Никита Попов о поездке на Байконур

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Наука и техника | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

30.08.18



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Сергей Ивановский. Всем добрый день. У нас в гостях Никита Попов. Директор клуба космонавтики имени Ю. А. Гагарина и директор лагеря “Шумгам”.

Никита Попов. Да, все верно. Вернулись мы с наших всех смен, с наших экспедиций на Эльбрус, Байконур и прочие замечательные места. Насколько я помню, мы обещали много интересного рассказать. Сегодня я постараюсь рассказать про нашу экспедицию, автопробег на Байконур. Как мы запускали ракету, как мы запускали космический аппарат. Заодно можно показать, что с собой взяли. Нашивки “Роскосмоса”, “Байконур”. Замечательная вещь, которую разрешите подарить вам. На ней написано: “Remove Before Flight”. Если сядете за руль своего болида, можно к ключам приделать.

Сергей Ивановский. Спасибо.

Никита Попов. Такая легендарная вещь, на всех самолетах подобные штуки висят. Заодно расскажу про такой Эльбрус-рейс. Если ты делал пробежку... А теперь представь, что у тебя пробежка не просто по лестнице куда-нибудь на 40-й этаж, а у тебя есть вертикальный километр. Ты должен забежать на вершину Эльбруса с поляны Азау. У всех участников были такие маленькие вымпелы. И с высоты 2300, насколько я помню, до вершины Эльбруса, это близко к 6 километрам.

Сергей Ивановский. Здесь написано: “5642“.

Никита Попов. Да, для тех, кто точные цифры забывает. И представить, что творится в этот момент с организмом... Я посмотрел на этих безумных ребят. Я понял, что хочу попробовать, но надо себя очень хорошо подготовить, чтобы не сдохнуть в ближайшие 200 метров после старта. Первым дело я бы рассказал про замечательный Байконур. То место, куда мы решили в этом году вместе с Федерацией космонавтики отправиться. Задача была следующая. В прошлом году мы катались... У нас были космолекции по России. С моим помощником, Димой Васильевым, астрономом из Омска. Здесь в Петербурге он преподает астрономию в клубе космонавтики. А там была задача следующая. Мы хотели ехать по России, и в любом месте, где мы останавливаемся, мы делаем так, чтобы люди интересное узнавали про космос.

Сергей Ивановский. Это вы заранее согласовываете с кем-то?

Никита Попов. Да. Есть проект “День открытой астрономии”. Мы ставим телескопы, ставим экран, рассказываем интересное о том, что нас окружает и там, и здесь. Приходит много людей. Заранее нужно предупреждать органы, что будет скопление. Что все трубы, которые рам есть, нужны для важного, научного. Этим как раз у нас занимается административная группа. То есть, мы может где-нибудь в центре города иногда это сделать. В Москве совсем недавно был День открытой астрономии. У станции метро, недалеко от центра. Это было замечательно. Представь, ты выходишь из метро и окунаешься в космос. И космонавт приходил, хоть еще и не летавший. Мало кто знает, что у нас можно стать космонавтом, не летая в космос. Самый главный вопрос к космонавту: “А когда вы летали в космос?” Многие люди из отряда космонавтов тебе скажут: “Я еще готовлюсь”.

Сергей Ивановский. У нас было несколько гостей, рассказывали. Святослав Морозов. По твоему почину многие гости к нам уже приходили. Да, там многие сидят в очереди. Желающие могут посмотреть эти выпуски. Люди готовятся, уже прошли отборы конечные. Казалось бы, он может лететь, но там есть определенная очередность.

Никита Попов. С одной стороны, казалось бы, у нас уже есть отряд космонавтов, где, как ты и сказал, есть очередь. При этом мы видим своей целью сделать космос настолько популярным, чтобы люди обращали внимание на эту отрасль вообще. Наша задача не сделать так, чтобы все хотели полететь в космос. Мы хотим сделать так, чтобы у нас были инженеры со свежими идеями, свежими мыслями, готовые воплотить все это в жизнь. Нам хочется, чтобы у нас были пилоты. Совсем недавно была новость о том, что сейчас у нас нехватка хороших пилотов. То, что у нас космонавт наверху пирамиды сидит, дальше пирамида шире и шире. Чтобы запустить одного человека в космос, нам нужны тысячи специалистов. Что в прошлом году мы придумали? У нас родилась безумная идея. В интернете нашумели рассказы о том, как несколько отважных хулиганов пробрались к “Буранам”. Мало кто знает, что “Буранов“ у нас было несколько. Те самые замечательные космические корабли.

Сергей Ивановский. Поясним. “Буран”, это пилотируемый корабль.

Никита Попов. Да. При этом он летал в беспилотном варианте. Он приземлился в беспилотном режиме. И они пробрались к этим заброшенным “Буранам” на Байконуре, минуя охрану. Другое дело, что их поймали, это важный момент. После того, как они там побывали, был сделан втык охране. И после этого уже туда так просто не попасть. И это хорошо. Мы решили, что если эти ребята туда пробрались, то и мы сможем. Но нам объяснили: “Давайте вы не будете так делать”. Мы решили, что объявим, что хотим сделать большой автопробег. Мы соберем специалистов, которые могут интересно рассказывать про космос. И официально проедем, с благими целями, собирая много всего по истории космонавтики. Мы доедем до Байконура, мы успеем на запуск. И после этого, на обратном пути, лекции будем делать. Может быть, если получится, мы могли бы заглянуть к “Буранам”. Сразу скажу, что в этот раз не получилось. Мы сделали маршрут, маршрут получился интересным. Всего мы проехали 8500 на машинах, за 20 дней мы проделали этот путь. Хотя до Байконура при желании можно доехать за 2-3 дня.

Сергей Ивановский. Ну, вот Саша Хохлов рассказывал как они ездили. Тоже на машинах. Получается, от Челябинска, если не ошибаюсь. На место посадки корабля “Союз”. Корабль, который они встречали из космоса. Два или три дня у них получилось на все.

Никита Попов. В принципе по казахской степи можно позволить себе ехать... Чтобы вы представляли себе, что такое степь. Там и озера бывают, там есть какая-то растительность, но она очень чахлая в жаркий сезон. Вы смотрите в любую сторону и здесь у вас простор. Оказаться там без средств связи не стоит. Ломать машину тем не стоит. Мы отправились в путешествие, было три машины. Была главная командирская, “Audi Q7”, это большой джип. Был “Ситроен”, была моя скромная “Киа Рио”. Мы сделали красивые наклейки на машины, чтобы можно было издалека видеть кто приезжает. Ты въезжаешь в город, на остановке подходят: “Вы знаете, я служил на Байконуре”. Или: “Мой папа служил на Байконуре”. Вспоминая, где мы ехали, основные буквально моменты: Тверь, Рязань, Пенза, Самара, Уральск, Актобе, Байконур. И дальше: Оренбург, Пенза, Тула, Калуга, Химки, Королев, Москва. В Москве мы договорились дать небольшую пресс-конференцию. Рассказали, где мы были. Если говорить кратко про Байконур: жарко, ракета маленькая, мороженое невкусное. Но классно. Это из тех вещей, где нужно побывать. Это важно испытать, тем более, если ты этим бредил с самого детства.

Почему я начал с ракеты? С детства тебе кажется, что ракета, это какая-то огромная махина. И, с одной стороны, это так и есть. Но когда это выезжает из цеха, когда ты рядышком стоишь, ты не совсем догадываешься, как там помещается космический аппарат, как в этом космическом аппарате помещаются три космонавта. И куча всего, что должно вывести все это на орбиту. Мы с Машей Щербаковой, которая была моим напарником по машине, все время обсуждали, как в детстве тебе кажутся огромными деревья, а когда ты вырастаешь, они не такие большие. С ракетой тот же самый эффект. Но надо понимать, что при желании эта ракета выдает тысячи лошадиных сил, меня могут поправить в комментариях... Сажем так, хватает, чтобы догнать аппарат до Первой космической, напомню, это 8 километров в секунду. И вывести на орбиту, на МКС. МКС висит 400 километров. Машиной можно было бы доехать за 4 часа, но тут нужна ракета.

Кто был в команде? Наверное, следует отметить главных идеологов. Когда мы говорили про всю эту экспедицию, нам очень сильно помогла Ирина Анатольевна Исаева. Я ее называю: “Пресс-секретарь Федерации космонавтики, Северо-западного отделения Федерации космонавтики России“. Человек, который связывает все со всеми. Своим очарованием, своей харизмой. Я очень рад знакомству с этой замечательной женщиной. Именно она подсказала идею: “Давайте соберемся, и не будем куда-то рваться, а сделаем классный проект, который не стыдно будет потом показать”. Это Мухин Олег Петрович, вице-президент Федерации космонавтики. К нам присоединился еще один ветеран и замечательный человек, это командир Гагаринского старта, Владимир Анатольевич Тихомиров. Он служил там, Гагарина он не запускал. Надо понимать, что есть такое понятие “Гагаринский старт”. Откуда и сейчас стартуют, и до этого. Истории от него, как он командовал этим стартом, это вещь, которую можно слушать... Если у нас ролик обычно час, то там можно взять бутылочку хорошего лимонада...

Сергей Ивановский. Весь вечер.

Никита Попов. Сутки. И эти истории интересно послушать. С нами в команду затесались два студента, можно так сказать. Девчонки молодые. Маша Щербакова, это “Военмех“. А про Дашу Зайцеву, по-моему, из СПбГУ. Маша и Дарья, это наша пресс-служба. Это “Космический Петербург” организация. Кроме этого, одну из ключевых ролей играл Андрей Бодров. Мужчина, который занимается своим делом. Когда человек чем-то увлекся, и это изменило всю его жизнь. То, как он живет. То, чем он живет. Он делает самые крутые в мире сферические панорамы. Объясняю. У вас есть смартфон, наверняка вы хоть раз в жизни делали панораму, там есть специальный режим. Иногда склейки неровные. Его задача... Ты берешь зеркальную камеру, у тебя есть 6-метровый штатив. И он делает кадры, порядка 20-30 кадров по кругу, его задача сделать сферическую панораму, 360 градусов. Чтобы потом можно было через сайт или через виртуальные очки забраться туда, перенести человека туда, внутрь этой сцены. Объяснить, что там происходило вплоть до мельчайших деталей. Потому, что в некоторых музеях вы никогда не окажетесь. Он делает настолько мягкие склейки, что их просто не видно. Человек постоянно сидит с ноутбуком. Кто увлекается, Андрей Бодров, есть сайт.

Сергей Ивановский. Мы можем ссылочку дать.

Никита Попов. Судя по тем интересным людям, которые здесь оказываются, это тот человек, который сможет кого-то увлечь. Это очень важно. Это очень интересно в том плане, что он может собирать снимки, которые он делал сам, а может и чужие снимки собирать. Было очень показательно, когда к нам пришли снимки с марсохода Curiosity, именно его панорамой воспользовалось NASA. Настолько он все качественно сделал. Здесь у нас были выложены в открытый доступ все эти кадры, и специалисты по всему миру этим занимаются, тоже склеивают.

Сергей Ивановский. Я бы сравнил это с какой-то формой искусства. Раньше, когда не было фотокамер, что у нас было? Живопись. Она передавала некоторым способом реальность. Это форма искусства. Сейчас у нас есть фотоаппараты. С точки зрения монтажа они тоже передают нам реальность. Чем дальше шагают технологии, тем мы можем качественнее запечатлеть и оставить у себя в памяти.

Никита Попов. Мы шутили, что у нас информационный спецназ. Наша задача была куда-то прийти, получить разрешение на съемку и быстро все отснять. Моя задача: квадрокоптер, “зеркалка“. И Андрей Бодров уже делал эти панорамы. До сих пор он обрабатывает все эти кадры. Посмотрите - не пожалеете. Потом это можно загрузить в свои виртуальные очки. Этой командой мы собрались, и, насколько я помню, 27 мая мы стартовали прямо из Петропавловской крепости. Нас провожала замечательная делегация. Машинами выехали под гудение в дальнюю дорогу. Нам очень повезло с погодой, надо понимать, что это немаловажный фактор. Мы готовились к тому, что средняя температура в Казахстане будет плюс 45-50. По факту мы приехали когда там было плюс 25-30. Крема от солнечных ударов нам особо не пригодились. И ехали мы по тому обозначенному маршруту, в некоторых городах мы делали космолекции. Задача простая, ты приезжаешь и: “Мы хотим интересно рассказать про космос”. Как всегда, о чем мы ни говорим, все время в нашей компании приходило к тому, что мы едем на Байконур, мы едем общаться с космонавтами, мы едем рассказывать про тот космос, который у нас есть.

И аккуратно, вопросами, ты всех наводишь на мысль, что космос, это то, что тебе нужно. В магазинах по дороге, на автозаправках. Меня часто останавливали от того, чтобы войти в школу. Все равно, что каникулы, там какие-то школьники есть. И рассказывать, рассказывать, рассказывать. Это всегда у нас интересно. Единственная мечта, которая осталась не исполненной – мы так и не нашли публику на Байконуре. Все были заняты своими делами. И чтобы так взять и рассказывать про космос, этого у нас там не случилось. Что мы с собой брали. У нас было множество шевронов. Здесь я с собой не взял, но взял с собой... “Звездный путь” - назывался наш автопробег. А это шеврон той самой миссии, которая сейчас работает на МКС. Это международная миссия. Насколько я помню, сейчас в октября полетят два космонавта. Здесь у нас три. Это командир, немец, Александр Герст. Наш бортинженер Сергей Прокопьев. И американка Серина Ауньон. Это NASA, это Европейское космическое агентство и это наш Роскосмос. Замечательная команда. На них приятно смотреть, с ними приятно общаться. Я не сомневаюсь, что если инопланетная жизнь с нами встретится и первыми будут космонавты...

Сергей Ивановский. Достойные люди.

Никита Попов. Да. Нас будут представлять очень достойные люди.

Сергей Ивановский. Очень интересно, что все-таки было бы хорошего взять у американцев или с Запада, там космонавты, это национальные герои. Их встречают. Есть определенные каналы и приложения, где ты можешь отслеживать то, что происходит в космосе, на станции. У нас, мне кажется, это недостаточно освещается. Казалось бы, человек готовился. Больше 10 лет иногда занимают эти подготовки. Кто-то с детства к этому идет. Летит в космос, там полгода живет. Знаний технических невероятное количество. Приезжает, какие-то скудные, скупые слова, что вот приземлился. Показывают аппарат, как человека встречают и все. Да, есть в интернете пресс-конференции, но если тебе по национальному телевидению об этом не сообщают... А почему по национальному телевидению не показывают эти пресс-конференции? По-моему, эта ситуация не очень правильная.

Никита Попов. Почему сейчас, может быть, так стало неинтересно? Первая огромная волна космоса, которая нас накрыла, с полета Гагарина, с полета на Луну, она прошла. Основные вопросы, которые у нас были, мы на них нашли ответы. Чаще всего сейчас востребованы космонавты, которые могут увлечь публику. Не всем это интересно бывает. Кто-то хочет работать после космоса в Центре подготовки космонавтов, а не кататься по России со всеми этими лекциями. Кто-то, как Сергей Рязанский, себя нашел... Он будет заведовать РДШ, это Российское движение школьников. И там, я уверен, он раскроет себя как замечательный человек. В принципе, по факту, это новая пионерия, которая у нас взращивается. Я очень надеюсь, что сейчас идет новая волна космоса. Проекты полета на Марс. Можно ругать сколько угодно, но тот самый хайп, который нужен. Мы смотрим туда. Все эти запуски электромашин куда-то в космос. Для чего, казалось бы? Весь мир прикован к этому, начинают говорить. На волне всего этого у нас интересуются космосом. Потому, что когда ты приходишь в класс, все ожидают, что космонавт снимет свой скафандр, он должен, естественно, входить в скафандре. Скафандр должен быть похож на лунный, как у американцев, огромный. Приходит мужчина, как я ростом, 177 сантиметров. Не большой, не маленький. Если ты встретишь космонавта где-нибудь в магазине “Пятерочка”, ты никогда не поймешь, что это космонавт, если ты его не узнаешь по фотографиям. Единственное, что надо понимать, это безумно подготовленные люди. Проверенный организм. Зная, сколько там сдается экзаменов, анализов и всего прочего... Про нее, по-моему, рассказывали?

Сергей Ивановский. Святослав Морозов. Очень много неправильных стереотипов. Мы как раз и говорили тогда со Святославом. У меня был всегда стереотип, что если он приземлился в тайгу, на него напал дикий зверь, он обязательно должен отбиться. Он должен быть мастером единоборств, уметь все. А оказывается, это не всегда возможно. Определенные травмы человека может получить, а для космонавта это недопустимо.

Никита Попов. Да. Замечательный ролик. Там есть, что послушать, что обсудить. Возвращаясь к нашей экспедиции. Друзья, путешествуйте по России. Насколько это классно. Я никогда еще не катался на дальние расстояния, например, в зимний период. Уверен, что и там можно найти свои прелести. Во-первых, на удивление, Россия – страна хороших дорог. Я понимаю, что нам повезло, у нас был такой маршрут. Но мы встретили мало дураков и плохих дорог мы мало встретили. Наш замечательный Олег Петрович Мухин местами наловил штрафов в том плане, что ехал... Хорошая машина, дорога замечательная. Еле-еле мы его догоняли. Вокруг такая красота. То же самое, когда приезжаешь на территорию Казахстана. Единственное, могу поругать границу. Есть два пункта и тот, через который мы проходили, там было настолько все тяжело для легковых машин. У нас, кроме нашего джипа, еще были машины пониже. Эти бетонные плиты и стыки такого размера, когда ты понимаешь, что бензобаку придет каюк... Слава Богу мы проехали хорошо. На территории Казахстана есть “Новый Шелковый путь”, мы ехали и получали удовольствие. За это большое спасибо. Было приятно ехать. Если кто-то отважится на такую поездку, не стесняйтесь, друзья. Катайтесь. Берите палатки. Даже в простецкой машине можно на дальние расстояния кататься, это замечательно. В будущем году мы задумались, что нам проехать вообще всю Россию. Если сейчас мы катались на Байконур. Это получилось все вместе 8500 километров. То, как вариант, доехать до Благовещенска, до космодрома “Восточный”. Это будет, конечно, поездка не на 20 дней, но зато мы насквозь пробьемся и посмотрим все.

Сергей Ивановский. А масло менять в дороге будете?

Никита Попов. Да. Много всего надо будет менять. Что еще? Мы приехали туда, день города Байконура был. Насколько я помню, это было у нас... Не буду с точным числом врать, наши старшие ветераны успели на этот день. Мы приехали чуть позже, вечером. И поселились у “Гагаринского старта“. Надо понимать, что сам космодром и город Байконур, это два разных населенных пункта. Сам космодром, это как воинская часть большая, откуда запуски у нас происходят. И он большой. Некоторые себе представляют космодром... Когда ты видишь документальные фильмы, ты думаешь, что вот квадрат 10 на 10 километров. Прошел минут 15-20, ты на следующей стартовой площадке. По факту, только от КПП до “Гагаринского старта” мы обычно проезжали минут 30-40. Скорость средняя у нас порядка 60-80 километров в час. Получается, что там километров 30 до “Гагаринского старта”. Все остальные площадки очень сильно разнесены. Во-первых, по соображениям, насколько я понимаю, безопасности. Случись что, чтобы можно было сохранить инфраструктуру. Место, где стартовала “Энергия”, где стартовал “Буран”, относительно близко находится к “Гагаринскому старту”. Это циклопические площадки.

Самое главное ощущение, которое я постараюсь передать детям на своих лекциях, что в принципе человек может все. Была поставлена задача: “Мы летим в космос”. Ракета, все это постепенно строится в те годы. Во-вторых, задача не где-то под Москвой все это сделать, где есть заводы, люди, а в Казахстане, куда ехать долго. Туда нужно подвозить материалы, людей. Там безумные перепады температур. Это от минус 40 зимой, до плюс 50 летом. Задача сделать это в указанные сроки, чтобы все полетело. Чтобы впоследствии оттуда летали люди. То есть, ты строишь ворота в космос. Я не знаю с чем сравнить сейчас нашим людям. Это все равно, что мы сейчас сидим и заявляем, что мы полетим на Марс. Через 5 лет мы полетим на Марс. Или даже мы сделаем какой-нибудь двигатель, и мы должны все это осилить. Люди с этим справились, люди это сделали. Понятно, что основную работу выполняли, насколько я понимаю, наши войска. По факту этими руками, мозгом, можно сделать все. Мне сейчас ребята молодые говорят: “Как мы будем запускать? Роскосмос разваливается”. Я каждый раз им говорю: “Ребята, зачем вам Роскосмос? Делайте сами”. Задача подтолкнуть к тому, чтобы люди мечтали. Когда ты видишь потухшие глаза у инженеров, видишь потухшие глаза у космонавтов, не только у наших, которые понимают, что в ближайшее время марсианские планы откладываются. И с лунными планами не всегда понятно. Заявлять можно все, что угодно. У них опускаются руки, а что уж говорить про простых людей. И школьники не понимают, что там делать: “Зарплаты там не такие большие. Лучше я пойду программистом“. Хотя надо понимать, что сейчас обратная происходит история. Те люди, которые заработали много денег, обращают взор к своим детским мечтам. Они обращают свое внимание к космосу, это очень показательно.

Сергей Ивановский. Все люди, которые приходят в студию к Дмитрию Юрьевичу... Все люди, которые чего-то достигали... Я для себя делаю вывод о том, что это очень увлеченные люди. Человек, который мечтает и чего-то достигает. Определенные волевые усилия. Некие волевые усилия человека для достижения целей, которые связаны с его фантазиями, мечтами. Приходят люди, рассказывают про науку, это очень увлеченные люди. То же самое и с космонавтикой. Люди воодушевляются какой-то мечтой. Отсюда и глаза горят, и мотивация есть. В любой среде есть потухшие глаза. С другой стороны, всегда есть увлеченные глаза.

Никита Попов. Опять же, задача объяснить, что если ты ищешь смысл жизнь, вот тебе смысл жизни на красивом блюдечке. Где на писано, что наша задача сделать человечество межгалактическим видом. Сделать себе, для начала, запасной дом. Глобально, чтобы количество добра становилось все больше и больше. А если предметно брать, возьми космос. Космонавты, это одни из самых здоровых людей, которых я знаю. Потому, что врачи придираются ко всему. Раньше доходило до того, что чтобы попасть в отряд космонавтов, шли на операции. Например, перегородка носа... На самом Байконуре нас поселили в небольших трехэтажных гостиницах. Чаще всего там останавливается руководство. Рядом с домиком Гагарина, рядом с домиком Королева. Совершенно скромные домики. Там просыпался Гагарин. До самого “Гагаринского старта”, где стартуют ракеты, пешком до этих домиков, я думаю, минут за 40-50 можно дойти. Одни из самых интересных моментов, мы ходили в сборочный цех, когда это все соединяется. Ракета не сразу делается, что внутри космический аппарат, а постепенно собирают. На рассвете вывозят ракету, везут на стартовый стол и аккуратно ее, есть такое понятие, вертикализируют. После этого заправка. И вот она уже готова. Бывают стартовые окна, когда из-за погоды что-то может пойти не так. Или что-то по системам. Нам было важно, чтобы не так было много дней на старт. Если бы его перенесли на неделю, то мы бы не успели. Но, забегая вперед, скажу, что все получилось.

Еще из интересного. Мы везли с собой объективы. Бывают объективы маленькие, бывают большие, а мы взяли вот такой объектив. Спасибо Алексею Виноградову, который в Петербурге подобным обладает. Это позволяло нам делать безумные кадры. Большая толпа туристов, которые приехали посмотреть на запуск, телевидение, какие-то любители. А здесь ты приходишь и говоришь: “Разрешите, вот поставим объектив, поснимаем?” По факту, чем больше у тебя объектив... Сразу видно, что профессионал. Из запомнившегося. Когда готовились к старту. Тот день был жарким. Рядом с нами кто-то упал в обморок. У нас была аптечка, помогли кому-то из туристов. Если кто-то хочет оказаться там, это можно сейчас сделать за более-менее вменяемые деньги. Потому, что раньше, во времена Советского Союза, ты туда бы не попал. Нужно было работать в определенных НИИ или быть причастным к космонавтике. А сейчас тур, насколько я знаю, стоит от 50 до 120 тысяч. Это зависит от того, где ты побываешь на космодроме, что будет входить в твою программу. Плюс еще переезд. То есть, в 100 тысяч при желании можно уложиться и ты исполнишь свою мечту, посмотришь, как взлетает ракета. Хотя есть шансы, что перенесут и это будет не в тот день, когда ты рассчитывал.

Что еще? Перед нами стоял журналист первого канала. Наша смотровая точка была за километр-полтора от самой ракеты. Там, где было сконцентрировано больше всего прессы. И перед этой точкой, метров за пятьдесят до нас, стояла охрана. Это те люди, которыми я восхищаюсь. Представь себе, за твоей спиной стартует ракета, и этот молодой человек ни разу не обернулся, он смотрит на всех на нас, он понимает, что там взлетает многотонная махина. Я бы так не смог. То ли охрана уже столько раз смотрела на эти запуски. То ли такое усилие воли. Мы все отсняли. Мы успели сделать панораму. Это не во время старта, а за час до того, как она стартовала. Плюс мы снимали на “зеркалки” на большой объектив. И этот массив информации потом собирается у нас во что-то такое, похожее на документальный фильм о поездке. Квадрокоптеры там запускать у стартовых площадок нельзя. Хотя в промежутках между стартами можно по отдельному запросу что-то запускать. Я знаю, что пресс-служба Роскосмоса тоже пользуется новомодными камерами, которые позволяют панорамы делать. Соответственно, тоже используют квадрокоптеры. А тут... Мы отлично понимаем, почему это сделано. Совсем недавно было покушение на кого-то из лидеров стран. И все больше идет к тому, что квадрокоптеры будут сильно регулироваться. Совсем недавно у меня должна была быть лекция во Франции. Когда мы готовились, я почитал законодательство. Если ты приехал в Париж, достал квадрокоптер, взлетел на 100 метров, есть шансы присесть на полгода.

Сергей Ивановский. Почитать книжки интересные.

Никита Попов. Или большой штраф. Там большие штрафы. Друзья, у нас пока все хорошо в том плане, что сколько мы ни пускали у нас квадрокоптеры, тебе могут сделать замечание. А там штрафы 10 тысяч евро, например. По дороге, где бы мы ни катались, везде нас встречали замечательные люди. Хотя, надо сказать, был у нас один конфликт в Казахстане. Мы заехали не на ту бензоколонку. Она была закрыта, мы решили там перекусить. Ребята местные подошли, сказали: “Что вы тут делаете? Это наша земля. Уходите“. Мы постарались аккуратно загладить конфликт. Но как-то на повышенных тонах неожиданно для себя...

Сергей Ивановский. А что вы не так сделали?

Никита Попов. Не стоило туда заезжать потому, что там было огорожено. Мы не заметили. Ходят мифы и легенды, что не везде стоит заливать бензин. Хотя, как и у нас в Ленинградской области, бывает что-то с двигателем после того, как на непонятной заправке заправился. То же самое и здесь. Мы долго искали где остановиться, думали там открыто. Приехали минут через пять хозяева, сказали, что мы неправы, не стоит там останавливаться. Но без драк все это было. По России нас ни разу не останавливало ГИБДД. Какие стереотипы могут быть, когда ты едешь куда-то далеко? Что все будет плохо с дорогами, что каждые 100 километров будут тебя останавливать, беспричинно тебя обдирать. Везде будут какие-то ОПГ. По факту мы ни с чем этим не встретились. Хотя нам местами помогали те самые наклейки. Многие люди к нам по-другому относились. Могу вам посоветовать, если вы соберетесь в путешествие, наклеить на машину много разных наклеек. Это сильно упрощает жизнь. Жили мы в небольших гостиницах. Питались по пути. Ни одного отравления не было. Я очень надеюсь, что следующие лет 10-15 люди поймут, что... Да, у нас есть замечательные большие города, это Москва, Санкт-Петербург. Но столько интересного, так классно путешествовать по России.

Надо отдать должное, что мы стартовали и ехали в тот момент, когда все готовились к Чемпионату мира по футболу. Мы понимали, что очень много внимания будет привлечено именно к этому действу. Нам важно было завершить путешествие до его начала, чтобы успеть провести пресс-конференцию. Я рад, что мы все сделали, все задачи были выполнены. Мы набрали много информации, до сих пор ее обрабатываем. Квадрокоптер у меня налетал, наснимал материала часа на три. В том числе даже на Байконуре нам кое-где разрешили полетать. У тех же самых “кузнечиков”, это огромные металлические конструкции, которые вывозили “Энергию”. Единственное место, куда мы не попали... Мы были в музее “Энергии”. И где производятся ракеты, космические аппараты. Но была мечта оказаться у тех самых заброшенных “Буранов”. Если кто-то не знает эту печальную историю. Когда слетал наш замечательный космический аппарат, в беспилотном режиме, он вернулся обратно и оказался никому не нужным.

Сергей Ивановский. Там сделали либо кафе, либо ресторан.

Никита Попов. Что произошло? Во-первых, тот самый, летавший, аппарат, его поставили в большой ангар. И когда чинили крышу, в какой-то момент крыша обвалилась и похоронила под собой в этом ангаре тот самый летавший, самый ценный “Буран”. К сожалению, там погибли рабочие. Есть еще несколько экземпляров. Один купили в Германию в музей. Один привезли в Москву, он стоит на ВДНХ. Есть музей на Байконуре, там тоже стоит “Буран”. Но их там отреставрировали, что это все равно, как в Эрмитаже сделать евроремонт. Ты к ним подходишь и понимаешь, что это не те уже “Бураны”. Нам очень хотелось оказаться там, где есть ангар, там еще стоит два экземпляра. Один из них практически на 90 процентов готовый уже был к космосу. Второй экземпляр, на котором отрабатывали аэродинамические всяческие вещи. Они стоят никому не нужные в степи. Сейчас очень странная ситуация. С одной стороны они по документам уже принадлежат Казахстану. Но по факту они особо никому не нужны. Именно поэтому туда лазили до какого-то времени ребята. Где ты еще увидишь космические корабли, которые должны были полететь? Именно поэтому мы хотели там оказаться и передать ту атмосферу людям, которые сейчас растут.

Очень странная ситуация в том плане, что еще когда мы общаемся с нашими старшими участниками миссии, надо понимать, что они это воспринимают больше, как то, за что должно быть стыдно. То есть, мы не смогли, мы не справились. Тот же Советский Союз когда распался, Байконур особо был никому не нужен. Такое мнение есть. Но сейчас, например, студентка Маша Щербакова, она понимала, что корабли, которые там стоят, это просто намоленные святые места, они должны быть. Или сделать прямо там музей, или постараться их оттуда вывезти и сохранить. В том же состоянии, как они сейчас есть. Как это делают со старыми машинами. Мы их не превращаем в новые, а стараемся сделать, как они были в свое время. Или, как мы хотели сделать, отснять с квадрокоптера. Чтобы вам дух передать, представьте, если вы там окажетесь, вы как будто оказались в гробнице Тутанхамона. Там до вас почти никто не был. Про это место забыли, оно запечатано. Там был кое-кто из политиков, который приезжал на запуск. Завуалированно скажу, тот человек, который отвечает у нас за космос. Рогозин. Мы сейчас соберем силы и с помощью молодежной секции Федерации космонавтики, с помощью Клуба космонавтики, вообще энтузиастов постараемся пробить эту брешь, чтобы можно было нам там официально оказаться и все это передать следующим поколениям.

Сергей Ивановский. Печальная история. Я слышал историю, что из какого-то “Бурана” сделали что-то вроде кабака. Не знаю, насколько это правда. Такие вещи уже запредельные. Такое слушать больно. С другой стороны это печальная страница нашей истории. Но в настоящем появляются люди, которые отдалились от той эпохи. И хотелось бы в своем прошлом видеть что-то хорошее. И эти сложнейшие космические летательные аппараты того периода, это очень хорошее прошлое, о котором стоило бы с уважением говорить. Это создавали огромные коллективы, институты.

Никита Попов. Это был пик советской науки. Такие ученые работали, столько коллективов. Тем обиднее было, когда это у нас ушло в сторону. Но мы собираем эту информацию. Сейчас у меня появилось две космолекции, которые я ребятам буду рассказывать. Мне, например, прислали вчера маленький Челябинский метеорит.

Сергей Ивановский. В этом коробке немножко не то, о чем все подумали?

Никита Попов. Не спички. Вы об этом? Вот такой замечательный гость оттуда. Если кто-то не помнит, уже лет пять назад над Челябинском болид большой был. Бабахнуло так, что полетели многие стекла. Ребята знакомые из Челябинска, они рассказывают о том, как это происходит. Представим, что над Санкт-Петербургом тоже взорвался метеорит. Почему он взрывается? Там тело было по размеру метров 20-30. Скорость у него был 20 тысяч метров в секунду. На безумной скорости он входит в атмосферу, и в верхних слоях атмосферы это чаще всего происходит. Он там нагревается, взрывается. И вот взрывная волна идет. А все же хотят посмотреть. И прильнули к окнам. В этот момент взрывная волна доходит. Стеклами тогда многих порезало. Смотрелось это, когда в новостях передали, как будто к нам прилетели мифические трансформеры. Самый большой осколок упал в Чебаркуле. Чебаркульский метеорит его называют. И много мелких. Хотя этот мы еще проверим. Да, он оплавлен. Прислали люди, которые в этом разбираются. Но мы хотим его разрезать на части, посмотреть, что там будет интересного. В том числе, детям рассказывать про космическую геологию. Это перспективное направление. Есть такие перспективные направления. Даже в NASA об этом говорят. Например, захватить что-то из пролетающих астероидов, или из пояса астероидов, какой-то объект. Который здесь будет летать на орбите, мы будем его исследовать. Это раз. Во-вторых, мы можем там добывать полезные ископаемые. В-третьих, нам интересно, если будет какая-то миссия на Марс. Я более чем уверен, что кроме бортинженера, капитана, обязательно будет геолог. Мы везде фотографировались с флагом Клуба космонавтики. Еще у нас есть укулеле. Я до сих пор учусь играть.

Сергей Ивановский. Подписана кем-то.

Никита Попов. Да. Это у нас Борисенко. Это Виноградов. Космонавты, которые с нами знакомы, поддерживают дружбу. Я рад, что эти люди рассказывают нам истории. Не все эти истории мы можем транслировать. Но про космос каждый раз что-то новое узнаешь. И надо понимать, что люди, космонавты, более-менее обыкновенные. Некоторые считают, что в какой-то момент переключилось, ты стал небожителем, ты был в космосе. Павел Виноградов, если не ошибаюсь, трижды бывал в космосе, его опыту позавидует любой. При этом человек, который нас угощал вкусным пловом. Сам готовит, знает много всего. Он не боится ставить себе безумные цели и их добиваться. Он был свидетелем запуска “Бурана”. Тоже нам много интересного рассказал. Они очень классные. Если у вас получится как-то завязать дружбу с космонавтом, во-первых, придумайте какие-то небанальные вопросы. Как работает туалет на МКС, даже я могу рассказать. Как там спят и прочее. А вот чем удивить космонавта, над этим стоит задуматься, тогда, я думаю, разговор состоится и будет интересно. Это основное, что можно было бы рассказать про нашу поездку. Поездка удалась. В следующем году мы обязательно подумаем о том, чтобы проехать по всей России. Задача не меняется. Смысл нашего автопробега в том, чтобы приезжать и интересно рассказывать про космос.

Кроме Байконура, у нас куча мест. Почти в каждом городе есть что-то космическое. Не только памятники, не только люди, которые там живут, но и производство, испытательные площадки. Мало кто знает, что у нас под Санкт-Петербургом испытывали двигатели для “Энергии”. В Ленинградской области можно полазить, посмотреть. Я наконец-то сам для себя сформулировал, зачем я хочу путешествовать. Если раньше мне было непонятно, зачем ехать, просто просиживать штаны, смотреть что-то... Сейчас эти путешествия приобрели очень важный смысл. Я еду и рассказываю про космос. Те люди, которые нам помогают, большое им спасибо. Федерация космонавтики, “Четыре глаза”, “Левенгук”, те люди, которые смотрят нас. Большое спасибо за те комментарии, которые были оставлены. Было приятно их почитать. Я надеюсь, что у нас получится сделать классную космическую цивилизацию. И с вами сейчас сидим, говорим на тему того, как полетим к звездам. А лет через 20-40 мы сможем с вами болтать не здесь, а где-то далеко. Та же самая орбита. И если у вас от этих мыслей хоть немножко просыпается огонек внутри, если вы готовы в эту сторону мечтать, собирайте инициативные группы, думайте на тему того, что вы можете дать этому миру. Тот же ГИРД, маленькое сообщество, которое работало у нас в Санкт-Петербурге, тогда еще в Ленинграде. Королев с друзьями решил: “Парни, мы будем запускать ракеты”. Перекладывая на наш момент, это мы бы сказали: “Мы построим самый высокий небоскреб. Давай в эту сторону работать. Кирпич умеешь класть? Я электропроводку буду делать”.

Так, что такая получилась поездка. Всю информацию можно будет посмотреть в интернете. Вводите просто в yandex: “Звездный путь, Федерация космонавтики”. Есть замечательные ролики, которые у нас были. Я думаю, что кадры с квадрокоптера в ролик были вставлены. Вот здесь у нас стоит такой замечательный верблюд. Когда мне нечего будет рассказывать или когда я от всего устану, я пойду погонщиком верблюдов. Мне так понравилось их гонять. Ты едешь, вот степь, вот дорога. Здесь огромные верблюды, которые вылезают из кустов. Не знаю, кому-то, наверное, приходила эта мысль в голову, можно быть погонщиком верблюдов с помощью квадрокоптера. Вот кругами бегаешь, направляешь их в нужную сторону. Космический пастух. Я себя называю космическим энтузиастом, но...

Сергей Ивановский. Поясни тогда за последнюю деталь.

Никита Попов. Просто замечательная лава-лампа. Мы ее используем в лагере космической подготовки, откуда я только что буквально вернулся. Мы собираемся по вечерам, можно сделать, чтобы это работало красиво. Приковывает взгляды. То, о чем мы говорили в прошлый раз, когда мы общались на тему того, как привлечь, как заинтересовать. Все эти маленькие вещи работают на то, что ты готов заинтересовать человека. Эти нашивки скоро окажутся на моей кофте, в которой я буду вести свои космолекции. Это нашивка про Эльбрус, но это тянет на отдельный небольшой рассказ о том, чем люди занимаются в свободное время, как они забегают на горы.

Сергей Ивановский. Мы рассказывали про твой лагерь. Прошла смена, летний сезон завершился. Расскажи, что там интересного. Чем вы занимались в своем лагере?

Никита Попов. Во-первых, самая главная мысль, которая пришла этим летом, о том, что наш лагерь больше не про космос, а про счастье. То есть, твоя задача сделать так, чтобы люди, которые там оказались, они провели время со смыслом. И стремились еще раз там оказаться. Чем мы занимались? Идея лагеря была изначально простой. Мы берем отряд космонавтов, как это было у Гагарина. Это упражнения, это батут, бег, центрифуга, плавание. Мы берем занятия по астрономии. Это история космонавтики, история авиации. Это наше замечательное КБ, конструкторское бюро. В этом году на второй смене очень хорошо зашло у нас... Вы покупаете обычные куриные яйца. Даете следующую вводную: “Мы будем с тобой запускать яйцо с такого-то этажа. Задача: чтобы оно приземлилось и не разбилось. У тебя есть ограниченное количество материала. Ты должен сделать парашют, спусковую систему”. И после маленького документального фильма вы начинаете работать. У нас есть замечательные ребята-вожатые, преподаватели, которые к нам приезжают. Как-то раз к нам приезжал Андрей Иванович Борисенко, космонавт. И все вместе у нас называется лагерем космической подготовки. Да, я такой важный директор, который иногда шутит. К моему чувству юмора, надеюсь, все привыкли. Я фотографирую, снимаю все на видео. У нас ребята, под присмотром взрослых, запускают квадрокоптер, который мы запускали здесь. Они хотя бы понимают, что это такое и нужно ли им тратить свои карманные деньги или просить родителей, чтобы Дед Мороз это принес.

Сергей Ивановский. Я тебя перебью. В качестве альтернативного негативного примера. В торговом центре захожу в туалет. В туалете около умывальников стоят два пацана. Возраст, наверное, лет десять. У них пятилитровые емкости, они силятся их открыть, у них не получается. Я говорю: “Парни, вы чего делаете?” Они: “У нас свои дела”. - “Какие дела? Что-то нехорошее задумали?” Они: “Ничего противозаконного”. Немножко стушевались. Я понимаю, что они хотят воду вылить. А там есть “Бургер Кинг” в ресторанном дворике. Там покупаешь стакан и бесплатное количество у тебя заходов за этой “Кока-Колой“. Я вспоминаю, что мы в детстве тоже бредили этой “Кока-Колой“. Я говорю: “Вы воду будете сливать, чтобы залить “Кока-Колой“?” Они: “Ну, да”. Я открываю эти две емкости. С одной стороны я вспоминаю себя. Моим родителям большое спасибо, они отдавали меня на секции. Но между секциями все равно было свободное время. С другой стороны я вижу этих двух пацанов, для которых интерес, это из “Бургер Кинга” слить в пятилитровые емкости “Кока-Колу”. Это явный звоночек о том, что эти ребята не заняты ничем. Это было летом. Лучше бы они попали в твой лагерь.

Никита Попов. Вопрос в том, чем ты занимаешься. Ребенок всегда найдет, чем заняться. Я вспоминаю свое детство. И ты как-то выжил в 1990-е. Мы прыгали по гаражам. Классика жанра. Взрывали какие-то пугачи. К нам большинство родителей отправляют дертей не для того, чтобы они, может быть, что-то узнали про космос, а из-за хорошей атмосферы. У нас есть специальные звания, которые ребята зарабатывают себе. Ты сдаешь какие-то экзамены. Как тебе, например, “Ночь в лесу”? Тебе 10-12 лет, это первый твой костер, который ты разжег. Это под присмотром, мы объясняем, как это делается. Ты сидишь в темноте час-полтора, смотришь на звезды... Про бутылки ты заговорил. Как можно использовать бутылки из-под “Кока-Колы” и прочего. Это маленькая пусковая площадка для пневморакет. Может, если мы соберемся попозже, я расскажу про конкурс большой, мы на всю Россию запустим конкурс по пневматике и по ракетам на жидкости. Какие у нас бывают ракеты? Бывают ракеты, у которых пирозаряд. Там что-то сгорает, испаряется... И вот оно взлетает. Взлетает обычно не сильно высоко. В наших условиях большую ракету ты не создашь. Если ты будешь по пиротехнике дальше уходить, в какой-то момент к тебе придут нужные люди и объяснят, что не надо ничего запускать, аккуратнее с пироматериалами. А здесь все более-менее просто. Тебе нужна литровая или двухлитровая бутылка. Ты сюда ее насаживаешь. Здесь подключается насос, ты создаешь избыточное давление и тянешь... Здесь у тебя все взлетает. Радости полные штаны. У тебя ракета полетела высоко и красиво. Взлетает до 50 метров. Есть какой-то опасный момент, если ты будешь сверху смотреть на эту ракету, получишь в лоб. Мы такие вещи собираемся в Санкт-Петербурге выпускать. Даже бутылка у нас будет специальная, она будет похожа на ракету. Это классика. То, что многие в детстве делали с помощью обычного насоса.

Сергей Ивановский. В чем конкурс будет заключаться?

Никита Попов. Задача простая. Мы говорим: “Дорогие ребята, вот у нас есть главный приз. Он будет вашим, если вы нам до 12 апреля покажете свой проект и сделаете по этому проекту ракету на пневматике, на воде, которая поднимется, например, выше 1000 метров”. Сейчас студенты из ЮАР, они держат рекорд. Ракет взлетела на 826 или 856 метров. Это высоко. Тут надо поломать голову, собрать инициативную группу. Я думаю, что и ВУЗы с удовольствием поучаствуют и отдельные энтузиасты. Если у тебя получится, приз твой. Мы сделаем, скорее всего, три места. Если не получится, ты все равно поучаствуешь в чем-то интересном. Ты думал, у тебя была задача как сделать так, чтобы это все полетело. Это есть такой конкурс, там было заявлено, что если вы дотянетесь до Луны, если ваш луноход пройдет определенное расстояние, если он передаст фотографии американских аппаратов, которые находятся на Луне, вам полагается, могу ошибаться, порядка 3-5 миллионов долларов. Единственное, сейчас, насколько я понял, все команды у нас отказались. Там и наш был селеноход, русский. Это любительские силы. Мы с тобой собрались и говорим: “Парень, мы с тобой со следующих выходных... Ты берешь пиццу, я беру блины, ставим квас. И мы с тобой делаем луноход”. Еще из интересного показать. Подарок. Разрешите, я передам.

Сергей Ивановский. Дмитрий Юрьевич, очередной вам подарок. На Клима Александровича мы уже примерили эту шапку. Передадим сразу, что от нее идет непередаваемый аромат.

Никита Попов. Пусть это будет папах для самых любимых гостей. Штука замечательная. Она нам еще пригодится, когда будем рассказывать про Эльбрус. Про экспедицию, в общем и целом, наверное, я все рассказал. Друзья, придумайте себе классные цели. Не бойтесь собираться в небольшие компании. Думайте о том, что вы можете дать этому миру. Вы танцуете? Сделайте какую-нибудь команду. Вот следующее лето, как провести его интересно. Выбрать какой-то месяц, собрать автобус ребят, которые могут хорошо танцевать. И ваша задача заставить танцевать любой город, куда вы приезжаете. Вы приезжаете, включаете музыку, и вы танцуете. Многие города этим обделены. Люди понимают, что так тоже можно. А космос мы к этому уже привяжем. Конкурсы по ракетам, по самолетам.

Сергей Ивановский. Сформулируете до конца условия вашего конкурса, подготовитесь.

Никита Попов. Мы тогда объясним, сделаем. Можно будет поучаствовать тем ребятам, которые смотрят на канале ролики. Это будет то, что мы можем дать миру. Что вы можете сами постараться сделать. Дорога рождается под ногами идущего. Спасибо, что послушали меня. Надеюсь еще у вас оказаться. Если что-то еще к нам прилетит такое большое и красивое или маленькое, но тоже замечательное из космоса, мы будем там же, где и всегда – в клубе космонавтики имени Гагарина.

Сергей Ивановский. Спасибо.

Никита Попов. Спасибо большое. Всего доброго.


В новостях

30.08.18 13:03 Никита Попов о поездке на Байконур, комментарии: 3


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк