Breaking Bad с Климом Жуковбергом — второй сезон, третья серия

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Семья Сопрано | Сериал Breaking Bad | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

13.10.19



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Клим Саныч.

Клим Жуков. Добрый день.

Д.Ю. Добрый.

Клим Жуков. Всем привет!

Д.Ю. Третья серия второго сезона! Прозвучали обвинения в наш адрес, что, типа, вы ничего не разбираете, вы просто пересказываете сюжет. Во-первых, не просто, во-вторых, с моей точки зрения, есть вещи, которые заслуживают обсуждения, и они обсуждаются, а если не заслуживают обсуждения, мне непонятно, о чём нам поговорить.

Клим Жуков. Ну вообще-то мы это… мы не то, что сюжет-то не пересказываем, более того, у нас оно к сюжету привязано постольку поскольку, потому что мы можем, например, из конца или из начала эпизода перескочить в конец, если он взаимосвязан по смыслу, и наоборот, потому что мы это сразу объявили, что мы не будем заниматься тем, что мы будем строго следовать хронологии сюжета, если это не потребуется для связного изложения того, что мы хотели сказать.

Д.Ю. Да. Я бы ещё вдогонку подметил, что, обладая 20-летним опытом общения в интернете, могу сказать следующую вещь – что если человеку что-то не нравится, ну это мой опыт ни причём, давным-давно американцами выведено, что если человек о чём-то отзывается положительно, о товаре, например, то он приводит троих, а если высказывается отрицательно, то он уводит семерых. Это не к вопросу, кто кого привёл-увёл, есть такая психологическая особенность, что человек, которого всё устраивает, он ничего не пишет, а которого что-то не устраивает, неважно, что, абсолютно, он фонтанирует. Например: «Ролик длится дольше с разбором, чем идёт серия. Вы совсем там охерели, блин? Ха-ха-ха! Дольше, чем серия идёт – это надо такое придумать!» Какая разница, сколько он идёт? Ты можешь выключить его в любом месте абсолютно или даже не включать вообще – это раз. Вдруг ролик вышел короче, чем серия…

Клим Жуков. Опять плохо!

Д.Ю. «Вы чего, обалдели что ли? На 20 минут короче, чем надо!» Это тоже вызывает точно такой же отклик, резонанс. Парни, получается так, как получается, одна серия интереснее, другая серия менее интересная. Если там какие-то особенности наркоторговли и закапывания трупов раскрыты в первом сезоне, что мы про это знаем, наши знания конечны, между прочим, ну что – это каждый раз повторять, что ли? По-моему, неразумно.

Клим Жуков. Ну нам же дают некий контент создатели сериала, а мы вынуждены, т.к. мы его разбираем, за ним следовать. Я всё жду, когда мы будем разбирать серию, как муху ловили 45 минут – я думаю, что обзор серии про муху может занять минут пять приблизительно: ловили муху, много думали.

Д.Ю. Кстати, мы про мух много знаем, мы в детстве читали книжку Халифмана «Десять маленьких непрошенных гостей», и про тараканов, вшей и мух лично я диссертации могу писать.

Клим Жуков. А ещё мы читали Уильяма Голдинга «Повелитель мух».

Д.Ю. Замечательная книга, замечательная! Кстати, кто не любит про малолетних дебилов, настоятельно рекомендую Уильяма Голдина «Повелитель мух». Я в детстве читал в журнале «Вокруг света», утирая пот занавесками, настолько чудовищное произведение. Оказалось, имеет под собой реальную основу. Интересно. Хорошая книжка, почитайте.

Клим Жуков. Отличная, в отличие от книжки лично для меня вообще непонятной – Сэлинджера «Над пропастью во ржи», чего все с ней так носятся, для меня загадка.

Д.Ю. Ну, я так подозреваю, что они там себя видят – какого-то маленького задрота, вокруг которого всё плохое, страшное, и он вот, задрот, в своих задротских переживаниях, ну большинство же такие. Я вот задротом не был, мне неинтересно про задротов, мне интересно, как прыгать по головам задротов и что из этого получается, там гораздо бодрее.

Клим Жуков. Я слышал, что «над пропастью во ржи» - это устойчивое выражение типа «стою на асфальте, в лыжи обутый – то ли лыжи не едут, то ли я не в порядке».

Д.Ю. Да, причём он же «The Catcher in the Rye» называется, т.е. «Ловец (это, я так понимаю, бейсбольная фигня какая-то) во ржи» - причём тут пропасть?

Клим Жуков. Не знаю, это наша какая-то такая… устойчивый перевод наш.

Д.Ю. Ну там очень толковая тётенька переводила, хотя я не сравнивал.

Клим Жуков. Да, ну тем не менее, «Тяжкие»: только что, буквально только что два наших монстра наркоторговли и нарковарки Вальтер Вайт и Джейсон Пинкман чудом ушли от Туко, а заодно шурина Уолтера Уайта, который этого Туко завалил, и вот они уже в пустыне закапывают тукин пистолет и собираются как-то из этой пустыньки выбраться. Естественно, когда они шли по пустыньке, у меня сразу возник такой для меня вопрос: может, они, конечно, тренированные там все, ну ладно, Пинкман волосатый, а мистер Уайт-то лысее, чем я, и без шляпы, а там такое солнце, что вообще…

Д.Ю. В глазах бело.

Клим Жуков. Да. Как он не схватил себе: а) тепляк, б) чудовищный ожог лысины, просто такой, что там до кости? Я бы, если бы вот так без шляпы оказался в такой заднице, я бы скорее рубашку бы с себя снял и намотал бы на голову. Или накинул бы как накидочку такую, чтобы хотя бы…

Д.Ю. Конечно, платочек на 4 узелка хотя бы.

Клим Жуков. …плечи закрыть, ну потому что это же страшное дело, когда лысая башка, и напечёт так, что потом можно будет скальп так сворачивать вот так вот на карандаш и дарить индейцам.

Д.Ю. Как-то раз я заехал в солнечный город Канны, там по весне проходит Каннский фестиваль, раньше я туда с завидной регулярностью прибывал посмотреть насчёт как там, чего свежего предоставят, ну и в первый день, отправившись на прогулку, болтаясь по тамошним маринам, остров Сан-Оноре… Там красиво вообще. Там такое приспособление, я тебе, по-моему, фотку показывал – какая-то странная кирпичная штука с такими… кирпичи такие…

Клим Жуков. А, так это печка под ядра.

Д.Ю. Да-да-да, желоба – оказалось, ядра калить и калёными стрелять по деревянным кораблям.

Клим Жуков. Очень подло!

Д.Ю. Говорят, способствует, да. Ну и короче, я не знаю, там до обеда я, короче, обгорел уже просто как свинья вообще, не знаю, просто красный – жутко! Ну я побежал…

Клим Жуков. Настоящий краснокожий.

Д.Ю. Да, я побежал в шляпный магазин, там не очень с шляпными магазинами, но нашёл, а там ничего нету приличного, я нашёл какую-то дурацкую шляпу в сеточку. Но, думаю, всё лучше, чем… буду в клеточку, конечно. Ну напялил, купил там, я не помню, за 10 евро, и дальше я в ней принялся ходить, естественно, она никак не соответствовала моему, так сказать…

Клим Жуков. Прекрасному облику.

Д.Ю....образу, да. Там, кстати, очень сильно заметно: я там всё время сидел на набережной Круазет, Крестовая т.е., и смотрел на граждан – соотечественников видно было тогда за сто метров, вот сразу: если человек во всём чёрном – это наш кинооператор или даже режиссёр. Враги все одеты совершенно не так, они все светленькие всегда: светленькая рубашка штанишки, ботиночки – все светленькие!

Клим Жуков. На жаре-то так способствует.

Д.Ю. Конечно, да. Ну и тут я в этой шляпе. А там, в этих Каннах, ровно один магазин с английскими книжками, я ни в какие другие магазины не хожу, и сидит там торгует английский дедушка такой. Я только туда зашёл, дедушка меня увидел – как заржал! Тут же осёкся – видимо, нехорошо смеяться над незнакомыми людьми, и извиняясь, сказал: «Извините, пожалуйста, вот вы выглядите натурально, как британский охотник в Африке» - я с такой красной рожей, блин! Ну так что, естественно, всё облезло, к херам, блин, вся башка. Безобразие, надо предохраняться. А Нью-Мексико – там совершенно очевидно, это же Афганистан.

Клим Жуков. Только в пустыне, натурально.

Д.Ю. Да, пожарче, чем в Каннах, так скажу. Нормально обсуждение идёт, нет?

Клим Жуков. Да, нормально обсуждение идёт? Только что мы были в Каннах, и вот опять Нью-Мексико, вы следите за сюжетом, чёрт возьми, это же интереснее, чем фильм! Да, я к тому, что вот буквально совсем скоро мистер Уайт будет притворяться, что он там где-то, непонятно где, психическое расстройство словил – ё-моё, у тебя вот так вот башка будет сгоревшая, кому ты объяснять будешь? Ты по пустыне шлялся, причём без головного убора.

Д.Ю. Без шапочки.

Клим Жуков. Да, потому что когда посмотришь на мексиканцев, которые вот прямо там же живут, Нью-Мексико долгое время, как и Техас, принадлежали как раз Мексике…

Д.Ю. И были аннексированы.

Клим Жуков. Да. Вот мексиканцы без шляпы…

Д.Ю. Сомбреро.

Клим Жуков. Сомбреро, тем более вот с такими вот полями, чтобы ещё и плечи закрывала.

Д.Ю. Чтобы пятки не подгорели.

Клим Жуков. Да-да. Просто сомбреро чем хорошо – тем, что под каким бы углом солнце ни светило, у тебя всё время будет вот это, то, что ниже, в тени. Вообще не ходят без шляпы. Опять же, был замечательный фильм Серджо Леоне «Хороший, плохой, злой», там, где…

Д.Ю. Оригинальный Туко.

Клим Жуков. Да, где оригинальный Туко гонял оригинального Клинта Иствуда по пустыне как раз без шляпы, и что с ним потом было без шляпы – он такой: аааа… Да кстати говоря, и сам Туко-то, когда бежал без шляпы, тоже вся шкура к чертям, губ не видно (загримировали, кстати, очень хорошо под ожог), и первое, что он сделал, ворвавшись в аптеку – это, во-первых, он сразу бахнул самогона, во-вторых немедленно украл шляпу, тут же, и только потом принялся заниматься чем-то ещё, потому что без шляпы там нельзя.

Д.Ю. Невозможно, да. Стетсон, кстати, исполняет ровно ту же задачу – прячет вас от солнца.

Клим Жуков. Конечно. Что характерно: если вспомнить наших средневековых друзей – даже мега-аристократы, которые вот там жили на югах, вот смотришь аутентичные изображения – они в обязательном порядке в головном уборе: капюшон, сверху шляпа напялена или просто шляпа, просто чтобы рожа не сгорела.

Д.Ю. Ну там ещё дополнительно западло, т.е. загорает только тот, кто с мотыгой в поле, вот эти вот загорелые, а мы, белые люди, не должны.

Клим Жуков. Не, ну те, кто с мотыгой в поле, они вообще всегда… вот посмотри, пожалуйста, «Прекрасный часослов герцога Беррийского», который расписывали братья Лимбурги – 15-го века произведение, там на каждый месяц такая вот миниатюра со всеми подробностями, естественно, есть крестьяне, которые сапают – так они все в соломенных шляпах вот в таких вот, потому что белые люди они или не белые люди, а если у тебя солнечный ожог, ты же потом назавтра работать не сможешь уже точно, даже к вечеру ты уже будешь блевать, с температурой валяясь. Но Уолтер Уайт, видимо, пропитавшись метамфетамином…

Д.Ю. Нет правды жизни!

Клим Жуков. …не сгорел.

Д.Ю. Да, и обращаю ещё дополнительно внимание, друзья, что мы кино обсуждаем, а не реалии американской жизни, и из кино мы можем делать некоторые предположения, каковые и обсуждаем. Если у вас какие-то противоположные мнения – пишите, если у вас какие-то добавки – пишите, если вопросы, тоже задавайте. Итак?

Клим Жуков. Да, ну а хитрый Уолтер Уайт всё продумал, и надо же как-то объяснить домашним, где он был двое суток, его уже там везде расклеили, где только можно, «Missing» с его физиономией. Он решил симулировать какое-то психическое расстройство, и он, конечно, зашёл в… а, прошу прощения, до того, как он зашёл в супермаркет, что ж я забыл-то совсем, господи, вот это же как раз интересно же было обсудить – как они доехали до супермаркета: они же поймали машинку там с какими-то мексиканцами, задрипанный какой-то рыдван системы пикап, и там сидят мексиканцы, и между ними сидит Уолтер Уайт – это так круто кадр сделан, когда вот он сидит, по сторонам так с ужасом оглядываясь, там какие-то рожи с такими хабариками сидят, дым пускают, и все молчат, вообще не разговаривают. Вот прямо показано, что он их даже за людей-то вполне считать не в состоянии, потому что они показаны абсолютно другими, это алиены натурально, чужие. А он тут, да, вроде как он преступник, он вообще только что из какой-то жопы выбрался из ужасной, но это вот человек, который на это всё смотрит с неким ужасом, потому что, да, ему деваться некуда, ему приходится тут ехать, и спасибо, что подобрали, ещё, но всё равно: «Господи, с кем я тут сижу?»

Д.Ю. Я как раз на этом хотел заострить внимание: как-то раз в городе Лас-Вегасе я своему жирному пидору поехал прикупить одежды для жирных, ну и пока жирного пытался там одеть как человека, вышли, тогда ещё не было ни Уберов, ничего, вышли, махнули рукой, остановилась такси, и таксист сразу сказал: «Чего вы тут машете? Вас так никто не подберёт. Это я вот чудом здесь поворачивал, и это вот немыслимо – вот так вот на улице кого-то остановить». Я не живу в Америке и не знаю, но там тупо нет тротуаров, вот в той части Лас-Вегаса их просто нет, там негде ходить, там все ездят на машинах, и поэтому, по всей видимости, что тебя подобрали не такси – тут другое, что как раз вот эти люди тебя считают за человека, и они тебе помогают, а вот ты наоборот, да. Характерный штрих.

Клим Жуков. Очень-очень, потому что там очень здорово сделано, когда он сидит и прямо вот… у Брайана Крэнстона игра лицом на каком-то космическом уровне выработана! Когда он так на них это: «Ой, кто здесь?» Ну и опять же, такой ужас: не дай Бог среди них оказаться же вообще.

Д.Ю. Ну ужас вполне обоснованный, в общем-то.

Клим Жуков. Ну, понятно. Они же вроде как соседи, причём не один век, а при этом ощущают себя настолько разными!

Д.Ю. Они и есть разные, да.

Клим Жуков. При этом они все относятся к одному и тому же виду Homo sapiens, а что-то как-то друг друга совершенно не воспринимают.

Д.Ю. И кстати о птичках: Мексика – это же, если я правильно помню, демократическая страна, там выборы есть их двух и более кандидатов, там капитализм, это не какой-то коммунизм богомерзкий, как на Кубе, где всех за людей считают – и вдруг вот такое. А кстати, вот как так получается, что США с Мексикой контачат – вот сильнее контачить нельзя, а почему в Мексике нет такой демократии и такого благорасцветания, как в США?

Клим Жуков. Я думаю, это напрямую друг из друга следует, потому что если ты далеко от Америки, у тебя есть шансы, что у тебя всё будет в порядке, а если близко, то никаких. Была такая канадская авиапромышленность в своё время, там строили неплохие самолёты…

Д.Ю. Фамилия?

Клим Жуков. Ну там много было разных, но, однако, кто теперь знает какие-нибудь канадские самолёты? Их просто нет.

Д.Ю. Бразильские есть, а вот канадских нет.

Клим Жуков. Да, Bombardier. А потому что американцам не нужно, чтобы у тебя под боком, прямо вот тут вот…

Д.Ю. В чём смысл, да?

Клим Жуков. …какие-то самолёты были ещё. Зачем это надо? Поэтому есть Боинг – хватит.

Д.Ю. Трезвомыслие, да. Так-так, и что же дальше? Едут с мексиканцами…

Клим Жуков. Да, ну и конечно, приезжают они в супермаркет, где Уолтер Уайт хитро косит на дурака, а именно прямо в супермаркете срывает с себя последние одежды, разбрасывает их, и охреневшая продавщица поднимает то ботинок, то поясочек, то трусики белого цвета… В чём смысл белых трусов, вообще понять не могу? Блин, это чтобы…

Д.Ю. Чтобы различать проще: спереди жёлтые, сзади коричневые.

Клим Жуков. …не перепутайте. И наблюдает голого мистера Уайта, который с отсутствующим видом стоит перед витриной. Конечно, его сразу госпитализировали, потому что ну это…

Д.Ю. Ку-ку.

Клим Жуков. Когда приезжают родные, он говорит: «А я ничего не помню,» - и глазами хлопает. «А вообще ничего не помню».

Д.Ю. Хороший закос, чисто мама Ливия в сериале «Сопрано»: «Скорее бы Господь меня прибрал».

Клим Жуков. Ему, конечно, ставят состояние фуга, ну потому что непонятно, собственно, что с ним – таблетки, может, на него так подействовали, что мозг потёк, или что, ну в общем, поставили ему диссоциативную фугу. «Фуга» на латыни значит «бегство», это очень тяжёлое расстройство, когда настолько чудовищные переживания, что психика человека вообще отказывается с этим как-то контактировать, и у человека просто раз – и выключается не только сознание, но и личность, притом что сохраняются все универсальные функции и универсальная память, т.е. ты язык не забудешь, знал химию – будешь знать химию, знал английский, французский, японский – тоже не забудешь, но с личностью попрощайся, ты будешь абсолютно другой человек. Это может продолжаться от часа до нескольких лет.

Д.Ю. Круто.

Клим Жуков. И вывести оттуда человека очень тяжело бывает. А потом, когда всё-таки выведут его оттуда, он вообще ничего не помнит, потому что это был не он, и в этом состоянии диссоциативной фуги он может что-нибудь набедокурить, например, или с собой что-нибудь сделать, потому что, опять же, это не он.

Д.Ю. Сложно с психами-то!

Клим Жуков. Вот, ну и конечно, после того, как ему ставят такой диагноз, он-то говорит: «Ну что, может, домой уже пойдём?» Ему говорят: «Нет…»

Д.Ю. «Минуточку».

Клим Жуков. «…полежите пока у нас. Мы пока ваши таблетки проверим – может, в самом деле это на них реакция». Тут же вызвали его лечащего негра-доктора, который там приехал посмотреть на пациента. Ну, родные, конечно, в панике, миссис Уайт смотрит на мужа тоже со значением, шевелит бровями, потому что видно, что она как-то… - ну чёрт его знает, верить ему не верить, что это вообще такое? Сынок, конечно, просто рад, что папа вернулся …

Д.Ю. Тут немедленно вспоминается известный х/ф «Memento» - помнишь, такой, это, наверное, первый был, что Кристофер Нолан поставил.

Клим Жуков. Ну полнометражный точно первый.

Д.Ю. Да, где там он постоянно сам себе рассказывал про какого-то Сэма, забыл фамилию, какого-то Сэма, у которого тоже отшибло кратковременную память, а жена никак поверить не могла и его проверяла, чтобы он ей там инсулиновые уколы втыкал, в итоге померла – похоже.

Клим Жуков. Ну только этот-то косил.

Д.Ю. Ну в смысле, жена, понятно, почему так себя ведёт.

Клим Жуков. А, жена-то – понятно, да-да.

Д.Ю. Там тоже жена думала, что она сделает что-то такое, что вернёт его в нормальное состояние, но так и не сделала.

Клим Жуков. Вот, а в это время в антинаркотическом околотке…

Д.Ю. Кипит работа, блин!

Клим Жуков. Да, выясняют… начальство выясняет у этого самого шурина агента Шрейдера, как это так получилось, что он завалил Туку? Это мне очень понравилось, сцена просто отличная, потому что как смотришь 90% американских, и не только американских, полицейских боевиков, мент или агент ФБР бегает по городу, садит с двух рук из револьвертов, там, 20-30-40 трупов за серию – это как минимум, и ничего.

Д.Ю. Обычно, если за едой такое смотришь, то ложка выпадает: ты как потом отписываться-то будешь за это дело, за каждый, так сказать, патрон? Вообще: почему огонь открыл, куда стрелял. И это тоже, это же всё время посреди городов происходит – там что вообще людей нет, что ли? Про это очень хорошо в «Криминальном чтиве», где там Брюс Уиллис под песню про эту где там колода из 51 карты –помнишь? «Counting flowers on the wall...»

Клим Жуков. А, да, подзабыл просто.

Д.Ю. …где Брюс Уиллис морду поворачивает, а там негрила: «Мotherfucker!» Он его – бэм! Стрельба, и тут же в тётку попадают – вот чистая правда, да, и тётка с воем падает, поэтому так хорошо кино получилось. Очень жизненно да. А тут давай, лупи во все стороны – и чего, ничего не шевельнётся? Это примерно как у нас полиция с автоматами – понятно, что выглядит угрожающе, а в кого ты стрелять-то тут собрался?

Клим Жуков. Из автомата-то?

Д.Ю. Да. Так-так, перебил, извините.

Клим Жуков. А его начальство спрашивает, а там уже натурально сидит непосредственно начальник, собственная безопасность – потом эти прекрасные парни ещё не раз появятся в сериале. Ох, такие рожи! С одной стороны, вроде как ничего особенного, а прямо хари такие – понимаешь, что ничего хорошего от них ждать в принципе не стоит, такие гнусные!

Д.Ю. Не для этого пришли, да.

Клим Жуков. Конечно, конечно. Спрашивают: «А почему вы открыли огонь по Туко Саламанке?», хотя это доказанный преступник, в розыске, и в принципе, сотрудник имеет право открыть огонь в случае сопротивления, ну так по закону.

Д.Ю. Речь про закон: а было сопротивление-то? Поэтому и вопрос, да. А была ли угроза жизни граждан вокруг тебя, твоей?

Клим Жуков. Вот. «Как вы оказались там и почему не вызвали подкрепление? Строго говоря, задержание такого человека – это не совсем ваша работа, тут для этого спецназ есть, и вообще». А он там говорит: «Как-то так получилось, что в меня стреляли из М16 – довольно опасная штука, могли и убить». Такие: «А, ну ладно. Да-да-да, кстати, это совпадает с тем, что мы там нашли. Почему не вызвали подкрепление?» Он говорит: «А я вообще там случайно оказался – я искал своего пропавшего свояка Уолтера Уапйта, почему – потому что машина какого-то там Джесси Пинкмана». - «А где Джесси Пинкман?» - «Пока не знаю – ищем». Очень жизненно!

Д.Ю. Конечно. Ну это для наших сограждан-любителей короткостволов и нелюбителей короткостволов типичный пример: – вот сотрудник, вот пострелял, вот даже человека вроде как убил, несомненного преступника – всё равно по закону должно быть проведено следствие, в рамках которого ты объяснишь, как туда попал, из-за чего зацепились кто первый стрелял, кто второй, почему вот так вот вышло, а мы уже там рассмотрим. Это не так, что «я был прав», ну как у наших идиотов. Ну кстати о птичках: он, наверное, должен был представиться, я так думаю. Тут наши идиоты мне триста раз сообщили, что хватающие граждан наши «космонавты» из Росгвардии не представились. Представляешь, они не представились гражданину. Ну да. давай, представься, я посмотрю. Хороший момент, мне понравилось. И самое-то главное: что-то никто из присутствующих никакой любви к ветерану борьбы с наркоторговлей не проявляет, все на тебя смотрят, как упыри, и задачу имеют ровно одну – лишить тебя высокого звания сотрудника полиции…

Клим Жуков. И пенсии.

Д.Ю. …и посадить, блин, да, и пенсии.

Клим Жуков. Чтобы потом государству тебе-дураку платить не пришлось. Но опытный Шрейдер тут им всё разложил: …

Д.Ю. Да, кручёный, блин.

Клим Жуков. …так, так, этак… Не, ну там, конечно, шансов никаких не было, потому что там

Д.Ю. Он-то тоже не дурак, т.е. стрелять бы не стал, как ты понимаешь, если что.

Клим Жуков. Естественно. Ну там вариантов-то никаких, там у него вокруг штук сорок гильз валяется от автоматической винтовки – как жив-то остался? Вообще чудом, потому что на такой дистанции автоматическая винтовка – ну не знаю, только дробовик, наверное, страшнее, и то это, конечно, ситуация, когда тебе приходится от автоматного патрона прятаться за дверцей автомобиля, который вообще не удерживает, как промокашка.

Д.Ю. Они всегда в кино прячутся за дверцы.

Клим Жуков. Не, ну там-то он нормально прятался, он лежал просто за ней, а Туко, будучи сильно раненым, не мог грамотно прицелиться, у него всё плохо было со здоровьем к тому времени. Но всё равно, там же это, по закону больших чисел может что-нибудь и прилететь.

Д.Ю. Может, да. В штате Калифорния, я там немедленно отправился в тир в городе Лос-Анджелесе в ближайший…

Клим Жуков. А я видел видеозапись оттуда даже.

Д.Ю. …с целью пострелять. Я там немедленно схватил ружьё, там для всех дают, т.е. просто, с нашей точки зрения, в какой-то сумасшедший дом заходишь: вот тут наложено всего, плати деньги, бери, стреляй. Распишись, вот тут отпечаток пальца – и стреляй сколько хочешь. Там такие идиоты, я тебе доложу, в соседних кабинках стреляют – хоть стой, хоть падай! Ну взял ружьё, естественно, в ружье за этой, как там она называется, пистолетной рукояткой, там пластина, чтобы ты не мог засунуть туда, обхватить её. Это что… «Welcome to California! - закричал этот самый… - Вот такие мудацкие у нас законы! А вы откуда?» Я говорю: «Я из России». – «Агенты Путина!» Я говорю: «Да». – «Пошли, посмотрим, как ты стреляешь». «Агенты Путина» не разочаровали.

Клим Жуков. Со стрелковой подготовкой у агентов Путина порядок.

Д.Ю. Да. Ну вот эта вот фигня – это вообще чушь какая-то, и магазин вроде как на 10 патронов, они там какие-то ужатые, чтобы больше не влезало – типа, так ты ничего не сделаешь. Оно как-то, я даже не знаю… А что, его нельзя перекрутить…

Клим Жуков. Конечно, можно.

Д.Ю. …под нормальное количество патронов, которые у вас тут вёдрами продаются? Если человек решил кого-то убивать, вы думаете, он пойдёт с этой дурацкой пластиной?

Клим Жуков. Он её отвинтит, конечно.

Д.Ю. Я как-то в некоторой растерянности был, т.е. сложилось впечатление что они просто не знают, что с этим делать: отменить торговлю оружием они не могут…

Клим Жуков. Не получится.

Д.Ю. …а вот что с этим делать, непонятно.

Клим Жуков. Там, конечно, с торговлей оружием – у них же поправка действующая, которая разрешает это самое оружие, но в каждом штате поправку, как водится, трактуют строго по-своему, потому что в этой Нью-Мексике, по-моему, там даже пулемёт купить запросто можно.

Д.Ю. Наверное, да. Роликов в интернете, где там люди из пулемётов шарашат – каких-то крупнокалиберных пулемётов, каких-то мини-пушек, там, не поймёшь… Меня даже удивляет не само наличие таких…

Клим Жуков. Там гранатомёт с миномётом нельзя и пушку артиллерийскую.

Д.Ю. Да, а боеприпасы-то вот для этого всё равно продаются. Атас!

Клим Жуков. А при этом где-нибудь там в Нью-Йорке пойди пистолет купи.

Д.Ю. Нет, нельзя.

Клим Жуков. Ну конечно, можно…

Д.Ю. Ну дома будет лежать, в конце концов, с собой носить нельзя.

Клим Жуков. Да, опухнешь его покупать.

Д.Ю. Даже наш любимый фильм «Непрощённый» с Клинтом Иствудом, где, как ты помнишь, на въезде в город висела объява: «Зашёл – вон к шерифу сразу и оружие сдать, потому что у нас нельзя». Почему, хотелось бы узнать, если все вооружённые люди – они же вежливые люди?

Клим Жуков. Пускай дома лежит.

Д.Ю. Просто из соображений: ты пьяный в кабаке затеешь свару, начнёшь стрелять и убьёшь кого-нибудь не того, поэтому вот лучше морды друг другу бейте, в крайнем случае поножовщина – там количество случайных жертв сильно меньше.

Клим Жуков. Опять же, по поводу этих магазинов: мне всё время было интересно, что у них там, что у нас здесь, есть разрешённая ёмкость магазина к огнестрельному оружию, однако при этом магазины продаются просто любые. Да, я вон видел у нас магазин – двухяйцевый рожок, там, на, по-моему, 70 патронов, я уже не помню.

Д.Ю. Ну это не совсем понятно – он же греется, ёлы-палы…

Клим Жуков. Не, ну ладно, греется – не греется, а тем не менее у нас там можно 10 патронов, например, а тут у тебя такая вот мандула безумная совершенно. Это вы зачем продаёте, если их нельзя использовать?

Д.Ю. Понятия не имею.

Клим Жуков. Ну я, конечно, понимаю, что тут есть такая отмазка, что если человек поедет, например, стрелять, ну скажем, из Питера в Финляндию, вот он спортсмен, он поехал стрелять, а там можно в тире, пожалуйста, а у него свой магазин, который он там любовно смазал силиконовой смазочкой, он хорошо работает, вот. Однако всё равно как-то мне это не очень понятно, что у вас если нельзя, так вообще нельзя, почему вы их продаёте?

Д.Ю. Не знаю. Я там успешно, короче, пострелял из кольта 1911…

Клим Жуков. Замечательный пистолет!

Д.Ю. …из полицейского «бульдога» с таким этим, 38 калибра или… я в них не разбираюсь, не понимаю.

Клим Жуков. Они обычно 38-го.

Д.Ю. Из пистолета «Беретта» и из пистолета «Desert Eagle». «Desert Eagle» - я так был напуган рассказами, что я сначала этого сотрудника попросил: «Ну-ка стрельни разок, а я посмотрю, как там вообще» - оказалось, полная херня вообще, никакой там мега-отдачи, чтобы там вылетало, блин, обратно – ничего подобного нет. Не попадает нихера – это да, потому что говно, блин, неведомого веса, и зачем он такой? Вообще понять невозможно. «Беретта» хорошая, а кольт лучше всех! Вот придумали удачно, а?! Отличный. Мне выдали какой-то там за 3,5 штуки баксов с какими-то там накладками, с кобрами, туда-сюда. Изъят у кого-то, наверное, у какого-нибудь местного Туко.

Клим Жуков. Из конфиската.

Д.Ю. Да. Хороший, очень хороший.

Клим Жуков. Ну, «Десертный орёл»-то понятно для чего – его придумали для спортивной стрельбы на 100 ярдов по 5-миллиметровым стальным мишеням, это у них такая спортивная дисциплина есть, ну а чтобы на 100 ярдов… да, попадание засчитывается, только если мишень свалилась. Ну а 100 ярдов – это всё-таки 92 метра, как бы ни разу не близко…

Д.Ю. Это очень далеко.

Клим Жуков. И чтобы мишень свалилась, нужна хорошая пулька. Ну, решили, не мелочась, урезать пулемётный патрон крупнокалиберный 12,7 и вставить это дело в пистолет – вот такая вот была

Д.Ю. Бред какой.

Клим Жуков. «Вулкан армамент» делала фирма.

Д.Ю. Какой-то бред. Тир, кстати, был идиотский, там расстояние до мишени, я не знаю, метров 12 максимум, чего там попадать, вообще непонятно. Ну что попадать-то с 12-ти метров?

Клим Жуков. Это для меня – я вижу плохо, а очков не ношу.

Д.Ю. Я тоже вижу плохо, но попадаю, блин.

Клим Жуков. Но ты в очках зато. Я-то с 12-ти метров хоть мишень увижу, куда стрелять.

Д.Ю. Я чёрные специально надел, чтобы нихера не видеть.

Клим Жуков. Да, так вот, спросили, значит, у наших товарищей, точнее, у нашего товарища Шрейдера, где Пинкман. Он сообщил, что ищут, и тут мы видим, что в самом деле ищут, потому что Пинкман со своим тупорылым приятелем Барсуком, вот так вот утопившись под дверцу автомобиля, сидит около своего дома и смотрит, как вокруг дома ходят копы, которые лезут буквально во все щели, там заглядывают, что как?

Д.Ю. А зайти боятся!

Клим Жуков. Ну а ордера-то нету, потому что нету явных причин заходить в дом. А вообще-то причины-то, конечно, не явные, но есть, потому что мы же помним, что там в подвале вся шняга, которая нужна для производства метамфетамина, плюс 100-литровая бочка метиламина – в общем, полная красота, там лет на 20, наверное, материала. Пинкман, понятное дело, срётся жидко. Барсук, конечно, его стебёт, типа: «Что это такое случилось? Слушай, эти менты, как свидетели Иеговы – хрен отделаешься. Что ты сделал вообще?» «Я попал, я попал!» - говорит Пинкман и в самом деле.

Д.Ю. Разволновавшийся внезапно.

Клим Жуков. Да. Но тем не менее местная милиция покидает, так сказать, район боевых действий несостоявшихся, а Барсук и Пинкман разбирают свою метлабораторию. Ну там, конечно, классно сделали малолетнего дебила Барсука, который, во-первых, ведёт себя, как идиот, а во-вторых, говорит: «Слушай, ну может быть на посошок-то хоть раз заварим, это же просто не лаборатория, а произведение искусства!» Тут даже Пинкман не выдержал, стал на него орать матерно, типа того что «не зли меня, гадина, давай всё утаскивать отсюда.

Д.Ю. Молодец.

Клим Жуков. Да. Ну тут, конечно, отсюда начинается такая маленькая одиссея Джесси Пинкмана, потому что мы же все помним, что увезти всё они могут только на этом автобусе Winnebago, а он не ездящий, потому что весь сломался. Нужно как-то его увозить, и вот кузен Барсука некто Кловис…

Д.Ю. Это Хлодвиг.

Клим Жуков. Хлодвиг, так точно, мне очень понравилось: Хлодвиг. Я не знаю, они имели в виду постебаться, но мне как любителю Средних веков это было очень смешно: Хлодвиг такой это… Он, значит, машинку на эвакуаторе к себе на стоянку, где он там занимается починкой, разборкой и продажей подержанных авто, и вот Пинкман уже должен денег, ещё ничего почти не было, а уже денег: за буксировку, за починку мотора.

Д.Ю. По-братски.

Клим Жуков. Да-да-да. За буксировку ему сразу, не глядя, заряжают 500 баксов.

Д.Ю. Неплохо! Это какие-то чудовищные деньги просто.

Клим Жуков. На что Пинкман его и спрашивает: «Ты что его в Новый Орлеан собираешься буксировать?» На что ему Хлодвиг ответил, что вопрос не «куда», а «что». Он уже хоть и выгладит как…

Д.Ю. Т.е. даже бобры уже всё знают, чем там Пинкман занят.

Клим Жуков. Ну, это же нужно быть, наверное, совсем дураком, чтобы не понять, что если ты хочешь нормально отвезти автобус, так ты вызови официальный эвакуатор – какие проблемы?

Д.Ю. Да-да, а не со своими козлами.

Клим Жуков. Тебе немедленно его эвакуируют, поставят, куда нужно, починят – но там есть что-то, что нельзя никому показывать. Ну а что там может быть? На Пинкмане написано буквально, по крайней мере в данном фильме, что он наркуша, значит, там или наркотики, или средства их производства.

Д.Ю. Ну это, кстати, очень странно: т.е. вот этот рыдван, он же поюзанный – ну вы чего? Купи другой рыдван поюзанный, поставь его где-нибудь подальше, чтобы это соседям не бросалось в глаза, твои заезды-выезды… Там в плане конспирации вот натурально безумие местами. А дальше ты едешь к этим упырям, которые про тебя всё знают фактически – и чего? Как это вообще? Ты же «светишься» везде, а они стучат все, и вот уже три секунды, и наш друг Хэнк уже в курсе, уже даже бобры всё знают, что ты здесь разъезжаешь, и почему, кстати, Хэнк про это не знает, если Крейзи-8 был стукачком?

Клим Жуков. А он не успел.

Д.Ю. Не-не-не-не-не, одним стукачком дело не исчерпывается. Например, наш оперуполномоченный по закону должен вербовать одного такого персонажа в месяц, это предмет серьёзной отчётности. Ну так они все… Наркоманы – это же «животное» по фене называется, т.е. человек без чести, без совести, и ему, в общем-то, плевать на «барыгу». «Барыга» - это же плохой человек, сдать его почётно, просто почётно. Кстати, «барыга» происходит от слова «барыш». Барыши, барышник, барыжник, барыга.

Клим Жуков. Это те, которые ворованными конями торговали.

Д.Ю. Молодцы.

Клим Жуков. Это самая гнусная скотина после поджигателя леса, которые только были вообще.

Д.Ю. Конокрада надо было бить всей деревней, дабы круговая порука была, и желательно убить при этом. Оттуда, кстати, происходит выражение «на жопу посадить» - это когда тебя за руки, за ноги поднимают и желательно в сидячем положении об желательно твёрдую землю дружно бьют. Ии это ещё называется «жопой об асфальт». Вот жопой об асфальт, у тебя там всё внутри оторвётся сразу, да, и конокраду кранты. Ничего, что мы отвлекаемся от обсуждения?

Клим Жуков. Кстати … барыга, барышник. Кстати, по поводу общественно вредных персонажей: видел, нет – отличное было постановление 1920 года, ну наше отечественное, конечно, кажется, это было в каком-то Амурском крае или типа того, короче, там где-то в ихних Сибирях…

Д.Ю. Конокрадов на месте…?

Клим Жуков. Нет, там по поводу…

Д.Ю. Поджигателей леса?

Клим Жуков. Поджигателей леса убивать на месте – прямо в газете было прописано.

Д.Ю. Да-да-да. Правильно, чо. Кстати, лес что-то погас, к осени весь лет погас.

Клим Жуков. Скучно стало.

Д.Ю. Не удалось Сибирь выжечь дотла.

Клим Жуков. Опять.

Д.Ю. Но была хорошая картинка, где два китайца возле лужи сидят, там, с какими-то банками – «китайцы допивают Байкал».

Клим Жуков. Да, но тем не менее машинка-то уже всё, увезена, варить нечем, и он уже должен денег, причём у Пинкмана-то есть последние, по-моему, то ли 550, то ли 650 долларов, сейчас не помню, в общем, на полную сумму не хватает, нужно 1200 всего за буксировку и починку. Половину он отдаёт и отвечает, что всё вернёт в самом скором времени, вот родственник гарантом. Хотя, конечно, на месте Хлодвига, посмотрев на такого родственника я бы никаким гарантиям в принципе не поверил.

Д.Ю. Да-да, ни копейки, да, ни цента!

Клим Жуков. Да, и тут-то, конечно, Пинкману видно, что он недаром общался с разными упырями типа Крейзи-8, потому что он подговаривает Барсука, чтобы тот сдал его ментам анонимно, через таксофон, и сам идёт к своей подруге «фабрике молочницы», наркоманке, которую он подогревал метамфетамином, и у неё в гнусном шалмане, где она проживает, зависает. Она там обнюхивается … дорогами, и тут уже крадутся сотрудники ОБН, которые выставляют дверь тараном, этого под микитки, его подругу тоже под микитки, и всех в околоток. Ну и там, конечно, начинаются замечательные… потому что разбирательства просто шикарные – там когда одного в одну камеру, подругу «фабрику молочницы» в другую камеру и по очереди поговорить – чо как?

Клим Жуков. Ну правда, наркоманка оказалась с перспективой, потому что она же понимает, что если его выпустят, так он и дальше будет ей наркотики поставлять. Она его железно не сдаёт.

Д.Ю. В отказ?

Клим Жуков. В отказ, да, хотя там мистер Шрейдер так её троллит шикарно!

Д.Ю. Ты смотрел х/ф «Секреты Лос-Анджелеса»?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Помнишь там замечательный момент, когда там негров в три разные камеры с громкой связью, и Гай Пирс там, перебегая между ними и включая то одному, то другому, чтобы те в соседних камерах слышали, там в нужные моменты включает, там всех развёл – гениально вообще! «Секреты Лос-Анджелеса» – очень хороший фильм! Всем рекомендую.

Клим Жуков. Наркоманку зовут Вэнди, точно – вспомнил. Да, ну а перед Пинкманом агент Хэнк Шрейдер и его друг Стив Гомес, мексиканец из приличных, натурализовавшийся, выставляют сумку с баблом и говорят: «Нашли твою машину. Угнали, говоришь? Какая беда! А вот сумка – это не твоя случайно сумка? Нет? А вот внутри, смотри, 65 тысяч долларов».

Д.Ю. Ого!

Клим Жуков. Ну и Пинкман понимает, что бабок у него нет теперь вообще, потому что он же идиот, деньги он за каким-то хером возил с собой в тачке, вообще непонятно, ну и тачка, естественно, поступила к Туко вместе с Пинкманом и деньгами. Вот чем человек думал, интересно? Вообще эти деньги нужно было куда-нибудь в камеру хранения на автовокзале сдать или типа того, чтобы вот вообще, чтобы даже близко к ним не находиться, но при этом чтобы их не могли незнающие люди увести.

Д.Ю. Я вот когда демобилизовался из СА, пошёл грузиться в поезд, у меня, понятно, был армейский сидор, куда я немедленно сложил две бутылки питательной водки, и увидел патруль. Тут же ближайшего, ну не бомжа, но гражданина, соотечественника, всучил ему рюкзак, говорю: «Иди, положи в камеру хранения». Мы с ним пошли, он в камеру хранения, камера хранения была – одна буква и три цифры, у нас было отработано: В362, т.е. это «водка за 3-62».

Клим Жуков. Понятно-понятно.

Д.Ю. Ну и рюкзачок туда, 15 копеек это стоило, бросили, ну и патруль-то, увидев гражданина с рюкзаком в руке, сразу бросился, а это не я, потому что это гражданин рюкзак заносил. Так бы отняли мою водку, да ещё бы на гауптическую вахту меня бы отвезли – не тут-то было, я гражданина дальше продолжал коррумпировать, сказал, что я ему рубль дам. И патруль з а мной, как волки, бегали, ну документы проверили, а чего с меня спрашивать – всё, домой еду. «А где у тебя чемодан?» Я говорю: «Нету чемодана». Ну и этот за рубль мне мой рюкзак принёс, в поезд погрузил, и я умчался. Патруль в бессильной ярости бился в корчах на перроне, а мы уже… Сняли купе у проводника, в поезде негде было ехать, мы коррумпировали и проводника немедленно и за «чиркан» с песнями домчались, пьянствуя. Вроде, мне кажется, для этого никакой сообразительности не надо, при этом 65 тысяч долларов в этих их США – это же вообще какие-то космические деньги!

Клим Жуков. Тем более наликом.

Д.Ю. Да, так прятать надо изо всех сил. Что значит… зачем ты их с собой таскаешь, идиот, блин? О чём другом, о чём угодно можно забыть, только не про бабло – бабло должно быть спрятано обязательно. Но иначе такого поворота сюжета не было бы.

Клим Жуков. Ну всё, без бабла остался!

Д.Ю. А дальше, по всей видимости, я не силён в американских законах, но дальше, я так это… у меня такое от них впечатление складывается, что если ты скажешь, что это твои деньги…

Клим Жуков. Не, ну тогда кранты.

Д.Ю. …да, то по закону ты должен будешь ответить, откуда ты их взял, а если не сможешь – то тюрьма и зона. Это, кстати, к вопросу о наших борцах с коррупцией и проч.: чего вы там изобретаете? Вот теперь всё электронное, да, вот мы с тобой ходим на работу, например, получаем зарплату на карточку. Здесь получаем, а тут её тратим. Ну, 50 тысяч получил, 50 потратил, наверное, или 40 – «чиркан» отложил. Но если ты 50 получил, а потратил с этой карточки 150, ну у властей закономерный интерес – а как это у тебя так получилось? И должен будешь объяснять. А в итоге эта, как её, налоговая отчётность, ты же ежегодно должен отчитываться, чего ты потратил, и, например, если ты вдруг вселился в какие-то хоромы, расскажи, на какие шиши ты их построил. Почему это… вот эти вот дурацкие какие-то там победы над коррупциями – метод-то примитивный, давайте.

Клим Жуков. Тем более сейчас вообще даже товарища оперуполномоченного напрягать не надо, робот же будет следить.

Д.Ю. Так точно. Чего вы тут изобретаете, ёлы-палы? Вот…

Клим Жуков. Роботу-то всё равно: вот приход 50, а вот расход 200 – красная лампочка тык!

Д.Ю. Да, помнишь, когда эти, как их, камеры только начинали вешать, которые скорость меряют, пересечение разметки – ну там, естественно, дикий вой сразу.

Клим Жуков. Электронный концлагерь.

Д.Ю. Да, а они, значит, там одни номера будут штрафовать, а другие номера не будут штрафовать. Ну вот время идёт, я ежедневно 100 км проезжаю – туда 50 и обратно 50, мне, например, видно, как граждане ездят – граждане в массе 110 км/ч, где разрешено 110, это достаточно быстро, вот достаточно быстро, 120 не едет уже практически никто. Ну, превышать можно на 20 пока, так ездят единицы просто. Что ж они так? Ну, во-первых, вменяемые в большинстве-то, не надо там носиться, как умалишённые, во-вторых, а нахера платить-то? Ну а в-третьих, вдруг оказалось, что когда тебе заряжают 500 рублей штрафа, а ты сразу оплатишь, то это 250 – обман, конечно, там 290 получается, но всё равно. А вот телефон, а вот два тычка, и ты уже за всё заплатил. Тоже, конечно, не очень, должна СМС-ка приходить: «Поздравляю, вы…»

Клим Жуков. Балбес!

Д.Ю. «…на 5 тысяч превысили».

Клим Жуков. «Удачи в ваших начинаниях!»

Д.Ю. «И удачи на дорогах!», да-да. Ну в общем, неясно, но то, что отказался, правильно.

Клим Жуков. У него вариантов-то никаких, уж если он не допёр деньги спрятать, то уж, наверное, догадался бы сказать: «Это не моё!» «О, новый «воронок без спецназа!» - говорит Хэнк Шрейдер.

Д.Ю. Да, это интересно, кстати: им, действительно, всё это к ним зачисляется? Т.е. в это подразделение деньги уходят?

Клим Жуков. Я не знаю, в кино так сказали.

Д.Ю. Ну масса комментариев: «А почему вы всё время Пинкмана называете малолетним дебилом?» - ну вот вам пример, в общем.

Клим Жуков. Потому что он ведёт себя, как малолетний дебил.

Д.Ю. 65 тысяч долларов – это годовая зарплата приличная американская. Более чем приличная.

Клим Жуков. Это больше, чем Уолтер Уайт получал в школе, на двадцатку. За год!

Д.Ю. Так точно. Наличными – налоги платить не надо.

Клим Жуков. Да. И тот, конечно, заходит с козырей, а именно: привозят дона Гектора Саламанку, который свидетель всех этих безобразий, и спрашивают: «Это он был у вас дома?», на что дон Гектор, замерев с пальцем над звонком своим этим инвалидным, одним глазом с ненавистью смотрит на Пинкмана, а другим глазом с ненавистью смотрит на ментов и не звонит, потому что человек урка, ему западло стучать, нельзя ни в коем случае. И всё, и ничего не говорит, и в конце концов он… вот тут Гектор Саламанка выступил на все деньги вообще, потому что на вопрос Хэнка Шрейдера: «Это он у вас был? Не хотите ничего мне рассказать?» - парализованный дедушка из последних сил приподнялся, насрал и обоссался прямо тут же и сказал так: «Оооо!» Хэнк Шрейдер так: «Ну, видимо, нет».

Д.Ю. А это, кстати, повторимся, это весьма показательный момент: если ты живёшь по понятиям, ни к каким ментам нельзя обращаться ни в коем случае, любое содействие и сотрудничество решительно отвергается. Вот Лёха Навальный, например, пишет доносы на какого-нибудь этого Марцинкевича, как его – помнишь, там этот…

Клим Жуков. Тесак который?

Д.Ю. …половым органом педофилов по башке… предполагаемых педофилов бил по башке. Лёхе не западло обращаться в полицию. Это вообще, это никаких понятий у людей принципиально нет. Что можно ждать от оппозиционера, обращающегося в полицию? Тьфу, блин!

Клим Жуков. Зато Стив Гомес с гордостью говорит, что это мексиканский урка старых понятий, 17 лет в Сан-Квентине пёр в отказ, и ты думал, что он будет стучать?

Д.Ю. «There is no school like old school. I'm the fucking schoolmaster!»

Клим Жуков. «Нет лучше школы, чем старая, я в ней, бля, директор!» Во! «Рок-н-рольщик» – отличное кино! Но с другой стороны, конечно, тут тоже отлично сцена сделана, что Шрейдер-то видит – опытный человек, видимо, там, не первый десяток лет уже службу тянет – что у Пинкмана рыло в пушку, это точно наркоторговец, может, конечно, мелкий и сам-то он ничего не решает, но, видимо, знает того, кто решает. То, что он не «колется» - это понятно, он сразу и не будет «колоться», но отпускать-то как такого говнюка? «Что, - говорит Стив Гомес, - ты повёлся на его гнилой развод?» Он говорит: «Лучше я поведусь на его гнилой развод, чем поверю, что это чмо застрелило Туко».

Д.Ю. Ну, это ключевой момент – определить связи персонажей, например, кто у тебя брат-сестра, папа-мама, с кем ты дружишь, с кем ты сидел, с кем ты бегаешь, как это у нас говорят? А дальше из этого произрастает всё остальное: кто-нибудь где-нибудь влетит и: что ты хочешь – 3 года в Крестах баланду развозить или 8 лет на лесоповале? Выбор катастрофически сужается, да, и вот ты уже баландёром, и вот ты уже все записки, полученные из одной хаты, сначала несёшь к нам в оперчасть, мы там изба-читальня, сидим читаем, а потом передаёшь туда, куда надо, да. Связи – первейшее дело, поэтому когда появилась социальная сеть «Вконтакте», я тебе рассказывал, наверное, как ко мне мой начальник бывший пришёл с вопросом, чем ты занимаешься, я ему принялся рассказывать, тогда никому было не понятно, что такое интернет и зачем оно надо. Я говорю: «А вот смотри, а вот такая есть, смотри: вот человек, а вот его друзья, там, а вот это…» - «Это что – они сами про себя пишут?!» - «Да!» И там вообще ничего не надо, ты же сам себе всё это кубло определил, где у тебя кто – так удобно стало, это вообще! Т.е. я считаю, что от спецслужб Паше Дурову должны, и этому Цукербергу…

Клим Жуков. Оскара дать, да.

Д.Ю. …да, просто мега-Оскара – очень удобно!

Клим Жуков. Тем не менее мистер Пинкман связывается с мистером Уайтом и рассказывает ему про свои довольно сложные стеснённые обстоятельства, типа: «Так и так, твой козлина отмёл у меня все бабки. Что будем делать?» - на что ему Уолтер Уайт говорит: «Сейчас я из больнички выйду и снова будем варить». На что Пинкман говорит: «Ты опять хочешь варить?» Ну это, конечно, гениальная фраза, сценаристы молодцы – говорит: «А что-то изменилось?» В самом деле, а что – вот люди уже всё, они уже по пояс в говне, соответственно, им только дальше нырять, уже всё – выбраться невозможно, раз начал – всё, финиш.

Д.Ю. Ну а зачем выбираться-то? Если такое управленческое решение принято, непонятно, зачем отказываться, это же деньги. Речь всё время про деньги.

Клим Жуков. Да. И вспомнив как раз про деньги – хорошо, что ты напомнил – а мистеру Уайту напомнил Пинкман, который потребовал половину уайтовских денег себе, потому что они же договаривались напополам всё делить. Ну конечно, Уайт немножко в шоке – типа того, что «это ты свои деньги…»

Д.Ю. Немного фраппирован.

Клим Жуков. …да, «ты свои деньги зачем-то оставил в машине, причём тут мои деньги?» Кстати, по этому поводу я дальше скажу, что он тоже не совсем прав, прямо скажем. Ну так вот…

Д.Ю. Как то раз у нас – я тебе не рассказывал отличный случай, как у нас оркестр одного уважаемого заведения прилетел в Пулково, сел в автобус, по-моему, в 2, и поехали из Пулково в Питер, а их тут же тормознули дерзкие пацаны и начали грабить, начиная от входа, у всех отнимая бабки. Ну как ты понимаешь, они шли с начала, а в конце автобуса уже поняли, что происходит, и деньги начали прятать, но не все догадались, ёлы-палы. Ну естественно, всех обобрали там на какую-то серьёзную сумму, я уж не помню – там тысяч на 50 или на 40 баксов, по тем временам космос был! Ну, убежали грабители, забрав деньги, и тут же возник в автобусе конфликт, потому что задние заорали: «Слава тебе Господи, я догадался спрятать!», а передние закричали: «Надо их поделить, эти деньги!» «Во!» - закричали с задних сидений. Это богемная эта самая – ой, красота была, вообще!

Клим Жуков. Да. А дальше тоже одна из лучших сцен вообще даже не в эпизоде, а, наверное, в сезоне, очень круто сделана – когда мистер Уайт сбегает из больнички, прибегает домой, срочно все бабки перепрятывает, а также пистолет, револьвертик Ruger перепрятывает в вентиляцию, завинчивает её, а при этом домой возвращается жена и ребёнок, и он там это, через полуприкрытую дверь слушает, что они там говорят, о чём рассуждают, а сам он показаться не может – такая метафора вообще всего фильма в принципе, что у человека две жизни вот с этого момента стало, и одну жизнь он вообще семье показать не в состоянии, если не хочет, конечно, чтобы его семья была полностью в курсе и стала соучастницей всех его гнусных делишек. И с одной стороны, он в тени – прямо это решено при помощи света и камеры отлично, когда он в тени, а семья на свету. И он так же незамеченный выбирается из дома через чёрный ход, садится на автобус, и его там мотает в этом автобусе – так это, конечно, сделано круто! И в самом конце автобуса, абсолютно пустого, реклама HBO, сзади болтается. Очень, очень талантливо сделано!

Д.Ю. С умыслом, да.

Клим Жуков. Да. И он обратно забирается в больницу себе втыкает в вену иглу капельницы так яростно, и вроде как никуда и не уходил.

Д.Ю. Как-то раз, я помню, залёг в больницу нечаянно: на работе как-то я был занят реставрацией ротонды при дворце князя Бобринского, это на углу, где Новая Голландия, там Крюков канал, или какой?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Вот, я там в столовую ходил, и в столовой в один день я нажрался блинов с мясом, а на следующий день я пришёл и увидел, что ещё два блина осталось. А передо мной человека три стояло. Я думаю: «Ведь сожрут мои блины!» Но так мне повезло, что их не сожрали, а они, видимо, всю ночь не в холодильнике лежали, а там, и я их сожрал, и потом я поехал домой, и короче, в течение там, я не знаю, 40 минут, пока я до дома ехал, меня как скрутило, блин! Т.е. пищевое отравление. Меня как поволокли в… там «неотложка», в больницу, ёлы-палы – ну всё как положено. Я всех этих любителей рассказывать про ужасы полиции всё время спрашиваю, как часто вы с медициной общаетесь, потому что там с ужасами полный порядок. Ну и короче, там меня с грехом пополам: 1,5 часа «неотложка» ехала, час я валялся в приёмном покое, думал, кони двину там вообще, потом меня в хирургическое отделение, я даже не понял поначалу… ну чувствую, что башкой вперёд везут – вроде, ещё ничего. Там всё занято – ну это же дежурная больница, куда всех свозят, меня там в коридоре у стеночки положили, и всю ночь там они сюда живых, оттуда мёртвых, там лифт, в который они там ногами стучат, там кнопки в СССР бесполезные были, поэтому там три удара – это третий этаж, спать невозможно, но мне капельницу воткнули, и я вырубился благополучно. Утром проснулся от того, что надо мной что-то шуршит. Глаза открыл, а я у стены в коридоре, а там доски прибиты, чтобы – мимо проползают, руками держатся надо мной. А у меня уже ничего не болит. я заозирался: что такое? Слышу какой-то непонятный скрежет бритвы, повернул голову – там бабку готовят к операции, бреют ей лобок. Вот это я попал, ё-моё, блин! Ну и короче…

Клим Жуков. Сразу выздоровел?

Д.Ю. Ну я-то выздоровел, но меня советская медицина отказывалась выписывать, пока не определит, так сказать, что там со мной такое, может у тебя там какие-нибудь панкреатиты, гастриты и ещё чёрт-те что. Короче, меня из коридора переложили в палату, и там напротив меня лежал алкоголик, и у алкоголика были воткнуты все эти иглы, и приклеены, и он всё время капельницы себе вставлял, включал – полежит, выключит, пойдёт покурит, вернётся обратно, прекрасно себя чувствует.

Клим Жуков. Опытный.

Д.Ю. А с другой стороны лежал безумный дедушка, который уже вообще нихера не соображал, а напротив него лежал дедушка, который соображал, но у него была межрёберная невралгия, и он ни встать, ни ходить не мог, только вот так вот еле дышал, а по ночам безумный дедушка вскакивал и на него падал, блин. Там такой пипец был, вообще! А алкоголик тут же бежал к медсёстрам, договаривался с ними: дайте этому безумному каких-нибудь таблеток или уколите его чем-нибудь, чтобы он это, прекратил тут…

Клим Жуков. Прыжки.

Д.Ю. …лютовать. В итоге безумный дедушка помер, блин, в этой… Там больница отличная, мне очень понравилась. Ещё мне там клизму поставили на всякий случай: «Ложитесь на бочок» - я лёг, там как… так засадили, что я аж глаза руками держал. Я говорю: «Больно, блин!» - а мне: «А у нас в больнице всё больно!»

Клим Жуков. «Штирлиц, больно – это наша профессия».

Д.Ю. В общем, про капельницу у меня самые замечательные воспоминания.

Клим Жуков. Я помню – я замечательно попал в больницу с переломом правой ноги, мне коллеги по опасному средневековому бизнесу алебардой засадили в ногу и немножко её испортили. Я потом два дня пил водку на даче, думая, что у меня ушиб – оказалось, нет.

Д.Ю. Не только, да.

Клим Жуков. По возвращению в Ленинград пришлось вызывать «скорую», меня отвезли в Александровскую истребительную – это на проспекте Коллонтай.

Д.Ю. 25 Октября?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Это же для алкашей больница.

Клим Жуков. Ну там я сижу в приёмном покое ночью летом, и такое ощущение, что где-то рядом Сталинград гремит, потому что туда людей завозят просто, не знаю, тоннами.

Д.Ю. Повзводно, блин.

Клим Жуков. И я понимаю, что у меня всего лишь одна, чёрт возьми, сломанная косточка, что я тут делаю вообще? Рядом со мной сидел чувак, у которого вместо головы был шар из марли и ваты с тремя дырками вот так вот, напротив глаз и носоротового участка, а т.к. дружить мне было больше не с кем, я стал дружить с ним. Я говорю: «Что с тобой случилось?» Он такой: «Да мы с мужиками пили водку у гаражей, короче, Толян и Васёк решили пошутить – они мне, короче, сзади досками по ушам как въебут!» Я думал: вот шутка так шутка! Я ещё бы полчаса посидел в очереди, и у меня бы нога сама заросла, я бы просто убежал. Вот так вот.

Да, словом, возвращаемся к кино: этот с капельницей, Шрейдер на работе рассматривает, как эти воруют метиламин, ещё раз любимую видеозапись пересматривает, потому что, с одной стороны, метамфетамина-то как-то мало стало, потому что вроде как Туко-то того, торговать некому, но есть голубой метамфетамин, новый совершенно, который очень чистый, самый чистый, вот такой же, как у этого Крейзи-8 нашли, прямо огонь! Видимо, это прямо как-то всё взаимосвязано, только вот, говорит, как взаимосвязано? Связи найти. Ну и тут, конечно, Стив Гомес ловко говорит: «Пойдём выпьем, я тебя угощаю». Тут мало кто понимает – его Шрейдер спрашивает: «Что уже 5 мая наступило?» 5 мая – это один из национальных праздников в Мексике, это 5 мая 1862 года – победа в битве при Пуэбле, когда французов поднагнули, Игнасио Сарагоса такой был, мексиканское ополчение разбило регулярный французский корпус экспедиционный. Ну, мексиканцы простили себе долги все: испанцам, англичанам и французам. Они торчали денег, но тогда времена были немножко попроще, они вместо того, чтобы как-то это в Гаагском трибунале рассматривать, или где там это положено решать, они просто послали войска сразу.

Д.Ю. «Чего с вами разговаривать», да.

Клим Жуков. Да, ну и вот Игнасио Сарагоса французов хлопнул, ловко очень, это теперь их национальный праздник, хотя, конечно, войну-то они проиграли – это вот он на это намекает.

Д.Ю. К чему это ты, да?

Клим Жуков. Это Синко де Майо праздник. У них, кстати говоря, прикольно: в Мексике, если я не ошибаюсь, 21 праздник в году.

Д.Ю. Это много?

Клим Жуков. Ну они постоянно, по-моему, на выходных…

Д.Ю. На кочерге, блин!

Клим Жуков. …пребывают.

Д.Ю. А помнишь, в «Капитане Бладе» был испанский галеон «Синко Льягос» - что это такое? «Майская роза» какая-нибудь?

Клим Жуков. «Синко» - это «пять». Ну, смотря как пишется, надо посмотреть, я же так не скажу.

Д.Ю. Я тоже, я только по-русски читал, не знаю. Ну-ну? Так – Гомес проставляется так?

Клим Жуков. Ну на самом деле, конечно, он просто его выманивал из кабинета, а на самом деле его ж поздравляли с ликвидацией Туки, возможным повышением и подарили ему такой плексигласовый куб, куда были в стразах от Сваровски накладные зубы гламурного Туки вделаны – вот такой хороший подарок!

Д.Ю. Отличный. Ты не смотрел х/ф «Лунный свет»? Бред про мальчика-гомосексуалиста, лауреат всех мыслимых и немыслимых наград.

Клим Жуков. А, нет, не смотрел. Я когда узнал, про что, я отказался смотреть.

Д.Ю. Я чисто из энтомологического интереса смотрю, мы с Дементием вдвоём смотрели, и там самый ключевой кадр был когда мальчик вырос в огроменного негрилу просто – такие плечи, такие руки, я не знаю, что они там жрут вообще, там плечи просто как мячи баскетбольные, там такой здоровый! Ну и он там: хы – и у него все зубы золотые. Думаю: вот это да! У нас пацаны из цыганских и узбекских диаспор…

Клим Жуков. Обзавидовались бы.

Д.Ю. …вспотели бы от зависти, да. А его, короче, там зовут жрать, сажают есть, и он берёт зубочистку, ломает и этой зубочисткой чик-чик – и снимает, это, оказывается, коронки.

Дементий. Тьфу, блять!

Д.Ю. Мы с Дементием обалдели просто!

Клим Жуков. Комментарий по существу.

Д.Ю. Да, это что такое вообще? Видимо, и у Туки вот такие же.

Клим Жуков. Нет, это же накладные, модные, как это в фильме «8,5 долларов», когда Бондарчук говорит Охлобыстину: «Я тебе сейчас пальцем зуб расшатаю!» Он говорит: «Надеюсь, вы этого не сделаете, потому что это модная фикса».

Д.Ю. Мик Джаггер когда-то, из группы «Rolling Stones» себе бриллиант там засверлил, в зуб вставил бриллиант или изумруд, я уже не помню. Ходил радостно улыбался.

Клим Жуков. Такое ощущение, что дырка в зубе.

Д.Ю. Да, что-то не прижилось, да, а то бы сейчас все дебилы наши вставляли.

Клим Жуков. Ну это же в «Старике Хоттабыче», когда старик Хоттабыч, когда к нему брат-джинн прибыл на побывку…

Д.Ю. Бриллиантовые зубы.

Клим Жуков. …он себе наколдовал золотые зубы, а т.к. брат круче, он наколдовал себе бриллиантовые зубы, но постоянно резал себе губы, и их не было видно, потому что чистейший бриллиант чистой воды, казалось, что вообще зубов нет.

Д.Ю. Я боюсь, Мик Джаггер «Старика Хоттабыча» не читал.

Клим Жуков. Скорее всего, нет, а так бы тоже сделал себе все бриллиантовые зубы и тоже резал бы себе губы.

Д.Ю. Они, кстати, видимо имеют в виду алмазные. Мы уже обсуждали, и я с удивлением для себя узнал, что бриллиант – это способ огранки…

Клим Жуков. Конечно.

Д.Ю. …а не сам алмаз.

Клим Жуков. Сколь там – 64, что ли, грани там специальным образом.

Д.Ю. Чтобы правильно блестело.

Клим Жуков. Да, заключает фильм сцена, когда Уолтер Уайт оказывается наконец дома, его выпустили из больницы, причём там тоже, конечно, классно – сцена его демобилизации, когда он уговаривает доктора его выпустить, говорит: «Как насчёт врачебной тайны?», он там ему докладывает, что никакого у него состояния фуги не было, он всё это сымитировал, чтобы просто сбежать из дома, потому что ему хреново очень. Ну его это, выпустили, и вот прекрасная жена, вообще, на все деньги, что называется, жена: муж ложится спать, только что, блин, из больницы вышедший, она говорит: «Где у тебя второй телефон?» Ну потому что звонок-то у него же был, когда он уходил из дома, у него был звонок, а когда его пытались отследить, на его родном номере в телефонной станции звонка никакого не поступало. Эта ничего умнее не придумывает, как вот… муж, во-первых, при смерти, чудом вернулся домой, только что из больницы, и тут нужно ему выебать мозги.

Д.Ю. Ну блин, тут вот во мне всё время борется: т.е. вот, с одной стороны, вроде это и жизненно, потому что таких идиоток лично я знаю батальон примерно.

Клим Жуков. И я!

Д.Ю. Да, вот куда, зачем… Это, ты знаешь, как с алкоголизмом: вот пришёл домой пьяный, вот какой смысл сейчас на меня орать? Я не про себя, а про усреднённого гражданина. Вот я пьяный, женщина начинает орать – смысл? Вот пьяный, он ничего не соображает, вот сейчас ты в рыло получишь…

Клим Жуков. Очень может быть.

Д.Ю. Таких примеров вокруг меня…

Клим Жуков. Тоже масса.

Д.Ю. …тоже навалом. Вот у тебя уже сломанный нос, вот уже пара вот таких бланшей от сломанного носа, там секло – красота какая, да? Вот зачем ты это делала? Вот вроде, если здравомыслие присутствует, ну пусть проспится, он никуда не денется, пусть проспится, а завтра ты ему мозги отсношаешь так, что ему в десять раз хуже будет, а нос у тебя будет цел. Ну и тут вот… С одной стороны, понятно, что это для, так сказать…

Клим Жуков. Накала.

Д.Ю. …развития сюжета, да, надо поддерживать и плюс так серию завершить – это очень правильно: ах, как получилось-то, а?! С другой стороны, ты же дура полная вообще!

Клим Жуков. Не, ну что, собственно говоря, и требовалось от сценариста – нарисовать… ну и режиссёра, конечно – нарисовать полную дуру, потому что она такая и есть.

Д.Ю. Ну и повторюсь: все актёры, которые больше всего бесят – это самые хорошие актёры, это отдельное особое искусство – приводить зрителя в ярость сезон за сезоном: какая же ты тварь и дура, блин! Молодец!

Клим Жуков. Вот, всё – серия кончилась.

Д.Ю. Продолжаем наше исследование.

Клим Жуков. Так точно.

Д.Ю. А на сегодня всё.


В новостях

13.10.19 13:31 Breaking Bad с Климом Жуковбергом — второй сезон, третья серия, комментарии: 32


Комментарии
Goblin рекомендует заказывать разработку сайтов в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 2

sibvaleo.net
отправлено 13.10.19 13:33 | ответить | цитировать # 1


В свете появления фильма "Эль камино" придется таки пересмотреть хотя бы пятый сезон!


lavageth
отправлено 15.10.19 14:26 | ответить | цитировать # 2


По-поводу горелой лысины.
Если вы смогли заметить, то видимо там календарная зима, так как WW регулярно ходит в кожаной куртке, ну этот ДМ - он и вовсе весь в тряпье постоянно. Так что может и не напекло!



cтраницы: 1 всего: 2

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудио в Spotify

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк