиллу то, что вначале там тираннозавр. Мне сказали: “Сразу видно, что вы ничего не понимаете в кино”. Это же отсылка к “Парку Юрского периода”.

Д.Ю. К этому известному шедевру.

Виктор Мараховский. Сказали мне люди, которые... Тираннозавр такого размера в принципе невозможен. Тираннозавры были в высоту три с половиной метра. Ну, это опять же, вопрос актуального знания. Они точно знают, что это тираннозавр, а не Годзилла. Как выглядели тираннозавры? От кого они произошли, чем они питались, где жили? Были ли они самыми крупными? Это им абсолютно по фигу.

Д.Ю. Ну, это же кино. Кинг Конг, он тоже игрушечный, а как он там скакал, дорогу ломал. С технологической точки зрения никаких претензий нет.

Виктор Мараховский. Сам по себе фильм... И сюжет закручен лихо.

Д.Ю. Особую лихость придают пароли от аккаунтов, записанные на бумажке, приклеенные к креслу. А когда ты этот пароль прочитал и куда-то ввел, нужно говорить: “Мы его хакнули”. Хорошо я крепко сидел, не упасть было.

Виктор Мараховский. А меня больше всего впечатлила тюрьма долговая. Честно говоря, я думал, что отечественный фильм “Защитники”... Там где один из наших супергероев сражался круглыми мечами. Как он это делал? В общем, у него такая суперсила сражаться самыми идиотскими мечами в мире. Кто из нас в детстве не делал себе нунчаки и не попадал себе по жопе.

Д.Ю. И по голове.

Виктор Мараховский. Да. А тут... Я думал, что ничего хуже не будет. Но нет. Долговая тюрьма в нашем отстойном будущем, где, видимо, дефицит ресурсов и всего остального. За долги, сделанные в виртуальном мире, злая корпорация хватает должников. И сажает в хорошо отапливаемое, освещенное помещение. Видимо кормят чем-то. “Мой отец много лет жил в тюрьме”, - значит, видимо, кормят еще. Тратятся на электричество, на еду, на доступ в виртуальную реальность. И в этой виртуальной реальности заключенные отрабатывают тем, что перетаскивают в виртуальном мире какие-то ящики с места на место.

Д.Ю. Это круто. Это была взрывчатка, по-моему, они ее в асфальт, в ямки какие-то, вставляли. Бред сумасшедшего.

Виктор Мараховский. Это не бред сумасшедшего. Это на самом деле режиссер Спилберг этим моментом своего произведения постучал по лбу своей аудитории: “Парни, вам понравится”. И, да, не прогадал. И когда он в конце сказал: “А еще мы начали отключать дружественную матрицу по вторникам и четвергам, чтобы люди могли заняться своей никчемной, жалкой жизнью”.

Д.Ю. Ну, это только потому, что у героя появилась девка, и он стал отключать. Я представляю, в какой ярости были дети, у которых нет девки. И которые эти два дня... Они бы там какое-нибудь бабло наживали: “А ты, гад такой, все испортил”. Причем сам только что был такой же.

Виктор Мараховский. Меня другое взволновало. Мне тоже было двадцать. Если бы у меня была возможность только по вторникам и четвергам, я бы, наверное, сдетонировал. Это сложно все.

Д.Ю. Мне вот выдали шлем виртуальной реальности, а к нему две палки, автомат, еще чего-то. Я поставил игру про Бэтмена, включил. Через 10 минут шлем снял, начал креститься двумя руками, спасибо, что мне уже не 15 лет.

Виктор Мараховский. Завораживает?

Д.Ю. Все бы пошло лесом. Там настолько красиво, так ловко приделано. Если ты сидел перед монитором, который выпуклый был, тринадцать дюймов и весь там. А тут погружение настолько суровое, что нет слов. Детей просто жалко. Или им надо делать какие-то игры, чтобы ребенок не просто время проводил, а какую-то пользу получал. Либо это вообще пропавшее поколение. Невозможно оторваться. Они уже сейчас, я не знаю... В интернете посмотришь, как они общаются, это же понятно, что за такие слова тебя просто убьют. А он не понимает. А почему он не понимает? Потому, что он с живыми детьми не общается, он сидит в интернете, кроют друг друга трехэтажными матюгами.

Виктор Мараховский. Есть еще какая-то реальная социализация в школах.

Д.Ю. По вторникам и четвергам кого-то убивают, каких-то инвалидов бьют.

Виктор Мараховский. Возможно, это тоже некоторый элемент виртуализации. Как это называется? Геймификации. Сейчас же нужно правильные термины потреблять и сразу жизнь играет иначе.

Д.Ю. Но кино никакое. Я отдельно тебе скажу. И вот с начала 2016 года очень сильно заметно, что буквально все рассчитано на каких-то пубертатных подростков, которым это может быть интересно.

Виктор Мараховский. Должен признаться, я не посмотрел “Лунный свет”, если не ошибаюсь.

Д.Ю. “Лунный свет”? Настоятельно рекомендую посмотреть. Там глубина тебя просто поразит. Мы смотрели вчетвером в гробовой тишине. В конце все посмотрели друг на друга: “Что это было?”

Виктор Мараховский. Насколько я понял, там проблемы чернокожего гея-подростка раскрываются во всей их глубине.

Д.Ю. Нет, там не совсем про это. Ну, и про это тоже. Оно настолько странное.

Виктор Мараховский. То есть, еще лучше. Ну, вот, за последний год...

Д.Ю. Я бы тебе советовал потому, что мне было бы интересно, и не только мне, почитать, что ты там увидишь.

Виктор Мараховский. Знаете, самое интересное с художественным фильмом про три билборда на Плющихе... Нет, нормальный фильм.

Д.Ю. Мне сильно нравится.

Виктор Мараховский. Нормальный, хороший фильм. Но в 1970-е таких фильмов выходило по десятку в год. Такой авторский взгляд на живую человеческую жизнь. С живыми, человеческими людьми, заметим. Которые внезапно поворачиваются какой-нибудь похвальной гранью, при этом, не переставая быть...

Д.Ю. Это называется в кино “дуга характера”. Она должна быть. Вначале был такой, а в конце стал такой.

Виктор Мараховский. Самое поразительное не то, что этот хороший фильм сняли, а то, что все, явно изголодавшиеся люди по нормальному человеческому кино, в Америке уже, набросились на этот фильм: “Какой хороший фильм”. И ничего, он так и остался торчать один. “Оскара” дали красивому, но непонятному фильму про Ихтиандра.

Д.Ю. Как мне кажется, в чем была сила советского кино? А все было про людей.

Виктор Мараховский. А собственно “Три тополя на Плющихе” тоже про людей.

Д.Ю. Не надо никаких спецэффектов потому, что интереснее всего межчеловеческие отношения. Можно конечно добавить спецэффектов. Но все равно, человеческие отношения, это главнее всего. А про три билборда, все как надо.

Виктор Мараховский. Удивительно, что он один. В него все влюбились...

Д.Ю. Ну, их всего два брата, они больше не могут. Смотрел художественный фильм “Война против всех”? Я его даже перевел. “Война против всех”, это шедевр.

Виктор Мараховский. Я успел посмотреть “Голгофа” и, видимо, это называется “Однажды в Ирландии”. Я одно время коллекционировал названия с упоминанием “братвы”. “Лесная братва”, “Подводная братва”, “Воздушная братва”. “Пернатая братва”, было бы странно конечно.

Д.Ю. Братва не поняла бы, как и “Рогатую братву”.

Виктор Мараховский. И слово “реальный”. Вот если “Реальная братва”...

Д.Ю. У нас, и не только у нас, названия фильмов не переводят, а заново придумывают. Считается, что местным людям виднее как назвать, чтобы это больше зрителей привлекло. Это везде так, у немцев, в Израиле, во Франции. Не все, понятное дело. А бывают с хитрыми названиями. Например, был такой с Дженнифер Лопес, называется “Maid in Manhattan”, а как ты это переведешь? Никак.

Виктор Мараховский. У нас я видел, один раз удачно локализовали название, “Области тьмы”. Хотя это название книжки, по которой был снят фильм. В общем удачно получилось. Кстати, не могу не отметить, что фильм “Области тьмы”, как мы помним... Может быть, стоит напомнить уважаемым зрителям, что это фильм о том, как один чувак нашел таблетки, которые фактически его так отпихивали от управления, хватались за джойстик и проходили все самые сложные уровни. Я с ужасом обнаружил, когда начал читать рецензии, что это для многих даже мечта.

Д.Ю. В чем смысл мечтать, если это никогда не сбудется? По-моему, мечта должна иметь какое-то отношение к реальности. Лучше всего мечтать мечту, которую можно реализовать. И в этом направлении двигаться.

Виктор Мараховский. И тут у нас появляется условный Илон Маск, который говорит: “Гиперлупы вам, солнечную панель, ракеты и электрический самолет. А под землей мы пустим троллейбус со скоростью двести километров в час. Электричество будет добываться из батарей на стенке. Или из солнечной панели. У вас в Урюпинске солнечные панели, главное, установите”. И самое главное, вот-вот, за нас уже как бы взялись. А мы же следим, мы сопереживаем этим победам. Если я правильно понимаю, то подсевшие на Маска... Ну, как... Сколько у нас “Tesla”? В Москве, если не ошибаюсь, восемь “Tesla”.

Д.Ю. Немного.

Виктор Мараховский. Если всех любителей “Tesla” в Москве упаковать в эти “Tesla”, реально имеющиеся, то произойдет схлопывание пространства и у нас будут восемь черных дыр. Причем в отличие от Джобса, продукцию которого за закругленные уголки можно было хотя бы потрогать, Маск не дает никому из них ничего. Из наших, например, “маскопоклонников” никому ничего не дает. Если я правильно понимаю, они просто думают, что произойдет специальный высокотехнологичный апокалипсис, который убьет всех, кто не читает новости про гиперлуп. А вот те, кто читают - их возьмут.

Д.Ю. Прилетит вдруг волшебник в электрическом вертолете. Чушь собачья. Меня не покидает впечатление, что он специально нанятый пиар-менеджер для каких-то специальных пропагандистских рассказов о непередаваемой мощи нации белых господ. Для меня поразительно, ведь срабатывает.

Виктор Мараховский. Многостаночник, честно говоря, как и многие там у них. Вот у Элизабет Холмс тоже было, но не взлетело, вспомним “Theranos”. Прекрасная штука.

Д.Ю. А жаль, смешно было бы.

Виктор Мараховский. Потрясающий случай. Оказывается, девять миллиардов долларов могли существовать вообще ни на чем. На рассказе о том, что: ”Мы еще сильнее продвинулись”. Она честно следовала всем рецептам: черная водолазка, рассказы о том, что спит по четыре часа в сутки, пьет сельдереевый сок потому, что там меньше хочется спать. Естественно, никакого мяса, чтобы...

Д.Ю. От сельдереевого сока меньше хочется спать?

Виктор Мараховский. Да. Каждые две недели какая-нибудь новость о том, что еще больше они продвинулись. Там смысл в том, что они изобрели в гараже, как положено. Девочка сама себя сделала. Папа из госдепа, мама из банка. Девочка сама себя сделала, в гараже, бросив учебу, она сделала технологию, которая забирает кровь из пальчика маленькой иголочкой и на микро-уровне она делает полную диагностику по большому количеству болезней. У них была такая секретная технология. Девять миллиардов, это была оценка рыночной стоимости этого “Theranos”. Порядка семисот миллионов она привлекла инвестиций. Она “бомбила” приличных людей. Генри Киссинджер, вроде, повелся и немного дал денег. И так продолжалось до тех пор, пока кто-то случайно не сообщил, что они проводят... Да, они проводили такие... Они брали иголочкой, проводили анализы. Но потом выяснилось, что те анализы, которые они проводят на своей аппаратуре, они просто не верны. А те, которые верны, они проводят на аппаратуре своих конкурентов.

Д.Ю. Что недопустимо. Хорошее оборудование.

Виктор Мараховский. Американцев же учат бороться. Девушка боролась. Точку на ней поставили, по-моему, в прошлом месяце. Закрыв окончательно.

Д.Ю. Замуж, дура.

Виктор Мараховский. Ну, тут уж поздновато. Потому, что после такого величия. Хотя все бывает.

Д.Ю. А публика все употребляет.

Виктор Мараховский. Это тот случай, когда жизнь имитирует вид искусства. Ну, кино, история успеха. И заметим, что кино сейчас стало туповато. Сам факт вызван тем, что из-за перезагруженности людей чем-то очень актуальным, “хайповым”, якобы ценным на данный момент, граждане киноделы начинают забывать элементарные вещи. Они забыли азы и потихонечку учат то, что на данный момент в тренде. Так получается, что человек, которые снял в свое время художественный фильм “Чужой”, он снимает фильм “Чужой: Завет”.

Д.Ю. И до этого “Прометей”.

Виктор Мараховский. “Прометей” с его знаменитой сценой со словами: “Будем очень осторожны. Это планета, на которой мы не знаем, что находится”. И выходят все без скафандров. Как это можно было снять? Этот же человек, он же режиссер, сценарист.

Д.Ю. У меня одна мысль, что он на этом зарабатывает много денег и, наверное, для этого все и делается. Ну, а уж как получается, другое дело.

Виктор Мараховский. Но ведь на фильме, который не является таким идиотским, он бы заработало больше денег. “А главное-то я и забыл, что в космосе скафандр нужен”.

Д.Ю. Как это можно, взять и снять шлем, как это можно? А биология какая-нибудь?

Виктор Мараховский. Тут к вопросу о наших кинопроизводителях, о большинстве наших режиссеров. В принципе давайте смотреть правде в глаза. У нас кино в последние годы пережило небольшой ренессанс. Неуверенный.

Д.Ю. В чем? Что является свидетельством происхождения ренессанса?

Виктор Мараховский. Сняли несколько фильмов, адресатом которых начал являться человек по ту сторону экрана, массовый человек.

Д.Ю. Например?

Виктор Мараховский. “Легенда номер 17”.

Д.Ю. Я не любитель спорта.

Виктор Мараховский. Я тоже не любитель спорта. Снятое по правильным голливудским лекалам кино. Потому, что есть лекала голливудские и неправильные. Где талантливый паренек, сначала начинает “кидать понты”, затем открывает в себе чудо коллективизма. И преображается.

Д.Ю. Я вот посмотрел художественный фильм “Лед”. Я от начала до конца прохихикал, на мой взгляд, добротное отечественное кино. Вообще спорт там как антураж, оно не про спорт, скорее про людей. Отрадно. Собрал, говорят, уже полтора миллиарда.

Виктор Мараховский. Как ни странно, я не посмотрел художественный фильм про баскетбол, наш отечественный. Но, насколько я понимаю, там смысл в том, как из одиночек сколотили команду. Тоже открыли для себя чудо коллективизма в каком-то смысле.

Д.Ю. Все, где не про баскетбол, где псевдо про жизнь - дрянь полная. Но про баскетбол снято настолько ловко, что я, не спортсмен, не болельщик, последняя треть фильма – просто на ура. Как спорт, снято здорово. Прибежали люди, которые всю жизнь играли в баскетбол, сказали: ”Дима, ты совсем умом тронулся? Невозможно смотреть”.

Виктор Мараховский. Плохой ли фильм “Салют-7”? Нет, не плохой.

Д.Ю. Но я бы его расценил как ступеньку, скажем так, чтобы залезть повыше.

Виктор Мараховский. Знаете, я смотрел фильм “Гагарин”. Потому мы смотрели более обласканный, но, на мой взгляд, не сильно поднявшийся над “Гагариным”, фильм “Время первых”. “Гагарин”, это был звериный оскал артхауса, выглядывающий из-под маски фильма о Гагарине. Такое часто бывает. В чем был главная болезнь отечественного кинематографа до того момента, пока под гнетом всеми нелюбимого министра культуры, заметим, не произошло некоторого насильственного разворота творцов и их тематики. Не полного конечно, но некоторый разворот к тематике, то, что зритель хочет видеть. Кстати, можно на этом денег заработать. Главная беда была в том, что фильмы окупаются на стадии выделения денег от Фонда кино, либо от министерства культуры.

Д.Ю. Уже все хорошо.

Виктор Мараховский. А ориентироваться мы будем на условные фестивали. Потому, что когда-то, в 1990-х, нам за русское кино что-то давали. И в начале 2010-х годов начали снова давать немного за портрет спивающейся России. Я смотрел художественный фильм “Левиафан”. Фильмы, которые снимались, это все был европейский артхаус за казенный счет. Потом злые люди это немного сломали. Мы сейчас не будем говорить лишний раз о “28 Панфиловцах”, думаю их здесь часто вспоминают. И они поучаствовали. И режиссер Лебедев, снявший эту “Легенду номер 17”, которая была, как мы помним, первым внезапным феноменом: “Оказывается, отечественное кино может собирать огромные деньги”.

Д.Ю. Кто мы мог подумать. Если бы вы херню всякую не снимали, а сосредоточились на том, что нравится людям. Ну, вот Данила Козловский почувствовал, снял какой-то художественный фильм про футбол, “Тренер”, вроде выходит.

Виктор Мараховский. А это главная беда. Стоит чему-то пойти и после этого начинается хвост из подражаний. Причем у нас одно время было смешнее. На Западе снимут что-нибудь про вампиров, а у нас спустя 2-3 года начинает появляться огромное количество фильмов про вампиров. Один такой мне попался с Ярмольником в роли Томми Ли Джонса. Как это, “Охотники на упырей”?

Д.Ю. Как назывался - не помню. Полотно мощнейшее. Накал бреда...

Виктор Мараховский. Это чудовищно. И самое смешное, когда они все это представляли, я не поленился, я сел в машину времени, слетал в две тысячи какой-то год, и смотрел, как это все представляли на слушаниях, просили денег на фильм. Леонид Ярмольник сказал: “Очень хороший фильм, хотите я вам ласточку или чайку покажу?”

Д.Ю. Цыпленка табака и чайник.

Виктор Мараховский. Не помню, что он там показывал. Ему сказали: “Ну, фильм очень интересный, про вампиров. Сражаются с вампирами. Как “Люди в черном”, только гораздо лучше. Романтическая линия достаточно мощная. Мы соберем не меньше 400 миллионов рублей”. Засняли дерьмо чудовищное.

Д.Ю. А бюджет помнишь?

Виктор Мараховский. Бюджет был, по-моему, 120-130, я могу путать. С каким-то родственником одного из наших знаменитых актеров в главной роли.

Д.Ю. С Янковским. Мы с Дементием вдвоем ходили. Дементия пришлось привязать к креслу, чтобы не сбежал.

Виктор Мараховский. Накал бреда был забористый. Фильм естественно провалился. На моей памяти так “Жила-была одна баба” пролетела, по-моему.

Д.Ю. Это я поспособствовал. Я снял про нее ролик. Ролик посмотрело больше народу, чем сходило в кино. Я им прокат испортил. Омерзительнейший фильм. Вот уж чего не ожидал от гражданина Смирнова, который когда-то снимал “Белорусский вокзал”.

Виктор Мараховский. А собственно их два и есть, по-моему, а, еще “Дневник его жены”, нет, это не он. Он там только играл Бунина. Очень сложная сексуальная жизнь была у классика. У него была одна женщина, но в то же время и другая женщина, они все вместе бегали по дому и кричали. Так вот рождаются шедевры. Я слышал, что сейчас также глубоко проникли в историю жизни Виктора Робертовича Цоя.

Д.Ю. Уже скандал какой-то был.

Виктор Мараховский. Там есть Цой, его друг и жена друга. Правда, вместо того, чтобы бегать и кричать, они лениво переползают где-то там. Курят, пьют и перекрестно опыляются, скажем так. Даже Борис Борисович Гребенщиков сказал, что так нельзя.

Д.Ю. Мне интересно, а другие фильмы про Советский Союз можно? У него возмущения не вызывают? То есть, если не про тебя, не про твоих друзей, врать можно и заливать дерьмом, что угодно. А когда лично тебя касается, это неправда. Нет, это правда, художник так видит. Вот он им покажет, я надеюсь. И вот это примечание: “У меня такое чувство, что создатели фильма служили в КГБ”. Каким дураком надо быть, чтобы такую ахинею нести. Это кумир, понимаешь. Печаль.

Виктор Мараховский. Артисты, они ведь как дети во многом. Люди, избалованные некритичным принятием себя. Люди, которые могут получить любви в любом количестве просто по щелчку. Очень трудно, почти невозможно, хотя многим удалось, сохранить здравое восприятие себя и мира. Борис Борисович Гребенщиков, это еще не самое печальное зрелище. Потому, что у нас еще есть Андрей Вадимович Макаревич. Человек, который в свое время написал песню “Костер”.

Д.Ю. “Вагонные споры”.

Виктор Мараховский. Да. А сейчас он...

Д.Ю. В жесткой оппозиции.

Виктор Мараховский. Я боюсь, что с ним произошло то же самое, что с Александром Исаевичем Солженицыным. Если сейчас показать современному молодому человеку фотографию Солженицына, он скажет: “Это же Щаранский”. Я боюсь, что современная публика молодая знает Андрея Макаревича как: “А, это тот чувак, которого все время ругают за то, что он страшные “твиты” пишет”.

Д.Ю. Они не страшные, они идиотские. Последнее он зарядил, в Facebook или на “Эхо Москвы”, что: “А если бы Сталин с Гитлером договорились...”

Виктор Мараховский. Да. У него было что-то такое потрясающее.

Д.Ю. То у него Геринг в Воронеж прилетал. Не Геринг, а Гудериан, не в Воронеж, а в другое место. Он, видимо, не в курсе, что Гитлеру не со Сталиным надо было договариваться, а с руководством Франции, Британии и других замечательных стран. И, о ужас, он с ними договорился. Полное благорастворение было. Каким надо быть дураком, чтобы это не знать и нести какую-то ахинею.

Виктор Мараховский. Еще раз. Им слишком легко сохранить глубокое уважение к себе, не прилагая к тому никаких усилий. На выходе получается это. Что мы имеем? Мы имеем престарелых детей, достаточно инфантильных во многом.

Д.Ю. Картина печальная. Они же не дети. Что ты несешь, ты же взрослый человек, как можно вообще? В конце концов, в советском журнале “Ровесник”, авторитетное было издание, была отличная заметка про группу “ABBA”. Где продюсера группы “ABBA” спросили: “Почему вы никаких остросоциальных песен не поете?” На что он ответил: “Споешь остросоциальную песню, одна часть аудитории отвалится. Нам это не нужно. Мы поем песни про любовь, которые востребованы всеми. А лезть в политику нам не надо”. Наверное, с точки зрения шоу-бизнеса глубоко прав. А ты к чему эту ахинею несешь, чтобы люди на твои концерты не ходили? Потом он расстраивается: “А мне вот тут не дают концерты устраивать”. Если бы я заведовал охраной в некоем учреждении культуры, и ты, подняв совершенно нездоровый ажиотаж, хочешь у меня концерты устраивать. А я первое про что подумаю, что сейчас придут люди с газовыми баллончиками, такое бывало на его концертах. Они распылят, поднимется паника, все ломанутся в двери и кого-нибудь насмерть затопчут. Ни мне, начальнику охраны, ни владельцу заведения на фиг это не надо, иди в другое место и выступай. В таком возрасте ты не способен понять, что твои слова влекут за собой какие-то последствия. Никакому правительству ты не нужен вообще со своими высерами. Сиди и говори, что хочешь. Но ты взял и изгадил себе концертный тур. Что такое ум человеческий? Я вот понимаю ум как способность предсказать последствия своих действий. Но если ты даже этого не можешь, наверное, ума у тебя все-таки нет.

Виктор Мараховский. А откуда ему взяться? Их же не воспитывал никто. В роли худсовета, условно, папа Карло закончился давно.

Д.Ю. Эти люди вещают на гигантские аудитории. Считая, так называемых, блоггеров, которые вообще идиоты по определению, в массе.

Виктор Мараховский. Я поражен, честно говоря, я несколько посмотрел, они пафосные.

Д.Ю. Есть такой камрад по кличке Tubus Show, он какой-то ролик построил про видеоблоггеров. Я напряженно всматривался, там галоперидол уже бессилен. Туши свет. Хорошо хоть есть у нас такой ресурс как “На Линии”. Где мы можем припасть к разуму.

Виктор Мараховский. Не так часто, как хотелось бы.

Д.Ю. Не так часто, к сожалению. Мне не успеть никак то, что ты успеваешь.

Виктор Мараховский. Я всегда вашей трудоспособности завидовал. Книжки, фильмы, ролики.

Д.Ю. Фильмы да, фильмы надо. Я все время тебя склоняю смотреть кино и писать про него заметки. Мы откроем страшную тайну, скоро выйдет книжка из заметок Виктора про кино. Название придумал?

Виктор Мараховский. Да, “Про кино”. Рабочее название. Дмитрий Юрьевич обещает помочь.

Д.Ю. Да, в обязательном порядке.

Виктор Мараховский. Я, с вашего позволения, чуть вернусь к художественному руководству. Собственно, когда художественные советы исчезли, на кого стали ориентироваться отечественные кинотворцы? Они все вообразили себя европейскими мастерами кино.

Д.Ю. У нас есть один такой, гражданин Звягинцев, который очень хорошо вписался.

Виктор Мараховский. Это же общее, они все себя считают европейскими мастерами. В свое время Никита Сергеевич вписался, как мы помним.

Д.Ю. Ну, это исключительно заслуги за антисоветчину.

Виктор Мараховский. И брат его вписался, как мы помним. Я недавно смотрел художественный фильм “Рай”. Он что-то успел получить на Западе, но еще больше он успел получить у нас. Лучший фильм года в России, который, конечно же, в России почти никто не смотрел. Там это очень выпукло. Российский творец, искренне считающий себя европейским творцом, он довольно ловко имитирует европейские паттерны. Он же снял образцовое европейское кино. Про Холокост, про банальность зла, немного секса, про искупление. Отношения палач-жертва. Это абсолютно нормальная европейская тема потому, что все европейское кино, вся европейская культура после войны, это культура проигравших. Это культура тех, кого сначала нагнули немцы, а потом русские с американцами. В первую очередь русские. Естественно, рефлексии им хватило и на 70 лет, и на 80, и еще надолго хватит. Это культура проигравших, культура строгой госпожи и ее раба или наоборот, или совсем прогрессивно, строгого господина в кожаной фуражке и его раба. Это все кино проигравших. Они пытаются понять, откуда мы такие звери, отчего мы такие унизительные, отвратительные. Почему мы готовы пресмыкаться. Почему мы готовы снимать штаны, условно, как в фильме “Игрушка”: “Кто из нас большее чудовище? Я, который сказал вам снять штаны или вы, который сняли?” Это был отголосок главному европейскому вопросу. Когда русские режиссеры это снимают, их не понимают на родине. Они думают, что народ – быдло, не понимает культуры.

Д.Ю. Не дорос еще.

Виктор Мараховский. У народа нет этих комплексов. Он не проигрывал Великую Отечественную войну.

Д.Ю. Как говорил брат Андрона Никита Сергеевич: “Не понимают суки”.

Виктор Мараховский. Грубо говоря, у нас папа не ушел из семьи, а мама не била сковородкой по голове. В России здоровая нация в культурном смысле, по сравнению с европейской культурой. Сколько было шума по поводу “Левиафан”. Какая была пресса, что характерно, у нас на федеральных каналах по поводу “Левиафана”. Ну, и кто пошел смотреть?

Д.Ю. Это неинтересно просто.

Виктор Мараховский. Московские хипстеры, может быть, и сходили. Сейчас про это поколение юных бородачей замечательная шутка: “Они выглядят как дровосеки, желающие понравиться другим дровосекам”. Им кажется, что там они реализм видят. Притчевый, но все-таки реализм.

Д.Ю. Я некоторое время ездил в город Канны на фестивали тамошние и кинорынок, параллельно проходящий. Один раз художественный фильм “Антихрист” Ларса фон Триера. Другой раз “Меланхолия” Ларса фон Триера. А потом, когда эти фильмы всех победили, набрали “Пальмовых ветвей” букет, дальше их привозят в Санкт-Петербург и здесь они идут в кинотеатре “Аврора” одним сеансом один раз в неделю. И на пяти, может быть, семимиллионный город, этого достаточно. Аншлагов там не бывает, как ты понимаешь. Сидит там 15-20 человек.

Виктор Мараховский. Я вот смотрел “Жизнь Адель”, тоже “Пальмовая ветвь”. Три часа девушка постарше приобщает к продвинутым формам любви девушку помладше. А потом они расходятся потому, что культуры различны. Одна любит кино и выставки, а другой пожрать, да погулять.

Д.Ю. Как это Вовочка сидит на уроке, за голову держится: “Папу в тюрьму посадили, мама алкоголичка, Машка залетела, на третьем месяце”. И вдруг ему: “Вовочка, сколько будет дважды два?” – “Мария Ивановна, мне бы твои проблемы”.

Виктор Мараховский. Они пытаются на нашу почву все это высадить. Но не получается.

Д.Ю. Я считаю, что и не получится. Мы приложим усилия, чтобы этого не получилось.

Виктор Мараховский. В последние годы мы вспомнили некоторое количество пристойных отечественных... Не все они притязательны.

Д.Ю. Не являют собой совершенство. Но мы видим, что оно двинулось в другую сторону.

Виктор Мараховский. Однако, все может в любой момент измениться, как мы знаем. Как к этим переменам относится сама творческая тусовка, секретом не является. Периодические истерики Константина Аркадьевича Райкина на тему “дайте денег”, всем известны. В кино, кстати, с активным участием Андрея Смирнова, проходят какие-то фронды независимых кинематографистов на тему “дайте денег”. Я специально посмотрел, среди этих кинематографистов нет ни одного, у кого окупился хотя бы один фильм. У многих по 8-10 фильмов, между прочим.

Д.Ю. Да. Например, собираются снимать фильм “Матильда” за полтора миллиарда рублей. Кого на это дело нанимают? Режиссера Учителя.

Виктор Мараховский. У него сколько фильмов окупилось? Ноль.

Д.Ю. Немедленно вспоминается художественный фильм “Snatch”: “Борис, не нанимай не это дело идиотов”. Замечательный пример из опыта общения с отечественным кинематографом. Прихожу на премьеру в городе Москва. Разглядываю пришедшую публику, понять не могу, почему они вместе. Задаю вопрос знающему человеку: “А чего они в кучу собрались?” Ответ: “Так они все у одного дилера закупаются. Поэтому друг друга знают”. Я считаю, это прекрасно, это единомышленники. Где ты чего берешь, в каких количествах, с кем дуешь. Какие там мысли могут быть? Что тебе могут снять? “Как я провел это лето, что я курил, кого хватал за задницу, удалось ли вступить в половую связь”.

Виктор Мараховский. Вся тематика раскрыта. Они смотрят жизнь великих современников, более-менее современников, что они там могут увидеть кроме себя? “Во все смотрим, как в зеркало”, - как говорил Лем. “Подождите секундочку. Высоцкий. Пил, хватал за задницу, ширялся” .

Д.Ю. Константин Львович в интервью журналу “Итоги” рассказал, что он в молодости состоял в билетной мафии, они скупали, перепродавали билеты. Поэтому кино “Спасибо, что живой”, про то, как продавали билеты. Сюжетные ходы “когда мы везем наркомана на концерты, но наркотиков с собой не везем”, вы вообще что ли? Что в башке-то? И вы хотите сказать, что если я где-то на территории Советского Союза скажу, что товарищу Высоцкому плохо, нам нужен морфин, и мне его не принесут...

Виктор Мараховский. Кто-то откажет? Едва ли.

Д.Ю. Грузовик, елы-палы. Без всяких разговоров. “Понимаем, все непросто”. Нет, для этого надо из Питера везти коробку из-под кровати. Какой-то бред сумасшедшего. Как говорил Эрик Картман: “Как они ухитряются такое придумывать?”

Виктор Мараховский. По-моему, это сказал не Картман.

Д.Ю. Ну, не важно, кто-то рядом сидящий. Это мы с тобой первый раз увиделись. Поэтому так сумбурно побеседовали про все на свете. Я надеюсь, что ты будешь заезжать еще. И мы побеседуем тематически.

Виктор Мараховский. Я прошу прощения.

Д.Ю. Это я прошу прощения. Потому, что мне интересно про все на свете сразу. Беседа в стиле “Акын”, наша любимая. Спасибо. Творческих успехов. Посещаем известный сайт. Смотрим, кому интересно, линк под роликом, заходите. Спасибо.

Виктор Мараховский. Спасибо.

Д.Ю. А на сегодня все. До новых встреч.


В новостях

23.04.18 16:18 Виктор Мараховский про дураков и жуликов, комментарии: 72


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк