Илья Промптов о системе потребительской кооперации

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Общество | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

06.08.18



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую.

Илья Промптов. Приветствую.

Д.Ю. Илья Олегович, добрый день.

Илья Промптов. Добрый.

Д.Ю. Представьтесь, пожалуйста.

Илья Промптов. Промптов Илья Олегович. Руковожу предприятием “Национальное потребительское общество”.

Д.Ю. Контролируете потребление?

Илья Промптов. Стараемся создать систему, которая была бы конкурентоспособна к коммерческой экономике. Создать некоммерческую экономику. Представьте, во время “перестройки“ все государство ушло в коммерцию. И совершенно забыли, что в государстве есть отрасли некоммерческие. Например, это государственные предприятия, целью которых является образовательный процесс, медицина, армия с флотом. То есть, те основы государства, без которых государство существовать не может, они некоммерческие. В рамках некоммерческих... Всей этой большой кухни. Есть среды, где граждане хотят сами себя удовлетворить в каких-то потребностях, не занимаясь при этом бизнесом. Это тоже некоммерческая среда.

Д.Ю. Например?

Илья Промптов. Например, решили четыре человека построить себе дом. Или четыреста человек построить себе дом. Не для продажи, а чтобы удовлетворить потребности в жилье. Помните, раньше в советское время были кооперативные дома? Вот они собрались и построили дом. Это некоммерческая среда. То есть, они могут и должны какие-то обстоятельства решать сами.

Д.Ю. Не в ипотеку.

Илья Промптов. Ипотека, это как раз тот момент, который связан с коммерческой деятельностью и деятельностью коммерческих банков. Если мы посмотрим на то, что в государстве есть сегодня, к чему мы привыкли, воспринимаем это за норму... То если мы посмотрим со стороны некоммерческой экономики, мы увидим, что коммерческие банки, которые дают сегодня кредит под 22 процента, они не могут создать среду, где рентабельность предприятий была бы ниже, чем 22 процента. Таких предприятий нет. Коммерческие банки поддерживают только так экономику, где им выгодно, большая процентная ставка. Более того, последнее время банки занимаются валютной спекуляцией гораздо охотнее, чем поддерживают, например, предприятия, фабрики. Потому, что спекуляция на валюте значительно быстрее и безопаснее приносит деньги.

Д.Ю. Еще вот я знаю героином торговать хорошо. Там еще больше денег. Что их останавливает - не пойму.

Илья Промптов. И оружием.

Д.Ю. Оружием все-таки государство торгует.

Илья Промптов. Мы видим, что в странах, прилегающих к России, горят склады с оружием, кто-то пытается скрыть, может быть, следы. Поэтому среда коммерческих банков убила часть экономики, которая в стране должна быть. И она направлена, я бы сказал, больше всего на социальные сферы. Этой “социалки” сегодня не хватает в стране. Мы видим систему пенсионных страданий...

Д.Ю. А за этим кто-то смотрит? Вот у нас есть государство. Внутри государства банки. Задача банка... Я как “чайник” смотрю. Вот промышленность, вот завод. Я даю кредиты какие-то, завод на эти деньги строится, начинает производить продукт. Из этого образуется прибыль. И он со мной, с банком, который дал ему деньги, делится. Для этого нужен банк, я так понимаю.

Илья Промптов. Это в теории. Если мы отойдем от теории и посмотрим на практику, мы можем увидеть, что любое более–менее крупное предприятие, которое стабильно стоит на ногах, банки имеют к нему, скажем так, рейдерские потуги. Получится или нет – неизвестно. Но это есть. Банки – это хищники, цель которых получить только прибыль. Не важно банку, если в цепочке многих предприятий в отрасли кто-то лопнет и не произведет конечный продукт. Если в этой цепочке 60 предприятий, и кто-то лопается, банку безразлично произведен конечный продукт или нет. Ему важно получить проценты по кредиту и тело кредита.

Д.Ю. А государство заинтересовано в том, чтобы промышленность развивалась, страна богатела, народ был трудозанят, получал зарплаты? Оно заинтересовано или ему наплевать?

Илья Промптов. Государство это же такое существо, такая среда, которая состоит из многих систем власти. Например, Государственная Дума. Чтобы стать депутатом Государственной Думы, например, прошлого созыва... Кто-то говорил, что с пятью миллионами долларов можно стать. Туда кто может попасть?

Д.Ю. Ну, первое, человек, у которого они есть. Второе, человек, которого кто-то под пухлый зад продвигает.

Илья Промптов. Скорее всего, что это будут финансовые институты, финансовые системы. Поэтому трудно предположить, что банки, имея какое-то влияние на Государственную Думу, будут защищать другие интересы. Они будут защищать свои интересы.

Д.Ю. Это такой замечательный аспект демократии, все так любят поговорить: “Фальсифицируют ли выборы? Или правдиво выбраны?” Мне всегда интересно. Тех двоих поставили. Этот вот этим хорош, а тот вот тем. Кого ни выбери, все равно за ними стоят совершенно другие люди.

Илья Промптов. Демократия направлена ближе не к государству, а к народу. А в государстве лоббированием занимаются те, кто больше относится к кормушке. Поэтому есть большая разница между Государственной Думой и теми законами, которые необходимы. У нас действительно сегодня в Государственной Думе по указу, скажем так, администрации президента, принимается хотя бы небольшой тот набор, который необходим. Без которого государство уже развалится. Не хочу никого хвалить или ругать. Площадка, на которой находятся разные ветви власти... Есть интересы, которые в этом котле противоположные. Тяжело иногда какие-то вещи в рамках принятия в Государственной Думе решить и первому лицу государства. Если мы посмотрим на вертикаль финансовую, эта вертикаль строится как? Коммерческий банк регулируется Центральным банком. Центральный банк у нас встроен в систему, как ни крути, Бреттон-Вудского соглашения. Набиуллина не может не исполнять те законы, которые ей диктуют. Другими словами, все коммерческие банки у нас работают в интересах международных финансовых структур. Они работают не на государство.

Д.Ю. То есть, у нас есть объединенный Запад, возглавляемый, как известно, США, которые печатают доллары. Которые отстаивают свои собственные интересы, проводя свою финансовую политику внутри Российской Федерации. Да? А кто про такое договорился?

Илья Промптов. В 1944 году, когда было понятно, как закончится Вторая мировая война, стоял вопрос как поднимать Европу. Местные европейские валюты в связи с тем, что государства были сильно пострадавшие, не принимались в расчет. Поэтому США предложили: “Если вы хотите купить у нас заводы, фабрики, машины, покупайте за доллары”. Поэтому в тот момент это было, с точки зрения логики, оправданно и правильно. Но Европа теперь совершенно другая, она не разрушена, она самостоятельна. И этот старый алгоритм, который был когда-то внедрен, его нужно менять.

Д.Ю. А товарищ Сталин на это как смотрел?

Илья Промптов. Иосиф Виссарионович принял правильную экономическую программу. Цель которой была не производство денег. Там говорилось: “Мы производим больше товаров каждый год”. То есть, он направил усилия на то, чтобы построить как можно больше заводов, которые бы производили больше товаров. При той же массе денег, что есть в государстве каждую весну он на пять процентов снижал стоимость товаров и услуг. Каждый год увеличивалась возможность приобретения товаров. Экономика в тот момент была другой. Если вы помните СЭВ, была такая структура.

Д.Ю. Совет экономической взаимопомощи.

Илья Промптов. Да. Которая была альтернативой доллару, долларовой экономике. Она была более правильной. Потому, что с точки зрения экономической науки производство большего количества товаров приводит к уменьшению цен на эти товары. Не увеличение пустой денежной массы. Кризис становится больше. Появляются новые механизмы, которые изучают специальные институты для того, чтобы простимулировать сбыт. Но сбыт сам по себе тоже имеет систему ограниченную. Производство товаров и плановая экономика, как это ни звучит странно, она имеет другой вектор развития. Как раз производство новых товаров и услуг позволяет государству осваивать те отрасли, которые нам, например, помогли запустить первого человека в космос. Та часть, которая социально-экономического направления, плановая, она потеряна. Она должна быть.

Д.Ю. То есть, нам в “перестройку” такой подарок преподнесли?

Илья Промптов. Разрушили полностью. Это не подарок, это агрессия. Это военные действия экономического характера. Помню, как Ельцин в свое время, уходя с поста, попросил прощения. Многие вещи, которые он не произнес, мы можем сегодня в истории наблюдать. Мы можем, например, увидеть момент образования Центрального банка Российской Федерации. Между 1990 и 1993 годом вы увидите те обстоятельства, которые говорят о том, что не опубликован был указ о том, чтобы из Госбанка СССР перевели активы в банк РСФСР. Указом руководителя РСФСР, а не СССР. На тот момент руководил СССР Горбачев. Если вы будете в этой истории смотреть и поймете как это странно, что на декабрьском пленуме вдруг кто-то поднял бы вопрос о банковской деятельности. Но, тем не менее, появился документ, который говорит, что именно в тот декабрьский съезд был принят вопрос о Центральном банке РСФСР. Я пытался найти очевидцев этого момента. Нашел троих. С одним пообщался лично, он сказал: “Если бы я помнил, я бы подтвердил. В данный момент я не помню”.

Д.Ю. Может, действительно не помнит.

Илья Промптов. Документы, которые относятся к вестникам съезда, они должны быть. Мне интересно, где этот момент указан в вестнике. Должно быть опубликовано в газете, там газета была выделена специально, и вестник. Вот два источника информации, в которых я не нашел упоминания об это структуре. Потом был принят закон. И из банка “сссровского” типа он перешел в банк чисто западных финансовых структур. Это не плохо. Это на самом деле хорошо. Это помогло интегрироваться в западную экономику.

Д.Ю. А мы там нужны?

Илья Промптов. Мы там никогда не будем на первых ролях. Потому, что та система, которая у них, они ее знают, они в ней существуют. Они знают, как она развивается, они ее регулируют. На мой взгляд, если в нашей стране сегодня будет создана структура некоммерческих банков... Что такое банк? Это кредитная организация, целью которой является извлечение прибыли. А теперь представьте, что в стране создается некоммерческий банк.

Д.Ю. А откуда он берет деньги?

Илья Промптов. Хороший вопрос. Ну, если мы с вами решим построить дом, у нас есть какой-то ресурс. И мы начинаем потихонечку строить дом. Эти денежные средства у нас есть, и мы замахиваемся на тот вопрос, который можем решить. Вся потребкооперация стоится таким образом, что граждане объединяются не заработать денег, а удовлетворить какие-то нужды. Сегодня “сельхозка” упирается в коммерческие банки и рушится на процентном кредите. Теперь представьте, что некоторые кооператоры, обладающие денежными средствами, хотят развить какую-то отрасль, цепочку. Я сейчас расскажу о цепочке. Я вопросом пропаганды занимаюсь уже несколько лет. Мне приятно видеть, когда кто-то повторяет, рассказывая об этом. Я расскажу, как она изначально должна быть. Представьте, предприятие добывает руду. Как правило, сегодня по статистике, средства, которые заемные, это примерно 50 процентов. У предприятия. То есть, основные средства, это мощности, заемные, это кредит. Добыв эту руду, оно отдает руду на завод, который обогащает руду. У этого, следующего в цепочке переработчика тоже кредиты банковские. И у каждого предприятия есть запланированная прибыль. Дальше этот переработчик передает заводу, который штампует. Штамповщик, в совокупности с другими предприятиями, делает автомобиль. В среднем, в производстве автомобиля участвуют 60 предприятий. Цепочка длинная. Это лаки, краски, электроника для приборов, стекла для автомобилей... Все они берут процентный кредит. Представьте, что исчезнет процентный кредит. Стоимость автомобиля будет какая?

Д.Ю. Радикально должна уменьшиться.

Илья Промптов. Это коммерческое предприятие. А теперь представьте себе социальную отрасль такую, как ЖКХ. Это социальная отрасль. Государство должно обеспечить граждан зимой теплом иначе они просто умрут. При наших расчетах, которые мы делали еще лет пять назад, стоимость обслуживания 3-х комнатной квартиры, в одном из районов с разницей через дорогу, 3,5 тысячи и 750 рублей. Это коммерческий подход и некоммерческий. Можно ли зарабатывать деньги на пенсионерах, на детях, на больных?

Д.Ю. При капитализме - нужно. Стричь как овец всех.

Илья Промптов. Нашему народу, с точки зрения этики, это подходит?

Д.Ю. Я считаю, что большинству не подходит.

Илья Промптов. Мне было бы больно, если бы моя мама пришла и сказала: “Дай мне денег”. А я бы ей сказал: “Давай, я тебе с процентами дам”. Я бы в душе перевернулся бы, если бы какие-то обстоятельства глупые заставили меня это сказать. Это внутреннее обстоятельство, которое мы сегодня поднимаем, это как раз пытаемся людям объяснить и государству, что между государством и людьми должен быть договор. Пенсионная реформа, это тот как раз камень, где государство должно договориться с людьми. Тот механизм, на тот момент, был правильным с пенсионной реформой, но все меняется. Меняется даже та система, которая относится к ЖКХ. Когда государство тратило колоссальные деньги на систему ЖКХ и они там разворовывались, на тот момент, когда принимался закон о ЖКХ, он был правильным. Но сегодня мы увидели, что туда пришли коммерческие фирмы. Если мы берем Тверской регион, “Межрегионгаз”, организация, которая обязана поставлять газ во время отопительного сезона, чтобы вырабатывали тепло... Жители, которые 92-98 процентов оплачивают ЖКХ. При этом граждане платят, а деньги до “Межрегионгаза” не доходят.

Д.Ю. Как интересно устроено. Этого никто не видит что ли?

Илья Промптов. И это не только в этом регионе, это во многих регионах. Такие баталии идут. Представьте, в Твери был назначен, не буду называть фамилию, руководитель, у которого есть опыт с “расшивкой” этих долгов. В результате местная элита смогла его через Газпром отправить на пенсию.

Д.Ю. Мешают.

Илья Промптов. Мешают. Честные люди, они постоянно с этой системой борются. Бороться с этой системой нужно не путем совершения каких-то подвигов, нужно менять систему. Создать условия, при которых некоммерческая среда вошла бы в социальные сферы и создала бы там условия, где коммерческая структура просто бы вышла. Создание как раз некоммерческих банков. Это как раз социальная среда, где нужны эти банки. Представьте себе производство для министерства обороны каких-то изделий за 100 рублей. В потребкооперации можно произвести в два раза больше, чем по коммерческой схеме. Сегодня все, кто тратит бюджетные средства, это не коммерческие структуры должны быть. Почему я должен кормить за свои деньги каких-то предпринимателей? Я вот, например, не хочу. Создайте некоммерческую среду, и эта среда поможет произвести больше товаров и услуг. Неважно, это медицина, образование, культура. Без армии, без границ государство не существует.

Д.Ю. Ну, применительно к строительству домика - понятно. А применительно к ЖКХ?

Илья Промптов. Мы сегодня начали рекламировать один из механизмов, это потребительская кооперация, где целью будет не извлечение прибыли, а удовлетворение нужд пайщиков. То есть, если собираются жильцы дома и организуют свое потребительское общество. Все сети внутри дома принадлежат гражданам, которые живут в этом доме. Они могут уже на сегодняшний день попробовать договориться в рамках своей деятельности... Если мы говорим, например, о теплогенерирующих компаниях, это 60 процентов КПД в лучшем случае. Сегодня потребкооперация может внести такие технологии, которые не выгодны этим монстрам. Если мы в дом устанавливаем двухконтурный котел, то мы не платим за потери, которые есть в земле, 25 процентов, а производим теплую воду и отопление внутри дома. Сегодня мы можем таким способом поставить котлы, скажем так, надподъездные и придомовые. И как раз система, которая может это профинансировать – это потребкооперация. Все помнят, как только начинается весна и жара, батареи взрываются от тепла потому, что надо сжечь тот мазут, который завезен. И не интересно, что жильцы дохнут от этой жары. В данном случае бабушка может взять и сам себе уменьшить, и заплатить только за тот газ, который она получила напрямую. Минуя завод, который производит тепло, систему транспортировки и управляющую компанию. Управляющей компании интересно освоить как можно больше услуг, предоставить как можно больше работ, чтобы туда включить запланированную прибыль. Транспортировщикам, которые утверждают тариф по транспортировке, она говорит: “У нас 25 процентов потерь в сети”. Давайте технологически избавим от этого. Весь мир передвигает систему производства тепла и горячей воды внутрь квартир. Это дешевле. Время, когда были построены эти мощные ТЭЦ прошло. У них идет усталость оборудования, их КПД – 60 процентов в лучшем случае. То есть, топят воздух, тратят энергию на воздух.

Д.Ю. Я когда-то давно жил в нашем... Есть у нас такой район Купчино. Мы оттуда с Дмитрием Анатольевичем Медведевым. У меня там дом, перед ним проходила теплотрасса. Ну, и нашей питерской зимой там только бананы не росли, а так все время зеленая трава, все колосилось. Не знаю как сейчас, давно не был, но подозреваю, что лучше не стало.

Илья Промптов. Еще раз. Система потребкооперации, что это такое? Это система, которая позволяет конкурировать с коммерческой средой. Более того, она со временем вытеснит коммерческую среду из тех отраслей, которые называются “некоммерческие”. Потому, что производство товаров и услуг некоммерческим способом уничтожит коммерческие отрасли во многих отраслях. Поясню, как у нас сегодня работает одна из систем, цепочка. Коровы кушают траву, батрак их пасет, потом уводит на ферму, собирает молоко. Это молоко идет на завод, где делают сыр, творог. Дальше идет в заведения, в том числе и дошкольные. При коммерческой цепочке стоимость, где каждый вкладывает запланированную прибыль, 40-60 процентов. Мы можем произвести эти молочные продукты в 2-3 раза дешевле. И обеспечить наших собственных пайщиков дешевыми товарами и услугами. В этой цепочке, где есть 60 предприятий, везде есть коммерческая процентная ставка. В случае, когда мы финансируем через батраков, через ферму, через завод собственный детский сад, где наши дети пребывают, мы для них это делаем значительно дешевле, по себестоимости. Система потребкооперации, это когда мы с вами не на друг друге пытаемся деньги заработать, а удовлетворить собственные нужды. У человека есть много всяких потребностей. Например, в одежде, в еде. К примеру, у кого-то сын или дочь подрастает и отец задумывается, что надо уже покупать квартиру. Он может пойти на рынок с деньгами и купить. Деньги, это механизм посредника. А если он может построить дом с каким-то соседом, как в селе раньше строили... Вот эта система забыта. Мы ее сегодня пытаемся поднять. Для того, чтобы создать ее нам нужен некоммерческий банк. Но в законодательстве написано, что банк, это кредитная организация, целью которой является извлечение прибыли. Мы хотим создать банк, целью которого является не извлечение прибыли, а удовлетворение нужд пайщиков. Для того, чтобы сформировать промышленность. Пока сельские потребители в кооперативах приходят в коммерческий банк, потребкооперация умирает.

Именно создание банка некоммерческой кооперации позволит нам перейти к следующему вопросу, который называется формирование среды потребкооперации. Формирование среды потребкооперации, это система, в которой существует потребкооперация. Суд потребкооперации, СМИ потребкооперации и другие механизмы, про которые мы не будем говорить. Далее возникает третья стадия, это международная потребительская кооперация. Создание международного фонда потребкооперации и банка потребкооперации. Который будет не зарабатывать бабло путем спекуляций и обтряхивать экономики других государств, как нашу трясут каждые полгода, чтобы вывезти прибыль заработанную всеми нами. То есть, граждане, зарабатывающие прибыль в нашей стране, отдают ее в финансовые учреждения, куда встроена наша система. Мы хотим создать структуру, которая позволяла бы направить экономику на улучшение производства. Если я знаю, что у меня 15 человек в детском садике, эти 15 человек потом пойдут в школу. Нужны и школа, и институт, и место работы. Это нормально, когда в бизнесе есть план. Сегодня мы видим обратную сторону в коммерческой среде. Кризис случается так быстро, что ни один коммерческий банк не может вложить денежные средства на 25 лет вперед. Прибыль нужна через год, максимум через три. Почему? Кризис. Некоммерческая структура чем хороша? Мы работаем на потребителя. Мы создаем добавочный продукт, мы создаем услуги тому потребителю, которого мы знаем. Красота этого в том, что у нас есть потребитель, мы удовлетворяем его. Мы не выходим на рынок, не торгуем, не ищем покупателя, вот он, здесь рядом. Система потребкооперации, это механизм, который мы сегодня изобрели и пропагандируем. Направлен на то, чтобы все-таки войти в тело коммерческих структур, в экономику коммерческих банков. Механизм, который нами изобретен, и мы его внедряем, это вексельное обращение, он как раз направлен на то, чтобы внедрить ценные бумаги, помочь тем банкам, которые мы считаем нормальными. Не уводившие денежные средства за рубеж, а те, которые работают при каких-то холдингах, при каких-то промышленных предприятиях. Вот им надо помогать.

Д.Ю. А откуда вы знаете кто уводит средства?

Илья Промптов. Эти обстоятельства невозможно скрыть. Это видно сразу. У нас есть специалисты. Мне нужны сутки, чтобы по тем документам, которые есть в отчетности составить представление, как этот банк работает.

Д.Ю. По большому счету никто и не скрывает.

Илья Промптов. Никто не скрывает, все это есть. Никто этим не чурается. Законом это не запрещено. Сегодня очень многие ругают коммерческие банки. Отчасти они правы. Но давайте не будем забывать, что та структура, которая создана, коммерческая, она необходима государству. И она будет необходима дальше. Просто ее место в государстве нужно четко определить. Есть у нас успешные предприниматели, они могут заниматься бизнесом, это их среда. А все остальные, это статистика, они не коммерсанты, для них должна быть другая среда. Нельзя человека, который не умеет плавать, бросать в воду, он утонет. Вот сегодня наше население бросили в воду, они не умеют плавать.

Д.Ю. А многие не хотят, им вода не нравится, например. Это всегда смешно, когда масса народу в интернете обсуждают, что: ”Не надо работать на дядю”. А мне все время интересно, а ты сам пробовал работать, чтобы 16 часов рабочий день, без выходных, без отпусков? Не пробовал? Внезапно, когда попробуешь, окажется, что ходить к дяде и получать зарплату для большинства это гораздо лучше. Зарплата просто должна быть достойной.

Илья Промптов. Некоторые граждане, которые говорят, что не надо работать на дядю, не пишут дальше, что работают на себя. Вообще не хотят работать. Опираясь на логику, можно понять, о чем человек говорит. Мы, опираясь на логику, предполагаем, что если есть в стране часть здоровая некоммерческих структур, она должна занять свое место. Мы сегодня здесь одни, и мы приглашаем всех: ”Приходите, создавайте каждый у себя некоммерческие предприятия. Защищайте себя от того, что коммерческая среда пытается вас сожрать”. Представьте себе, 22 процента кредитная ставка, а ваш бизнес рентабелен при 8 процентах.

Д.Ю. Могу поделиться личным опытом. Как-то раз я хотел купить себе автомобиль с холодильником, чтобы из него торговать рыбой. Пошел в банк, это в ”перестройку” было. Не помню, от 30, чуть больше, процентов с меня попросили. Я поинтересовался: “А чем это надо заниматься, чтобы столько денег образовывалось? Я вроде не героин продаю”. На что, пожав плечами: “Нам-то какое дело. Делай, что хочешь. Вот столько или до свидания”. А ведь кто-то, наверное, берет подо что-то.

Илья Промптов. Коммерческие банки убили некоммерческий бизнес у нас. Они враги в экономике. Коммерческие банки должны обеспечивать коммерческую экономику. К некоммерческой даже не подходить. Сегодня они убили бизнес, который является некоммерческим.

Д.Ю. Что это за разновидности бизнеса?

Илья Промптов. Например, когда рентабельность ниже, чем процентная ставка в банке. Человек, когда подходит с просьбой о деньгах, ему подписывать договор все равно приходится потому, что решить проблему, которую он решает крайне важно для него. Когда мы изучали этот вопрос, у нас были разные рекорды по количеству принятых кредитных продуктов. У нас был рекорд 22 кредитных продукта на одном человеке. То есть, человек взял 22 кредита. Я понимаю, этот человек финансово необразован. Но коммерческие-то банки, у них со знаниями все в порядке. Они же видят, что этот человек никогда не отдаст их. А потом появилась женщина, у которой 47 кредитных продуктов. Чем банки думают?

Д.Ю. Там, наверное, что-то другое, они и на этом наживаются. Не может быть, чтобы они раздавали деньги, не имея никакой надежды, что их вернут назад. Говорят, треть кредитов не возвращают вообще.

Илья Промптов. Говорят, но мы не знаем, что там откаты в некоторых случаях происходят. Есть управляемые кредитные организации, есть те, которые берут в этих организациях и входят в отношения с руководством банка. Вот эта вся модель имеет и плюсы, и минусы. Весь тот бизнес, который имеет рентабельность 2-8 процентов, который мог бы трудоустроить человека, его сегодня нет. Уничтожили этот бизнес коммерческие банки путем высокой процентной ставки. Если нам сегодня удастся создать некоммерческие банки, ставка в которых будет только за обслуживание кредита, они сразу уйдут в конкуренцию с коммерческими банками. Что повлечет за собой уменьшение ставки в коммерческих банках. Вы посмотрите, что у нас в кризис делается. Когда кризис в экономике, государство хочет поднять эти предприятия, дает банкам кредиты в надежде, что они передадут эти средства в экономику. Банки по своему внутреннему убеждению не могут этого сделать. Это же кризис, там все исчезнет. Они идут на рынок спекуляции валюты. Для банков эта логика нормальная. Поэтому, выдав деньги в коммерческие банки, государство не решает вопросы экономики. А вот если создать некоммерческую среду, где есть вся структура, где по логике нет ничего другого, когда в системе потребительской кооперации, как в артели, все отвечают за конечный результат. Если мы с вами строим дом, мы друг другу помогаем потому, что нам дом нужно построить. Мы сегодня говорим, что изменение алгоритмов позволит в экономике создать структуры, которые по алгоритмам могут изменить всю нашу страну. Мы сегодня живем с этическими нормами совершенно не западными. У нас свои нормы. У нас есть сострадание, например. Есть доблесть и отвага.

Д.Ю. Вчера был на семинаре у Михаила Леонидовича. Он рассказал отличный пример про то, как американцы проводили социологический опрос в Высшей школе экономики, нашей. Либеральное кубло, где клеймо негде ставить. Там был вопрос: “Вы готовы отдать жизнь за Родину?” Это не характерно для западных людей. Они хорошо работать умеют, хорошо воюют, но там, где речь про жизнь, это не про них. Почему немцев так сильно удивляло упорное сопротивление красноармейцев. Немцев это почему-то потрясало, что никто не сдается, а все насмерть. Так вот, студенты ВШЭ, 70 процентов, сказали, что они готовы умереть за Родину. Это у нас что-то в голове отличное от них, если даже эти люди говорят вот так. Что-то тут не так. Чем-то мы на западных людей очень сильно не похожи.

Илья Промптов. У нас система ценностей другая. Когда к нам приносят другие ценности, западные или другие, они здесь вызывают конфликт. Физическое лицо, которое берет кредит, берет по той же ставке, что и коммерческая организация. Но он бизнесом не занимается. Организация, которая занимается бизнесом, она вкладывает в себестоимость товара. А гражданин ничего не производит. И эта высокая ставка для населения вызвала то, что 50 миллионов граждан после уплаты процентов по кредитам живут за чертой бедности.

Д.Ю. Ого. Это половина страны.

Илья Промптов. Половина страны. Есть регионы, где сто процентов людей взяли кредит и живут за счет того, что имеют натуральное хозяйство. Горные, кавказские... Если вы посмотрите там статистику, вы просто схватитесь за голову.

Д.Ю. Меня в свое время поразило. Я не склонен деньги в долг брать. Брал их, наверное, раз или два за всю жизнь. Естественно отдал. Мое мнение такое, что у меня за спиной что-то есть, что я могу продать, из этого получатся деньги, которые в случае краха я могу возвернуть. Ну, вот, захожу в магазин, где продают электронику, это недавно было. А там какие-то проигрыватели DVD ценой 75 американских долларов, их продают в кредит. То есть, эти попытки впихнуть тебе любую фигню, чтобы ты хоть копеечку процента заплатил. А граждане, которые понимают, что будут платить 1000 рублей в месяц, они с таким удовольствием всем этим занимаются. Цифра в 50 миллионов лично для меня не удивительна. Странно, что не все. А грабительство... А это натуральное грабительство. А как же государство поддерживает? Ему своих граждан не жалко?

Илья Промптов. Государство должно обеспечить площадку, на которой примерно сформированы правила. Надеясь, что каждый из участников будет добросовестно к этому относиться. Но если у вас написана цель “извлечение прибыли” и не написано никаких морально-этических норм дальше... Что мы сегодня имеем? Мы имеем ряд перспективнейших заводов и фабрик, которые рейдерским захватом уничтожены.

Д.Ю. Приведу примитивный пример. Как-то в 1990-е годы у нас яростно принялись бороться с “зайцами” в общественном транспорте. Там тоже шизофрения выдающаяся. В Советском Союзе трамвай стоил 3 копейки, троллейбус 4 копейки, автобус и метро 5 копеек. Там деньги не зарабатывали. Общественный транспорт нужен, чтобы людей отвезти на работу и привезти обратно. Ну, а в свободную минуту они еще куда-то могут съездить. Он для этого, он для государства нужен. Для того, чтобы людей возить на работу и обратно. Я уж не знаю, сколько сейчас это стоит, 25 рублей, 30 рублей. Теперь это как раз для зарабатывания денег сделано. И вот туда запустили контролеров. Контролеры при советской власти были тетеньки, дяденьки, которые взывали к стыду: “Да что же ты? Трех копеек нет? Как ни стыдно”. А тут набрали здоровенных лбов. На участке, так сказать, ответственности “Лиговский проспект”, там длинный перегон есть. Ну, и они на длинном перегоне всех шерстили. Перво-наперво они начали бить морды. “Если у тебя нет билета, мы тебя отметелим“. Дальше они перешли: “Денег у тебя нет, а что у тебя есть? Курица в пакете? Давай курицу”. Следующим шагом были визиты в квартиры. Ну, и закончилось это тогда, когда напоролись на гражданина, который дал отпор и контролера зарезал на остановке. Кровища, труп... Законный вопрос: “А вы зачем это сделали? Не знаете, чем это закончится, не понимаете?” Это точно так же, как людей выписывали из квартир. В Советском Союзе нельзя было выписаться из квартиры, не прописавшись. А теперь стало можно. Они тысячами пропадали. Вы не знали, чем это закончится? Спросите любого участкового, он вам скажет, что будет, если людей можно выписывать никуда. Как это вы такие экономические решения принимаете? У меня от Горбачева еще осталось такое впечатление, что мы как тараканы: “А давай мы их этим посыплем. Смотри, бегают. Вот этим посыплем, опять бегают”.

Илья Промптов. Чем-то надо посыпать, чтобы они перестали вообще бегать. Еще раз, возвращаясь к теме. Если этические нормы с любыми механизмами, которые привносятся в государство, отсутствуют, это вызывает в любом случае кризис.

Д.Ю. Это же понимать надо к чему это приведет. Как такое можно делать? Это неуправляемые процессы, их просто нельзя допускать.

Илья Промптов. Те граждане, которые находятся в Государственной Думе, они частично избраны за счет определенных механизмов и структур. Там морали нет. Об этике, о нормах гражданского права эти структуры не задумываются. Мы как раз хотим внести алгоритм, который позволил бы гражданам заключить с государством договор. Гражданская инициатива в виде формы некоммерческой структуры как потребкооперация и государство. Где государство выделило бы место для граждан. Если есть у нас кооперативное строительство, нужна земля. Можно выделить. Нужны проектные институты. Сами создадут. Нужны денежные средства. Сами привлекут. Более того, народ может помочь государству в решении многих задач. В том числе и в промышленности. В культуре, медицине, образовании. Производство на сто рублей в системе потребкооперации позволяет выпустить больше продукции, например, для армии и флота. Будет это пластмассовая ручка или металлическая скоба или весь цикл полностью – не важно. Рентабельность этих предприятий может быть нулевая. Сегодня мы в рамках мировой экономики видим, что где-то предприятиям выдаются кредиты с отрицательной ставкой. То есть, государство таким образом стимулирует работу этих предприятий. Сегодня, применив этот механизм в экономике коммерческой, мы можем увидеть, какие структуры отвалятся как ненужные. У нас есть шанс создать экономику некоммерческую. Если вы посмотрите внимательно на топовые банки, которые имеют историю, они все созданы по механизму потребкооперации. В стране сегодня... Например “сельхозку”, которую мы ввозим, она вся на Западе произведена в системе потребкооперации. Если вы приедете в Париж, вы в любом магазине увидите место, где потребкооперации выделен участок для торговли продуктами. Это государственная поддержка потребительских кооперативов. Мы сегодня пошли чуть дальше. Мы предлагаем создать банк потребкооперации.

Д.Ю. Еще не создали?

Илья Промптов. Мы третий год к этому идем.

Д.Ю. А почему так долго?

Илья Промптов. Мы не торопимся. Идем очень аккуратно. Потому, что знаем, что вопрос создания этой структуры вызовет аллергическую реакцию очень многих граждан и структур. Поэтому крайне осторожно движемся. Где возможно подкладываем соломку. То есть, мы очень аккуратно к этому идем. Самое главное, что мы хотим, это создать среду потребкооперации в виде разных форм, которые могли бы помочь нам. Представьте, мы сегодня существуем как банк, а потребкооперация не готова сегодня. Ну, ее мало в стране. С кем мы будем работать? Нам придется самим все это делать. А мы хотим создать ту среду, где мы бы были среди потребкооперативов. Мы третий год занимаемся пропагандой потребобществ. Когда мы приехали с идеей создания системы расчета потребкооперации, называется она “Перемещение и учет паев”, и были здесь в Петербурге лет 7-8 назад, глава одного из районов Санкт-Петербурга сказал: “Ну, это наноденьги”. Тогда было модно слово “нанотехнологии”. Мы никуда не спешим. У нас с прошлого года работает сервер, в тестовом режиме, по учету перемещения паев. Технологически мы заканчиваем процесс бухгалтерского учета потребкооперации. Если предприятие переходит на рельсы потребкооперации, ей нужен бухгалтерский учет. Система международного качества. Для того, чтобы предприятия, которые действуют за территорией нашего государства, принимали наши стандарты и становились полноценными участниками нашей системы.

Д.Ю. А вот у меня есть предприятие. Я вот тут сижу, ролики записываю. Я могу организовать потребкооперацию по выпуску роликов?

Илья Промптов. Конечно. Если вы пойдете по “цифре” дальше, я так называю проекты цифровых технологий, то вы увидите, что в рамках “цифры”, того, что там возможности есть, вы можете колоссальные средства привлечь.

Д.Ю. Я уже готов.

Илья Промптов. Все готовы. Надо потихонечку идти по этому пути, но не сидеть на месте. Мы с вами рассматривали цепочку, когда молоко поступает от фермера на завод. Денежные средства в виде пая перечисляются фермеру, который это молоко привез, а от фермера по “цифре” уходит до каждого последнего батрака. Система паев в электронном виде. В какой-то отрасли, в горизонте, все, которые объединились в потребительское общество, видят движение денег. И только подтверждение, когда проходит отсев участников, транзакция совершается, платеж, другими словами. То есть, украсть из этой системы невозможно. Второй момент очень важный. В это системе сильно сокращается наличие денег, они там не нужны. То есть, если я добыл руду, я ее перемещаю на предприятие в качестве руды-пая. У предприятия, которое выработало эту руду, есть потребность, в том числе, и в деньгах. Система банка потребкооперации, она связана с тем, чтобы замкнуть на себя всю систему расчетов. То есть, где надо дать денег, а где надо дать пай в виде сырья. Это сырье потом превращается в какой-то товар или услугу. Но для следующего предприятия оно является сырьем. Универсальность этой системы в том, что масса денег сокращается. Но при переходе денежные средства излишние не нужны. Сегодня потребкооперация может кредитовать заводы.

Потребкооперация, она как вирус может распространяться в сети путем того, что новая система сильно конкурирует с коммерческой. Представьте себе, что если мы говорим про автомобиль. Представьте себе автомобиль “Лада”, который стоит в два раза дешевле. Что будет с коммерческой структурой? Она либо перейдет в некоммерческую, либо закроется и исчезнет. То есть, система новых хозяйственных форм, некоммерческих, должна привести в норму то, что есть в этических нормах русского народа. Ну, не по национальности, а тех, кто живет на этой территории и поддерживает одну этическую норму. У русского народа очень сильно чувство справедливости. Мы как раз и пытаемся внести новые экономические механизмы, на них зиждется этическая норма. Принцип артели, когда в кризис все друг другу помогают. А у нас мы видим, что происходит кризис, который разрушает экономику. В потребкооперации стабильность существует благодаря тому, что и производители, и потребители объединены в одну структуру. Может быть, где-то кризис случился, но как строили дом, так и строим. Если мы сами добываем строительные материалы, сами строим, кризис не особо сказывается. Поэтому процессы в потребительской кооперации могут быть очень длительного характера. Больше, чем на 25 лет. Поэтому все механизмы, которые в планах у нас есть, они рассчитаны на 25 лет.

Д.Ю. Далеко.

Илья Промптов. Не далеко. У одного китайского мудреца есть, что чем больше план, тем дальше мы уйдем. Грандиозность планов, которые у нас сегодня есть, не замыкается только на России. Мы видим, что в международной системе можно привнести наши этические нормы, которые могут разделять и другие народы.

Д.Ю. Ну, вот гражданин рядовой заинтересовался идеей, куда ему бежать? Надо где-то ознакомиться с материалами, положениями, что это вообще такое. Есть какой-нибудь сайт?

Илья Промптов. У нас есть сайт, мы никого не агитируем к нам вступать, общество у нас закрытое. У нас есть своя программа, мы по ней идем. Нам нужны сторонники, которые сформировались бы сами, вкусив дух этого движения. Мы готовы какими-то способами, документами, поддержать. Где-то, может быть, чем-то помочь, но ни в коем случае не хотим присоединять к себе кого-то. Мы готовы помочь в рамках семинаров, мероприятий, связанных с пропагандой. Мы начинаем с сентября открыто говорить об экономике. Те проблемы, которые есть сегодня в экономике, мы их решать хотим созданием банка потребкооперации. Мы не хотим влезать внутрь каждого конфликта. Мы можем предложить удочку, а рыбу пусть граждане ловят сами. Мы предлагаем удочку, предлагаем идею. Мы хотим показать ту среду, которая была, которая имеет место быть. Она с точки зрения логики и этики должна быть. Мы сегодня меняем экономику не за счет внедрений форм по большому счету. А за счет того, что на первом этапе декларируем, что она должна быть. На втором этапе создаем механизмы. А на третьем эти механизмы запускаем в экономику.

Декларируем, объясняем, что это будет. Если народ говорит: “Да, это возможно. Мы готовы”. Он готов сам что-то делать в рамках своих бизнес-процессов... Как предприниматели пойдут смотреть туда, как защититься, например, от налогов. А второе, они посмотрят и скажут, что кризис в государстве с пенсионной системой связан с тем, что эту систему пытаются оставить в рамках коммерческой экономики. И когда люди задумаются, что должна быть некоммерческая пенсионная структура, целью которой является прежде соблюдение этических норм, тогда родится другой механизм, другой алгоритм. Мы где-то года полтора назад на одном из Московских каналов обсуждали систему потребкооперации в системе пенсионных накоплений. Мы тогда сказали, что в рамках этики, как пример, что это другая система... Мы говорили, что, например, у человека жизненный цикл у каждого свой. У кого-то родители долгожители, и он будет жить долго. А кто-то работает на вредном производстве, понимает, что для него все закончилось, осталось лет пять. Есть такие люди, которые чувствуют. И ему надо дать выйти на пенсию раньше, это его право. Не государство, а он должен создать накопительную часть пенсии, которая позволяет ему выйти на пенсию когда он захочет. И вернуться, если человек заболел, а потом восстановил здоровье, бывают такие случаи.

Д.Ю. Ну, пенсия. Лично для меня вообще темный лес. Я всю сознательную жизнь плачу, плачу, плачу...

Илья Промптов. И при этой системе вы используетесь как донор этого бюджета.

Д.Ю. А потом я ушел на пенсию, прошло полгода, я помер. А денег нет. А куда они делись эти деньги? Почему это не счет в банке?

Илья Промптов. Хороший вопрос.

Д.Ю. Советский Союз проехали, его больше нет.

Илья Промптов. Кто вам сказал? Советский Союз никуда не делся. Денежные средства, находящиеся в Госбанке СССР, указом Ельцина были переведены в банк ЦБ. Куда они делись? Деньги как были, так и остались. Никуда оно не делось, это сказки. Те представления были навязаны для того, чтобы народ отвлечь от каких-то обстоятельств. Деньги не могут пропасть. Вы их можете переместить из одной страны в другую, но они есть. И хозяин этих денег известен. Потому, что существует система учета перемещения денежных средств.

Д.Ю. Это всегда интересно. Пришел какой-то кредит, транш, как они это называют... Я помню, как при Ельцине орали, что 2,4 миллиарда... “Деньги пропали, они как-то рассосались”. Я не знаю, у меня в телефоне банк пишет где мои деньги, сколько потратил, сколько пришло, сколько ушло. А 2 миллиарда вы не видите куда делись, они куда-то подевались.

Илья Промптов. У людей есть заблуждение, что коммерческий банк, это что-то основательное. У нас есть аналитический центр, исследовательский центр. Представление граждан, которые живут в нашей стране, что банк это серьезно. Я вам скажу, что банк, это коммерческая структура, шарашкина контора, которая называется просто банком. Коммерческие банки, если брать историю, были сформированы из спецбанков. Это могли быть отраслевые банки. Из спецбанка, он стал коммерческим. На этом история банков заканчивается, начинается история коммерческих банков, шарашкиных контор, которые не гнушаются ничем. Набиуллина административным путем закрывает те банки, которые занимаются чем угодно, но не тем, чем нужно для государства. То есть, представления людей о том, что это серьезные структуры до сих пор есть. А то, что в банках воруют депозиты... Мы находимся на Воздвиженке, 10, напротив Кремля. В рамках юридических определенных вещей мы встречаемся с клиентами, у которых были ячейки. Реальный случай. Один банк поглотил другой. При перевозе ячеек, из одной ячейки исчезло все. Гражданин думает, что банк имеет отношение к государству. Важно понять, что человек, который предполагает, что банк это серьезная организация... Это обыкновенная частная компания, занимающаяся бизнесом. Которая при первой же возможности ваши деньги умыкнет.

Когда вы говорите, что смотрите на свой счет и вас это радует, я могу сказать, что граждане, у которых большие денежные средства и которые хранят их в банках, сегодня имеют затруднения со снятием этих денег. Банки любыми способами предлагают новые, более высокие проценты, лишь бы остались. Я не призываю граждан снимать деньги. Но если у вас там лежит крупная сумма или сумма важная для вас, я бы снял эти суммы и переждал кризис, который хлопнет страну с сентября до декабря. И попытался бы их сохранить. С сентября по декабрь будет кризис. Коммерческие банки, являясь шарашкиными конторами, не сохранят средства граждан, а пойдут просить дальше денег у государства. И вот государство, может быть, даст им денег для сохранения, а, может быть, и нет уже. Потому, что государство, возможно, примет в лице главы государства решение помочь промышленности, а не банкам. В предыдущий раз банки не отреагировали на промышленность. Шарашкины конторы не гарантируют ничего, у них цель одна – получить прибыль. Если будет возможность обмануть граждан, не задумываясь это сделают. Настоятельно рекомендовал бы рассмотреть вопрос о том, чтобы сохранить денежные средства... Во время кризиса всегда растет, например, доллар. Он сначала растет, а потом может откатиться. Хотя я против доллара, я за рублевую экономику. Сегодня я призываю к тому, чтобы покупать в России только за рубли. Возвращаясь к кризису, могу сказать, что, как ни крути, во время кризиса первый кто будет расти, это доллар. По отношению к рублю. Кризис есть, он уже идет. То, что он будет – это факт. Вопрос: когда и глубина его падения.

Д.Ю. Ну, мы люди пуганные. Деньги мы храним в трехлитровых банках. Перспективы, мягко говоря, не радужные. Всю жизнь как на краю вулкана.

Илья Промптов. Мы живем в эпоху больших перемен. Я вижу, что с приходом Трампа та либеральная часть, которая до этого существовала в США, она получила желтую карточку, как говорят в футболе. Сегодня те либеральные круги, которые есть у нас, они ведь точно также себя ведут и в США. Также эксплуатируют, вытягивают денежные средства. Сегодня американцы устали от этих структур. Есть шанс в международном плане изменить немножко ситуацию. Поэтому мы потихонечку с сентября месяца начинаем пропаганду создания некоммерческой экономики. Цель которой не извлечение прибыли, а удовлетворение нужд пайщиков.

Д.Ю. Ну, как говорится, Бог навстречу.

Илья Промптов. Благодарю.

Д.Ю. Линк на ресурс внизу под роликом. Кому интересно, идите, смотрите, просвещайтесь, организуйтесь. Спасибо. Заходите к нам еще. С интересом послушаем.

Илья Промптов. В октябре мы планируем провести мероприятие здесь в Петербурге, на 1200 человек, открытое, бесплатно практически.

Д.Ю. Отлично. Спасибо.

Илья Промптов. Пожалуйста.

Д.Ю. А на сегодня все. До новых встреч.


В новостях

06.08.18 12:53 Илья Промптов о системе потребительской кооперации, комментарии: 50


Комментарии
Goblin рекомендует создать интернет магазин в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 1

H.rurg
отправлено 06.08.18 23:54 | ответить | цитировать # 1


Хе! Вот и эсэровская точка зрения созрела. Ну правду сказать, сельская и потребительская кооперация худо-бедно существует с 1904 годав России, СССР, РФ.



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк