Храброе сердце, часть 1

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Сериал Breaking Bad | Сериал Рим | Сериал Сопрано | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

12.10.19



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Клим Саныч, добрый день.

Клим Жуков. Добрый день. Всем привет!

Д.Ю. Прежде чем начнём, обращаю ваше внимание.

Клим Жуков. Это компьютер.

Д.Ю. Новейший и чистый. Это на нём пластмассовая крышка, она не оттирается, ибо поцарапанная, на самом деле чистая. Это раз. Второе: когда мы ведём непринуждённую беседу, мы можем… (Грохот)

Дементий. Кто там выспался?!

Д.Ю. Бельчонок упал.

Клим Жуков. С грохотом.

Д.Ю. С дивана, наверное, да. Когда мы ведём беседы, то в ходе беседы мы увлекаемся эмоциональной составляющей и, возможно, путаем какие-то даты, имена, ещё чего-то там. На смысле повествования – глубинном смысле – это не отражается никак, издержки данного формата.

Клим Жуков. Так точно. Жанр беседы, к сожалению, не делает возможным ведение одновременно двух рассказов по двум записанным конспектам, это просто невозможно. Вы когда-нибудь пробовали беседовать с кем-нибудь? Последите за собой – как вы это делаете.

Д.Ю. Ещё разок: это не научный доклад, а беседа. Обо что же мы сегодня побеседуем, Клим Саныч?

Клим Жуков. А мы 3,5 года назад запланировали, и вот я чувствую, этот план постепенно приходит во исполнение – замахнуться уже на Мэла нашего Гибсона, а конкретно на его известную кинокартину 1995 года рождения «Храброе сердце».

Д.Ю. Хороша! Так долго это тянулось, потому что я, как обычно, его переводил и всего за 3,5 года уложился, в конце концов. Поэтому тем, кто не смотрел художественный фильм «Храброе сердце», его рекомендуется для начала посмотреть (в правильном переводе Гоблина, конечно!) и только потом смотреть этот ролик, ибо весь ролик будет состоять из одних непрерывных спойлеров.

Клим Жуков. Точно!

Д.Ю. Кто не смотрел- выключайте, идите смотреть.

Клим Жуков. Кстати, ролик – так хорошо, а вот перевод фильма всё-таки, я подозреваю, лучше посмотреть в правильном переводе, потому что я пока готовился к ролику, просмотрел три разных перевода, начиная с самого, конечно, лучшего – классического VHS перевода от Гончарова – кажется, его так зовут?

Д.Ю. Я не знаю.

Клим Жуков. А, Гаврилова! Ох, там прямо вообще!

Д.Ю. Ну тут мы всегда имеем в виду и помним о том, что тогда люди переводили на слух, я, например, так не умею – на слух, получается у них однозначно на слух лучше, чем у меня, и тогда ничего другого не было.

Клим Жуков. Ну тут даже вопросов нет, но потом-то я смотрел официальный киношный, с дубляжом.

Д.Ю. Да там то же самое.

Клим Жуков. Я даже затрудняюсь сказать, где страшнее. Там, где слышно, что за кадром происходит – ой, как это иногда отличается от того, что по-русски говорят! Ой-ой-ой!

Д.Ю. Смотрим в правильном переводе. Итак, художественный фильм «Храброе сердце»: Шотландия, 1280-ый год.

Клим Жуков. Сначала показывают горы, чтобы мы поняли, что находимся не где-нибудь, а в стране мужественных мужиков в юбках.

Д.Ю. Или даже 1280-ый год – тут я что-то…

Клим Жуков. 1280-ый, там было написано в титрах.

Д.Ю. …засбоил. Нет, как правильно: 1280-ый год.

Клим Жуков. 1280-ый год, точно.

Д.Ю. Вот горы Шотландии на горы вообще похожи, нет?

Клим Жуков. Это вообще в Ирландии снималось, поэтому оно похоже на все те горы, которые в Ирландии. По горам едет группа конных бомжей, потому что 1280-ый год, как нам сообщили в титре, и закадровый голос повествователя Роберта Брюса-младшего говорит, что в это время злобный язычник Эдуард Длинный…

Д.Ю. Я, с твоего позволения, зачитаю: «Я расскажу вам об Уильяме Уоллесе. Английские историки назовут меня лжецом, но историю пишут те, кто вешает героев. Король Шотландии умер, не оставив наследника, и король Англии, жестокий язычник, известный как Эдуард Длинноногий, заявил о своих притязаниях на шотландский престол. Шотландская знать сражалась с ним и друг с другом за корону. И тогда Эдуард Длинноногий пригласил их на переговоры о перемирии – без оружия, только с одним слугой. Одним из земледельцев того графства…» - его правильно графством называть? Кто это был?

Клим Жуков. А я не помню, какое там слово английское.

Д.Ю. Сам не помню. «…был Малколм Уоллес, человек незнатного происхождения с собственными землями. У него было двое сыновей – Джон и Уильям».

Клим Жуков. Во-первых, вот эта вот знать, которая едет на переговоры, это натурально группа конных бомжей или, может быть, группа конных хиппи, или, может быть, группа конных хиппи-бомжей – я не очень уверен, потому что…

Д.Ю. Немедленно напрашивается известная присказка: знать – нехер взять.

Клим Жуков. Вот, там абсолютно точно взять нехер, потому что одеты они… ну они даже как-то вымыты не очень, по-моему, а может быть, и вообще не вымыты.

Д.Ю. Друг от друга не отличаются.

Клим Жуков. Это был вообще первый фильм, где уже заработал историчный говномёт.

Д.Ю. Чем говнее, тем древнее.

Клим Жуков. Вот да, это был один из первых фильмов, может быть, самый первый фильм такого рода, потому что шотландцы все просто вымазаны в какой-то каке, ободранные все. Собственно, маленький Уильям Уоллес ходит в каком-то, даже не знаю, это не из-под картошки даже мешок, с таким вот плетением нитей. У нас любой бард СССР, который с гитарой в таком растянутом свитере около палатки играл «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались», от зависти удавился бы при виде такой красоты.

Да, ну и конечно, для меня это, опять же, когда я ещё смотрел в 1995 году, была страшная загадка – что там вообще происходит, потому что некоторым образом первая линия моего интереса в Средних веках Западной Европы были именно Англия, т.е. тогда, в 1995 году я уже про неё кое-что знал. И вот 1280-ый год, и даже если сказать шире – в 1280-е там не происходило ничего из описанного, потому что на троне Шотландии спокойно в это время сидел король из Данкельдской династии Александр Третий Славный, и Эдуард в это время никаких претензий на шотландский престол не заявлял, более того – он никогда вообще их не заявлял, в принципе, этого просто в истории не было.

Умер Александр Третий, ну он в самом деле умер гораздо позже. Там самое главное, что в 1281-ом году умер его один сын, а в 1286-ом – второй сын, и он не оставил наследников. Вот когда он помер, это был, если я не ошибаюсь, 1288-ой год или 1286-ой, в общем, короче говоря, после этой даты, которая указана в фильме, у него не было наследников кроме внучки, которая родилась от его дочери Маргариты, которая была замужем за королём Норвегии Эрихом Вторым Магнуссоном, и от этого брака родилась ещё одна девочка, тоже Маргарита, её звали в Шотландии Норвежская дева, потому что к тому времени ей было очень мало лет. И вот её папа ещё при жизни, понимая, что у него мужского пола детей уже не будет, а он сам болен, и всё как-то идёт совсем под откос, он заставил знать признать эту самую внучку своей наследницей, с чем, впрочем, часть людей не согласилась, потому что это, во-первых, девочка, а тут столько замечательных мальчиков есть, ничуть не хуже, и мальчиков – это важно! Кроме того, она малолетняя и непонятно где. И вот король помер, и эти вот гнусные пророчества наших шотландских шовинистов оказались абсолютно верны, потому что девочка поехала наконец править из Норвегии в Шотландию и по дороге померла в возрасте 7 лет, в 1290-ом году.

Д.Ю. Помогли, или сама?

Клим Жуков. Нет, она просто дороги не перенесла, потому что хоть она и королевского рода, и ехала, видимо, с относительным комфортом, всё-таки это немного не Люфтганзой путешествовать и не Арабскими авиалиниями, это немного по-другому выглядело в Средние века. И вот она померла – и всё, нету больше Данкельдской династии, а зато есть минимум 14 претендентов.

Д.Ю. Неплохо.

Клим Жуков. Там, конечно, кто поближе, кто подальше, но вот 14 претендентов есть. Ну и собственно, вся история завертелась не с 1280-го, а с 1290-го, и то в это время было более-менее спокойно, потому что все эти прекрасные люди, которые только что не хотели, а другие наоборот хотели эту внучку, собрали совет Хранителей Шотландии, там их было несколько человек, самых знатных людей, и этот, условно говоря, регентский совет стал решать, что вообще делать. А решили они одно, потому что был единственный человек вообще на всём острове, который мог эти проблемы решить – это был Эдуард Длинноногий, Эдуард Первый, Эдуард Генрихович Плантагенетов. И они его позвали сами, чтобы он был третейским судьёй, а т.к. Эдуард Генрихович был не дурак, и Шотландия, в общем-то, находилась в той или иной степени вассальной зависимости от Англии уже очень давно, вот он выдвинул некие условия, на которые можно было соглашаться, а можно было, соответственно, не соглашаться. А условие там было главное: он выступает третейским судьёй, его авторитет безоговорочно признаётся и его решение безоговорочно признаётся, при условии, что новый король Шотландии получит от него некие земельные держания в Англии, за которые принесёт вассальную присягу-оммаж, и, таким образом, шотландский король будет вассалом английского короля. Таким образом, вся Шотландия автоматически поступает в вассальное распоряжение Англии – собственно, идея была именно такая. Ни на какую корону Эдуард Первый не претендовал…

Д.Ю. Оно и не надо.

Клим Жуков. …будучи в здравом уме – а собственно, зачем? Эдуард Первый находился в такой ситуации, в какую он хотел поставить Шотландию тоже: он должен был французскому королю Филиппу Четвёртому по вассально-ленным обязательствам принести присягу за свои континентальные владения в Гиене. Т.е. по факту Эдуард Первый был вассалом французского короля, соответственно, тот мог с ним делать всякое, в частности, заставить его пойти на войну вместе с собой, вызвать к себе в суд. Ну естественно, англичанину было это не очень приятно, и более того, они с Филиппом Четвёртым даже увлечённо воевали регулярно. Филипп Четвёртый тоже был дикий человек, звали его Филипп Четвёртый Красивый, потому что, видимо, он был красивый.

Д.Ю. Фил – так его называли.

Клим Жуков. Фил Красавчик. Мы же его знаем благодаря Морису Дрюону как Железного короля. Это было чудовище то ещё – это именно он сжёг тамплиеров, разграбив их сокровищницу.

Д.Ю. Выставил на бабки, да?

Клим Жуков.

Клим Жуков. Да, но, правда, не на все, потому что часть казны куда-то пропала, до сих пор не знают, куда.

Д.Ю. Как тут нам сказал один товарищ: вон вчера в прессе сообщали, что задержали 400 кило кокаина. Ну, задержали-то на самом деле 500, но 100 забрали – собак, наверное, тренировать. Так и тут.

Клим Жуков. Это он организовал Авиньонское пленение римских пап.

Д.Ю. Суровый, да.

Клим Жуков. В общем, очень был ловкий человек, исключительно. Ну кстати говоря, про Филиппа Четвёртого же говорят, что когда Жак де Моле, последний магистр Ордена тамплиеров горел на костре, он ему выкрикнул некие проклятья – и что бы вы думали? Через 10 лет Филипп помер.

Д.Ю. Чисто Марк Твен.

Клим Жуков. Да-да-да.

Д.Ю. «Ведь знал же, дурак, что нельзя смотреть на молодой месяц через левое плечо, а взял и посмотрел. Семи лет не прошло – упал с колокольни, разбился насмерть».

Клим Жуков. Вот-вот-вот. Да, короче говоря, Эдуард хотел такой же фокус провернуть с шотландцами –чтобы у него была личная уния с королём, и естественно, в здравом уме лезть в эту Шотландию ему было вообще не надо. Ему нужна была, да, покорность с той стороны полная, но чтобы он сам там был королём – нет! Он даже Уэльсом сам не управлял, как и все английские короли, была личная уния Уэльса наследнику английского престола, принцу Уэльскому. Собственно говоря, до сих пор так это и называется – принц Уэльский, потому что у них есть личная вассальная уния. Кстати говоря, если они соберутся отделяться, могут вспомнить, что уже у них не феодализм, и все эти унии ни черта не стоят.

Д.Ю. Ну красиво же, да?

Клим Жуков. Да. Вот если есть наследник английского престола, он принц Уэльский. Собственно говоря, Эдуард Первый сам был этим самым принцем Уэльским, пока был наследником престола. Собственно, получается, что это не была коронная земля – Уэльс, это была вассальная земля, да, и с Шотландией собирались сделать что-то похожее, потому что лезть в неё лично управлять – ну это нужно было быть недалёкого ума очень, а Эдуард Первый был ума нормального, потому что там в Шотландии в самой было не пойми что, потому что там вот только король помер – и 14 претендентов на престол, они там все друг другу родственники, причём нужно быть, я не знаю, Эйнштейном, чтобы разобраться, кто в каком родстве ближе находится – я имею в виду знать, конечно же. Плюс есть горные кланы, потому что, кто не знает, Шотландия на севере горная, там живут горцы, а южная часть – это равнины, там живут нормальные совершено равнинные жители. И кстати говоря, в фильме-то постоянно имеется в виду, что они все горцы – нет, собственно, все главные герои данной истории, все поголовно лоулендеры, там вообще ни одного горца. А вот с горцами приходилось постоянно воевать, потому что там эти горные кланы добавляли остроты в ситуацию в Шотландии, потому что они у всех были кровная месть ко всем остальным, плюс они непрерывно сражались за независимость с лоулендерами, которых терпеть не могли.

Д.Ю. Как и те этих.

Клим Жуков. Да, абсолютно взаимно. Там, я так подозреваю, ещё с римского времени всё тянулось, как римляне ушли – и всё сразу завертелось, и, по-моему, с тех пор не прекращалось вообще, ну так по большому счёту.

Д.Ю. А пиктами они были или нет?

Клим Жуков. Ну они с ними сдружились в конце концов. И да, всё, что показано в первой части фильма, вот я когда смотрел, я считал – там за первые 3 минуты 14 ошибок. Вот так: раз, два, три – уже стало всё понятно, что с историей в кино уже будет не очень хорошо. Кстати говоря, что мешало написать не «1280-ый», а «1286-ой»?

Д.Ю. Непонятно.

Клим Жуков. Вот что бы от этого поменялось?

Д.Ю. Это от меня всегда ускользает.

Клим Жуков. И да, конечно же, Эдуард Первый никого не вешал, это вообще чушь, это придумано для фильма. Никакую знать никто не вешал. Далее: личность этого Малкольма Уоллеса. Это же сплошной оксюморон: если он, как заявлено в кино, является незнатным земледельцем, он никак не мог оказаться бы в кругах людей, которые принимают какие-то решения.

Д.Ю. Зачем его звать-то? Неясно.

Клим Жуков. Не, ну ты кто вообще?

Д.Ю. Типа, деньги у тебя есть – и что?

Клим Жуков. И что? Так мы у тебя их заберём.

Д.Ю. Да.

Клим Жуков. А при этом все эти люди, одетые, как бомжи просто законченные, они едут на таких конях в холке по 1,70 м минимум, на отличных сёдлах, современных, правда, но всё равно очень качественных. У них, видимо, все бабки ушли вот на лошадей и сёдла, а себя уже одеть – всё, никак…

Д.Ю. Не смогли.

Клим Жуков. …потому что по средневековым меркам такие кони – это драгоценность, их было, может быть, 1,5-2% из общего поголовья, т.е. это самые лучшие кони, которые могли бы быть тогда. Вот.

Д.Ю. А так мелкие должны быть, да, лошадки?

Клим Жуков. Конечно, более того, даже довольно состоятельные люди, если это, опять же, не на войну, а в походе, они, как правило ездили на лошадях попроще. Ну понятно, что если там совсем уже богатый король, герцог, то могут, наверное, себе позволить, но даже, я повторюсь, вполне себе состоятельные, богатые люди на походе ездили на лошадях сильно проще, мельче, а уж тем более шотландцы должны были ездить на этих самых, на пони волосатых.

Д.Ю. Ещё скромнее, да?

Клим Жуков. Да, там по 1,30 м в холке.

Д.Ю. Ну а вот тут вот это, как его, – что позвали: пригласил их на переговоры о перемирии. Раз перемирие, значит, война какая-то.

Клим Жуков. Ну там же сказано, что была война вроде бы, хотя, конечно, повторюсь, никакой войны вообще не было.

Д.Ю. Непонятно. Без оружия – а так бывает? Оружие, может, при входе сдают, нет? Или как?

Клим Жуков. Затрудняюсь ответить, что имелось в виду, ну просто потому что события вообще не было.

Д.Ю. И вот это вот, что всех взяли и повесили – такого тоже не было?

Клим Жуков. Нет. Самое главное – куда он их пригласил.

Д.Ю. Вот. В амбар, я так понял, в амбар, где они красиво висели, да.

Клим Жуков. Все шотландцы живут в каких-то странных локациях, домами это не назвать, именно что локациях, сложенных из диких камней…

Д.Ю. И говна.

Клим Жуков. Да, и крытых сверху травой и говном, причём иногда без травы. Собственно, на этом все жилищные условия заканчиваются у шотландцев, включая знать. Двери у них замечательные, вот из палок натурально собранные с вот такими вот щелями.

Д.Ю. Да-да-да. Как в таком климате можно в таком жить, я что-то вообще…

Клим Жуков. Не, ну там довольно тепло, конечно, но всё равно зимой там бывает и минус, и ветер, и всё такое.

Д.Ю. Я тебе так скажу, что если у тебя в доме тепло +5˚С… У меня у товарища в доме-корабле на Шлиссельбургском проспекте квартира угловая была, ну т.е. 2 стены – у него всё время было +8˚С, там пар изо рта шёл, и вообще как-то крайне неуютно.

Клим Жуков. Ну кстати говоря, +8˚С - +10˚С – это такая температура, когда запросто можно от переохлаждения того…

Д.Ю. Вот, да. Многие не в курсе, что если положить на себя 10 одеял, то всё равно там не согреешься.

Клим Жуков. Нет.

Д.Ю. Сурово!

Клим Жуков. Во, поэтому, конечно, у меня вызывает серьёзнейшие сомнения – куда они этих людей поселили?

Д.Ю. Т.е. мировой кинематограф в целом там же, где художественный фильм «Викинг», да?

Клим Жуков. Не, ну конечно, до «Викинга» они не дотягивают – ну так это 1995 год.

Д.Ю. Да. Есть к чему стремиться.

Клим Жуков. Конечно. Хотя, конечно, по меркам 1995 года у них бюджет был 53 миллиона баксов.

Д.Ю. Хороший.

Клим Жуков. Это тогда бюджет был вообще огонь просто! Редкий фильм имел бюджет больше в это время. Один из самых дорогих исторических фильмов своего периода. Самое главное, что тут придумывать-то ничего не надо – поезжайте в Шотландию, там куча замков сохранилась настоящих, вот и снимайте себе.

Д.Ю. Ну там же пара-то потом дальше будет, что знать в замке живёт, куда…

Клим Жуков. Ну про замки отдельная история, когда до замков доберёмся, я по поводу этого тоже выкрикну пару слов.

Д.Ю. Итак, значит, ничего такого не было, и никого в амбаре не вешали?

Клим Жуков. Нет-нет-нет.

Д.Ю. Но задумка такова. Экспонировали двух сыновей – Джона и Уильяма.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Уильям хочет ехать с папой.

Клим Жуков. В Тамбов.

Д.Ю. Да. Папа его не берёт: «Ступай домой, или получишь!» МакЭндрюс – это кто-то известный или нет?

Клим Жуков. Я затрудняюсь ответить.

Д.Ю. Не знаем. Так?

Клим Жуков. Не знаем. Там вообще, честно говоря, с именами как-то всё не очень. Я иногда только догадываюсь, что они имеют в виду, т.е. там когда центровые персонажи – иногда имена перевраны, но понятно, о ком речь, потому что перевраны не сильно, а иногда вводятся какие-то абсолютно непонятные люди, потому что это же снималось для американцев, а для них там МакЭндрюс, О.Генри – господи, кто это?

Д.Ю. Чурки какие-то, да. Северные обезьяны, блин. Ну короче, экспонируют, что мальчик, увидев повешенного папу, в общем, это ему…

Клим Жуков. Расстроился.

Д.Ю. Да, запало, загрустил малыш. Вот. Что дальше?

Клим Жуков. Ну, дальше история-то проста, как мычание, потому что, естественно, мальчик задумался о том, как жить, а тут очень удачно подоспел дядя, т.е. брат папы, некто…

Д.Ю. Аргайл.

Клим Жуков. …просто Аргайл. Я когда услышал, у меня аж сразу как-то сердце слегка застучало сильнее. Вообще знаете, что такое Аргайл для Шотландии? Во-первых, начнём с того, что в это время никаких Аргайлов ещё просто не было в природе, потому что Аргайл – это территория всего лишь, название территории в Шотландии, вокруг которой в самом деле начало собираться Шотландское королевство когда-то давно, но лордами Аргайла были Кэмпбеллы. Клан Кэмпбеллов – это очень, мега-знатные люди, просто в Шотландии выше них, наверное, уже никого и нету, но они получили титул графов Аргайла только в 15 веке, во второй половине, в это время никаких Аргайлов вообще не было. Но в любом случае если имеется в виду кто-то из Кэмпбеллов, который родной брат Малкольма Уоллеса, непонятно, какого хрена он Уоллес, если этот Кэмпбелл?

Д.Ю. А может, он по маме дядя, нет?

Клим Жуков. Нет, они же говорили, что нашего отца убили англичане точно так же, как у этих, нашего общего с твоим папой отца, т.е. твоего дедушку. Значит, это всё Кэмпбеллы, или всё это Уоллесы – я что-то как-то запутался.

Д.Ю. А может, это у него имя такое - Аргайл?

Клим Жуков. Нет, такого имени не бывает, это фамилия, но и то она не фамилия, скорее, а титул – граф Аргайл.

Д.Ю. Очень странно! Очень странно.

Клим Жуков. Да, ну сам-то Уоллес, понятно, что ничего непонятно, потому что кто такой Уоллес никто до сих пор не знает в точности, потому что он был, в общем-то, не очень значительной фигурой. Неизвестно, когда он родился, считается, что где-то около 1270 года, но это именно что считается. Неизвестно, где точно он родился – в Эллерсли, а может быть в Элдерсли, собственно, оба местечка до сих пор существуют в Шотландии, и между ними происходит страшный срач, где именно родился Уильям Уоллес. Ну в общем, где-то, да, вот допустим, 1270-ый год – в общем, оно похоже на какую-то правду. Есть три версии, чей он был сын: это был или такой есть рыцарский – подчёркиваю: рыцарский! – род Уоллесов в равнинной Шотландии, а есть аристократический род Уоллесов, очень важных аристократов, конечно, там калибром меньше, чем Кэмпбеллы, но тоже, в общем, не последние люди. И вот он происходит или от одного из двух представителей этого аристократического рода, или от мелкого рыцаря. Т.е. Малкольм Уоллес был как минимум мелкий рыцарь, т.е., опять же, дворянин, рыцарь, потомственный военный, никакой не незнатный фермер, это всё ерунда.

Д.Ю. Ну чисто как Робин Гуд, да?

Клим Жуков. Да. Ну тут, на самом деле, там хотелось бы, видимо, автору сценария и режиссёру, чтобы было похоже на Робин Гуда, но при этом чтобы не совсем Робин Гуд, потому что по странному стечению обстоятельств жену Уильяма Уоллеса по легенде звали Мерион, точно так же как возлюбленную Робин Гуда.

Д.Ю. Ну она какая-то Маррон – ну, видимо…

Клим Жуков. Это специально, чтобы не сказали… там же…

Д.Ю. Тонкие параллели.

Клим Жуков. Там же не так давно вышел фильм с Кевином Костнером «Робин Гуд – король воров», где как раз была Мерион, и могли бы спутать. Видимо, не хотелось, чтобы спутали, поэтому и назвали в фильме Маррон – она была Мерион. Это всё известно по эпической поэме 1470-ых годов, которую написал некий Гарри Менестрель, или Генри Менестрель, или Слепой Гарри. Это эпическое произведение, естественно, уже второй половины 15 века, которое описывает приключения Уильяма Уоллеса, но, опять же, это типа как Александр Дюма, только в стихах.

Д.Ю. «Человек в телогрейке, или просто з/к».

Клим Жуков. Да, или просто Дюма. Так, и естественно, уплывает он вместе со своим дядей на обучение.

Д.Ю. На обучение латыни.

Клим Жуков. Латинскому языку, потому что дядя говорит, что сначала нужно выучиться пользоваться головой, потом я научу тебя пользоваться мечом, и вот так у нас всё будет устроено.

Д.Ю. А вот это, когда они стоят на кладбище: «Что они делают?» - спрашивает мальчик. «Прощаются по-своему, играют запрещённые мелодии на запрещённых волынках. То же самое мы пережили с твоим папой, когда убили нашего отца».

Клим Жуков. Да, волынки, конечно, запрещённые, я совершенно согласен, потому что это волынки 18-го века.

Д.Ю. В 13-ом они были запрещены.

Клим Жуков. Категорически запрещены, они были запрещены законом причинности вообще, с которым очень сложно спорить, ну как правило, ни у кого не получается.

Д.Ю. Да, ну а дальше, да: «Сперва научись пользоваться этим…»

Клим Жуков. Да, хотя, как говорят музыкальные специалисты, там даже по звуку слышно, что воют там ирландские волынки, а не шотландские.

Д.Ю. Есть разница?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Я не спец в волынках.

Клим Жуков. Есть, есть разница.

Д.Ю. Интересно!

Клим Жуков. Показаны-то там шотландские волынки, классические современные шотландские волынки. Пошли на ближайший рынок, сказали: «Нам волынку…»

Д.Ю. Затарили, да?

Клим Жуков. Затарили там 15 волынок одинаковых – это всё современные шотландские волынки, которые сложились в таком виде, какие они есть, к 18-ому веку.

Д.Ю. «Прекратите тискать несчастную зверушку – она так жалобно воет».

Клим Жуков. Да-да-да.

Д.Ю. Так, ну опять вступает Брюс: «Много лет спустя Эдвард Длинноногий, король Англии, наблюдал за венчанием старшего сына, наследника трона. Невестой для сына Эдуард Длинноногий выбрал дочь своего соперника, короля Франции. Повсюду шептались, что невеста не сможет зачать, если ей не окажет честь Длинноногий. Возможно, что это он с самого начала и планировал».

Клим Жуков. Да, ну тут всё правильно. Это в самом деле было через очень много лет, когда Уильям Уоллес уже умер.

Д.Ю. Женитьба произошла, да?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Так?

Клим Жуков. Ну потому что Уоллеса, как мы знаем, убили, казнили в 1305 году, а в 1306 году, если я не ошибаюсь, Изабелла Французская, Изабелла Филипповна, прибыла в Англию только, т.е. они даже пересечься никак в принципе не могли. Когда были описываемые события, вот там 1297 год, ей было, если я не ошибаюсь, 7 лет. Она в 17 удачно выскочила замуж за наследника английского престола всего лишь. Неплохая карьерка?

Д.Ю. Неплохая, да! А вот соперник, король Франции?

Клим Жуков. Ну они воевали, да, причём у них вот-вот скоро, опять же, если кривую хронологии фильма разбавить правильной хронологией, у них начнётся очередная война в скором времени.

Д.Ю. Так: «Шотландия – моя земля. Французы преклонятся перед каждым, у кого есть сила. Но как они поверят в нашу силу, если мы не управляем всем нашим островом? Где мой сын?» - «Простите, милорд, он просил меня прийти вместо него,» - говорит невеста или жена уже.

Клим Жуков. Не, жена, жена, это после свадьбы.

Д.Ю. «Я послал за ним, а он присылает вас». – «Мне уйти, милорд?» - «Ну, если мой сын хочет, чтобы после моей смерти правила королева, тогда сделайте одолжение, оставайтесь и учитесь». Ну, с моей точки зрения, это лучший персонаж в фильме, как государственный деятель и настоящая мразь, блин. Просто великолепен!

Клим Жуков. Он всё время ходит с таким выражением лица, на котором явно читается: «Куда я попал?»

Д.Ю. Прикидывает.

Клим Жуков. Да-да. Вот прикидывает или как убить всех окружающих, или как сбежать от всех окружающих. Да, ну это, конечно, всё в фильме прямо вот все гнусные собрали всякие разные сплетни про Эдуарда Второго. Там же во время венчания сделали такой яркий намёк, что Эдуард Второй немножко педик.

Д.Ю. Сын?

Клим Жуков. Наследник, сын.

Д.Ю. Наследник, да.

Клим Жуков. Эдуард Эдуардович немножко педик.

Д.Ю. Да там, по-моему, не намёк, а конкретно совершенно.

Клим Жуков. Потому что он с ужасом поглядывает на Софи Марсо, кстати говоря, это лучшее, что есть в фильме после Эдуарда Первого.

Д.Ю. Ох, она хороша!

Клим Жуков. Да! Снимает так с неё вуальку: «Ой! Там же женщина!» - и тут же смотрит к ней за спину, а там симпатичный сладкий мальчик, такой хороший-хороший.

Д.Ю. Очень хороший, да. Смотрит на него со значением.

Клим Жуков. Со значением, да, одетый в тужурку на голое тело, понимаете вот, такой загорелый весь – интересно, где он так здорово в Англии загорел?

Д.Ю. Солярий у него там, видимо, был, да.

Клим Жуков. Ну хотя и в известном фильме «Snatch» давно сказано, что у нас тоже есть песчаные пляжи, на что, правда Денис Фарина сразу сказал: «Кому нужны ваши пляжи?» Да, ну короче говоря, так получилось – сейчас такой долгий спойлер, который перекрывает, так сказать, поле повествования фильма – что Эдуарда Второго свергли и страшно убили. Свергла и страшно убила его собственная супруга, ну точнее, при её горячем участии. Как-то нужно было объяснить, что это вы такое сделали с королём. Ну как у нас в своё время Петра Третьего замочили, и тоже гадина Екатерина Вторая сообщила всем, что он был сумасшедший, шизофреник, прусский низкопоклонник, больной человек – ну, короче говоря, лучше было его гораздо раньше удавить, вот просто…

Д.Ю. Для его же пользы.

Клим Жуков. Для его же, конечно, пользы, просто мы так долго терпели по слабохарактерности, ну наконец уже просто пришлось. То же самое говорили про Эдуарда Второго: естественно, сообщили, что он гомосексуалист…

Д.Ю. Это ему там в задницу рог втыкали?

Клим Жуков. Это ему воткнули в задницу воронку и залили туда серебра.

Д.Ю. А у Дрюона там какой-то раскалённый штырь запихали.

Клим Жуков. Ну это, в общем, самое главное, что его убили вот таким вот страшным способом…

Д.Ю. Ужас!

Клим Жуков. …имея в виду наказание за заднеприводную склонность.

Д.Ю. Баловался под хвост Эдик.

Клим Жуков. Вот. Но это, повторюсь, легенды, которые сочиняла гадина Изабо.

Д.Ю. Ага-ага. Тварь!

Клим Жуков. Вот. Да, но при этом этому педику, якобы, ничего не помешало соорудить сына Эдуарда Третьего.

Д.Ю. Ну видимо, собрал всю волю в кулак.

Клим Жуков. В кулак, да, именно что в кулак.

Д.Ю. Смог, да.

Клим Жуков. Тут же всё немножко не так, как сейчас. Это сейчас так думают: «Ну откуда вы знаете? А может, в самом деле педик?» Видите ли, королю спрятаться было невозможно, потому что за ним смотрело такое количество людей, вот не просто часто, а круглые стуки, что если бы он в самом деле был заднеприводной, об этом бы точно знали, и там вся была тема в том, что соорудить королеве наследника престола на стороне, ну конечно, видимо, было можно, но это было невероятно трудно, тут требовались таланты Джеймса Бонда, потому что, опять же, даже консумация брака проходила под зорким оком специально обученных людей, там невозможно было в первую брачную ночь и в некоторые последующие что-нибудь этакое интересное с женой сделать, чтобы это не наблюдали, потому что, естественно, что если вдруг королева куда-нибудь налево вильнёт, то наследник получится непонятно чей, и тут может быть международный скандал, поэтому эти акты все наблюдались железно совершенно. Поэтому, скорее, там на 99,9% это был сын именно Эдуарда Второго. Это вот то, что не легенда, а то, что он был педик – это конкретная легенда, которую, конечно, не могли не вставить в фильм. Это теперь, если бы снимался фильм не в 1995-ом, а в 2015-ом году, это было бы подано как исключительно хорошее и правильное устремление, а тогда ещё нет, тогда считалось, что всё-таки это ну как-то по меньшей мере неудобно.

Д.Ю. Быть меньшевиком.

Клим Жуков. Да, таким вот.

Д.Ю. Но король развивает: «Знать – это ключ от двери Шотландии. Пожалуйте нашей знати земли на севере, пожалуйте их знати имения здесь, в Англии, и алчность не позволит им противостоять нам». Ну, король разбирается в людях, знает, как ловко кого стравить.

Клим Жуков. Это как раз правильно.

Д.Ю. «Но сир, наша знать не захочет переезжать на север. Новые земли – новые налоги, а они уже заплатили за войну во Франции». – «Вот как? Неужели? Проблема Шотландии в том, что в ней слишком много шотландцев. Возможно, пришло время восстановить древний обычай – пожалуйте им приманоктис, право первой ночи, и когда простая девушка, живущая на их землях, идёт под венец, наша знать будет иметь на неё сексуальные права в её первую брачную ночь. Если не можем выселить, уничтожим их по роду – так мы получим такую знать, какую хотим для Шотландии, с налогами или без налогов». – «Превосходная идея, сир!» - «Да неужели?» Ну тут как-то это: простая девушка идёт под венец, и гражданин старше её трахнул, то «так мы получим такую знать, какую хотим для Шотландии» - это что такое?

Клим Жуков. Если стратагема началась правильно совершенно в начале спича, то потом она скатилась во что-то не только не умное, но и логически не связанное с первой частью, потому что, во-первых, наличие земли в Шотландии не означает того, что ты туда будешь переезжать – нафиг это надо? Ты жил в Лондоне, например, а у тебя отвалился ещё кусок земли в Шотландии – так это же хорошо.

Д.Ю. Прекрасно.

Клим Жуков. Зачем туда поедешь, спрашивается, нафига?

Д.Ю. Ну в крайнем случае, наверное, управляющий…

Клим Жуков. не, ну сам-то, конечно, может туда съездить с инспекцией, там красиво в Шотландии очень. Жить там совершенно не обязательно. Зачем такую чушь нести? Это же тебе не квартиру новую дали, это тебе… вот у тебя был завод в Бирмингеме, а стал завод под Эдинбургом – тебя это обязывает переехать на завод под Эдинбургом? Нет. Так же и тут. Соответственно, и шотландская знать, которой в самом деле в качестве подкупов давали всякие поместья в Англии, они совершенно не обязательно переезжали в Англию – зачем?

Д.Ю. Это просто деньги.

Клим Жуков. Это просто деньги, которые поступают куда-то.

Д.Ю. А вот знать: «Новые земли – новые налоги, а они уже заплатили за войну во Франции» - это что такое? Т.е. это пожалование бабла или наоборот вымогалово какое-то?

Клим Жуков. Не, ну там имеется в виду, что был налог на землю, собственно, ещё со времён сбора дангельда, т.е. датского золота в раннем Средневековье – поземельный налог, т.е. за владение землёй полагалось платить налоги, но это же налоги платятся с прибыли. Вот у тебя есть поместье, оно приносит тебе деньги, т.е. ты получил себе, ну условно, 90%, отдал 10%, но ведь раньше у тебя было одно поместье, а теперь станет два поместья, и ты получишь…

Д.Ю. 90 и 90.

Клим Жуков. Ну хорошо, ты получишь 180% и 20% отдашь, а так ты получал 90% и 10% отдавал – ну где смысл?

Д.Ю. Не бачу логики!

Клим Жуков. Не бачу логики совсем – это раз, во-вторых, вот эта вот тема с приманоктис: во-первых, когда вырастут дети от этого приманоктис, пройдёт ну хотя бы 18 лет, т.е. это к тому времени или ишак сдохнет, или падишах, или я – это для Эдуарда Первого в его возрасте было уже совершенно понятно. Во-вторых, это же люди от простых девушек, они дворянами не будут никогда, из них знать не получится. Что за чушь?! И, наконец, последнее: приманоктис – это легенда, его просто не было в Средние века, в классическом и позднем Средневековье, а мы уже почти в позднем Средневековье, уже вот-вот 14-тый век наступит и вместе с ним осень Средневековья – этого приманоктис вообще нигде не было. Оно, возможно, когда-то было в раннем Средневековье где-то около конца переселения народов где-то оно, возможно, в самом деле применялось, но оно если и применялось, то в отношении сервов, т.е. рабов.

Д.Ю. Сервов, не сербов.

Клим Жуков. Сервов, сервов. Сервантов.

Д.Ю. Сервантов, да.

Клим Жуков. Вот, т.е. раб – он почему мог быть так обработан? Потому что он не совсем свободный, он имущество, а заключение брака между одним имуществом и другим имуществом – это значит, что у тебя твои личные вещи что-то такое делают, поэтому господин мог осуществить своё право некое, это во-первых, он, правда, и так мог его осуществить, если … рабыне.

Д.Ю. Непонятно.

Клим Жуков. Ну там же дело в том, что всё-таки это институт рабства средневековый уже отличался заметно от такового в Римской империи, в классическом выражении. Серв – это был по сути дела крепостной крестьянин в первую очередь, ну там, конечно, с определёнными изменениями, но тем не менее. За заключение брака господину платили деньги, налог. Если денег не было, можно было натурой взять.

Д.Ю. Да. И тут уже непонятно: не то невеста симпатичная, не то жених.

Клим Жуков. Я прямо теряюсь.

Д.Ю. Да. Эне, бене, рики, факи… Ну и я не знаю: «Уничтожим их породу» - это ж сколько шотландок передрать надо, во-первых – всех, начнём отсюда, а во-вторых…

Клим Жуков. Ну хотя бы половину.

Д.Ю. Так дети родятся – они ж их воспитывать будут как своих.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. И что, какую породу вы там выведете? Да хоть негров туда запусти, они через 20 лет уже будут шотландцами, не такого цвета, но сопьются и будут ходить без трусов в юбках.

Клим Жуков. Да-да-да. Пить «Гинесс» со страшной силой.

Д.Ю. Да, очень странный подход. Но выглядит, да, выглядит, конечно, ужасно.

Клим Жуков. Не, ну оно выглядит ужасно – что король Англии дурак. Вот это в самом деле выглядит ужасно.

Д.Ю. Ну дерзкий боярин приехал: я, там, имею право. Хотя чего он там кому объясняет, неясно. Гаврила и Хомяк, волоките сюда! Или сама пусть придёт.

Клим Жуков. На свадьбу когда приехал? Уже в Шотландии?

Д.Ю. Да-да. Я бы не стал никуда ездить, если бы я был начальник – зачем?

Клим Жуков. Да, нужно было прислать подручных.

Д.Ю. Ещё не хватало! Ты кто, чтобы я к тебе ездил-то? Ты кто? Непонятно.

Клим Жуков. Да, ну собственно, на свадьбе-то там у них весёлый праздник, и там происходит возвращение товарища Уоллеса непонятно откуда. Он вроде во Франции был?

Д.Ю. Видимо, да, и в Риме был. Он уже подрос, превратился в Мэла Гибсона, красавца-мужчину, волосатого, хорошо помытая голова у него всё время, я замечу, у него такие пышные волосы всё время торчат.

Клим Жуков. Да, «Pantene Pro-V». Кстати, да, вот.

Д.Ю. Да, где моется – непонятно…

Клим Жуков. Потому что знать не моется, а он постоянно чистый.

Д.Ю. Да, он постоянно, набрался культуры.

Клим Жуков. В Риме, видимо, научили плохому.

Д.Ю. Да.

Клим Жуков. Посмотрел мир, возвращается он, значит, в Шотландию, и там одна из любимых сцен в фильме – когда он своего друга Хэмиша встречает, Бена, Беню Глисона молодого.

Д.Ю. Брендана, да. Кто не смотрел художественный фильм «Однажды в Ирландии»…

Клим Жуков. Вот это он.

Д.Ю. …срочно смотреть! Это его лучшая роль!

Клим Жуков. Там, где он «The Guard» который на самом деле называется.

Д.Ю. Да-да-да, «Гарда».

Клим Жуков. «Гарда», да. Как они встретились там, Глисон тут же пробил Гибсону в челюсть, вместо «здравствуйте» фактически.

Д.Ю. Да, ну как они друг друга бьют там – конечно, да. Как-то тревожно.

Клим Жуков. Ну там, видимо, показывают, что шотландцы настолько свирепые и здоровые, что им такой наворот по роже – ну только повеселиться.

Д.Ю. Ни о чём, да.

Клим Жуков. Только повеселиться. Потом тут же принялись камнями друг в друга кидаться тоже. Беня получил по черепу таким небольшим камушком размером с мой кулак, наверное, что, в общем, вызвало небольшое рассечение, и всё, пошли дальше бухать.

Д.Ю. В общем-то, нам это знакомо. Если бы так получил, я не думаю, что вообще бы стоял.

Клим Жуков. Да, кстати говоря, этот самый Хэмиш и его папа, как его там звали, я не помню…

Д.Ю. Не помню тоже, да. Никак – папа.

Клим Жуков. …вот у них фамилия Кэмпбелл по фильму.

Д.Ю. С ума сойти!

Клим Жуков. Я вот тоже как-то думаю: ну ни хрена себе! Повторюсь: это высшая шотландская знать, которая может быть просто, т.е. выше них уже просто нет никого. Такие же, как они, крутые есть, но выше уже невозможно.

Д.Ю. Ну тут: «Англичане не позволяют нам тренироваться с оружием, поэтому мы тренируемся с камнями». А что значит – «англичане не позволяют»? Непонятно.

Клим Жуков. Ну это имеется в виду 18-го века, уже когда Шотландию окончательно завоевали, причём именно что уже завоевали, вот там у них изымали оружие, ну а если нет оружия, с чем ты будешь тренироваться? Ни с чем не будешь тренироваться. Ну считается, что все эти традиционные шотландские удалые игры с метанием брёвен, камней, которые имеют место в самом деле, традиционные, они, якобы, это вот такой элемент воинской подготовки, развития силы, резкости, выносливости, и проч. В 14-ом веке ничего подобного не было, потому что никто у них оружие-то не изымал – зачем?

Д.Ю. Ну, физическая подготовка бойцу всё равно не помешает.

Клим Жуков. Нет. Я, правда, не очень понимаю, как это метание камня поможет для военных действий.

Д.Ю. Общая физуха.

Клим Жуков. Ну общая – возможно.

Д.Ю. Ну Гибсон бодро ответил, уже наслушавшись дядю: «Сила воина не в руках, а здесь». – «Нет, она здесь…»

Клим Жуков. На!

Д.Ю. «Интересно, а когда понадобится, ты так сможешь? Например, в бою можешь сокрушить таким броском человека?» - «Я могу раздавить тебя, как червяка». - «Правда? Ну давай. Хотите увидеть, как он раздавит меня, как червяка?» - «Ты увернёшься». – «Не увернусь». – «Ладно». Ну в общем, бросание по башке: «Всё нормально». – «Тебя немного шатает». – «Надо было вспомнить про камни», как они в детстве бросались там. Ну, объятия – да, давайте, блин, все счастливы.

Клим Жуков. И тут приезжает боярин.

Д.Ю. А тут, да, Гибсон видит девочку, эту Маррон…

Клим Жуков. Которая подросла, расцвела, как груша.

Д.Ю. Стала хороша собой.

Клим Жуков. Гибсон заинтересовался такой метаморфозой.

Д.Ю. Да. Ну и тут этот: «Я прибыл заявить право приманоктис». Перед кем заявить? Вот для меня загадка, зачем ты к ним вообще приехал? «Как владелец этих земель благословлю этот брак, забрав невесту в свою постель в первую ночь её союза». «Ни за что!» - кричит жених. «Таково моё благородное право». Ну это, как ружьё на стенке, должно потом выстрелить. Вот такое безобразие – забрали.

Клим Жуков. Благородный боярин проживает – пипец! – в таком месте: ну там натурально какой-то частокол, даже не частокол, это плетень называется по-нашему вообще-то, там какие-то палки, между ними голову просунуть можно – это стена у них. Внутри, опять же, каменный домик системы амбар, вот тот самый, классический. Сверху стоит башня, ну якобы башня, собранная по системе, опять же, плетень, по-другому…

Д.Ю. Из говна и палок, да?

Клим Жуков. Что это?! Это вы так называете замок, феодальная усадьба? Что это?! Ужас, честно говоря. Даже обидно за англичан: если они завоеватели такие вот беспринципные и гнусные, почему они живут хуже, чем шотландцы?

Д.Ю. Непонятно. А тем временем юный Уоллес незаметно по-военному подпускает амура к этой самой девке: «Позвольте поговорить с вашей дочерью,» - приезжает. «О чём ты хочешь с ней поговорить?» «Маррон, не хочешь покататься со мной этим прекрасным вечером?» «В такую погоду? Ты с ума сошёл!» - кричит мама. «Хорошая шотландская погода, мадам, дождь льёт прямо – ветра нет». – «Она с тобой не поедет». Ну и тут девочка, естественно, прыгает на лошадя – вот оно, послушание в семье!

Клим Жуков. На мотоцикл фактически.

Д.Ю. Да-да-да, и уезжает. «Как ты меня через столько лет узнала?» - спрашивает Гибсон.

Клим Жуков. Там матушка дочери сразу сообщила папе, что «она вся в тебя! Это мерзко!»

Д.Ю. Да, «твоя дочь вся в тебя». «А я не узнала, - отвечает девочка. – Увидела, как ты уставился на меня, но не знала, кто ты». «Извини, наверное, действительно уставился. Ты всегда катаешься с незнакомцами в такую погоду?» Фактически: «Бекки, вы любите крыс?» - «Ненавижу, блин!» - «Живых я тоже. Я имею в виду дохлых, с верёвкой за хвост, чтобы вертеть».

Клим Жуков. Да-да-да.

Д.Ю. Вот. «В следующий раз предупрежу тебя письмом». «Не поможет – я не умею читать,» - отвечает красотка. «Не умеешь?!» - изумляется Гибсон. Явно вокруг него все читают. «Придётся это исправить». – «Научишь меня читать?» - «Если хочешь». – «Хочу». – «На каком языке?» - тут же продолжает раскидывать чернуху Гибсон. «Да ты хвастаешься!» - «Да, ты поражена?» - «Нет, а должна?» Тут он её по-французски…

Клим Жуков. Как задвинул!

Д.Ю. «Повтори это стоя на голове, тогда буду поражена». «Килт задерётся, но я попробую». – «В путешествиях тебя манерам не учили?» - «Французы и римляне ещё хуже меня!» - достойный ответ. «Ты был в Риме?» - «Да, дядя брал меня на паломничество». – «И какой он?» - «Вовсе не такой красивый, как ты». Молодец, ловко подпускает! «Что это значит?» - «Рим прекрасен. Но дом мой здесь».

Клим Жуков. Турусов подпускает.

Д.Ю. Да, амура, амура!

Клим Жуков. На самом… пристаёт к девушке со своей аффектацией.

Д.Ю. Ага. Мастер пикапа европейского стиля.

Клим Жуков. Да. Ну конечно, про килт – это вообще отдельная история: ну не носили тогда этих юбок.

Д.Ю. А когда их начали носить? Зачем?

Клим Жуков. У них вообще оно конституировалось как национальный костюм, причём не в Лоуленде, а в Хайленде, уже там, видимо, не ранее конца 16-го века, а так уж в том виде, в котором они выступают, это вообще 18-ый век, ну 17-ый – 18-ый век.

Д.Ю. А в чём смысл вообще, зачем юбка вместо штанов – там же холодно?

Клим Жуков. Ну, во-первых, юбка, именно большой килт – он весит очень прилично, это здоровенный плед многометровый из очень толстой плотной шерсти, который обмотан вокруг тебя так, что, в общем, там, наверное, будет не холодно, а очень даже наоборот. Оно тёплое, там весь смысл в том, что это натуральный здоровенный пледище, просто здоровенный, вот такой вот толщины.

Д.Ю. Один чёрт – задувает же снизу.

Клим Жуков. А я не знаю.

Д.Ю. Если судя по фильму дальше, когда они там причинные места демонстрируют – непонятно.

Клим Жуков. Даже не знаю.

Д.Ю. Или он для этого нужен – чтобы быстрее… ?

Клим Жуков. Ловко всех пугать?

Д.Ю. Да.

Клим Жуков. Ну в общем, короче говоря, в 14-ом веке их не носили. Пледы горцы носили, в принципе, пледы носили в силу того, что это тартан, то, что у них вместо герба, т.е. это их национальная клановая клетка, у каждого своя – вот оно, да, оно имело место. В общем-то, и тартаны были… они же очень древние, эти тартаны, они были и у лоулендеров, т.е. там почти все, наверное, может, даже и все дворянские кланы имели свою клетку.

Д.Ю. Ну т.е. это когда узбеков лично я могу по тюбетейкам различать, откуда они – из Ферганы, Самарканда или Ташкента – ну это смешно, конечно, по тюбетейке, чисто индейцы, различать, а вот когда по квадратикам шотландцев – это благородно, это красиво очень, вообще Европа, цивилизация.

Клим Жуков. Конечно, конечно. Короче говоря, шотландцы в это время, как все нормальные мужчины, носили чулки. Штаны было западло носить, носили чулки на подвязочках.

Д.Ю. А почему штаны западло? Удобнее же.

Клим Жуков. Потому что чулки – это всадническая мода, их ещё очень давно в Европу через Византию заволокли гунны, которые были как раз всадники.

Д.Ю. В колготках?

Клим Жуков. Нет, в чулках, извините, именно в чулках с подвязочками, как положено, потому что на ногах сначала, условно, семейные трусы плотные, которые ниже колена опускаются, а сверху по самое не могу надевается чулок, и таким образом, у тебя шлюз, т.е. та часть бедра, которая прилегает к седлу, под двумя слоями ткани прячется, и ты во время долгой скачки не натрёшь себе самое главное, т.е. то чем держишься. Кто катался на лошади много, расскажет обязательно хотя бы одну историю, как он стирал себе о седло задницу до крови. Я стирал – это очень, очень неприятно, когда тебе ещё час ехать на лошади, и тебе о рану трёт седло. Это натурально минут через 5 превращается в пытку, потому что это дико больно, а слезть-то нельзя. Ну тем более, ладно, я на тренировке, а если ты в походе? Там-то вообще всё плохо может кончиться из-за этой гадости. Поэтому это было очень удобно, это в самом деле для всадника очень удобно, эта вот средневековая рыцарская тема, именно рыцарская, всадническая, поэтому все дворяне, конечно, в обязательном порядке носили чулки. Ну а за дворянами уже… уж к концу 13-го-то века точно уже собезьянничали все. Т.е. штаны, просто штаны – это признак крестьянина, работающего в поле, т.е. ему чулки не нужны.

Д.Ю. Портки.

Клим Жуков. Да, притом что мы отлично знаем, например, как раз вот примерно в это же время в совсем недалёкой Дании в местечке Бокстен стоматолог, видимо, задушил своего клиента, потому что тот измучил его своими зубами, короче говоря, задушили дяденьку и выкинули его в болото, и он до нас дошёл в полностью сохранном состоянии. Это самый нищеброд из нищебродов, которого можно придумать вообще, он одет настолько непрезентабельно – и он тоже в чулках, заметьте.

Д.Ю. Ну, опять-таки, тепло, наверное.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Многообразно. Плюс они же вяжутся, да, из шерсти?

Клим Жуков. Нет, они сшитые из шерсти, сшитые. Вязали такие длинные носки, типа гольфов, которые…

Д.Ю. Как валенки, что ли? Что значит – сшитые из шерсти? Как это?

Клим Жуков. Ну, шерстяное полотно, вот как, я не знаю, джинсы, свитер, рубашка… Т.е. свитер отставить – это вязаное. Костюм из шерсти шьётся, точно так же и чулки шьются из шерсти.

Д.Ю. А, понял!

Клим Жуков. Там хитрым способом нужно закраивать, в обязательном порядке нужно развернуть линии переплетения по диагонали относительно ноги, т.е. не прямо, чтобы нога вот так вот и вот так линии переплетения, а обязательно по диагонали, потому что так шерсть тянется хорошо по диагонали, тогда можно сделать так, чтобы они были в облипочку.

Д.Ю. Непросто.

Клим Жуков. А это самое главное – чтобы они были в облипочку.

Д.Ю. Если ты красивый.

Клим Жуков. Да, потому что чулки должны быть в облипочку. Поэтому Уоллес тоже должен был быть в чулках, уж точно совершенно.

Д.Ю. Они рассказывают, как у него сейчас, стоя на голове, задерётся юбка, обнажив все прелести.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Тем не менее, его товарищи по его аулу, кишлаку, не знаю, как оно у них называется, заманивают в какую-то тайную организацию, на тайную встречу.

Клим Жуков. «Давай сражаться!»

Д.Ю. Да, «давай с нами» – а тот избегает неприятностей. Это потом будет хорошо отражено в худ. фильме «Патриот»: «Вы же патриот?» - «Патриот». – «А как же война, как же принципы?»

Клим Жуков. «У меня шесть детей, не могу себе позволить принципы».

Д.Ю. Ну в общем, он отказывается, не пойдёт, а девка – уже там разговоры про женитьбу, и вот уже секретный поп их венчает.

Клим Жуков. Секретно брачует.

Д.Ю. Да-да. А это считается вообще, да?

Клим Жуков. Ну, поп – это должностное лицо, натурально.

Д.Ю. Он же записывать это куда-то должен?

Клим Жуков. Ну он и запишет. Он совершит обряд, вернётся в церковь и в книжку занесёт.

Д.Ю. А получится тогда, что землевладелец её не трахнул, а он посмотрит в книгу и возмутится.

Клим Жуков. Ну при аудите может быть нехорошо, да, ну потому что, опять же, это же…

Д.Ю. Так вы там все при аудите, без аудита начнёте бегать трахаться по лесам, а с чем останется господин?

Клим Жуков. С носом. Там же самое главное, что за это бракосочетание деньги полагалось платить, поэтому была метрическая книга в церкви, она же приходно-расходная: вот там такой-то с такой-то сочетались браком тогда-то, зафиксировано уважаемым попом тогда-то, деньги уплочены. Всё.

Д.Ю. Ну тем не менее любовная линия идёт, а тем временем товарищ сержант уже пристаёт к девке: «Что ты несёшь, лапочка? Тяжело? Давай помогу». Ветеран, дяденька уже пожилой.

Клим Жуков. «Похожа на мою дочку».

Д.Ю. Да: «Похожа… напоминаешь мне мою дочь на родине». И тут её уже волокут в очередную избушку из говна и палок, да.

Клим Жуков. «Волокут её в кусты – не ебать же на дороге Королеву красоты».

Д.Ю. «Потише, Смайт». «Ах ты сука!» - кричит укушенный Смайт. Ну и тут прибегает Гибсон, всех отоваривает, конечно, девку выхватывает, сажает уезжать верхом, она получает копьём по физиономии…

Клим Жуков. Это, кстати говоря, тоже отлично – когда она скочет на лошади, и солдат ей так прямо, как битой, перетягивает поперёк. И самое главное – крепкая шотландская порода, ей вообще никак это даже на экстерьере не отражается.

Д.Ю. Не отразилось, хотя от гораздо меньшего отражается так, что туши свет! Ну а Гибсон её в лесу ждёт и не дожидается.

Клим Жуков. Потому что её это – ножиком хэчь! Кстати, зачем это было сделано, в смысле, когда её зарезали, я вообще не понял.

Д.Ю. Не знаю, но была хорошая фраза – тут этот землевладелец зачитывает: «Всем вам хорошо известно, что я всегда старался быть не слишком строгим при исполнении наших законов, и в результате мы так и не научились жить в относительном мире и гармонии. А? И вот так беззаконием вы отплатили за мою снисходительность…»

Клим Жуков. Презлым за предобрейшее.

Д.Ю. «Что ж, вы не оставили мне выбора». Вот хорошая фраза: «Нападение на солдат короля является нападением на самого короля,» - и после этого перерезал ей горло. «Ну а теперь пусть этот смельчак придёт ко мне». Зачем он её зарезал?

Клим Жуков. Если он хотел, чтобы он пришёл, нужно было её оставить в замке – тогда бы он точно пришёл.

Д.Ю. Конечно.

Клим Жуков. Но так проще.

Д.Ю. Да, тут загадка какая-то: т.е. а зачем зарезал? Ты же представитель закона, ты же должен знать, по какой статье что.

Клим Жуков. Это же не она на них напала.

Д.Ю. Она никого не убивала, её хотели изнасиловать – уж там твои солдаты, не твои, но она же не виновата вообще ни в чём.

Клим Жуков. Нет, для меня это просто загадка – зачем он это отчебучил?

Д.Ю. Но момент душещипательный: платочек выпал из руки, и вообще. И тут едет Гибсон: «Вон он!» Ну а Гибсон – трагедия на лице. Его жалко. Его всё кино жалко.

Клим Жуков. Гибсон умеет вообще, этого у него не отнять, сделать трагическую физиономию. У него это очень хорошо получается во всех фильмах. Лучше только Том Кукуруз, по-моему, умеет делать трагическое лицо.

Д.Ю. Не дотягивает, считаю. Ну и крики: «Капрал, лучников на башню!» Какие-то лучники бес… – вы сами туда уже должны залезть. Я вообще не понимаю, что происходит.

Клим Жуков. Что такое капрал, опять же, я не знаю, в этом отношении. Ну они придумали, конечно, слово «капрал» - а чего не «младший лейтенант»? «Младший лейтенант!»

Д.Ю. Ну это командир отделения, видимо, хотя армия-то, наверное, тогда не так устроена была.

Клим Жуков. Не, ну слова «капрал» тогда просто не было.

Д.Ю. И, в общем, Гибсон его сразу к столбу, этого красавца, и тоже его зарезал.

Клим Жуков. Они взяли штурмом этот замок из говна и палок, причём это выглядело, конечно, просто жутко, потому что когда шотландцы просто просовываются между кольями забора, вот просто вот так вот – мне интересно: а зачем вы это построили?

Д.Ю. Если туда так можно пройти.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. В общем, всех убили ловко, а они начинают орать: «МакИоллах! МакИоллах!» Что за МакИоллах?

Клим Жуков. Если я всё правильно понимаю, значит, то ли «герой», то ли «вождь», т.е. типа: «О! Наш человек будет сейчас нами командовать! Если уж попал в непонятное, мы его уговаривали, он не хотел, а теперь ему придётся».

Д.Ю. Ну да, тут уже нечего это… Папу этого Глисена ранили стрелой, все друг другу… Папа кричит: «Чего ты ждёшь, мальчишка?!» - чтобы выдернули стрелу. «На, давай, а я его подержу,» - говорит сын. Второй тоже: «На, давай, а я его подержу». «Лей прямо в рану, мальчишка! Понимаю, тебе жаль хорошего виски – ну так побалуй меня!» Дезинфекция. «Держите его, держите! А теперь отпускайте». Все получают по роже – поутру такое бодрит.

Клим Жуков. На самом деле, конечно, их эта полевая медицина, не снимая грязной рубашки, она прямо огонь! Потому что сначала ему на грязную рубашку вылили, ну, например, вискаря…

Д.Ю. Односолодового, дорогого.

Клим Жуков. И что – если у вас грязная рубашка сверху? А потом ему в рану вставили раскалённый штырь.

Д.Ю. Я вообще предполагаю, что эти стрелы зазубренные – их каким-то специальным инструментом надо было вытаскивать.

Клим Жуков. Их только вырезать!

Д.Ю. Да?

Клим Жуков. Да. Если это именно зазубренная стрела, её можно только вырезать, ну или вырвать с куском мышц, там, и всего остального – вариантов никаких. Или пропихнуть на ту сторону.

Д.Ю. Атас! Вот это ранение, да!

Клим Жуков. Т.е. стрела вообще… ну как, да, если она широкая, да ещё с шипами, её пропихивать не рекомендовалось в силу того, что она может по дороге может что-нибудь ещё порезать.

Д.Ю. Важный сосуд какой-нибудь?

Клим Жуков. Какой-нибудь, да. Поэтому её, конечно, нужно было вырезать: нужно было раневой канал расширить с двух сторон, раздвинуть и извлечь, потом продезинфицировать и зашить.

Д.Ю. Ужас!

Клим Жуков. Иначе никак. Бронебойная стрела – она шило обычное, вот её можно было или вытащить, или пропихнуть в силу того, что она узкая, она ничего не испортит уж там уж совсем. Ну правда, опять же, если там за стрелой находится кость, если там находится какой-нибудь важный орган, то, конечно, тоже приходилось разрезать рану и вытаскивать.

Д.Ю. Непросто.

Клим Жуков. Но оно же самое главное – наконечник стрелы к древку стрелы ничем не крепился, поэтому при дёрганье за древко наконечник оставался в ране, что жопа полная вообще!

Д.Ю. Красота, да. Но тут прибегают из соседней долины…

Клим Жуков. МакГрегоры прибегают!

Д.Ю. МакГрегоры какие-то: «Мы слышали о том, что случилось, и не хотим, чтобы вы, идиоты, думали, будто можете развлекаться без нас». Гибсон, конечно, говорит: «Домой идите. Мы уже в это ввязались, с этим ничего не сделать, а вы можете уберечься. Идите по домам». – «Когда из замка придёт английский гарнизон и всё сожжёт, домов у нас не будет. А они придут».

Клим Жуков. А вы-то тут причём, спрашивается?

Д.Ю. Да. «Ну, добро пожаловать в наши повстанческие ряды!» Им, думаешь, не стали бы жечь?

Клим Жуков. Ну они-то тут при чём? Во-первых, МакГрегоры – это горский клан, довольно далеко от этих мест, о которых идёт речь.

Д.Ю. Из соседней долины?

Клим Жуков. Да-да-да.

Д.Ю. Ну поскольку действие происходит в Ирландии…

Клим Жуков. Да, ну просто я так, опять же, понимаю, что в понимании американца вся Шотландия – это что-то такое, ну типа нашей Сибири, где Владивосток, Новосибирск, Омск и Томск располагаются очень рядом, ну потому что место-то одно, ну Сибирь и Сибирь – где-то там. Возможно, кто-то даже знает, что это за Уралом. Ну а уж, извините, Шотландия немножко меньше Сибири, там уж точно всё рядом. Конечно, всё это жуткая чушь, и самое главное, что всё интересное вырезали из этой истории, вот всё интересное, потому что вот это «много лет спустя», там, приманоктис какой-то безумный… Что там самое главное-то в это время происходило: в Шотландии же в это время король Эдуард Первый назначил королём Шотландии Джона, он же Иоанн, Баллиоля, который был всего лишь пра-пра-пра-правнуком короля Давида Первого из предыдущей династии, которая пресеклась. В это время одновременно с ним вторым претендентом на престол был некто Роберт Брюс, но не тот, которого показали в кино, и не его папа, которого показали в кино, а его тогда вполне здравствующий дедушка.

Д.Ю. Как густо намешано!

Клим Жуков. Ну их там было сразу три старших Брюса. Дед тоже хотел быть королём, потому что он тоже был пра-пра-пра-правнуком того же самого Давида Первого.

Д.Ю. Баллиоли там дальше выплывут по ходу.

Клим Жуков. Вот откуда они выплывут, непонятно совершенно, потому что… ну это я сейчас забегаю, но факт в том, что самое главное, что Эдуард Первый выбрал Баллиоля, и все, начиная с самого Баллиоля присягнули на верность Эдуарду Первому. Ну собственно, такие условия были вынесены, шотландцы на них согласились – всё. Всё чисто по закону. Самое главное, что и Брюсы тоже присягнули.

А дальше началось полное непотребство, потому что, конечно, во-первых, Эдуард ввёл гарнизоны на территорию Шотландии, впрочем, только туда, куда было договорено, там было указано несколько городов на юге Шотландии, куда должны были быть введены гарнизоны, и они были введены. Плюс часть особо отличившихся англичан, ну естественно, высших аристократов, получили там поместья в Шотландии, куда тоже, естественно, завели своих людей, управляющих и т.д., и у них был, ну условно, генерал-губернатор английский назначен при короле. И всё бы ничего, но тут началось что: Шотландия попала в сферу юрисдикции Англии, и королевской важности дела все разбирались в Англии, т.е. если какие-нибудь имущественные вопросы, то будь добр – в Лондон или к наместнику в Йорк, на север Англии пошли, пожалуйста, или своего представителя-юриста, или сам поедь – ну короче, это очень неудобно оказалось вдруг. Ну а самое главное: Эдуарду Первому для чего нужна была Шотландия – чтобы можно было спокойно воевать с Францией, потому что когда у тебя на севере государство, которое, скорее всего, поддержит французов, и это место, на которое французы могут спокойно высадить ограниченный контингент и получить плацдарм на острове, воевать сложно. Потом англичане будут мучиться 300 лет с этой Шотландией, именно потому что у неё поддержка Франции есть.

Вот теперь в Шотландии вроде бы всё в порядке, ну хотя, повторюсь, именно что вроде бы, там внутри всё было очень не в порядке, и можно воевать спокойно с проклятыми французами, чем Эдуард увлечённо и занялся, а т.к. Шотландия теперь вассал, она обязана тоже выставлять войска против Франции, а самое главное, что в это время Эдуард Первый объявил торговое эмбарго, и с Францией стало невозможно торговать. Шотландцы выращивают испокон веку овец и баранов, которые дают шерсть, а шерстью они торговали с Фландрией, где делают замечательные сукна. Фландрия в это время была вассальной территорией Французского королевства. Ну и всё, у них доходы все сразу, просто вообще все пропали, потому что шерсть была очень важной статьёй экспорта.

Д.Ю. Толково. Как так жить – непонятно?

Клим Жуков. Так война же, санкции. Вот. При этом, конечно же Эдуард Первый, он вообще был страшный мастер введения новых налогов, потому что когда он входил на престол, было два налога, к этому времени он собирал уже 4 налога. Он со всех доил деньги, ну потому что, опять же, ему нужно было воевать с Францией. Его только что выставили из Гиени, и вообще он считает, что остался без своих континентальных владений, а это были его владения по праву – он с ними воевал с целью отобрать. Ну, шотландцы, конечно, имели свои интересы, некоторым образом, и вот эта вот постоянная езда по любому поводу в английский суд, включая самого короля Иоанна Баллиоля, которого регулярно вызывали, чтобы он там отчитывался, как мальчик. Он спросил: «Зачем меня выбирали королём, когда надо мной так издеваются? Я мог бы не быть королём, и надо мной бы издевались гораздо меньше». Короче, он расстроился очень сильно и сначала просто однажды не явился в суд, когда его звали, что было дерзкой выходкой. Да, ну кстати говоря, товарищ Баллиоль сказал, что Эдуард не является к французам, когда его вызывают, так и я не явлюсь к Эдуарду – в чём проблема?

Да, в 1294 году началась эта англо-французская война очередная, а потом он заключил сепаратный тайный союз с Францией, Баллиоль.

Д.Ю. Сволочь!

Клим Жуков. И естественно, об этом всем стало известно немедленно, ну потому что он для кого тайный, а для кого не тайный, там у англичан были шпионы во Франции, конечно, в большом количестве. Ну Эдуард такого хода просто не понял и немедленно написал телеграмму во владения Брюсов, сказал: «Слушайте, вот этот чувак, Баллиоль – вы вроде бы вместо него хотели королями быть?» Брюсы сказали: «Да-да-да-да! Отлично, мы как раз…»

Д.Ю. «Приготовиться!»

Клим Жуков. «Приготовиться». И при поддержке Брюсов Эдуард Первый завёл войска в Шотландию и товарища Баллиоля в 1296 году в битве при Данборе наголову расколотил, причём в основном при помощи шотландцев, там потому что был некто представитель рода Ковенов, там были Брюсы, ну и естественно, английские войска. Баллиоля расколотили, взяли в плен и посадили в Тауэр. Правда, потом Папа Римский сказал, что это нехорошо – такого человека знатного держать в тюрьме, отпустите, пожалуйста, его куда-нибудь – ну и Эдуард Первый его изгнал во Францию. И собственно, в фильме он уже появиться не мог после этого. Там Баллиоли в самом деле потом вроде как появились, но нет, Баллиоли были изгнаны.

Д.Ю. Нельзя не остановиться на нашем любимом: а вот солдаты вот в этих оранжевых тряпках…

Клим Жуков. Это погоди, про оранжевые тряпки это я следующее хотел сказать. Я хотел сказать, что Уоллес, судя по всему, не просто так там заступился за жену – это всё мелко. Это, конечно, опять же, в поэме Слепого Гарри именно эта версия изложена, правда не то, что в кино показано, совсем, а то, что он просто подрался с солдатами английскими вместе с группой товарищей, началась рукопашная свалка, и его жену прирезали в ходе этого, ну потому что он спрятался от них в доме, от англичан, и жена спряталась в доме, сам он выпрыгнул в окно и убежал, а англичане ворвались в дом, его не нашли, а жену нашли, ну и под горячую руку того-этого… И он расстроился и поднял восстание.

На самом деле он был сторонником Баллиоля всего лишь, потому что, судя по всему, он принадлежал к той партии, которая была зависима или напрямую от Баллиоля, или от вассалов Баллиоля, и он выступал в той партии, которая его поддерживала. И когда его подвинули с престола, естественно, все, кто потерял на этом деньги и перспективы, подняли восстание.

Д.Ю. Неудивительно.

Клим Жуков. Причём восстание подняли в двух местах сразу, поднял далеко не только один Уоллес. Там был такой Эндрю Морей, который тоже появится в данном фильме, вот он тоже поднял восстание. И кстати говоря, ещё большая непонятность, почему в истории в качестве супергероя остался Уоллес, а не Морей, ну это какая-то случайность, потому что они выступали совершенно на равных.

Д.Ю. Синхронно.

Клим Жуков. Синхронно, на равных, синхронно, и причём, опять же, неизвестно, кто там у них был заводилой главным – Уоллес или Морей. Кстати, Морей героически погиб в бою, в отличие от Уоллеса.

Д.Ю. И вот они прибывают в какую-то крепость, я не понял, что за крепость. Их встречает старший командный состав: «Я отправил сотню солдат в Ланарк, они вот-вот вернутся». На что уже обозначившийся Гибсон говорит: «Они не в это были одеты? Вообще-то их было скорее 50». И говорит своему другу-жениху: «Давай по-быстрому». Тот подходит к товарищу начальнику: «Помнишь меня?» - почти как Бенни Бланко «Remember me?»

Клим Жуков. Да: «Remember me?»

Д.Ю. «I'm Benny Blanco from Bronx». «Помнишь меня?» Тот начинает кричать сразу, всё вспомнив: «Я не нанёс ей вреда, это было моё право!» - «Твоё право? А я пришёл заявить о праве мужа» - и моргенштерном его по репе, блин! Справедливо, в фильме выглядит прекрасно. А тут: «Я Уильям Уоллес. Остальных мы не тронем. Возвращайтесь в Англию и передайте, что дочери и сыновья Шотландии больше вам не принадлежат».

Клим Жуков. О-хо-хо!

Д.Ю. «Передайте, что Шотландия свободна. Жгите!» Это вот как вот по тем временам – что если какой-то безродный вылез и… Там же законно всё, они же законы любят? Т.е. ты по закону там какой-то вассал, одно-другое… Разве так можно по закону?

Клим Жуков. Не, ну то, что показано в кино, это чистый Степан Разин, т.е. бандит. Т.е. такое, в общем, быть могло, но, опять же, это бандитизм, т.е. это воспринято было бы окружающими именно как бандитизм. А Уоллес-то, в общем, выступал на законных основаниях, потому что Баллиоль официально написал, ну уже когда началась война, и он вступил в союз с Францией сепаратный, когда всё всплыло, он написал письмо Эдуарду Первому, оно сохранилось, кстати говоря, где он отказывается от вассальной присяги под тем соусом, что его заставили принести её насильно, она не может считаться. Это же освятил Папа Римский, т.е. он его освободил от вассальной присяги. Т.к. после этого Эдуард вторгся в страну, то Баллиоль имел право на самозащиту, чем он, собственно говоря, и занялся, и поэтому люди, восставшие против Эдуарда Первого, таким образом имели законное право на восстание. Вот.

Д.Ю. Непросто, непросто.

Клим Жуков. Ну по крайней мере логика такая, просто, опять же, мы про этого самого Уоллеса из синхронных источников очень мало чего знаем, почти ничего. Т.е. мне сложно сказать, какая была у него в голове логика, какой ход мыслей, но то, что мы знаем, по крайней мере, из открытых данных, говорит нам, что это могло быть фактически только так, как я описал – это было, в общем, законное восстание совершенно, ну и конечно, т.к. это всё-таки Средние века, они там, в общем, делали всякое, естественно, потому что Уоллес и на Северную Англию набеги устраивал, там устраивал грабежи, резни, поджоги – всё, как положено. Ну и англичане не отставали – а чего?

Д.Ю. Он первый полез, блин!

Клим Жуков. Мы что хуже, что ли?

Д.Ю. Да. Дальше выступает опять наш любимец-король: «Шотландские мятежники обратили в бегство один из моих гарнизонов и убили титулованного лорда». Так вообще говорят – «титулованного лорда»?

Клим Жуков. Ну если он лорд, то он уже титулованный, т.е. можно сказать просто «лорда».

Д.Ю. «Я слышал…»

Клим Жуков. Говорит сынок.

Д.Ю. Да. «Этот Уоллес просто разбойник, не более». «И как бы ты поступил с этим разбойником?» - спрашивает папа. «Как с обычным вором – местный магистрат должен его арестовать и наказать». «Оставьте нас!» - говорит папа. Это чисто наш либерал: «Участковый должен был его арестовать и никазать».

Клим Жуков. «…и разобраться. Зачем я налоги плачу?»

Д.Ю. А папа тут: «Уоллес уже убил магистрата и захватил его город».

Клим Жуков. Навернул сынку по роже привычно. Бить надо тыльной стороной правой руки.

Д.Ю. «Утром я отправляюсь во Францию отстаивать там наши права, а ты останешься здесь и подавишь этот «небольшой мятеж». Ясно? Ты понял? Однажды ты станешь королём, постарайся хотя бы вести себя, как король». Ну там визги: «Отойди от меня! Ааа! Созвать военный совет!» А тут же эта, как её, принцесса – как её правильно называть-то, я не знаю?

Клим Жуков. Изабо. Изабелла.

Д.Ю. Да. Вот, тут же она с этой, у неё какая-то…

Клим Жуков. Подруженция.

Д.Ю. …товарка.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. «Надеюсь, ваш муж отправится в Шотландию, встретится там с Уоллесом, и тогда вы останетесь вдовой». Т.е., я, конечно, не знаю, как оно там в историческом плане, но французы, особенно француженки, непрерывно преподносятся как какие-то мега-шлюхи вообще, у которых только секс на уме, и ни о чём другом они думать не могут.

Клим Жуков. Ну опять же, это такая милая американская лёгкая шовинистическая сексистская хрень. Не, ну как: шотландцы – алкоголики…

Д.Ю. Да, про это понятно.

Клим Жуков. Понятно. Французы – шлюхи, причём и те, и эти – все. Да, ну конечно, когда они там чешут по-французски, и типа англичане их не понимают – ну блин, ребята.

Д.Ю. Подозрительно.

Клим Жуков. Это не просто подозрительно. Эдуард Первый не говорил на английском языке, он говорил только на французском.

Д.Ю. Начнём отсюда.

Клим Жуков. Начнём отсюда, и вот если бы они по-английски заговорили, вот тогда да, возможно, он бы их не понял. На французском говорить при английском дворе – это как? Ну там все говорили только по-французски. Этот же всё французская знать, в первую очередь. Собственно, почему они воевали с французами? Потому что они тоже французы, у которых есть свои владения на континенте. Собственно, династия Плантагенетов происходит из Анжу. На какой-то момент у Плантагенетов было больше французской земли, чем у французских королей Капетингов, благодаря, так сказать, неким родственным связям. Не потому что они там что-то завоевали, а просто потому что этот на этой женился, этот на той, и вот у них, смотришь: Гиень, Пуату, Анжу, Нормандия – всё оказалось английское.

Д.Ю. Какая прелесть! Вот. Ну а тем временем доблестные горцы заманивают какие-то британские войска к какой-то жуткой стене под обрывом. «Сопротивление бессмысленно!» Это моё любимое: «Resistance is useless!» - кричали роботы в «The Hitchhiker’s Guide to the Galaxy». «Resistance is useless! Вас меньше, и вы окружены. Где остальные, где Уоллес?» Ну и тут они на стене выходят, т.е. там всё время демонстрируются какие-то образчики какой-то немыслимой военной хитрости.

Клим Жуков. Я только не очень понял: там вот скала, то ли 6, то ли 8 шотландцев пешком убежали от лошадей, не знаю, как это у них получилось, но убежали. Подбежали они к этой самой стене, их окружили конные люди и говорят: «Сдавайтесь! Resistance is useless! Где ваши эти остальные?» А остальные на скале, которая натурально метров в 20 высоту поднимаются, поигрывая топориками, ножиками и т.д. – и что они сделают этим людям, которые находятся там внизу?

Д.Ю. По-моему, ничего, ну только как камнями бросаться.

Клим Жуков. Ничего не помешает этим конным просто в течение одной секунды затоптать несчастных этих людей голожопых, пешком, развернуться и уехать, потому что на лошади быстрее, чем пешком, ну очень сильно быстрее.

Д.Ю. Вот она, засада!

Клим Жуков. Вот чего они там вылезли напугать? Это что, страшно что ли так было? Я не знаю.

Д.Ю. И тут мы переходим: наконец-то оказывается, что у Роберта Брюса есть папа, какой-то прокажённый.

Клим Жуков. Кстати, Роберта Брюса там почему-то называют семнадцатым этим самым…

Д.Ю. Брюсом.

Клим Жуков. …Брюсом, а он был только Седьмой. Собственно, лорд Аннандейл… Роберт Брюс - Седьмой лорд Аннандейл, потому что папа был Шестой, дедушка – повторюсь: дедушка в это время был ещё вполне себе в силах и рулил всеми…

Д.Ю. Ну, как обычно, невозможно понять, зачем это? И вот он со своей…

Клим Жуков. Он не был прокажённый, папа-то.

Д.Ю. Вот вопрос, да.

Клим Жуков. Да. Папа у него помер своей смертью, в общем, будучи, с одной стороны, не очень молодым, а с другой стороны, по нашим-то меркам совсем и нестарым человеком – он, если я не ошибаюсь, 1243 года рождения, а помер он, если я не ошибаюсь, вообще в 1304 году, папа. Ну так он, по-моему, за 4 года до этого женился в очередной раз. С проказой у него бы это вряд ли получилось. Он хотел ещё быстренько детей наделать, пока можно, но не успел. Но, однако, он буквально незадолго до этого женился ещё раз и прекрасно себя чувствовал. Он не был прокажённым, это зачем-то… я не знаю, зачем это придумали.

Д.Ю. Красиво.

Клим Жуков. Ну, видимо, да.

Д.Ю. …что он не может сам и поэтому он там…

Клим Жуков. Рулит через сынка своего?

Д.Ю. Да-да-да. «Начался мятеж». – «Кто предводитель?» - «Простолюдин Уильям Уоллес». – «Ты поддержишь этот мятеж, - говорит папа. – Пусть наши земли на севере помогут Уоллесу, а я заручусь благосклонностью англичан, осудив его и приказав выступить против него нашими южными землями. Присаживайся, побудь немного». Т.е. тут стратегии такие разрабатываются. Сын: «Этот Уоллес – он даже не рыцарь, но он сражается со страстью, вдохновляет других». «И ты хочешь сражаться, как он? - говорит папа. – Я бы тоже хотел». – «А может, настало время?» «Сейчас время выживать, - говорит папа. – Ты семнадцатый Роберт Брюс, шестнадцать предков передали тебе землю и титул, потому что они не сражались. Созови знать на совет». – «Да они только болтают!» - «Совершенно верно, они богаты, титулованы, у них земли как в Англии, так и в Шотландии, как и у нас. Тебя восхищает этот Уильям Уоллес. Бескомпромиссными людьми легко восхищаться. У собаки тоже есть храбрость». Папа как-то бодро на жопу посадил. «Но знатным человека делает способность договариваться. Запомни: Эдуард Длинноногий – самый безжалостный король за всю историю английского трона». Подозрительно…

Клим Жуков. А как же Вильгельм Нормандский?

Д.Ю. Да. «И ни от нас, ни от Шотландии ничего не останется, если мы не будем такими же безжалостными». К чему он это сказал, я не понял. «Прислушивайся к нашей знати – чтобы взойти на трон, надо знать, что они думают». Где они там какую жестокость проявляли? Зачем она?

Клим Жуков. Кстати, Брюс – это же очень интересная фамилия, это же нормандские рыцари, которые прибыли с Вильгельмом Бастардом, это, собственно, бывшие скандинавы, офранцузившиеся в Нормандии и приехавшие в Англию, вот. Они шотландцы те ещё, прямо скажем. Но так-то в целом чушь, почему – потому что в это время Брюсы поддерживали полностью Эдуарда Первого, потому что они были враги Баллиолей. Всё!

Д.Ю. А к чему про жестокость-то?

Клим Жуков. Я не понял.

Д.Ю. «Самый безжалостный» - ну хорошо, а вы-то, зачем вам такими же быть? И в чём это выразилось дальше? Где безжалостность? Непонятно

Клим Жуков. Не очень понятно. Там вот товарищ Брюс младший только страдает весь фильм и ведёт себя, как тряпка, в основном, а иногда истерикует ещё. Единственно, конечно, у них школа актёрского мастерства хреновая в этой их бездуховной Америке – орать и визжать не умеют по любому поводу. У нас бы уже бы, я уверен, Данила Козловский к этому времени, играя Роберта Брюса, минимум 5 раз бы бился в истерике, минимум!

Д.Ю. Ну этот один раз…

Клим Жуков. И до одного раза лежал бы заблёванный где-нибудь.

Д.Ю. Да. В говнах.

Клим Жуков. В говнах. А тут ни разу не валялся и ни разу не верещал – что-то как-то неубедительно играет, по-моему.

Д.Ю. Ну а тут во дворце продолжают бегать пидоры, все красивые такие, в отличных шмотках, туда-сюда, а принцесса и подружка смотрят на этот беспредел. «Когда король вернётся, он похоронит их в этих новых одеждах. В Шотландии хаос. Ваш муж тайно посылает армию на север». – «А ты откуда знаешь?» - «Вчера я спала, - хорошо звучит! – с членом военного совета». Принцесса приходит в ужас: «Он не должен выдавать секреты в постели!» - «Да ладно! Англичане не знают, для чего мужчине язык». Эти тонкие французские намёки…

Клим Жуков. Да-да. Софи Марсо сделала такое лицо: «Ах!»

Д.Ю. Она знает.

Клим Жуков. Да. Какой ужас! Да…

Д.Ю. Дальше беседа: «А этот шотландский мятежник Уоллес – он сражается, чтобы отомстить за женщину?» - «Чуть не забыла: магистрат хотел его схватить и узнал, что у него есть тайная возлюбленная. Чтобы заставить Уоллеса сражаться, он перерезал девушке горло. И он сражался. Зная, как сильно он её любил, они решили выманить его, осквернив могилы его отца и брата и устроив засаду у могилы его любимой. А он прорвался в засаду и увёз её тело в тайное место. Вот это любовь, да?!» - «Любовь? Я не знаю…» Вот.

Клим Жуков. Французская Марсица задумалась такая: «Ооо, может, он и меня увезёт в какое-нибудь тайное место?»

Д.Ю. Полюбить немножко. А в это время, как говорится, на даче у шефа уже братва обсуждает: «Рано или поздно Длинноногий пришлёт свою северную армию, тяжёлую кавалерию в доспехах». – «Земля содрогнётся». – «Он нас просто раздавит». – «Дядя Аргайл мне рассказывал, что ни одна армия не выстоит против тяжёлой кавалерии». – «И что будем делать?» - «Бей, беги, прячься – так действуют горцы». – «Можно сделать копья, сотни копий, длинных – в два человеческих роста». «Некоторые мужчины длиннее других,» - говорит сын. Тут же папа: «Мама опять рассказывала истории про меня?» А тут бегут добровольцы: «Уильям Уоллес, мы пришли сражаться и умереть за тебя». – «Я не Папа Римский, встань». – «Меня зовут Фодрон, мой меч – твой меч. Я принёс тебе вот это, моя жена сделала для тебя». Ну и тут приходит…

Клим Жуков. Приходит ирландец.

Д.Ю. …ирландец, да: «Какой же ты Уильям Уоллес? Я симпатичнее его!» И начинает разговаривать с кем-то наверху: «Хорошо, Отец, я спрошу: если я рискну ради тебя головой, у меня будет шанс убивать англичан?» - «Твой отец призрак, или ты говоришь с Всевышним?» - «Чтобы найти себе равного, ирландец вынужден разговаривать с Богом. Да, Отец? Всевышний говорит: «Отвечай, блять, на вопрос!»» - «Следи за языком!» - «Безумный ирландец». –«Достаточно умный, чтобы пронести кинжал мимо вашей охраны, старик». – «Это мой друг, ирландец, и ответ на твой вопрос: «Да». Сражайся за меня, и сможешь убивать англичан». – «Превосходно! Меня зовут Стивен. На моём острове я самый разыскиваемый человек». Как-то по-русски криво. «Правда, сейчас я, разумеется, не на своём острове, к сожалению». – «Твой остров, в смысле – Ирландия?» - «Да, она моя». – «Ты ненормальный». – «Ну значит, я пришёл туда, куда надо». Т.е. псих к психам.

Дальше убийство этого благодетеля в лесу, что ирландец откомментировал: «Мне он всё равно не нравился – у него было не всё в порядке с головой». А тут уже бегут: «Англичане, двинули армию на Стерлинг». – «Знать собралась?» - «Роберт Брюс и другие сражаться не будут, но молва расходится, и шотландские горцы собираются сами, много: сотни, тысячи!» Отправляются в Стерлинг.


Клим Жуков. Вот, тут это в самом деле Роберта Брюса отправили на подавление восстания, а он взял и перешёл на сторону баллиолистов, правда, временно, ключевое – временно. Вот конкретно к этому времени он был уже на стороне восставших. Это у нас речь идёт, видимо, про август – начало сентября 1297 года. Дальше у нас там будет битва при Стерлинге, ну и конечно, хотелось бы сказать про вообще матчасть фильма, потому что все они – и шотландцы, и англичане– одеты непонятно во что: шотландцы в юбках, ладно, мы уже об этом поговорили. Англичане: ну там кое-кто – сынок короля, любовник сынка короля – носят какие-то стрёмные рубашки на голое тело, ну ладно, они хоть чистые. Но очень стрёмные. Король всё время ходит в доспехах – зачем?

Д.Ю. В мирное-то время.

Клим Жуков. Ну там военный совет в доспехах, все сидят его пацаны в доспехах и в кольчужных капюшонах на бошках – зачем вы это делаете, просто вот зачем? Во-первых, от вас через 2 часа будет смердеть, как от помойки, потому что вы все просякнете потом, у вас вся одежда, которая находится между доспехом и вами, тоже пропотеет и будет смердеть, вы будете смердеть. Вы очень устанете, натрёте себе башку и к концу дня уже не будете представлять из себя единицу, которая способна к глубоким логическим рассуждениям. Ну почему вы всё время ходите в доспехах? Это что за чушь вообще?

Д.Ю. Ну, во-первых, это красиво.

Клим Жуков. Ну это ужасно, на самом деле, это ужасно! Король всё время в наручах ходит – попробовали бы они просто вот сутки поносить наручи на руках. Даже перевязь с пистолетом на боку к окончанию суток очень здорово оттягивает пояс, просто очень тяжело делается. А вот представьте себе: у вас минимум 5-килограммовая бригандина, вот этот вот бронежилет средневековый, который на вас постоянно висит. Плюс под ним в обязательном порядке должна быть стёганая одежда, которая… ну в ней просто жарко, вообще-то.

Д.Ю. Фуфайка.

Клим Жуков. Фуфайка фактически. Вот вы в ватнике, в бронежилете, в наручах – они не тяжёлые, но граммов 500-то на каждом предплечье у вас будет. Вот попробуйте так сутки походить, ну хотя бы не сутки, хотя бы световой день, вот с утра и до вечера – вот это будет такой эксперимент!

Д.Ю. А самое главное – непонятно, зачем, т.е. это же для битвы.

Клим Жуков. Конечно.

Д.Ю. Битвы нет – и зачем вы тут? Неясно.

Клим Жуков. Категорически неясно. Ну и конечно, в кольчужном капюшоне ходить по собственному замку – это то, что надо, вообще то, что надо! Доспехи все, в принципе, даже когда они пытаются изображать что-то такое историческое, т.е. когда вот эти вот курточки с заклёпочками – имеются в виду, конечно, бригандинный доспех, когда пластина укреплялась под тканью или кожей. Ни одно из того, что нам показано, в природе просто не существовало, т.е. вообще этого не было никогда. Ну а основная масса английских солдат ходит в каких-то рубахах и штанах, обшитых алюминиевыми прямоугольниками.

Д.Ю. Штаны выглядят особенно зверски.

Клим Жуков. Какие-то, как ковбойские краги, они выглядят с этими нашивками.

Д.Ю. Портки какие-то жуткие.

Клим Жуков. Это что это – они так себе представляют хотя бы стилизацию средневекового доспеха? Это даже я не знаю, как это… с чем это едят. Откуда это при бюджете в 53 ляма?! Ну что, не сделать было так, как это по-настоящему должно было быть? Это же несложно, это же конец 13 века, там всё очень просто. Там подавляющее большинство должно было рассекать в кольчужных чулках, кольчугах или, если это простая пехота какая-нибудь незнатная, конница лёгкая – в стёганых куртках. Довольно простые шлемы, всё довольно просто, но предельно функционально, симпатично, но да, это не стальные статуи конца 15 века, которые очень сложно делать, на самом деле, или имитацию их тоже непросто. Тут-то всё в ваших руках. Но они, однако, вот такое сделали. Англичане ходят в этих вот усечённо-конических тазиках на головах. Ну такие шлемы, типа того, были в первой половине 13-го века, не такие, конечно, но понятно, что имелось в виду, т.е. их уже лет 100, как не употребляли.

Д.Ю. Она какого-то вида странного, что непонятно, зачем она такая, какие задачи выполняет.

Клим Жуков. При этом… Ну как, понятно, какие задачи – это…

Д.Ю. Ну вот по ней стукнут – и как она удержится? Они же без ремней, там, без ничего.

Клим Жуков. Они без ремней, все вообще без ремней, одеты причём на какой-то такой матерчатый капюшон, ублюдочный совершенно, который тоже не очень понятно не только зачем, но и что он призван символизировать, потому что это просто какая-то грязная жёваная тряпка, всё, она и выглядит, как грязная жёваная тряпка, и является таковой. При этом часть людей ходит, вот лучники, например, одетые в какие-то квадратные куски ткани с дыркой для головы, надетые на голое тело, при этом на башке у одной половины жалкое подобие нормандских шлемов 11-го века с наносниками, которых уже в это время не употребляли, а у другой половины венецианские бацинеты конца 14 века, которых ещё совсем даже и не думали изготавливать. При этом у всех этих бацинетов крепление под бармицу, ну т.е. под кольчужную сетку нашейную, которой нет.

Д.Ю. Интересно…

Клим Жуков. Что это?! Педик-наследник стреляет дома из лука, развлекается, лук выглядит натурально как просто слегка ошкуренная палка с леской. Вот в детстве, где-то, наверное, начиная лет с 11-ти, я луки уже лучше делал. Вот до 11-ти у меня луки были примерно такие же, а вот после луки у меня были уже похожие на луки – а это что? Это просто натурально палка. Вы что серьёзно думаете, что король будет не только из такого стрелять, но и пальцами трогать? Фу! Тем более он весь такой гламурный, у него должен быть красивый хороший лук.

Д.Ю. Как у Марка Антония в сериал «Рим».

Клим Жуков. Да, вот там отличный лук.

Д.Ю. «Олень хочет пить» - пиу!

Клим Жуков. Пиу! Да, и это настолько омерзительно выглядит. Шотландцы при этом вообще не отстают, они в этой мерзости, причём почему-то, если там на всю братву, которая там была, представлена, шлема два, то это хорошо, все остальные просто голожопые, вот натурально. В руках у них набор странных артефактов, я не могу это назвать предметами холодного оружия, это какие-то странные артефакты неопознанного назначения, потому что формы там сконцентрированы где-то примерно от 11-го где-то так до конца 17-го века разом, почти всё сделано из резины, потому что оно всё вот так болтается.

Д.Ю. Да-да-да.

Клим Жуков. У Уоллеса, собственно, меч 16 века.

Д.Ю. Этот длиннющий?

Клим Жуков. Да-да-да. Это натурально хороший такой 16-ый век, какое он отношение имеет к концу 13-го, вообще не очень понятно. Там вообще двуручных мечей просто не было в природе вообще, тогда только появились, вот только-только буквально первые 1,5-ручные мечи, которые можно взять двумя руками, но это не вот эти вот самые шпалы по 1,40 – 1,50 – 1,60 м, их просто не было. Их не умели ковать в это время, самое главное. Они были не нужны – против кольчуги зачем? Её можно топором рубануть, получится гораздо дешевле и лучше.

Д.Ю. Эффективнее, да.

Клим Жуков. Да. А всё остальное, что у шотландцев в руках – там, эти лохаберские секиры, ну так они появляются только в 16-ом веке, лохаберские секиры, как и джеддартские секиры, которые там тоже представлены, но, опять же, очень плохо сделанные. При этом французские фальшионы, причём все чёрные почему-то, как будто их только выковали, а камушком ободрать – нет, не догадались.

Д.Ю. Бедноту изображают.

Клим Жуков. Шотландская знать, которые там все эти Кэмпбеллы, все остальные, которые туда на лошадках приехали – вот там у главного мерзавца за поясом, как у просто натурально какого-то лесного сибирского разбойника, просто за пояс вставлен какой-то, я не знаю, тесак, что ли с вот такой вот костяной рукоятью. Ну это что – знать?! Они выглядят точно так же как эти ушлёпки пешком, эти только на конях, они не отличаются вообще ничем.

Д.Ю. Ну видимо…

Клим Жуков. Где видно, что это знать-то? Откуда?

Д.Ю. Видимо, должны быть победнее, чем англичане, но тут уж перегнули палку совсем. Или их должно отличать то, что они на лошадях, а у этих лошадей нет?

Клим Жуков. Ну я говорю: непонятно, почему они знать, почему их нужно не любить, почему они всех эксплуатируют, где результаты этой эксплуатации – почему они такие же мерзкие? Ну, короче говоря, английская армия выглядит, как толпа дебилов непонятно в чём, но хотя бы изображающем доспехи, шотландцы выглядят, как толпа грязных дебилов, но готовых на убой, потому что у них практически ни у кого даже шлемов нету. Ну это вообще даже можно уже и не начинать вообще всё это безобразие, потому что ясно, что вы все поедете в морг в ближайшее время.

Д.Ю. Меня, как чайника, поражает другое: вот построились две силы, одна, как ни крути, вся в железе, т.е. видно, что богаче, и всё такое, а здесь люди без трусов встали, без шапок, без трусов, вообще без ничего. Какие там шансы вообще?

Клим Жуков. Никаких.

Д.Ю. А вот их знать – по всей видимости, знать же? – привела на это поле битвы. Дальше задаются вопросами: «Какие новости?» -- «Мы в меньшинстве, минимум трое к одному». Ну отлично вы выступили – те в железе, а вы ещё и… вы без трусов и…

Клим Жуков. И в три раза меньше.

Д.Ю. Да, и в три раза… «Каковы шансы?» Нас Боевой устав пехоты учил как раз троекратное превосходство в наступлении иметь хотя бы лучше больше. «Сколько лошадей?» - «Триста, может, больше». – «Триста тяжёлых коней? Надо попробовать договориться». Т.е. битва ещё не предрешена, надо попробовать договориться.

Клим Жуков. Там самое главное, что всё же это, как это называется – это называется «Battle of Stirling Bridge». Почему он называется Stirling Bridge?

Д.Ю. Потому что был bridge.

Клим Жуков. Потому что там есть мост, т.е. bridge, эта битва происходила на мосту через реку Форт. Тут что-то Гибсон с мостом не договорился.

Д.Ю. Видимо, да.

Клим Жуков. Моста у них не было.

Д.Ю. Могло иначе получиться, как в худ. фильме «Царь» Павла Лунгина.

Клим Жуков. «Царь», да. А там так и получилось по факту, потому что там весь замес был в том, что шотландцев вроде бы было меньше. Почему-то всегда, как только речь про численность, шотландскую численность приводят по шотландским данным, а английскую тоже по шотландским. Ну понятно, что даже не только в Средние века, но и очень даже в 20-ом веке: супостата чего там считать – пиши 100 тысяч. И естественно, шотландцы, вот куда ни посмотришь, на любой нарративный источник шотландцев, они всегда пишут, что англичан минимум втрое больше.

Д.Ю. Ну иначе победа теряет смысл, если втрое больше не замесил там, то непонятно… Такой ты отважный – не забоялся, не убежал. В общем, с точки зрения военной как-то странно. И вот вопрос: «А кто командует? У него был красный шеврон?» Это что там так и называлось – шеврон?

Клим Жуков. Вообще шеврон – это название геральдического знака. Ну т.е. он выглядит, как шеврон, по-русски переводится, как «стропила» всего лишь.

Д.Ю. А где он – на щите, на одежде?

Клим Жуков. Я вообще затрудняюсь сказать, что они имели в виду.

Д.Ю. Непонятною «У него была красный шеврон?» - «Был». – «Это Челтем». – «Ещё можно договориться». Ну видимо, Челтем – это какие-то кранты. Что за Челтем?

Клим Жуков. Я не знаю, что такое Челтем, там командовал граф Суррей. У него, кстати говоря, был совершенно… Да, звали его Уоррен, но не Люций, а Джон. Он, точнее говоря, даже не Джон, а, естественно, Жан де Уоррен он был, потому что был, конечно, как все остальные знатные люди, французом. Он был Жан де Уоррен, у него никакого шеврона не было и быть не могло, у него герб – это щит с лазоревой и золотой шашечкой, ну просто квадратики синие и жёлтые вот так вот. Причём тут шеврон?

Д.Ю. Не знаю.

Клим Жуков. Шеврон это у Брюса. У Брюсов щит – это червлёное изголовье и червлёный же шеврон на золотом поле, ну т.е. верх щита красная полоса полностью занимает и снизу её подпирает это вот стропило красное на жёлтом поле. Это вот у Брюсов такой герб. А у кого там должен был быть шеврон – хз.

Д.Ю. Личный состав подслушивает: «О чём они говорят?» - «Не слышу, но похоже, всё плохо. Знать будет договариваться. Договорятся – и мы пойдём домой, а если нет – пойдём в атаку». – «Триста тяжёлых коней – у нас нет шансов». Вот непонятно: «Похоже всё плохо – будут договариваться» - так договариваться хорошо или плохо? Как-то нелогично.

Клим Жуков. Не, ну я так понимаю, по фильму они недовольны, что их вообще приволокли. Если уж приволокли воевать, давайте воевать. А их приволокли договариваться или что, и зачем это всё? Хотя с другой стороны, опять же, по фильму только что сказали, что они сами собрались, что они без… вопреки воле…

Д.Ю. Да, и там вот эти вот мега-идеи свободы, за которую все бегут сражаться – как-то удивительно. Продолжается нытьё: «Их так много! Я пришёл сражаться не для того, чтобы знать получила больше земель – это же придётся на них работать». – «Я тоже». – «Ладно, парни, не собираюсь погибать за этих ублюдков. Пошли домой!» А знать кричит: «Остановитесь, не сбегайте! Погодите, пока мы договоримся». Это вообще возможно – общение с личным составом в таком ключе?

Клим Жуков. Ну это ерунда полная совершенно. Ну там всё прекрасно вообще, потому что около моста, вообще на этом поле около Стерлинга соединились войска Эндрю Морея, который как раз в фильме с этой бородкой такой вот мерзкой, и вообще сам мерзкий, и ведёт себя, как говно, непрерывно, и Уильяма Уоллеса. Было их вроде бы меньше, чем англичан, вроде бы, но они стояли за мостом. Англичане поехали через мост – это самое главное. Мост узкий, даже шотландские источники говорят, что там могли три человека пройти в ряд и два конника, не больше. Шотландцы подождали, пока они частично переберутся, и стали их там резать, а когда часть, которая терпела поражение за мостом, побежала обратно, часть, которая шла на мост, их стала не пускать, случилась давка, мост сломался и рухнул просто, как в фильме «Царь».

Д.Ю. Без воздействия иконы, да?

Клим Жуков. Ну мы не знаем, может, икона и была.

Д.Ю. Не знаем, да, возможно.

Клим Жуков. Возможно, там как раз секретные иконы торпедировали опору.

Д.Ю. Нельзя отвергать.

Клим Жуков. Такую возможность отвергать нельзя. И мост рухнул – собственно, вот такая история.

Д.Ю. Приключилась в Стерлинге.

Клим Жуков. Да, и, собственно, Морей-то в это время сделал самое главное – он переправился с конницей вброд через реку и атаковал англичан с тыла, и таким образом совершил разгром. При этом, повторюсь, сам получил смертельное ранение и вскоре умер. Т.е. он-то вёл себя как раз очень прилично.

Д.Ю. Но тут Уильям Уоллес выезжает перед войсками: «Уильям Уоллес!» - «Вряд ли, слишком мелкий». Тут ирландец: «Всевышний говорит – это великосветская битва, собрала лучших людей». «А где приветствие?» - спрашивает шотландец, шотландская знать. «Я благодарю вас за то, что вы прибыли на поле битвы,» - говорит Гибсон. «Это наша армия, а ты не присягнул нам на верность». – «Я присягнул Шотландии».

Клим Жуков. О как!

Д.Ю. Это вот прекрасно вообще. «И если это ваша армия, почему она бежит?» И эти орут: «Мы пришли не для того, чтобы сражаться за них. Идём домой! Англичан слишком много». Интересно, а за кого вы прибыли сражаться? Мне вот просто интересно.

Клим Жуков. Вы же сами пришли.

Д.Ю. Да. Возможно, у вас руководители есть из этой знати, которые вас строят, руководят, куда бежать, за что хвататься. Странно… Но тут начинается выступление: «Сыны Шотландии! Я – Уильям Уоллес». – «Уильям Уоллес выше двух метров!» Непонятно, как сказать…

Клим Жуков. Семь футов.

Д.Ю. Метров-то не было, да. «Да, я слышал, он убивает людей сотнями, и если бы он был здесь, испепелил бы англичан взглядом и поразил молниями из жопы». Тонкий юмор. «Я Уильям Уоллес, и я вижу целую армию моих соотечественников, решивших сразиться с тиранией». Какая, в жопу, тирания там, вы чего вообще?! «Вы пришли сражаться, как свободные люди». По-моему, их привели. «Вы и есть свободные. Что выбудете делать без свободы? Вы будете сражаться?» - «Против этих? Нет, мы убежим и будем жить». – «Да, сражайся – и можешь погибнуть, беги – и будешь жить некоторое время, но через много лет, умирая в своих постелях вы будете готовы отдать все эти годы за возможность вернуться сюда и сказать врагам, что они могут отнять наши жизни, но им никогда не отнять нашу свободу!»

Клим Жуков. «Нашу свободу!!!»

Д.Ю. «Шотландия forever!» Ну как-то перебор, на мой взгляд, вот чисто худ. фильм «Гладиатор», где…

Клим Жуков. За демократию они всё время.

Д.Ю. …мы тут тоже за демократию и свободу.

Клим Жуков. «Нашу свободу! Freedom!» Да, ну конечно, чушь забористая, вообще невозможно! Единственное, что меня порадовало – то, что они назвали более-менее реальную численность английской конницы: триста, потому что в шотландских хрониках-то обычно пишут «три тысячи».

Д.Ю. Да, чего стесняться?

Клим Жуков. Три тысячи – вот, нормально совершенно. Вон там, собственно, совсем скоро будет битва при Лаудон-Хилле, где Роберт Брюс англичан заодолеет – там тоже была 3 тысячи конница. Такое впечатление, что англичане меньше, чем 3 тысячи конницы, просто даже из дома не выходили.

Д.Ю. Несерьёзно.

Клим Жуков. Любой англичанин, выходя из дома, брал с собой 3 тысячи конницы.

Д.Ю. Ну а англичане смотрят на этот бардак: «Похоже, они полны оптимизма. Видимо, действительно хотят сражаться» - что у них у самих вызывает недоумение. «Ну, столкновение – вопрос решённый, тем не менее, надо сообщить условия короля». – «Условия короля? Они никогда на них не согласятся». – «Милорд, я думаю…» - «Хорошо, предложите им условия». Ну и выдвигаются, так сказать, навстречу. «Вот условия короля: уведите армию с поля боя (с поля битвы, боя), и он пожалует каждому из вас поместье в Йоркшире, а также наследуемый титул». Они же дворяне вроде?

Клим Жуков. Нет, ну он же просто, получая новую землю, вместе с землёй имеет право получить, ну возможно, и некий титул тоже.

Д.Ю. Ну и дальше звучит…

Клим Жуков. Если он был какой-нибудь граф Аргайл, а станет граф Аргайл и маркиз Йоркский, например.

Д.Ю. «…наследуемый титул, за который вы будете платить…» - чего платить-то? Налог или что там надо…?

Клим Жуков. Он не успел сказать – приехал хамоватый Уоллес и принялся выделываться, как муха на стекле.

Д.Ю. И сказал: «У меня для тебя предложение». – «Челтем, это Уильям Уоллес». – «…за который вы будете ежегодно платить королю…» - «Я сказал: у меня есть предложение». – «Ты не уважаешь флаг перемирия». – «От его короля? Не уважаю. Вот условия Шотландии: опустите флаги, возвращайтесь в Англию, а по дороге заходите в каждый дом и молите о прощении за сто лет убийств, грабежей и насилия. Сделайте так, и ваши люди будут жить».

Клим Жуков. Это, возможно, в 18-ом веке такое могли бы сказать, потому что к началу 13-го века у них не было никакой оккупации, никаких ста лет грабежей, насилия – ничего не было. И они что – думают, что шотландцы всё время собачились с англичанами? Вот как родились, сразу тут же начали собачиться с англичанами.

Д.Ю. Свобода. Свобода, да.

Клим Жуков. Против тирании.

Д.Ю. Да. «А не сделаете так – все погибнете здесь». – «Ну вы же в меньшинстве, у вас нет тяжёлой кавалерии. За два столетия ни одна армия не победила без…» - «Я не закончил. Прежде чем мы вас отпустим, ваш командующий перейдёт через поле, встанет перед нашей армией, просунет голову между ног и поцелует себя в жопу». Ну, тут все разочарованно разъехались.

Клим Жуков. Что-то переговоры не задались.

Д.Ю. Да-да. «Похоже, он привык к более радушному приёму». – «Будьте готовы сделать так, как скажу я: по моему сигналу обойдёте наши войска и атакуете их с фланга». – «Мы не должны дробить силы». – «Сделайте так, и пусть англичане это видят». – «Они подумают, что мы бежим?» - «Уберите их лучников. Встретимся посередине». – «Хорошо. Поехали». Начинается адский маневр.

Клим Жуков. Чего он раскомандовался-то?

Д.Ю. Непонятно.

Клим Жуков. Ты кто?

Д.Ю. Непонятно, почему его слушаются.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Ну и англичане: «Наглый ублюдок! Принесите мне сердце этого Уоллеса на тарелке!» Ну и: «Лучники, вперёд!» Все показывают там половые органы, задние половые органы…

Клим Жуков. Передние половые…

Д.Ю. Ну и ирландец бодро кричит: «Господь говорит, что может вытащить из это заварухи меня, но уверен, что тебе пи…ц!» А вот что кричат лучникам? Кричат: «Стреляйте»?

Клим Жуков. Ну там всё время переводят как «Пли», потому что почему-то все думают, что «Пли» - это любой выстрел. Нет, «Пли» - это же когда фитиль подносят к затравке, тогда будет «Пали», собственно говоря. Нет, там у них типа: «Спускайте тетиву» - у них такое слово, но одно.

Д.Ю. Loose.

Клим Жуков. Да-да. Ну, «стреляйте».

Д.Ю. Да, «стреляйте» по-русски.

Клим Жуков. Да, начинайте мочить козлов.

Д.Ю. Да! «Конные шотландцы бегут. Наша кавалерия растопчет их, как траву. Посылай конницу. Атакуем!».

Клим Жуков. Ну они сначала так неплохо стрельнули два раза, причём, опять же, в чём был смысл этих двух залпов, которые они дали, судя по фильму? Ну у вас есть носимых… ну стандартно они таскали с собой 24 стрелы. Что вам мешает отстреляться полным залпом?

Д.Ю. Да, непонятно.

Клим Жуков. Вот просто что физически мешает? Вы уже их притащили, эти стрелы, так давайте – вот, вперёд, действуйте.

Д.Ю. Непонятно.

Клим Жуков. Ну и притом, что, во-первых, сражение происходило абсолютно не так – это ладно, но давайте, если уж, ладно, вы не договорились с мостом, что вам мешает показать нормально бой? Вы выставили лучников, они 2 раза пальнули. Видимо, задача была попасть кому-то в голую жопу, которую показывали англичанам оскорбительным способом?

Д.Ю. Да.

Клим Жуков. Вот, попали, всё, задача выполнена. Теперь давайте конницу.

Д.Ю. Ну как-то странно: опять-таки, я не эксперт, но глядя на ущерб, который эти самые стрелы наносят, как людей просто валят там без разговоров, щиты почему-то есть не у всех. Но даже и сквозь щиты пробивает, может же и в руку попасть, в общем-то, а кому-то и в глаз. Что мешает-то лупить, пока стрелы не кончатся? Их же потом собрать, кстати, можно.

Клим Жуков. Да, чем все и занимались.

Д.Ю. Да, их, видимо собирали. Но сцена, как кино, добротная: фыркающие лошади…

Клим Жуков. Ну дальше, да, так как кавалерии…

Д.Ю. Копыта, да, все эти сняты ловко, всадников не так много, нарисовать в фотошопе тогда не могли, снято так, чтобы вот было видно…

Клим Жуков. Кстати говоря, конная массовка-то там неплохая! Там, наверное, человек 60 их есть, это вообще немало – собрать такую подписку конных каскадёров, да ещё с приличными лошадьми – это…

Д.Ю. И чтобы они ровно ехали – это вообще…

Клим Жуков. Ну, ехали они, конечно, не очень ровно.

Д.Ю. Ну всё равно.

Клим Жуков. Самое главное, что они, конечно, построили их на таком расстоянии друг от друга –ууу!

Д.Ю. Устанешь скакать.

Клим Жуков. Да нет, я имею в виду, что между лошадьми расстояние в шеренге огромное – это бессмысленно совершенно. Как раз задача вообще всей этой конной лавы встать botte à botte, т.е. сапог к сапогу, стремя в стремя. Понятно, что это не кирасиры Фридриха Великого, они бы такое равнение долго не выдержали, это даже можно не обсуждать, у них такое строевой подготовки не было, но если бы они сразу встали на таком расстоянии, они бы вообще никакого равнения в принципе бы не выдержали, сразу у них бы всё рассыпалось тут же. Пока они вместе вот так вот едут плечом к плечу, у них есть шанс какой-то более или менее в порядке добраться до противника. Потом уже пойдёт галоп, потом карьер, и это всё начнёт разваливаться. Но если сразу ехать на таком расстоянии друг от друга, вы не выдержите равнения, тем более это в то время в доспехах ты ни черта вообще не видишь, ни черта не слышишь – всё развалится гораздо раньше. Бессмысленно просто. Потом две шеренги конницы в глубину – ну вы чего, это при Наполеоне Первом происходит или это всё-таки немножко 13-ый век? Ну там минимум 4 шеренги, а то и 5, и 6 в глубину в это время было, опять же, потому что если вы построите две шеренги, у вас равнение будет при таком длинном эскадроне вообще не выдержать, вот никак, поэтому приходилось ездить довольно глубоко, чтобы просто всю эту массу доставить одним куском до противника, чтобы она вот так вот вся не разъехалась. Чушь свинячья! Ну и конечно, самое главное – боевой приём шотландцев, который только что придумал Уоллес, заметьте – он об этом никому вообще не сказал, кроме своих пацанов, т.е. войско об этом просто не в курсе – это секретные деревянные колы, которые они в лесу…

Д.Ю. Дреколье.

Клим Жуков. …в лесу заготовили и в вязанках принесли, при этом, когда стреляют из луков по ним, никаких этих кольев нету вообще, они лежат в вязанках где-то. Вязанки показывают. Когда поехала конница, колья уже секретно разложены перед всеми в полном порядке. Но, товарищи, вы попробуйте как-нибудь собрать человек 50 и дать всем эти колья, и чтобы через 2 минуты они в полном порядке успевали выставлять перед собой. Я гарантирую, что не получится ничего.

Д.Ю. Я больше скажу: по всей видимости, если 300 лошадей, надо хотя бы 300 кольев.

Клим Жуков. Надо больше там нужно на каждую лошадь по 3 кола.

Д.Ю. Это пяток возов, а если по три, то все 15 – они под мышкой принесли там палок каких-то. Но тем не менее, как вот с точки зрения кино заснято, что там умело сочетая SlowMo, музон нарастающий-нарастающий-нарастающий, и когда они в определённый момент уже как собаки – аааа! – ускакали, это впечатляет, очень ловко сделано. Мэл Гибсон страшно гордится, что там не видно: там манекены заезжали в строй, что, типа, будете смотреть – ни в жисть не увидите, что это не настоящее. Ну, действительно ловко, но эмоционально к зрителю обращено, получилось красиво, базара нет.

Клим Жуков. Единственно, конечно, что я как человек страшно внимательный ко всяким таким мелочам: когда скачет вся эта пафосная конная братия, когда их показывают анфас – они все с копьями, когда показывают в профиль, почему-то задняя шеренга резко оказывается без копий. Так они с копьями, так без копий, а т.к. их показывают с одной стороны и с другой, очень странно – такие мерцающие копья: есть, нет, есть, нет. Ну и конечно, надо ли говорить, что при такой постановке кольев они бы лошадей не удержали, никогда вообще, потому что даже специально оборудованное копьё…

Д.Ю. С железом?

Клим Жуков. Да. Очень неслучайно носили острием вверх, а потоком вниз, чтобы воткнуть его в землю, наклонить в сторону лошади и наступить одной ногой сзади – вот тогда есть шанс при массовом использовании в строю удержать лошадей иначе это невозможно, потому что если вы вот так их подняли, вы их нормально с гарантией все не упрёте. Там достаточно, чтобы одно было упёрто неправильно, и всё, как было там сказано ирландцем: «Господь говорит: вам пи…ц».

Д.Ю. Не врёт, да?

Клим Жуков. Потом: удержать деревянными кольями без железа лошадей тоже очень проблематично. Там могли бы перед собой этих кольев забить, только не длинных, а коротких, чтобы они не обладали большой рычажностью – тогда да, это какое-то будет… опять же, какое-то будет препятствие, какое-то, конница и через такое проезжает, как мы знаем, хорошо. Но вот эти деревяшки… Как это ни цинично звучит, лошадь очень сложно убить. Когда она идёт грудью, тем более собранная в галоп, вот так опустив башку, закрыв шею, там, где уязвимое место, деревяшка, конечно, даже если она будет острая, и всё такое, она не пробьёт эту здоровенную лошадиную грудину до сердца, не достанет просто. Т.е. лошадя, конечно, поплохеет, но когда эта масса несётся, 500 кг, у неё такое количество адреналина выплёскивается в кровь, что она просто не почувствует, что в неё что-то воткнулось, а вот вы почувствуете…

Д.Ю. Что она до вас добежала, да?

Клим Жуков. Да-да-да. Она будет вас лупить копытами сразу после этого, потому что почувствует в вас уже не препятствие, а угрозу. Лошадь нельзя пугать, чтобы она почувствовала в вас угрозу, потому что если лошади деваться некуда – она уже до вас добежала, всё, ей деваться точно некуда – она будет вас топтать, тем более, что это специально обученная лошадь, она будет ещё и специальным образом топтать.

Д.Ю. Кусаться ловко, да?

Клим Жуков. Кусаться, кстати говоря, лошадь если за голое тело схватит, то кусок мяса выхватит вообще без вопросов, хуже тигра, потому что у неё челюсти вот такие вот. Она жуёт же ежедневно круглые сутки…

Д.Ю. Да-да-да, тренируется.

Клим Жуков. И тренирует себе вот такие вот челюсти, поэтому если она ухватит, может быть очень неприятно. Ну и самое главное – копыта, подкованные железными подковами. Т.е. всё, что спереди, вот при такой постановке вопроса с этими дурацкими кольями, это всё будет просто превращено в кровавый фарш за одну секунду ровно, там не помогут ни доспехи, тем более эти-то вообще голожопые, ничего не поможет, потому что я говорю, что это 500 кг, у которых на каждой руке по кастету, спереди и сзади – это всё будет вас топтать. А сверху сидит дяденька, который тоже к вам уже настроен негативно очень. У него есть копьё, а потом меч, там, топор или что-нибудь ещё, и он будет вас рубать ещё ко всему прочему сверху. Поэтому, конечно, всё правильно – кавалерию вот так не удержишь, это вообще невозможно.

Д.Ю. Ну и там, конечно, печальный кадр – что как только они начинают бежать вперёд, то вдруг показывают, что сзади в этом строю там целая толпа этих всадников тусуется, не сбитых с лошади, ничего.

Клим Жуков. Да-да-да, это такой ляп мощный, потому что когда они пошли в атаку на пехоту: «Пускайте пехоту» - шотландцы пошли вперёд, и видно, как все эти конные каскадёры объезжают, чтобы не мешаться.

Д.Ю. Да-да-да, нехорошо получилось. Ну тогда фотошопа не было, это было, видимо, уже сложно. Дальше начинается адское рубилово, блин, когда люди без трусов рубят людей в железе.

Клим Жуков. Главное, что и те, и те, как регбисты, разбегаются и делают так: буфф! Буфф! Всё летит во все стороны, ноги выше головы, жопа подлетает к небу прямо!

Д.Ю. Как-то я бы, вот если бы я бежал с саблей, я бы как-то осмотрительнее себя вёл…

Клим Жуков. Я бы не бежал.

Д.Ю. …чтобы не летать с саблей, да.

Клим Жуков. Я бы ни в коем случае никуда не бежал, я бы очень медленно шёл пешком, потому что, во-первых, ты устанешь, это ни к чему совершенно, во-вторых, как ты строй удержишь? Поэтому, конечно, пехота так не атаковала – вообще бред. Более того, шотландцы – у них вообще это был главный приём: никуда не бежать, стоять в шилтроне т.н., т.е. ну баталия, считай, очень плотное построение, во все стороны ощетинившееся алебардами, копьями, вилами, и отгонять от себя наседающих пидорасов. Ну и англичане, собственно, тоже, конечно, никуда вот так, в принципе, не бегают. Ну в доспехах вообще попробуйте, побегайте – это просто тяжело физически. Зачем? Ну и да, конечно, голожопые люди в трусах начинают просто чудовищно рубить людей, которые…

Д.Ю. Без трусов – вот в чём ужас-то!

Клим Жуков. Да, без трусов, точно, людей в трусах начинают рубить в железных. Спрашивается: так вот во всех этих фильмах меня поражает – зачем вы изображаете доспехи? Они же доспехи только потому, что кое-что защищают, а тут у вас что, значит, человек без трусов, который протыкается довольно легко, и человек в доспехах, который протыкается точно так же легко любым вообще действием холодного оружия. Блин, ну что за чушь?!

Д.Ю. Особенно когда ногу в этой штанине с алюминиевыми бляхами раз – и отрубили, блин. Ну как-то ладно бы хоть поломали - но отрубили? Это ж вообще…

Клим Жуков. Опять же, по поводу оружия: мерцающий двуручник присутствует у Уоллеса, потому что в атаку он начинает бежать со щитом и с клевцом, а потом оказывается с двуручником, уже без щита и клевца, но с двуручником.

Д.Ю. Но в башку ловко клевал там.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Я замечу, что с кровавостью и свирепостью там вот…

Клим Жуков. Всё в порядке.

Д.Ю. …всё в порядке, потому что, ну естественно, у него и задача-то была кровавость и свирепость показать – с этим всё хорошо, начинаешь в некоторых местах нервно подпрыгивать на диване: … бы кому-нибудь топор. Ну и конечно, финал всего этого беспредела, когда он залезает на холмик и начинает орать, что аж даже говорить не могу: «АААААА!» Очень круто, молодец! Молодец вообще.

Клим Жуков. Да, ну там показана как раз эта фланговая атака шотландской конницы: до Уоллеса доезжает весь заляпанный кровью Морей – вот он, собственно, там как раз во время этой атаки его англичанин какой-то ловко и подколол. Он прожил какое-то время, но уже всё, т.е. он, считай, что в битве получил смертельное ранение и в результате скончался. А в кино он показан каким-то говном непередаваемым, который потом весь фильм гадит, изображает из себя какого-то пидораса в плохом смысле слова. Хотя, повторюсь, для Шотландии это довольно обидно, потому что Морей – вот он-то настоящий герой, конечно, был, потому что он не успел зафоршмачиться перебеганиями на ту сторону, обратно, на ту сторону, обратно, вот он был за Баллиоля, он воевал за Баллиоля, умер за Баллиоля – собственно, всё.

Д.Ю. Ну, если бы умер – а про что дальше тогда? У этого судьба трагичнее, поэтому для кино годится больше, я так понимаю. Дальше его посвящают в рыцари – имеют право такое? Рыцарь – это кто? Это как бы дворянское звание, нет?

Клим Жуков. Он вообще уже был рыцарь, так на всякий случай.

Д.Ю. Был?

Клим Жуков. Конечно. Не, ну рыцарь как: есть дворянин – это просто дворянин, а рыцарь – это некий этап в жизни, когда ты совершил или готовишься совершить некий подвиг, и ты становишься именно рыцарем. Т.е. военнообязанный ты уже по факту того, что дворянин, и воевать будешь, потому что дворянин, но рыцарь – это вот как бы за заслуги за некоторые. Т.е. вот есть момент, что ты достиг некоего мастерства, мужества, отваги, и вот тебя посвящают в рыцари.

Д.Ю. Ага. Посвятили.

Клим Жуков. Ну рыцарь – понятно, всадник, ritter, по-нашему.

Д.Ю. Дальше: «Вообще кто-нибудь знает его взгляды?» - «Нет, но его влияние на простолюдинов может всё испортить. Баллиоли будут целовать ему жопу». – «И нам придётся». – «Сэр Уильям, поскольку вы и ваши воины родом из края, издавна поддерживающего клан Баллиолей, можем ли мы просить вас продолжить поддержку и признать наши законные притязания?» Ну и тут бочка с говном взрывается: «К чёрту клан Баллиолей, они все приспешники Длинноногого!» - «Джентльмены, джентльмены!» - «Пришло время провозгласить короля». – «Стойте, подождите! Вы готовы признать законность нашего наследования?» - «Вы не поддержите притязаний» - «Это ложь, написанная вами!» - «Я требую признания этих документов!» - «Вами написана ложь!» - «Джентльмены, тихо! Сэр Уильям, куда вы?» - «Джентльмены, мы разбили англичан, но они вернутся, потому что вы не можете объединиться». – «А что вы будете делать?» - «А я вторгнусь в Англию и разобью англичан на их собственной земле». – «Вторгнетесь? Да это невозможно!» - «Почему это невозможно?» - «Вы так озабочены дракой за объедки со стола Длинноногого, что упустили дарованное вам Богом право на нечто лучшее – в этом наше различие. Вы считаете, что народ Шотландии существует, чтобы обеспечивать вам положение, а я считаю, что ваше положение существует для того, чтобы дать народу свободу, и пойду и позабочусь о том, чтобы она у них была». Ну, какой-то бред вообще.

Клим Жуков. Ну естественно, всё это шотландское восстание – это же, самое главное, не народное восстание, это восстание знати, потому что народу было вообще параллельно, кто конкретно их будет стричь.

Д.Ю. Так точно.

Клим Жуков. Их будет стричь человек с фамилией Плантагенет, Брюс, Баллиоль – вот вообще всё равно совершенно.

Д.Ю. Ну в общем, граждане такими мыслями просто не могли быть.

Клим Жуков. Нет, конечно. Не, ну конечно, наверное, все эти люди с родословными как у пуделя, они никогда…

Д.Ю. Толкового пуделя.

Клим Жуков. Да, они никогда не вступили бы в диалог такого рода с простолюдином из крестьян, каким в фильме представлен Мэл Гибсон. У них просто точек пересечения нет.

Д.Ю. «Постойте, я уважаю сказанное вами, но помните: у этих людей есть земли и замки – слишком большой риск». – «А простолюдин на поле битвы рискует меньше?» Кому какое дело до твоего простолюдина? «Нет, но самосознание в нашей стране отсутствует полностью».

Клим Жуков. Ах! Самосознание!

Д.Ю. «Знать сохраняет верность Англии, а кланы воюют друг с другом». – «Да, если вы заведёте врагов по обе стороны границы, вы погибнете». – «Мы все погибнем, вопрос только в том, как и почему». – «Я не трус, я хочу того же, что и вы…»

Клим Жуков. Но я боюсь.

Д.Ю. «Но нам нужна знать». – «Правда?» - «Да». – «Скажите, а что значит быть знатным? Ваш титул даёт вам право на престо Шотландии, но люди не идут за титулами, люди идут за храбростью. Наш народ знает вас, знать и простолюдины уважают вас, и если вы поведёте их к свободе, они пойдут за вами. И я тоже».

Клим Жуков. Это Брюс там исторгает из себя.

Д.Ю. Да-да-да. (Конец первой части)


В новостях

12.10.19 15:00 Храброе сердце, часть 1, комментарии: 49


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудио в Spotify

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк