Клим Жуков и Олег Соколов - религиозные войны, часть 8: битва при Рокруа, 1643 г.

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Семья Сопрано | Сериал Breaking Bad | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии - Клим Жуков | Разное | Каталог

15.02.19



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Клим Жуков. Всем привет! В этот день 27 декабря мы переносимся из заснеженного Питера 2018 года в прекрасный майский день, 19 числа, 1643 года. Это у нас будет последний ролик, посвященный религиозным войнам. Это одна из важнейших и одна из крупнейших битв Тридцатилетней войны, битва при Рокруа. Одна из тех битв, которая закрывает вообще эпоху религиозных войн в Европе. Мы начали роликов 8 назад и наконец мы эту серию заканчиваем. Не знаю точно когда он выйдет, но сегодня, 27 декабря 2018 года, главным докладчиком буду не я, а Олег Валерьевич Соколов.

Олег Соколов. Добрый день.

Клим Жуков. Приветствую. У Олега Валерьевича есть много наработок по поводу битвы при Рокруа. И он любезно согласился с нами ими поделиться.

Олег Соколов. Хорошо. Отправимся в Тридцатилетнюю войну, в разгар Тридцатилетней войны. Для этого вспомним, что Тридцатилетняя война началась как борьба протестантского лагеря и католического. Католический лагерь был прежде всего представлен Священной Римской империей германской нации, которую поддерживала Испания. В этой борьбе католическая Франция оказалась на стороне совсем не католического лагеря.

Клим Жуков. Как раз в этом нет ничего странного. Словами Энгельса было прекрасно описано, что вся эта борьба была только одета в религиозные одежды. На самом деле под ними были глубочайшие экономические основания. Поэтому Франция вполне объективно оказалась на стороне протестантов.

Олег Соколов. И важнейшие геополитические моменты. Потому, что государственные люди Франции в XVII-XVIII веке опасались быть раздавленными Габсбургами испанскими и Габсбургами германскими. Все прекрасно помнили времена Карла V, когда они были объединены под единой короной. Именно поэтому французы поддержали протестантов в самый ранний период войны. И они же поддерживали и Густава Адольфа. Как известно, 6 сентября 1634 года армия, созданная Густавом Адольфом, потерпела жесточайшее поражение. В этом поражении во многом виноваты доблестные испанские войска, испанские пикинеры, о которых мы сегодня будем говорить. Для кардинала Ришелье, для Людовика XIII ситуация сложилась такая, что они поняли что поддерживать дипломатически, это уже ничего не даст. Нужно чтобы Франция вступила в войну. Или эта война будет для протестантского лагеря и для интересов Франции проиграна. В субботу, 19 мая 1635 года, в 9 часов утра к воротам Брюсселя приехал герольд, в руках он держал свернутую бумагу, и потребовал проводить его к кардиналу-инфанту... Тогда из Парижа до Испании было недалеко. Территория современной Бельгии была территорией Испанских Нидерландов. Там был испанский наместник, кардинал-инфант, выдающийся полководец.

Клим Жуков. Фердинанд Австрийский.

Олег Соколов. Да. Чтобы объявить войну Испании, не надо было посылать в Мадрид. Герольд подъехал к воротам Брюсселя, и охрана задумалась, что он не для того, чтобы передать кардиналу-инфанту приглашение на бал, а ясно, что что-то эдакое... Началась долгая беседа, долгое выяснение. К нему выходили герольды со стороны кардинала-инфанта... Короче говоря, его не пустили. Потому, что все понимают, что он, вероятно, привез объявление войны, а как он его вручит? Может, он его кинет в лицо кардиналу. И что с ним за это делать? Его просто не пустили. После долгих препирательств он прибил это объявление войны к воротам и уехал. Это была последняя в истории Европы попытка торжественно, по всем правилам объявить войну. Война была только объявлена и французские войска тотчас же перешли в наступление. 20 мая маршалы Шатильон и Брезе перешли границу Испанских Нидерландов и нанесли поражение испанцам. Но за дело взялся кардинал-инфант и ситуация быстро изменилась. На этот момент Франция не так давно вышла из религиозных войн. В 1635 году Францию населяло 18 миллионов человек. В это время население Пиренейского полуострова составляло 8 миллионов человек. Все Итальянские государства насчитывали 12 миллионов человек.

Клим Жуков. У них там плотность населения в Италии бешеная.

Олег Соколов. 12 миллионов, это довольно много. Англия – 4,5 миллиона человек. А население всех Германских государств составляло 10-15 миллионов. Мы не можем точно сказать потому, что уже полыхала Тридцатилетняя война, которая нанесла огромные потери Германии. Более 300 независимых государств.

Клим Жуков. 337, которые периодически сливались... Я специально посчитал. К началу Тридцатилетней войны 337 их было. Потом все опять начало усложняться.

Олег Соколов. Более 300. У Франции, объединенное государство, 18 миллионов человек. Кстати, царство Московское насчитывало в то время от 6 до 8 миллионов человек.

Клим Жуков. 8 миллионов, это максимальная оценка. Учитывая, что сейчас только кончилось Смутное время. Только что закончилась Смоленская война. Я думаю, что 6-7 миллионов.

Олег Соколов. Мы видим, что Франция по своему демографическому потенциалу просто подавляла остальные государства. Но после религиозных войн страна была очень ослаблена. Воссоздание государства и сильной французской армии происходило под руководством Ришелье, и не было еще завершено к 1635 году. Испанская армия в те времена рассматривалась как одна из самых дисциплинированных, отважных. И ведомая опытными полководцами. Испания на 1635 год могла выставить около 300 тысяч солдат. Франция могла выставить максимум 150 тысяч. Кроме того, 150 тысяч солдат худшего качества, чем у испанцев. В результате после первой победы все кончилось тем, что французы потерпели ряд поражений. И в 1636 году испанцы начали наступление на Париж.

Клим Жуков. Когда мы говорим “испанцы”, это не значит, что там все были именно испанцы по крови.

Олег Соколов. Между прочим, в то время никогда не говорили “французская армия”, говорили “армия Франции”. Также говорили “армия Испании”, то есть “армия испанского короля”. Испанская армия начала наступление с севера на Париж. Разъезды были недалеко от Шантильи, а Шантильи это 50 километров от центра Парижа. Интересно отношение людей той эпохи друг к другу. Тогда шла премьера “Сида“, пьесы Корнеля, рассказывающей об испанском дворянине, доне Родриго, который становится знаменитым полководцем. И вот мушкетеры смотрели эту пьесу и тут же отправлялись сражаться с испанцами. Это для людей было совершенно нормально. Восхищаются испанским рыцарем на сцене и совершенно спокойно отправляются сражаться с этими испанскими рыцарями. И остановили испанцев. 14 ноября 1636 года это испанское наступление было остановлено. Испанцы начали отступление. В конечном итоге война перешла в затяжную фазу. На границах Франции. Французы вынуждены были сражаться против войск Священной Римской империи германской нации. Но главным противником были испанцы. В конце 1630-х годов французы дрались на границах с Испанскими Нидерландами, с Франш-Конте. Современная провинция Франции Франш-Конте, это графство Бургундское. Не герцогство Бургундское, а графство Бургундское.

Клим Жуков. Дижон, это Бургундия, которая вошла в состав Франции. А Франш-Конте, это была отдельная часть Бургундии, которая была связана с французским королем личной унией.

Олег Соколов. Тогда это территория Испанского королевства. Война шла на восточных и северо-восточных рубежах Франции. Нужно сказать, что французская армия того времени последовала в своих реформах за Густавом Адольфом. Очень много было обмена между Францией и Швецией. Специалисты военные шведские во многом помогли создавать французскую армию. Французская армия действовала, в основном, по принципу шведов. Она стремилась к более тонкому построению, в 6 шеренг. Пикинеры из когда-то ударной силы превратились в ходячий забор для стрелков, чтобы прикрывать их. Гриммельгаузен пишет: “Тот, кто убьет пикинера, которого он мог бы пощадить, проливает кровь неповинную. Пикинер сам никому не причиняет вреда, разве кто сам не напорется на его пику”. У французов и у шведов концепция приоритета огню. Что же касается испанцев, несправедливо, когда изображают, что испанцы строятся какими-то гигантскими терциями. Все-таки, не смотря на то, что испанские батальоны стали тоже более мелкими, у испанцев во многом сохранилась ударная сила пикинеров. Пикинеры часто в сражениях выступали как ударная сила. Тут две концепции тактические, испанская и французская. Вернемся в 1643 год. Война идет с переменным успехом.

Клим Жуков. Ришелье умер год назад.

Олег Соколов. Как раз к этому я хотел подойти. 4 декабря 1642 года умирает Ришелье. Вместо него первым министром становится Мазарини. Ну, а Людовик XIII тяжело заболел. Он был человек совсем нестарый, родился в 1601 году. Король находится в состоянии, когда многие ожидают его смерти, великий кардинал умер. И эту ситуацию испанский наместник в Нидерландах, Франсиско Мело, решил использовать для попытки нанести удар по Франции. Была ли у него задача наступать на Париж? Сложно сказать. Прямых упоминаний нет, но по ряду косвенных признаков можно предположить, что такую задачу Мело мог перед собой поставить. Мело в конце апреля свою армию стал собирать с зимних квартир. Мы видим здесь расположение испанской армии, практически на границе с Испанскими Нидерландами. В этот момент испанцы занимают территорию Испанских Нидерландов, французы находятся на своей территории. Собирается армия в районе Лилля. Два слова хотел сказать об испанской армии. В ней было очень много итальянских полков. Кроме того там были немецкие части, эльзасские. Они набирали кавалерию в Германских землях. Кроме того, у них были валлонские части. Франкоговорящие валлонцы. И, наконец, почти французы, это из Франш-Конте. Они их называли “бургундские полки“. Полки валлонские, немецкие, итальянские. Хорошие полки. Но опорой, столпом, вокруг которого все это держалось, были старые испанские полки. В этой армии Мело было пять испанских полков: Хорхе Костельве, Гарсиа, Альбукерке, Виллальба, Веланди. Каждый примерно по 1200 человек. Около 6 тысяч старых испанских солдат. Командовал Поль Бернар Фонтен, валлонец, изначально франкоговорящий, который всю свою жизнь отдал испанской короне. Он из своих 75 лет 56 лет служил в испанской армии.

Клим Жуков. Неплохо.

Олег Соколов. Испанская пехота, это была его жизнь. Геройский человек, твердый, закаленный, преданный испанскому королю. Великолепный командир испанской пехоты. А молодой герцог Альбукерке командовал кавалерией. Был очень плохой командир, и кавалерия у него была безобразная. Граф Эрнст Эйзенбургский вел эскадроны из Эльзаса. Эльзасские эскадроны немецкие были опорой в конном бою. Иоганн фон Бек, он командовал большим отрядом, состоявшим из конницы и пехоты. План Мело был, судя по всему, такой: немного сдвинуть армию к юго-востоку, взять одну из небольших крепостей, Рокруа, и дальше здесь прямая дорога на Париж. Напомним, что армия XVII века... Не то, что им крепость мешает пройти. Оставить крепость позади, это угрожает ее коммуникациям. Поэтому в том регионе, где много крепостей, нужно их брать одну за другой. Мело решил сманеврировать, взять небольшую крепость Рокруа, и дальше двинуться на Париж. По крайней мере, он совершенно явно начал сдвигать армию в этом направлении. Из синхронных документов есть письмо одного из французских генералов, который пишет, что: “Испанцы хвастаются, что проведут зиму в Париже“. Мы видим, что угроза движения на Париж была.

Клим Жуков. Понятно, что идти, например, с решительными целями на вражескую столицу можно. Но оно же приведет к тому, что перед мощной крепостью надолго остановишься. Неизвестно, что из этого получится. Как происходило, например, в XIV, XV, XVI веке... Захват какой-то важной стратегической точки... Да, разгром армии было бы неплохо вражеской. После чего открывается дорога в некий очень важный регион. После чего можно открывать мирные переговоры. Понятно, что испанцы не рассчитывали сокрушить Францию.

Олег Соколов. Это не была война на сокрушение. Это была война для достижения определенных политических преимуществ. Угроза для Парижа, это угроза, чтобы навязать выгодные условия. Только Париж не был крепостью. А что же с французской стороны? Собирается армия на границах. Эту армию поручили молодому герцогу Энгиенскому, Луи де Бурбон Конде. Нужно сказать, что до тех пор, пока у него папа жив, он герцог Энгиенский. А когда он станет главой рода, он станет принцем Конде. Герцог Энгиенский и принц Конде, это один и тот же человек, только в разные периоды своей жизни. Герцог Энгиенский совсем молодой, ему еще 22 года не исполнилось. Он родился 8 сентября 1621 года. Вот такой молодой человек, но очень ответственный. Ему дали в качестве помощника старого маршала Франсуа де Лопиталя, ему было за 60, заслуженный военный. В качестве командира кавалерии у него был Жан де Гассион, ему было неполных 34 года. Он был из Гаскони.

Клим Жуков. Это тот самый, который воевал за Густава Адольфа.

Олег Соколов. Совершенно верно. Гассион не просто воевал за Густава Адольфа, он предложил Густаву Адольфу сформировать полк из гасконцев. И за Густава Адольфа воевал полк из гасконцев под командованием Гассиона. Когда он из армии Густава Адольфа, умудренный опытом приехал, создали полк численностью 1600 человек. Тогда кавалерийские полки были маленькие. 400 человек, это считался полностью укомплектованный полк. Реально в кампании в те времена 250-300 человек. А у него было 1600 человек.

Клим Жуков. Это бригада, по сути.

Олег Соколов. Это вообще-то целая дивизия. 1600 человек это вполне кирасирская дивизия при Бородино.

Клим Жуков. Ну, да. Патрик Гордон, который воевал за шведов, за поляков, за немцев, за Россию, описывал, что такое в это время кавалерийская рота. Он набирал кавалерийскую роту. Он ее набрал, но он не смог набрать полной численности. Он должен был набрать 100 человек, а он набрал около 60. Но когда он приехал на смотр, он понял, что у него лучшая рота на смотре.

Олег Соколов. Еще один помощник был. Это Клод де Летуф, барон де Сиро. Очень интересный персонаж. Он прошел школу в армии Валленштейна, на стороне католического лагеря. Он хвалился тем, что в бою обменялся пистолетным выстрелом с Густавом Адольфом. Но потом он понял свою ошибку и перешел на службу в армию Густава Адольфа. 17 апреля герцог Энгиенский прибывает в Амьен, где его встретил маршал Лопиталь. Инструкции, данные королем, были расплывчатые: “Помешать намерениям неприятеля”. Такие были инструкции. Армия 9 мая сконцентрировалась у города Альбер. И тут герцог получает сведения о передвижении неприятеля. И он переходит в Сен-Кантен 14 мая, смещается к юго-востоку. И здесь он узнает, что неприятель вступил во Францию, он уже совсем близко. Вчера, 13 мая, хорваты показались в районе Авена. А в районе Капель было видно зарево от пылающих деревень. Кроме того, из столицы сообщили, что король умирает. Отец, принц Конде написал, что политическая ситуация очень сложная, надо бы в Париже быть. Вместе с этим письмом ему привезли пакет, что он может передать назначение маршалу Лопиталю, оставить армию на маршала Лопиталя, а сам быстрее в Париж. Король умирает, будет регентство... Это может быть для человека важнее, чем война. А тут будут раздавать чины, звания. И вот интересно, что ответил герцог Энгиенский, которому был 21 год: “Враги вступили во Францию. Они в одном дне марша от меня. И завтра мы, возможно, уже будем драться с ними. Сами посудите, может ли допустить моя честь оставить армия в подобный момент”.

Ну, а испанская армия 13 мая подошла к Рокруа, к цели своего марша. Рокруа, это маленькая крепость. Она до сих пор сохранилась практически без особых изменений. Пять бастионов, пять равелинов. Аккуратная маленькая крепость. Гарнизон там был 400 человек. Совсем слабая крепость, слабый гарнизон, мало пушек. Мело был уверен, что он очень быстро овладеет этой крепостью и дальше продолжит свое движение. 15 мая он прибыл под стены крепости, распорядился немедленно начать осаду. По его расчетам за несколько дней все должно быть решено. Полк Ритберга отрыл первые траншеи. Было 4 атаки. Одна атака испанцам настоящим. Одна атака бургундцам. Одна атака немецкая, эльзасская. Одна атака итальянская. И все эти инженерные атаки стали быстро продвигаться. 16 мая вечером вынесенные вперед укрепления были взяты испанскими войсками. И дальше крепость должна была пасть. Ночью внезапно испанцев потревожил французский конный отряд. Это были кавалеристы Гассиона. Их было всего 100 конных фузилеров под командой капитана Сен-Мартена. 24 гвардейца Гассиона и 100 солдат Сен-Мартена, они сумели прорваться в город, отбили равелин захваченный. Но самое важное, что они смогли протащить кое-какие боеприпасы. Потому, что в городе даже боеприпасов не хватало. А во-вторых, они передали, что армия близко, вселили надежду в гарнизон. Потому, что если бы этого не было, то точно на следующий день Рокруа бы пал.

Клим Жуков. Учитывая, что взяты равелины, сопротивляться-то зачем. Только чтобы лицо сохранить. Они бы обменялись несколькими залпами, потому выслали бы парламентеров, договорились о выходе.

Олег Соколов. И вот 17 мая в замке Ла-Кур-де-Пре, на подходе к Рокруа, состоялся военный совет. На военном совете присутствовали герцог Энгиенский, Гассион, Лопиталь, Лавальер, начальник штаба, генерал Сиро, Эспинан. Гассион доложил о результатах этого рейда. Герцог сообщил новости, которые он получил, что король умер, оставив малолетнего сына на престоле. Маршал Лопиталь считал, что атаковать опасно. Испанская армия на несколько тысяч человек больше. Кроме того, испанская пехота такая знаменитая. Поэтому Лопиталь предлагал перебросить в город каким-то образом подкрепления. Но герцог сказал: “Что значит перебросить подкрепления? Если перебросить небольшие подкрепления, то что это изменит? Если мы захотим перебросить несколько тысяч человек, то придется все равно сражаться. Понесем огромные потери и ничего не добьемся. Речь идет не о том, чтобы спасти небольшую крепость, речь идет о том, чтобы спасти Францию”. Потому, что целью противника вовсе не является эта маленькая крепость. Его мнение горячо поддержал Гассион. Мнение было таково, что надо идти и сражаться. А армия, которая была готова к этому бою следующая. Французская армия герцога Энгиенского: 16 тысяч пехоты, 6 тысяч кавалерии, 12 орудий. Армия Франсиско де Мело: 18 тысяч пехоты, 6 тысяч кавалерии, 18 орудий. У испанцев больше орудий, значительно больше пехоты. Пехота более опытная. Для того, чтобы дойти до Рокруа... Тогда путь на Рокруа пролегал через местность, где леса сужались. Чтобы подойти на поле перед Рокруа, надо было пройти через узкий проход шириной чуть больше километра. Здесь испанцы легко могли преградить дорогу. Тем не менее, герцог выслал вперед кавалерию Гассиона.

Мело тоже собрал военный совет. 18 мая, около полудня, прискакал хорват из разведывательного отряда и доложил, что французы идут. И Мело собрал совет. Принимать битву под стенами крепости или перекрыть этот проход. Если перекрыть проход, то французы не смогут пройти. Леса, болота, там не развернуться. Легко можно остановить. Мело принял решение: “Пускай они пройдут”. На чем его соображения базировались? Во-первых, он считал, что его армия превосходит по качеству французскую. Он также как и герцог считал, что дело не в Рокруа, а дело в разгроме армии противника. Поэтому не остановить их, а разгромить. Он ждал еще отряд Бека. К этим войскам, которые у него были в этот момент, он ждал еще 3 тысячи кавалерии и 1 тысячу пехоты Бека. Это довольно серьезное подкрепление. Он решил, что лучше подождать Бека, который должен был подойти на следующий день. Поэтому Мело решил: “Пускай они пройдут”. Французская армия стала проходить через дефиле между лесами. А в испанской армии была поднята тревога, осадные работы были приостановлены. Оставили только в траншеях небольшую охрану. И около 4 часов испанцы развернулись в полном боевом порядке. И 18 орудий впереди. Французы только подходят, только разворачиваются. Впереди кавалерия Гассиона, за ней идет пехота. В принципе испанцы могли бы атаковать в момент развертывания, но Мело не торопился. Имея возможность 18 мая атаковать и разгромить французскую армию в момент развертывания, он этот момент не использовал. Испанская артиллерия открыла огонь и била серьезно. Войска оказались на расстоянии 700-800 метров.

Клим Жуков. Для пушки это нормально.

Олег Соколов. Здесь расходятся данные о потерях. Французский генерал Сиро в своих мемуарах утверждает, что французы потеряли от этого огня за 18 мая 2 тысячи человек убитыми и ранеными.

Клим Жуков. Сомнительно.

Олег Соколов. По другим данным французы потеряли 300 человек. Это больше похоже на правду потому, что если бы они потеряли 2 тысячи... 2 тысячи из 22 тысяч.

Клим Жуков. Герцог Энгиенский задумался бы стоит ли вообще продолжать.

Олег Соколов. Потери были, судя по всему, несколько сот человек. Французская артиллерия, поскольку артиллерия XVII века разворачивалась долго, нанесла минимальные потери испанцам. В 6 часов, когда армия уже почти была развернута, маршал Ла Ферте...

Клим Жуков. Это 18 мая. Это еще не само сражение.

Олег Соколов. Да. Около 6 часов вечера Ла Ферте свои эскадроны взял и пошел в сторону Рокруа. Что это? Ла Ферте настаивал, что подкрепление перебросить. Герцог с трудом сумел остановить это безобразие. Потому, что это бы закончилось печально для французской армии. После того, как Ла Ферте отступил, раздался звук труб, барабанов и вся испанская линия двинулась вперед. Герцог Альбукерке, командир кавалерии, вспоминает: “Только половина французских войск прошла дефиле и развернулась, ожидая вторую часть. И тут мы пошли вперед. Прошли на дистанцию половины мушкетного выстрела. И уже противник повернулся к нам было спиной. Вдруг Фонтен дал приказ остановиться. Я закричал, что нужно атаковать. Видя, что нам не дают приказа, я поскакал к дону Франсиско. Он ответил мне, что мы ждем барона Бека, который с подкреплениями в 3 лье от нас. Так, что он не хочет атаковать неприятеля. Вскоре подойдет помощь от барона. Оказалось, что это Фонтен решил выдвинуть линию на 400 шагов вперед”. Если бы они чуть-чуть прошли вперед, то они дошли бы до столкновения. Но этого не произошло.

Клим Жуков. У нас обязательно появятся такие вопросы: “Почему это все так не быстро?” Численность в 22 тысячи человек, это большая численность. Если бы это было в том же месте, но году в 1450, там было бы не 22 тысячи, а 2200. А это огромные армии при средневековых средствах управления. Поэтому их довести до места, а потом развернуть, построить... Это 2 километра по фронту.

Олег Соколов. Фронт обеих армий был чуть больше 2 километров. Артиллерийский огонь стал потихоньку стихать потому, что в 20 часов солнце село. Кто был во Франции, в 8 часов не темно же. Время тогда было астрономическое. В этом месте, если взять астрономическое время, сейчас при таких условиях было бы 21 час 40 минут. Армии расположились на отдых на расстоянии друг от друга 900 метров. И вот участник боя вспоминает: “Ночь была темная. Но, так как рядом был лес, солдаты развели большое количество костров. Вся равнина была ими освещена. Огни передовых охранений были столь близко друг от друга, что невозможно было отличить огни французов от огней испанцев. Казалось, что это один общий лагерь. Не было слышно ни одного сигнала тревоги. Казалось, накануне кровавой битвы армии заключили мир”. Передовые посты стояли на расстоянии 100-200 метров друг от друга. Надо учесть, что большая часть солдат этих армий говорила по-французски. У испанцев были полки бургундские, валлонские, там все говорят по-французски.

Клим Жуков. Эльзасцы многие тоже говорили по-французски.

Олег Соколов. Эльзасцы сложнее. Они больше говорили по-немецки. Кстати, солнце будет вставать в этой местности... Тогда оно встает в 4 часа 25 минут. Сейчас в 6 часов 5 минут. В 3 часа утра один из кавалеристов испанской армии, по национальности француз, перешел на сторону французов. Повинился, что хотя он подданный французской короны, но служит в испанской армии. И сообщил ценные сведения, что в лесу перед левым флангом испанцев поставлена засада 500 мушкетеров. Это для Конде были ценные сведения. Он тут же приказал... На правом фланге стоял знаменитый Пикардийский полк. Пикардийский полк, это первый полк французской армии. Из этого Пикардийского полка выделили большой отряд, который должен был этих мушкетеров уничтожить. Где-то в 3 часа 30 минут это было сделано. Внезапная ночная атака. Конечно, они не все погибли, кто-то убежал, но ставить новую засаду уже не было времени. Герцог Энгиенский одел шляпу с белым плюмажем в 3 часа 30 минут, кирасу. Он сознательно не стал одевать каску. Дело в том, что для кавалерийской атаки очень важно, чтобы командира видели. Он сознательно надел шляпу с белым пером, чтобы его было издалека видно, чтобы он направлял свою кавалерию. В 4 утра французская кавалерия двинулась вперед. То есть, с первыми лучами солнца французская кавалерия правого фланга двинулась вперед. Почему герцог Энгиенский так спешил? Дело в том, что он знал о подходе Бека. Перебежчик сообщил, что ждут отряд Бека, 4 тысячи человек. Герцог представлял размеры армии, которая перед ним. Если туда добавить 4 тысячи, это очень серьезный перевес. Поэтому он спешил и с рассветом французская кавалерия атаковала.

Герцог Альбукерке предлагал Франсиско Мело укрепить этот фланг. По крайней мере он пишет об этом. Но дон Франсиско сказал, что это невозможно, так как нет ни кирок, ни лопат. Фонтен тоже отказался дать ему мушкетеров: “Что от меня хочет Альбукерке? Разве я не выделил ему в помощь 500 мушкетеров?” И дальше Альбукерке докладывает о том бое, который загорелся с французской кавалерией. В 4 часа 20 минут загорелся бой. Альбукерке утверждал, что испанская конница вынуждена была сражаться с французской, которая обрушилась вместе с пехотой. Действительно, между эскадронами французской конницы были поставлены взводы мушкетеров. Это была шведская методика. Кавалерия того времени, это не кавалерия Наполеоновского времени, когда кавалерия несется с огромной скоростью плотно сомкнутыми эскадронами. Это кавалерия достаточно неповоротливая, медленно идущая. Таким образом, взводы мушкетеров могут поддерживать огнем свою кавалерию. Альбукерке также говорит, что испанская кавалерия дважды побила врага, опрокинула его. Это не подтверждают испанские же источники другие. Судя по всему, для испанской кавалерии бой был неудачный. Потому, что Франсиско Мело, это документ 23 мая 1643 года, 4 дня после боя... Мело докладывает: “Мы в полном отчаянье. Наша кавалерия не хочет драться. Пехота настолько обозлена на конницу, что я боюсь серьезных стычек между ними. В прошедшей битве каждый раз когда мы отражали французскую кавалерию, она снова собиралась и вступала в бой. В то время, как наша, будучи разбитой, уже не могла собраться. У них кавалерия лучше, чем у нас”. А граф Оньяте, государственный советник, в своем рапорте: “Кавалерия не сделала всего того, что она должна была сделать”. Это подтверждают и другие испанские командиры. Зато французы, благодаря Гассиону, который взял много у шведской конницы... Во-первых, для того времени удачное смешение с взводами мушкетеров. Во-вторых, стремительный маневр. В то время, как Конде атаковал прямо, Гассион взял эскадроны второй линии и ударил испанской кавалерии во фланг. После отчаянного боя, который длился, вероятно, около часа, испанская кавалерия левого крыла была полностью разгромлена. Этот бой сыграет большую роль.

А теперь давайте обратимся к тому, как были построены обе армии. Это изображение того времени. Здесь фигурки, которые представляют батальоны и эскадроны. Мы видим, что обе армии построены примерно одинаково. Батальоны французские стоят в 6 или в 8 шеренг, в центре пикинеры. Как во французской армии располагали полки по градациям. Правый фланг - самый лучший пехотный полк Пикардийский. А на левом фланге Пьемонтский пехотный полк. У Пикардийского знамя красное с белым крестом, у Пьемонтского черное с белым крестом. Пьемонтский полк существовал до недавнего времени во французской армии. Сейчас этот полк расформировали. Из знаменитых полков в центре Швейцарский полк, Моланден. Рядом с Пикардийским Морской полк. Этот полк ведет свое рождение от морской пехоты. Ну, и эскадроны первой линии, которыми командовал непосредственно Конде. Во второй линии, которыми командовал Гассион. Мы не видим большого различия в построении испанцев и французов. Испанцы тоже стоят батальонами, примерно как французы. Но все-таки старые терции стоят более глубокими колоннами. Испанцы сохранили традицию глубокого построения. Перед ними мы видим несут носилки. Это несут графа Фонтена. Он в свои 75 лет был больным человеком, он не мог командовать с коня. Он перед фронтом войск на носилках был. Эти носилки хранятся в Музее французской армии. И в то время, пока здесь разгорелся, на правом фланге французской армии, отчаянный бой, в строй встали пехотные полки, и испанская армия перешла в наступление. На правом фланге Эльзасские эскадроны Изенбурга нанесли мощный удар по первой линии французских эскадронов. Нужно сказать, что эта атака была очень серьезной, очень мощной. Французские эскадроны первой линии были опрокинуты. Когда маршал Лопиталь попытался привести на помощь эскадроны второй линии, и эти эскадроны были опрокинуты, а сам маршал Лопиталь получил тяжелое ранение. Ему пулей перебило руку.

Клим Жуков. Там миллиметров 16 запросто может оказаться.

Олег Соколов. Изенбург со своими кавалеристами, опрокинув французов, часть его кавалеристов принялась грабить повозки, которые здесь нашли. Его кавалерия во многом вышла из боя. А пехота стала напирать на линию пехоты. Нужно сказать, что это наступление испанской пехоты, соединенное с атакой кавалерии Изенбурга, произвело на французов серьезное впечатление. Полки первой линии подались назад. Сиро, командир резерва, рассказывает в мемуарах: “Я кричал, что они трусы, раз отступают, не схватившись с врагом. Что я расскажу об этом по всей Франции. Что я пожалуюсь королю и герцогу Энгиенскому”. Сиро привел резерв. Это на какое-то время задержало пехоту. Но ситуация была критической. Нужно сказать, что здесь в этот момент принц Конде показал себя не просто талантливым полководцем, фактически родилась звезда полководческого искусства. В то время как Изенбург не смог сделать больших выводов из своей победы, герцог Энгиенский сумел собрать свою конницу. И, направив Гассиона с частью кавалерии преследовать уходящую испанскую кавалерию, всю остальную конницу собрав вокруг себя, ударил с тыла по пехоте. После часового боя, когда эскадроны развалились, когда здесь гигантская кавалерийская схватка. Сумел эскадроны собрать. Для этого шляпа с белым плюмажем очень пригодилась. Он собрал эскадроны и с тыла они обрушились на полки неприятеля. Удар был настолько мощным, что все посыпалось. Посыпались валлонские, бургундские, немецкие, итальянские... Сам Мело... У него выбили из рук жезл командующего. Он сумел укрыться в ряду итальянских солдат Висконти. Он сказал, что хочет с ними умереть, они сказали, что готовы погибнуть за короля. Но все-таки солдаты Висконти были разбиты. Не так сильно они были опрокинуты, как валлонские части, но солдатам Висконти пришлось уходить с поля боя. То есть, ударом с тыла герцог Энгиенский разгромил пехоту. Кроме испанской пехоты. Вся пехота не испанская была разбита. Мы видим разницу между той пехотой, которая составляет костяк армии и той пехотой, которая является, как бы, вспомогательной. Но самое удивительное, после этого удара герцог Энгиенский, разгромив пехоту врага, сумел снова собрать свою кавалерию и повести в атаку.

Клим Жуков. А пехота-то... Я каждый раз, когда читаю по этому поводу, не очень понимаю. Вначале они шли вместе с мушкетерами эскадроны. А дальше куда мушкетеры делись? Потому, что дальше рассказывают только про конницу.

Олег Соколов. Мушкетеры участвовали в первом бою с испанской конницей. Здесь бой происходил на достаточно небольшом расстоянии. Они через лес шли практически вместе. Когда они схватились с испанскими эскадронами, они остались прикрывать свои эскадроны и вели бой. Как только испанская конница была разгромлена, с этого момента мушкетеры действовали отдельно. В 8 часов утра герцог Энгиенский разгромил эльзасскую конницу. Таким образом, сражение, которое началось в 4 часа 20 минут... К 6 утра он разгромил пехоту. И, наконец, в 8 утра, в 10 часов 30 минут по современному времени, он разгромил эльзасские эскадроны. С этого момента фактически на поле боя осталось только 5 испанских терций. И был такой перерыв в бою, армии выдохлись немного. С поля боя исчезли эскадроны испанские, эскадроны эльзасские. Исчезла вся пехота не старо-испанская. Участник битвы вспоминает, что в этот момент раздалась музыка. Это заиграли древний шотландский марш. Это тот марш, под который Жанна д’Арк вступала в Орлеан. Этот марш заиграли и армии остановились. Вокруг испанских терций кольцо сомкнулось из французской пехоты и кавалерии. И вдруг громовой клич: “Франция! Герцог Энгиенский!” И вся эта масса двинулась против испанских колонн. Герцог спешил потому, что у него в голове было, что Бек придет с войсками. Он спешил и бросил в атаку свою кавалерию на эти старые испанские терции. Изначально 6 тысяч человек. Они понесли какие-то небольшие потери, но почти 6 тысяч человек. Из которые примерно одна треть пикинеры, две трети, это мушкетеры. По разным данным либо одно большое каре, либо два. Мощное, плотное, ощетинившееся пиками. В промежутках стояли мушкетеры. И орудия вокруг, 18 пушек испанских. Первая атака французской кавалерии была отбита огнем. Герцог бросил кавалерию во вторую атаку. И эта атака захлебнулась под огнем.

Чтобы понять насколько атака кавалерии XVII века отличалась от атаки эпохи Фридриха Великого, когда несутся на галопе стройными линиями, насколько эта атака другая, можно прочитать документ. Это письмо после боя, письмо командира кавалерийской роты после боя. Командир роты кавалерии, очень маленькой, около 40 человек. Оно написано на следующий день после боя, 20 мая. “Я рассматривал батальон на ходу. Найдя, наконец, место, которое казалось мне доступнее других, я приказал за 20 шагов трубить атаку”. 20 шагов, это совсем недалеко. Кавалерия Фридриха или Наполеона атакует с 500-600 метров, а здесь с 20 шагов. “И мы поскакали крупной рысью. Те, кто шли за мной ворвались в батальон, но они смыкали строй за нами. Де Вернь был сбит на землю ударом пики. Тьержо был ранен выстрелом из мушкета, а его коня убили под ним. Тибервиля опасно ранили. Лариман был ранен алебардой в голову. Дебре ранили мушкетной пулей. Лапикурли пуля выбила глаз. Дампьер получил три пули. Из 23 других, которых вы не знаете, пятерых убили, других ранили. Кроме четырех, которые следовали за мной без особого энтузиазма, в роте не осталось больше никого”.

Клим Жуков. Без особого энтузиазма.

Олег Соколов. Атака очень медленная. Они въехали в ряды пехоты. Понесли они страшные потери.

Клим Жуков. Напомню, в это время алебарда, это оружие только офицеров. Потому, что вся рядовая пехота ходит только с пиками. Там нет, как в XV, XVI веке, что и пикинеры, и алебардисты в одном строю. Тут только пикинеры.

Олег Соколов. Сам этот офицер остался в строю. 40 кавалеристов осталось в эскадроне, вначале было человек 200. “Было 40 кавалеристов и все офицеры. Кроме лейтенанта и корнета. И я с восемью солдатами. Герцог Энгиенский, видя, что никто не торопится атаковать батальон испанцев, где был Фонтен и все пушки, приказал атаковать мне. Пришлось испить эту чашу. С криком “За мной!” я дал шпоры моему коню и бросился на этот отчаянный батальон. Но никто за мной не поскакал, все меня оставили. Испанцы сбросили меня с моей кобылы. Я получил пять ударов алебардой, пикой и шпагой”. Его взяли в плен, но через несколько часов его уже освободили.

Клим Жуков. Это стоят полки, причем их много. Это футбольное поле, уставленное полками. А на расстоянии 100-200 метров от них стоят враги.

Олег Соколов. Он свой эскадрон вел, искал какое-то уязвимое место. И с 20 шагов он атаковал. Кавалерия XVII века очень медленная.

Клим Жуков. Пытался с этим бороться Густав Адольф. Не слишком успешно в общеевропейском смысле.

Олег Соколов. Не совсем. Согласно регламенту Густава Адольфа кавалерия должна стрелять из пистолета, когда видны белки глаз. С расстояния 15-20 метров. После этого он должен убрать пистолет в кобуру и перейти на галоп. Убрать пистолет, выхватить палаш. Переходим к самому интересному. Кавалерийские атаки были отражены. Что касается Фонтена. Он погиб перед строем своим, не покинул свой пост. Его пуля пробила.

Клим Жуков. Он без кирасы был, видимо.

Олег Соколов. Не обязательно. Это могла быть картечная пуля из пушки. Потому, что французские пушки не молчали, в промежутке между атаками, они, естественно, стреляли. В 9 часов 30 минут, французская классическая версия, что произошло... Сначала мы вспомним фильм “Капитан Алатристе”. Сразу скажем, что там, с точки зрения истории, все далеко от истины. Там смешное количество пикинеров, сотня пикинеров стоит. Вокруг них сотня кавалеристов. А здесь к этому моменту уже если не 5 тысяч, то 4 тысячи точно оставалось. Это огромная масса пехоты. Конде попытался предложить им капитулировать. Тогда испанские офицеры вышли, размахивая шляпами. Конде воспринял это как то, что они хотят сдаваться, приблизился к ним. Вдруг раздался мощный залп мушкетеров, его чуть не убило. Тогда вся французская армия бросилась на испанцев. Это версия, которую можно прочитать во многих французских книгах. Есть версия прямо противоположная, испанская. Что эта огромная масса испанской пехоты героически отразила все атаки французской армии и после этого французы предоставили им свободный выход. То есть, они прекращают бой и уходят в Испанию. По этому поводу есть несколько документов. Письмо секретаря Мело, несколько дней спустя после битвы. Он пишет: “Кажется, что многие люди смогли избежать плена благодаря стойкости и мужеству испанцев на поле боя. Окруженные вражеской пехотой и кавалерией, они вышли по капитуляции“. Чиновник армии, письмо 14 июня 1643 года: “Они сражались с такой доблестью, что неприятель предложил им капитуляцию. Чего я никогда не видел на поле боя”. Письмо Гонсалеса из Мадрида 28 июля 1643 года...

Клим Жуков. Священник, отец Гонсалес.

Олег Соколов. Да. Рассказывает, что: “Две терции дрались в лесу и не сдавались. В результате они согласились на то, что покинут поле боя на условиях свободного прохода через Францию, чтобы добраться до Испании. Со знаменами и оружием. Их хорошо принимали во Франции, восхищались их доблестью и постоянством”. Письмо от 11 августа 1643 года хроникера испанского двора о прибытии 2500 солдат, пришедших из Франции, которые заключили почетный пакт с французами. И, наконец, мемуары секретаря Филиппа IV: “Гарсия не сдался, заключил почетный пакт выйти с оружием в Каталонию”. Ряд таких свидетельств. Все эти свидетельства исходят он людей, не бывших в рядах этих терций. А вот книга “Военная политика и механика”, написанная начальником штаба терций в Мадриде в 1669 году: “Французы прибегли к своей артиллерии, которая обстреливала батальон так, как будто он был скалой. Не приводя его в беспорядок. Видя это, враг остановился в восхищении, сжалившись над тем, кто не просил жалости. Потому прислали трубача, который от имени принца Конде сказал, что раз они столь отважны в столь тяжелой ситуации, им предлагают капитуляцию, как крепости. Предлагается сложить оружие, но сохранить жизнь и собственность. Они согласились на это. И французы сдержали слово”. Это уже ближе, “им предложили сложить оружие, но сохранить жизнь”, короче говоря, сдаться. У нас есть документ неоспоримый, это перечень пленных. 578 офицеров перечислены по именам. И 3289 солдат. Изначально было 6 тысяч испанских солдат. Они дрались как герои. Около 2 тысяч потеряли убитыми и раненными. Взято было в плен около 4 тысяч. Некоторые были взяты в плен в тяжелом состоянии, они могли умереть в плену. Потеряв одну треть убитыми и тяжело ранеными, две трети сдались. Сдались они после героической обороны.

Нужно сказать, что память об этих терциях, которые героически сражались при Рокруа, она дошла до самого конца жизни принца Конде. Когда он умер, надгробную речь произносил знаменитый оратор Боссюэ: “Но оставалась еще эта грозная пехота армии Испании. Ее сомкнутые батальоны походили на бастионы. Но это были живые бастионы, которые сами латали пробитые бреши и оставались неколебимыми среди разгрома. Они стояли насмерть и извергали огонь”. Это воспоминание о гибели испанских терций, оно прошло через всю жизнь принца Конде. Принц Конде доведет Тридцатилетнюю войну до победоносного конца. Под Лансом в 1648 году он одержит очередную блистательную победу, которая станет поворотным моментом. Когда война закончится, как известно, во Франции начнется гражданская война, Фронда. Принц Конде будет возглавлять армию фрондеров. После того, как армию фрондеров разобьют, принц Конде с остатками армии отойдет на испанскую территорию. Дальше ему помогут испанцы. А дальше все закончится тем, что он во главе испанской армии будет сражаться с маршалом Тюренном, будет разбит в Дюнах. Это человек, который начал свою карьеру с того, что разбил испанскую армию, потом он возглавит испанскую армию. Потом, после подписания Пиренейского мира... Испанский король очень достойно поступил. Когда заключали Пиренейский мир, там внесли, что король должен простить принца Конде. И принц Конде вернулся и снова стал знаменитым французским полководцем. Сначала воевал как командующий французской армии против испанцев, потом несколько лет как командир испанской армии против французов.

Клим Жуков. Потом снова за французов. Вообще говоря, Конде, это же замечательная фамилия. Мы помним, что в начале гугенотских войн во Франции Конде были вожаками протестантов, гугенотов. Хотя это прямые родственники правящей династии, они же Бурбоны.

Олег Соколов. Вернемся на поле боя при Рокруа. Потери убитыми и ранеными, общие потери испанской армии, были не менее 5 тысяч. Потеряли 170 знамен, это полный разгром. 64 кавалерийских штандарта. А также вся артиллерия. 18 орудий на поле боя, 6 орудий в траншеях. Французские потери были от 3-4 тысячи человек. Но это неважно сколько французы потеряли, это сражение открывает собой новую эпоху. Сражение при Рокруа для меня, это настолько важнейший момент в истории XVII века... До 19 мая 1643 года испанцы чувствовали себя непобедимыми. А после надломилось. И Испания плавно пойдет превращаться во второстепенную державу. Очень похоже как под Полтавой шведское могущество... До битвы под Полтавой шведы ощущали себя сверхчеловеками. 19 мая 1643 года закончился период испанского могущества. Началась эпоха, когда Франция стала могущественной державой.

Клим Жуков. Тут конечно очень наглядно видно несколько моментов. Во-первых, про потери. Это время конца Средневековья. Потери даже у победившей стороны совершенно невозможные. Очень большие. Это отчего? Это от завершения пороховой революции. Очень много огнестрельного оружия. Большие потери даже в момент сближения. Понятно, что в средневековой войне победившая сторона потеряет 20 человек, убив 1000 бегущих противников. А тут уже при сближении начинаются потери. В силу того, что стреляют пушки, много мушкетов. Потери большие. 5 тысяч человек у проигравшей стороны, это четверть армии.

Олег Соколов. Это убитыми и тяжело ранеными. И 4 тысячи пленных.

Клим Жуков. Второй момент, который хотелось бы отметить. Испанцы, с поправкой на эпоху, на тактику, защитное снаряжение, вооружение, они проповедовали примерно то, к чему потом в эпоху Фридрих Великого, Наполеона снова вернутся армии. То есть, очень мощный штыковой удар. Терции, которые воюют с пиками, это контингенты, которые рассчитаны, как бы мы сказали, на штыковую атаку. Почти весь XVI век, почти всю Тридцатилетнюю войну эта тактика приносила успех, если конечно ее правильно применять. Тут мы видим, как эта тактика надламывается. Мы видим что задел, который дал Мориц Оранский, его брат, Вильгельм Людвиг Оранский, которые были вынуждены работать с пехотой низкого качества... Они их заставили стрелять. Они сделали много пехоты, которая может стрелять. И к моменту Рокруа мы видим, что “штыковая“ тактика испанцев перестала быть эффективной, какой она была раньше. Огнестрельный бой стал доминирующим. А потом мы увидим, как снова штыковой бой выйдет на высокие позиции. Третье, что хотелось бы отметить. Испания испытывала экономические проблемы уже со второй половины XVI века. А к 1640-м годам эти проблемы из серьезных... Иногда, наверное, можно было их определить как катастрофические. Экономика Испании катилась под откос. Пока в строю стояли харизматические люди, которые возглавляли других харизматических людей, которые вели еще от взятия Гранады свою военную родословную... Я имею в виду и командиров, и рядовых, которые поступали в славные древние полки. Они на поле боя были чрезвычайно опасны. Но когда это военное могущество получило сокрушительный удар, оказалось, что возродить его, как некий военный механизм, не на чем. Потому, что они ни на что не опираются. Мы видим, что уже к XVIII веку испанская армия, это что-то такое крайне второстепенное в Европе.

Олег Соколов. Я хотел бы завершить про битву при Рокруа словами кардинала де Реца и Вольтера. Кардинал де Рец сказал: “Битва при Рокруа, лавры которой покрыли колыбель короля, обезопасила его правление. Эта победа подняла престиж Франции, разрушила навсегда страх, который наводила испанская пехота”. А Вольтер сказал: “То уважение, которое испытывали в Европе по отношению к испанским войскам теперь перешло на французскую армию, которая в течение 100 лет не одерживала подобной блистательной победы”. Мы дадим ссылку на гимн терции. Эта музыка просто гениальная, великолепные слова. Но которого никогда в XVII веке не было. Это сочинили для сериала “Красный орел” в 2010 году. Но сочинили гениально, очень красиво. Гимн терции, который воспевает мужество и доблесть испанской пехоты, которая всю вторую половину XVI века, первую половину XVII века, царила на европейских полях сражений.

Клим Жуков. Вот такой гимн. Если кто захочет послушать, послушайте.

Олег Соколов. Может, мы прочитаем слова?

Клим Жуков. Можно.

Олег Соколов. Слова такие:


С пикой против конницы, С аркебузой против пикинеров, С душой, живущей единой целью, Мы проливаем кровь за отечество. Бургундский крест развевается на ветру, Поистине достойный величия терции. Батальон пикинеров прикрывает фланги. Свободен только тот, кто не знает страха. Сражайся за своего брата, умирай за отечество, За свободу и мир в великой империи. Мы никогда не сдадимся. А если нас захватят, то только убитыми. Кожаная куртка, каска и кираса Защитят меня от стали. Наши пики вздымаются к небу. Никого не боится идущая в колонне терция.


Клим Жуков. Замечательные слова. Конечно, в XVII веке солдаты петь такое не могли.

Олег Соколов. Тем не менее, сражались они так, как поется в этой песне.

Клим Жуков. Так точно. Песня замечательная. Спасибо.

Олег Соколов. Спасибо.

Клим Жуков. Ну, вот и все. У нас религиозные войны закончены. В новом году ждите новых интересных роликов.


В новостях

15.02.19 13:05 Клим Жуков и Олег Соколов - религиозные войны, часть 8: битва при Рокруа, 1643 г., комментарии: 20


Комментарии
Goblin рекомендует заказывать разработку сайтов в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 1

VukI
отправлено 03.03.19 20:20 | ответить | цитировать # 1


Спасибо большое за все ваши лекции и видео. Смотрю и слушаю с удовольствием. Хотелось бы, чтобы к каждому видео был небольшой список литературы по теме для самостоятельного освоения. 2-3 основных работы. Спасибо.



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудио в Spotify

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк