Breaking Bad с Климом Жуковбергом — первый сезон, седьмая серия

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Сериал Breaking Bad | Сериал Рим | Сериал Сопрано | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

22.09.19



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Клим Саныч.

Клим Жуков. Добрый день.

Д.Ю. Добрый день.

Клим Жуков. Всем привет!

Д.Ю. Ну что, как говорил наш друг Диоген, виден берег. Финальный эпизод.

Клим Жуков. А когда мы с Диогеном познакомились, я что-то не помню.

Д.Ю. В книжке.

Клим Жуков. А, тогда может быть.

Д.Ю. В книжке Диогена Лаэртского с Диогеном Синопским, с первым циником, он же киник.

Клим Жуков. Он же панк.

Д.Ю. Да, он же панк, он же собака.

Клим Жуков. Однако, седьмая серия первого сезона, финальная и заключающая. Эк мы быстро первый сезон-то пролетели, прямо как пуля фактически. Серия очень забойная, прямо скажем, вообще. Они даже не выдержали и в следующем сезоне (забегая вперёд), обычно они такого не делают, но серия оказалась настолько ловкая, что последние 5 минут её повторили в первой серии следующего сезона, прямо вот целиком. Больше так не делали, насколько я помню, никогда.

Ну а начинается всё, конечно же, с наркотиков, т.к., конечно, Джесси был не очень доволен, прямо скажем, тому, что Хайзинберг-Гейзенберг-Уолтер Уайт стал договариваться вообще с этим безумным уродом – с Туко, который его отмудохал. Но он приносит ему неслабую такую «котлету» денег, даже не «котлету», чёрт возьми, там целый пакет бабла. Джесси говорит, что «с ним нельзя работать, он же видишь, как меня отделал». Он говорит: «Ты давай возьми вот в руки эти деньги и прикинь, что это наш недельный заработок – 35 тысяч долларов в неделю, всего-то нужно килограмм сварить». Он говорит: «Как килограмм?» Говорит: «Просто придётся работать немножко подольше и немножко усердия больше проявить» - на что, конечно, Джесси ему и говорит: «А где я буду таблетки брать на целый килограмм?»

Д.Ю. Да, он встревожен производственной составляющей.

Клим Жуков. Потому что ему же из чего-то нужно делать этот метамфетамин, а таблетки по рецептам, значит, нужны подгонялы, как они там это назвали по-русски, не помню, как это будет на ангельском языке, а по-русски вот перевели как «подгонялы», т.е. люди, которые специально покупают там по нескольку пачек и потом это всё продают Пинкману, и он, чтобы не палиться, ездил там аж за 300 км в одну сторону, чтобы набрать там еле-еле душа в теле на полкило, на фунт. А для того, чтобы набрать на два фунта, т.е. на кило, это нужно в два раза больше этих таблеток, и где мы их будем брать за неделю? Это же целый комплекс мероприятий. И Уолтер Уайт, в общем, прямо скажем, пасует, он не готов прямо сразу ответить, но тем не менее вот уговорил Джесси работать с этим безумным убийцей Туко. Уолтер Уайт, опять же – очень интересная, хотя лично для меня пока не вполне понятное сюжетная побочная линия – а это именно отношения с сестрой жены, с женой, соответственно говоря, Хэнка Шрейдера, агента отдела по борьбе с наркотиками. Она оказывается сумасшедшая клептоманка.

Д.Ю. Немножко приворовывает.

Клим Жуков. Т.е. прёт из магазинов всё, что видит. Зачем её такой сделали? Что бы поменялось, если бы она не была такой? Это в смысле того, что «люди бывают настолько разные, и вот такие тоже» показать? Ну возможно. Вот, например, тут сюжетная линия, которая начинается по поводу того, что у Шрейдера жена немного того, именно в этой серии, потому что как это у американцев мероприятие торжественное именуется, я не помню, ну не то, чтобы «смотрины ребёнка», потому что ребёнок-то ещё не родился, но собираются друзья, знакомые, близкие родственники и начинают снимать какие-то видеокадры, которые потом будут показывать ребёнку через много лет, когда он подрастёт, какие-то ему подарки загодя дарят тоже. У нас так обычно не принято, мы так не делаем. Вот смотри на ребёнка, когда он уже родился и немного подрос – это да, такое сколько угодно бывает.

Д.Ю. Да-да, да и то не все сразу показывают, да.

Клим Жуков. Да, ну я и говорю: обычно через некоторое время – там, три месяца, полгода должно пройти.

Д.Ю. Возможен сглаз, потому что вокруг злые волшебники.

Клим Жуков. А самое главное, что они все болеют гриппом, бронхитом, обчихают, обкашляют, и ребёнок болеть потом будет – нафиг такое счастье? Пускай крепнет. А вот у них так принято не знаю, как и с чем это связано, это какой-то местный момент ихней американской культуры.

Д.Ю. Ну пусть.

Клим Жуков. Ну пусть, да. Вот семейство Шрейдеров дарит такую диадему для маленького ребёнка, это же девочка будет, всё, это уже выяснили, поэтому такая девчачья диадема из белого золота с какими-то камнями – с цирконием, что ли, я не помню. Ну она дорого стоит.

Д.Ю. Дорого, да.

Клим Жуков. Как имеет в виду Скайлер Уайт, которая в цацках разбирается, говорит: «Так она долларов 500-600, наверное, в таком-то модном магазине». Говорит: «Дай-ка я её верну», потому что ну нехорошо ребёнку такие подарки, да и дорого, и вообще.

Д.Ю. И денег нет.

Клим Жуков. И денег нет, заметим. Идёт возвращать в магазин, ну и там, естественно, выясняется, что эту диадему никто не покупал, а её тиснули, а т.к. она пытается её сдать за деньги, так, наверное, она тиснула. Ну и управляющий сразу её при помощи чернокожего охранника заарестовал, посадил в кабинетике у себя полицию дожидаться, где, конечно, Скайлер Уайт разыграла шикарную сцену, что она сейчас у них вот-вот родит, её, конечно, с ужасом отпустили, потому что в самом деле – а вдруг родит? Она притворяется или нет, кто её знает?

Д.Ю. Попробуй отбрешись потом, да.

Клим Жуков. А потом уже не отбрешешься, и никакая диадема не поможет, что, якобы, она её воровала, не воровала – а виноват будешь ты, причём серьёзнейшим образом. Скайлер в ярости пытается дозвониться, потом находит и разговаривает лично со своей сестрой, сестра вообще хлопает глазами, причём именно что хлопает глазами в прямом смысле слова, вот так: «Я ничего не понимаю».

Д.Ю. Отмораживается, да.

Клим Жуков. «Это была не я». Отмораживается, так точно. Зачем это всё было наверчено? Какого-то не то, что решительного, даже маленького влияния на развитие сюжета это в принципе не играет, чтобы посмотреть, что у агента федеральной службы дома бардак, потому что жена сумасшедшая, или наоборот: жена сумасшедшая, потому что бардак – тоже не знаю, как это правильно сформулировать, и что они имели в виду – тоже вроде как нет. Зачем? Удивительно!

Д.Ю. Никчёмная, да.

Клим Жуков. Может, просто нужно всё-таки хронометраж было как-то наращивать? И вот посмотрите: тут такая ещё фигня происходит, а ещё вот такая вот, а ещё у мистера Шрейдера жена психическая.

Д.Ю. Ну тут может то, что он мент, а в семье вот такое, и тут он, понимаешь, всех ловит и содит, а тут ничего поделать не может, потому что вот…

Клим Жуков. Он, более того, ещё и отмазывает её регулярно…

Д.Ю. Да-да.

Клим Жуков. …потому что если она совершает правонарушения, так значит, она должна лечиться, если она не лечится, она будет принудительно лечиться. А ему для карьеры такое, что у него жена находится сначала под следствием, а потом в дурдоме, видимо, не шибко здорово.

Д.Ю. Не надо, да.

Клим Жуков. Ну такой элемент биографии для сотрудника вообще лишний.

Д.Ю. Мягко говоря, странный, да. Ну, посмотрим, что дальше с ней будет.

Клим Жуков. Да. А Вольтер Вайт вместе с Джесси Пинкманом оказываются на стрелке с Тукой, место стрелки забивал, конечно, прошаренный уголовник Уолтер Уайт, назначил стрелку на заброшенной свалке далеко за городом.

Д.Ю. Это грамотно, да. Для тех, кто не специалист по стрелкам: стрелки надо забивать в людном месте, уж если боисся, что с тобой что-то выйдет – возле Смольного или неподалёку от Кремля, где точно стрелять никто не будет, возможно, живым уйдёшь. Возможно. А вот это – это сразу как на похороны можешь ехать.

Клим Жуков. Ну по крайней мере с серьёзными перспективами. поехать на собственные похороны.

Д.Ю. Да, нехорошо. Так?

Клим Жуков. Даже Джесси удивился, точнее, в первую очередь Джесси удивился: «Куда ты меня притащил?» Говорит: «А чем тебе не нравится? Свалка». Говорит: «А что нельзя было назначить стрелку в «Тако Кабезе» (в местном этом «Мега», «Ленте» или как это он правильно называется? – К.Ж.). Ты, - говорит, - там добазариваешься за цену, я такой в это время штаны меряю, с апельсиновым сочком, вокруг полно народу, никто не будет стрелять» - разумно сообщает Джесси. А что-то как-то Уолтер Уайт не внял, причём, что интересно, не внял дважды, потому что следующую стрелку он забил ровно…

Д.Ю. Там же, да.

Клим Жуков. …на той же самой заброшенной помойке за городом, где людей вообще нету, только койоты иногда захаживают. Удивительно – вроде умный интеллигентный мужик, умеющий обучаться, как мы увидим впоследствии, что-то пока тормозит. Приезжает Туко на Кадиллаке Эскалада.

Д.Ю. Прекрасный автомобиль!

Клим Жуков. Escalade прямо сразу видно: кризис среднего возраста, отлитый в стали.

Д.Ю. Да-да, чего они их любят, я вот понять… Сопрано тоже, кстати, на таком же ездил.

Клим Жуков. Ну у Сопрано ж тоже кризис среднего возраста, отлитый в стали.

Д.Ю. … какой там – ему за сороковник уже, какой там средний возраст, ёлы-палы? Самое главное – понять нельзя: это ж, у вас же деньги есть, вы что нормальную машину купить не можете, что ли? Странно как-то, странно.

Клим Жуков. Это, я так полагаю, должно символизировать то, что у тебя всё большое, всё такое блестящее, бампер такой прямо, радиатор такой жуткий совершенно – ух! Шильд с эмблемой вот прямо такой, вот такое всё…

Д.Ю. Солидно, да.

Клим Жуков. Солидный. Вот я недавно ехал к тебе на такси и как раз видел такого вот человека на Escalade, который на замечательной набережной Обводного канала, где вечно пробка, пытался на своём этом мамонте железном играть в шашечки вот так вот между людьми, чтобы оказаться впереди, потому что он впереди на такой большой машине. Оказался он впереди перед нами, я смотрю – прямо номер «555».

Д.Ю. Это круто!

Клим Жуков. Не просто так! И прекрасная музыка, вот точно примерно такая же, какая обычно звучит вокруг Туко, неслась из этой тачки-брички: гук-гук, бу-бу-бу, умф-умф-умф-умф. Только я, единственное, что удивился, что у него этих самых фальшивых спиц, которые в обратную сторону крутятся, хромированных не было – вот как-то образ недоработан. Чушь какая-то.

Вот, приезжает, да, с шикарной музыкой, этими самыми своими двумя подручными, и первое, что он спрашивает: «Я, - говорит, - не понял, торговый центр закрыли, что ли?» - говорит Туко.

Д.Ю. Зачастили, блин, да.

Клим Жуков. Потому что Туко, видимо, тоже привык…

Д.Ю. Не дурак, да.

Клим Жуков. …стрелки назначать лучше в торговом центре – мало ли что?

Д.Ю. Ну с его-то стороны тоже – может, вы там снайпера какого посадили меня убивать? Нафига это надо? Это для всех неправильно – на такое ездить, если нет злобных замыслов.

Клим Жуков. Так точно. Ну, поняв, что шутка не понята, Туко просит показать метамфетамин, ну там ему показывают такой пакетик какой-то незначительный, где явно нет килограмма. Конечно, Туко обижен, говорит: «Что это вы меня из-за такой фигни гоняли? Ну-ка, сколько там?» Взвешивают – полфунта. Ну конечно, он в ярости, пытается им некий штраф назначить, что вот вам, значит, не 35.000, а 17.500 и ещё 500 дай сюда, чтобы компенсировать моё потраченное время. А Уолтер Уайт прямо лезет в бутылку и говорит: «Нет, ты отдашь полную сумму, как за килограмм. Считай это капитальной инвестицией».

Д.Ю. Мужчина с характером, да.

Клим Жуков. Да. Тут уж Туко даже прямо как-то это растерялся.

Д.Ю. От такой наглости.

Клим Жуков. «Чего – капитальные инвестиции?! Ну хорошо, 50% в гору на неделю». Уолтеру Уайту разъясняют, что значит «в гору», потому что он тоже там покосился на Джесси, Джесси ему перевёл с блатного на понятный. Очень смешная и одновременно тревожная сцена. Ну и Тут Уолтер Уайт и говорит: «А чего килограмм – давай два в следующий раз, 4 фунта». Там, конечно, это вот движение Пинкмана, который при словах: «Давай 4 фунта» делает очками так: «Что???»

Д.Ю. Ну т.е. сварить-то можно…

Клим Жуков. Из чего?

Д.Ю. …если напрягшись, но вот из чего – непонятно. А он поскольку обеспечивает процесс…

Клим Жуков. Да. И совершенно справедливо бандит сообщает химику, что «языком чесать – это одно, а заторчать мне бабок – это совсем другое». «Ведёте бизнес, как две мелкие сучки,» - сказал Туко, побросал свёртки с грязными деньгами на землю и уехал, чтобы показать, что вот такое вы говно.

Д.Ю. В состоянии аффекта.

Клим Жуков. Да-да. Ну, его сделали, конечно, как персонаж очень здорово, он, к сожалению, в этом сериале довольно быстро сгинул, но зато в предыдущем сериале, который является приквелом – «Лучше звоните Солу», он там обильно представлен, вот там прямо дали ему развернуться по полной программе, и он нас порадовал ровно столько, сколько не порадовал в этом сериале, он прекрасен, вообще прекрасен! Он такой гротескно брутальный, но вот просто понятно, с кого рисовали этот персонаж, в прошлый раз мы на этом останавливались: Туко из «Хорошего, плохого, злого», конечно же, только модернизированного.

Д.Ю. И улучшенного, да.

Клим Жуков. Да, с обновлениями.

Д.Ю. Туко на стероидах.

Клим Жуков. Тот был Туко на минималках, а этот нормальный Туко, с такими очень яркими внешними проявлениями собственной брутальности.

Уехали, ну и конечно, оказавшись дома, Пинкман в полном шоке говорит: «Ой, что ты сделал, что ты сделал?! Так, я сваливаю из города, поселюсь где-нибудь в Орегоне или ещё где-нибудь. Ну его нафиг!» Кстати, даже не знаю – его что в Орегоне найти нельзя? Или просто не стали бы – зачем маяться с такой мелкой…?

Д.Ю. Ну если денег не должен, то что?

Клим Жуков. Вроде как уже они оба должны. Ну хотя, с другой стороны, опять же, что из-за этого мелкого говнюка…

Д.Ю. Да, там не так много.

Клим Жуков. …братву в этом Орегоне поднимать?

Д.Ю. …чтобы бегать в Орегон, да и братвы там может и не быть. Там денег нет, поэтому нечего там делать. Так?

Клим Жуков. Ну а Уолтер Уайт сообщает, что нам твой псевдоэфедрин вообще не нужен, будем варить методом восстановления из метиламина – о как!

Д.Ю. Будучи грамотным химиком, да?

Клим Жуков. Да. Это, по-моему, в 1948 году первый раз так синтезировали метамфетамин, или в 1943-ем – я уже…

Д.Ю. Неважно, да.

Клим Жуков. Ну короче говоря… нет, перед войной, да-да-да, это именно то, что потом называлось первитин и продавалось как таблетки, или не продавалось, а выдавалось военнослужащим, чтобы когда ты горишь в танке, тебе было не так обидно.

Д.Ю. Повеселее хоть чуток, да?

Клим Жуков. Рисует некую формулу, составляет список, чего надо купить для производства метамфетамина новым способом, и отправляет Пинкмана за покупками, на что Пинкман говорит: «Я тут половину даже прочитать не могу. Нитрат тория – может, в вашей аптеке и продаётся нитрат тория, но в моей точно нет».

Д.Ю. Чисто доктор, блин.

Клим Жуков. Опять же, прекрасно показан уровень его образования: говорит: «Две мм-овских печки…» «ММ – это миллиметр,» - поясняет ему старший товарищ.

Д.Ю. Уточняет, да.

Клим Жуков. «ММ – это миллиметр». Кстати говоря, когда там перечислили, что надо купить, вот я даже как-то руками развёл – ну я понимаю, да, эти муфельные печки можно купить, это кое-чего стоит, но это не вопрос, пошёл и купил, а вот где некоторые химикаты взять? На что этот профессиональный химик вообще рассчитывал? Вот где взять нитрат тория, ты знаешь? Я вообще понятия не имею.

Д.Ю. Я подозреваю, что это и в богатейших США очень сильно непросто.

Клим Жуков. Я уж молчу о том, что метиламин-то уж точно совершенно – это вещь, которая продаётся, как взрывчатка, т.е. по документам на юр.лицо, т.е. у тебя фирма, которая занимается какой-то химией – ну пожалуйста, вот тебе нужно. Зачем нужно – вот, пожалуйста, твой документ, твои выходные данные, это всё сразу известно налоговой, полиции, кому угодно, под отчёт тебе эта бочка, цистерна, сколько там тебе нужно, бутылка ушла метиламина. У нас конкретно метиламин купить просто невозможно.

Д.Ю. И это правильно.

Клим Жуков. Нет, это понятно, почему. Также и в Америке его невозможно купить, что вскоре и выяснилось, но это же, опять же, это же профессиональный химик, он что реально не знает, что это вещь, из которой делают наркотики в т.ч., и поэтому её просто так не продают?

Д.Ю. Для усиления сюжета, для того, чтобы было вокруг чего закрутить.

Клим Жуков. Ну да, в общем, оно показывает полную незамутнённость мистера Уайта во всём, что не касается науки непосредственно. Да, ну и опять же, нитрат тория – я вот, блин… Дементий, а где можно купить нитрат тория, мне интересно?

Д.Ю. У тебя нет?

Дементий. Не-а, последний в пятницу весь отдал.

Клим Жуков. Вот.

Дементий. Ну за бабки достанем, Клим Александрович.

Клим Жуков. Хорошо. Джесси отправляется за покупками, и конечно, когда он привозит всё, что нужно привезти, там такой огромный, прямо весь гараж забит всякими ништяками замечательными: там какие-то трубки, какие-то печки, какие-то бутылочки, газовые баллоны, ну в общем, реквизиторы сделали всё, чтобы данные покупки внушали максимальное уважение, вот тут они добились своего эффекта – всё это очень страшно выглядит. А метиламина-то нема, потому что, как мы только что говорили, его нельзя купить. Джесси так и сказал: «Всё купил, метиламин можно только украсть. Нашёл двух профессиональных воров, которые за десять штук готовы нам вытащить всё, что нужно». «Так и заплатил бы,» - отвечает ему старший товарищ. Он говорит: «А всё, денег нет, я все потратил на новое оборудование. Осталось 2 тысячи».

Д.Ю. Ну, видимо, тоже, возвращаясь к эпизоду № 2 – видимо, недешёвое оборудование.

Клим Жуков. Там вообще ничего дешёвого нету, ну понятно, кроме каких-нибудь там трубок, патрубков – они, в общем, что-то стоят, но недорого, а всякие разные химикаты, профессиональные всякие печки, перегонные кубы, естественно, стоят. У нас вон можно зайти в магазин химической посуды какой-нибудь, посмотреть, сколько оно стоит…

Д.Ю. Удостовериться, да.

Клим Жуков. …и понять, что в США оно явно стоит не меньше. Хотя и у нас, и у них теперь всё в Китае производится, везти далеко.

Д.Ю. Да, на острове Мурано больше не дуют, блин, такое.

Клим Жуков. Уолтер Уайт выступает с предложением, говорит: «Слушай, а зачем платить, давай…»

Д.Ю. Десятку, да? Давай сами.

Клим Жуков. …сами попятим чуть-чуть метиламинчика-то». «Как попятим?» - спрашивает Джесси, и тут Уолтер Уайт у него из-за спины из коробочки со старыми игрушками достаёт такую планшетку, на которой можно было вращением двух колёсиков двигать курсорчик и рисовать что-то в алюминиевой пыли, говорит: «А вот так» - и ровно следующий кадр: этих планшетов уже дохрена, их Уолтер Уайт шуруповёртом развинчивает и алюминиевый порошок стряхивает в баночку, из чего любой толковый советский школьник сразу бы понял, что имеется в виду изготовление в домашних условиях термитной смеси.

Д.Ю. Да, хорошо горит.

Клим Жуков. Термитная смесь – это алюминиевый порошок и оксид какого-нибудь металла, проще всего…

Д.Ю. Ржавчина.

Клим Жуков. …просто ржавчина, железная ржавчина обычная. Можно и не железную, причём железная – самая тихогорящая, там какой-нибудь если оксид вольфрама – вот он там 3500 градусов даёт, если я не ошибаюсь.

Д.Ю. Ну это вольфрама надо найти.

Клим Жуков. Да ещё и ржавого вольфрама.

Д.Ю. Ржавого, да.

Клим Жуков. Уолтер Уайт его просвещает, Джесси, как это работает, на что Джесси говорит: «Science, yeah!» - «Наука рулит!», и всё такое. Редкий дурак! Даже удивительно – вот советский школьник знал, что такое термит, классу к восьмому уж точно, и более того, наверняка сам его ещё и делал. Если туда ещё и магния добавить – хорошая штука.

Д.Ю. В магний мы добавляли марганцовку – так хорошо получается.

Клим Жуков. Оно бахает и красиво искрит.

Д.Ю. Да-да. А я как-то на работе, мне выдали какие-то детали, я не помню, что это такое было, магниевые, и я их точил, у меня получилось там несколько ящиков стружки, я её всю в полиэтиленовых мешках унёс домой, и потом вылез на улицу, сложил в детскую песочницу за домом, запалил – блин, вот тогда не было всяких этих средств видеофиксации, там, наверное с Луны видно было! Горело так – там охерели все просто натурально.

Клим Жуков. Полыхает люто!

Д.Ю. Я прикинулся, что это не я, конечно.

Клим Жуков. «А это был не я».

Д.Ю. Да.

Клим Жуков. Словом, решают они подломить склад самостоятельно.

Д.Ю. Сэкономить десятку, да.

Клим Жуков. Да, и подламывание склада – это одна из самых охерительно тупых сцен за весь сериал. Они такие болваны! Сделано всё, чтобы выставить их идиотами, начиная с того, что Уолтер Уайт не смог купить балаклав нормальных, т.е. шапочек с прорезями для глаз, купил лыжные шапки, в которых ножницами были прорезаны дырки для глаз, рта…

Д.Ю. Получилось лучше.

Клим Жуков. …с помпончиками. Лучше шапка была только в единственном фильме – в «Святых из трущоб». «Ты такой страшный!»

Д.Ю. Кто не смотрел «Святых из трущоб», смотрите обязательно – отличный фильм! Ну там, на мой взгляд, это совершенно правильно, когда люди, не привычные к воровству, куда-то забрались – ну, нервозность адская. Нервозность передана – просто вот десять баллов вообще!

Клим Жуков. Ну там всё сделано для этого.

Д.Ю. Куда бежать, за что хвататься – ничего не понятно, чудом просто….

Клим Жуков. Я вообще удивился, что там у них здоровенный склад, который охраняют два охранника, один из которых находится на одном конце склада, а другой объезжает его на электромашинке.

Д.Ю. Возможно, в Америке бывает и так.

Клим Жуков. Я вот как-то чисто из соображений безопасности удивился, потому что ну если такая здоровая территория, два человека её ни обойти, ни осмотреть, ни проконтролировать вообще не смогут.

Д.Ю. Это же как это, я уж, наверное, десять раз рассказывал, как к нам приехали немецкие граждане из тамошних тюрем посмотреть, как тут у нас. Их по зоне водят, ну и там рабочая зона, жилая, локалки, всё там это, заборы, двери, решётки, замки… Немцы смотрели-смотрели, задали вопрос: «А зачем столько заборов, дверей, замков?» Наши говорят: «Ну как – чтобы люди не ходили туда-сюда» - на что немец сказал: «Ну можно же табличку повесить: «Не ходить»». Там в такой ступор все впали: да, табличку? Сейчас повесим, блин!

Клим Жуков. У нас даже в школе это не работает.

Д.Ю. Да, а в Америках работает: вот если поставить табличку, что это, типа, частная территория, или «тут ходить запрещено», никто не ходит. Это же основа ихнего общества – дисциплина, блин, и все строем, раз написано «нельзя», значит, не пойдут. Так и тут, наверное: если забор, там, кстати, с заборами такой порядок – я такого количества заборов, как в городе Нью-Йорке, не видел вообще нигде и никогда, они чемпионы по заборам: вот здесь нельзя и тут нельзя. Поэтому, видимо, раз забор, то никто и не лезет. Я так думаю.

Клим Жуков. Мне, честно говоря, казалось, что это связано с очень хорошей работой полиции и каким-то адским реагированием на срабатывание сигнализации – что там зазвенело, через три минуты уже наряд, и всех вяжут, крутят, волокут.

Д.Ю. А может, там лежит такое, что оно никому не надо, с одной стороны, но с другой стороны, там лежит такое, что надо всем, по всей видимости. Странно.

Клим Жуков. В общем, показали, как показали: охранник проехал, а потом вернулся с целью сходить в замечательный зелёный домик для того, чтобы покакать и почитать журнальчик с фонарём.

Д.Ю. Как говорит Дементий: «Мне надо уединиться».

Клим Жуков. Вот охраннику нужно было срочно уединиться, так сказать, вдумчиво посидеть. Ну эти два немедленно подскочили во главе с Пинкманом к зелёному домику, замотали его тросом весь…

Д.Ю. Чтоб не вырвался.

Клим Жуков. …чтобы не выбежал, и поскакали к дверце. Кстати, не очень понятно, почему Пинкман хорошо ориентируется на этом складе.

Д.Ю. Может, готовился?

Клим Жуков. Ну где он – какие-то карты брал, откуда он знает, что именно вот в этом корпусе хранится то, что ему нужно, какая дверь ведёт в то помещение, где хранится то, что ему нужно? Вообще…

Д.Ю. Ну т.е. это однозначно кто-то изнутри что-то сливать должен, чтобы уж навести вот так вот грамотно.

Клим Жуков. Ну я сказал так, что где-то за скобками вот те самые два вора, с которыми он уже общался, сказали ему конкретно куда нужно лезть, потому что у них там есть информатор – вот я для себя сделал такую логическую операцию, которая могла бы оправдать данную сцену.

Д.Ю. Да, вполне.

Клим Жуков. Она, в общем, по-моему, работает. Термитом поджигают замок, замок, конечно же, прогорает, забираются в склад, и оказывается, что бутылок с метиламином нет, а есть только 100-литровые бочки, и вот всё. Дальше они хватают эту самую бочку и начинают её, как истукана с острова Пасхи, не раздвигая ног, волочь так: тыг-дыг-дыг-дыг…

Д.Ю. Ну вообще, конечно, не подготовлены абсолютно. Абсолютно! Т.е. я не знаю, какие там бутыли бывают с этим делом, у нас бутылки бывали 20-литровые, т.е. советские стеклянные бутылки 20-литровые – её тяжело носить, она очень неудобная.

Клим Жуков. Ручек нету.

Д.Ю. Да, и для того, чтобы её… если она не в деревянной клетке, то вот ты там умаешься с ней ходить.

Клим Жуков. Умаешься.

Д.Ю. Надо готовиться, ёлы-палы, т.е. если тяжести переносить… Я тут как-то в Фейсбуках видел какое-то там откровение, как мебель переносят. Я помню, в 1969 году заезжал в новую квартиру…

Клим Жуков. При помощи лямок?

Д.Ю. Да-да-да, грузчики именно так там пианино заносили наше.

Клим Жуков. Ну не руками же!

Д.Ю. Естественно! Тогда не было грузовых лифтов, носить надо было на 9 этаж – ну, надо при себе иметь всякое, и в дальнейшем в жизни у меня всё время были брезентовые ремни, стропы от грузовых парашютов, которыми можно ловко упутать что угодно, и таскать гораздо удобнее вдвоём, и проч. А тут бочка, блин – как вы её… ну получается, как там получилось.

Клим Жуков. Я могу сказать, что у обоих крайне здоровые пальцы, и им можно спокойно участвовать в соревнованиях по армлифтингу, где-то на уровне КМСа оба сработают, потому что 100 литров бочка, плюс ещё сама железка, которая эту бочку формирует. Блин! А там закраины такие, ну по сантиметру, может быть, не больше. Вот как вы её на кончиках пальцев удержите? Поднять-то ладно, ещё два взрослых человека поднимут, а удержать её и идти с ней куда-то – я не знаю, это пальцы отстегнутся секунд через 20 максимум.

Д.Ю. Немыслимо, да. Ну вообще по уму-то надо было катить, но, повторюсь…

Клим Жуков. Конечно, о чём и было после этого сказано.

Д.Ю. Да, круглое неси, квадратное кати. Но повторюсь, что это очень верный, так сказать, штрих того, какое адское нервное напряжение, вообще ничего не понятно, за что хвататься, куда бежать – красиво получилось.

Клим Жуков. Очень красиво, я ржал, как безумный, когда первый раз смотрел – там когда в сортире бьётся охранник: «Ааа, выпустите меня, выпустите меня!», а мимо через кадр идут два дебила в этих шапочках с помпончиками и тащат бочку. Очень смешно! Потом менты будут над ними прикалываться, глядя видеозапись, но это уже в следующем сезоне, не будем забегать вперёд уж настолько-то.

Т.е. всё, исходный материал есть, нужно ехать варить, но естественно, идиотский этот грузовик-сарай на колёсиках никуда не едет, отказался он ехать, потому что что-то там загорелось, задымилось, и мотор встал раком. Где варить – ну значит, в подвале у Пинкмана варить, потому что тут уж не до секретности, а тут вопрос в том, что через три дня вас просто «замочат», ну или как минимум очень сильно побьют и поломают ноги, что тоже неприятно.

Спускаются в подвал, там тоже классная сцена, когда сначала в кадр залетает бочка с грохотом, такая: бэмм – по лестнице, на площадку, в подвал – хрямс!

Д.Ю. Уронили.

Клим Жуков. Да, и вопль Уолтера Уайта: «Какая часть слова «осторожно» тебе, баран, была непонятна?!»

Д.Ю. Ну если откроется и всё выльется, то что?

Клим Жуков. Ну она же там запечатана как-то, и вообще.

Д.Ю. А всё равно, всякое бывает.

Клим Жуков. Ну может, да, именно поэтому и просили осторожно. Но, опять же, блин, вы уже дома, ну лямки вы возьмите, ну ё-моё, что ж вы за бараны-то оба, а?!

Д.Ю. Обычные, самые типичные. Красавцы!

Клим Жуков. Потому что видно, что ни один, ни второй руками не работали…

Д.Ю. Никогда!

Клим Жуков. …никогда вообще. Я вот после того, как у нас был капитальный ремонт в Институте археологии, в котором я проходил аспирантское обучение, и естественно, всё переносили сотрудники и аспиранты – вот я там вот с тех пор знаю, как работают грузчики, всё вообще, потому что когда мы с последнего этажа волокли шкафы с фотографическими стеклянными, ещё конца 19 века, таблицами, пластинками – они весят столько! Вот просто как танк.

Д.Ю. Ну стекло – это же как кирпич, даже тяжелее, наверное.

Клим Жуков. Да, а лестницы не то, чтобы сильно широкие, в лифт это всё не влезет никогда в жизни, да его там и нет, собственно, с нашей стороны здания. Ну вот да, там 4 человека, лямки – и пошли по лесенке, как бурлаки.

Д.Ю. Ну я помню: даже себе это как-то кирпичи в сельский домик, в сельском домике строили печку – на печку русского типа надо очень много кирпичей, ну и я их в носилках носил. Я очень быстро догадался, что к ручкам надо привязать лямку, которую на шею, а руками ты уж там так…

Клим Жуков. Придерживать.

Д.Ю. …придерживаешь. На плечах носить гораздо легче. Нет, исключено, вот это вот исключено.

Клим Жуков. Это элементарно: во-первых, можно сорвать себе поясницу.

Д.Ю. Конечно.

Клим Жуков. Вот как раз-два-три. И если Джесси-то молодой дурак, у него это быстро пройдёт, а у Уолтера Уайта пройдёт не быстро.

Д.Ю. Или не пройдёт.

Клим Жуков. Или вообще не пройдёт, будет там с радикулитом ходить – кому такое счастье надо? Я вообще, конечно, когда уже начинал заниматься поднятием тяжестей, я даже представить себе не мог, сколько, оказывается, человек может спокойно совершенно волочь на плечах.

Д.Ю. Крепкая скотина.

Клим Жуков. Да, удивительно просто. Т.е. я тогда был заметно дохлее, чем сейчас, но тем не менее я когда просто прикидывал, сколько эти шкафы весят, и мы их вот просто так взяли, привстали немножко, с этими лямками, и по лесенке так пошли-пошли-пошли. Да, конечно, тяжело, но если бы это несли руками, блин, мы бы умерли за одну итерацию этой переноски, а тут ничего. Ну вот, пожалуйста, эти не умеют – уронили, оторвали… Ну не оторвали, слава Богу.

Д.Ю. Молодцы, да, серия комедийная.

Клим Жуков. Да, очень много смешного. Ну и тут, конечно, надо заваривать, установили оборудование, и тут-то Уолтер Уайт вспоминает, что Джесси собирался свой дом продать, потому что ему там страшно одному находиться, потому что там человека превратили в кровавый кисель, и даже на сортир сесть страшно, потому что может призрак за жопу схватить. И вот натурально уже дом осматривают, там ходит периодически агент по недвижимости, приводит людей, которые должны купить этот дом, и вот на этот день, вроде как должен был быть намечен публичный осмотр, т.е. когда просто вешается табличка «For sale», открываются двери, и всех запускают с улицы, кто хочет, как в музей. Джесси хватает телефон, говорит: «Сейчас скажу, чтобы она потерялась», а тётенька оставила трубочку в машине, а сама где-то ходит вокруг какие-то там вешает верёвочки с флажками, типа, таблички ставит – не услышала, поэтому эти два дебила стали варить в подвале, а в это время наверху ходят люди.

Д.Ю. Уже?

Клим Жуков. Уже, внизу нарколаборатория пашет с дымом во все стороны, а тут люди. Люди спрашивают: «Чем это пахнет?» Там с совершенно приклеенной вот такой вот жизнерадостной американской улыбкой агент по недвижимости, излучающая энтузиазм. только там из-за спины освежитель воздуха так: пшш-пшш-пшш… Ничего не было, ничем не пахнет. Там же шмонить должно же просто чудовищно!

Д.Ю. Конечно, да.

Клим Жуков. Я как представлю, что там они смешивают и выпаривают! Конечно, люди захотели пройти в подвал тоже.

Д.Ю. Что там у вас, да?

Клим Жуков. Вот, потому что ну подвал есть, раз уж мы осматриваем, так неплохо бы и подвал осмотреть, где человека убили только что, неделю назад приблизительно или две.

Д.Ю. Место хорошее, намоленное, да.

Клим Жуков. Да. Ну тут, конечно, уже они всё услышали, тут Джесси Пинкман на страже, всех выгнал, сказал, что дом больше не продаётся, уходите! Все прочь!

Д.Ю. Я вас не люблю.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Кто вы такие? Я вас не знаю.

Клим Жуков. Идите… вон! Всё, наварено, правда, почему-то метамфетамин синий получился.

Д.Ю. Что-то подсыпали, думаешь, нет?

Клим Жуков. Ну нет, это, конечно, сделано…

Д.Ю. Или конкретно из этого вещества?

Клим Жуков. Это, конечно, сделано, я абсолютно уверено, для того, чтобы сделать некую особость для товара Уолтера Уайта, чтобы потом можно было как-то его обыграть, потому что из метиламина он будет такой же белый, насколько, опять же, я этот процесс себе представляю. Может, нас профессиональные химики поправят, и он в самом деле должен быть синий? Мне кажется, что нет, я просто не вижу, что там должно прореагировать так, чтобы дать синий цвет. Там как раз наоборот смысл в том, что там вообще нет никаких присадок, он совершенно чистый, там то, что варит мистер Уайт - это 99,9…% и что-то там такое ещё дальше. Ну может, не конкретно этот, в домашних условиях полученный, но в дальнейшем он будет самый чистый, который только вообще в принципе может быть. Я думаю, это чтобы вызывать некое уважение, заинтересованность, опять же, чтобы обозначить его каким-то образом, самым простым – это цветом, вот чем он отличается визуально, в кино просто, на картинке: вот тут у вас обычный метиламин белый, а это метиламин мистера Уайта, почему – да потому что он синий. Это у нас в киноремесле вообще цветовой определение распространено настолько мощно и так оно глубоко проникло во всех режиссёров, ну потому что самое простое.

Вон, я помню, работали мы на кинофильме, тогда ещё предполагался как кинофильм, потом из него сделали абсолютно идиотский сериал- «Василиса Кожина», которая у нас на РВС снималась, у Месхиева, мы там с какими-то невероятными усилиями соорудили персонажные мундиры, причём красивые получились, я просто лёг костьми, заставил всех реконструкцию сделать, чтобы они были правильные, блин, и поправил сценарий так, чтобы главные герои со стороны французов наконец-то не были гусары, потому что задолбало хуже горькой редьки, потому что французский – гусар, русский – гренадёр – ну как-то вот так вот. И вот выкатили мы режиссёру наше творение, ну и там происходит некое репетиционное действие, а со стороны французов главные герои получились не гусары, а егеря, а егерям положено ходить в зелёных мундирах, потому что это же егерь – охотник.

Д.Ю. Это лесники, да.

Клим Жуков. Да, поэтому им традиционно, несмотря на то, что была просто обычная лёгкая кавалерия, у них был очень похожий на гусарский мундир, но зелёного цвета. И вот русские солдаты, французские солдаты, между ними главные герои попрятаны, и тут нам режиссёр и говорит: «А я не понял, почему русские с русскими дерутся?» - потому что он с момента просмотра фильма Бондарчука «Бородино» привык, что русские в зелёном, французы в синем, а тут среди французов почему-то чувак в зелёном – значит, он русский. Т.е. всё…

Д.Ю. Тонко, блин!

Клим Жуков. …логика очень простая. И метиламин поэтому синий – такое у меня полное впечатление.

Д.Ю. Ну это в смысле, чтобы дальше было, во-первых, о чём говорить, во-вторых, легко распознавать всем коллегам по опасному бизнесу.

Клим Жуков. Да-да. Именно так. И вот друзья должны ехать на стрелку с Туко ещё раз. Там, конечно, ещё был маленький смешной момент, когда после hard day’s night Уолтер Уайт валяется дома, такой с апельсиновым соком на груди лежит на диване, к нему подходит жена, говорит: «А чем это от тебя пахнет?» А он ей соврал, что он ездил принимать индейские парные процедуры. Он говорит: «Это священные травы навахо».

Д.Ю. Ловко выкрутился!

Клим Жуков. Священные травы навахо. И кстати, дальше потом он будет сильно палиться – я не понимаю, почему он всё время про такое не врал? Это же проще всего: «Я на 2 дня уехал в СПА-отель к индейцам, чтобы принимать там парные ванны» - всё, и не говори, в какой именно.

Д.Ю. Восстановительные, да.

Клим Жуков. Тебя никогда в жизни жена не выпалит, просто потому что она же не полицейский, не профессиональный мафиози, она же за тобой следить-то не сумеет ловко, а сам езжай в пустыню и вари себе, ну например. Короче говоря, вот такая смешная история. Вот Уолтер Уайт уже заврался весь и продолжает завираться и дальше, а т.к. врать он вообще не умеет, о чём ему Хэнк Шрейдер, играя с ним в карты, и сказал, правда, конкретно в этот момент он не угадал, потому что Уолтер Уайт его переблефовал, но вообще-то он врать не умеет, а врать – это очень специфический навык, врать нужно очень сильно уметь. Во-первых, нужно всегда помнить, что именно ты врал, кому именно ты врал…

Д.Ю. Когда?

Клим Жуков. …когда врал.

Д.Ю. Про что?

Клим Жуков. Т.е. тут прямо или записывать всё, или какую-то голову особо тренированную иметь и огромную возможность к импровизации, чтобы всегда можно было сказать, что «вы меня не так поняли». А он этого не умеет, и скоро ему это отольётся как следует.

Приехали опять на ту же б…кую свалку, и когда я первый раз смотрел мне сразу стало понятно, что всё это кончится категорически нехорошо, потому что если вы первый раз были на свалке, и пронесло, то, тем более, что это конец серии, это значит, что там должно произойти что-то такое, что…

Д.Ю. Страшное, да.

Клим Жуков. …что потом перевернёт буквально всю сюжетную линию, а это в криминальной драме значит, что ничего хорошего, и это правда – ничего хорошего. Приезжает Туко со своими двумя подручными – толстым и тонким, мексикашками, сначала удивляется, что здоровенный пакет чего-то синего, потом пробует и там говорит: «Прёт, прёт, прёт! Пофигу – коричневый, белый, синий, розовый, неси любой! Братва, я же говорил – пацан варит, как надо, каких мы с ним бабок-то нарубим!» Выдаёт такой здоровенный пакет с деньгами, ещё и премию дал, потому что они же сварили не 2 фунта, а ещё там сверху 250 граммов наварили, ещё премию получили, бонус, как теперь принято обозначать.

И тут мелкий тощий подручный Туки ничего умнее не придумал, как сказануть из-за плеча шефа, когда его никто не просил: «Только не забывайте, на кого работаете», после чего у Туко позитивный настрой немедленно переключился на настрой негативный и даже более того – агрессивный.

Д.Ю. Неудивительно, да.

Клим Жуков. Он принялся со своим подчинённым осуществлять hard talk: «Ты за меня базарил? Что они тупые?» - «Нет, они не тупые». – «Я тупой?!» Ну и в конце концов своего подчинённого отделал так, что, опять же, моё почтение!

Д.Ю. Да-да. Ну, следи за метлой, ёлы-палы. Никто тебя не просит ничего говорить.

Клим Жуков. Тут, конечно, я вижу, что он ещё и ко всему прочему перед новообретёнными партнёрами рисовался, что вот посмотрите, это мой подручный, что угодно могу с ним сделать, почему – да потому что метлу не контролирует. Т.е. вот такой знак некий, что если я со своими такое могу, сделать, то угадайте, что я могу сделать с вами, например. Ну и опять же, показать лихость некую.

Д.Ю. Ради форсу бандитского.

Клим Жуков. Отметелил знатно, показал разбитый вдребезги кулак, сказал: «О, видели?!» - и так это по-цыгански пританцовывая, пошёл в свой замечательный «Эскаладо», оставив Пинкмана и Уайта в полном охерении – типа: «Нифига себе! Что это было?»

Д.Ю. Не то трупы, не то не трупы, да. Ужас!

Клим Жуков. Естественно, вот ровно этот момент продолжится в сезоне № 2 в первой же серии, с неким развитием, но уже тут понятно, что что-то, короче, какая-то полная жопа. Ну и естественно, два фраерка-то увидели, что значит связаться с уголовником, который может в любую секунду с кем угодно сделать всё, что угодно, потому что он отличается от законопослушного человека ровно тем, что он специально делает нехорошие вещи, зная, что рано или поздно могут посадить, т.е. он их делает сознательно, а значит, готов отвечать, а значит, у него, в общем, рамок почти нету, не принятых в нормальном обществе. У этих-то рамки есть пока ещё.

Д.Ю. И как совершенно верно говорил сынок: «Папа, ты трус» - конечно, трус: вот не хочу в тюрьму, и всё, вот трус, да. Но это какой-то разумный трус, на мой взгляд. А уголовник спокоен, как удав: да, буду тебя резать, жечь, губить. Отвечу – ну и что? Как говорил Джо Пеши: «Сейчас я тебе дам по башке – впадёшь в кому. Меня посадят, но к тому моменту, когда ты выйдешь из комы, я выйду из тюрьмы и ещё раз тебе по башке дам, блин».

Клим Жуков. Очень показательная серия, вот как первая была очень накалённая серия, так, в общем, и последняя, она ровно в таком же ключе решена, т.е. комедийно-драматическом, назовём его так, ну и по накалу вообще не уступает – по количеству событий, идиотизмов, провёрнутых по ходу серии, просто смешных моментов, каких-то диалогов, довольно хорошо сыгранных и написанных, ну и вот окончание такое же, прямо скажем, опасненькое, каким было самое начало первой серии.

Д.Ю. Подводя итог первого сезона: отличный сериал, вот просто отличный! Молодцы! Бальзам на душу, смотришь – сердце радуется.

Клим Жуков. Редко со мной такое бывает – я когда посмотрел первую серию, я специально дождался выходных, чтобы целиком посмотреть целый сезон, вообще не отрываясь, чтобы можно было спокойно там в субботу сесть, обложиться едой, прохладительными напитками…

Д.Ю. И не вынимая…

Клим Жуков. И прямо вот семь серий рассмотреть подряд. Меня обычно даже приличный сериал, не скажу – шикарный, шикарный вот он, приличный сериал обычно где-то меня максимум на третью серию просто задалбывает сидеть, пялиться…

Д.Ю. Какой ты нетерпеливый!

Клим Жуков. …пялиться вот во всё это, я прекращаю обычно просмотр и откладываю на потом. А вот тут семь часов, считай, жизни я прямо так это: «Нихрена себе!» Прерывался только чтобы положить себе еды, сходить в туалет, и всё, семь серий просмотрел за раз, когда смотрел первый раз.

Д.Ю. Отличное! Завидуем людям, которые смотрят по первому разу.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Ну, друзья, первый сезон закончен, многие переживали, что надо было начать дальше со второго – сейчас начнём и второй.

Клим Жуков. Вы даже не успели оглянуться, а уже второй!

Д.Ю. Да, а уже второй. Спасибо, Клим Саныч.

Клим Жуков. Стараюсь!

Д.Ю. А на сегодня всё.


В новостях

22.09.19 11:04 Breaking Bad с Климом Жуковбергом — первый сезон, седьмая серия, комментарии: 16


Комментарии
Goblin рекомендует заказывать одностраничный сайт в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 2

lavageth
отправлено 23.09.19 13:25 | ответить | цитировать # 1


А затем была введена сестра преступница, чтобы потом Скайлер могла сломаться под наркотные деньги.
Она долго бунтовала, но раз у них в семье, те в крови такое, вот и получите.


Kenkege
отправлено 25.09.19 16:28 | ответить | цитировать # 2


Как всегда ваш дуэт в ударе.
Есть ещё один шикарный сериал для разбора: "Секретные материалы", но за общим объёмом конечно глупо ожидать такого де феерического действа как с " Римом" и прочими.
Но по факту это кладезь информации для изучения общества соединительных штатов, всех их предрассудков, пороков и преимуществ, забобонов, ошибочных и верных представлений



cтраницы: 1 всего: 2

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудио в Spotify

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк