Ответы на вопросы про четвертую серию второго сезона Рима

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

12.09.18



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. По-нашему – по-древнеримски.

Клим Жуков. Хорошая весёлая римская музыка.

Д.Ю. Да, мы вас категорически приветствуем. Итак, ответы на вопросы по четвёртой серии.

Клим Жуков. Да, четвёртая серия второго сезона сериала «Рим». Как обычно, у нас традиционно всё начинается с военного дела. О, это германцы, которые тут же строились «свиньями». Почему у тебя свинья всё время истерично хрюкает, а у меня как-то флегматически?

Д.Ю. Я ей надавил, как следует.

Клим Жуков. «В «Записках о Галльской войне» Цезарь постоянно берёт заложников у всяких там нервиев и прочих галлов, но тем не менее они всё равно нападают. А что с заложниками? Об этом нигде не пишется, а интересно. Какой-то смысл от меня ускользает. Или их режут, а галлы всё равно бунтуют?»

Смысл в том: ну, во-первых, галлов, как единого организма, не существовало, там была куча племён, и вот, например, от нервиев взяли заложников, и нервии не нападают, а нападают наоборот какие-нибудь херуски, это, правда, германцы, но тем не менее.

Д.Ю. От тейпа нервиев взяли заложников.

Клим Жуков. От тейпа, да. К заложникам приходят и говорят: «Сейчас мы вас резать будем». Они говорят: «Простите, мы-то тут причём? Это другой тейп совершенно». И римляне такие: «Блин, да как вы запарили – вас и не разобрать, кто вы, какие. Все одинаковые вроде – рыжие и противные».

Д.Ю. И тут важный момент, с вашего позволения – что они, будучи вывезенными в Рим, это не крестьяне тупые, это там вожди всякие разные, их родственники, они в Риме вливаются в общество, учат язык...

Клим Жуков. Натурализуются.

Д.Ю. ...ходят в баню, да, видят, какая тут красота. Т.е. ещё вчера он жил в землянке и по праздникам намазывался медвежьим говном, как это у них принято было, а тут вдруг полное благорастворение, ароматы, шлюхи в изобилии представлены.

Клим Жуков. Симпатичные.

Д.Ю. Еда всякая, возможно наркотики питательные, и всякое такое. А потом эти люди возвращаются в лес, и что же слышат товарищи о том, как в Риме живётся? Это был, я считаю, аналог Колумбийского университета сейчас: берём элиту, везём к себе, морально разлагаем её, отправляем обратно, и таким образом агенты влияния получаются.

Клим Жуков. С галлами это вообще замечательно прокатывало, потому что галльские племена уже вплотную практически подошли к тому моменту, когда у них будут образовываться государства, т.е. там было серьёзнейшее имущественное расслоение уже, просто по факту оно было, это имущественное расслоение, значит, была высокая концентрация трудовых ресурсов, рабство в первом его приближении патриархальное, т.е. элита была уже готова разложиться вот по полной программе, только пока не было возможности, а римляне показывали: да у вас все возможности, посмотрите, как это делается. Ну а гораздо легче разлагаться при помощи уже готового Рима, чем себе чего-то строить.

Д.Ю. Ну и резать их по-моему, никакой нужды не было.

Клим Жуков. Не, ну это, конечно, всё, я думаю, решалось в порядке поступления проблем, потому что иногда их легче и правильнее было бы, наверное, зарезать. Я уверяю – резали.

Д.Ю. Для чего и брали.

Клим Жуков. Конечно. Об этом есть не только у Цезаря записи, а много где ещё: заложников периодически «мочили», когда их соплеменники вели себя неправильно, но это, опять же, всё решалось не автоматически, а исходя из конкретных требований момента.

Д.Ю. Каждый случай индивидуален, да.

Клим Жуков. Именно так. «В отличной игре «Rome: Total War» были задействованы отряды боевых псов – были ли они в реальности? Много ли их умирало в бою и что делали с оставшимися без своих псов легионерами?»

Д.Ю. Молосские доги или бордосские доги?

Клим Жуков. Никаких боевых псов в римской армии не использовали. У нас замечательный наш специалист по античности и по военному делу античности, а также по чукчам...

Д.Ю. Нефёдкин?

Клим Жуков. Нефёдкин, да.

Д.Ю. Камраду Нефёдкину за военное дело чукчей – моё почтение!

Клим Жуков. Он периодически любил и, наверное, любит до сих пор поднимать всякие вопросы, такие, прямо скажем, скользкие вопросы военной истории, написать там авторский лист, в конце сказать: ничего этого не было. В частности, у него в журнале «Парабеллум» была статья как раз про боевых псов, где он убедительно рассказывал о том, что рассказывать не о чем – не было никаких боевых псов. Их использовали, конечно, ну например, там нужно охранять лагерь, чтобы они подавали голосовые сигналы, разнюхав приближение коварного врага с чужим запахом, ну как и сейчас, собственно, сторожевые функции собаки могли выполнять. Никаких подразделений боевых псов не было.

Д.Ю. Ну мне вот, честно говоря, даже непонятно...

Клим Жуков. У них там холодное оружие у всех, щиты, там, луки...

Д.Ю. Да, копьё, щит, сабля – а что тут собака может сделать?

Клим Жуков. Ничего.

Д.Ю. Я вот некоторых собак просто ножиком резал, и, осмелюсь заметить...

Клим Жуков. Помогает?

Д.Ю. ...очень эффективно. Особенно хорошо действует на хозяина – как только приблуду вынешь, сразу: «Не надо, не надо!» - «Прибери свою скотину».

Клим Жуков. Нет-нет, никаких боевых псов никто не использовал, это всё какая-то художественная ахинея, типа фильма «Гладиатор», там, где с генералом – генерал-лейтенант, генерал майор, кто он там был? – короче, с генерал-майором Максимусом, там с ним скакала какая-то овчарка адская и жрала германцев за жопу.

Д.Ю. Да. Ну в кино выглядит прекрасно.

Клим Жуков. А потом она куда-то исчезла, главное, скакала-скакала, а потом исчезла. Дальше-то что было – она что на повышение пошла или что?

Д.Ю. Осталась немцев доедать.

Клим Жуков. Или немцев доедать осталась, там их столько навалили! Не-не-не, всё это чушь собачья.

Д.Ю. В прямом смысле слова.

Клим Жуков. Именно так, я недаром упомянул слово «собачья». «Клим Александрович регулярно громит кожаные безрукавки и обвиняет носителей оных в мужеложстве» - я в первую очередь обвиняю не носителей оных, а тех идиотов, которые это в кино тащат.

Д.Ю. Их обвинять не надо.

Клим Жуков. Нет.

Д.Ю. Там и так всё понятно.

Клим Жуков. «Возник вопрос: кожаные доспехи в каком-либо виде вообще существовали, что-нибудь типа линоторакса, только, к примеру, шкуры старого вола? Что говорит по этому поводу археология?»

Ну вообще, конечно, в принципе, кожаные доспехи очень даже известны, причём вплоть до такого хорошего матёрого Средневековья, потому что кожа вообще – материал с широким спектром применения, например, китайские, вообще дальневосточные доспехи из кожи отлично известны. С незапамятных времён это варёная кожа, которую в не очень большой температуре, чтобы белок не распадался, чтобы она не делалась хрупкой, её вымачивают, ну скажем так, в сильно тёплой воде, возможно, с каким-нибудь добавлением целебных солей, после чего натягивают на форму и высушивают, после чего кожа приобретает твёрдость дерева. Ну кроме того её потом, если она была не слишком толстая, можно было выклеить в 3-4 слоя, плюс ещё слой клея даст дополнительную прочность, ну и потом отлакировать сверху для того, чтобы она от жидкости не коробилась.

Д.Ю. И оскорбительные надписи, возможно, нанести?

Клим Жуков. Да. Конкретно если говорить про античность, вот не так давно в Египте нашли доспех из кроко... из кожи с жопы дракона.

Д.Ю. Сrocodile?

Клим Жуков. Из крокодила, так точно. Там натурально такая вот кираса, вот прямо со спины крокодила. Там на спине у крокодила кожа такая, что её даже из пистолета не прострелишь так-то сразу, из пистолета Макарова, пуля там завязает. Люди, которые стреляли по крокодилам из пистолетов, говорили, что когда в спину матёрому крокодилу прилетает пистолетная мягкая пуля, она его не пробивает.

Д.Ю. Серьёзное животное!

Клим Жуков. Вот. И вот там, значит, кираса и шлем, причём так здорово всё сделано: оставили эти самые все шипчики крокодиловые наружу, выглядит очень садо-мазо.

Д.Ю. Как в советском анекдоте, как генерал захотел сапоги из крокодила, в Африку отправили стройбат, а сапогов всё нет и нет, нет и нет. Приезжают на Нил с внезапной проверкой, а там горы крокодилов лежат. «В чём дело?» - «Семь тысяч убили – ни у кого сапог нет».

Клим Жуков. Да, вот сапог нету, а вот доспехи не так давно обнаружили.

Д.Ю. А из кого делали – из свиньи?

Клим Жуков. Ну из волов обычно делали. Ну опять же...

Д.Ю. У вола лучше шкура, чем у свиньи?

Клим Жуков. Опять же, когда как.

Д.Ю. Или просто больше?

Клим Жуков. Ну я полагаю, что больше, да. Ну в Китае, опять же, из носорогов делали. А собственно говоря, в связи с использованием носорогов в военных целях в Китае носорогов больше не проживает на ПМЖ, только в зоопарках, потому что их извели всех.

Д.Ю. Как они их использовали?

Клим Жуков. Щиты из них делали, доспехи из них делали. Шкуры...

Д.Ю. А, в смысле шкуры ... Я уж думал, как в художественном фильме «Триста», где носорог бежал.

Клим Жуков. Нет-нет, так не использовали. Носорог не приручается совершенно, его невозможно приручить и обучить. А с руки кормить можно – жрать будет, а слушаться не будет.

Д.Ю. Он видит плохо, говорят.

Клим Жуков. Это не его проблемы.

Д.Ю. Да-да-да. У меня была в детстве такая, ну в молодости, отличная книжка под названием «Операция «Носорог»», как в ЮАР спасали носорогов от браконьеров. У китайцев же считается, что рог у носорога – это не рог, а волосы сросшиеся, что если рог напилить, то он от импотенции первейшее средство. Ну у китайцев всё на это направлено.

Клим Жуков. Всё от импотенции. Видимо, проблемы большие.

Д.Ю. Да, типа...

Клим Жуков. Учитывая, что их 1,5 миллиарда, видимо они как-то на себя наговаривают.

Д.Ю. И вот, во-первых, что делают носороги, какие... как их, местные африканцы, как они капканы строят...

Клим Жуков. Капканируют?

Д.Ю. Да, там петли какие-то из стальных тросов. В общем, носорогов портят, душат изо всех сил. А ЮАР-овцы их ловили и волокли к себе в ЮАР в какой-то заповедник, что там негры не добираются. Ну теперь-то там демократия, я надеюсь, в ЮАР, и носорогов херачат с такой скоростью, что, наверное никого и не осталось. Потом придумали им рога отпиливать, что типа рог нужен, поэтому если отпились, то носорог теряет ценность для браконьера. Непросто там, в Африке.

Клим Жуков. А ещё, наверное, последний раз, когда кожаные доспехи активно использовались – это, наверное, был 14 век. Там же в Италии, особенно очень любили на юге Италии и на Сицилии, кожаные доспехи. Ну там мафиози с большим стажем, они кожанки любят, это, по крайней мере, красиво.

Д.Ю. Курточку.

Клим Жуков. Курточку, да. Ну там так же это всё было выварено из кожи, возможно, выклеено в несколько слоёв, сверху это покрывали тиснением с золотыми росписями.

Д.Ю. Дембельскими.

Клим Жуков. Да-да-да, это есть даже несколько настоящих подлинных артефактов такого рода, вот например, в Королевском Арсенале в Лидсе, в Англии есть плечевой щиток (реребрас) такого рода, надгробий таких полно. Поэтому да, кожа в принципе использовалась, но это не кожаная идиотская безрукавка и не гомосековские эти самые наручи, это именно специально выделанный доспех.

Д.Ю. Не для заведения под названием «Голубая устрица»?

Клим Жуков. Нет-нет-нет. А в кино обычно как раз из этого самого заведения.

Д.Ю. Ты, кстати, знаешь, что такое «Голубая устрица», «Blue oyster»? Это головка полового органа. Когда долго не кончают, она становится лиловая такая...

Клим Жуков. Ха-ха-ха! Образно!

Д.Ю. Да, поэтому называется «голубая устрица».

Клим Жуков. Очень образно! Ха-ха-ха! Да...

Д.Ю. Не все в курсе. В «Полицейской академии» - помнишь?

Клим Жуков. Да, я помню, конечно, там почти во всех частях это прекрасное заведение фигурирует. Кстати, я тут у себя в группе, посвящённой литературно-историческим или исторически-литературным чтениям с простым названием «У Жукова» регулярно выкладываю вечером в рубрике «Вечерний кинозал» какие-нибудь исторические фильмы, и тут я, пока суть да дело, выложил... я думаю: надо Люка Бессона нашего дорогую нашу «Жанну д´Арк» выложить. Ну она, конечно, бредовая до ужаса, и там сама Мила Йовович такая дура, вообще, просто караул!

Д.Ю. А доспехи, такое чувство, что из игры «Warcraft» срисовали.

Клим Жуков. Да, ну или стырили. Ну и я, набрав, чтобы найти, ссылку где-нибудь взять, набрав «Жанна д´Арк», нашёл давным-давно мной забытый фильм...

Д.Ю. «Начало»?

Клим Жуков. «Жанна д´Арк», американский, кажется, 1954 года или типа того, или даже 1952. Там снимал тот же мужик, который снимал «Унесённых ветром», с Ингрид Бергман в роли Жанны д´Арк – вот это, я вам доложу, кино! Я прямо местами аж чесался, потому что, блин, это прошлый век, причём его первая половина. По крайней мере, на главных героев, включая саму Жанну д´Арк, там сделаны нормальные доспехи, которые понятно, откуда взяты, с каких там надгробий, миниатюр, музеев. Там именно... ну да, конечно, там с какими-то ошибочками, но это просто хорошо сделанные, легко узнаваемые доспехи начала 15 века, что ужасно просто. Королевский двор показывают – так это королевский двор, там все эти самые дамы в таких колпаках с кисеями, мужики в таких бархатных одеждах с поясами, все аккуратные, вымытые, выбритые, красивые, ведут себя прилично. Смотришь бессоновскую «Жанну д´Арк» - там эти три дебила в расстёгнутых куртках, понимаешь, с грязными рубашками, небритые какие-то все... Думаю: блин, почему вот тогда могли снимать, а тут никак. Там показывают штурм французами осадных укреплений перед Орлеаном – отлично сделанное батальное сражение, пушки стреляют, как положено, там поднимаются эти самые осадные щиты, бахают пушки, люди лезут на стен, их там англичане из луков косят десятками, отпихивают алебардами лестницы, все друг друга рубят, «мочат»... Очень хорошо сделанная батальная сцена! Ну опять же, тут же смотришь бессоновскую – люди одеты в какое-то говно из «Warcraft» в шипах, осаждённые какие-то камни кидают круглые в специальные унитазные отверстия в стенах. Думаешь: господи, что это за бред, ну что это за бред?! Вообще мерзость какая-то! Вот тогда могли, сейчас почему-то разучились, я вообще не понимаю, почему.

Д.Ю. А вот великолепный без всяких преувеличений советский худ.фильм «Начало»?

Клим Жуков. Это с Инной Чуриковой который, да?

Д.Ю. С Чуриковой, да.

Клим Жуков. Ну там, конечно, всё очень слабо в этом отношении, очень слабо. Там понятно, что вытащили реквизит из фильма «Король Лир», но этот «Король Лир» для своего времени был прорыв, прямо скажем, плюс там без затей совершенно главных героев снарядили просто из Эрмитажа. Понятно, что там, где их снарядили из Эрмитажа, там всё очень сильно хорошо. Да, кстати, ты знаешь, что в «Гамлете» призрак, ... отец Гамлета, он же в шлеме из Эрмитажа, из эрмитажной коллекции ходит, с металлическим лицом – это у нас, из эрмитажной коллекции, наш шлем.

Д.Ю. Толково, да.

Клим Жуков. Вот, тогда было можно так делать, теперь уже нет.

Д.Ю. Начало очень хорошее, кино, как кино, очень хорошее! Всем рекомендую, кто не смотрел.

Клим Жуков. Это безусловно. Я имею в виду, что сцена с этой самой Жанной д´Арк, с Чуриковой – там, конечно, в историческом плане всё очень слабо, правда, оно гораздо лучше, чем в дегенеративном фильме Люка Бессона, который, мне кажется, что это из-за того, что слишком много кокаина и ЛСД было, не как надо, в меру, а...

Д.Ю. Не надо смешивать вот.

Клим Жуков....перебор просто какой-то, да, и посмешали, да. Это я по поводу реквизита в т.ч.

Клим Жуков. Следующий вопрос: «Это реально, что тогда во время битвы погибло только с одной стороны 8 тысяч человек, или это хронисты со сценаристами накручивают?»

«Тогда во время битвы» – какой? Ты о чём? Но вообще, конечно, намёк твой я понял и поддерживаю: периодически нарративные источники даже от Римской империи, там их, казалось бы, сохранилось очень много, можно перепроверить, они и численность армии очень сильно накручивают, и потери очень сильно накручивают, а особенно если это потери с той стороны. Если ты имеешь в виду битву при Мутине, ну это, конечно, очень вряд ли, потому что ну 8 тысяч человек, что это такое – это, считай, два легиона целиком. Это очень вряд ли. Т.е. понятно, что про врагов-то писали что – кто их там считать будет?

Д.Ю. Несметные полчища.

Клим Жуков. Несметные полчища, и убили их там половину, т.е. было 60 тысяч, убили 30.

Д.Ю. Как всегда.

Клим Жуков. Это же справедливо. Вон у нас ещё, господи, какая там Римская империя, в отлично документированную эпоху, это было совсем буквально недавно – 18 век, то Румянцев, то Суворов разгоняли турок, ну минимум начиная от 100 тысяч. Вот турок меньше 100 тысяч, по-моему, никуда не выходило.

Д.Ю. Чтобы огрести, как следует, да?

Клим Жуков. Плюс обязательно вот 100 тысяч турок и 80 тысяч крымских татар. Вот смотришь на карту поля боя и думаешь: господи, они туда, даже если русских там не будет, они вообще одни-то там поместятся, вот в принципе, без посторонней помощи? Вряд ли, не поместятся, поэтому какие там 80, какие 100 тысяч? Понятно, что их было, возможно, больше, потому что у нас там контингенты, прямо скажем, не слишком большие выступали, но не в 10 раз и не в 20 – там, в 1,5 раза. Это, кстати говоря, если кто-то думает, что это сильно облегчает дело – нет, в 1,5 раза больше – это чудовищное превосходство! Ну понятно, что если бы там в 10 раз больше, не помогла бы никакая тактика и никакое вооружение, их бы просто задавили.

Д.Ю. А правду говорят, что большинство убитых – они при отступлении, т.е. когда одни бросаются бежать, то других там много убьют?

Клим Жуков. Да, конечно. Это особенно в боях античности, средневековья, с массированным применением холодного оружия и доспехов это самые главные потери во время бегства. Пока две армии бодаются лоб в лоб, пока они сохраняют порядок, ну тот, к которому они привыкли, не обязательно это именно строй, как стена щитов, но по крайней мере они взаимодействуют друг с другом, очень сложно человека завалить. Ну одного-то и несложно, наверное, а вот массово их перевалить – это может быть только в одном случае: если одна сторона превосходит другую сторону технологически, по подготовке просто наголову. Такое тоже бывало, но, как правило, всё-таки, на войну приходят люди, которые, в общем, этим занимаются профессионально и что-то понимают в этом, поэтому оказаться лучше его в 10 раз, тем более массированно, чтобы там все оказались в 10 раз лучше чем та сторона, невозможно, тем более, что это, как правило, сразу видно, такая разница в классе, и те, кто похуже, они просто сбегут, скорее всего, до боестолкновения серьёзного. А так да, если одна сторона потеряла порядок, то просто люди не могут прикрывать друг друга, они убегают, заняты в основном тем, что спасают сами себя, но спасая самих себя, они и себя же в первую очередь подставляют – им там в спину начинают тыкать, в силу того, что нет порядка, они же не упорядоченно разбегаются, а куда попало разбегаются, мешая друг другу, т.е. их можно просто быстрее догонять и массированно уничтожать.

Поэтому когда происходили такие серьёзные боестолкновения что в античности, что в средние века, которые заканчивались или чем-то наподобие ничьей или не заканчивались разгромом, т.е. когда армия пришла, огреблась и в порядке отступила, там оказывались какие-то такие потери очень смешные, т.е. буквально там 1000 человек пришла, потерпели поражение, оставили поле боя, потеряли 15 человек – вот в таком духе, а победители двоих. Поэтому, конечно, это для хронистов обычное дело. Это нарративный источник. всегда нужно смотреть документы с обеих сторон, если есть такая возможность. Понятно, что от галлов никаких документов не осталось, ну и тем более побеждённых в гражданской войне римлян – тоже документов не осталось. Вот когда есть документы, смотришь отчёт о потерях в своей стране, понимаешь, что фиксирование потерь – это не то, что ты хочешь перед кем-то похвастаться, это тебе людей с довольствия снимать надо, это же с деньгами в первую очередь связано, поэтому тут врать сильно не получится, это проверять будут. А если ты будешь сильно врать, тебя накажут, скорее всего. Ну и с той стороны нужно смотреть не то, что насчитала победившая сторона. Что она там могла насчитать? Только приблизительно, это в лучшем случае, скорее всего наоборот, для того, чтобы превознести себя, это будет гораздо большая цифра. С той стороны то же самое – это снять людей с довольствия, значит, там будут примерно какие-то цифры, которые будут похожи на правду. К сожалению, в античную эпоху мы лишены такой возможности в силу бедности источниковой базы.

«Как происходило снабжение легионов в смутное время?»

Ну так же, как и всегда. Вот Марк Антоний какой-нибудь или там Лепид крышует провинцию, и вот тебе с этой провинции собирают еду. Вариантов никаких больше нету.

«Постоянно слышу фразу про набор легионов. Как набор легионов происходил конкретно, а именно: кто учил рекрутов, кто становился первой основой, были ли какие-то ритуалы и обычаи?»

Ну как происходил набор легионов, я уже неоднократно рассказывал, раза два, как минимум, в предыдущих роликах. Рекрутов учили в учебных центуриях, учебных когортах. Приходили рекруты, поступали под начало специально обученного центуриона, которых занимался их обучением. Центуриону помогал опцион. Соответственно, распределялись они по контуберниям, над контуберниями становились деканы, т.е. десятники, которые выбирались самими солдатами, ну конечно, при участии непосредственного начальства, из самых зарекомендовавших себя, и таким образом становились отличниками, которые помогали опциону и центуриону подтягивать до нужного уровня своих менее подготовленных коллег. Потом, пройдя обучение, ну понятно, курс молодого бойца, всю эту молодую поросль перекидывали в действующую часть, где, как обычно после учебки, ими занимались уже по конкретной воинской специфике, в которой ни должны были оказаться.

Д.Ю. Древнеримские «дедушки».

Клим Жуков. Опять же, уже этим занимались «дедушки», естественно, опять же опцион и опять же центурион.

Д.Ю. Я бы вдогонку к предыдущему, уже говорили, повторимся: когда стояли где-то на месте эти самые легионы, развивалось подсобное хозяйство – птица, свинья, огород. Места хорошие, растёт там всё прекрасно. Солдат всегда занят подсобным хозяйством, иначе жрать нечего.

Клим Жуков. По поводу ритуалов и обычаев сказать что-то определённое трудно, потому что лично мне какие-то развёрнутые по этому поводу источники не попадались, так чтобы можно было сказать, что вот, значит, на дембель римский легионер должен был соорудить дембельский альбом...

Д.Ю. Аксельбант.

Клим Жуков. ...чеканного серебра какой-нибудь, да, или там при поступлении на должность обязан был проставиться будущим боевым товарищам – не знаю.

Д.Ю. Хороший обычай у гражданина Тацита описан, что если заснул на посту в карауле, то тебя товарищи палками до смерти забьют – хорошее начинание.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Видимо, спали меньше, чем у нас.

Клим Жуков. Да, и там дальше будет вопрос о наказаниях. «Многие научно-популярные историки поют осанну изобретённым ещё в мезолите копьеметалкам-атлатлям. Теоретически для метания пилумов они тоже пригодны, но я что-то не встречал упоминания о массовом их применении в римской армии. Почему?»

Потому что копьеметалка – это дополнительный предмет в руке, а в руке, как это ни странно, в правой, которой тебе потом, возможно, придётся применять меч. И вот у тебя в руке дополнительная копьеметалка, ты выбрасываешь пилум, может быть, второй пилум, а потом тебе нужно доставать меч – ты должен повесить куда-то копьеметалку, потом достать с пояса гладиус. Это много лишних движений, и у тебя дополнительный предмет будет болтаться на поясе или где там ещё, а любой предмет, который болтается в рукопашной схватке, лишний, он сильно мешает, это может сказаться, причём фатальным образом, на твоём здоровье. Кроме того, он мешать будет не только тебе, он будет мешать товарищам в строю, возможно, поэтому это недопустимо. Поэтому никаких копьеметалок не использовали, почему – повторюсь: слишком много движений, слишком много дополнительных предметов на поясе.

«Мог ли разбитый легион... – наверное, «могли ли разбитый легион» - расформировать для пополнения других подразделений? Если да, что делали с офицерским составом – ставили в строй рядовыми или существовал аналог офицерского резерва?»

Конечно, расформировывали разбитые легионы, разбитые, утратившие знамя, ну точнее, аквилу – их расформировывали и раскидывали по другим легионам. Если посмотреть... Причём могли расформировать и просто так, когда в нём, в этом легионе, отпадёт необходимость, потому что в разное время в римской армии было 20, 30, 45 легионов – вот куда девались те, которые только что были? Вот можно посмотреть: легион просуществовал до какого-то времени, потом раз – и этот номер исчезает навсегда или на 100 лет, потом его возобновляют. Это значит, что людей, которые выслужили срок, понятно – их на гражданку, а те, которые ещё должны служить, их могут и скорее всего отправят на усиление того или иного легиона, потому что, повторюсь, легионы очень редко существовали в полном комплекте, когда у них штат был забит на 100%, т.е. значит, можно было в какой-нибудь легион лишние 150, 200, 20, 10 человек принять, просто потому что есть куда, до штата они, как правило, не дотягивали. Плюс всегда были легионы, которые находились... ну не всегда, но очень часто были легионы, которые находились в состоянии военных действий, а значит, неизбежно несли боевые и медицинское потери, т.е. надо было получать пополнение, а тут у тебя уже готовые обученные – очень удобно. А офицеров девали куда – ну опять же убыль офицерского состава имела место, поэтому могли перевести, естественно, на освободившуюся вакансию или перевести, возможно, с понижением в должности: вот он был первый центурион, его перевели третьим центурионом – вот как-нибудь так.

«Хочется чуть подробнее узнать о способах поддержания дисциплины в легионах, какие методы использовались в это время: усиленная муштра, штрафы, порки, казни? Какое наказание ждало дезертиров во времена Гая Цезаря и Октавиана Августа?»

Ну во-первых, усиленная муштра – это естественно, легионеры постоянно занимались тем, что в свободное от подсобного хозяйства время или ходили, или бегали, в выкладке или без выкладки, это у них было постоянно – вот они ходили и бегали, ходили и бегали, ходили и бегали, носили что-нибудь. Круглое носили, квадратное катили. Всё, в общем, т.к. это именно армия, вот в этом отношении она ничем не отличалась от современной армии, потому что то же самое – солдат постоянно занят тем, что марширует или бегает, или ходит, или таскает что-нибудь неудобное, а иначе никак это работать не будет.

Д.Ю. Пороли?

Клим Жуков. Обязательно порка, это была... Да, во-первых, были наказания морального плана, т.е. человек как-то, ну возможно, не очень сильно накосячил – его могли лишить, например, воинского пояса и заставить ходить в строю без воинского пояса, т.е. все с воинским поясом, а ты без, неподпоясанный, вот как в фильме «Цельнометаллическая оболочка»...

Д.Ю. Рядовой Куча.

Клим Жуков. ...рядовой Куча со спущенными штанами, с винтовкой вот так вот за ствол на плече и с большим пальцев во рту плёлся за подразделением – вот примерно так же. Могли заставить, ну опять же, если это не боевая обстановка, могли заставить деревянный меч таскать, т.е. нечто позорное, чтобы все видели – лох! И просто из-за того, что очень стыдно перед товарищами, человек подтягивался, исправлялся. Вот таким образом его одёргивали и ставили на путь истинный. Дальше, если человек совершил более серьёзное должностное или дисциплинарное преступление, его могли высечь, и для этого, между прочим, у ликторов были розги, именно для этого. Это, собственно говоря, символ того, что их применят для розгования. Розгивывания.

Д.Ю. Да, если кто не в курсе, то ликторы носили на плечах такой пук.

Клим Жуков. Фасцию.

Д.Ю. Да, фасцию, от которой происходит слово «фашизм». Моя фамилия Пучков...

Клим Жуков. Фашистов.

Д.Ю. Да, Фашистов. С воткнутым топором. Розги как раз... как веник в сказе про веник, где там одну сломать можно, а много связанных нельзя. Ну а заодно и выпороть тебя можно. По-русски это называлось батоги: «В батоги его».

Клим Жуков. Да, вот пороли, очень активно, за более серьёзные преступления, а если человек косячил по-настоящему, а что такое «по-настоящему косячил»: это, правильно, уснуть на посту в карауле, это неповиновение приказам начальства или бунт непосредственно в боевой обстановке и вообще на войне против непосредственного командира или вышестоящего любого командира, это бегство с поля боя, дезертирство – за это убивали, вот за все эти вышеперечисленные проступки. Самый обычный был в римской армии способ наказания летального или около того наказания – это заставить твоих товарищей пол контубернию или шире – центурии бить тебя палками. Если выживешь, что, конечно, случалось, то такого человека лишали римского гражданства и отправляли в изгнание, т.е. это, в принципе, как смертная казнь, тем более, если вы находитесь в боевом походе непонятно где. Это, кстати говоря, было очень важно, ровно в этом же кроется смысл такого наказания, как шпицрутен, потому что шпицрутен – это то же самое побивание шомполами, палками или розгами человека, который провинился внутри подразделения, солдатами самого же подразделения. Т.е. тебя не палач наказывает, а тебя наказывают свои же товарищи, потому что ты провинился в первую очередь перед ними, и все понимают, что вы его наказываете не потому, что так начальству захотелось – это он вас подставил, сделайте что-нибудь. Шпицрутен тоже очень опасное для здоровья наказание, далеко не всегда заканчивалось летальным исходом.

А просто казнь от палача – это было нечто совершенно другое: это значит, что все видят, что это начальство так распорядилось, и специально обученный человек твоего товарища «замочил». Педагогический эффект есть, но абсолютно другой, а тут ты сам участвуешь в наказании, с полным сознанием того, что ты таким образом, во-первых, мстишь за себя, потому что тебя человек подставил под очень серьёзную опасность, уснув на посту – ну вас могли просто перерезать, пока он дрых.

Д.Ю. Да. Шомполами в ухо ...

Клим Жуков. Да, так точно. С одной стороны. С другой стороны, это педагогический эффект, т.е. ты своей рукой приводишь в исполнение наказание, зная, что если ты так сделаешь, вот эти самые люди сделают то же самое с тобой, и это сильно сплачивало.

Д.Ю. Ещё бы! Коллег по опасному бизнесу.

Клим Жуков. Да-да-да. Казнь, понятно дело – отрубание головы. Предварительная порка для позора и отрубание головы или просто отрубание головы. За очень-очень-очень какие-то сверхвыдающиеся отличия даже могли лишить римского гражданства и сдать в рабы, но для этого нужно было сделать что-то просто неимоверно плохое.

Да, ну и в исключительных случаях, как мы знаем, во время восстания Спартака последний раз, насколько мы можем судить, применялась децимация, когда в подразделении, сбежавшем с поля боя, казнили каждого десятого. Это какая-то очень древняя традиция, которая уходит глубоко-глубоко во времена, видимо, ещё даже доцарские или там раннецарские, и применялось оно исключительно редко, но всё равно такое могло быть, т.е. не персональная, а коллективная ответственность.

«Скажите, пожалуйста, могли ли быть у римских легионеров какие-то маршевые кричалки в духе морпехов из кинофильма «Full Metal Jacket»?»

Опять же, мы не знаем, потому что они не записывались. Если и были какие-то походные песенки, частушки и прочее, их не записывали, поэтому мы ничего про них не знаем. Наверное, были – удобно же. Но это «наверное, оно именно что наверное, мы думаем, что так прикольно, а может быть, для римлян это показалось бы какой-то вообще ересью жуткой. Просто наши-то кричалки так или иначе все рифмованные, т.е. их просто тупо на бегу или там во время марша удобно выкрикивать, потому что строчки перекликаются друг с другом – какой-нибудь, там, «я не знаю, но молва идёт...»

Д.Ю. Не нужны нам прошмандовки, любим мы свои винтовки.

Клим Жуков. А римская поэзия была строго враждебна к любой рифме, потому что когда появились эти самые рифмованные стихи, римляне старой школы, как известно – «нет лучше школы, чем старая, и я в ней, блин, директор» - очень удивлялись: какой дурак пишет такие стихи? Как это вообще можно писать? Каждая строка дразнит другую похожестью – чушь какая! У римлян был совершенно другой строй поэзии, никакой рифмы там быть не могло, там только размер рулил и ритм. Поэтому, видим, как мне кажется, такого рода стишки на кричалку будут плохо ложиться. Хотя, опять же, может, я чего-то не знаю, а римляне наоборот знали. Это всё досужие рассуждения, не основанные на конкретных исторических источниках.

Д.Ю. Ну у нас, например, никаких подобных кричалок никогда не было.

Клим Жуков. У нас строевая песня была.

Д.Ю. Первое: когда идут шагом, то товарищ сержант кричит: «Раз! Раз! Раз!», а потом вся толпа дружно кричит: «Иии!» и топает правой ногой. Это, если есть подковы, ну нам не разрешали на аэродроме подковы, а гвардейцы-десантники...

Клим Жуков. Чтобы не протоптали аэродром.

Д.Ю. Искра может поджечь ценный самолёт, и всякое такое. Вот, это раз, это когда строем идут. Были оскорбительные выкрики всякие, когда идут две роты, то наш сержант, например, завидев автомобильную роту, кричал: «Автомобильной роте что?!» И сто рыл в ответ кричит: «Х..!» Когда кричит сто человек, это производит серьёзное впечатление. После этого вторая кричалка: «Авторота обиделась!» И сто рыл опять кричат: «Ну и х.. с ней!» И заключительная: «Общее презрение автороте!» И все хором: «Уууу, суки!» Это было страшно смешно, но это не рифмы, ничего. Вот.

Клим Жуков. Ну понятно, да-да. Опять же, строевая песня какая-нибудь там: «Попробуй а-а, попробуй джага-джага...»

Д.Ю. У нас таких не было.

Клим Жуков. Это понятно. Разное: «Товарищи, вы тут всегда на Иосифа Флавия, а я как-то читал в книге Александра Кравчука «Галерея римских императоров», что Иосиф Флавий не является достоверным источником. Внесите ясность».

Блин... Иосиф Флавий – это писатель. Писатель пишет нарративный источник, т.е. повествовательный источник. То, что лично товарищ Иосиф Флавий знает хорошо, он имеет шанс описать подробно и достоверно, если он что-то знает плохо или знает понаслышке, это, естественно, будет обладать низкой достоверностью. Задача историка при проведении источниковедческого анализа для привлечения того или иного текста к исследованию – это провести исследование этого источника, текстологическое в первую очередь, т.е. нужна внутренняя компаративистика сведений, т.е. сравнение, не противоречат ли сведения внутри источника друг другу, в самом источнике, и сличение с параллельными текстами. Поэтому у Иосифа Флавия, как в любом нарративном источнике, есть несколько слоёв – есть слои предельно ценные, очень достоверные и информативные, есть которые, скажем так, средне-пустые, т.е. ну вроде бы они полезные, а вроде бы не очень понятно, да это или нет, т.е. осторожно к ним нужно относиться, а есть прямо ложные, которые понятно, что это он или специально придумал, чтобы кого-то оправдать, или просто не знал, заблуждался, был обманут. Поэтому когда нас спрашивают, достоверный источник Иосиф Флавий или нет, официальная наука со всей академической добросовестностью отвечает: по-разному.

Д.Ю. Кстати, очень плохо всегда был переведён. Я названия глав, где «римское войско делает нападение на что-то там...»

Клим Жуков. Молдаване, что ли?

Д.Ю. Молдаване, да. Но недавно я видел – его перевели заново. Ты не встречал? Не помню, кто.

Клим Жуков. Не встречал. Да на латыни читайте, господи, что вам? Там всё просто.

Д.Ю. Не все владеют. Пора нам уже уроки какие-нибудь латыни открыть.

Клим Жуков. Латинского. Да там и язык-то очень, на самом деле, простой и логичный, там единственное, конечно – всякие эти склонения и спряжения утомляют, но они довольно быстро учатся, и потом никаких проблем нету. Язык настолько логично сделан, что просто понятно, кто это придумал – вот те самые люди, которые придумали империю, которая существовала тысячу лет, а потом ещё тысячу в лице Византии. У них вот башка настолько устроена была структурированно, что язык очень простой, и вот прямо понятно, что это язык агрессоров, которые... этому языку можно научить полного болвана очень быстро, это вам не какой-нибудь китайский или там какой-нибудь, не знаю, датский, который фиг выучишь вообще. А тут все просто, галл какой-нибудь – да через 3 месяца будет говорить, ну по крайней мере хозяев понимать будет. Это очень важно.

Д.Ю. Команды, да?

Клим Жуков. Да. «Клим Саныч, почему Иисус Иосифович, а не Иегович?»

Ну потому что...

Д.Ю. По паспорту.

Клим Жуков. ...по паспорту он Иосифович, вот и всё. То, что он Яхвович, это, видите ли, ни в одной метрической книге не записать, и невозможно записать, потому что со Святого Духа не получишь расписку.

Д.Ю. Документов нет.

Клим Жуков. Никаких. «А были ли в античном Риме случаи эпидемии уровня средневековой «чёрной смерти» или что-то подобное? Всё-таки около 1 млн. населения в одном городе при тогдашней санитарии. Или подземная канализация справлялась?»

Ну, во-первых, санитария далеко не полностью связана с одной лишь канализацией, т.е. чума может начаться вообще при отлично исправном сортире, к сожалению. А во-вторых, да, были вообще...

Д.Ю. Чума не из говна выпрыгивает, а из блох.

Клим Жуков. Так точно. В античном Риме случаи эпидемий, конечно же, были, потому что и санитарно-эпидемиологическая служба тогда была гораздо хуже, чем сейчас, если вообще была, и скученность населения могла сыграть свою роль. Ну, во-первых, сразу вспоминается т.н. «чума Галлена» 165 года, но это скорее всего была не чума, просто так называют в традиции. Она была никакая не чума, а скорее всего то ли корь, то ли оспа, но там это безо всякой чумы последствия были ужасны просто. И в 6 веке, я могу сейчас вспомнить, «юлианова чума» - уже в Византии, в Константинополе. И помельче, конечно, случаи были, там регулярно в источниках всплывают те или иные моровые поветрия, но именно вот чума ли, непонятно. Кажется, первые эпидемии именно вот чумы, которые фиксируются более-менее достоверно, ну или по крайней мере с низкой степенью сослагательности, это, собственно, «юлианова чума», она вот именно, по-моему, и была.

Д.Ю. Ну тут следует понимать, как обычно, что там не столько от антисанитарии, сколько от чудовищной скученности, и никто не изолировал этих самых больных, карантин придумали уже итальянцы. Карантин, он же кварантин – это когда 40 дней корабль на рейде стоял, пока вы там все не передохнете, суки...

Клим Жуков. Или наоборот не передохнете.

Д.Ю. Да. А когда все вместе в одной куче, то нехорошо.

Клим Жуков. Т.е. там болячка очень быстро передаётся, тем более, что там тепло у них в Италии, а значит, болячка себя прекрасно чувствует.

Д.Ю. Бледная спирохета.

Клим Жуков. У нас там где-нибудь у чукчей во время полярной ночи все спирохеты вымерзнут.

Д.Ю. Да, но говорят, на Руси-то такая чума в таком количестве не разражалась именно поэтому.

Клим Жуков. Ну у нас потому что народ живёт друг от друга слишком далеко, и блоха 40 км не проскачет.

Д.Ю. Даже толковая крыса не добежит.

Клим Жуков. Да, забудет, куда шла. Ну и конечно, колокольный звон отражал.

Д.Ю. О, малиновый, да.

Клим Жуков. Отражал любую чуму с эффективностью, которую потом даже Луи Пастер не мог добиться. Пастеризовал окружающих. Просыпаешься в 8 утра от того, что у тебя над ухом это: баммм! Такой: аааа! И так вот чувствуешь – поправляешься.

Д.Ю. Отлегло, да?

Клим Жуков. Отлегло, потому что микроба тоже проснулась внезапно и от неожиданности издохла, а ты прямо напитываешься здоровьем.

Д.Ю. Воспрял.

Клим Жуков. «А вот вас – Д.Ю. и К.С. – в таком виде, как сейчас в студии, в этих майках, конечно, и причёсках на улицах тогдашнего Рима квириты за кого бы приняли?»

Д.Ю. Я надеюсь не за пидоров.

Клим Жуков. Вот я только хотел сказать, что я тоже надеюсь, что не за них. За кого нас могли принять, как ты думаешь? Непонятно, вот что одетые какие-то чучела. Удивились бы, думаю, скорее всего.

Д.Ю. Прикольные чужеземцы, блин.

Клим Жуков. Да, прикольные чужеземцы. «Вопрос про человека-газету: у него в руке табличка с текстом, вероятно, глиняная, но она двусторонняя, текс с обеих сторон. Это бага фильма, или такие были? Я-то думал, что обратная сторона деревянная, для прочности».

Ну, во-первых, она не глиняная, а деревянная, 100%, даже это, в общем, видно в кино, если хорошая копия, там прямо вот видно, что она деревянная.

Д.Ю. Она же как книжка.

Клим Жуков. Это цера т.н. – это книжка, она могла быть... не как у нас ноутбук – ноутбук раскладываешь, и всё, она могла быть 3-ёх, 4-страничная, т.е. на кожаных шнурочках или иных петлях висели несколько страниц, внешние были односторонние, которые формировали таким образом саму книжечку, а внутренние были двусторонние.

Д.Ю. Они... т.е. я, глядя в кино – это из деревянных реечек рамочка такая, внутри вставлена деревянная, видимо, дощечка, с обеих сторон намазана воском. На этом воске стилом можно было... Там дальше в следующих сериях будет, как Брут письмо маме, по-моему, пишет, там хорошо видно. Т.е. когда она складывается, то реечки прилегают друг к другу, а «странички»...

Клим Жуков. Отстоят.

Д.Ю. ...они не это... Т.е. таким образом...

Клим Жуков. Не трутся.

Д.Ю. ...не стираются, да. Ну и будучи нормально упакованной, наверное, можно довезти послание. Это, видимо, что-то по-быстрому написать, да?

Клим Жуков. Ну вообще, как правило, это не то, что послание – это на воске тиснилось и отдавалось писцу, чтобы он уже нормально на бумаге, на пергаменте переписал. Т.е. да, это для записок, это записная книжка, это именно ноутбук, т.е. книжка для заметок, записная книжка, т.е. тут для памяти раз – быстренько накарябал на этом самом воске, потом это можно тут же стереть. Все стилы... ну как «все стилы» – большинство стил, которые мы находим в археологии: с одной стороны заострённая палочка, а с другой стороны такая лопатка, которой можно то, что ты на воске накарябал, затереть, заровнять и написать заново.

«Пулон, когда искал Ворена, обещал мешок соли за информацию – это много?»

Вообще-то соль стоила кое-каких денег.

Д.Ю. А вот странно, кстати – а что мешало, там же море рядом, оно солёное – выпаривать воду, и получится соль? Морская экосоль.

Клим Жуков. Нет, ну её выпаривали, она в Италии не стоила прямо караул, как она стоила где-нибудь у нас в Новгороде спустя 1000 лет. Ну мы не знаем, блин, какой мешок соли предлагал Ворен – вот такой или 50 кило. 50 кило – это дорого, я вас уверяю. Мешок и мешок, это ну непонятно, какой этот мешок.

Д.Ю. Мера неизвестна.

Клим Жуков. Неизвестна.

Д.Ю. Поэтому я так думаю, что это просто вместо денег фигура речи, чтобы красиво звучало.

Клим Жуков. «Такой вопрос...» А, да, это как было очень к месту, потому что он по войскам скакал, а войска не могли выпаривать себе никакую соль, им не до того. Соль – это то, что ты с собой взял, больше её не будет. Ну или отнял по дороге. А тут тебе раз – мешок подогнали. Удобно.

Д.Ю. С трупа снял.

Клим Жуков. Удобненько. Это как раз деньги-то в походе нахрен никому не нужны – что с ними делать будешь, есть их что ли? А соль можно применить: завалив хрюху, её можно засолить тут же, и тебе будет, что жрать, поэтому...

Д.Ю. Солонинку, да?

Клим Жуков. Да, соль – это ценно. «Такой вопрос: насколько нормальными было в то время для знатной дамы а-ля Атия совокупляться с коневодом-евреем? Как на это смотрело общество?»

Т.к. римское общество было патриархальным, то мужики могли позволять себе всякие нехорошие излишества, и если знатный римлянин, например, трахал бы коневодку-еврейку, все бы говорили: «Что делать будем – завидовать будем».

Д.Ю. «Ай, молодец!»

Клим Жуков. «Завидовать будем». А если такое делала тётенька, то на неё смотрели, как на блядь, понятное дело, тем более, блин – с кем? С одной стороны. С другой стороны, всё-таки у знатной римлянки для этого были серьёзные возможности, что, в общем, вполне справедливо показано в фильме, другое дело, что это афишировать нельзя было ни в коем случае, т.е. ты там это секретно где-то там поёбываешься – это пожалуйста, а афишировать это было очень не комильфо, т.е. вообще фу. Но опять же, блин, если ты знатная девушка, у тебя много денег, если тебе просто неймётся – ну возьми ты симпатичного раба, господи, с рабом-то можно было.

Д.Ю. Которого она Сервилии дарила, вот с таким болтом.

Клим Жуков. Да-да-да. Потому что...

Д.Ю. Кстати, когда показывали фильм по НТВ, они там кадр увеличили, он там стоял с подносом, а самую красоту-то было не видно.

Клим Жуков. И было не очень понятно, о чём они там. Ну опять же, всё там вот в доме делали, никто не знает, всё хорошо. А мужчина мог позволить себе – эх! И все говорили: молодец!

Д.Ю. Ну и для сюжета это крайне полезно, потому что Тимон, еврейский коневод, просто прекрасен!

Клим Жуков. Его так там придумали, вставили – огонь просто! Ещё бы одели прилично. «К.С., обрисуйте...» - господи, боже мой! «Обрисуйте хоть тезисно картину производства в Римской республике и империи 2 века до н.э. – 2 века н.э.»

400 лет, товарищ, 400 лет тезисно обрисовать производство – ты вообще как себе это представляешь? Ну производство, понятное дело, было основано в первую очередь на той или иной аграрной структуре, т.е. оно было сельскохозяйственным.

Д.Ю. Можно взять Катона, почитать, как там сельское хозяйство организовывать: ПТУ для рабов, там, и проч. Хорошая книжка, небольшая, все понятно хорошо – что солить, как чего квасить.

Клим Жуков. Сначала, понятное дело, пока была ранняя Республика, ну там даже уже не очень ранняя, очень серьёзную роль играли свободные самоарендаторы или полусвободные арендаторы – клиенты, т.е. они просто были под патронажем того или иного знатного человека, они отдавали ему часть еды, которую они добывали или выращивали. Потом, кстати говоря, именно на основании этих самых клиентских отношений родится феодализм, потому что вот прямо в недрах рабовладельческого общества уже формировался феодализм в чётком абсолютно соответствии с законом материалистической диалектики. Рабство в Римской республике долгое время было патриархальным, т.е. чтобы рабов было много, понятное дело, их нужно откуда-то брать, а это только один способ – массированный военный захват, чтобы их просто были там тысячи, тысячи и тысячи. Поэтому рабов было немного, они стоили дорого, и собственно рабский труд был: а) патриархальным и б) довольно узко специализированным, т.е., например, рабов крайне любили выставлять на пекулии, т.е. когда раб получал в своё распоряжение некий участок, некий фронт работ. Например, очень популярны были рабы на скотоводческом пекулии, т.е. рабы пасли стада. Т.е. он постоянно жил при стаде, пас его, и он него нужно было только то, чтобы оно не разбежалось и чтобы давало приплод. И пекулий был очень выгоден, потому что раб напрямую сам был заинтересован в своём труде, потому что чем он лучше работал, тем он лучше напрямую жил, т.е., в принципе, он уже мотивировался не как раб, внеэкономическим принуждением, а чисто экономическим принуждением, т.е. он находился в зависимости от своего труда. Да, понятное дело, всё время Рима, что в республике, что потом, ну правильно, конечно, не «в империи» сказать, конечно, а во времена принципата, очень любили применять негров в качестве управляющих чего-либо.

Д.Ю. Негров?!

Клим Жуков. Ой, негров...

Д.Ю. А, рабов.

Клим Жуков. Хаус-негров.

Д.Ю. Да, хаус-негров.

Клим Жуков. Рабов в качестве хаус-негров, т.е. кто виллой управлял? Вилик. Вилик чаще всего был именно раб, потому что он находится в непосредственной зависимости от хозяина, хозяин может с ним сделать, что угодно, поэтому ему разворовывать хозяйство...

Д.Ю. Никакого смысла.

Клим Жуков. Во-первых, никакого смысла, а во-вторых, наворуется он – он что сделать-то сможет? Он, как раб, не может ни продать, ни купить, т.е. он это монетизировать в свою пользу никак не сможет. Ну он будет жрать лучше, чем все остальные – так он и так будет жрать лучше, чем все остальные, просто его будут кормить лучше.

Д.Ю. Ну как пастух – каждый вечер барбекю, хорошо себя чувствует.

Клим Жуков. Да, шикарно!

Д.Ю. Вино, возможно.

Клим Жуков. Да-да-да. Вот виликов очень тоже любили применять. А вот потом, когда уже поздняя Республика, широкие завоевательные войны, тем более принципат – опять же, войн ещё больше, рабов очень много, и их начинают концентрировать собственно в виллах. Вилла от латифундии кое-чем отличается, в первую очередь не размерами, а способом организации. И вот у нас есть вилла и латифундия, ну опять же, в первую очередь, конечно, не огромные, вот просто супер-гигантские, а просто большие, потому что там много рабов, и за ними можно нормально следить, и они выдавали очень высокую производительность труда, зачастую больше, чем крестьянин уже в феодальную эпоху, просто потому что это как в колхозе – все одно поле обрабатывают, и это всё поступает в один амбар, т.е. на человека, таким образом, очень высокая производительность труда, даже если он сам производит и не очень много – при среднем перерасчёте получается серьёзно.

Супер-большие латифундии работали чуть похуже, а может быть, даже иногда и не чуть, просто потому что за каждым не уследишь, вот вообще невозможно. Когда там большая латифундия – да, она большая, или большая вилла – да, она большая, но всё-таки можно более или менее приемлемо каждого напинать, спросить с него за плохую работу, и т.д., а когда она огромная, то придётся пропорционально увеличивать количество надсмотрщиков, а надсмотрщиков когда будет слишком много, нужны будут надсмотрщики над надсмотрщиками, потому что надсмотрщика тоже нужно проверять, не косячит ли он, не вступил ли он в сговор с контингентом – они ему что-то откидывать будут, он это будет налево продавать и прекрасно себя чувствовать. Значит, нужны надсмотрщики за надсмотрщиками, а вся эта система начинает буксовать, с одной стороны, а с другой стороны, все маленькие, средние и просто большие виллы и латифундии имеют объективное стремление к укрупнению, т.е. оно должно укрупниться неизбежно, потому что кто-то разоряется, его земли скупают, его рабов скупают, кто-то просто умирает, не оставив потомства – его опять же скупают, и средние виллы должны превращаться в большие, уменьшившись в числе, большие в гигантские, тоже уменьшившись в числе. Поэтому на какой-то момент, как я уже сто раз говорил, эти самые клиенты на земле, т.е. колоны, стали в среднем эффективнее, чем рабский труд, и Римская республика на этом... т.е. уже империя на этом сложилась, потому что её экономический базис рухнул, к чёртовой матери, погребя под собой заодно и государственную надстройку, которая на этот базис непосредственно опиралась. Вслед за этим рухнула, собственно, и страна.

Да, конечно, ремёсла были очень важны, ремёсла и торговля, но опять же: для ремёсел нужен рынок сбыта, т.е. если ты делаешь что-то себе, вот ты там выточил себе какую-нибудь лопаточку и этой лопаточкой сам пользуешься, это не ремесло. Если ты думаешь, что это ремесло – это не ремесло. Да, конечно, это предмет ремесла, но ремесло в смысле того, что это потом можно реализовать куда-то, это ремеслом не является. Ремеслом можно жить, только если можно что-то продавать, для этого нужен платёжеспособный спрос и возможность доставить более-менее безопасно продукты своего ремесла куда-то. Так вот, конечно, платёжеспособный спрос в Римской империи был огромный, по сравнению с соседями, но тоже не исчерпывающий, т.е. прослойка ремесленников и, как бы мы сейчас сказали, ВВП, который создавали ремесленники, был ниже, конечно, чем то, что создавали скотоводы и прочие аграрии, которые выращивали там хлеб, ячмень – что-нибудь такое. Ну и торговля: Средиземное море, любые косяки, на которые обязательно было обречено сельское хозяйство или ремесло низкого уровня того времени, можно было парировать при помощи торговли, отвезя излишек чего-то у себя туда, где можно забрать то, чего тебе не хватает.

Это вот за 400 лет тебе в течение 5 минут тезисно изложил, что было.

«Почему кадров из сериала так мало стало? Обсуждают лицо брата Пумбы – кадра нет, отступление от темы, обсуждают «Страсти Христовы» – кадры почему-то есть, а обсуждают чей-то садо-мазо наряд – кадра нет. Ну хоть это показали бы!»

Д.Ю. Это разные монтажёры, один монтажёр считает, что лучше так, а другой – так. Усилим. Чем больше картинок, тем, на мой взгляд, лучше.

Клим Жуков. «Ещё когда смотрел первый раз, возник вопрос: а могло ли вообще быть похищение Сервилии? Одно дело – выпотрошить своего раба, а тут похищение и истязание благородной матроны. Она же не сама по себе, у неё за спиной целый семейный клан».

Вопрос справедливый, это примерно как сейчас – ты вот у бандитов спроси: «Как вы могли человека-то похитить?» Они скажут: «Блин, если бы поймали, было бы плохо!» Вот если бы этих орлов поймали, было бы очень плохо всем от исполнителя до заказчиков, но т.к. не поймали – это самое главное, можно делать всё, что угодно, если ты не попадёшься.

«Существовали ли в Др. Риме сообщества, занимающиеся исключительно наёмными убийствами, со своими традициями, обрядами, и т.д., некое подобие гильдий?»

Товарищ, как ты хорошо понимаешь, подобные сообщества даже если есть, они себя категорически не афишируют и не оставляют каких-то там вывесок: «Наёмные убийцы здесь». Мы ничего по этом поводу не знаем просто потому, что, повторюсь ещё раз, такие организации о себе не заявляют вслух никогда.

«Убийство паренька-отравителя – не перебор ли? Его же надо в суд тащить – позорить отравительницу на весь Рим. А так кто слышал его признания? Зачем тогда оно вообще?»

Ну, во-первых, Атия же говорит Иокасте: «Постой-постой, ты куда? Пригодишься в качестве свидетеля» - это раз. Во-вторых, это, конечно, сценарный ход в первую очередь, что Атия настолько отморозилась, так её эта Сервилия достала, так её это всё неприятно, что он сама хочет вырвать признание, что вот ей он сказал, что это не кто-нибудь, это Сервилия, змеюка такая гадючья, тварь такая, чтобы потом можно было, опять же, в глаза Сервилии сказать, что вот ты со мной так пыталась поступить, а я тебя сама, значит, причморю, потому что Атия настолько не любила Сервилию, что она не хотела отдавать её ни в какой суд, она её хотела замучить собственноручно.

Д.Ю. Самолично. Да, кстати, непонятно, почему не замучила. Недоведение дела до конца – это...

Клим Жуков. Вредит.

Д.Ю. Да, создание проблем.

Клим Жуков. «В 4-ой серии упомянули о портрете. Известно, что римские художники учились у греческих. А что больше ценилось – портрет скульптурный или живописный?»

Конечно, скульптурный, просто потому что он 3-D и серьёзно дороже стоил, поэтому, конечно, лучше было бы иметь скульптурку, бюстик какой-нибудь приятный, и т.д.

Д.Ю. Заметим вдогонку, что их всех раскрашивали, т.е. когда вы смотрите на бюсты, которые смотрят бельмами непонятными, это потому что глаза были сверху нарисованы или вставлены из драгоценных каменьев.

Клим Жуков. Да, камень вставляли, полудрагоценный камень.

Д.Ю. Да, влитые особенно. Там один-то какой-то этот, самый знаменитый есть, который, якобы, предок Брута, зелёный такой, глазастый – вообще, сделано, конечно, десятка просто! Сейчас-то не каждый такое может сделать.

Клим Жуков. Ну ещё бы!

Д.Ю. Видимо, было поставлено на поток.

Клим Жуков. Да, там даже есть на какой-то временной этап финансовые данные – сколько бабок греки зарабатывали на экспорте статуй в Рим.

Д.Ю. Хорошо?

Клим Жуков. Очень, очень! Это просто натурально национальная статья экспорта была.

Д.Ю. Вот ремесло, да, настоящее.

Клим Жуков. Да. Т.е. могли быть ещё барельефы, т.е. нечто выпуклое, вырезанное на поверхности – тоже важно, но, конечно, best of the best – это когда можно со всех сторон повертеть, т.е. полная 3-D модель, т.е. скульптура ценилась однозначно выше всего, бюст подешевле, понятное дело, ростовая подороже. Ну а портреты – ну они известны, да, они были на фресках, их регулярно рисовали. Фреска, кстати говоря, это уже отдельная вообще история – её же по сырой штукатурке рисовать надо. Вот пока штукатурка сырая, рисовать можно, как только высохла – уже всё, т.е. тут квалификация художника должна быть очень высокая, чтобы он ну просто мог нарисовать то, что положено, не накосячив так, потому что время на исправление крайне ограничено.

Д.Ю. Fresco – это, если кто не в курсе, «сырой», от него происходит слово «fresh», апельсиновый, например.

Клим Жуков. «К.С., вопрос с событиях, предшествовавших сериалу: в своей замечательной книге «Спартак» Рафаэлло Джованьоли описал встречу Спартака и Юлия Цезаря. Могла ли действительно иметь место эта встреча, есть ли упоминание о Спартаке у Цезаря, и был ли связан Луций Сергий Катилина с заговором рабов?»

Спартак и Юлий Цезарь очень вряд ли могли вообще видеться, просто крайне маловероятно, потому что ну где мог вообще познакомиться Цезарь со Спартаком? Ну да, он мог быть в Капуе теоретически и с братвой ходить на гладиаторские бои и видеть там Спартака – почему бы нет? Это, конечно, Джованьоли сам придумал, просто потому что, да, они в одном месте в одно время существовали.

Д.Ю. А книжка хорошая, нет? Я не читал. В детстве она мне казалась адски занудной.

Клим Жуков. Ну если там тебе лет 12 – норм, сейчас это читать вообще невозможно, потому что это такой выспренный 19-вековый слог, кажется, что она какая-то такая лубочная-лубочная, тем более там все эти сюжетные ходы предельно примитивны, ну там нет ничего такого, что было бы вот... такого...

Д.Ю. Вот это поворот!

Клим Жуков. ...ради чего, собственно, книжка написана – для развлечения. Вот мне уже никакого развлечения с этого не может быть. Я думаю, тебе тоже. Так в своё время, конечно, было круто, а для детей вообще замечательно просто. Ну кстати, говоря, я, например, точно так же в детстве не мог Фенимора Купера читать...

Д.Ю. Аналогично.

Клим Жуков. ...потому что открываешь, думаешь: боже мой, какой кошмар!

Д.Ю. Только кино с Гойко Митичем хорошее было: «Гурон, вынимай нож, я буду с тобой говорить!» и великое чудо Маниту – зверь с двумя хвостами. Это про слона.

Клим Жуков. Понятное дело. «К.С., вы можете что-нибудь зачитать на латыни – того же Цицерона? Немного, в пределах пары предложений, чтобы мало-мальски понять, как эта самая пресловутая латынь звучала?»

.... (запикано) Короче говоря, найн, почему – потому что во-первых, я не лингвист, я не могу знать тонкостей, а язык мёртвый, т.е. его никто никогда не слышал из живых людей, поэтому нужно иметь чёткие основание для того, чтобы говорить нечто типа не «Юлий Цезарь», а «Юлиус Кайсар», т.е. нужно точно знать, как это произносится, ну по крайней мере с основаниями некоторыми знать, как это тогда произносилось, потому что я сейчас тебе прочитаю какую-нибудь «Ars longa, vita brevis» - это не значит, что оно вот именно так точно звучало в эпоху Гая Октавиана. Не могу. Не помогу я тебе, в общем, в этом.

«Как возникла в Риме такая кучерявая политическая система? Известно, что был период царей, который закончился неким древним майданом, и этот майдан, в отличие от современных, привёл к появлению сената и республики?»

Ну, такая кучерявая политическая система в Риме складывалась что-то чуть меньше тысячи лет, т.е. довольно долго.

Д.Ю. И сложилась такая, потому что сложилась.

Клим Жуков. А сложилась такая, потому что у неё были конкретные как географические, так и политические условия, т.е. соседи у него были такие, при которых выжить можно было, организовавшись только вот так, потому что понятно, что все соседи в то время, да как и сейчас, в общем-то, внимательно смотрели на окружающих – нельзя ли что-нибудь забрать оттуда?

Д.Ю. «Злые, жадные глаза смотрели на нас с Марса, - у Герберта Уэлса, - как любой сосед».

Клим Жуков. Так точно. «Была ли в Риме конституция, в которой были зафиксированы основы государственного устройства?»

Нет, конституции не было, но Рим – это одна из первых цивилизаций, которые пропагандировали не на словах, а на деле господство закона над любой властью, т.е. власть даже императора была ограничена законом. Ну а первая кодификация – это Закон 12 таблиц. Мы его не знаем в точности, как он выглядел, потому что мы его просто... эти 12 таблиц не видели никогда, имеем только цитаты в разных выдержках из разных римских авторов. Это, если не ошибаюсь этот самый... Leges duodecim tabularum, пятый век у нас или шестой? Пятый, кажется, да? Забыл. Вот там было правление децимвиров, т.е. 10 правителей, которые... Да, точно, пятый век, это получается у нас 460-459-ый год. Они сначала написали 10 таблиц, а потом подумали-подумали и ещё две, получилось 12 таблиц.

Д.Ю. Ещё парочку.

Клим Жуков. Ещё парочку, да. Это не как Моисей, который с горы Синай спускается и говорит: «Вот вам, евреи, скрижали с 12 заповедями. Было их вообще-то больше – их было 24, но пока шёл, половину разбил». Все: «Ну как же так?!» Он такое: «Тут есть плохая новость и хорошая – с какой начинать?» - «Ой, с плохой!» Он: «Прелюбодеяние осталось».

«Республика проиграла авторитарной власти Цезарей, т.к. была менее эффективна?»

Вполне очевидно: если бы она была более эффективна, она бы никуда не делась.

Д.Ю. Победила, да.

Клим Жуков. Ну опять же, если кто-то вдруг не запомнил – я уже 3 раза примерно говорил, что римляне сами не считали, что республика куда-то там проиграла. Республика для римлян, в т.ч. и для императоров, считалась вполне себе существующей, всё это государство называлось Республика. Вот.

«Какие бы последствия повлекло за собой убийство Сервилии, если бы Тимон поступил бы с ней так же, как и с заднеприводным рабом – бритвой по горлу и в колодец?»

Хорошо формулируешь.

Д.Ю. Разбирается в истории.

Клим Жуков. Если бы изловили, то непосредственных исполнителей, вот типа этого еврея Тимона, очень даже запросто могли бы распять (или раз шесть), а Атию, скорее всего, укоротили на голову ну или отправили в изгнание, потому что всё-таки она знатная гражданка с серьёзными связями – могли просто выгнать в какую-нибудь Молдавию, как Назона...

Д.Ю. Под Кишинёв.

Клим Жуков. ...за порнографию. «Тимон после пытки Сервилии вернулся домой, весь окровавленный, пройдя через город – наверняка, живёт не в центре. Как так? Почему чего никто не остановил и не спросил, откуда кровь? На забойщика скота или лекаря не похож. Куда смотрели правоохранительные органы?»

Ну, во-первых, ты не знаешь, похож он или не похож на забойщика скота – это раз, потому что я вот, например, не могу понять, на кого он вообще похож – на какое-то чудовищное чучело. Во-вторых, конечно, это чисто художественный приём, потому что ну какой же дурак после того, как кого-то пытал, просто тупо не помоется? Этот же просто негигиенично, воняет и вообще.

Д.Ю. Это для того, чтобы папа пришёл с работы...

Клим Жуков. Уставший.

Д.Ю. Да, уставший, весь в крови: вот такая у меня работа!

Клим Жуков. Это сценарный ход исключительно. «В сериале придворные рабы носят на шее некие таблички – что это, какая-то разновидность паспорта?»

Да, это удостоверение, кто это и кому принадлежит.

Д.Ю. Как в лагерях, называется «позорка».

Клим Жуков. Расскажите, пожалуйста, про отношение к чернокожим в Древнем Риме» - к ниггерам!

Д.Ю. «Черномазый!» - худ. фильм «Святые из трущоб», рекомендую смотреть.

Клим Жуков. Только в правильном переводе!

Д.Ю. «Один чёрный...» - «Черномазый!»

Клим Жуков. «Да я так и сказал» ... «Были ли они людьми второго сорта, или отношение было к ним таким же, как к остальным негражданам? Мог ли чернокожий стать римским гражданином? Возможно, были такие примеры в истории. Заранее спасибо».

Ну, дело в том, что в промышленных масштабах чернокожие в Рим-то и не поступали – им неоткуда было взяться просто, потому что где там эти были: собственно, негры в Африке – далековато, римляне там не бывали, у них там не было непосредственных экономических интересов. Ну да, они там могли появиться, и, видимо, появлялись, их могли у египтян перекупать.

Д.Ю. Нубийцев каких-то да?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Да и у тех-то было негусто, наверное.

Клим Жуков. Да и у тех-то было, наверняка, негусто. Просто какой с них толк?

Д.Ю. Вглубь материка никто не ходил.

Клим Жуков. Ну что там делать, откровенно говоря? Ну да, там какие-то племена с другими повоевали, два раза перепродали – оказался у тебя прикольный нубиец, чёрный весь.

Д.Ю. Или нубийка.

Клим Жуков. Или нубийка, да. Опасно – там можно было каким-нибудь...

Д.Ю. Шистосоматозом, да? Намотать...

Клим Жуков. Шистосоматозом, да, особо свирепым, с озера Виктория каким-нибудь там адским, потом ссать червяками неделю – кому это надо? Все смотрели и говорили: неееет! Поэтому их в Риме было, скорее всего, немного, и поэтому какого-то особого отношения к ним быть не могло. Ну опять же, в виде того, что да, это экзотика: вот у всех какие-нибудь арабы, а тут – оооо, необычненько!

Д.Ю. Ну и я так помню, мне сведущий товарищ говорил, что, например, рабы африканско-азиатские например, сирийцы и греки всякие, они не в чести были, потому что все чудовищно хитрожопые, а вот с севера какие-нибудь германцы – тупые, честные, здоровые, вот это хорошие рабы были.

Клим Жуков. «Не засорялась ли древнеримская канализация от скинутого туда человеческого трупа?»

Это же река – канализация, как может река засориться? Если она только пересохнет в силу того, что будет какая-нибудь засуха, тогда, наверное, да, но, блин, река от трупа засориться не может.

«К.А., откуда адский рецепт яда из крысиной выжимки?»

Ну, блин, я, товарищ, по ядам, к счастью, не специалист, я так на уровне обывателя об этом рассуждаю.

«В эпизоде, где Воренус разбивает статую богини, один из бандитов скидывает молча крысу со стола. Как с таким отношением к гигиене у древних не бывало повальных эпидемий чумы, оспы, банального гриппа, которые косили людей в средневековье?»

Это отношение к гигиене не у древних, а у сценариста, режиссёра, художника-постановщика – они решили, что вот так будет выглядеть дико круто.

Д.Ю. При советской власти я бывал в сельских домах, где в жилом помещении были курицы, которые запрыгивали на стол, там срали и прекрасно себя чувствовали, как подобает птице – ничего, что-то эпидемий я не видел.

Клим Жуков. Я думаю, что это вот прямо вот придумали.

Д.Ю. Выглядит хорошо.

Клим Жуков. Выглядит хорошо, а собственно, в данном случае от режиссёра больше ничего и не требуют: «А ну давай сюда крысу!» Тут же реквизитор доставляет специально обученную крысу-столохода из профсоюза...

Д.Ю. Да, ну там есть – я помню, первый раз когда худ. фильм «First Blood», «Первая кровь», это как по-русски – «До первой крови»? Это про Рэмбо. У нас называется «Рэмбо», «First Blood» - это «Рэмбо» по-русски. Тётенька, которая переводила фильм, сказала за кадром: «Художественный фильм «Рэмбо», - помолчала. – Часть первая, кровавая». Так вот, когда, ну я смотрел, помнишь, там Сильвестр через шахту, а там крысы бегают. Я внимательно подходил к процессу, и когда шли титры, я внимательно читал, кто там где: кто песню сочинил, кто поёт песню – песню поёт, по-моему, брательник Сильвестра, забыл, как зовут, но тоже Сталлоне, хотя это не сильвестрова фамилия, конечно. Ну а дальше – владелец крыс, дрессировщик, т.е. это в Голливуде, как ты понимаешь, отдельная статья: вот у меня есть 100 крыс, я их могу привезти не съёмочную площадку «Индианы Джонса» какого-нибудь, где там жуки, змеи...

Клим Жуков. Дрессированные жуки.

Д.Ю. Да-да-да, и всякое такое. Ну как – позвали крысу, вот. Вопрос на чисто бытовом уровне: если вы общались с крысами в естественной обстановке с натуральными крысами – они не ходят по столам, здесь люди...

Клим Жуков. Они вас боятся.

Д.Ю. Здесь люди сидят, и они не будут ходить по столам. Они ходить по столам будут, только когда людей нет.

Клим Жуков. Ну или домашняя спецобученная крыса охамевшая.

Д.Ю. Да, охамевшая, а зачем её сбрасывать – непонятно.

Клим Жуков. У нас в братском клубе военно-исторической реконструкции «Ратник» проживала крыса по имени Ганс, которая настолько была за своего, что однажды обожралась водки с пацанами и умерла похмельем. Все очень горевали, построили ей похоронный драккар, сплели кольчугу, сделали шлем Гъёрмундбю и сожгли, похоронили в кургане в Филёвском лесопарке.

Д.Ю. Со всеми надлежащими почестями, да? Как конунга.

Клим Жуков. Да, тогда будущая надежда, а теперь просто надежда отечественной исторической науки Александр Малов нёс этот самый драккар вот так вот, звали его Саша-бедоносец, потому что он постоянно какую-нибудь херню с собой делал случайно, он шёл, не заметил из-за того, что драккар был довольно большой, не заметил перед собой открытого люка и звезданулся туда.

Д.Ю. Драккар не пострадал, да?

Клим Жуков. Нет, он локтями упёрся в края люка и висел там, пока его не достали.

Д.Ю. Кошмар, блин.

Клим Жуков. Вот, такие вот с крысами бывают истории нехорошие. Саня, привет! С удовольствием читаю твои книжки. Нужно как-нибудь встретиться, без крыс. Да. Самое лучшее его выступление было, когда мы на фестивале на одном строили мантелеты – ну эти самые осадные щиты из досок каких-то, откуда-то притащенных, там были гвозди, и нужно было гвозди удалять, чтобы никого не порвало этими гвоздями. Ну мы гвоздодёрами их выдёргиваем, значит, Саня повыдёргивал и говорит: «В этой доске больше гвоздей точно нет», и сделал рукой так, и один гвоздь там всё-таки был, и он так руку – хрясь!

Д.Ю. Господи! Жестоко!

Клим Жуков. Вот – бедоносец.

Д.Ю. У нас в СА все хотели делать цепочки для ключей. Если ты «дедушка», у тебя ключи от автомобиля, ну военный автомобиль без ключей, там просто кнопка, но если ты дедушка, то надо поставить замок, чтобы был ключ, а ключ должен быть на цепи, а цепь должна быть такой длины, что ты из автомобиля ЗИЛ-131 можешь, воткнув ключ в зажигание, выйти и покрутить ручку, кривым стартером, так сказать, заводя автомобиль. Цепь занимала весь карман фактически, т.е. там бугром таким лежала. Делали цепь только из пружин от парашютов – можно было их купить за что-нибудь у гвардейца где-то... парашюты, там такая, короче, тряпочка, в неё 5 пружинок зашито и 2 крючка, т.е. когда ты дёргаешь за кольцо парашютное, она чехольчик, рюкзачок сворачивает. А ещё такие лежали в самолётах у лётчиков, но в самолёты пускали не всех, только опытные парни могли воровать из военных парашютов пружинки. Пружинка металлическая длинненькая такая, её...

Клим Жуков. Порезать надо было?

Д.Ю. Да, берёшь кусачки для стрижки ногтей, там маленькие кусачки нужны были, и типа там по 2 или 2,5 витка, я уж не помню, накусываешь и их скручиваешь. Можно было двумя способами: можно было просто откусить и сплести, а нужно было откусить, а потом эту проволочку, которая там...

Клим Жуков. Обточить?

Д.Ю. Нет, её надо было откусить под углом, и те, которые херово сделанные, они царапучие были, но для это существовали... Этим занимались только молодые солдаты, потому что это занудно, долго, туда-сюда, и если молодой солдат халтурил, способ проверки был простой: пасть открой! Он такой: ааа. Ему цепь эту клали и по роже туда-сюда, и если херово строгал, то вся пасть, понимаешь, рвалась. Надёжно было, между прочим, все старались, посмотрев на ленивых товарищей.

Клим Жуков. Да, как это – стимулирует. «К.С., посоветуйте, пожалуйста, что можно прочитать про толковых боевых евреев?»

«Иудейскую войну» Иосифа Флавия – первейший источник.

«Во второй филиппике Цицерон помимо прочего с интенциями типа «проспись и выдохни винные пары» или «пока ты в Нарбоне блевал на своих гостеприимцев» публично предъявляет Антонию за неумеренное потребление алкоголя. Понятно, что рупор вражеской пропаганды, и всё такое, тем не менее были ли основания у подобных обвинений?»

Бог его знает, мы, как ты понимаешь, щитов из кабака за Антонием не собирали, мы не в курсе.

Д.Ю. Как он себя вёл, тоже непонятно.

Клим Жуков. Тоже непонятно. Вот мы знаем конкретно из Цицерона, но это же не просто рупор вражеской пропаганды, это в тот момент был некий полемический продукт, т.е. Антоний мог сказать: «Ты что, больной что ли? Когда я блевал? Ну один раз блевал – да, было...»

Д.Ю. И что?

Клим Жуков. «Это было один раз и давно, это не считается, вот». Но, видимо, какие-то основания были – всё-таки Антоний был человек военный, который очень много лет провёл на войне, а значит, пока он находится, у него серьёзная часть жизни проходила в состоянии боевой службы, т.е. он там через день на ремень, с вытаращенными глазами маршировать, в атаку ходить, подчинённых звездюлями вдохновлять, а значит, вырвавшись на гражданку, как многие военные до сих пор, он мог позволят себе всякое лишнее, зная, что у него это на месяц, а потом он снова окажется в строю, и снова это – уставщина, никаких излишеств, в 6 утра поднялся, и т.д., за подчинёнными дерьмо выносить круглые сутки. А на гражданке он вёл себя так, что Цицерон, будучи гражданским человеком: «Ни хрена себе!»

Д.Ю. Ну я не знаю, сколько у него там воздержание, я не знаю, в этой Галлии, а потом вернулся обратно – грех не забухать-то, в общем-то. При этом у всех разные качества, вы и сейчас-то посмотрите, кто как пьёт и как себя при этом ведёт, собственно говоря.

Клим Жуков. Не, ну опять же, Цицерон-то в армии не служил, не войне не был...

Д.Ю. Ему было завидно, плюс ко всему.

Клим Жуков. Было завидно – он не мог так отдыхать.

Д.Ю. Отжечь, да?

Клим Жуков. Да, а тут всё-таки здоровый молодой растущий организм, вырвался из легиона, ещё куда вырвался – где там в этой Галлии можно было нормально по-человечески загулять? Там же ни культурной программы невозможно обеспечить, ничего.

Д.Ю. Вспоминаем сразу первую или вторую серию первого сезона, когда Тит Пуло в Рим прибыл: баба раком и вино из кувшина – аааа! Вот это да, я понимаю.

Клим Жуков. Ну а т.к. Марк Антоний был несколько старше званием, чем Тит Пуло, и заметно богаче, он мог не одну бабу, а 15, понимаешь, поливая вином боевых товарищей, вот, это раз. Во-вторых, всё-таки, находясь в строю, даже там находясь где-нибудь на побывке в этой самой Нарбоне какой-нибудь: блин, вокруг подчинённые, перед ними нельзя вот так разлагаться, потому что они сами потом будут разлагаться, а потом окончательно разложатся, и тебя из-за них шлёпнут какие-нибудь галлы. Это просто опасно. А в Риме – это ж...

Д.Ю. Сам бог велел.

Клим Жуков. Там миллион человек, кто тебя там видит, узнает – всё можно. Но Цицерон внимательно, гадина такая, присматривался.

Д.Ю. Подсматривал, да.

Клим Жуков. Считал, где блевал, сколько раз, на кого. «К.С., правда ли, что парфяне попавшего к ним в плен императора Валериана превратили в произведение таксидермического искусства, набив тушку говном и соломой, как об этом пишет, например, Лактанций?»

Д.Ю. Наверное, шкурку, а не тушку.

Клим Жуков. Да, наверное, шкурку, имелось в виду, а имеется в виду император Валериан Первый. Но вот Лактанций пишет, что да, Шапур его сначала яростно унижал, забирался с него на лошадь после битвы при Эдессе, которую из-за предательства римляне слили, императора взяли в плен, и Шапур забирался, значит, с императора бывшего на лошадь, со спины. Потом, когда окончательно ему это надоело, наразвлекался, по свидетельству Лактанция, который писал, наверное, лет через... ну короче говоря, сильно не сразу после битвы...

Д.Ю. Ну как мы сейчас про Петра Первого, да?

Клим Жуков. Ну нет-нет, конечно, там лет 40-50, наверное, прошло, битва при Эдессе – это 260 год н.э., а Лактанций писал, если я не ошибаюсь, или в самом конце 3-го или в начале 4-го, кажется. Ну вот он пишет это, а Марк Аврелиан, например, пишет совершенно обратное, что император скончался от полученных ран, мы вообще не знаем, долго ли он в плену прожил. Т.е. бог его знает, ничего не знаем.

Д.Ю. Ну, залезать на лошадь – это как раз изрядный пример: «А мы будем сидеть и в них плевать». – «Зачем плевать?» - «Молодой, не понимает».

Клим Жуков. Собственно, всё.

Д.Ю. Что-то в этот раз не очень много вопросов.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Ну тем не менее, всё равно хорошо. Спасибо за вопросы, парни. Спасибо, К.С., как всегда исключительно познавательно. Ждём пятый. А на сегодня всё. До новых встреч.


В новостях

12.09.18 13:11 Ответы на вопросы про четвертую серию второго сезона Рима, комментарии: 23


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк