Breaking Bad с Климом Жуковбергом — первый сезон, вторая серия

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Семья Сопрано | Сериал Breaking Bad | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

18.08.19



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую! И снова здравствуйте!

Клим Жуков. Здрасьте.

Д.Ю. Потолок покрасьте.

Клим Жуков. Всем привет!

Д.Ю. Вторая серия.

Клим Жуков. Вторая серия первого сезона известной саги о наркоманах-потребителях и производителях «Во все тяжкие». Естественно, всё начинается с того в глобальном смысле, что на руках у товарища Пинкмана и товарища Уайта есть проблема, а именно наличие двух, как они думали, трупов в трейлере. Но пока они размышляли, что с ними делать, выяснилось, что один, а конкретно Крейзи-8…

Д.Ю. Вовсе и не труп.

Клим Жуков. …вовсе совсем и не труп, он просто надышался нехорошим. Уолтер Уайт находится у себя дома, они, конечно, с Пинкманом договорились, сгоряча, конечно, что вот разбегаются по сторонам и больше никогда вообще друг друга не видят – ну его нафиг, с такими приключениями.

Д.Ю. И разбойники поклялись никогда не возвращаться в это проклятое место. (с)

Клим Жуков. Да, но с трупами-то нужно что-то делать, и поэтому Уолтер Уайт с утра едет к Джесси в гости, а Джесси-то выходит во двор и видит что – порванный скотч и отсутствие Крейзи-8. И тут Уолтер Уайт на своём прекрасном депрессивном Понтиаке Aztek едет по улице и видит, что навстречу бежит этот тип – Доминго, в очень некомплектном виде, но тем не менее вполне самоходный. Конечно, замечательная сцена, я смеялся, как сумасшедший: он, значит, тормозит, сдаёт назад и начинает ему говорить: «Эй, погоди, погоди, погоди…» И вот когда бедный мексикот его увидел, дал такого стрекача, что с размаху долбанулся в какой-то вяз лбом…

Д.Ю. Кошмар на улице Вязов.

Клим Жуков. Да, после чего потерял сознание, немедленно был заволочён в багажник машины и увезён по первоначальному пункту пребывания, конкретно – домой к Джесси. Что меня, конечно, поразило – как они там все рано встают, вообще какой-то ад!

Д.Ю. Я когда-то жил в Германии: в 8 часов вечера пустые улицы в городе Берлине вообще никого нет, в 6 утра – как у нас на Невском в час, наверное, все на работу бегут.

Клим Жуков. Вот там у них что-то какой-то тоже кошмар, потому что я вот смотрю, что мистер Уайт едет, там, наверное, часов 8 утра, и просто вообще пустые улицы, никого, т.е. можно конкретно взять человека, стукнуть его головой об дерево, потом затолкать его в автомобиль и уехать, и тебя никто не увидит, потому что просто на улице ни одного человека нету, хотя вроде бы улица и не маленькая. Ну конечно, не центральный проспект с административными и бизнес-зданиями, а спальный район, но тем не менее у нас вон выйди в 8 утра в спальном районе куда-нибудь – там такое количество народу, что ты никого просто так не сможешь ударить головой об дерево и спрятать в машину, все увидят.

Д.Ю. Мне кажется, совсем разное жизнеустройство, т.е. вот эта вот жизнь в отдельных домиках – это же вообще предельная атомизация общества, когда всё разобщено. Но у них есть другие вещи, например, такая вещь, называется…

Клим Жуков. Neighbor Watch.

Д.Ю. Neighbor Watch, да, где таблички стоят – это, кстати, правильно, что стоят таблички, что у них тут Neighbor Watch. Neighbor – это сосед, Watch – это вахта по-нашему. Т.е. граждане сидят, ну не сидят, а регулярно выглядывают в окна – не ходит ли кто здесь, например?

Клим Жуков. Не грузят ли кого-нибудь в багажник уже?

Д.Ю. Да-да, не бьётся ли кто головой об вяз, чтобы упасть без сознания, кто это в багажник положил – желательно номера написать и конечно же немедленно позвонить в полицию, которая примет меры. И это нифига не шутки, потому что даже… ну это, конечно, неправильный пример, но даже в худ.фильмах регулярно проскакивает: «А что ты, латинос, делаешь в этом районе? Вот в этой красивой белой майке, ты такой симпатичный – что ты здесь делаешь вообще?» Не надо тут ходить и не надо здесь ездить – это правильно.

Клим Жуков. Ну, на самом деле, вот такая низовая организация людей – это исключительно позитивный момент, такое мы можем только приветствовать, со всем коммунистическим нашим одобрением.

Д.Ю. В этом какие-то нехорошие причины, конечно, в целом, но если оно вот так организовано, то я подозреваю…

Клим Жуков. Значит, причины есть.

Д.Ю. …да, до последствий может и не дойти. Не успел ты здесь появиться, а уже позвонили, а уже приехали. Я же тебе рассказывал, как к нам…

Клим Жуков. Да, Беверли-Хиллз.

Д.Ю. Да, мы с Олегом Зотовым не успели заехать, наш друг Гриша завёз нас в Беверли-Хиллз, на роскошном джипе, с открытым верхом, мы там во все стороны смотрим – немедленно приехала охрана: «Парни, вы к кому?» - «Ни к кому». – «Всё понимаем, выезд вон там. Мы вас проводим» - и тут же выпроводили, вежливо, спокойно – нехер тут болтаться, если ты тут не живёшь и не приехал в гости. У них же везде так. С тем же самым Олегом Зотовым мы в городе Лас-Вегасе бегали по разным магазинам – ну Олег-то, понятно, фотограф, я-то псевдо-фотограф, но мы с мега-фотоаппаратами, мега-фотообъективами. Вот отель какой-нибудь «Wynn», дорогой, там всё, как и везде поделено: вот отель «Wynn», дорогие магазины внизу, вот мы там ходим, разинув рты. Там вся охрана, вся, они там на каждом углу стоят, с неподдельным интересом, просто у человека на лице написано…

Клим Жуков. «Это свободная страна». – «А это частный магазин».

Д.Ю. …«П…дуйте отсюда». Вот с неподдельным изумлением: «Нахер вы сюда пришли? Вам что здесь надо, что вы тут болтаетесь?» Вот это вот бесцельное хождение, разинув рот, вдоль витрин – оно как-то не приветствуется: во-первых, ты что-то купить, наверное, пришёл, да? Дальше это, очевидно, по деньгам, а вот здесь, где у тебя денег нет, это тоже очевидно, что ты ходишь-то? Как-то вот не принято. Всяк сверчок знает свой шесток, и под рассказы про свободную страну – изнутри всё как-то не так.

Клим Жуков. Не, ну это же естественно, это люди, которые получились из европейцев и, в общем, сохранили многие европейские повадки, они самим строем жизни, не потому что они такие хорошие или плохие, а они просто самим строем жизни, общественным бытием приучены к очень жестокой дисциплине, даже не жёсткой, а тупо жестокой: всё очень сильно стратифицировано, поделено на некие консорции. Тебя, во-первых, оттуда не выпустят и в другую не впустят, ну так, если, загрубляя, говорить. И вот когда на улице белого приличного района показался явно непонятно во что одетый мальчик, у него просто одежда вызывающая, у этого Крейзи-8, даже теперь уже и по нашим меркам понятно, что нормальные люди так не одеваются, вот так вот совсем. Ну, вызывающе выглядит: у него какие-то штаны приспущенные, он в какой-то толстовке, всё это у него такое яркое какое-то, вырви-глазные цвета, сам он стрёмно пострижен. Цветной – этот тут же сигнал, ну и плюс, да, он ещё ко всему прочему избит, весь в синяках, в грязи, и если бы там просто тупо были люди, его бы тут же застучали, и тем более застучали бы мистера Уайта, который такого человека зачем-то в бесчувственном состоянии волочёт к себе в багажник. Но, видимо, у них в 6 утра все ушли на работу, а в 8 – это типа как у нас час дня, когда вроде как…

Д.Ю. Все уже там.

Клим Жуков. Все уже там, да, или дома спят, отсыпаются после ночной. И из-за того, что мало народу, у мистера Уайта фокус-то удаётся – он водворяет Крейзи-8 на место, его замечательно пристёгивают в подвале у Джесси Пинкмана за опорный столб за шею при помощи противоугонного устройства для мотоцикла.

Д.Ю. Или велосипеда, я не знаю.

Клим Жуков. Ну, короче говоря, байка какого-то ихнего.

Д.Ю. Для всего, да.

Клим Жуков. Ну то, что на спицы надевается, такая вот полукруглая фигня с замком сзади.

Д.Ю. У нас картинки, Клим Саныч, не ...

Клим Жуков. Ну, короче говоря, его пристегнули, он там откисает. И теперь проблема превратилась в двойную проблему, потому что если было бы два трупа, нужно было бы избавляться от двух трупов, а теперь нужно одного из них трупом сделать – кто будет делать, потому что оба не уголовники? Точнее, Джесси под него яростно косит, но им не является, он мелкое чмо просто, а этот-то вообще «ботаник» со стажем.

Д.Ю. Но с мозгами.

Клим Жуков. Да. Тем не менее, «мокруху» на себя ещё одну брать никому не охота.

Д.Ю. Да там не столько в «мокрухе» дело, как, возвращаясь к нашим уголовникам, люди не боятся подобных деяний и не боятся ответственности за них, понимают, что за этим может последовать, но не боятся – это ключевое. А ты боишься. Попробуй, убей человека – я не знаю, курице башку попробуй отрубить, и то не каждый может. Кролика какого-нибудь, я не знаю, убей, собаку. Человек – это совсем другое, т.е. там не то что страшно, через моральные устои большинство не переступит. А тут, обращаю внимание, осознанный выбор гражданина.

Клим Жуков. Да, это прямо показано… Да, показано это круто, притом что на самом деле у него выбора-то никакого нету, потому что… Он, конечно, есть, как обычно – выбор такой: выпускаешь этого чувака – он назавтра «мочит»…

Д.Ю. Тебя.

Клим Жуков. Тебя, твою семью, этого дурака Джесси – короче, всех засветившихся. И тут вариантов-то никаких, ну или отпускать и валить из города тут же – это вот да, такой вариант мог бы быть, но он тоже не очень вариант, потому что придётся семье и всем окружающим объяснять, чего это ты вдруг на лыжи-то встал с такой скоростью. А значит, его нужно «мочить», а «мочить» он не умеет, он не знает, как, он никогда этого не делал. Ну да, вот он вроде как двоих отравил газом, но это же совсем не то – во-первых, это было в страшном стрессе, во время самообороны, плюс не собственноручно. Ну, Джесси ровно такая же размазня, в хорошем смысле в данном случае. Ну они кидают монетку.

Д.Ю. Ну там больше: этот самый Джесси, он, естественно, как гнида, а он гнида, типичная гнида, всё это с себя спихнуть…

Клим Жуков. Норовит.

Д.Ю. …желательно – это не я, не моё дело, давай сам. Да, и вот монетка.

Клим Жуков. Джесси ловко разводит товарища Уайта, выкидывает правильную сторону монетки, и мистеру Уайту достаётся «мочить» Крейзи-8, а Джесси должен разобраться с трупом Эмилио. Как разбираться? Тут приходит на помощь наука химия, потому что мистер Уайт советует воспользоваться фтороводородной кислотой, которая…

Д.Ю. Плавиковой, да?

Клим Жуков. Да, которая тело разъедает прямо замечательно, и ещё много чего разъедает. Ну и тут, конечно, вопрос у меня большой: этот Эмилио килограммов 80-то весит, по-любому совершенно, плюс одежда, от которой тоже нужно избавляться – это же сколько этой кислоты нужно, причём хорошей концентрации, добыть?

Д.Ю. Я честно тебе скажу: про такое вообще не знаю даже, т.е. где это может быть, какие-то единичные случаи когда-то и происходят, у нас планета достаточно большая, в какой-нибудь Колумбии, может, где для выработки кокаина надо очень много кислоты, может быть там… хотя непонятно – Колумбия большая, там всех закопать можно, но вот в домашних условиях – это какой-то бред вообще. Даже наш друг Кирпич в х/ф «Snatch»: «Ищите свиную ферму, блин» - вот да, это просто и понятно. Опасайтесь владельцев свиных ферм.

Клим Жуков. Я не очень понимаю, чего они обоих не зарыли-то в пустыне?

Д.Ю. Загадка.

Клим Жуков. Песок копается очень легко, пустыня огромная, плюс там животные, если что, они их просто за два дня обглодают так…

Д.Ю. Но есть опасность: т.е. если там кто-то бродит, ходит, если животные прибегут, начнут раскапывать, труп найдут – как только к делу подключится полиция, ну это известные дебилы, как ты понимаешь, они же все тупорылые… Я, кстати, замечу, что на зонах про оперчасть почему-то нет шуток про тупорылых, и про уголовный розыск тоже шуток почему-то нет, там тупорылых тоже не держат. Как только найдут труп, сразу раскрутится то, что тебе абсолютно не надо, поэтому… Ну у них опыта нет.

Клим Жуков. Не, ну с другой стороны, по-человечески их зарыть вот там было бы правильно, просто хорошо закопать.

Д.Ю. Я скажу, как специалист: зарывать их надо было в доме у Пинкмана, в подвале – так все нормальные люди в США делают.

Клим Жуков. Не, ну с собой чтобы их не возить, вот у вас есть два трупа, вы в пустыне, чёрт знает где, вообще вас пока ещё никто не видел.

Д.Ю. Ну там обстановка нервозная, непонятно.

Клим Жуков. Ну, видимо, да, но, однако, с другой стороны, ехать в город с двумя трупами в собственном трейлере…

Д.Ю. Ещё умнее.

Клим Жуков. … – это гораздо лучше вообще. Опять же, учитывая, что их никто не видел, их просто можно было вот в машину посадить и поджечь эту машину.

Д.Ю. Тоже – чья машина… Там нет, это всё опасно. Ну перво-наперво, уж если по уму: второго надо было застрелить тут же на месте и обоих надо было там же прикопать.

Клим Жуков. Т.е. главное – с собой не волочь.

Д.Ю. Да-да-да, потому что тащить с собой ещё опаснее. Если притащили, то закапывать их надо было в подвале у этого самого Пинкмана, это самое надёжное.

Клим Жуков. Разобрать пол, в песок под полом зарыть и пол снова сверху собрать.

Д.Ю. Да-да.

Клим Жуков. Пол-то у него бетонный, как ты его разроешь? Его же долбить бы пришлось.

Д.Ю. Ищи где угодно, лишь бы не выходить отсюда, и никто не видел, блин. Вот эта вся таскотня – расчленить на куски, растащить сумки, ещё чего-то там – это безумие, блин! … итальянские парни – многие, наверное, читали книгу про славных парней – вот там герой гражданина Де Ниро, когда стукачок Генри Хилл его сдал, а пока документы оформляли, приехали к этому самому Джимми Бёрку в гараж, поскольку он в гараже у себя трупы закапывал, приехали, обнаружили там…

Клим Жуков. Кладбище.

Д.Ю. …девять дыр свежезабетонированных, т.е. у него там 9 трупов в гараже лежало, и никого уже нет, в общем-то. Это правильно – привести к себе в гараж, там грохнуть и там же закопать.

Клим Жуков. Ну чтобы не таскаться.

Д.Ю. Извините за цинизм, да. Ну тут, опять-таки, для развития сюжета давайте что-нибудь напридумываем – растворим в кислоте.

Клим Жуков. Не, ну оно, конечно, круто, но просто конкретно: едет старый раздолбанный баундер – это же для полиции просто вообще приманка: «Вы чего тут катаетесь на своём ведре? Оно у вас техосмотр-то проходило? А ну-ка иди сюда. А там – ооо, как у вас всё тут интересно, ты посмотри!» Ну и там конкретно обоим по пожизненному сроку, прямо с собой. У них там за убийство вообще не церемонятся.

Д.Ю. Ну а как иначе?

Клим Жуков. Вот. Плюс ещё ко всему прочему у них там ещё и следы производства наркотиков, а у них, в отличие от нашего законодательства, сроки все плюсуются, у нас самое тяжёлое поглощает всё остальное, а у них: значит, смотри, у тебя нарушение скорости месяц, производство наркотиков в особо крупных размерах – «десятка» и убийство – 15, вот это сейчас всё вместе – хоп-па, и ты отлично до конца жизни…

Д.Ю. Добро пожаловать. Без права на досрочное.

Клим Жуков. Да, в какой-нибудь Шоушенк.

Д.Ю. Они, кстати, прикольно, как они изначально придумывали… ну не придумывали, а вот эти вот глупые совершенно: давайте тюрьму на острове построим…

Клим Жуков. Алькатрас.

Д.Ю. Посмотрев на французов, у которых остров Дьявола, про который дурацкий фильм «Мотылёк», или их там несколько штук, дурацкие. А давайте мы построим Алькатрас. А потом выясняется, что воду туда надо возить, жратву туда надо возить, это привози, это увози. Когда в 1962 или 1963 году его хотели закрыть, Алькатрас, там сенатская комиссия, человек вышел и сказал…

Клим Жуков. Во что им обходится.

Д.Ю. Да, что 93 доллара в день, если я правильно помню: «Друзья, проживание в гостинице «Waldorf Astoria» 80 долларов в сутки стоит – может, мы их всех туда перевезём?»

Клим Жуков. Так дешевле.

Д.Ю. Да, и тогда они придумали, что вот это вот бред полный, но остров подразумевал, что с него нельзя убежать - это ключевое, а Алькатрас – там дикие течения, потому что…

Клим Жуков. И акулы.

Д.Ю. Да-да-да, ну и естественно, во-первых, вы через эти дикие течение не переплывёте, пока организация феминисток Сан-Франциско не послала, по-моему, 17-летнюю девочку, которая доплыла до острова, обплыла вокруг и приплыла обратно, брассом или кролем, я уж не знаю – что типа вот, вы что хотите сказать, если девочка может доплыть, то вот это ваше зверьё не доплывёт, что ли? Но охранники распространяли искусно слухи, что охранники ловят акул в заливе, отрезают им один плавник, и в результате акула кругами вокруг острова ходит, и всех пугали. Ну короче, херня полная, и в итоге, когда они построили на замену тюрьму Марион, то они просто всё под землю зарыли, т.е. из-под земли ты не убежишь точно. Ну никто оттуда и не убегает. Вот.

Клим Жуков. И нашим друзьям это, в общем, вполне себе светило – заехать в какой-нибудь Марион, или что у них там в ихнем Нью-Мексико?

Д.Ю. Ну там для серьёзных людей.

Клим Жуков. Давайте растворять кислотой, а Уолтеру Уайту сначала «мочить», а потом тоже, видимо, растворять.

Д.Ю. Вот мне, кстати, я не химик, но мне интересно: а вот ты растворил его в кислоте – а куда эту кислоту потом девать?

Клим Жуков. Да, вот её же сливать надо куда-то.

Д.Ю. Она же всё равно кислота, только…

Клим Жуков. Не, ну она же уже не кислота, потому что как только она прореагировала, она уже больше кислотой не является, там какой-нибудь щёлок получится.

Д.Ю. Всё равно какая-то мерзость получится – в унитаз выливать, что ли? Я как-то с подозрением…

Клим Жуков. Ну я думаю, что… ну как, если там просто жижа, наверное, постепенно в унитаз-то можно и вылить.

Д.Ю. Ну кстати, вот наши всеобщие любимцы – сицилийская мафия, которая…

Клим Жуков. Всё сжигали.

Д.Ю. …как известно, да, в городе Корлеоне – вот там огромные железные решётки и под этими решётками костры сутками горят, вот там, да, трупы сжигают. А кислота – я теряюсь…

Клим Жуков. Ну они необразованные…

Д.Ю. Сюжетный ход.

Клим Жуков. …а Уолтер Уайт образованный, он доктор химических наук, между прочим.

Д.Ю. У этих опыт, как ты понимаешь.

Клим Жуков. А у этого химическое образование, он тут же составил форму́лю – что вот это растворит.

Д.Ю. У них, кстати, опыт во всём просто, вот сицилийцы – это образец всякого негодяйства, они не ходят с пистолетами, а ходят с т.н. лупарами.

Клим Жуков. Обрез.

Д.Ю. Да, это «лупа», от «лупы», от «волчицы», от «волка», лупара – это для стрельбы по волкам. Обрез, два ствола, 12-тый калибр.

Клим Жуков. Картечь.

Д.Ю. Заряжены картечью, да – это любителям короткоствола на заметку. Целиться не надо – влупил, если штук 8 пуль в тебя попадёт, ты не жилец ни при каких раскладах вообще. Любителям короткоствола на заметку.

Клим Жуков. Вот, единственно, что выстрелить может только 2 раза.

Д.Ю. Обычно этого достаточно.

Клим Жуков. Да. Ну, короткостволист расскажет, что он качает маятник, как боженька просто, и ведёт огонь с двух рук по-македонски безостановочно, и из двух 22-ых «Глоков», каждый по 15 патронов, он может перестрелять во время маятника 30 сицилийских мафиози с лупанами. Тридцать!

Д.Ю. У меня был в школе милиции коллега, забыл, как называли.

Клим Жуков. Маятникист?

Д.Ю. Да! Короткостволист, и все дела, который задал инструктору по огневой подготовке вопрос: «А вот нам дают 16 патронов, вот бежит на меня толпа, - сказал коллега, - я, конечно, 16 человек-то застрелю, а что с остальными делать?» Поэтому вот короткостволиста сразу хотелось бы спросить: ну вот, труп образовался, и что ты планируешь с ним делать? Как отвечать за это дело? Там же всё… Вот вроде все кино хотя бы смотрят, вот понятно: вот труп появился – что с ним делать-то дальше, друг?

Клим Жуков. Тут же напускать стадо свиней, которых с собой возишь, голодных. Да. Джесси едет искать, как это называлось, пластмассовую, наверное, или правильно сказать – из прессованного полиэтилена ванночку…

Д.Ю. Я, извини, перебью…

Клим Жуков. …куда можно пожить трупешник.

Д.Ю. Даже если вспомнить наш горячо любимый сериал «Сопрано», где там каждые примерно 10 серий поднимается дикий шухер, что участок, где мы покойников зарывали, продали, здесь что-то строить начнут, надо срочно бежать, откапывать. «А это точно он?» - «Ну б…ть, было бы ох…е совпадение, если это не он!» Так-так, да?

Клим Жуков. Да, и вот, да, у меня вопрос: когда человек приходит в магазин «Всё для дома» и говорит, что мне нужно 100 литров плавиковой кислоты…

Д.Ю. Ну это Америка, по всей видимости.

Клим Жуков. Так там наоборот сразу должны сказать, что чувак покупает в промышленных масштабах кислоту – он, может быть, собирается труп растворить или что-нибудь ещё в таком духе? Вы не могли бы обратить на него внимание? Вон я помню, как ты рассказывал, как пришёл за фотоаппаратиком в Америке с наличностью вместо карточки, как на тебя там посмотрели местные и как вылупились, как прореагировали. А ты прикинь – пришёл бы покупать 100 литров плавиковой кислоты.

Д.Ю. Ну я вот даже затрудняюсь представить, для чего она в быту нужна, ну т.е. чтобы это не вызвало подозрений – для чего она тебе в быту нужна? Вот для чего?

Клим Жуков. Тем более в таком количестве безумном.

Д.Ю. Тем более такая кислота – она зачем в быту?

Клим Жуков. Я даже не знаю, где вот её просто тупо можно купить?

Д.Ю. Ну, какие-нибудь «Химреактивы».

Клим Жуков. Ну я вот не знаю, я 42 года, из них, наверное, 38 лет по магазинам разным хожу, вот просто в нашем родном СССР и потом РФ я где бы ни был, я никогда нигде ни в одном магазине не видел в свободной продаже этой самой плавиковой кислоты. Видимо, её нужно на каком-то складе заказывать специально, а там, на этом складе, ты оставишь расписку свою с паспортными данными, что ты купил и зачем. Вон помнишь, как фильм был «Схватка», когда они взрывчатку покупали, там, за 5 штатов в сторону на подставную фирму, которая занимается сносом зданий, и проч. Ну по крайней мере, понятно, как это куплено.

Д.Ю. Да, а был ещё другой прекрасный фильм «Семь», если помнишь, где… Гениальное кино! Брэд Питт, Морган Фриман, Кевин Спейси… Ты слышал, кстати, что с него обвинение сняли?

Клим Жуков. Да!

Д.Ю. Обвинение в приставании.

Клим Жуков. Харрасментил потихоньку.

Д.Ю. А в качестве доказательств харрасмента использовался телефон, в котором этот пёс, заявитель, отправлял своей бабе СМС-ки. Я аж привстал, когда читал, ты знаешь – это что? «Милая, меня потрогали за жопу» - вот этого вот достаточно для уголовного преследования?

Клим Жуков. Я завтра таких СМС-ок напишу пятьдесят!

Д.Ю. Я даже не знаю просто, что сказать… Сняты, понимаешь обвинения, т.е. человеку поломали жизнь…

Клим Жуков. И карьеру.

Д.Ю. …растоптали карьеру всю в хлам вообще. Мне вот интересно, а теперь…

Клим Жуков. Сколько его – три года геморроили, или типа того?

Д.Ю. Да, лишили всего, чего только можно, и теперь вот интересно: как у них принято, они хотя бы извинятся перед ним или нет? А вот эти псы, которые его отовсюду выперли, там, из фильмов убирали, переснимали эпизоды, похоронили его в этом «Карточном домике», который мгновенно превратился в абсолютно тупорылое говно, как и всё, к чему прикасаются эти уроды, вот мгновенно. «Me too»… Блин, твари, а?!

Клим Жуков. Ну так и чего фильм «Семь»?

Д.Ю. В х/ф «Семь», если я правильно помню, я давно смотрел, Морган Фриман прибыл в библиотеку, или не в библиотеку, он там общался, по-моему, с человеком из ФБР, который ему сказал, что в библиотеках, неточно цитирую, но человек, который берёт литературу на почитать определённого рода, ну например, марксистскую или про убийства какие, про них сразу сообщают в ФБР. Я тогда аж взвизгнул просто! Это явно не какая-то глупая вставка, а так оно и есть, постольку поскольку государство суёт лапы везде, где только может. Отлично, отлично!

Клим Жуков. Ну у них же свобода.

Д.Ю. Свобода, да-да-да. И сказки про Большого Брата – они про них, а не про нас.

Клим Жуков. Я на самом деле, когда всё это постигаю, так сказать, не в виде слухов, а в виде каких-то доказательных моментов реальности, я каждый раз начинаю аж подвывать – какой у нас был свободный, по-настоящему демократический сталинский СССР, где нихера подобного вообще не было. Ну другое дело, конечно, что ты не смог бы купить 100 литров плавиковой кислоты, чтобы растворить труп, но при этом если бы ты взял и библиотеке книжку, например, Троцкого, про тебя бы никогда никто никому не сообщил, потому что всем было пофигу, человек в библиотеку читать пришёл – пусть читает, может, ему надо. Ну я к примеру.

Д.Ю. Книжки Троцкого я не видел в наших библиотеках.

Клим Жуков. Не, ну я условно говорю, не знаю.

Д.Ю. У нас просто не было вредных книжек, я так думаю, что тоже правильно, в общем-то.

Клим Жуков. Так нет, у нас, например, при Сталине активнейшим образом издавали мемуары белогвардейской сволочи, просто активнейшим образом!

Д.Ю. Ну почитайте – возможно, вам будет интересно, чем они занимались. Это, по-моему, прекрасно.

Клим Жуков. Да, когда они в эмиграции стали друг про друга писать яростно, вот это было очень полезно. Ну короче говоря, свободы было в разы больше, чем в благословенной современной Америке, даже сопоставить нельзя вообще.

Д.Ю. Я, опять-таки, вспоминаю: у меня такой вот замечательный в жизни случай был, когда мы там пару недель разъезжали на машине по Франции, по Нормандии – в Париж прилетели и там через север, и назад приехали. Замечательнейшее вообще, лучшее путешествие в моей жизни – Фил, привет, спасибо, и всё такое! Вот едем – пасутся нормандские коровы, как на обложке у известной группы «Пинк Флойд» - «Atom Heart Mother».

Клим Жуков. «Пинк Флой».

Д.Ю. Всех, кто слушает «Пинк Флой», гнать поганою метлой! (с) Я в крик, я говорю: «Фил, давай остановимся, коров снимем!» - «Нельзя». Я говорю: «Почему?» - «Ну здесь запрещено останавливаться». Я говорю: «А село́, никто ничего не увидит». – «Нельзя, любой проезжающий француз тут же стуканёт, что, типа, ты тут стоишь и расхаживаешь вокруг машины». Ходить вдоль дорог, кстати, нельзя тоже, ни пешком, никак, и на велосипедах ездить нельзя, потому что тебя там задавят, собьют, и непонятно… ты создаёшь угрозу. У них, кстати, все провода почти везде проложены под землёй, никаких телеграфных столбов, потому что столб – это дешёвка и ненадёжно, а вот под землёй – это надёжно, и там спрятано хорошо. «Нельзя останавливаться». – «А тут?» -«И тут нельзя». – «А тут?» -«И тут нельзя!» Короче, за 2 недели мы, по-моему, два раза нашли, где коров сфотографировать, и всё, нету, потому что застучат, и ты будешь наказан. В лес ходить нельзя – он не твой, грибы собирать нельзя без лицензии, рыбу ловить нельзя без лицензии, костры разводить нельзя – вообще ничего нельзя. Есть специальные места оборудованные: стол, место для костра, там, мангалы – вот там можешь сидеть, да, а так нельзя. И на этом фоне наш кровавый сталинизм: вали ты, куда хочешь, в озере купайся, костёр разведи, мяса нажарь, ещё чего-то там – всем всё похеру, никто тебе даже замечание не сделает, если ты себя прилично ведёшь. Что такого? Все так делают. Ну это даже не свобода, это какая-то вакханалия, как ты понимаешь, безнаказанности и «делай что хочу». А там, как совершенно верно подметил, это жесточайшая дисциплина всегда и везде, и ничего нельзя, ничего вообще.

Клим Жуков. Ну вот, а в кино, оказывается, 100 литров кислоты купить можно, и ещё ко всему прочему к этой кислоте купить ванну на 100 литров, куда можно запихать человека. Правда, ванночки-то, забегая вперёд, скажем, Джесси не нашёл. Это, конечно, у него феерическая сцена…

Д.Ю. Было смешно, да.

Клим Жуков. …когда он разговаривает с мистером Уайтом по телефону…

Д.Ю. Сидя в тазу.

Клим Жуков. …сидя в тазу, понимая, что он в него не влезает, в супермаркете. Да, окружающие должны были заинтересоваться, чего это он себя в тазик-то…

Д.Ю. Примеряешь, да?

Клим Жуков. …примеряет, да. Да, а Уолтер Уайт в это время долбит марихуану, сидя у Джесси дома, и страшно нервничает. Очень сильная сцена, когда он берёт перекидной блокнотик, делит страничку пополам, как положено в американских фильмах и книжках, и психологических наставлениях: с одной стороны пишет, почему нужно убить Крейзи-8, а с другой стороны – почему нельзя, не нужно убивать Крейзи-8. Ну и там, значит, против … первое, почему нужно убивать: «Он убьёт меня и всю мою семью» - как бы, на этом аргументы заканчиваются. С другой стороны: «Людей убивать плохо», «Нужно доверять людям» - ну и прочая такая вот ахинея. «Он убьёт меня и всю мою семью».

Д.Ю. По-моему, на этом уже изучение можно заканчивать, мне так кажется.

Клим Жуков. Да, ну так он, собственно, ровно один аргумент, почему его нужно убивать-то, и придумал, потому что против там у него была целая страница исписана. Да, и у Уолтера Уайта, конечно, страшные терзания, потому что не знает, как этому подступиться, хотя с другой стороны вот вы только что, мистер Уайт, отравили, как вы думали, насмерть двух человек газом – что вам мешает напустить отравляющих газов в подвал ещё раз? В чём, собственно, огромная проблема?

Д.Ю. Там многое вызывает растерянность: вместо плавиковой кислоты ты бы поехал, купил противогаз какой-нибудь б/у, например, у которого труба есть. Ну вот, надень на него противогаз, это не трудно, если его привести в состояние бессознательности парой ловких ударов с ноги.

Клим Жуков. Или лопатой.

Д.Ю. Да, тоже хорошо. Можешь зажмуриться даже, да. Ну после этого надень на него противогаз, или одень – как там правильно? Мы малограмотные. Ну а потом в трубу ему…

Клим Жуков. Пустить газов.

Д.Ю. …подпусти, уж если ты такой химик, то… ну хотя бы это не настолько дико выглядит, как там стрельба из пистолетов…

Клим Жуков. Размахивание ножом.

Д.Ю. …резьба ножами. Что-то у нас с тобой получается курс…

Клим Жуков. …молодого бойца.

Д.Ю. Мы больше не будем.

Клим Жуков. Не подумайте, мы просто сюжетец разбираем.

Д.Ю. Да. 100 литров плавиковой кислоты – вот решение.

Клим Жуков. Да, т.е. их же нужно купить.

Д.Ю. Это же полбочки или бочка маленькая.

Клим Жуков. Ну да, 200 литров бочка, это полбочки выходит. Ну просто а как, я не знаю, как можно тело весом 80 кг расплавить меньшим количеством состава? Для меня затруднительно понять.

Д.Ю. Я с кислотой в таких аспектах не общался, я не знаю.

Клим Жуков. Словом, кислота – это же химикат, химикат вступает в реакцию. Чтобы прореагировало всё или большинство тела, нужна соответствующая масса этого самого химиката, чтобы оно просто могло прореагировать, потому что оно, примитивно: попав на тело оно прореагирует и нейтрализуется, и перестанет представлять из себя ту самую едкую среду, которая может уничтожить плоть, тем более кости. Значит, нужно заливать каким-то очень большим объёмом, тупо.

Д.Ю. Я бы с другой стороны зашёл: вот он же мега-химик, да, например?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. А вот если положить гражданина в бочку, а сверху его засыпать самодельным термитом, например, он просто изготавливается.

Клим Жуков. И поджечь.

Д.Ю. И поджечь, и там в 1000 градусов оно его…

Клим Жуков. Там даже больше, чем 1000.

Д.Ю. Ну если у тебя мешок термита, то сжечь – не такая проблема. Непонятно. Ну в конце концов, яма и известь…

Клим Жуков. Да, она не запрещена ещё до сих пор.

Д.Ю. …тоже решает массу проблем, и известь такого не вызывает. Но мы больше не будем про это говорить. Так-так?

Клим Жуков. Короче, нужна была свиная ферма всего лишь, вот и всё.

Д.Ю. Да, без этих вот.

Клим Жуков. Да-да-да. Приезжает товарищ Пинкман, спрашивает у Уайта: «Чего это ты куришь мою фигню? Ты прямо чувствуешь себя, как дома, я смотрю».

Д.Ю. Борзанул тут, да.

Клим Жуков. Накурившийся мистер Уайт говорит: «Ты ванну-то купил?» Он говорит: «Нет таких ванн». – «А чего ты не купил две? Можно же его это…»

Д.Ю. Того.

Клим Жуков. «Ноги - … а всё - …» На что Джесси страшно ругается, говорит: «Слушай, я по крайней мере в своём направлении двигаюсь, а ты-то этого своего убил?» Тут слышится кашель из подвала – понятно, что не убил. Тогда мистер Уайт говорит: «Так, всё, завтра всё сделаю», садится на машину, уезжает. А уезжает он почему – потому что у супруги обследование в клинике на тему её беременности. Очень трогательная сцена: лежит эта пузатая миссис Уайт, её специальным аппаратом по пузу водят, в телевизоре всё видно. Счастливая семья, да, жена до сих пор не знает, что у мужа рак, и вообще никто, кроме Джесси Пинкмана, самого близкого человека на Земле, не в курсе.

Д.Ю. Так часто бывает, что у тебя самый близкий человек вовсе не тот… а в органах внутренних дел, блин!

Клим Жуков. И когда доктор отошёл, прямо там же на лежаночке супруга спрашивает: «Дорогой, а кто такой Джесси Пинкман? Он нам недавно звонил». Мистер Уайт слегка, конечно, прибалдел от такого его офигенного хода – позвонить на домашний телефон, где может взять трубку практически кто угодно, говорит: «Это мой бывший ученик из моей школы, он мне травку продаёт» - ну в смысле марихуану. После чего жена, конечно, ему воет: «Ты вообще в своём уме? Сколько тебе лет? У тебя свояк служит в ОБН, а ты травку покупаешь».

Д.Ю. У него бери, блин!

Клим Жуков. Да! Ха-ха-ха! Вот нормальный поставщик, и без палева, главное, и все свои – деньги из семьи не уходят. Странно, что она ему не предъявила, что это вообще-то довольно дорого, ну по крайней мере суммы, явно отличные от нуля, а у них с деньгами вроде как не очень, а он ещё и откуда-то на наркотики находит. Словом, вот тут товарищ Уайт начинает завираться. Дальше он завираться будет так, наверное, до конца второго сезона, когда наконец он жене всё расскажет. Или до начала третьего, когда он расскажет, чем он занимается? Потому что до этого он из вранья во враньё, из вранья во враньё, а т.к. врать он не умеет…

Д.Ю. Это непросто!

Клим Жуков. Врать – это большое искусство: во-первых, нельзя врать, нужно рассказывать в основном правду и чуть-чуть, немного… и точно помнить, кому ты что врал.

Д.Ю. Это очень хорошая память нужна, да.

Клим Жуков. Вот, а для этого нужен специальный навык, а мистера Уайта такого навыка нет, и вообще он только что был порядочным человеком на протяжении 50 лет, у него просто нет практики.

Д.Ю. Ну в целом первое, оно же главное: надо поменьше разговаривать с кем угодно. Как говорят наши братья китайцы: язык – это лестница, по которой беда приходит в дом. Не треплись ни с женой, ни с кем вообще. Но интеллигентному человеку это недоступно, там словесный понос – это основа жизни.

Клим Жуков. На стене должен быть плакат: «Не забывай – в такие дни подслушивают стены. Недалеко от болтовни и сплетни до измены!»

Д.Ю. Ну кстати плакаты-то нифига не смешные, в общем-то.

Клим Жуков. Конечно, они сугубо по делу, потому что вот ты в пивной, работая при этом на оборонном заводе, помело распустил непонятно с кем, а выяснилось, что этот «непонятно с кем» завтра был арестован органами как вполне конкретный шпион и тебя в качестве контакта сдал.

Д.Ю. А потом Юра Дудь разместит ролик, что его посадили ни за что.

Клим Жуков. Да. Ну а выяснилось, что он всего лишь в течение полугода каждый день рассказывал, как у него дела на работе, всего лишь на секретном оборонном предприятии.

Д.Ю. А чо такого-то?

Клим Жуков. А чего тут такого?

Д.Ю. Итак, да: врёт жене?

Клим Жуков. Врёт жене, что он продаёт ему травку, врёт неумело, жена ему, понятно дело, по первости-то она ему, конечно, поверила, потому что ну а что делать? Вроде как, конечно, гадость, но тем не менее, гадость-то по крайней мере похожая на правду. Ну да, бес в ребро, седина в голову – вот, начал траву курить, слава Богу, что не колоться хотя бы ещё, о-кей. Но тем не менее, напряжённость в семье возникает, и кстати говоря, опять же, вот как ты заметил, разбирая прошлую серию – такие очень маленькие, незаметные, крайне неспешные штришки к развивающемуся полотну, потому что там нет такого, что он сразу наврал много жене, она ему не поверила, и через 15 минут у них жуткий конфликт, который разрешится в конце серии – нихрена подобного. Вот как обычно в жизни бывает: сначала ты один раз оступился, правды не сказал, какую-нибудь гадость маленькую сделал. Не бывает маленькой гадости, как выясняется, потому что она есть или гадость, или не гадость, и ты вот выбираешь сделать гадость – а потом будет следующая, а потом будет ещё одна, и…

Д.Ю. Коготок увяз – всей птичке пропасть.

Клим Жуков. И очень может быть, что эта гадость вообще приведёт к самым нехорошим последствиям, может быть, даже сурово порицаемым Уголовным кодексом.

Д.Ю. Это вот главная прелесть сериалов – в том, что не надо уместить в 1,5 часа завязку, развитие и финал, а двигаемся постепенно: «А он? А она? Иди ты!» Это глубоко нами любимо и уважаемо, молодец Гиллиган, знает, как надо.

Клим Жуков. Да-да-да. И в итоге, во-первых, супруга затаила на Джесси Пинкмана лютое зло, а во-вторых, запомнила, что муж с кем-то хороводится, непонятно с кем – это тоже потом в дальнейшем, очень сильно не сразу, но сыграет. А тут-то она просто пока в ярости вместо со всем своим пузом села в свой «Вагонер», точнее даже «Гранд Вагонер», и поехала к Пинкману домой, а Пинкман в это время наконец решился растворить Крейзи-8, невзирая на отсутствие спецтары, и он вытаскивает Крейзи-8 из трейлера, а тут во двор забегает вся в ярости миссис Уайт. Сзади из-за капота торчат кеды, а Джесси бегает и кричит, что это частная территория. Она говорит: «У меня муж сестры работает в ОБН, если ты ещё раз покажешься около моего мужа, тебя посадят». Джесси, конечно, в панике, миссис Уайт вроде как поставила мерзкого малолетку на место и, гордая собой, удалилась. Ну а вслед за ней приехал мистер Уайт, естественно…

Д.Ю. У жены которого брат в ОБН.

Клим Жуков. Да-да, в ОБН. Джесси за время отсутствия обоих успел сделать массу интересного, а именно: заволок труп Эмилио на второй этаж, где у него ванна расположена, запихал его в ванну и всё залил плавиковой кислотой, приговаривая: «Вот, я тут вынужден отдуваться за всех, потому что я-то свою работу делаю, а этот козёл…» Да…

Д.Ю. Мне, кстати, интересно: чисто технологически как вот – чем кислоту зачерпывать, как наливать?

Клим Жуков. Он её прямо из бутылки наливал.

Д.Ю. Блин, там брызги летят во все стороны, я вот как-то, мне не очень правдоподобно. Ну да хрен с ним!

Клим Жуков. Да. Приходит мистер Уайт. Говорит: «Вон там твоя проблема сидит и кашляет. Давай, ты придумал, как его убивать будешь? Давай убивай. Слушай, кстати говоря, я так и не понял, а зачем вот эта была идея с этими дурацкими полиэтиленовыми ванночками, когда у меня отличная ванна, где всё помещается одним куском?» Он говорит: «Ты что, ты налил туда кислоты?» «Да, - говорит, и что?» Побледневший мистер Уайт прокрадывается в коридор и видит, как со второго этажа полностью проплавившееся перекрытие, пол и кусок ванны с остатками Эмилио падают вниз.

Д.Ю. Х/ф «Чужие», да.

Клим Жуков. Это, конечно, полная чушь, я сомневаюсь, что проплавило бы насквозь пол вместе с ванной, но выглядело настолько круто, что я аж подпрыгнул! Ну и конечно, вместо объяснений, почему, мистер Уайт делает вот так руками – вот, собственно, почему. Ну да потом снисходит, говорит: «Видишь ли, полиэтилен фтороводородная кислота не разъедает, а всё остальное разъедает. Вот, собственно, посмотри». После чего им, конечно, приходится это говно руками собирать.

Д.Ю. Ну тоже, кстати, опять вернёмся, невозможно не вернуться: а почему вы не купили пластмассовую бочку? Зачем тебе ванна – купи бочку полиэтиленовую.

Клим Жуков. Ну потом-то они догадались, но, видимо, не они, а им друзья-уголовники сообщили, что лучше бочка.

Д.Ю. В конце концов куб полиэтиленовый тоже продают, отпили верх, запихай туда, залей, ну если оттуда никуда не утечёт и не выпрыгнет. Не понимаю.

Клим Жуков. Не, ну потом они же в бочках стали всё делать, по-умному. Нормальная 200-литровая бочка, подозрений не вызывает, продаётся везде. Но, опять же, это вот хорошо, что они вот так не догадались, потому что это им друзья-уголовники подсказали.

Д.Ю. Естественно, у кого опыт есть.

Клим Жуков. Да, если уж вы собрались растворять, так а в чём проблема – вот, удобная тара, потом её можно запаять и в пустыне зарыть одним куском. Отлично же!

Д.Ю. Звери не найдут.

Клим Жуков. Да, и вообще никто не найдёт, потому что запах-то не вырывается оттуда. Так она там и пролежит. И потом, главное – это же потом… вот плюс этой кислоты, если в самом деле она работает так, как показали в кино – потом труп-то не опознать, там тебе ни ДНК, ни отпечатков пальцев, ни зубов, нихрена – по чему его опознавать-то, это же какая-то слизь просто останется?

Д.Ю. Ну я не знаю, до какой степени растворит. У меня такого опыта нет, я не знаю. Доверимся американским уголовникам.

Клим Жуков. Да. Не, ну уж по крайней мере отпечатков пальцев и ДНК там точно не останется. Вот. После чего, конечно, мистер Уайт спускается в подвальчик к Крейзи-8, а Крейзи-8 ему сообщает важную информацию: «Ты думаешь – я твоя проблема? Нет, твоя проблема сейчас сидит наверху и, судя по запаху, упарывается марихуаной. Почему это твоя проблема – потому что, во-первых, он наркоман, доверять ему нельзя. А почему ему нельзя доверять – так потому что я уже знаю, где ты работаешь, где ты живёшь, что у тебя есть жена, есть сын-инвалид, который то ли даун, то ли ДЦП-шник, короче говоря, инвалид. А кто мне это всё рассказал? А всё мне это рассказал твой друг Джесси Пинкман, у которого язык не просто без костей, а я даже не знаю, как назвать такое помело реактивное».

Д.Ю. Идиот.

Клим Жуков. Да, идиот, просто…

Д.Ю. Малолетний дебил, это вот конкретное проявление.

Клим Жуков. Просто взял, сдал товарища вообще на ровном месте, вот сдал, как стеклотару, без видимых причин, просто потому, что он не знает, когда, с кем, о чём можно разговаривать. Конечно, мистер Уайт слегка в ярости, вышибает дверь в сортир, где Джесси как раз упарывается травой, угрожает ему, что сейчас, во-первых, смоет весь наваренный мет. В общем, Джесси в ярости, они там слегка подрались очень смешно, в этом туалетике, Джесси говорит: «Короче говоря, я уезжаю, а ты разбирайся с Крейзи-8, а я поехал», и уезжает.

Ну а наши друзья – агент Хэнк Шрейдер и Эстебано Стивен Гомес шляются в это время по пустыне и находят там некую машину, рядом здоровенное выжженное пятно пустыни, им, естественно, пожарные стукнули, что что-то тут не то. Там находят, во-первых, противогаз из школы, где работает мистер Уайт химиком. Кстати говоря, вот противогаз тиснуть из школы – это была гениальная идея, учитывая, что там школьная чекуха есть, и эту чекуху ещё и никак не уничтожив, хотя она там на резинке, и её свести вообще проблем нет, это же не с пистолета номер спиливать.

Д.Ю. Ну, мне кажется, что это наоборот придаёт достоверность…

Клим Жуков. Это да, это как раз достоверность.

Д.Ю. …- непонимание, ошибки, туда-сюда…

Клим Жуков. Потом-то им адвокат замечательно скажет: «Наркотики вы варите офигенные, а вот барыги из вас никакие».

Д.Ю. Это разные профессии.

Клим Жуков. Да. Ну и конечно, там, опять же, шикарный диалог между Стивеном Гомесом и агентом Хэнком Шрейдером, когда в машине, ну естественно, это же какая-то криминальная явно совершенно машина, по всему видно: там она вот так вот заниженная, там какие-то эти самые всякие эти блестящие штуки, т.е. нормальные люди так не катаются. Говорит: «А может, тут наркотики есть?» Агент Шрейдер начинает тайничок искать, ему Стивен Гомес говорит: «Да я уже всё обыскал». – «Ты, - говорит, - палец…»

Д.Ю. Ой, искатель!

Клим Жуков. «..палец в жопе у себя не найдёшь. Я, - говорит, - человек дождя, который считает свои зубочистки, я чемпион по поиску тайников в криминальных машинах». Ну и в самом деле он за магнитолой находит…

Д.Ю. Пакетик.

Клим Жуков. …пакетик. Вот, на что, конечно, напарывается на замечательную универсальную реплику агента Стивена Гомеса: «Asshole!» Вот они так замечательно друг друга подстёбывают всю дорогу, прямо заслушаешься! Вот непрерывные подколочки, вот всё как мы любим. Так обычно в здоровом мужском коллективе и происходит, ну тем более у них такая профессия довольно грубая, опасная, оно, видимо, вообще накладывает отпечаток. Тут вам, конечно, виднее.

Д.Ю. Ну там очень хорошо показано, очень. Круче только сериал «Прослушка», там уж совсем в бездны ада ментовского погружение.

Клим Жуков. Да, ну вот, собственно, всё, у агентов ОБН есть некая наколка на что-то. Ну а мистер Уолтер Уайт остаётся дома у Джесси Пинкмана, думая, каким конкретно образом ему нужно разобраться с проблемой под названием «Крейзи-8» Пинкман где-то шляется. А шляется, собственно говоря, он где? Там был момент, который вроде бы на развитие сюжета большого влияния не оказывает, но он для очерчивания характеров персонажей замечателен: когда ремонт в будущей детской комнате делают две сестры – Скайлер Уайт и супруга Хэнка Шнейдера, её сестра, они общаются так по-бытовому, и Скайлер Уайт расспрашивает у своей сестры: «Вот как там ведут себя наркоманы обычно? Я, якобы, пишу рассказ…» Ну, она, конечно, говорит: «Что, младший Уолтер Уайт курит травку?» Ну она о ком могла подумать? Только о младшем.

Д.Ю. Уж не о старшем же, да.

Клим Жуков. Естественно.

Д.Ю. Пятьдесят лет да.

Клим Жуков. Тем более старший же – образец морали, весь из себя «ботаник». Она, конечно, тут же цинканула своему мужу, который находится на задании, там они бьют каких-то наркоторговцев: «Сидеть! Лежать! Ноги расставь! Аааа!» Там это: «Алё…»

Д.Ю. «Бонжур».

Клим Жуков. «Бонжур». – «Я на работе, немного занят. Лежать, я сказал! Так что, дорогая?» Она говорит: «Младший курит траву, ты должен его припугнуть». – «У него мама с папой есть. Скажи Скайлер, она ему задаст». Она говорит: «Так это мне Скайлер рассказала, ты должен его припугнуть». После чего Хэнк Шнейдер отвозит его в нарко… не то, что в наркопритон – так сказать, криминальный дом, где масса «винтовых», и показывает ему подружку Джесси Пинкмана, собственно говоря, с которой он зависает регулярно, жуткую швабру и шмару Венди. Тут же у него в машинке сидит инвалид Уолтер-младший, и у них там диалог: «Ты с чего начинала – наверное, была гёрлскаутом, и всё такое?» - ну, подводит к тому, что сначала травка, потом метамфетамин, потом героин, потом до свидания.

Д.Ю. Онанизм – сифилис – смерть.

Клим Жуков. Да-да, именно так. Т.е. тут у нас и эта самая Венди заявлена, потому что потом она тоже не сильно, всё-таки это такой персонаж третьего плана, но сыграет, тут же у нас и Хэнк Шнейдер, тут же и младший, потому что младший тоже вот именно в этот момент включается вообще в криминальную орбиту своего папаши, о которой он потом очень долго не будет подозревать даже ни намёком. Папаша у него – герой для него просто, вообще герой, что, в общем, нормально совершенно, тем более, что папа целых 50 лет вёл себя образцово. Ну а Джесси Пинкман-то как раз у этой самой Венди, как выясняется, и зависает на хате, занимаясь там потреблением метамфетамина и развратным сексом с наркоманкой – фу!

Д.Ю. Фу! Фу таким быть!

Клим Жуков. Фу! Фу таким быть!

Д.Ю. Хотя наркоманки, конечно, разные бывают, но эта-то просто страшная. Первое, на что действует этот самый метамфетамин – на зубы. Ну, не первое, но в т.ч. и это...

Клим Жуков. Из внешних проявлений.

Д.Ю. Метамфетаминовая улыбка, как у неё – я не знаю, там на пушечный выстрел не подойдёшь, по идее, а вот… Может, он её любит как-то?

Клим Жуков. Я думаю, это просто торчок малолетний, которому из-за торчания организм требует срочной разрядки, а никто больше не даёт. Это важно, потому что вроде бы, вот тоже момент такой, как-то он в фильме специально не проговорён, но вообще сразу видно, потому что вроде молодой парень, у него свой дом и нет бабы постоянной. Да хоть и не постоянной. Потому что мы вот это, в вуз выпустившись, все ж, как олени, помчались в пампассы набираться сексуального опыта незамедлительно. Ну, у кого-то там постоянная девушка, у кого-то 2-3 постоянные девушки, ну это при том, что у нас ни у кого не было своего 2-этажного дома, т.е. совсем.

Д.Ю. Да даже квартира тебя просто на световые годы отодвигает от всех остальных.

Клим Жуков. Потому что у тебя есть где что-нибудь…

Д.Ю. Безопасно, да, кого-то привести.

Клим Жуков. С комфортом.

Д.Ю. Немедленно вспомнился анекдот: «Мама, я таки женюсь». – «Женись, Изя, кто тебе не даёт?» - «Никто!»

Клим Жуков. А вот Джесси Пинкману, судя по всему, что он запрыгивает на такое чудовище, ему никто не даёт, почему – потому что у него нет денег, он абсолютно бесперспективен.

Д.Ю. Ну как-то странно – торговать… и без денег.

Клим Жуков. А он же не успевает никак, вот у него только что повязали коллегу, деньги все, которые были, естественно, вымели. Если уж он пошёл на то, что он варит метамфетамин просто со своим школьным учителем, т.е. непонятно с кем, денег, значит, у него нет, потому что потом, как только деньги у него появятся, это же тоже сразу показано, у него сексуальная жизнь немедленно…

Д.Ю. Изменится, да.

Клим Жуков. …встанет на совсем другую основу.

Д.Ю. На промышленные рельсы, да?

Клим Жуков. Да. А тут вот никак – это же большой показатель, что мальчик стрёмно одевается, стрёмно выглядит, водит стрёмные знакомства, ну и девка у него будет вот такая вот шлюха-наркоманка, к которой на пушечный выстрел нормальный человек просто не подойдёт, а значит, нормальные девушки к нему на пушечный выстрел не подходят, вот в чём дело. Притом, что у него внешне-то вроде как свой дом, потом про него отдельно выяснится, но он-то выглядит вполне себе цивилизованно, ну за исключением манеры мудацки одеваться, по-идиотски говорить – ну нам это кажется, ну просто мальчик такой, и всё, у нас вот кто угодно может так одеться, нам плевать всем вообще. Там никто, конечно, из нормальных людей не наденет на себя такие штаны, где в каждый карман можно по видеокамере запихать целиком, образца 2008 года, размером с поросёнка, т.е. какого размера карман-то должен быть, и как это потом выглядеть будет – как галифе, что ли? А именно так и будет. На каком месте всё болтаться будет, учитывая груз, который у тебя в этих штанах напихан?

Д.Ю. Да-да-да. Дети, кстати, не знают – я уже миллион раз говорил, что это американская тюремная подростковая мода.

Клим Жуков. Да, АУЕ тамошнее.

Д.Ю. Да, потому что тамошнее АУЕ на тюрьме получает одежду любого размера, только не такого, как ты носишь, и ремней нет, шнурков нет, поэтому всё висит, и, выйдя на волю, я всё равно всем буду показывать: я только что откинулся…

Клим Жуков. Я такой … офигенный.

Д.Ю. Да-да-да. Точно так же, как их ботинки «Тимберленд» - это чтобы стоять на углу и продавать наркотики и не мёрзнуть, и пуховик оттуда же. И всё это, естественно, перетекает в моду, почему – потому что вот наркобарыга, у него много денег – это важно, во всех клипах негры трясут баблом, естественно, откуда оно взялось? И у него много тёлок. Это пик мечтаний подростка, надо быть похожим на этого замечательного человека, у него в жизни всё уже получилось.

Клим Жуков. Подавать, так сказать, сигналы в окружающую среду, что я тоже некоторым образом такой перспективный молодой человек.

Д.Ю. Да-да-да, причастен, да, я тоже такой, и пора бы мне дать.

Клим Жуков. Да, и пора бы мне дать. Нам этот культурный код непонятен, потому что мы вообще, как я уже говорил, до сих пор на внешние проявления формы не так реагируем, как американцы, а там, видимо, всем понятно нормальным девочкам, что к этому молодому человеку близко подходить не надо, общаться с ним не надо – это как минимум не одобрят родители, а скорее всего, нормальные подружки с тобой общаться перестанут, потому что нафиг такое чмо тебе?

Д.Ю. Какая-то уголовная мразь, да.

Клим Жуков. Притом, что не уголовная, а околоуголовная. С уголовным-то, бог знает – может, он ещё миллионер подпольный, а этот-то явно не миллионер, что с него взять? А значит, с ним дружить не будут. И вот в итоге Джесси Пинкман зависает в наркоманском притоне у абсолютно кошмарной бл…ди.

Д.Ю. Редкая мразь.

Клим Жуков. Вот. И это нам даёт ещё один такой яркий мазок в образ данного персонажа, т.е. это неудачник конкретный совершенно, как и Уолтер Уайт неудачник. Они, конечно, используют слово «лузер» - это не совсем неудачник, это «проигравший», от слова «to lose» - «проигрывать». Это проигравший, просто по жизни проигравший, чему – да вообще всему, у него перспектив, скорее всего, никаких нету, потому что это, опять же, в жёстко стратифицированном буржуазном обществе, а оно кроме как в классовом смысле ещё имеет чёткое сословное деление. Вот с этого дна выбраться шансов очень мало: ну во-первых, может очень сильно повезти…

Д.Ю. Бывает, да. Но везёт не всем.

Клим Жуков. Бывает. Ну да, везёт, как правило, не всем, и рассчитывать на такое нельзя. На нормальную работу ты не устроишься, потому что на нормальную работу очередь из нормальных специалистов, ещё не всех берут, значит, ты будешь или горбатиться вот как мистер Уайт на заправке, потому что в школу товарища Пинкмана преподавать явно не возьмут – что он там будет преподавать? Способы идиотски одеваться – так они и сами все умеют отлично. На бензозаправку, ну возможно, получать специальное образование, переквалифицироваться и идти в работяги, например, на завод, ну к примеру, так это, опять же деньги нужны, тебе бесплатно никто не будет давать новую профессию, а у него их нету. А значит, это или вот на подсобные работы за просто две копейки, или в преступную среду. Большинство, естественно, выбирает подсобную работу, потому что преступная среда по-настоящему, не как вот этот дурачок что-то корчил из себя, а по-настоящему в уголовники пойти – это огромный риск и, в общем-то, оттуда обратно дороги уже нет, т.е. выбраться оттуда, если ты уже влип, шансов крайне немного.

Д.Ю. Как это у них говорят: Blood In, Blood Out, т.е. на крови зашёл – грохнуть кого-то надо – а выйти можно только трупом.

Клим Жуков. Именно так, т.е. если ты уж пошёл по уголовной дорожке, то там и останешься. А этот-то – у него видно, что есть ещё какие-то иллюзии по поводу того, что он сейчас денег срубит и просто будет нормально тут колбаситься, ну на работу ходить – это, конечно, фигня какая-то, кто он такой, пойдёт? Ну а так немножко там мета подвигать друзьям за какие-то деньги…

Д.Ю. Тут копеечка, там копеечка – вот и хорошо.

Клим Жуков. Да, вот нормально, главное – на работу не ходить. Это вот два пути нормального американского подростка с низов среднего класса, вот с низов, я уже не говорю…

Д.Ю. Это ещё не «White thrash», но рядом.

Клим Жуков. Вот если ты уже «White thrash», у тебя даже и таких-то выборов, скорее всего, не будет, потому что если ты «White thrash», то ты этой «белой мразью» и останешься, скорее всего.

Д.Ю. Швалью – так мы это назовём. Да, обратите внимание на первое слово «White», потому что обычно этот самый «thrash» представлен исключительно цветными и неграми, но есть и среди белых людей такое.

Клим Жуков. Мы просто говорим обычно «белая мразь», потому что у нас есть братский военно-исторический клуб в Москве – «Белая рысь», поэтому мы говорим «Белая мразь», чисто по-дружески. Пацаны! Ну они в курсе такого прозвища, всё в порядке.

Д.Ю. Как тампоны?

Клим Жуков. Тампоны – тамплиеры, значит. Deus vult!

Д.Ю. Ха-ха-ха! Это важное примечание!

Клим Жуков. Ну чего, серия вроде кончилась, вроде всё, что было важного отметить, отметили. Да, я сразу оговариваюсь, что мы не занимаемся дословным пересказом серии. Всем, кому хочется посмотреть – смотрите, все, кто смотрели, вы уже посмотрели, а мы просто отмечаем некоторые важные для философии, драматургии и просто прикольные моменты, о которых поговорить можно.

Д.Ю. Да, поскольку говорим про это лично мы, то говорим мы про то, что интересно лично нам. Вдруг возникнут вопросы – можете присылать, в меру сил и разумения, наверное, постараемся ответить. Наверное.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Присылайте, как обычно, пишите в комменты. Ну, для скорейшего просмотра и вспомоществования производству URL: vip.oper.ru – там нас можно поддержать. Спасибо, Клим Саныч.

Клим Жуков. Спасибо, Д.Ю.

Д.Ю. А на сегодня всё.


В новостях

18.08.19 12:51 Breaking Bad с Климом Жуковбергом — первый сезон, вторая серия, комментарии: 55


Комментарии
Goblin рекомендует заказать лендинг в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 1

Crayon911
отправлено 18.08.19 16:31 | ответить | цитировать # 1


В шоу "Разрушители легенд" пытались воспроизвести несколько моментов из сериала, в частности растворение тела в кислоте. Выяснилось, что плавиковая кислота ничего толком не плавит, а концентрированная серная кислота при реакции с соответствующим количеством плоти выделяет столько дыма и ядовитого газа, что и выжить злоумышленнику в таком помещении(эксперемент проводился на открытом воздухе), и остаться незамеченным в городе невозможно. Над домом поднимался бы густой столб черного дыма. Также, пытались воспроизвести взрыв пакета с "лжеметом" при встрече с Туко из второго сезона - полный провал. На шоу пригласили самого Гиллигана для обьяснений. Он в ответ только посмеялся :) Криминальные чудо-рецепты из сериала не работают совсем, естественно.



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудио в Spotify

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк