Breaking Bad с Климом Жуковбергом — первый сезон, первая серия

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Семья Сопрано | Сериал Breaking Bad | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

11.08.19



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую. Клим Александрович, вы готовы?

Клим Жуков. Всегда готов. Всем привет.

Д.Ю. Всем привет. Да. Наконец-то налажена поддержка нашей кипучей деятельности. Наконец-то камрады, которые нам яростно помогают, видят этот ролик первыми. Мы подготовились, как нетрудно заметить.

Клим Жуков. Да. Отбились, самое главное, от “Чернобыля” и Гомотрона. Который нам нарушил, можно сказать, весь технологический процесс.

Д.Ю. Обращаю ваше внимание. Разжились новыми свиньями. С ярко-красными глазами. Это наркоманские свиньи. Неплохо. Как на квартире у известного персонажа.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. На всякий случай. Все это нам подкинули. Если кто-то вдруг не понял.

Клим Жуков. Да. Все подкинули.

Д.Ю. Перед началом...

Клим Жуков. Перед началом правильного ролика нужно правильно...

Д.Ю. Забористо?

Клим Жуков. Работает.

Д.Ю. Приступим.

Клим Жуков. Приступим. У нас получилось два месяца назад разобрать в общих чертах первый сезон. И вообще-то я думал отделаться легким испугом. Там условно шесть сезонов. На каждый по ролику и хватит. Поступило такое угрожающее количество заявок, что: “Не надо. Давайте каждую серию в отдельности”.

Д.Ю. Я считаю, правильно. Не знаю как вы считаете.

Клим Жуков. У меня по этому поводу... Моя природная лень говорит, что нужно было делать шесть роликов. Но придется... Если уж так народ жаждет. Придется делать чуть-чуть больше.

Д.Ю. Итак. Первая серия.

Клим Жуков. Будем подробно разбирать. Первая серия... Я ее посмотрел случайно. Я не знал, что есть такой сериал. Вообще. Мне нужно было чем-то заняться. Я болел. К тому времени сериал, кроме последних сезонов, уже целиком вышел. Я такой быстрый, как гоночная машина.

Д.Ю. Я тоже посмотрел после того, как он вышел. Закончился точнее. Я и Гомотрон также примерно посмотрел.

Клим Жуков. И вот я полез в компьютер. Компьютер залез в интернет. Учитель школьный, наркотики. Ладно, давайте. Какая-то чушь. Через 15 минут выключу как обычно и забуду. Там начинается с того, что Уолтер Уайт в рубашке и в трусах белых стоит посреди дороги с пистолетом. Я сразу понял, сериал пойдет. Потому, что с этого и начинается заявочный кадр. Там некий флэшбэк. Да, правильно. Как... К чему все пришло? Пришло все к тому, что где-то стоит на обочине очень древний, почти антикварный, 1986 года выпуска, домик на колесах. Это в 1986 году был очень хороший дом на колесах. Потому, что он почти 10 метров в длину. У него 7,3 литра “двигло”. Грузовик настоящий. Он мощный, прет. Внутри, говорят, был в свое время... По крайней мере для среднего уровня. Очень хорошая машина, с усиленным кондиционером. У него там только одной технической воды 220 литров. Для унитазов, руки мыть и прочее. Плюс литров 400 питьевой воды. В общем можно реально далеко уехать.

Д.Ю. Прикольно, кстати. Техническая вода, питьевая вода. У нас, например, в унитазах течет питьевая вода. В отличие от...

Клим Жуков. А там все видишь как.

Д.Ю. Вот у нас под домики ничего нет. Я в таких домиках не путешествовал. Чтобы совершить какую-то длительную поездку, не получалось. Все оборудовано для жилья. У врагов это дело развито вообще очень сильно. То есть, ты приезжаешь на специально оборудованную стоянку. Электричество, канализация, все дела. Дом получается. Нищие американцы в таких живут.

Клим Жуков. Да. И в общем около этого домика стоит Уолтер Уайт без штанов.

Д.Ю. В труселях.

Клим Жуков. В белых труселях и непонятно, что он делает на дороге. Начать с того. Он явно в неадекватном состоянии. В конце концов он пытается застрелиться из этого пистолета. Но в силу того, что он пистолет держит первый раз в жизни, он не понимает где у него предохранитель. Не может спустить крючок. Начинает разбираться с этим оружием, случайно стреляет в асфальт, страшно пугается. И тут приближается автомобильный звук. Видимо, этих людей он и ждет. Тут же мы переносимся на три недели назад. В мирную, еще гражданскую жизнь. Где, во-первых, выясняется, что у Уолтера Уайта сегодня день рождения. Ему 50 лет. В общем, дожил до довольно конкретного момента в жизни, когда нужно подвести некие итоги. А в активе у него есть жена.

Д.Ю. Редкая дура.

Клим Жуков. Она дура с манерами танка. Напролом. Все, что есть, сразу наружу. Ей, кстати, такую же машину подогнали. Чисто как она сама. Такая же крупная, квадратная. Джип. 1991 года. Есть сын, перенесший детский церебральный паралич. В этой связи инвалид, ходит на костыликах. И говорит немножко небыстро.

Д.Ю. Оказался настоящий. Актер действительно с ДЦП. Я думал, как обычно человек кривляется.

Клим Жуков. Только у него, насколько я понимаю, не такое мощное ДЦП было, какое показали в кино. Потому, что на пресс-конференции, я помню, он гораздо четче изъяснялся. И работа у дяденьки учителем химии в школе. В средней. А происходит все в Альбукерке. Что мне понравилось потому, что все эти калифорнийские пейзажи просто уже задрали. Я был уверен, что... Когда увидел, что солнце встает. Теплая, хорошая погода. Я был уверен, что сейчас начнется что-нибудь там на калифорнийском побережье Тихого океана. Нет, ничего подобного. Глубинка. В Альбукерке сейчас проживает 559 тысяч человек. Город-то откровенно никакой.

Д.Ю. Это как у нас. То есть, время идет... Когда-то у нас был хороший сериал ”Улицы разбитых фонарей”. Самое начало. Где там микрофоны в кадре висели. Все было как надо. Все актеры в своих шмотках приходили. А теперь посмотришь какие-нибудь... Я не знаю. ”Тайны следствия”. Я всех знаю, кто это написал, что это за люди, как на самом деле происходило. Какие-то хаты невероятные. Они все время арендуют у состоятельных граждан помещения, в которых они это снимают. Только слезы утираю. Нам конечно приятно смотреть на главную героиню. Она хороша собой. Но такой образ следователя... И все в хоромах. Все непрерывно в хоромах. Все такие красивые, все такие состоятельные. Это же неправда. Так и все сериалы теперь такие.

Клим Жуков. Так они околотки как показывают.

Д.Ю. Да. Петроградской РУВД, в котором это изначально снимали, я вам замечу, несколько отличается. И, в общем-то, на мой взгляд, картина поменялась. В перестройку мы смотрели американское кино, имея абсолютно незамутненное сознание: ”Вон оно как в Америке”. Теперь смотрите наши сериалы: ”Вон оно как в России”. Ничего общего нет. Поэтому да. То, что в какой-то город американский поместили, это очень хорошо.

Клим Жуков. Там, на мой взгляд, антураж соблюден замечательно. Во-первых, там нет ни одного модельной внешности персонажа. Они все обычные. Самые обычные люди. Потому, что, казалось бы, нормальный сериал... Мужчина к внешности несколько другие требования имеет. А вот жена у него должна была быть с обложки “Playboy”. Нет, такого там нет. Там все обычные люди.

Д.Ю. Художественный фильм “Последний киногерой”. “Посмотри сколько здесь красивых женщин. Это же кино”. - “Это Калифорния”.

Клим Жуков. Да. И вот работа у него. Работа в школе. Я каждый раз когда смотрю... В силу того, что его разбирать, посмотрел я его третий раз. Каждый раз поражаюсь чему они там в школе детей учат. Дети все уже большие. Это по нашим меркам 10-11 класс. Все кони. На уроке химии им рассказывают такое, что нам это когда в шестом классе начали преподавать, рассказывали гораздо умнее и сложнее. А там учитель натурально как клоун. “Что изучает химия?” Один из учеников говорит: “Химикаты”. Даже в учебник не посмотрел. И тут им Уайт начинает объяснять, что изучает химия. Связи, энергетические переходы, превращения, то есть, то, из чего организована материя. Они не в курсе. Интересно, это реально так на уроке?

Д.Ю. Я подозреваю, что да. В комментах к роликам непрерывно пишут: “В любой теме Пучков найдет, как бы вспомнить про коммунизм”. Не могу не вспомнить про него и сейчас. Вот нас учили коммунисты. И то, чего показывают в кино, да, шестой класс. Примерно. Не пятый точно, но шестой, скорее всего.

Клим Жуков. Меня в шестом классе стали учить химии в силу того, что я учился первый год, когда у нас почему-то называлось 11, но учились мы 10. Я из четвертого попал в шестой. Поэтому у меня химия началась в шестом. Должна была в пятом. По факту это и был пятый, но назывался он шестой. Это введение в химию. То, что там рассказывают. Первый урок в кабинете химии. Тебе рассказывают о чем химия.

Д.Ю. А вот вопрос. Может создаться впечатление... Повторяю для дебилов. Может создаться впечатление, что это школа для дурачков. В смысле для рядовых обывателей. Что талантливых детей, которые к чему-то способны их давно уже определили в другие учебные заведения.

Клим Жуков. У кого у родителей деньги есть. Тут явно школа обычная.

Д.Ю. При “кровавом совке“ талантливых детей в какие-то... У нас же кругом были после 8 класса школы с углубленным изучением химии, математики, истории. К ВУЗу подходил уже серьезно подготовленным. А это что такое?

Клим Жуков. Во-первых, сразу видно, что школа простая. В классе очень много народу. Обычно, когда школа платная, там 5-7 человек, это уже много.

Д.Ю. Говорят, что больше 12 учитель нормально не может.

Клим Жуков. Я вот учил и в обычной школе советской. Советского типа. У меня там было в классе 37 человек.

Д.Ю. Серьезно.

Клим Жуков. Да. А потом я преподавал в очень дорогой гимназии. Каждый день стоит половину этого мешка. Условно. Там у меня в классе было шесть человек. Я могу сказать, что с рядовыми детьми пролетариев в количестве 37 человек справиться было тяжело, но гораздо легче, чем с буржуйскими детьми в количестве 6.

Д.Ю. Почему?

Клим Жуков. Потому, что они тебя в грош не ставят вообще. Потому, что, как мне заявил один шестиклассник, когда я ему сообщил, что: ”Ты мне мешаешь вести урок и отнимаешь время у класса”. Он мне сказал, только не положив ноги на стол: ”Время ваше, деньги наши”.

Д.Ю. При мне работал один дебил. Этот дебил своему сыну поручал писать меню на сегодняшний день. Что он есть хочет, чтобы приходящий повар приготовил. И ставить туда печать организации. Вопрос: ”Ты чего дебил делаешь?” Дебил отвечал: ”Он с детства должен учиться управлять рабами”. Прекрасно, я считаю.

Клим Жуков. Прекрасно. Словом дети там разные. Но, видимо, где-то то, что называется словом ”средний класс”. Соответственно средний класс бывает немножко разный. По достатку. Там есть один мальчик, который, видимо, богатый Верхушечка среднего класса. Тем не менее, это не аристократия, он не может попасть в частную школу. На это у родителей денег нет. Но при этом он заметно богаче окружающих. Поэтому он прямо посреди урока химии клеится к какой-то телке на задней парте. Когда его просят пересесть, он оттаскивает стул с грохотом. Чтобы показать, что он пересаживается не потому, что его заставили, а потому, что он сам так хочет. Короче говоря, этому мистеру Уайту там, прямо скажем, делать нечего. Потому, что у него вообще профессорская степень, университетская, по химии. Он серьезный специалист. Однако, почему-то, мы еще не знаем почему, вынужден прозябать в этой жуткой дыре. Где вообще непонятно, как там можно преподавать. Он выступает клоуном. Потому, что мы к этому шли и пришли. У нас сейчас учитель оказывает образовательные услуги. А в основном, открою секрет, учитель сейчас служит для того, чтобы от 5 до 35 детей не убили друг друга во время урока. Он их должен развлекать, чтобы они 40 минут интересно провели. И смотреть, чтобы они не разбежались, не перебили друг друга. Это все функции учителя, которые остались. Это к нам пришло из США, мы очень стремились. Вот там, конечно в художественных образах, но очень ярко и точно показано, что такое учитель в обычной школе. Вот он.

Д.Ю. Тут еще интересный момент. Сколько этот учитель зарабатывает денег? Как известно, в США, там же все прекрасно, это же полюс счастья. Сколько он зарабатывает денег?

Клим Жуков. Я специально посмотрел сколько зарабатывает учитель в городе Альбукерке. Это несложно теперь выяснить при помощи интернета. Он там получает приблизительно при полном рабочем дне от 2500 до 2700 долларов в месяц. До 42 тысяч долларов в год. Это больше никак. Потому, что, в отличие от нас, им на полторы ставки не встать. Потому, что есть профсоюз, который не даст этого сделать. В силу того, что ты перерабатывать будешь. Это, во-первых. Во-вторых, чтобы встать на полторы ставки, эти полторы ставки в школе должны быть. А у них нет еще полставки. Это же деньги откуда-то нужно брать. А у них нет.

Д.Ю. А если есть, они могут быть уже поделены и заняты.

Клим Жуков. 42 тысячи и все. На наши деньги это получается сумасшедшая сумма. А у них это какая-то ерунда.

Д.Ю. Наши граждане страдают, что есть малооплачиваемые должности, учитель, медсестра, библиотекарь. Ну, вот, пожалуйста. Загрубим. Пускай он три косаря баксов получает. Грубо говоря, на наши деньги 180 тысяч рублей. Много это или мало? Если смотреть из населенного пункта Анадырь, Певек, Мурманск, то это, наверное, чудовищные деньги. Если смотреть из Москвы, нормально. Все это примеряется на родную страну и отечественные расходы. А там расходы несколько не такие. Нашим зрителям не понятно, что показывают... Я не про то, что я такой умный. Хотя, вроде, не дурак. Но нашим зрителям не понятно, в каком доме он живет, на какой машине он ездит, какие продукты он жрет. Где дети, что жена и прочее. А если смотрят жители США, то живет Уолтер Уайт на самом днище. Денег у него тупо нет вообще ни на что. Он жрет всякую дрянь.

Клим Жуков. Там с самого начала, первый кадр, семейный завтрак. Они там жрут вегетарианский бекон. О чем сынок спрашивает: “Что это за промокашка? Я это есть не буду”. А ему родители сообщают, что: “Мы очень внимательно следим за уровнем холестерина”. Эта фигня сильно дешевле стоит. Этот суррогат они едят. Уолтер Уайт катается на шикарной машине “Понтиак Ацтек”.

Д.Ю. Суррогат, если кто не знает. Это по-русски заменитель. Есть кофе, а есть цикорий, например. Вроде по вкусу то же самое. Так. Автомобиль.

Клим Жуков. Автомобиль “Понтиак Ацтек”. Который журналом “Time” был признан самой уродливой машиной.

Д.Ю. По-моему, нормальный американский автомобиль. Лично я в нем никакого уродства не заметил. Там все такое.

Клим Жуков. Ну, как. Это нам вообще непонятно. Потому, что я пока не прочитал, что это самый уродливый автомобиль в истории, я бы и не знал. Для американца... Это показательно. Сразу ясно, что над ним издеваются. Над Уолтером Уайтом. Чтобы показать днище. У него бардачок не закрывается. Все в этой машине как-то дребезжит, не очень здорово выглядит. Даже нам понятно, что машина не очень. Но так-то снаружи. Вроде нормальная. А у них это считается финиш. Если ты на этом ездишь, значит очень плохо. Ему еще и цвет подобрали. Светло-салатовый. Нам, опять же, не понять. Потому, что у нас до сих пор еще нет такой жесткой привязанности к форме внешнего выражения. То есть, то, что у них Стив Джобс бегал на деловые встречи в джинсах и свитере, это был яркий показатель, что ему наплевать на всех потом, что у него и так все в порядке. А все остальные... От уровня такого достатка положен костюм за столько-то долларов. Это сразу видно. Машина за столько-то, часы за столько-то. Если нет, значит, что-то не в порядке. У Уолтера Уайта не в порядке все.

Д.Ю. Касательно еды. Какой-то веганский бекон. Как у нас. Если ты закупаешься в сети магазинов, никого не хочу обидеть, “Дикси”, это одно. А если ты закупаешься в “Азбуке вкуса”, абсолютно другое. Ты вот здесь и с тобой все ясно. У нас медленно. Совковое наследие ломается очень медленно. Все тоскуют о какой-то справедливости. Вот “Дикси”, это для тебя. Мы с Дементием там все время затариваемся. И едим из “Дикси”. А если не для тебя, то “Азбука вкуса”. Никакой уравниловки. Справедливость.

Клим Жуков. Я тоже затариваюсь в “Дикси”. Потому, что ближе к дому. Мне дальше лень ходить.

Д.Ю. Я когда вижу в этих магазинах для бедных авокадо, апельсины, мандарины, арбузы, десять сортов мяса, я как-то переживаю. Что-то как-то бедные... Как-то у них не так, как мне кажется.

Клим Жуков. Не хорошо у Уолтера Уайта с деньгами. Чтобы поправить как-то свое материальное положение, он сразу после школы оказывается на подработке. На автомойке.

Д.Ю. Тут мне непонятно. Это нормально для учителя идти работать на автомойку в 50 лет?

Клим Жуков. Так как я в Америке никогда не жил, мне сложно сказать. Это, опять же, показатель того, что человек на 42 тысячи прожить не может. Это мало при наличии семьи, дома, двух машин. И ребенка-инвалида ко всему прочему. Значит, у школьного учителя есть одно преимущество. У него в два часа, приблизительно, рабочий день заканчивается. Он может пойти, например, на автомойку.

Д.Ю. Я, кстати, немедленно вспомнил жену небезызвестного персонажа по имени Курт Кобейн. Так вот. Жена его, Кортни Лав, с горестью... У нее была своя группа под названием “Дырка”. Жена жаловалась, что американские музыканты в нелегком положении находятся. Многие из них не могут заработать 35 тысяч долларов в год. Неплохо. При этом у них национальная мечта недавно была. Это 100 тысяч долларов в год. Это мечта. Это, я так понимаю, без вычета налогов. Когда налоги вынут, останется 60. И это человек считает за счастье. То есть, пятерка в месяц, это, я так понимаю, совсем недавно была американская мечта.

Клим Жуков. А чего недавно? Смотрел данные по Альбукерке. В прекрасном американском, справедливом, где правит свободный рынок, кто больше всех денег получает? В среднем. Государственный служащий. 8 тысяч долларов в месяц. Там типа того. А менеджеры по продажам... Это не хозяева фирм, а просто служащие нормальные. Там хорошо, это 6500-7000. А государственные служащие 8000-8500.

Д.Ю. И там еще присутствует некий социальный пакет. Который тебе государство обеспечивает. Как когда-то... Вот милиция. Устраиваешься на службу в милицию. Тебе сразу... Кроме зарплаты. Падают разнообразные льготы. Например, тебе выдают форму. Для многих это неочевидно. И ты ходишь на службе в форме. А, значит, не изнашиваешь свою одежду. Там, например, выдают обувь. Значит, ты носишь казенную, а не снашиваешь свою. Тебе льготы на проезд в общественном транспорте. Теперь там талончики... Сейчас не в курсе. У тебя большой отпуск, который ты можешь проводить... Это совки организовали. Свои санатории, свои профилактории. У тебя своя поликлиника. Свои библиотеки, свои дома культуры.

Клим Жуков. Поликлиника, если не ошибаюсь, на Дворцовой площади была.

Д.Ю. И сейчас есть. Одна в доме усатой графини, где три карты. Пиковая дама. На Гоголя, 10. Сейчас это какая-то Морская. Гоголь не заслуживает. А другая на Дворцовой. Ну, и платишь половину квартплаты, половину за государственный телефон. И всякое такое. По чуть-чуть у тебя набегает. То, на что ты должен тратить деньги постоянно, там все это компенсируется. Не смотря на то, что у тебя небольшая зарплата. У тебя есть солидный приварок, который снаружи не виден. То же самое, если ты пойдешь служить в полицию. Там тоже сразу хорошо. Причем я замечу, это все для своих. Даже на излете советской власти, когда я служил, там это все отличалось. Иди в свою районную поликлинику, там насмотришься. А в свою милицейскую, там все иначе. Все для своих. Конечно тоже надо всех знать. Это желательно. Но и отношение к тебе другое. Все совершенно иначе. Плохо ли быть государственным служащим? Не считая того, что тебе жилье дадут, образование дадут. И прочее. Я при этом... Когда люди начинают рассказывать про бизнес... Потому, что: “Надо к чему-то стремиться. Не надо работать на дядю. Надо завести свое дело и работать на себя“. Это все прекрасно. Но большинство граждан такого не может. Любимый пример. Есть у тебя собака, например. Как у Дементия. Кобель элитный. Он время от времени трахает собак. Его приносят...

Клим Жуков. Вот жизнь.

Д.Ю. Самка забеременела, родила. А Дементий приходит и забирает лучшего щенка. Их в помете 7-8. А среди них есть лучший. Захлопал, закричал. Самый бодрый к тебе. Остальные под лавку спрятались, а самый бодрый к тебе. Забирает и сам его продает. За хорошие деньги, от хороших производителей. Лучший щенок. И в бизнес попадают примерно так. А остальные 7-8 оставшихся, они плохие собаки. И люди не очень, если речь про людей. Далеко не каждый способен башкой прошибать стены, к чему-то стремиться. Большинство хочет прийти в девять, уйти в пять, а дальше у меня семья. Вот у меня дети, жена, я ими занимаюсь. А если бизнес, как у меня... Проснулся - работа началась. Лег спать – работа закончилась. А чего семья? Да, семья. Я возле них сплю неподалеку. Как-то не у всех получится с бизнесом. И в Европе абсолютно та же картина. Люди, которые трудятся на государство, на государственных должностях, это очень большая удача. Очень большая удача. Все сказки про бизнес... Вот здесь 8, а тут меньше. Как в известной поговорке: “Сколько креветка ни прыгай, а из воды все равно не выпрыгнет”.

Клим Жуков. А на мойке с Уолтером Уайтом происходит под конец рабочего дня нехорошее дело. Прибегает хозяин мойки с широченными бровями, румын, Богдан. Выгоняет мыть машины. Потому, что у него уволился мойщик. Немедленно выпер мыть машины. Только Уолтер Уайт вышел на рабочее место новое, тут же подъезжает на кабриолете его хамоватый ученик Чед, который ему урок сорвал практически. Со своей телкой. Телка говорит, что: “Ты не поверишь, кто Чеду моет машину. Это же наш химик”. То есть, какое-то вообще унижение. По американским меркам совсем.

Д.Ю. Я даже затрудняюсь представить, что испытывает пятидесятилетний дяденька, когда над ним так глумятся. Что в школе, что на заправке. Либо там психика просто камень. Ничем тебя не проймешь. Либо все равно. Чего по нему явно не видно. Это вообще.

Клим Жуков. Да. А потом Уолтер Уайт на своем “Понтиак Ацтек” едет домой. Непрерывно отваливается бардачок. Потому, что сломан. Как только он входит в дом, обнаруживаются гости. Потому, что все собрались праздновать его день рождения. В конце дня такого прекрасного. У него еще жена вторично беременна. Вот-вот ребенок родится. Друзья, коллеги... И, что важно, один из главных действующих персонажей фильма, там присутствует сестра жены Уолтера Уайта. И ее муж, агент Отдела по борьбе с наркотиками, оперуполномоченный Хэнк Шрейдер. Здоровенный дядька. Хамоватый. Непрерывно троллящий этого Уолтера Уайта. Видно, что он его не уважает вообще.

Д.Ю. Не джигит.

Клим Жуков. Он ему дает пистолет посмотреть. “Глок-22“. Под патрон 40 калибра.

Д.Ю. Ты проник в самую суть.

Клим Жуков. Я “Глок-22” не отличу что ли? Ультер Уайт его трогает: “Что-то тяжеловат”. - “Поэтому и нанимают мужиков”. А этот, стало быть, не вполне годится. На дне рождения Уолтера этот Хэнк орет: “Все тихо. Включайте телевизор”. Он как хозяин себя ведет. Там его показывают на задании, где очередную лабораторию хлопнули. А там заодно показывают сколько денег в коробках. В этих мотках, перевязанных резинками, изъяли. У Уолтера Уайта лицо слегка поменялось. “Сколько там денег?” - “Около 700 тысяч долларов. Точно не помню”. - “Это, наверное, очень много”. - “Брали и больше”.

Д.Ю. Прикольно. Я понять не могу, зачем они их скручивают? Это, кстати, первейший предмет при обыске внутри автомобиля. Как только видят резинки, которыми перетягивают рулончики, все понятно сразу. Сейчас углубленно обыщем. 700 тонн, мое почтение.

Клим Жуков. Легкие деньги.

Д.Ю. Это же сколько оттуда наворовать можно при случае?

Клим Жуков. Я так подозреваю, что и воруют. Что характерно, у этого Хэнка Шрейдера даже дом по-другому выглядит в отличие от школьного учителя.

Д.Ю. Он все-таки полицейский, у него зарплата...

Клим Жуков. Не просто полицейский. Он федеральный агент. Потому, что это считай как ФБР. Кагэбэшник по-нашему.

Д.Ю. Не совсем.

Клим Жуков. Не совсем конечно. Он в отличии от полиции...

Д.Ю. Государственная должность, государственная зарплата. Льготы. И прочее.

Клим Жуков. Он не просто государственный. Полиция действует только в штате, то есть, в государстве. Штат, это государство. Федеральные службы имеют право действовать на всей территории США. Потому, что полиция, когда доезжает до границы штата, сразу перестает быть полицией и превращается просто в граждан.

Д.Ю. Там... Я у нашего общего знакомого Михаила... Вопрос задавал. Если ты какой-нибудь, я не знаю там... В штате Денвер ты полицейский, а хочешь в Калифорнию, то прослужил 15 лет и вот ты в Калифорнии. У тебя вся выслуга пропадет. А здесь ты заново. Другое государство, все другое. Другая форма, другие машины. Какая в этом польза для страны? Я понять затрудняюсь.

Клим Жуков. Потому, что у них не страна. У них федеративный союз. Потому, что США, это Соединенные Государства Америки. Вассерман говорит. Просто переводит с английского на русский. Никакие не штаты. Мы думаем, что это типа наших советских республик. Это не так. Или наших автономных округов. Это тоже не так. Потому, что у нас милиционер, он везде милиционер. А у них нет. Тем не менее, этот условный кагэбэшник, он совершенно по-другому живет, чем его свояк Уолтер Уайт. Сразу видно. Да. А Уолтер Уайт чего? Уолтер Уайт снова в школе. Какой-то кошмар. я бы просто рехнулся десятиклассникам объяснять такую хрень. Понятно, не про химию, а про историю. ”Дети, была такая история. История занимается историями. А вот еще у нас случай один был”. Я понимаю, когда это второклассникам рассказываешь. Но когда таким лбам, которым это на фиг не нужно. Постоянно приходится фокусы показывать. Цирк. Ну, а потом опять автомойка. И на автомойке вдруг с ним приключается плохо. Он падает в обморок. И приходит в себя уже в карете скорой помощи. Где говорит: ”Что вы собираетесь делать? У меня медицинская страховка не очень”.

Д.Ю. И пытается выскочить из автомобиля.

Клим Жуков. ”Медицинская страховка не очень”. Сейчас что-нибудь сделают, а ему оплачивать это придется.

Д.Ю. А платить не сможет. Физически. Как рассказывал один наш гость про замечательную службу 911. Вызов которой стоит 375 долларов США. Все эти сказки, что: ”Снимите кошечку”. Люди избегают вызывать. Потому, что невозможно расплатиться. Нет у людей столько денег.

Клим Жуков. И вот ему доктор, привезя его в больницу, говорит: ”Нет, извините, пожалуйста. У вас внезапный обморок. Извините, мы вас выпустить не можем”. Привозят в больницу, кладут на МРТ. Кстати, там не сказано сколько это стоит. Это у нас от 3 тысяч рублей.

Д.Ю. Подъемная сумма. Недешево, но...

Клим Жуков. Ни разу не дешево. Я колено себе МРТ делал. Ну, чего? 3600. Одно колено. А два было бы 7200, как несложно посчитать. А 7200, это совсем по-другому ощущается. Тоже подъемная, но уже не детская. И вот его под МРТ и выясняется, что у него рак легких. У него дерьмовая работа, еще более дерьмовая вторая работа, незапланированная беременность у жены, инвалид-сын, неоплаченные кредиты. Он там с чем-то расплатился какой-то картой, ему жена выговаривала: ”Мы же договаривались, что ты ее не будешь вообще трогать”. И еще рак легких. Причем не операбельный. То есть, он скоро умрет.

Д.Ю. Без вариантов.

Клим Жуков. И у него нет денег ни чтобы лечиться, ни чтобы оставить хоть что-нибудь семье. А семья в жопе, извините. Все сложилось. И тут он сидит перед бассейном вечером. Бассейн засранный весь. Видно, что домом не занимается никто. Папе некогда, а мама беременная, ей не до того. Бассейн засран, задний двор засран. У американцев это большой показатель, что на заднем дворике. Они помешаны на своем личном пространстве. Если у тебя личное пространство в таком состоянии, понятно, что что-то не то с тобой. Или у тебя совсем нет времени, денег.

Д.Ю. Это когда я с головы до пят в татуировках. Тут у меня розовый гребень, драные шмотки. Это я такой украсивый. А там наоборот. На работу ты сюда не попадешь. Можешь сам себе в зеркало рассказывать, что: ”Стив Джобс ходил там...” Ты не Стив Джобс. Начнем отсюда. Поэтому пойдешь пострижешься. Татуировок на тебе быть не должно. Как-то я помню был такой журнал на заре перестройки ”Эхо планеты”. Где курсантов академии Вест-Пойнт... Задавали вопрос: ”А вы наркотики принимаете?” На что курсант ответил: ”Мы здоровая часть нации”. Так вот. Есть здоровая часть нации, к которой многие себя причисляют. У них нет гребня на голове, татуировок. ”А конопля, это хорошо?” Никто не спорит, что в этой жизни хорошо. Но как-то есть законы, которые надо блюсти.

Клим Жуков. У американцев... И у европейцев, от которых американцы напрямую происходят. Не у всех конечно американцев, Америка большая. Но у здоровой части. У них эти понятия, они у них гораздо жестче, чем у нас. У нас такого нет.

Д.Ю. Нас коммунисты испортили. Они приучили нас считать всех людей людьми.

Клим Жуков. И смотреть в первую очередь на содержание, а не на форму. А там эти внешние понятия, это как на зоне. Вообще. Потому, что это носить нельзя, это пить нельзя. По крайней мере на людях. Если ты употребляешь коноплю, то наверное богема. Или еще хуже. Недавно нам показывали сериал “Чернобыль”. Где были жуткие советские шахтеры, которые на рабочем месте херачат водку из горла. А потом мы посмотрели замечательных американских шахтеров. В вымирающих поселках. Они там как-то вынуждены сводить концы с концами. А там просто нет работы. Шахта закрылась – все.

Д.Ю. Они же мобильные. Они немедленно могут сесть в свои автомобили и куда-то помчаться.

Клим Жуков. Где их ждут с распростертыми объятиями другие шахтеры. Видно, что там люди из последних сил. У них просто нет денег. Они пытаются внешние приличия соблюдать. Они одеты очень бедно. Видно, что они пытаются содержать в порядке. Из последних сил цепляться за это американское формальное внешнее благополучие. Тут вам не до этих приличий должно быть. Нужно думать как вы жить дальше будете. Это сразу немедленно бросается в глаза. Потому, что дальше трейлер парк, продажа конопли детям. Может, ты сам продавать будешь. Потому, что деваться некуда.

Д.Ю. Не мы такие, жизнь такая.

Клим Жуков. Там совсем другой жизненный уклад. Шахтеры в США зарабатывают, как у нас, неплохо. Потому, что работа тяжелая, за это полагаются надбавки. Но вдруг работы не стало, и достаток пропал. Но люди привыкли, что они нормальные. И форму этой нормальности пытаются показывать. Уолтер Уайт сидит на заднем дворе. Жжет спички и кидает их в бассейн. Непонятно, то ли он в отчаянии, то ли о чем-то думает. Тут мы понимаем, что что-то думает. Потому, что это одна из черт мистера Уайта. Что у него голова размером со штат Висконсин. Как характеризовал агент Хэнк Шрейдер. Он немедленно берет трубку и звонит Шрейдеру, который приглашал его на операцию. Обещали, так сделано. Товарищ сидит с агентом Стивеном Гомесом и Хэнком Шрейдером в фургончике и ждет когда начнется операция. Мимо проезжает автобус со школьниками и Шрейдер дает команду спецназу: “Пошли”. Там сидит нездоровая часть нации. Те самые, которые про внешние приличия не очень думают. Думают, но в совершенно другом ключе. Нужно, чтобы были штаны с ширинкой обязательно до колен. Чтобы татуировки. Нормальная дутая цепь. Какая-то музыка в ушах постоянно. Дома в головном уборе. Там сидит, спички... Фосфор счищает. Один персонаж. Вышибают из дробовика стекло, залетает спецназ. А Уолтер Уайт в это время прохлаждается в машине. Потому, что кто же его пустит.

Д.Ю. Но когда острая фаза закончится, добро пожаловать.

Клим Жуков. И тут со второго этажа выскакивает молодой человек в трусах на крышу. Пытается влезть ногой в джинсы, падает с козырька на землю. Что очень смешно. Мадам высовывается, ему вдогонку одежду выбрасывает. Молодой человек, накинув на себя штаны оглядывается по сторонам и видит, что на него смотрит Уолтер Уайт. А Уолтер Уайт видит его и понимает, что это его недавний школьный выпускник Джесси Пинкман.

Д.Ю. Они друг друга знают.

Клим Жуков. Сел в машину “Шевроле”, изуродованную до неузнаваемости. Сделано так, чтобы подпрыгивала на месте. Еще занижено наоборот. Не могу на такое смотреть. Издевательство над классическими машинами. И уезжает. А Уолтер Уайт выскочил и посмотрел номерной знак. Потом он заходи на адрес. Смотрит, что там за оборудование. Понимает, что оборудования там нет. Только не в мыльницах варят. В общем, не уровень химического производства. Тут замечательные, толерантные штаты. Есть мексиканец Стивен Гомес. Имя у него Стивен, у него папа или мама уже не мексиканцы.

Д.Ю. Должен быть Эстебан.

Клим Жуков. Видимо, он наполовину мексиканец. Все равно. Сам брюнет. Его Шрейдер непрерывно по-дружески чморит: “Что он добавляет в метамфетамин перед чили. Это точно мексиканец“. - “Капитан Кук это кличка белого”. Выясняется, что варщика, которого взяли, зовут Эмилио Гальяно. “Это не наш. Итальянец”. - “Но Эмилио-то явно мексиканец”. У них внутри этого Федерального агентства по борьбе с наркотиками очень хорошие дружеские отношения. Друг друга чморят безостановочно. Видно спорт такой.

Д.Ю. В первую очередь хорошие отношения. Иначе тебя засудят. Как ты смел так обратиться.

Клим Жуков. В общем, я себя во многом узнал в этих людях. И конечно Уолтер Уайт Джесси Пинкмана не сдает, а совсем напротив. Является к нему домой с предложением: “Может, давай поварим вместе”. Джесси охренел. Потому, что откуда-то свалился старпер, которому 50 или 80 лет. Для него это примерно одно и то же. Очень далеко. Он только что из школы выпустился. Ему понятно, что 50 будет через 30 лет.

Д.Ю. Ходячий мертвец.

Клим Жуков. Да. Он не понимает зачем он пришел. Он думает, что он его сдать собирается. Выясняется, что нет. Это вполне серьезно. Ну, а Джесси утратил партнера по опасному бизнесу. Так как он больше ничем заработать не в состоянии, то да. Варить наркотики и реализовывать их на свободном рынке, это то, что надо. Поэтому он соглашается. Уолтер Уайт ворует их химической лаборатории никому не нужную химическую посуду, противогазы и химическую защиту.

Д.Ю. Там некоторый обман. Очень дорогая химическая посуда. Если в этом обосранном колледже такая посуда, это какая-то богатая школа.

Клим Жуков. У нас такое стояло в химической подсобке.

Д.Ю. А там это сильно дорого. Все специалисты говорят. Они когда нахлобучили лабораторию, совершенно очевидно. Тут все из соображений целесообразности. Зачем что-то дорогое, если можно сварить с помощью палки и веревки? Это раз. Все равно купят вот это. Оно же расходится. Нормально. А зачем? Забегая вперед, то, что будет делать он, это сразу привлекает лишнее внимание. Там к тебе тут же встанут тени и потянутся. Кто это такое делает? Кто этот человек?

Клим Жуков. Нет, он химик. Он не может варить в чем попало.

Д.Ю. Тут хорошо. Типа очевидная глупость. Что из этого развивается. Смотреть интересно.

Клим Жуков. Да. Глупость-то сразу понятно. Во-первых, вот эта чистая дрянь... Любому будет понятно, что это эти дебилы без образования сварить не в состоянии вообще. Во-первых, они не знают как. Во-вторых, у них нет оборудования. Значит, там сидит химик настоящий. А этих химиков вообще-то не так много.

Д.Ю. Круг сужается.

Клим Жуков. И откуда он оборудование возьмет.

Д.Ю. Ну, в Америке с этим попроще.

Клим Жуков. Тут же нужно присмотреться, не пропало ли где-то. Места, где они могут пропасть, в общем, по пальцам пересчитать можно. С другой стороны ты правильно говоришь. Уголовная среда заинтересуется.

Д.Ю. То есть, любому дураку... Вот кокаин вырос в Колумбии, вот его повезли. В Колумбии его не бодяжат. Как только он переходит в первые руки, его тут же разбодяжат. Во вторые – разбодяжат еще больше. То, что продают у нас... Если кроме аспирина десять процентов искомого вещества, то это, наверное, хорошо. И вдруг появилось абсолютно чистое. Во-первых, это опасно. Кокаин хрен с ним. А если героин и прочее, где ты... В Италии специальных людей нанимают. Им даром дают и еще десять евро приплачивают. Если ты в себя вонзишь, так сказать. А мы посмотрим как заколбасит. У нас на Правобережном рынке, который был крупнейшим центром по продаже героина в перестройку, в 1990-е годы точнее, там два раза героин менялся. И оба раза поголовье наркоманов обнулялось. Наркоманы считали, что это происки КГБ. Специально так делают, чтобы их перетравить. Как-то странно, честно говоря, но... Если ты привык в такой пропорции столько-то кубов задвигать, а тут в той же самой пропорции... Раз, и закончился на этом. Причем массово. Итальянцы, обращаю внимание, умнее. Они сначала пробуют, а потом дают рекомендации. Что это, как это.

Клим Жуков. Опять же. Когда стали говорить процентаж этого метамфетамина чистоты, который варит мистер Уайт, и то, какими дорогами задвигают нарики, это летальный исход почти гарантирован. Понятно, что дороги в кино для того, чтобы выглядело красиво. Когда бандит Туко засадил такой кристалл грамма на два, наверное, в одну ноздрю.

Д.Ю. Это специально, чтобы показать какой крутой. Если ты сварил 100-процентный продукт, то его можно разбодяжить впятеро, значит, денег будет в пять раз больше. Блатные города встревожены. Кто такое делает? Короче, кино бы не получилось.

Клим Жуков. Тут получается некий задел, что у мистера Уайта есть уникальное коммерческое предложение, которого никто больше на рынке выдвинуть не в состоянии. Понятно, что если он в первый день не погиб или не загремел в тюрьму, то в дальнейшем у него может сложиться интересная судьба. Что и вышло. Где варить? Варить решают в домике на колесах. Чтобы можно было уехать в пустыню, спрятаться подальше от чужих глаз и там варить. В общем, хорошая идея. Пустыня большая. Уехали, наварили. Тут Джесси Пинкман явил себя очередной раз гением потому, что он принялся товарища по опасному бизнесу снимать на камеру.

Д.Ю. Джесси Пинкман, это исключительно прекрасный пример малолетнего дебила. Подпущен к бизнесу. Вот, пожалуйста. Это должен быть для развития сюжета антагонист. Этот дурак, конфликт, что из этого получилось.

Клим Жуков. И что получилось. Во-первых, наварили. Получилось хорошо. Сразу всех успокою. Там не показано как варить. Ни у коем случае. Там показаны некие действия, которые вызывают уважение. Что-то сложное происходит. Какие-то вещества. Смешивают. Замеряют что получилось. Лакмусовые бумажки. Какое-то действие происходит. В итоге получился целый поднос льда. При раскалывании крупные кристаллы. В общем, замечательный продукт. Джесси просто в шоке. Он только что задвигал старшему товарищу, что варить, это искусство. А тут он посмотрел как профессионал заварил, офигел. И тут же побежал продавать.

Д.Ю. Я замечу, что процесс известен и тому, и другому. И молодой дурачок знает, и пожилой.

Клим Жуков. Там ничего сложного.

Д.Ю. А разница в результате объясняется, как правило, тем, что мастерство - это всегда внимание к мелочам. То есть, взрослый человек... Хорошо, не взрослый. Мастер, который изготавливает продукт исключительно высокого качества. Он внимателен к любой мелочи. Соблюдает технологический процесс. Это точно так же, как один умеет самогон варить, а другой не умеет. Брага одинаковая. Самогонные аппараты одинаковые. Здесь человек думает и старается. И так происходит в этой жизни во всем.

Клим Жуков. Это иллюстрация того, что ко всем процессам лучше неспециалиста не подпускать. Лучше, чтобы человек был образованный в нужную сторону. Чтобы он занимался своим делом. Преподавать Уолтеру Уайту в школе, это явно не его дело. А синтезировать химически чистый продукт какой-то, неважно какой, это его дело. Как только он занялся своим делом, у него сразу все хорошо получилось. А вот у Джесси, который ответственный в этой паре за реализацию...

Д.Ю. Его назначили ответственным. Поскольку нужен был для этого. На месте малолетнего дебила... Я сам когда-то таким был. Только я быстрее все понимал. Вот специалист. Я в жизни всяких специалистов встречал. Алкашей, наркоманов, гомосексуалистов. Все, что принято порицать. Но они некие вещи умели делать гораздо лучше, чем я. До меня очень быстро дошло, еще до 20 лет: “Рот закрой. Стой рядом и смотри”. На месте этого Джесси... Там надо было не кричать: “Ни хера себе, что получилось!” “Ты это делаешь вот так? А почему?” Ну, и в течение примерно полугода из тебя может получиться точно такой же специалист. А дальше тебе вот этот не нужен. Ты самостоятельная боевая единица. Совершенно спокойно можешь действовать сам. Зачем восторги про это? Поступки малолетнего не совсем понятны. На то он и малолетний.

Клим Жуков. Учитывая, что он в школе плохо учился. А это все-таки химия. Или ему запомнилось каждый шаг, который он делает. Как стихотворение выучить. Тут же возникнет вопрос. Пока выдерживается эта влажность и эта температура у тебя так это будет работать. А как только у тебя окажется другая влажность и другая температура, у тебя химический процесс может по-другому пойти. Как ты это, учитывая, что не разбираешься в химии, выправишь? А никак не выправишь. Поэтому специалист нужен.

Д.Ю. Учиться надо.

Клим Жуков. Но в школе он химию не знал, а Уолтер Уайт не спешит учить химии. Отнюдь.

Д.Ю. Там видно все. Когда ты сбоку стоишь, там все видно.

Клим Жуков. А как ты отрегулируешь химический процесс, исходя из того, что условия поменяться могут? Никак.

Д.Ю. Ты же увидишь, что он будет делать. У меня масса профессий, Клим Александрович. Я знаю с какой стороны правильно подходить.

Клим Жуков. Потому, что, Дмитрий Юрьевич, ты не малолетний дебил.

Д.Ю. Сразу уважение к специалисту. Принеси чаю, задай вопрос. Помоги ему отдохнуть. Попутно: “Почему ты это делаешь вот так? Давай эту фазу я сделаю”. Когда я устраивался на разнообразные работы, картина всегда была одинаковая: “Приперся молодой. Сейчас мы на него все свалим”. Это всегда одинаково. Дальше на тебя сваливают всю черную работу, которую они сами делать не хотят. Ты, не моргнув, спокойно ее делаешь. Я, во-первых, учусь. Надо все этапы производственные знать. Давай другую работу, еще другую. Я ничего против не имею. Я послушно все буду делать. Через упомянутые полгода я уже буду высококлассный специалист. Это раз. А во-вторых, я еще постараюсь все связи, которые в вашей конторе есть замкнуть на себя. Просто потому, что я не пью. Это важно в России. И каждый день хожу на работу. Это еще важнее. А на работу я прихожу для того, чтобы заработать денег. Поэтому то, что я делаю, оно при отдаче тебе не должно вызывать у тебя никаких сомнений. Не важно, это выточенная мною гайка или перевод кино с английского языка. Ты сразу скажешь: “Это делал Дмитрий. Значит, оно хорошее”. Потому, что это сделал я, ты всегда будешь уверен, что оно хорошее. И будешь обращаться всегда ко мне. А я еще все связи на себя замкну. Обязательно. Не надо стоять скромно в уголке. Надо действовать исподтишка, я бы сказал. Это подло и низко с точки зрения русских людей, но эффективно. Малолетний дебил ведет себя как подобает малолетнему дебилу. Так в сценарии написано.

Клим Жуков. Связи-то у него есть. По связям дальше отправляется. Связи у него опасные, откровенно говоря. Потому, что приезжает он к некоему Доминго Крейзи-8. Который является мелким дилером.

Д.Ю. Извините, мы там кофе попили, я все время перебиваю. Это уголовник. Уголовник от лоха отличается тем, что он не боится ответственности за содеянное. Проявляет осторожность, но не боится. Он может тебя избить, он может тебя покалечить. В конце концов он может тебя убить. Поэтому ты для него всегда лох. Это же типичное. Как там в Древнем Риме? Обращаясь в суд ты берешь волка за уши. Вот и обращаясь к таким гражданам ты тоже берешь волка за уши. И этот наглый малолетний, который пытается из себя что-то корчить, как только напарывается на натуральных уголовников, вот жестокое столкновение с реальностью. Тут быстро объяснят кто ты такой.

Клим Жуков. Ему тут же объяснили. Когда он пакетик предложил, ему сказали, что: “Это ты сварить не мог. Кто варит?” Его тут же берут за уши и волокут к Уолтеру Уайту. Где он в домике на колесах продолжает что-то варить. Волокет Доминго и Эмилио Гальяно, которого только что выпустили. Который является Крейзи-8 кузеном. Он уверен, что сдал его говнюк Пинкман. Потому, что он-то с места преступления скрыться смог. А уважаемого мексиканского человека повязали. Он не знает, что сдал его Крейзи-8, который оказался стукачком дополнительно.

Д.Ю. Так часто бывает.

Клим Жуков. И вот приезжают они в пустыню...

Д.Ю. Я перебью. В детстве у нас в школе был тиран. Всех бил, гнобил. А потом, когда я службу нес, оказалось, что мой старший товарищ курировал его. Я в жизни так не смеялся. Очень смешно было.

Клим Жуков. Приехав в пустыню, они обратили внимание на чувака в белых трусах, очень обрадовались. Потом Эмилио вспомнил, что этого чувака он на облаве видел. Он решил, что он из ОБН или, по крайней мере, стучит. Товарища Пинкмана просто шваркнули головой о камень, чтобы он не отсвечивал. А Уолтер Уайт спасся тем, что сказал, что может научить своему рецепту и они будут легко варить также, как он. Единственный способ остаться в живых был.

Д.Ю. Это сказка про Ивашку, который, попав к бабе Яге: “Садись на лопату”. - “Покажи сама как правильно садиться”. Один в один. Молодец.

Клим Жуков. Да. А пока эти два дурака пялятся, как он чего-то делает. Они же не понимают, что делать надо. Он вскипятил сковородку воды и туда красного фосфора метнул. После чего образовался газ фосфин, которым лучше не дышать. Сам он выбежал, пока эти протирали глаза. И дверь запер. После чего два уголовника надышались фосфином. Я, правда, не понимаю почему они окна не стали выбивать. Они в дверь стали стрелять. Окно же стеклянное, его разбить можно.

Д.Ю. Ну, тут это... Я бы не стал их обвинять. Когда тебе херово, ты себя ведешь неадекватно. Это крайне собранные парни могут сообразить, что стрелять надо не в дверь, а в замок. Чтобы дверь вышибить. Тебя трясет, ты уже при смерти, все плывет.

Клим Жуков. Они же не поняли, что с ними произошло.

Д.Ю. Как не поняли? Если этот выскочил.

Клим Жуков. Сколько у тебя секунд жизни осталось? Сколько у тебя тупо есть секунд, чтобы успеть что-то предпринять?

Д.Ю. А если ты вдохнул и сразу упал?

Клим Жуков. Если упал, то уже ничего предпринимать совсем не надо. Ну, а пока трепыхаешься... Одним словом оба надышались. И перестали представлять из себя угрозу. Один, правда, успел в форточку сигарету выкинуть. Отчего трава в пустыне загорелась. Без сознания напарник, горит трава. Полный фургон химического оборудования и ингредиентов для производства метамфетамина. Ядовитый газ. Два, вроде как, трупа. Нужно что-то делать. У него с окошка заднего вида сдувает брюки. После чего он остается без брюк. Оказывается в кювете. В пустыне пожар. Машину показывать вообще нельзя. И воют сирены.

Д.Ю. Занервничаешь тут.

Клим Жуков. Кто-то едет. Выясняется, что едут пожарные в пустыню. Вот собственно серия примерно так заканчивается. Закончилось тем, что он приехал домой и стал яростно к жене приставать. Радуясь чудесному спасению. Вот такая серия. Она пилотная, но она настолько ядерная. Там 45 минут. Полностью законченное драматическое произведение. Со всеми необходимыми компонентами. Каждый компонент на своем месте. Вроде бы почти короткометражный фильм. Даже героев умудрились в одном пилотном выпуске заявить так, что за каждым интересно смотреть. Потому, что за каждым есть какая-то история. Какие-то взаимоотношения. Видно, что объемные фигуры. Живут друг с другом давно. Какие-то связи устоявшиеся. У каждого свои особенности есть. Интересно, что дальше с ними будет. Это мастерство.

Д.Ю. Вдогонку выкрикну, что эта езда... Когда адский шухер и надо рулить куда-то скрываться, это редчайшие граждане, которые могут сохранять спокойствие и рулить так, как надо. Я помню в 1990-х годах во время, так называемой, разборки, когда одного гражданина подстрелили, а другого забивали до смерти домкратом, мы оттуда убегали на моем автомобиле. А в мой автомобиль бросили гранату. Я очень быстро приехал в тупик, не соображая абсолютно ничего. Потому, что страшно. Эмоции чудовищные и вообще. Американские коллеги по опасному бизнесу, проехав по маршруту, они себе всегда вешают специальный листочек, в котором написано: “Право, лево...” Человек сбоку должен тебе кричать. Иначе вы никуда не уедете. Поэтому Уолтер Уайт все понятно.

Клим Жуков. Тем более, что он когда последний раз водил грузовик? Это не его “Понтиак Ацтек”. Это здоровенная машина. С вот таким двигателем. Которая динамику другую имеет. Вообще все другое.

Д.Ю. В общем, я так скажу. С моей точки зрения, недостатком это назвать нельзя, там просто медленно все развивается. Там нет стремительности. Как это сейчас модно, чтобы все мелькало, прыгало, скакало. Там спокойно. Это недостатком назвать не могу. Особенность. Сначала меня раздражало. Потом, когда входишь в ритм, наоборот получается хорошо. Есть время подумать. Персонажи раскрыты как надо. При этом то, что прямо первый эпизод и так вот... Вот это да. Будем смотреть дальше. То, что ты не бросил через 15 минут, на мой взгляд, наилучший показатель.

Клим Жуков. Я почти всегда бросаю. Я за обедом сажусь ознакомиться со спектром предложений. У меня тарелка супа еще не кончилась, а сериал уже сразу пошел.

Д.Ю. Редкий случай. Но это все-таки взрослое, про взрослых и для взрослых.

Клим Жуков. Ну, и конечно нужно отметить, что снимать его начали в 2008 году. Когда некие тенденции, которые очень ярко явлены сейчас, тогда еще вообще были незаметны. Где-то примерно тогда же, когда снимали первого “Железного человека”. Или первых “Трансформаторов”. Даже дурацкие фильмы совсем по-другому выглядели. И вот развлекательное шоу, оно, в общем, имеет серьезную драматическую ценность. Теперь такого снимают гораздо меньше. Потому ,что молодежь, которая в основном смотрит кино, она такого просто не смотрит.

Д.Ю. Магия, сверхспособности.

Клим Жуков. И чтобы все быстро. Чтобы через 15 минут было, в общем, понятно, что будет дальше, чем закончится.

Д.Ю. Ну, отрадно, что есть такой сериал для взрослых. Мы его посмотрели, нам он нравится. Мы вам про него рассказали. Спасибо, Клим Александрович.

Клим Жуков. Будем продолжать.

Д.Ю. Как нетрудно догадаться, надо пойти по vip.oper.ru и подписаться на дальнейшие выпуски. Ну, а мы не подкачаем.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. У нас все есть. А на сегодня все.


В новостях

11.08.19 12:22 Breaking Bad с Климом Жуковбергом — первый сезон, первая серия, комментарии: 68


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудио в Spotify

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк